Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Tepka

Шнелльботы - немецкие торпедные катера времен Второй мировой войны

В этой теме 34 комментария

Рекомендуемые комментарии

122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

 

 

8092345d5bce.jpg

 

 

Шнелльбот (нем. Schnell boot (S-boot), англ. Enemy boat (E-boat)) - общее название класса немецких военных кораблей малого водоизмещения, обладающих большой скоростью и обладающих, в качестве главного вооружения, стационарными торпедными аппаратами.

 

В конце 1928 г. внимание специалистов привлекла моторная яхта «Охека II». построенная Люрсеном по заказу американского финансового магната немецкого происхождения Отто-Германа Кана. Она имела водоизмешаюший корпус с круглоскулыми обводами в носовой части, переходящими в почти плоское днище. Конструкция корпуса была весьма новаторской для своего времени: набор из легких сплавов и деревянная обшивка, что позволяло существенно снизить его вес. Три бензиновых двигателя «Майбах» мощностью по 550 л.с. разгоняли яхту водоизмещением 22,5 т и длиной 22,5 м до 34 узлов, делая ее самым быстроходным судном в своем классе. Совокупность скоростных и мореходных качеств придавала проекту значительный потенциал для военного применения.

 

Яхта «Охека II»

 

В ноябре 1929 г. фирма «Фр. Люрсен» получила заказ на первый по-настоящему боевой катер. Взяв за основу проект «Охека». конструкторы пошли на существенное увеличение водоизмещения (почти вдвое — до 51,5 т). чтобы компенсировать момент, создаваемый высокорасположенными торпедами. Умеренные требования к скорости поволяли отказаться от целого ряда сомни-тельных «новаций» — таких как редан, дюралевый корпус и желобные торпедные аппараты. Катер оснащался тремя бензомоторами «Даймлер-Бенц» по 900 л. с. и одним 100-сильным мотором «Майбах» экономического хода. Хотя на испытаниях ему удалось достичь скорости всего 34,2 узла, мореходность и дальность плавания оказались вполне приемлемыми, поэтому военные согласились на компромисс. Вооружение составляли два носовых торпедных аппарата (первоначально 500-мм. затем 533-мм) с двумя запасными торпедами и зенитный пулемет, замененный вскоре на 20-мм автомати ческую пушку. Вступив в строй Рейхсмарине 7 августа 1930 г.. катер с интервалом в год трижды менял свое обозначение: сначала UZ(S)-16, затем W-1 (Wachtbool — сторожевой катер) и, наконец, S-1 (Schnellboot — быстроходный катер). У моряков он получил шутливое название «Мэксхен» («Маленький Макс»). Именно S-1 суждено было стать родоначальником семейства «шнелльботов».

 

 gsfBQtahNeM.jpg

 

До сентября 1939 г. для германского флота было построено 23 «шнелльбота». С учетом того, что 5 из них к тому времени успели продать в Испанию, во Вторую мировую войну Кригсмарине вступили с 18 торпедными катерами. До конца 1939 г. в строй вошли еще четыре; за 1940, 1941, 1942 и 1943 годы было построено соответственно 20, 31, 41 и 38 «торпедоносцев». На 1944 год приходится пик их производства — 65 единиц; еще 14 немцы успели изготовить за четыре месяца 1945-го. Если прибавить к этому 14 катеров, поставленных Германией на экспорт, то получится, что за 1933—1945 гг. было изготовлено ровно 250 «шнелльботов». Львиная их доля (182 единицы) была создана на верфях фирмы «Люрсен»; на долю верфи «Шлихтинг» пришлась 51 единица, «Данцигский вагоностроительный завод» и голландская верфь «Густо» построили 9 и 8 катеров соответственно.

 

Динамика изменения численности немецких торпедных катеров в годы Второй мировой войны (вступило в строй/потерянно/в строю)

  1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945
январь   -/-/21 1-/31 2/-/60 2/1/90 5/1/107 4/5/105
февраль   -/-/21 4/-/35 2/1/61 4/3/91 4/2/109 4/3/104
март   2/-/23 3/-/38 4/1/61 3/4/90 6/2/113 3/6/101
апрель   1/-/24 2/-/40 3/-/62 3/-/93 4/2/115 3/3/101
май   2/-/26 2/-/42 3/2/63 4/-/97 5/2/118 -/9/92
июнь   1/2/25 3/2/43 6/-/69 2/4/93 5/19/104  
июль   2/1/26 3/-/46 4/-/73 3/5/91 8/2/110  
август -/-/18 2/-/28 3/-/49 2/-/75 4/1/94 9/20/99  
сентябрь 1/1/18 3/-/25 3/-/52 6/1/80 3/1/96 5/7/97  
октябрь -/-/18 -/1/24 2/-/54 3/-/83 4/2/98 7/2/102  
ноябрь 1/-/19 5/1/28 1/1/54 3/-/86 1/1/98 1/-/103  
дакбрь 2/-/21 2/-/30 4/-/58 3/-/89 5/-/103 6/3/106  

 

 

Необходимость снизить водоизмещение «шнелльботов» вынудило германских конструкторов всерьез заняться экспериментами с судостроительными материалами. В результате было установлено, что древесина — оптимальный материал для быстроходных катеров водоизмещением до 100 т. В отличие от стального корпуса повреждения деревянного при одинаковом воздействии имели гораздо меньшие размеры и легче устранялись. В то же время нагрузки, неизбежно возникающие в корпусе быстроходного катера водоизмещением более 50 т, требовали металлического набора. Эти обстоятельства и определили конструкцию корпуса.

 

Киль катера изготавливался из толстого дубового бруса с дополнительным усилением на участке с 10-го по 58-й шпангоут (в германском флоте их нумерация велась от кормы в нос). Продольные связи — также деревянные - выполнялись из так называемой орегонской сосны, но в районе фундаментов двигателей она заменялась дубом. После того, как S-17 в сентябре 1939 г. получил тяжелые штормовые повреждения, приведшие к его списанию, в конструкцию «шнелльботов» были введены продольные диагональные связи из легкого сплава.

Расстояние от киля до верхней палубы составляло 2,9 м. На отсеки корпус делился семью переборками, попутно служившими для зашиты экипажа от пуль и осколков. Фундаменты дизелей делались из судостроительной стали марки St52.

Обшивка катеров была диагональной, двухслойной: внутренний слой — из 10-мм древесины белого кедра или лиственницы; внешний — толщиной 18 мм — из красного дерева. На серии S-26 толщину слоев увеличили до 12 и 21 мм соответственно. Межслойное пространство прокладывалось марлей. Увеличение к концу войны веса корпуса и стальной защиты заставило германских конструкторов, начиная с катера S-205 (август 1944 г.), ввести дополнительный, третий слой обшивки.

Корпус делился на восемь отсеков, нумеровавшихся со стороны кормы: I — рулевое устройство и две топливные цистерны по 2000 л; II — матросский кубрик на 14 человек, камбуз и погреб боеприпасов к стрелково-артиллерийскому вооружению; III —две топливные цистерны по 3150 л и одна на 1490 л; IV — дизель центрального вала и два дизель-генератора, а также пост ручного управления рулем; V — дизеля крайних валов; VI — две топливные цистерны по 3000 л, радиопост и каюта командира; VII — каюта боцмана, пятиместный кубрик унтер-офицеров, умывальник и гальюн; VIII отсек перед таранной переборкой имел малые размеры и не использовался.

 

Поперечное сечение отсеков

Рубка изготавливалась из легкого сплава толщиной 2,5 мм. За годы строительства «шнелльботов» ее конструкция претерпела ряд существенных изменений. На ранних катерах (до S-25 включительно) и серии S-30 командирская позиция располагалась за ветрозащитным щитом перед рубкой, страдая от забрызгивания и плохого обзора, особенно в кормовых секторах. Начиная с серии S-26. центр управления катером перенесли в среднюю часть рубки, приподняв его над уровнем палубы. Таким образом, сама рубка оказалась разделенной на три части: спереди находились путевой компас, штурвал, машинный телеграф и УКВ-радиостанция: в центре — мостик с прибором торпедной стрельбы и переговорными трубами: в кормовой части — штурманская рубка и тамбур.

S-67, вступивший в строй в марте 1942 г., получил опытную рубку конической формы из оргстекла с углами наклона боковых листов

30-40 град. Это позволило заметно снизить визуальную заметность катера, но сам материал был признан непрактичным, поэтому на S-68 (июнь 1942 г.) оргстекло заменили на алюминиево-магниевый сплав, а ветрозащитный козырек и верхние наклонные листы изготовили из 10-12-мм броневой «вотановской» стали. На S-100 (май 1943 г.) бронированной выполнялась уже вся рубка: толщина брони в верхней части составляла 10—12 мм, в лобовой — 10 мм, с бортов — 8 мм. Ее недостатком был лишь значительный вес, снижавший максимальную скорость катера примерно на 3 узла.

Все германские большие торпедные катера Второй мировой войны имели трехвальную дизельную силовую установку. Хронологически первыми на «шнелльботах» появились дизели фирмы MAN. На катерах S-6 — S-9 устанавливались моторы L7 Zu 19/30 — семицилиндровые, рядные, двухтактные, нереверсивные, двойного действия, максимальной мощностью 1200—1320 л.с. при 1000—1050 об./мин. Они были созданы на основе применявшихся на крейсерах типа «К» дизель-генераторов. Следующей разработкой фирмы стал L9 Zu 19/30 с увеличенным до девяти числом цилиндров и мощностью 1700 л.с. Этим мотором планировалось заменить предыдущую модель на указанных катерах, однако это оказалось невозможным из-за недостатка места. Наконец, для серии S-14 — S-17 фирма поставила 11-цилиндровые 2050-сильные дизели L11 Zu 19/30.

Опыт эксплуатации катеров, оснащенных «мановскими» двигателями, дал последним однозначно негативную оценку. Например, S-14 отправился на полную переборку моторов всего через 4 месяца после вступления в строй. Корнем всех проблем являлась рядная конструкция. Из-за вызванного ею высокого расположения центра тяжести двигателя при резких маневрах в нем возникали высокие напряжения. Впоследствии дизели MAN нашли широкое применение на моторных тральщиках («раумботах»), но для торпедных катеров были признаны непригодными.

Таким образом, монопольным поставщиком двигателей для «шнелльботов» стала фирма «Даймлер-Бенц». Ее четырехтактные V-образные реверсивные дизели показали себя вполне надежными. Более старым из них был 16-цилиндровый МВ-502. При 1550—1650 об/мин его мощность составляла 1200-1320 л.с. Впервые дизели этой модификации устанавливались на катерах серии S-10. Их недостаточная скорость заставила продолжить работы по созданию более мощных дизелей. Ими стали 20-цилиндровые МВ-501. мощность которых при том же числе оборотов возросла до 2000 л.с. Оснащенные этими моторами S-18 — S-25 показали на испытаниях 39.5-39.8 узла.

В конце 1941 г. появились новые модели дизелей — МВ-511 и МВ-512 вместо старых МВ-501 и МВ-502 соответственно. Оснащенные автоматизированными устройствами наддува, они давали мощность на 25% большую, чем раньше, в результате максимальная скорость катеров типа S-26 увеличилась до 41—42 узлов (крейсерская до 35), а у S-30 — до 36,6 уз. Вес 20-цилиндрового дизеля при этом вырос с 4220 до 4720 кг. Предпринимались меры по увеличению моторесурса, в результате чего на экспериментальном S-25 его удалось довести до 500 часов (для серийных катеров пределом считались 420 часов).

Следующий шаг в совершенствовании силовой установки был сделан в феврале 1944 г. когда на испытания вышел S-170 с моторами МВ-518. Мощность нового дизеля за счет улучшенной системы наддува была доведена до 3000 л.с. при 1720 об/мин, хотя масса по сравнению с предыдущим возросла всего на 90 кг. На испытаниях 21 марта 1944 г. S-170 развил скорость в 44,268 уз. и поддерживал ее в течение получаса. Правда, новый дизель обладал целым букетом «детских болезней», и его доводка несколько задержала ввод в строй катеров серии S-301, а серию S-701 пришлось оснастить проверенными МВ-511. К тому же близился конец войны, и кроме экспериментальных S-170 и S-228 Кригсмарине в 1945 г. получили лишь семь катеров с дизелями МВ-518.

Электроэнергией катера ранних серий снабжались от двух динамо-машин мощностью по 10 кВт., приводившихся в действие, как ни странно, бензиновыми двигателями, лишь на серии S-30 стоял один 7,5-кВт генератор. Начиная с S-26, все «шнелльботы» получили по два дизель-генератора суммарной мощностью 15 кВт (на серии S-151 — 12 кВт). Напряжение бортовой сети — 110 В постоянного тока. Основной потребитель электроэнергии — рулевые устройства, которых, как уже указывалось, на каждом катере было три (одно главное и два вспомогательных).

В движение катера приводились трехлопастными винтами. На S-6 — S-25 их диаметр составлял 123 см. на следующих — 108 или 110 см (первоначально на центральный и крайние валы ставились винты разного диаметра), на меньших по размерам катерах голландской постройки — 88 см.

Главным оружием «шнелльботов» являлись торпеды (Aal — «угри», как их называли немецкие моряки). Подавляющее большинство катеров имело два торпедных аппарата. Еще две торпеды могли приниматься в качестве запасных (перезарядка занимала 7—10 минут), но широко это практиковалось только в первую половину войны. На последних сериях, начиная с S-701 (июль 1944 г.), дополнительно появились еще два аппарата, способные стрелять торпедами в корму — для противодействия преследующим эсминцам.

 

Погрузка торпеды G7a на шнелльбот

В основном «шнелльботами» применялись парогазовые прямоходные торпеды G7a (7 — длина торпеды в метрах) с обычным контактным взрывателем, находившиеся на вооружении и катеров, и надводных кораблей, и подводных лодок. Поскольку катера производили атаки с дистанций, как правило, не превышавших 3000 м, торпеды настраивались на режим наибольшей скорости. Электроторпеды марки G7e «шнелльботами» практически не применялись из-за их медлительности.

В конце 30-х годов специально для торпедных катеров разрабатывалась торпеда G6a (длина 6,422 м, вес I528 кг) с увеличенной до 50 уз. скоростью, но добиться удовлетворительной надежности конструкторам не удалось, и работы были свернуты.

Неконтактные взрыватели появились в «москитном флоте» лишь в конце 1942 г. и применялись в крайне ограниченных количествах. Это было очевидным недостатком торпедного вооружения «шнелльботов»: опыт войны показал, что попадание контактной торпеды G7a часто приводило лишь к отрыву оконечностей атакуемого судна, в то время как неконтактный взрыв, как правило, приводил к его гибели.

«Умные» торпеды применялись достаточно редко. В период боев в бухте Сены (июнь-август 1944 г.) имелся единичный и мало результативный опыт использования акустических торпед Т5а и тихоходных маневрирующих торпед T3d. Более эффективной оказалась стрельба торпедами G7a с прибором маневрирования FAT. Известен случай, когда три катера, выпустив шесть торпед этого типа, добились пяти попаданий, потопив одно и повредив четыре судна типа «Либерти». Отсутствие необходимости в точном прицеливании увеличивало дистанцию пуска и, соответственно, уменьшало риск пострадать от действий противника.

Управление торпедной стрельбой осуществлялось при помощи установленного на мостике торпедного прицела. На первых катерах (до S-29 включительно) он был модели RZA-3, не позволявшей производить расчет установки прибора Обри. Начиная с S-30, все «шнелльботы» получили более совершенную модель RZA-S, снабженную механическим аналоговым вычислителем. Пеленг на цель вводился с бинокулярного прицела, а дистанция и скорость — при помощи ручек. После ввода данных в прибор, он вырабатывал параметры установки угла поворота прибора Обри, которые посредством выдвижных шпинделей с сервоприводами вводились в находящиеся в аппаратах торпеды.

Артиллерийское вооружение катеров к сентябрю 1939 года состояло из одного 20-мм автомата «Рейнметалл» С/30 (боезапас 3000 выстрелов) в установке L/30, монтировавшейся на кормовой площадке, и двух переносных 7,92-мм пулеметов MG 34. На крупных катерах, начиная с S-38, появилось второе орудие в люковой турели на полубаке. Катера серии S-30 получили пушку на полубак только в конце 1941-го. В дальнейшем из-за ограниченных размеров и без того невысокой скорости вооружение катеров этого типа не модернизировалось. Относительно низкие скорострельность (боевая — всего 120 выстрелов в минуту) и надежность 20-миллиметровок вызывали частые нарекания моряков, в результате чего в 1941-1942 годах на большинстве катеров их заменили на более совершенную модель С/38 (220 выстрелов в минуту).

 

 hFP5O_BApxw.jpg

Участившиеся стычки с британскими артиллерийскими катерами (MGB) заставили принять кардинальные меры по усилению вооружения «шнелльботов». Стандартная морская 37-мм полуавтоматическая пушка С/30 не годилась для этой цели из-за слишком низкой скорострельности (порядка 40 выстрелов в минуту). Единственной альтернативой были шведские 40-мм автоматы «Bofors». К октябрю 1942 г. по три катера в 1-й, 2-й и 4-й флотилиях и по два в 5-й и 6-й получили вместо 20-милиметровки на юте по одному «Bofors» с боекомплектом 2000 выстрелов. В обшей сложности перевооружено было 14 «шнелльботов»: S-29, S-39, S-42, S-44 - S-46, S-51, S-81 - S-83, S-98, S-99, S-112, S-117. Невысокая скорострельность и отсутствие бронебойных снарядов заставили командование Кригсмарине воздержаться от более широкого распространения «Bofors» на катерах.

Другого пригодного для установки на торпедные катера вооружения у немцев просто не было. Перспективная 50-мм пушка Flak 41 весила более 3 тонн, специальный катерный вариант 30-мм авиационной пушки МК-103 находился пока в стадии разработки. Поэтому командирам катеров часто приходилось импровизировать. В результате кормовую огневую точку чаше всего оснащали спаренным 20-мм автоматом, изредка (например, на S-65) заменяемым счетверенным — так называемым «фирлингом». Дополнительно оборудовалась огневая точка за рубкой, куда мог ставиться одноствольный или спаренный 20-мм автомат, спаренный или строенный 15-мм пулемет MG-151/15. Есть свидетельства применения на «шнелльботах» авиационных 20-мм пушек MG FF в импровизированных установках. Число пулеметов винтовочного калибра могло достигать восьми В начале 1944 года на вооружение наконец-то поступили 30-мм автоматы (в основном на новые катера, начиная с S-170), а позади рубки практически на всех сохранившихся «шнелльботах» установили спаренные С/38. В конце 1944-го кормовая точка стала оборудоваться одноствольной 37-мм (модифицированной армейской Flak 36 или ее морским аналогом М42) либо 40-мм пушкой. Планировавшееся перевооружение всех установок на полубаке на 30-мм орудие МК-103 удалось осуществить лишь частично. Спаренную 30-мм установку так и не разработали, вместо нее новые катера получали две одноорудийные установки с МК-103 либо орудия старых типов.

В 1944 году часть катеров вооружили 86-мм системой залпового огня RAG М42 для  стрельбы зенитными ракетами (боекомплект — 30 осколочных и 60 осветительных ракет). Все «шнелльботы» оборудовались двумя кормовыми бомбосбрасывателями с боекомплектом в шесть глубинных бомб WBF (масса — 139 кг). Помимо основной — противолодочной — функции, бомбы играли роль средства зашиты от преследователей — для этого их сбрасывали в кильватерную струю. Столь же важным являлось наличие канистр с дымообразующим средством (Nebelkannen) — первоначально двух, впоследствии же их число достигало восьми, причем наряду с немецкими использовались французского производства. Время работы одной канистры — 20 мин.

В отличие от глубинных бомб, мины не входили в штатное вооружение катеров, хотя опыты по их применению начались еще до войны. Первая боевая минная постановка состоялась в ночь на 11 июля 1940 г. в британских водах. Впоследствии минное оружие широко использовались торпедными катерами, а к концу войны по результативности даже вышло на первое место.

 

QcyimApCMeM.jpg

 

Основной радиопост, располагавшийся под полубаком, оборудовался приемопередатчиком типа FuG/VaU (аналогичные устанавливались на летающих лодках Do-18). Приемный и передающий блоки радиостанции размещались в отдельных корпусах. Станция работала в телеграфном и телефонном режимах в диапазоне длинных и коротких волн и использовалась для связи с береговыми радиоцентрами и авиацией, получения циркулярных радиограмм и т.д. Главный пост обслуживался, как правило, двумя радистами. Третий радист находился в ходовой рубке и обслуживал УКВ-радиостанцию Lo-1-UK-35 тактической сети. Она имела небольшую мощность и использовалась для связи между катерами внутри флотилии или группы. При необходимости, пользоваться радиотелефоном мог командир катера — через специальные люк, связывающий мостик с рубкой. В качестве позывных катеров чаше всего употреблялись прозвища их командиров, впрочем, союзники поступали аналогичным образом.

Для сигнализации на ближних расстояниях применялись обычные сигнальные лампы и флажной семафор. Катера ранних серий оборудовались механическим семафором и сигнальными огнями на мачте. Однако в годы войны для снижения визуальной и радиолокационной заметности мачта в обязательном порядке демонтировалась, а начиная с S-38 ее перестали устанавливать вовсе.

Также в набор стандартного оборудования «шнелльботов» входил радиопеленгатор, кольцевая антенна которого устанавливалась на рубке позади мостика. Пеленгатор использовался для определения позиции катера по береговым радиомаякам и поиска судов.

Набор штурманского оборудования катеров был довольно примитивным — набор карт, секстанты и компас. «Шнелльботы» несли несколько магнитных компасов: на нактоузе в средней части корпуса (главный), в ходовой рубке (путевой), на мостике, в штурманской рубке, плюс несколько небольших резервных. Многие катера оборудовались эхолотом для облегчения плавания в мелководных районах.

Германские торпедные катера вступили во Вторую мировую войну, подобно катерам других флотов, не имея на вооружении сложных технических средств обнаружения противника, но если у союзников катерные радары появились уже в конце 1941 года, то немцы оказались в отстающих. Летом 1942 г. первый образец катерного радара, получившего обозначение FuMO-71, был установлен на S-112. Он представлял собой неподвижную многовибраторную антенну размером 1,6x1,3 м и позволял сканировать пространство в секторе около 35" по курсу. Следом аналогичным образом оснастили S-86, S-87 и по одному катеру в 6-й и 3-й (средиземноморской) флотилиях. Малая мощность и низкое расположение приемных антенн (на рубке) позволяли обнаруживать цели типа эсминец лишь на дистанции около 2000 м. крупный транспорт — 6000 м. Вариант радара FuMO-72 с вращающейся антенной, размещенной над рубкой, прозванный немецкими катерниками «гранатоуловителем», не был принят из-за стремления сохранить низкий силуэт.

В марте 1944 г. на вооружение поступила радиолокационная станция FuMO-62 «Хо-хентвилль-S», являвшаяся морской версией одноименного авиационного радара FuG-200. Дальность обнаружения увеличилась до 10 км при существенно лучшей точности, хотя размер антенны по-прежнему был значительным (1,2x1,2 м). К концу войны данную станцию имели шесть катеров: S-76, S-130, S-135, S-195, S-211 и S-212. Последним вариантом РЛС, которую пытались установить на «шнелльботах», стала FuMO-81 «Берлин», являвшаяся не чем иным, как попыткой воссоздать 9-сантиметровый радар союзников. При мощности излучателя 18—20 кВт эффективная дальность действия составляла порядка 30 км. Хотя в германских документах зафиксировано, как минимум, три случая установки данных устройств на торпедные катера (S-122. S-127 и S-302), в массовом количестве на вооружение они не поступали — сказались производственные трудности.

Другая, не менее важная техническая система обнаружения — станции радиотехнической разведки (обычно называемые радиолокационными детекторами), фиксировавшие излучение неприятельских радаров. Впервые они появились на катерах в конце 1942 года (прибор FuMB-1 «Метокс», установленный на S-70), однако были крайне немногочисленны, поскольку основным их потребителем являлся подводный флот. Ко второй половине 1943 года этими приборами оснастили 2-3 катера на флотилию, что позволило в значительной мере снизить показатель потерь от внезапных атак противника.

В начале 1944 г. на вооружение поступила станция радиотехнической разведки FuMB-29 «Бали», которая могла использоваться с приемниками FuMB-4 «Самос» (90— 470 МГц), FuMB-9 «Кипр-И» (146-264 МГц) или FuMB-10 «Боркум» (100-400 МГц), сигнал с которых поступал на блок индикации FuMZ-1. Специально для «шнелльботов» был разработан детектор FuMB-32 «Флорес» (110—300 МГц), отличавшийся компактной вращающейся антенной, располагавшейся на невысоком штоке. Для обнаружения излучения 9-см радаров союзников была создана станция FuMB-24 «Куба-1а», также идеально подходящая для размещения на торпедных катерах. Как правило, антенны двух последних станций устанавливались на общем штоке над штурманской рубкой и синхронно вращались находившимся там оператором. В середине 1944 года «шнелльботы» стали оснащаться детекторами сантиметрового диапазона «Наксос» (варианты FuMB-23 и FuMB-28), отличавшимися высокой чувствительностью. Их антенна ZA-290M размешалась под плексигласовым колпаком.

Действовавшие на Средиземном море катера типов S-30 и S-151 оснащались приборами FuMB-26 «Тунис», совмещавшими прямоугольную сеточную антенну «Ливия» (длина волны принимаемого излучения 2—20 см) и миниатюрный приемник 9-см излучения FuMB-ЗЗ «Лилипут».

Применялись немцами и другие средства радиоэлектронной борьбы — постановщики помех, создававшие ложные засветки на экранах вражеских радаров: буи «Тетис» и надувные баллоны «Афродита». Также имели место попытки создания специальных материалов, поглощающих или искажающих излучение вражеских радаров, — некий прообраз технологии «стэлс». Например, на S-147 в конце 1943 г. испытывалось покрытие «Netzhamd», представлявшее собой металлическую сетку, покрывавшую катер от ватерлинии до крыши рубки. Оно показало работоспособность на определенных длинах волн, но так и не было доведено до практического применения. Не вышли за стадию экспериментальных и разрабатывавшиеся приборы опознавания «свой-чужой» (FuKG).

Первые «шнелльботы» окрашивались в тра-диционный для германского флота светлосерый цвет (Hcllgrau 4). Методичные предвоенные эксперименты позволили установить, что в темное время более светлая окраска обладаем преимуществом перед темной, сливаясь с горизонтом. Эти выводы казались парадоксальными и шли в разрез с практикой начала века, когда немецкие миноносцы красились в матово-черный цвет, тем не менее, к началу войны общепринятой для вертикальных поверхностей торпедных катеров стала бледно-серая, почти белая окраска — так называемая «Schnellboorweiss». Подводная часть окрашивалась предотвращающим обрастание составом черного цвета (SchifTsbodenfarbe Grau 1). позже стал широко применяться кирпично-красный (SchifTsbodenfarbe Rot 5). Горизонтальные поверхности красились в черный, различные оттенки серого или, реже, зеленого цвета, хотя на Средиземном море наиболее распространенной была светло-зеленая (Hcllgrbn 35.1) или оливковая (Dunkelgrbn 35.3) окраска палуб. Для опознавания с воздуха на палубу или крышу рубки иногда наносились круги со свастикой, а на Средиземном и Черном морях практиковалась итальянская схема: диагональные красно-белые полосы на полубаке. Внутренние помещения имели темную окраску, чтобы глаза моряков легче привыкали к ночной темноте.

Во время войны ряд катеров полупи окраску для действий в светлое время суток. В период Норвежской кампании, участвовавшие в ней «шнелльботы» целиком перекрашивались в темно-серый цвет. Первые случаи применения камуфляжа приходятся на лето 1941 г. — на катерах, действовавших в финских шхерах. По одной из схем, поверх обычной «Schnellbootweiss» наносились небольшие продолговатые пятна различных оттенков серого и светло-коричневого (Hellbraun 36.1) цветов; по другой — более крупные темно-серые (Dunkelgrau 2) пятна разделялись волнообразными полосами синего цвета (Dunkelblau 33.3) — так называемые «тигровые полосы». Похожим образом, но более контрастно, окрашивались катера, действовавшие в фьордах Северной Норвегии. «Шнелльботы» с бронированными рубками камуфляжа, как правило, не несли — единственный достоверно известный случай имел место летом 1944 г.. когда действовавшие в Финском заливе катера 6-й флотилии камуфлировались большими неровными пятнами и полосами «Dunkelgrau».

 

"Балтийская" камуфляжная окраска

В военное время «шнелльботы» не несли бортовых номеров, зато, как и в подводных силах, их непременным атрибутом была развитая символика. Чаще всего на фальшборт наносились эмблемы флотилий, но во 2-й и 3-й флотилиях практиковались индивидуальные эмблемы катеров, а в 4-й и 8-й «гербы» соединений дублировались личными знаками командиров катеров. И лишь «шнелльботы» из состава учебных флотилий получали цифровое или буквенное обозначение.

 

 ofwHNGl9H5E.jpg

 

 

Тактика торпедных катеров времен Второй мировой войны, в т.ч. шнелльботов.

 

Хорошо описана пользователем KOTEHOK_HA_TT в этой теме.

Дублировать не вижу смысла.

 

Изменено пользователем Tepka
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв
Изменено пользователем Tepka
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Боевое применение (продолжение):

 

Средиземное море

 

Кратко

Конец 1941 года, Мальта: шнелльботы участвуют в минных постановках.

Март-май 1942 года: в общей сложности выставлено 577 мин. На них подорвались и затонули 2 эсминца – британский «Саутволд» и польский «Кужавьяк». Еще 2 эсминца, транспорт и тральщик получили повреждения.

6-7 мая 1942 года: артиллерийским огнем с катеров был потоплен малый охотник ML-130.

10 мая 1942 года: S-31 подорвался и затонул на собственной мине.

17 мая 1942 года: S-34 потоплен в результате случайного попадания с береговой батареи.

2-3 июня 1942 года: атакой катеров потоплен вооруженный транспорт, принятый шнелльботами за эсминец.

14-15 июня 1942 года: S-56 успешно торпедировал британский крейсер «Ньюкасл», но повреждения оказались не критическими. В ту же ночь S-55 торпедировал британский эсминец «Хэйсти», который из-за полученных повреждений был оставлен экипажем и затоплен.

12-13 августа 1942 года, Сицилийский пролив: S-30, S-36, S-58 и S-59 совместно с итальянскими торпедными катерами атаковали конвой (операция «Пьедестал»). Немецкие катера добились уничтожения транспорта «Вайранги». Итальянцы потопили крейсер «Манчестер» и 3 транспорта.

12 марта 1943 года: 6 катеров предприняли атаку на отряд британских эсминцев. В результате атаки S-55 успешно торпедировал и потопил эсминец «Лайтинг».

6 июля 1943 года: силами британской авиации потоплен S-59.

9-11 сентября 1943 года: S-54 и S-61 совершили прорыв из Таранто в Венецию. На минах, выставленных при уходе из Таранто, подорвался и затонул заградитель «Эбдиел». Через 2 дня катера потопили итальянскую канонерку «Аурора» и эсминец «Кьюентоно Селла», захватили войсковой транспорт «Леопарди».

10-11 сентября 1943 года, близ Салерно: катера 7-й флотилии потопили американский эсминец «Роуэн».

10 января 1944 года: S-55 был потоплен британской авиацией.

23 апреля 1944 года: S-54 подорвался на мине.

12 июня 1944 года: S-153 уничтожен в бою с английским эсминцем «Эггесфорд».

24 июля 1944 года: силами катеров уничтожен английский катер MTB-372.

25 октября 1944 года: силами британской авиации уничтожены S-158 и s-154.

Конец 1944 года, близ Триеста: S-157 уничтожен минометным огнем югославских партизан.

5 января 1945 года: шнелльботами уничтожен английский катер HDML-1163.

10 января 1945 года: S-33, S-58 и S-60 сели на мель и были уничтожены британской авиацией.

6 февраля 1945 года: S-36 и S-61 столкнулись из-за навигационной ошибки и восстановлению не подлежали.

3 мая 1945 года: оставшиеся на Адриатике шнелльботы подняли белый флаг и ушли в Анкону.

 

Подробно

 В конце 1941 года Кригсмарине от­крыло для себя новый театр военных действий — Средиземное море. Союз­ный итальянский флот, несмотря на численное превосходство и выгодное расположение баз, к этому времени полностью утратил стратегическую инициативу. Линии снабжения Афри­канского корпуса находились под по­стоянными ударами британских ВМС. Главной силой в планируемом контр­ударе должны были стать авиация и подводные лодки, однако командова­ние кригсмарине сочло необходимым развернуть здесь и торпедные катера, которые было возможно перевести по французской речной системе.

Особенность переброски заключа­лась в том, что минимальная ширина каналов составляла чуть больше 5 м, а это автоматически вычеркивало из списков стандартные катера серий S-26 и S-38. Меньшие размеры имели лишь «шнелльботы» типа S-30, которыми была укомплектована 3-я флоти­лия. Ее первая группа из пяти единиц покинула Вильгельмсхафен 7 октября 1941 года. Маршрут включал в себя переход в Роттердам, затем по Рейну до Страсбурга, а далее по системе ка­налов в реку Сона. В районе города Шалон катера пересекали демаркаци­онную линию неоккупированной части Франции и далее шли на юг с соблю­дением строгих мер маскировки. В час­тности, корпуса «шнелльботов» были окрашены в черный цвет, кормовую орудийную платформу скрывали фа­нерные щиты, флаги снимались. В та­ком виде «торпедоносцы» спускались на юг по Соне и Роне и наконец ***­дали в Лигурийское море. Переход первой группы завершился 18 ноября, второй (также из пяти единиц) из-за зимнего обмеления и замерзания рек окончился лишь 14 января 1942 года.

 

Катер, подготовленный для речной перевозки на Средиземноморье, обратите внимание на заделанные торпедные аппараты

QoUvLpG_Rfc.jpg

 

Первые ночные рейды «шнелльбо­тов» в районе Мальты оказались без­результатными. Тогда было принято решение использовать катера для за­градительных операций. Уже до конца 1941 года немцы выставили у острова 73 мины, а за март, апрель и первую половину мая следующего года «шнелльботы» 3-й флотилии выстави­ли 19 заграждений из 557 мин и 416 минных защитников. На этот раз не­мцам сопутствовал успех. Только из состава июньского конвоя на банках, выставленных катерниками, подорва­лись и погибли два эскортных мино­носца (британский «Саутволд» и поль­ский «Кужавьяк»), еще два эсминца, транспорт и тральщик получили по­вреждения. В ходе постановки в ночь на 7 мая 1942 года «шнелльботы» по­топили артогнем малый охотник ML-130 —первый корабль, уничтоженный ими на этом театре. Не обошлось и без потерь. Один из катеров —S-31 — 10 мая погиб от своей же мины, а спустя неделю S-34 стал жертвой случайного попадания с береговой батареи.

В начале мая на театр прибыла третья, и последняя группа из четырех катеров. Ввод ее в строй совпал по времени с решением перевести силы флотилии в восточную часть Средизем­ного моря, откуда она могла бы под­держивать с фланга новое наступление Роммеля в Киренаике. В качестве баз немцы планировали использовать бух­ту Суда на острове Крит и порт Дерна на африканском побережье. В конце месяца там базировалось уже 9 кате­ров. Успех был достигнут в первом же выходе в ночь на 3 июня, но потоплен­ный корабль, опознанный немцами как эсминец, в действительности оказал­ся вооруженным траулером.

Большое оживление у катерников вызвало сообщение об обнаружении у берегов Египта 11 июня 1942 года крупного конвоя, шедшего на Мальту (операция «Вигорес»). Шесть катеров флотилии, начиная с ночи 13 июня, вы­ходили на поиск неприятеля, но два первых патрулирования не принесли удачи, так как в этот момент конвой был еще далеко. В ночь на 15-е он при­близился настолько, что со «шнелль­ботов» смогли заметить осветительные бомбы, которыми самолеты люфтваф­фе указывали место нахождения про­тивника. Несмотря на то что при сбли­жении катера сами несколько раз были освещены своей же авиацией, для ан­гличан атака оказалась внезапной. Однако торпеды, вылущенные катера­ми S-59, S-58 и S-56, прошли мимо цели.

 

Схема атаки на конвой Вигорес

m619XqxUu3I.jpg

 

В то время, когда шла перезарядка торпедных аппаратов, с катера S-56 (обер-лейтенант Вупперман) был об­наружен новый отряд кораблей, в ко­торый входили крейсера и эсминцы. Вупперману удалось незаметно про­скочить через линию охранения и вы­пустить две последние торпеды в крей­сер. Немцы наблюдали два взрыва, в носовой части и в районе миделя, на самом же деле британский крейсер «Ньюкасл» был поражен лишь единож­ды. Торпеда разворотила корпус в рай­оне цепного ящика с правого борта. Несмотря на пробоину внушительных размеров, боеспособность корабля су­щественно не пострадала, хотя впос­ледствии ему пришлось ремонтиро­ваться на американских верфях. Любо­пытно, что «Ньюкасл» стал единствен­ным крейсером союзников, успешно атакованным «шнелльботами».

Примерно через 1,5 часа попадание еще одного «угря» получил эсминец «Хэйсти». Повреждения оказались на­столько значительными, что англичане сочли за лучшее снять экипаж и зато­пить корабль. Выпущенная торпеда принадлежала, по всей видимости, S-55 (обер-лейтенант Хорст Вебер), хотя сами немцы попадания не увидели. Ночная атака катеров сорвала планы англичан: они решили вернуть конвой в Александрию. Вклад 3-й флотилии в срыв операции «Вигорес» был оценен германским военно-морским командо­ванием, наградившим Зигфрида Вуппермана Рыцарским крестом с дубовы­ми листьями.

Атака следующего крупного конвоя состоялась в августе. На этот раз кара­ван (операция «Пьедестал») двигался на Мальту с запада, из Гибралтара. В ночь на 13-е S-30, S-36, S-58 и S-59 (на S-35 в последний момент вышли из строя моторы) совместно с восемью итальянскими торпедными катерами атаковали конвой в тот момент, когда тот преодолевал Сицилийский пролив. Командиры «шнелльботов» доложили о четырех попаданиях в разные суда, од­нако послевоенный анализ подтвердил лишь уничтожение судна «Вайранги» (12 436 брт). Итальянцы же (уникаль­ный случай!) обставили своих немецких коллег, отправив на дно крейсер «Ман­честер» и три транспорта (25 124 брт).

 

Итальянский торпедный катер

tH8QmoI8bWo.jpg

 

В ходе недолгой кампании в Тунисе катера 3-й, а с середины января 1943 года и 7-й флотилии осуществляли частые ночные выходы для постановки мин к портам Бону и Филипвиллю. 28 февраля из очередного похода не вернулся S-35. По всей вероятности, он подорвался на мине. Немцы ото­мстили за эту потерю сполна вечером 12 марта, когда группа «шнелльботов» случайно обнаружила отряд британ­ских эсминцев, выдвигавшихся напере­хват итальянского конвоя. В результа­те атаки шести катеров был торпеди­рован эскадренный миноносец «Лайтнинг». Корабль затонул. Командира отличившегося S-55 24-летнего обер-лейтенанта Хорста Вебера, на счету ко­торого были уже два эсминца и под­водная лодка, наградили Рыцарским крестом.

В начале мая тунисский плацдарм был разгромлен. Катера снова верну­лись в Порто-Эмпедокле, откуда про­должали осуществлять безрезультат­ные походы. Операций против враже­ских десантов на острова Лампедузу и Пантеллерию не проводилось, по­скольку известие о начале вторжения поступило к катерникам с 24-часовым опозданием. Перед новой высадкой, уже на саму Сицилию, союзная авиа­ция предприняла все необходимые меры, чтобы выжить «шнелльботы» из пункта, который находился всего в не­скольких милях от участка десантиро­вания. Днем 6 июля британские истре­бители-бомбардировщики потопили S-59 и повредили еще два катера. 9-го числа, всего за несколько часов до начала операции «Хаски» обе флотилии вынуждены были перейти в Аугусту. Действиям против десантных сил из этой базы помешали частые воздуш­ные налеты, а также хроническая не­хватка топлива. К концу августа в со­ставе 1-й дивизии оставалось лишь пять исправных катеров.

8 сентября 1943 года поступило со­общение о капитуляции Италии, а на следующий день на Апеннинский полуостров вступили войска союзников. 3 особо сложном положении оказались катера S-54 (обер-лейтенант Клаус Шмидт) и S-61 (фельдфебель Блёмкер), находившиеся в Таранто. Проана­лизировав обстановку, немецкие катерники решили идти в Венецию. Венером того же дня оба «шнелльбота» покинули порт, попутно выставив мины, как это обычно делалось при оставлении баз. Постановка была осу­ществлена скрытно, и на следующий день англичане при входе в Таранто потеряли быстроходный заградитель «Эбдиел», а с ним и 400 десантников. Переход через Адриатическое море оказался результативным. 11 сентяб­ря катера встретили у Анконы италь­янскую канонерку «Аурора», которую после непродолжительного боя пото­пили. Спустя несколько часов ими был перехвачен войсковой транспорт «Леопарди», перевозивший 700 бывших солдат дуче. Пароход сдался и ведо­мый призовой командой с катеров был отправлен в Венецию. Вскоре на горизонте появился новый корабль. Опо­знав в нем итальянский эсминец, обер-лейтенант Шмидт повел звено в тор­педную атаку. Получив несколько по­паданий, эскадренный миноносец «Кьюентино Селла» затонул в течение минуты. Наконец, дотянув на послед­них литрах соляра до Венеции, оба ка­тера приняли участие в разоружении гарнизона города и захвате оставших­ся в порту итальянских кораблей. За этот поход командир звена обер-лей­тенант Клаус-Дегенхард Шмидт был награжден Рыцарским крестом.

 

Катер в Таранто

F4c50jw_EHE.jpg

 

Катера, оставшиеся в Тирренском море, приняли участие в ночных напа­дениях на стоянку у союзного плацдар­ма в Салерно. Результативным оказал­ся лишь первый рейд в ночь на 11 сен­тября, когда три катера 7-й флотилии потопили американский эскадренный миноносец «Роуэн».

В середине ноября 1943 года из Берлина поступил приказ о перебази­ровании всех уцелевших катеров в пор­ты Адриатики. Из Тирренского моря они доставлялись на транспортерах в Пьяченцу, где их долго не удавалось спустить на воду из-за зимнего обме­ления реки По. Фактически переброс­ка затянулась на 4,5 месяца и завер­шилась в конце марта 1944 года.

Из уже находившихся на Адриатике шести торпедных катеров 3-й флотилии в боеспособном состоянии оставалась только половина. Единственной зада­чей, которую можно было попытаться решить столь скромными силами, ста­ла борьба с каботажными перевозками югославских партизан между острова­ми далматинского побережья. Впрочем, это не уберегло от потерь. 10 января 1944 года британские истребители-бомбардировщики потопили S-55, 23 апреля подорвался на мине S-54. Не­смотря на восьмиметровую пробоину, катер остался на плаву, но ввести его в строй уже не удалось.

К концу апреля большинство уцелевших «шнелльботов» 1-й дивизии были отремонтированы и подготовлены к ве­дению боевых действий. Кроме них в состав 1-й дивизии в этот период вхо­дили и другие подразделения, в час­тности, 24-я флотилия (капитан-лейте­нант Ганс-Юрген Мейер), сформиро­ванная в конце 1943 года из захвачен­ных итальянских и четырех югослав­ских (постройки фирмы «Люрссен») ка­теров. В марте 1944-го по железной дороге сюда перебросили 21-ю фло­тилию (капитан-лейтенант Вупперман), вооруженную 13-тонными катерами типа LS. 21-я и часть 24-й флотилии базировались на порты Эгейского моря.

В дальнейшем действия «шнелльбо­тов» были ограничены районом Адри­атики, причем на особые успехи не­мцам рассчитывать уже не приходи­лось. До конца войны им удалось уничтожить лишь два английских боевых катера — МТВ-372 (24 июля 1944 года) и HDML-1163 (5 января 1945 года) да несколько малотоннажных невоору­женных судов. Собственные потери оказались куда существеннее. 12 июня 1944 года в бою с английским эскорт­ным миноносцем «Эггесфорд» погиб S-153, а 26 июля при неудачной попытке атаковать очередной конвой получил тяжелые повреждения S-151 (так и не был восстановлен). 19 августа пошел ко дну S-57. 25 октября британские самолеты разбомбили находившийся в Себенико S-158; позже пилоты Коро­левских ВВС записали на свой счет еще одну победу, потопив S-154. Не­завидная участь постигла катер S-157: его в районе Триеста уничтожили ми­нометным огнем югославские партиза­ны. Наконец, немцы несли потери и из-за навигационных аварий — по этой причине им пришлось вычеркнуть из списков S-36, S-61 (столкнулись 6 февраля 1945 года и больше не восстанав­ливались), S-33, S-58 и S-60 (сели на мель 10 января и вскоре были уничто­жены катерами и авиацией союзников). Последние месяцы войны оставши­еся «шнелльботы» преимущественно отстаивались в Поле, а 3 мая 1945 года они подняли белые флаги и ушли в Ан­кону. Война на Адриатике закончилась. 

 

Черное море

 

Кратко

18-19 июня 1942 года, мыс Фиолент: S-27, S-102 и S-72 атаковали советский конвой, состоявший из санитарного транспорта, тральщика и 5 морских охотников. Результатом атаки стало попадание торпеды S-102 и уничтожение санитарного транспорта – «Белосток».

25 июня 1942 года, мыс Фиолент: 4 шнелльбота предприняли атаку на лидер «Ташкент». Все торпеды прошли мимо.

3 июня 1942 года, мыс Ай-Тодор: бой между 4 шнелльботами и 2 советскими морскими охотниками. В результате боя оба охотника были потоплены, S-40 получил серьезные повреждения.

9-10 августа 1942 года, близ Туапсе: S-102 торпедировал и потопил транспорт «Севастополь».

31 августа 1942 года, близ Новороссийска: S-28 и S-102 потопили транспорт «Ян Томп».

2,3 и 5 сентября 1942 года, близ села Благовещенское: катера атаковали суда, осуществлявшие эвакуацию сил Керченской военно-морской базы. Было потоплено в общей сложности 22 плавсредства малого водоизмещения, в том числе буксир «Пролетарий» и 1 тральщик. Торпеда с S-72 ушла в циркуляцию и потопила S-27.

Конец сентября 1942 года: S-26 и S-49 предприняли несколько атак на «транспорты». В последствие же оказалось, что эти шнелльботы атаковали скалы и остов погибшего в 1941 году транспорта «Дон».

26-27 февраля 1934 года, близ Геленджика: силами 1-й флотилии катеров удалось потопить тральщик Т-403 и буксир «Миус». Так же была повреждена канонерская лодка «Красная Грузия», которая села на грунт и была разрушена авиацией позже.

13 марта 1943 года, близ Туапсе: S-26 и S-47 торпедировали танкер «Москва».  Восстановить танкер удалось лишь после войны.

20 мая 1943 года, порт Сочи: S-49 и S-72 потопили буксир «Перванш», баржу и повредили мол порта. В тот же день эти шнелльботы подверглись атаке советских штурмовиков и сбили 3 самолета, но сами получили серьезные повреждения.

5-6 июля 1943 года, близ Геленджика: 4 шнелльбота потопили шхуну «Рица».

8 июля 1943 года, Керченский пролив: S-102 подорвался на советской мине и затонул.

8 августа 1943 года: катера уничтожают буксир «Петраш» и повреждают бронекатер.

11 сентября 1943 года: S-46 тонет из-за взрыва торпед на борту.

27-28 сентября 1943 года, рейд Анапы: торпедной атакой катера топят 2 катера-тральщика, еще 2 повреждают.

11 марта 1944 года, база Киик-Атлама: в результате налета советской авиации S-26, S-28, S-40, S-42, S-45, S-47, S-49 и S-51 получили серьезные повреждения.

20-29 августа 1944 года: окончательное прекращение деятельности шнелльботов на Черном море. 

 

Подробно

 Черное море стало последним теат­ром войны, на котором появились гер­манские торпедные катера. Решение о развертывании здесь небольшого фло­та для ведения «прибрежной войны» (ПЛ II серии, рейдовые тральщики, де­сантные корабли типа MFP и т.д.), пос­ле ряда проволочек, было принято в конце 1941 года.

Реально же оно не могло быть осу­ществлено до весны будущего года. В числе прочих подразделений кригсмарине планировалось перебросить и флотилию торпедных катеров. Выбор пал на 1-ю флотилию (корветтен-капитан Хейнц Бирнбахер), как наиболее подготовленную.

К концу декабря пять из шести ка­теров (S-26, S-27, S-28, S-40 и S-102) после профилактического ремонта были сосредоточены в Гамбурге. Шес­той — S-72 — вступил в строй в февра­ле 1942-го и присоединился в самый последний момент.

Операция началась в конце того же месяца, сразу после вскрытия Эльбы и Дуная. Процедура перевода кораблей на Черное море была весьма неорди­нарной технической операцией. После снятия вооружения и двигателей мак­симально облегченные «шнелльботы» буксировались вверх по Эльбе до Дрез­дена. Здесь их поднимали на специаль­ном слипе и перегружали на больше­грузные четырехосные платформы. Каж­дая платформа буксировалась тремя мощными тягачами. Получавшийся «по­езд» весил около 210 т и мог передви­гаться со скоростью не более 5 — 8 км/ч. Так, катера должны были проделать 450-километровый путь до Ингольштадта примерно за 5 дней.

В Ингольштадте «шнелльботы» спус­кали на воду и буксировали по Дунаю до Линца, где на местной верфи, с участием специалистов фирмы «Люрссен», устанавливалась часть оборудо­вания. На следующей верфи в Галаце катерам возвращались моторы. Далее они своим ходом шли в Констанцу. Здесь на них монтировали вооружение и приборы.

Переброска прошла без происшес­твий, и к 1 июня в главной базе румын­ского флота уже находились полностью боеспособные S-26 и S-28. Сосредо­точение флотилии завершилось к се­редине июня.

Главной задачей «шнелльботов» стала блокада осажденного Севасто­поля. Первый выход из временной пе­редовой базы Ак-Мечеть состоялся уже в ночь на 19 июня. Достигнув мыса Фиолент, S-27, S-102 и S-72 развер­нулись для поиска. Вскоре был заме­чен небольшой конвой, сопровождав­шийся, как показалось немцам, тремя эсминцами и тремя сторожевыми ко­раблями. Хотя впоследствии команди­ры катеров утверждали, что караван шел в осажденный город, на самом деле все было иначе. Конвой состоял из единственного санитарного тран­спорта «Белосток» (2048 брт), шедше­го в Туапсе с более чем пятьюстами ранеными и беженцами. За «грозный эскорт» немцы приняли базовый траль­щик «Якорь» (Т-408) и пять морских охотников. Атака «шнелльботов» обер­нулась кратковременным, но жарким боем. Огонь обороняющейся стороны оказался настолько плотен, что первые пять торпед были нацелены неверно и прошли мимо. Лишь «угорь», пущенный с S-102, разворотил борт «Белостока», который вскоре затонул. Добившись попадания, немцы удалились, а кораб­ли охранения занялись спасением лю­дей. 157 пассажиров и членов экипа­жа были подняты из воды, однако око­ло 400 погибло. (По другим данным, погибло около 650 человек.) Таким об­разом, первый выход германских кате­ров завершился уничтожением послед­него транспортного судна, пытавшего­ся прорвать блокаду. В оставшиеся две недели обороны к походам в осажден­ный город привлекались только боевые корабли и подводные лодки.

Три следующих выхода катеров к Севастополю (с 23 по 25 июня) оказа­лись безрезультатными. Боевое стол­кновение состоялось лишь в послед­нем, когда 4 катера попытались атако­вать шедший в Севастополь лидер «Ташкент». Катера, замеченные у вход­ной точки фарватера № 3 (южнее мыса Фиолент), наши первоначально приня­ли за морские охотники эскорта и дали опознавательные. Ситуацию спас ко­мандир лидера капитан 2 ранга В.Н. Ярошенко, который, увидев, что кате­ра не отвечают и начинают быстро сближаться, приказал открыть огонь. От двух торпед «Ташкент» уклонился энергичным маневрированием.

 

Шнелльботы на Черном море

LyFnwuaSo48.jpg

 

К началу июля возможности оборо­ны Севастополя были исчерпаны. От­данный Ставкой приказ об эвакуации выполнить не удалось; фактически по­кинуть крепость смогло лишь командо­вание ЧФ и Отдельной приморской ар­мии. К мысу Херсонес, где сосредото­чились последние защитники черно­морской твердыни, в темное время суток удавалось прорываться лишь подводным лодкам и отдельным сто­рожевым катерам.

В одну из таких ночей, 3 июля в рай­оне мыса Ай-Тодор четыре «шнелльбота» обнаружили уходящие на восток два катера МО. В результате нерав­ного двухчасового боя оба советских морских охотника были потоплены. Из воды немцы подняли 37 человек, в том числе командира 109-й стрелковой ди­визии генерал-майора П.Г. Новикова, который возглавлял оборону Севасто­поля после того, как комфлота адми­рал Ф.С. Октябрьский и генерал И.Е. Петров покинули город-крепость.

Эта победа не досталась немцам да­ром. 45-мм снаряд, выпущенный со­ветскими моряками, попал в S-40, про­бил левую торпедную трубу и вызвал взрыв торпедного резервуара со сжа­тым воздухом. Сама торпеда не сдетонировала, но в носовом моторном отсеке начался пожар, корпус катера получил серьезные повреждения. Трое матросов было убито, еще около де­сятка членов экипажа, включая и ко­мандира капитан-лейтенанта Шнейдер-Пангса, получили ранения. Были потери и на S-28. Хотя немцам удалось отбуксировать тяжело поврежденный «шнелльбот» в Ак-Мечеть, а затем в Констанцу, его ремонт затянулся на пять месяцев, а потом еще полгода катер простоял в резерве без моторов и экипажа.

Остаток июля 1942 года был потра­чен на мелкий ремонт, отдых и пере­дислокацию на новую передовую базу — в поселке Киик-Атлама в Двуякорной бухте близ Феодосии (немцы называли его Иван-Баба). Произошли и некоторые организационные измене­ния. С 1 августа вместо убывшего ко­мандовать эсминцем 23 корветтен-капитана Бирнбахера 1-ю флотилию возглавил корветтен-капитан Георг Кристиансен. В числе первоочередных задач перед новым командиром стави­лись охрана немецких морских комму­никаций и действия против советских каботажных перевозок у побережья Кавказа.

Первые выходы к кавказским бере­гам были предприняты в начале авгус­та. Для командования ЧФ это стало полной неожиданностью. Возможность появления катеров противника в рай­оне южнее широты Туапсе казалась не­вероятной. И тем не менее, первый па­роход — военный транспорт «Севасто­поль» (1339 брт) — был потоплен имен­но здесь. Его торпедировал S-102 ка­питан-лейтенанта Тёнигеса в ночь на 10 августа. Судно, направлявшееся из Туапсе в Поти, перевозило раненых и беженцев. 924 человека погибли. Тор­педные катера с советского судна не были обнаружены, и атака «Севасто­поля» долгое время приписывалась подводной лодке.

 

Поврежденный огнем с самолетов катер на базе Киик-Атлама

mqGnIW3RBIM.jpg

 

Следующее нападение «шнелльботов» состоялось 31 августа. S-28 (ка­питан-лейтенант Кюнцель) и S-102 об­наружили и потопили близ Новорос­сийска транспорт «Ян Томп» (1988 брт).

В начале сентября флотилия была перенацелена на срыв эвакуации сил Керченской военно-морской базы, с конца августа отрезанных на Таман­ском полуострове. По германским дан­ным, в результате трех нападений на стоянки и конвои в районе села Бла­говещенское (северо-западнее Анапы) в ночи на 2, 3 и 5 сентября было по­топлено в общей сложности 22 плав­средства. Прокомментировать эти до­несения крайне трудно. Доподлинно известно, что погибли буксир «Проле­тарий» и один катер-тральщик. Осталь­ные потерянные единицы относились к классу сейнеров, и проследить их судьбу невозможно, поскольку из-за плохого учета большинство погибших судов малого водоизмещения значат­ся пропавшими без вести, а по неко­торым в архивах просто нет данных. Во время атаки 5 сентября одна из выпу­щенных катером S-72 торпед начала описывать циркуляцию и угодила в S-27, мгновенно отправив его на дно. Это стоило жизни 12 немецким морякам.

На этом интенсивное боевое ис­пользование «шнелльботов» прекрати­лось. S-28, S-72 и S-102 направились в Констанцу для проведения планово­го ремонта. После их ухода в Киик-Атламе в боеспособном состоянии оста­вались лишь S-26 (прошел ремонт в августе) и только что переведенный на Черное море S-49. Совершив ряд вы­ходов в конце сентября, командиры этих «шнелльботов» записали на свой счет потопление трех судов суммар­ным тоннажем в 5000 брт, которые на поверку оказались... скалами у Гелен­джика и остовом погибшего еще в 1941 году парохода «Дон».

К середине следующего месяца во флотилию возвратились S-28 и S-102. Но эффективность действий немецких катеров у кавказского побережья рез­ко снизилась. Во многом это стало ре­зультатом специальных мер по борьбе со «шнелльботами»: организации ноч­ных дозоров, противокатерных берего­вых малокалиберных батарей и еже­дневной вечерней воздушной разведки. Перестрелки, возникавшие между не­мецкими и советскими катерами, во всех случаях завершались уклонением немецкой стороны от боя.

Опасным для кораблей Черномор­ского флота оказался рейд в ночь на 23 октября. Четыре катера атаковали отряд в составе легкого крейсера «Красный Кавказ», лидера «Харьков» и эсминца «Беспощадный» как раз в тот момент, когда корабли швартовались на слабозащищенном рейде Ту­апсе. К счастью, пять торпед взорва­лось при ударе о волнолом, а три — у берега на внутреннем рейде. Если бы они попали в цель, то это могло обер­нуться трагедией: на борту кораблей в тот момент находилось 3180 бойцов и командиров 9-й гвардейской стрелко­вой бригады со всем имуществом.

К концу 1942 года силы 1-й флоти­лии возросли. 6 декабря была введе­на в строй плавбаза «Романия», кото­рую еще весной немцы приобрели у румын. Катера имели следующую дис­локацию: S-28, S-51, S-72, S-102 —в Киик-Атламе; S-26 и S-49 — в Констан­це на ремонте; S-40, а также вновь прибывшие S-47 иS-52 — в Констанце на хранении в качестве резерва.

С февраля 1943 года главной зада­чей 1-й флотилии стало нарушение снабжения плацдарма на «Малой зем­ле». Поскольку перевозки туда осущест­влялись исключительно малотоннажны­ми судами, список жертв «шнелльботов» стал стремительно пополняться буксирами, шхунами и сейнерами. В ночь на 18 февраля пять торпедных ка­теров атаковали в районе Геленджика плавбазу «Львов», но промахнулись. Зато ночью 27 февраля им удалось по­топить у Мысхако тральщик Т-403 и буксир «Миус». Еще одна торпеда по­пала в корму канонерской лодке «Крас­ная Грузия», которая села на грунт и впоследствии была разрушена артил­лерией и авиацией.

13 марта катера S-26 и S-47 торпе­дировали у Туапсе танкер «Москва». Его отбуксировали в порт, однако начав­шийся на нем пожар не могли потушить в течение трех суток. Восстановить «Москву» удалось лишь после войны.

Торпедные атаки немцы сочетали с минными постановками. В последнюю ночь марта четыре катера выставили у Мысхако небольшое заграждение, на котором впоследствии погибли буксир «Симеиз» и несколько мелких плав­средств.

17 апреля германские войска при­ступили к операции «Нептун», целью которой была ликвидация советского плацдарма. 1-я флотилия получила за­дачу полностью блокировать «Малую землю» с моря. Расчет на выполнение ее силами пятью катеров (S-28, S-47, S-51, S-72 и S-102) был, по крайней мере, наивен. Удалось лишь первое нападение (в ночь на 18 апреля), ког­да в результате длительного боя с кон­воем, находившимся под защитой двух торпедных и трех сторожевых катеров, советским судам пришлось отступить, не разгрузившись. «Охотник» № 054  получил попадание торпеды и затонул, еще два советских катера были серь­езно повреждены. После этого случая охранение конвоев увеличили до 10 — 15 «мошек» и торпедных катеров Г-5. Боевые столкновения происходили каждую ночь вплоть до 25 апреля, но сорвать доставку подкреплений не­мцам больше не удавалось. Потерпе­ло фиаско и германское наземное на­ступление. Отмена операции «Нептун», по всей видимости, не сильно огорчи­ла немецких катерников, так как в ре­зультате интенсивного использования и боевых повреждений S-28, S-47 и S-102 пришлось отправить в ремонт. На смену им прибыли только S-26 и S-49. В мае — июне активность флотилии снизилась. Как правило, отряды кате­ров заблаговременно обнаруживались воздушной разведкой. Среди множес­тва бесплодных выходов стоит выде­лить лишь случайную атаку трех кате­ров на лидер «Харьков» и эсминец «Бойкий» во время обстрела ими Ана­пы 14 мая, а также нападение на Сочи в ночь на 20-е число того же месяца. В последнем случае S-49 и S-72 потопи­ли буксир «Перванш», баржу и повре­дили мол порта. Утром оба катера под­верглись атакам штурмовиков, и хотя они сумели сбить три самолета, полу­чили серьезные повреждения. К нача­лу июня в Киик-Атламе находились всего три исправных «шнелльбота» (S-26, S-51, S-52), которым за весь по­следовавший месяц так и не удалось добиться каких-либо результатов.

С середины лета боевая служба тор­педных катеров вновь активизируется. К этому времени состав флотилии по­полнился за счет переброшенных по ДунаюS-42, S-45, S-46 и отремонти­рованных единиц. Наконец-то удалось организовать и устойчивое взаимодей­ствие с разведывательной авиацией. В ночь на 6 июля в районе Геленджика четырьмя «шнелльботами» была потоплена шхуна «Рица» и поврежден СКА. 8 августа в актив флотилии записыва­ются уничтожение буксира «Петраш» и повреждение бронекатера. В период с августа — по начало октября произош­ло также пять крупных боев с совет­скими катерами. В них советская сто­рона потеряла один катер потопленным и три поврежденными.

Немцы тоже несли потери. 8 июля погиб S-102, подорвавшийся на совет­ской мине в южной части Керченского пролива. В тот же день S-40 столкнул­ся с тральщиком и вновь отправился недлительный ремонт. 11 сентября ис­требители «Киттихаук» 30-го разведы­вательного полка атаковали катер S-46.  Взрыв торпеды отправил «шнелльбот» на дно.

Последний раз немецкие катера за­явили о себе в ночь на 28 сентября. К тому времени германский фронт под Новороссийском рухнул, и части вер­махта поспешно покидали Таманский полуостров. В результате внезапной торпедной атаки открытого рейда Ана­пы затонули два советских катера-тральщика, а еще два получили по­вреждения.

Относительно результативным мож­но считать боевое столкновение трех «шнелльботов» с лидером «Харьков», эсминцами «Способный» и «Беспощад­ный», происшедшее в ночь на 6 октяб­ря. Своей атакой «москиты» фактичес­ки сорвали планировавшийся обстрел Феодосии и Ялты. Утром «Харьков» и оба эсминца стали жертвами пилотов люфтваффе.

На 1 ноября 1943 года флотилия располагала в Киик-Атламе семью ис­правными (S-26, S-28, S-42, S-45, S-47,  S-51 и S-72) и двумя неисправны­ми (S-49 иS-52) катерами. S-40 про­ходил ремонт в Линце. С сентября ко­мандиром флотилии стал ранее коман­довавший S-27 корветтен-капитан Гер­ман Бюхтинг. Прежний «шеф» Кристиансен за боевые успехи получил «ду­бовые листья» к Рыцарскому кресту и отбыл на штабную работу.

Последним боевым эпизодом в де­ятельности германских торпедных ка­теров в 1943 году стало участие в бло­каде Эльтигенского плацдарма в нояб­ре — декабре. Пятерка катеров совер­шила 17 групповых походов. «Шнелльботам», взаимодействовавшим с мо­торными тральщиками и быстроходны­ми десантными баржами, удалось с се­редины ноября блокировать советский десант, что спустя две недели приве­ло к его гибели. Немцы заплатили за это лишь повреждением катера S-49, атакованного нашей авиацией.

Но это была только прелюдия. 7 марта 1944 года немцы испытали на себе всю силу ударов 11-й штурмовой авиадивизии ВВС ЧФ. Командование Черноморского флота поставило перед летчиками задачу полностью уничто­жить «осиное гнездо» врага. Налеты на Киик-Атламу осуществлялись почти каждый день. Особенно крупный имел место 11 марта, когда из восьми нахо­дившихся там катеров (S-26, S-28, S-40, S-42, S-45, S-47, S-49 и S-51) по­вреждения получили шесть, в том чис­ле два (S-28 и S-49) тяжелые.

 

Налет советской авиации на базу шнелльботов

RirPXRb6wlY.jpg

 

Германское командование отдало приказ о перебазировании флотилии в Сулину. Действуя из новой базы, ка­тера прикрывали эвакуацию из Одес­сы (до 9 апреля), а затем перевозки в Севастополь. В это время в состав под­разделения влились последние попол­нения — «шнелльботы» S-131, S-148 и S-149.

В апреле — начале мая немецкие ка­терники осуществляли охранения этой важной коммуникации и имели ряд бо­евых столкновений с советскими ТКА, пытавшимися торпедировать суда. 12 мая от ударов авиации была потеряна плавучая база «Романия», которая с конца 1943 года использовалась и как минный заградитель.

После оставления Севастополя все боеспособные катера сосредоточили в Сулине и Констанце. Точку в существо­вании флотилии поставило новое со­ветское наступление, начавшееся 20 августа. В этот же день ВВС Черномор­ского флота предприняли крупномас­штабную операцию по ликвидации ос­татков германо-румынских военно-морских сил. 62 пикирующих бомбар­дировщика Пе-2 13-й авиадивизии на­несли сильнейший удар по Констанце, отправив на дно S-42, S-52, S-131 и S-149. Еще два катера - S-28 и S-49 -были повреждены настолько сильно, что спустя пять дней их как непригод­ных к восстановлению затопили. Раз­грому подверглась и сулинская груп­па — после атаки штурмовиков 23-го авиаполка она потеряла S-26 и S-40. Катер S-72 отбуксировали в Констан­цу, но лишь для того, чтобы там его затопить. 22 августа погиб на мине в устье Дуная S-148. Три последних ка­тера флотилии (S-45, S-47 и S-51) ушли в Варну. Поскольку у немецкого командования были все основания предполагать, что русские не станут считаться с нейтралитетом Болгарии, команды «шнелльботов» получили при­каз затопить свои корабли. 29-го чис­ла указание было выполнено. 

 

 

Изменено пользователем Tepka
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Дополнительная информация:

 

1-я флотилия (1. Schnellbootflottille). Создана на Балтике, в 1939 участвовала в Польской кампании, в 1940 – в операции «Везерюбунг» (в составе боевой группы «Берген»). В 1940 переведена на Запад, а в 1941 – обратно на Балтику, к берегам Финляндии. В 1942—44 действовала в составе германских ВМС на Черном море, а в 1944 передислоцирована на Балтику. В сент. 1939 в состав флотилии входили Т. к. S-18 – S-23. Плавучие базы: «Циндао» (Tsingtau) и «Румыния» (Romania).
Командиры: капитан-лейтенант Курт Штурм (3.1938—11.1939); капитан-лейтенант Гейнц Бирнбахер (11.1939—8.1942); капитан 3-го ранга Георг Кристиансен (8. 1942—8.1943); капитан 3-го ранга Герман Бюхтинг (5.1943—5.1945).

2-я флотилия (2. Schnellbootflottille). Создана на Северном море. В сент. 1939 в состав флотилии входили Т. к. S-10 – S-17. В 1940 участвовала в операции «Везерюбунг» (в составе боевой группы «Кристианзанд»). В 1940 переведена в южную часть Северного моря и в Ла-Манш. С 1941 действовала на Балтике, у берегов Финляндии. В 1942—45 в южной части Северного моря и Ла-Манше. Плавучая база «Танга» (Tanga).
Командиры: капитан 3-го ранга Рудольф Петерсен (8.1938—10.1941); капитан 3-го ранга Клаус Фельдт (10.1941—2. 1944); капитан 3-го ранга Герман Опденхофф (2.1944—3.1945); капитан-лейтенант Гуго Вендлер (3.1945—5.1945).

3-я флотилия (3. Schnellbootflottille). Создана 15.5.1940, действовала у берегов Нидерландов и Бельгии. В 1941 переведена в Виндаву (Восточная Балтика), а в конце того же года в Средиземное море. В 1943 включена в состав 1-й дивизии торпедных катеров.
Командир: капитан 3-го ранга Фридрих Кемнаде (5.1940—7.1943).

4-я флотилия (4. Schnellbootflottille). Создана 1.10.1940, действовала в Северном море и в Ла-Манше. С 1944 в бельгийской зоне канала (со штаб-квартирой в Роттердаме).
Командиры: капитан-лейтенант Нильс Бэтге (10.1940—3.1943); капитан 3-го ранга Вернер Лютцов (3.1943—10.1943); капитан-лейтенант Кауземан (10.1943—11. 1943); капитан 3-го ранга Курт Фиммен (11.1943—5.1945).

5-я флотилия (5. Schnellbootflottille). Создана 15.7.1941 для действий в водах Финляндии. В 1941—44 действовала в Ла-Манше, а в 1944 была переведена в Хельсинки и в Ревель. В 1944 – 45 – в Свинемюнде, действовала в основном на Балтике, но часть катеров привлекалась для операций в Ла-Манше.
Командиры: капитан 3-го ранга Бернд Клуг (7.1941—6.1944); капитан-лейтенант Курт Йоханнсен (6.1944); капитан-лейтенант Герман Хольцапфель (7.1944—5.1945).

6-я флотилия (6. Schnellbootflottille). Создана 1.3.1941 в подчинении военно-морской станции «Нордзее». Действовала на Северном море и в районе Ла-Манша. В 1942 ненадолго переведена к берегам Норвегии, а затем возвращена на прежнее место дислокации. В 1944 действовала в финских водах, а затем вновь на Западе.
Командиры: капитан 3-го ранга Альбрехт Обермайер (3.1941—7.1944); капитан-лейтенант Йенс Матцен (7.1944—5.1945).

7-я флотилия (7. Schnellbootflottille). Создана 1.10.1941 в Свинемюнде, однако до апр. 1942 находилась на стадии формирования, а входившие в ее состав катера подчинялись командованию 5-й флотилии. С апр. 1942 дислоцировалась на Балтике, а затем в нояб. 1942 по европейским рекам переброшена на Средиземное море.
Командиры: капитан-лейтенант Бернд Клуг (10.1941—5.1942); капитан 3-го ранга Ганс Труммер (6.1942—5.1945).

8-я флотилия (8. Schnellbootflottille). Создана 1.11.1941 на Севере Норвегии в районе бухты Кола, предназначалась для действия против кораблей союзников в районе, прилегающем к Мурманску. 10.7. 1942 расформирована. Вторично создана 1.12.1942 для охраны норвежского побережья. В 1943 переведена в Северное море и Ла-Манш, а в 1945 – на Балтику.
Командиры: капитан-лейтенант Георг Штур Кристиансен (11.1941—7.1942); капитан 3-го ранга Феликс Цымалковски (12. 1942 – 5.1945).

9-я флотилия (9. Schnellbootflottille). Создана 1.4.1943 на Северном море, действовала в районе Ла-Манша.
Командир: капитан 3-го ранга барон Гётц фон Мирбах (4.1943—5.1945).

10-я флотилия (10. Schnellbootflottille). Создана в марте 1944, действовала на Северном море и в Ла-Манше.
Командиры: капитан-лейтенант Карл Мюллер (3.1944—9.1944); капитан-лейтенант Дитрих Блюдау (9.1944—5.1945).

11-я флотилия (11. Schnellbootflottille). Создана 20.5.1943 в Феодосии (Крым) из находившихся здесь итальянских противолодочных катеров. Состояла из 2 групп – обер-лейтенантов Вюлфинга (катера MAS-567, MAS-568, MAS-570, MAS-574) и Шая (MAS-566, MAS-569, MAS-575). В авг. – окт. 1943 катера были переданы в состав ВМС Румынии. 10.10.1943 флотилия была расформирована. Вновь создана в мае 1944 в Сасснице, а в июне 1944 переведена в Ла-Манш и подчинена командиру 5-й флотилии. В 3-й раз флотилия была создана в сент. 1944. Окончательно расформирована в апр. 1945.
Командиры: капитан-лейтенант Ганс Юрген Мейер (5.1943—10.1943); капитан-лейтенант барон Николай фон Штемпель (9.1944—4.1945).

21-я флотилия (21. Schnellbootflottille). Создана в сент. 1943 в Эккерн-фьорде. В начале 1944 переброшена в Эгейское море. Расформирована в окт. 1944.
В состав флотилии входили торпедные катера LS-6, LS-7, LS-8, LS-9, LS-10, LS-11.
Командиры: капитан-лейтенант Зигфрид Вупперман (9.1943—2.1944); капитан-лейтенант Людвиг Гразер (3.1944—10.1944).

22-я флотилия (22. Schnellbootflottille). Создана в дек. 1943 в Зурендорфе. В мае 1944 переброшена из Фидрихсхафена в Средиземное море, базировалась на Адриатике, но участия в боевых операциях не принимала. Расформирована в окт. 1944, катера переведены во Фриуме, использованы для формирования ВМС Хорватии.
В состав флотилии входили торпедные катера KS-17, KS-18, KS-20, KS-21, KS-23, KS-24, KS-31, KS-32.
Командиры: капитан-лейтенант Зигфрид Вупперман (12.1943—2.1944); капитан-лейтенант Фридрих Хюсиг (2.1944—10.1944).

24-я флотилия (24. Schnellbootflottille). Создана 1.11.1943 в Пирее из итальянских торпедных катеров, захваченных германскими войсками после капитуляции Италии. Действовала в Эгейском и Адриатическом морях. 13.10.1944 расформирована, а оставшиеся катера составили 3-ю группу 3-й флотилии торпедных катеров.
В состав флотилии входили: итальянские противолодочные катера MAS-525, MAS-549, MAS-551, MAS-522, MAS-553, MAS-554, югославские катера S-601 (бывший «Велебит»), S-602 («Динара»), S-603 («Триглай»), S-604 («Рудник»), S-60 («Ориен»), итальянские торпедные катера S-621, S-622, S-623, S-624, S-625, S-626, S-627, S-628, S-629, S-630.
Командир: капитан-лейтенант Ганс Юрген Мейер (11.1943—10.1944).

Учебная флотилия (Schnellboot-Schulflottille). Создана в июле 1942 в Свинемюнде. 1.11.1943 преобразована в учебную дивизию.
Командир: капитан 3-го ранга Герман Опденхофф (8.1942—10.1943).

Учебная дивизия (Schnellbootlehrdivision). Сформирована 1.11.1943 на базе учебной флотилии. Части дивизии размещались в Свинемюнде, а затем в Свендборге (Дания). Состояла из 2 отделов из 3 учебных флотилий (см. ниже).
Командиры дивизии: капитан 2-го ранга Герман Опденхофф (11.1943—2.1944); капитан-лейтенант Клаус Фельдт (2.1944—5.1945).

 

1-я учебная флотилия (1. Schnellboot-Schulflottille). Создана 1.11.1943. Кроме учебных катеров, в состав флотилии входила плавучая база «Адольф Людеритц» (Adolf Lüderitz). Дислоцировалась в Норвегии и в Восточной Балтике.
Командир: капитан-лейтенант Фридрих Вильгельм Вильке (11.1943—5.1945).

2-я учебная флотилия (2. schnellboot-schulflottille). Создана в апр. 1944. Кроме учебных катеров, в состав флотилии входила плавучая база «Циндао» (Tsingtau). Дислоцировалась в Норвегии и в Восточной Балтике.
Командир: капитан-лейтенант Ганс Гельмут Клозе (4.1944—5.1945).

3-я учебная флотилия (3. schnellboot-schulflottille). Создана в июне 1944. Кроме учебных катеров, в состав флотилии входила плавучая база «Карл Петерс» (Carl Peters). Дислоцировалась на Балтике, на побережье Курляндии.
Командиры: капитан-лейтенант Клаус Дитрих Симс (6.1944—12.1944), капитан-лейтенант Ганс Детлефсен (12.1944—5.1945).

 

Награжденные командиры шнелльботов:

Рыцарский крест: (дата награждения)

 

Опденхофф Герман, 16.5.1940, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-31;
Фиммен Курт, 14.8.1940, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-19;
Мирбах Гётц барон фон, 14.8.1940, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-21;
Тёнигес Вернер, 25.2.1941, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-102;
Клуг Бернд Георг, 12.3.1941, капитан-лейтенант, командир торпедного катера S-28;
Фельдт Клаус, 25.4.1941, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-30;
Кристиансен Георг, 5.5.1941, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-101;
Вупперман Зигфрид, 3.8.1941, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-56;
Бюхтинг Герман, 22.4.1943, капитан-лейтенант, командир торпедного катера S-51;
Вебер Хорст, 5.7.1943, обер-лейтенант резерва, командир торпедного катера S-55;
Мюллер Карл, 8.7.1943, капитан-лейтенант, командир торпедного катера S-52;
Кархер Карл-Эрхарт, 12.8.1943, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-87;
Кюнцель Карл-Фридрих, 12.12.1943, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-28;
Мюллер Альберт, 13.12.1943, капитан-лейтенант, командир торпедного катера S-59;
Шмидт Клаус Дегенхард, 22.12.1943, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-56;
Хааг Гейнц, 25.11.1944, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-60;

 

Рыцарский крест с дубовыми листьями: (дата награждения)

 

Вернер Тёнигес, 13.11.1942, капитан-лейтенант, командир торпедного катера S-40 
Зигфрид Вупперман, 14.4.1943, обер-лейтенант, командир торпедного катера S-56 

 

Нагрудный знак отличия службы на шнелльботе:

0tthlDB7h_I.jpg

 

Условия получения: 

  • За участие в 12 и более атаках.
  • За ранение во время боя.
  • За участие в потоплении корабля противника.
  • За личное мужество или выдающиеся командные качества во время боя.

 

Чертежи и схемы:

 6Ogq0wJCMDI.jpg

Катер S-1

 

bdHq9R8Ltk8.jpgКатер S-100

 

 

9qI60YIyVL8.jpg

Катер S-7

 

hoPYQgeqn5c.jpgКатер S-26

 

ry6dxpAvfH0.jpgКатера S-100 и S-701

 

Изменено пользователем Tepka
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Так кем же были германские «шнелльботы» для своих противников: мелким досадным недоразумением, о котором не всегда встретишь упоминание в книгах о Второй мировой войне на море, или грозой закрытых театров? Думается истина лежит между двумя этими полярными оценками.

Из 21,5 млн. тонн союзного (без СССР) тоннажа, уничтоженного в годы Второй мировой войны, германскими вооруженными силами было потоплено более 18 миллионов. Львиная доля этой цифры — почти 13,5 миллионов — приходится на подводные лодки. Даже такое мощное средство морской войны, каким было Люфтваффе, «берет на себя» ответственность за уничтожение всего лишь 2,3 млн. тонн. В два раза меньшая цифра приходится на долю минного оружия. Боевые корабли Кригсмарине, как ни странно, превзошли эффект применения мин и занесли на свой счет примерно 1,4 млн. тонн. Если продолжать дробить цифры дальше, то получается, что абсолютное лидерство из категорий надводных кораблей принадлежит вспомогательным крейсерам — 129 уничтоженных судов (814 954 брт). Мнения относительно второго места могут расходиться: на счету крупных надводных кораблей до эсминца включительно 70 отправленных на дно судов (371 839 брт.), в то время, как торпедные катера потопили 109 транспортов, однако их водоизмещение значительно меньше — всего 232 809 брт. Список успехов «москитов» внушительно дополняют 11 эсминцев, 22 траулера, подводная лодка. 12 десантных кораблей, а также многочисленные боевые корабли и катера других классов.

Таким образом, хотя на долю «шнелльботов» приходится не более 1.3% тоннажа, потопленного немцами, катера не сильно отстали от крупных надводных кораблей, действия которых во Второй мировой войне являются одной из излюбленных тем и для отечественных и для зарубежных авторов. В относительных же цифрах успех германских «москитов» был не слишком велик. По подсчетам британского военно-морского историка С. Росскила с начата войны до середины ноября 1942 г. в составе прибрежных конвоев у восточного побережья прошло 63 350 судов, из которых лишь 157 стали жертвами противника. Эта цифра включает и 63 судна, уничтоженных торпедными катерами, что составляет 0.1 % от числа прошедших. Получается, что хотя катера и доставляли много беспокойства своему противнику, чистый ущерб от их действий был не стишком велик. «Шнелльботы» могли нарушать коммуникации, но не прерывать их. Для того, чтобы решить последнюю задачу, требовался принципиально другой состав сил и средств, и не вина немецких катерников, что их командование не смогло или не сумело этого сделать.

В работе неоднократно указывалось, что катера были относительно дешевым и эффективным оружием. Это подтверждается, в частности, анализом их потерь. До тех пор, пока союзники не захватили стратегическое господство на море и в воздухе, эти потери были весьма невелики. Хотя в 1943 г. они увеличились почти в четыре раза, общая цифра в 19 потерянных в течение года катеров вполне терпима. Критического уровня потери достигли только в 1944—1945 гг., что связано, с активизацией действий союзной авиации (в первую очередь стратегической) — ее усилиями было уничтожено 38 из 81 потопленных «шнелльботов». Иными словами, в поражении катерной войны виноваты не только и не столько изъяны конструкции самих «люрсенов», сколько общие причины, приведшие к поражению саму Германию и ее вооруженные силы.

wQ-iAW2joD4.jpg

 

Галерея:

 

cFqw79EnMWw.jpg

Поврежденный шнелльбот после столкновения с эсминцем "Бульдог"

 

rcULePalOLQ.jpg

Шнелльботы у плавучей базы.

 

sX3bWe2sIQc.jpg

Смотр Кригсмарине.

 

xAphmh9_Ua8.jpg

Замаскированные шнелльботы на Черном море недалеко от Феодосии.

 

VbPALq38hYM.jpg

Шнелльбот S-100.

 

EgAnUCTyuJM.jpg

Спуск на воду.

 

XEOPHqYAzL4.jpg

Шнелльботы с десантом. Норвегия.

 

KFSswbMtRqE.jpg

Различные типы Шнелльботов.

 

niS-lTcWAgI.jpg

Различные типы камуфляжей.

 

Еще больше картинок имеется в теме SerzhBV - вот тут, в разделе Творчество

 

Источники:

 

«Шнелльботы». Германские торпедные катера Второй мировой войны - М. Морозов, 1999.

Асы "шнелльботов". Торпедные катера Гитлера в бою - Фридрих Кемнаде, 2012.

Атакуют "Шнелльботы"! - М. Морозов, С.Патянин, М. Барабанов, 2007.

http://aviawarworld.ru/forum/40-229-1

http://km-nf.ru/forum/viewtopic.php?p=22420

http://wunderwafe.ru/Magazine/MK/1999_02/index.htm

http://atomclan.ucoz.ru/forum/16-56-1

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%BE%D1%80%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80

https://en.wikipedia.org/wiki/E-boat

SerzhBV - раздел Творчество

KOTEHOK_HA_TT - эта тема

 

 

Изменено пользователем Tepka
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
124 публикации

Первая картинка слишком большая сделай чуть меньше, размер шрифта в спойлерах не везде одинаковый в первых слишком маленький

  • Плюс 2
  • Минус 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Первая картинка слишком большая сделай чуть меньше, размер шрифта в спойлерах не везде одинаковый в первых слишком маленький

Спасибо за совет!

 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Прошу совета: Поэксперементировал над разделом "Боевое применение". В результате чего сделал "краткое" и "подробное" боевое применение для Ла-Манша и Северного моря, скоро добавлю "кратко" и для остальных театров боевых действий.

Вопрос: оставлять ли вообще "подробно" или ограничиться только "кратким"? 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Вроде закончил) жду ваших комментариев :popcorn:

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 754 публикации
577 боёв

Вроде закончил) жду ваших комментариев :popcorn:

Шрифт везде приведите к стандартному - Arial, 14 pt

Добавьте графики: фотографии и чертежи.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Шрифт везде приведите к стандартному - Arial, 14 pt

Добавьте графики: фотографии и чертежи.

 

Шрифт основного текста подправил.

Про графику - добавить в галерею? Или в основной текст?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
664 публикации
195 боёв

А тема всё преображается и преображается!

Насчет графики: всегда лучше комбинировать текст и фото. Мозг читающего будет постоянно переключаться с чтения на рассматривание картинки, что не даст ему устать ;) Добавьте картинки, связанные с текстом, во 2-4 пост вашей темы, и всё будет ОК)

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Учел все комментарии, отредактировано. 

Надеюсь, сейчас уже смориться хорошо для публикации)

Изменено пользователем Tepka

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
39 публикаций

А немцев же ещё пока вроде нету в игре или уже есть ?

в принципе неплохие эти катера запилят их в игру или нет... :unsure:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

А немцев же ещё пока вроде нету в игре или уже есть ?

в принципе неплохие эти катера запилят их в игру или нет... :unsure:

 

немцев вроде как еще нет, но введут обязательно.

Что касается торпедных катеров - разработчики пока вводить их не собираются, но я очень надеюсь, что они все таки появятся в игре - уж очень гармонично они будут смотреться, по моему. Будут вносить динамику. Тем более что проблема перезарядки - высосана из пальца. Шнелльботы несли по 2 торпеды в аппаратах плюс еще 2 торпеды. Перезарядка занимала 7-10 минут. Итого, даже с учетом реализма, катер может дать 2 двуторпедных залпа. С учетом скорости катеров, маневренности, даже один двуторпедный залп может быть очень опасен - так как пуск будет осуществляться с минимальных дистанций, соответственно, будет иметь большую точность. Да и дымовые завесы ставить они будут шикарно))

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
341
Альфа-тестер
1 531 публикация
1 272 боя

Много интересной полезной информации! Картинок достаточно что б не устать. Все сделано хорошо! 

Автор молодец!!!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Добавил чертежи (4 сообщение)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
39 публикаций

 

немцев вроде как еще нет, но введут обязательно.

Что касается торпедных катеров - разработчики пока вводить их не собираются, но я очень надеюсь, что они все таки появятся в игре - уж очень гармонично они будут смотреться, по моему. Будут вносить динамику. Тем более что проблема перезарядки - высосана из пальца. Шнелльботы несли по 2 торпеды в аппаратах плюс еще 2 торпеды. Перезарядка занимала 7-10 минут. Итого, даже с учетом реализма, катер может дать 2 двуторпедных залпа. С учетом скорости катеров, маневренности, даже один двуторпедный залп может быть очень опасен - так как пуск будет осуществляться с минимальных дистанций, соответственно, будет иметь большую точность. Да и дымовые завесы ставить они будут шикарно))

 

Ну да в какойто мере их можно назвать эсминцем

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Заслуженный автор Wiki
543 публикации
1 536 боёв

Ну да в какойто мере их можно назвать эсминцем

 

НО гораздо более быстрыми и маневренными)

 

PS добавил еще чертежей.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 304
[V-C-T]
Старший альфа-тестер
6 876 публикаций
42 боя

Ну да в какойто мере их можно назвать эсминцем

 

Только сильно слабее по вооружению, да и по живучести тоже)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×