Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
nemo161084

Лёгкие крейсера типа "Светлана" [Конкурсная работа, 1-е Место]

В этой теме 17 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Участник
288 публикаций

 

Предисловие.

Здравствуйте Любители и Участники проекта игры World of Warships, это моя первая статья - не судите строго я стараюсь.

А теперь немного вступления про мою конкурсную тему - Лёгкие крейсера Российского флота строившихся с 1910 по 1914 год. Крейсера «Светлана» предназначались для решения тех же задач, что и их предшественники - бронепалубные крейсера: ведение разведки при эскадре, огневой поддержки соединений эсминцев. Отличие же их от бронепалубных крейсеров заключалось в наличии бортового бронирования, увеличенной до 30 узлов скоростью хода, лучшей мореходностью, более современным артиллерийским вооружением и паротурбинными силовыми установками.

Гордость лёгких крейсеров типа "Светлана" это:

 

1. Красный Кавказ

90dd9df13444.jpg

 

2. Красный Крым

4f1444e780ca.jpg

 

3. Червона Украина

36fcad9ee4ad.jpg

 

Содержание:

1.    История

1.1  Строительство крейсеров типа "Светлана"

1.2  Достройка крейсеров

1.3  Представители

2.    Конструкция

3.    Вооружение

4.    ТТХ

5.    Заключение

 

 

Изменено пользователем EvilTwin_HL
  • Плюс 6

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
288 публикаций

1. ИСТОРИЯ

5 сентября 1905 г. был подписан Портс­мутский мирный договор, поставивший точку в Русско-японской войне. Россий­ский Императорский флот понес тяжелей­шие потери, корабли 1-й и 2-й Тихоокеан­ских эскадр почти полностью погибли или были захвачены противником. Уцелело лишь несколько единиц, прорвавшихся во Владивосток или в нейтральные порты. Конечно, наибольшие потери понесли броненосцы, из 18 кораблей уцелел толь­ко один. Пострадали и корабли других классов.

    Перед войной в составе Балтийского флота числилось 35 крейсеров, правда в это число входили и безнадежно устаревшие бывшие фрегаты и корветы построй­ки 1870-х гг., которые не решились по­слать на Дальний Восток даже с эскадрой Небогатова. В 1906-1907 гг. все оставши­еся на Балтике устаревшие крейсера бы­ли переделаны в минные заградители, учебные суда или списаны. 14 крейсеров погибли в боях с японским флотом или от снарядов осадных орудий в гавани Порт-Артура. После окончания Русско-японской войны в составе русского флота на Балти­ке и Тихом океане осталось в строю всего 9 боеспособных крейсеров. Два крейсера находились в составе Черноморского флота.

    Чтобы приступить к возрождению фло­та и строительству новых крейсеров (как, впрочем, и кораблей других классов), не­обходимы были концепция использова­ния флота и программа его строительст­ва, под которую выделяются бюджетные средства. Нужен был также проект ко­рабля, отвечающий концепции использо­вания флота. Ничего этого после оконча­ния войны не было. Морской министр

А.А.Бирилев в апреле 1906 г. на заседа­нии Особого совещания отметил, что в стране нет четкой программы вооружен­ных сил страны.

    Период 1905 - 1909 гг. явился пере­ходной эпохой споров и пререканий о морских проблемах России. Реально же дело воссоздания морских сил за это вре­мя не продвинулось. Новые корабли, в проектах которых в полной мере был бы учтен опыт войны, не закладывались. До­страивались, причем крайне низкими тем­пами, корабли, заложенные еще до нача­ла или в ходе Русско-японской войны. Так, например, заложенные еще в 1903 г. линкоры «Император Павел I» и «Андрей Первозванный» вступили в строй в 1912 г. Всего было сдано по два линкора для Балтийского и Черноморского флотов и четыре крейсера на Балтике.

    Прекращение судостроительной дея­тельности в момент небывалого ослабле­ния флота приводило ко все возраставше­му неравенству морских сил России по сравнению с флотами ее возможных про­тивников и прежде всего Германии. И это в то время когда Германия, Англия и дру­гие страны строили в больших количест­вах корабли всех классов, но новых типов с учетом Русско-японской войны.

    В Англии в 1906 г. вступил в строй «Дредноут» - линейный корабль принци­пиально нового типа, а в 1907 был спущен первый корабль нового класса - линей­ный крейсер «Инвинсибл», еще раньше, в 1903 г. строится легкий крейсер «Аме­тист» с турбинами в качестве главных двигателей. Германия ответила строи­тельством дредноутов типа «Нассау» и ли­нейных крейсеров «Фон-дер-Танн» и «Мольтке».

    В России же развернулись дискуссии по поводу того какой ей нужен флот - мощ­ный флот открытого моря, который бы дал возможность продолжить империалисти­ческую политику России, прерванную не­удачной войной или оборонительный флот, который был бы в состоянии обес­печить безопасность наших побережий. В итоге споров возобладала теория Мэхена и Коломба. В результате было решено строить линейный флот в первую очередь на Балтике, т.к. это давало возможность отправки сильной эскадры в любой район, кроме того наличие эскадры обеспечива­ло господство в Финском заливе, избав­ляя столицу империи от угрозы возмож­ного немецкого десанта.

В июне 1906 г. на базе стратегического и организационного отделов Главного морского штаба был создан Морской ге­неральный штаб (МГШ). На этот новый орган управления Российского флота бы­ли возложены задачи определения места и роли флота в системе вооруженных сил страны, разработка его структуры, со­ставление кораблестроительных про­грамм, определение основных требова­ний для технических заданий на проекти­рование кораблей.

МГШ разработал «стратегические осно­вания для плана войны на море», которые были представлены императору и утверж­дены им 19 марта 1907 г. По мнению МГШ флот должен был строиться целыми боевыми эскадрами, в зависимости от финансовых возможностей. На Балтике и на Черном море предполагалось иметь по одной боевой эскадре в составе двух бри­гад линейных кораблей, двух бригад ли­нейных крейсеров, двух бригад легких крейсеров и от четырех до девяти дивизи­онов эскадренных миноносцев. Эта систе­ма формирования эскадр оказала влия­ние на разработку кораблестроительных программ. Так в программах появился численный состав отдельных классов ко­раблей, почти всегда кратный четырем: четыре линейных корабля, четыре линей­ных крейсера, четыре легких крейсера и тридцать шесть эскадренных миноносцев для Балтийского флота или четыре линей­ных корабля и четыре легких крейсера и семнадцать эсминцев для Черноморского. Предусматривалось строительство под­водных лодок, а также более мелких ко­раблей и судов.

Считая, что решение задачи надежной обороны Балтийского моря может быть достигнуто при наличии флота, способно­го в открытом море бороться с флотом Германии Морской генеральный штаб по­лагал необходимым построить к 1920 году две эскадры, каждая в составе: 8 линей­ных кораблей, 4 линейных крейсеров, 9 легких крейсеров и 36 миноносцев. Рас­сматривая действия на Балтике Морской генштаб считал, что «задания для линей­ных кораблей должны быть таковыми, что­бы эту эскадру, в случае нужды, можно было послать куда угодно».

По Черноморскому театру МГШ считал одной из задач наступательную - овладе­ние проливами для обеспечения своих границ и для выхода в Средиземное мо­ре. Для полного решения наступательной задачи был необходим флот способный нарушить равновесие морских сил в Сре­диземном море. Он должен был иметь в своем составе: 8 линкоров, 4 броненос­ных крейсера и 9 легких крейсеров. При оборонительной задаче следовало уси­лить минный флот, к которому должны быть добавлены, кроме того, 4 легких крейсера.

Не забывалась и вековая мечта овла­деть Босфором и Дарданеллами. Строив­шиеся одновременно с легкими крейсера­ми, линейные крейсера типа «Измаил» предназначались не столько для мелко­водной Балтики, сколько для действий в Атлантике или Средиземноморье. Одной из задач легких крейсеров должно было быть их сопровождение.

Подсчитав, что к 1918 году русский флот будет состоять из 11 дредноутов, 8 старых линкоров, 15 крейсеров, 48 эсмин­цев МГШ подчеркнул, что «было бы нера­циональным строить военный флот на суммы, превосходящие миллиард рублей, лишь для защиты побережья Финского за­лива от десанта двух немецких корпусов, десанта весьма проблематичного с точки зрения серьезного стратегического рас­чета».

В июле 1912 г. в Париже начальники Морских генеральных штабов подписали проект русско-французской морской кон­венции. Она предусматривала перевод части Балтийского флота в Средиземное море, на французскую базу Бизерта.

Попытка разработать судостроительную программу была предпринята еще в 1906 г. Морской министр А.А.Бирилев поручил ее разработку МГШ. Но одновременно морской министр дал задание разрабо­тать программу Главному морскому шта­бу, в число функций которого не входили вопросы судостроения. В результате были разработаны две программы, противоре­чащие друг другу (следует отметить, что в обеих присутствовали легкие крейсера). Обе программы были отвергнуты Советом Государственной обороны, а А.А.Бирилев вскоре уволен с поста министра.

В апреле 1907 г. МГШ представил Нико­лаю II четыре варианта судостроительной программы. Императором был утвержден тот, которым предусматривалось строи­тельство одной эскадры для Балтийского моря. Однако программа была сильно ви­доизменена при рассмотрении ее Советом Государственной обороны. Переработан­ная программа получила название «Рас­пределение ассигнований на судострое­ние». Однако Государственная дума, не­смотря на убеждения Председателя Совета министров П.А.Столыпина, отказа­ла выделить средства на строительство новых кораблей. Только после личного ука­зания Николая II морское министерство по­лучило, наконец, кредиты на новое судост­роение и 30 июня 1909 г. были заложены четыре линкора для Балтийского флота.

Однако с осени 1909 г. до весны 1911 г. вопрос дальнейшего строительства новых кораблей не выходил из стадии обсужде­ний, переписки и волокиты. И.К.Григоро­вич, назначенный в марте 1909 товарищем (заместителем) морского министра писал в своих воспоминаниях: «Точной обосно­ванной программы судостроения для вос­создания флота нет...» Более двух лет, не­смотря на то, что политические события и весь курс внешней политики определенно вели к войне, потрачено на бесполезные переговоры.

Решительный перелом в ходе разработ­ки судостроительных программ и строи­тельстве флота произошел после назна­чения 18 марта 1911 г. на пост морского министра И.К.Григоровича.

В мае 1911 г. были приняты Думой и ут­верждены царем законы «Об ассигнова­нии средств на постройку четырех линей­ных кораблей для Балтийского моря» и «Об ассигновании средств на усиление Черноморского флота». Вместе с законом 1908 г. они вошли в Малую судострои­тельную программу. В соответствии с ней предстояло достроить четыре ЛК для Бал­тики, построить три ЛК для Черного моря, а также эсминцы и подводные лодки. Строительство крейсеров Малой про­граммой не было предусмотрено.

Командующий Балтийским флотом ви­це-адмирал Н.О. фон Эссен (во время Русско-японской войны командир крейсе­ра «Новик») 23 марта 1911 г. в докладной записке о судостроительной программе для Балтийского флота предлагал: «...9) В текущем 1911 году заложить на освобо­дившихся от линейных кораблей стапелях Балтийского и Адмиралтейского заводов двух легких крейсера водоизмещением 6000 тонн с турбинными двигателями, способными иметь некоторый запас мин заграждения. Готовность этих судов должна быть весною 1914 года.

10) По спуске на воду упомянутых в пунк­те 9) легких крейсеров, заложить еще два таких же крейсера, коих готовность должна быть обусловлена весною 1915 года...»

К сожалению, предложения адмирала не были осуществлены (не был готов про­ект крейсера, не была утверждена про­грамма, предусматривающая их строи­тельство и не было финансирования). Иначе Балтийский флот к началу Первой мировой войны имел бы два новых легких крейсера, еще два вступили бы в строй в первый год войны.

5 июня 1912 г. состоялось историческое заседание Государственной думы, на котором рассматривался законопроект об ассигновании 500 000 000 руб на строи­тельство флота. На нем с большим до­кладом выступил и И.К.Григорович ут­верждая в очередной раз что «Флот не может получать одностороннего развития одних типов судов в ущерб другим, надо иметь суда всех типов и в определенной пропорции». В итоге была утверждена «Программа спешного усиления Балтий­ского флота», которой предусматривалось строительство в числе других кораблей четырех легких крейсеров, а также двух легких крейсеров для Черноморского флота. В пояснительной записке к про­грамме указывалось, что 1915 год должен быть принят за срок, к которому должна быть сформирована современная эскадра на Балтике.

Соперница России на Черном море Тур­ция в 1913 г. заказала в Англии два новей­ших дредноута. В конце того же 1913 г. Германия направила в Средиземное море новейший линейный крейсер «Гебен» и легкий крейсер «Бреслау».

 Обеспокоенный усилением турецкого флота, морской министр в декабре 1913 г. обратился к Николаю II со специальным докладом. Министр считал необходимым немедленно начать строительство одного линкора, двух легких крейсеров, 8 эсмин­цев и 6 подводных лодок.

Получив предварительное согласие им­ператора, морское ведомство 17 марта 1914 г. вошло в Совет министров с пред­ставлением о постройке новых судов. В его объяснительной записке указывалось: «...Количество судов, постройка которых должна быть произведена спешно, опре­деляется следующим образом:

б) для того, чтобы крейсеры могли вы­полнить свое назначение, освещать нуж­ные районы моря и защищать линейные корабли от атак миноносцев во время сражения, их должно быть не менее че­тырех. Поэтому в дополнение к строя­щимся двум необходимо заложить еще два того же типа».

В июне 1914 г. «Программа спешного усиления Черноморского флота» была ут­верждена Думой. Вместе с программой 1912 г. они стали называться «Большой судостроительной программой». В соот­ветствии с ней Балтийский и Черномор­ский флоты должны были получить по че­тыре новых легких крейсера.

Основные принципы,положенные в вы­полнение этой грандиозной программы - разработка проектов кораблей на кон­курсной основе с привлечение отечест­венных и зарубежных предприятий и строительство кораблей на российских заводах. К созданию кораблей по утверж­денным программам были привлечены десятки заводов-смежников, как в Рос­сии, так и за рубежом.

Этой же программой было предусмот­рено строительство двух малых турбинных крейсеров для Сибирской флотилии. Главной задачей этих кораблей являлось истребление эсминцев и других легких кораблей противника и разведка в непри­ятельских водах. Проектирование их ве­лось параллельно с легкими крейсерами.

   Представлены проекты Путиловского завода, Невского и Ревельского. Однако, заявления этих заводов о цене на пост­ройку означенных крейсеров и срок их из­готовления не могли удовлетворить Мор­ское министерство, почему было решено обратиться за границу. Морское минис­терство заключило договор с германской фирмой «Ф.Шихау» на строительство двух крейсеров. Они должны были иметь водо­измещение 4300 т, длину 135 м, скорость 27,5 уз. Броневой пояс 50 мм, палуба - 20 мм. Вооружение 8 130-мм орудий. Эти два крейсера, «Адмирал Невель­ской» и «Муравьев-Амурский», были един-ственными кораблями строившиеся за ру­бежом. После начала 1-й мироввой войны они были реквизированы Германией и вступили в состав ее флота (с германским вооружением) под названиями «Эльбинг» и «Пиллау». Работы по созданию новых крейсеров начались еще в 1907 г., но по ряду причин затянулись. Накануне Русско-японской войны в со­ставе российского флота в соответствии с классификацией от 1 февраля 1892 г. на­ходились крейсера 1 и 2 ранга. К крейсерам 1 ранга относились такие корабли как «Россия» и «Громовой» водо­измещением до 14 000 т, имевшие брони­рование борта до 203 мм, вооруженные 203-мм, 152-мм и более мелкими орудия­ми. Этот тип кораблей представлял собой океанские рейдеры. Чаще их называли броненосными. К броненосным относи­лись и корабли типа «Баян» водоизмеще­нием 7800 т. Головной был построен в 1902 г. и участвовал в боях с японским флотом в составе порт-артурской эскадры. Он оказался наиболее удачным типом бро­неносного крейсера. По его типу в 1905 г. началось строительство трех единиц. На рубеже XIX и XX веков началось строительство сравнительно небольших быстроходных так называемых бронепа­лубных крейсеров, которые также числи­лись крейсерами 1 ранга. Они предназна­чались для дальней разведки, охраны броненосцев от атак миноносцев. Не ис­ключалось их участие в эскадренном бою, а также в операциях на торговых путях противника. Таким образом, они должны были стать универсальными кораблями.

В России этот процесс завершился к 1912 г., утверждением проектов линейных крейсеров типа «Измаил» и легких крей­серов типа «Светлана», окончательно ут­вержденных в новой классификации фло­та 1915 г. Таким образом, отечественное крейсеростроение повторяло тенденцию строительства крейсеров ведущих флотов мира, но с опозданием на несколько лет. Это опоздание стало роковым для русско­го флота, так и не получившего ни одного современного крейсера.

1.1  СТРОИТЕЛЬСТВО КРЕЙСЕРОВ ТИПА "СВЕТЛАНА"

Выполнение судостроительной про­граммы способствовало бурному разви­тию отечественной судостроительной промышленности и предприятий-смежни- ков. На уже существующих к 1912 г. пред­приятиях возводились новые стапели, ре­конструировались цеха. По лицензиям иностранных фирм осваивалось произ­водство судовых паровых турбин. Строи­лись новые заводы. В Прибалтике в ко­роткий срок было построено несколько заводов, оснащенных по последнему сло­ву техники.

Однако русская промышленность не бы­ла готова к реализации столь грандиоз­ной судостроительной программы. Не хватало стапельных мест, объемы произ­водства турбин и вспомогательных меха­низмов на русских заводах не могли обес­печить потребность верфей. Поэтому при­шлось заказывать турбины и механизмы, дальномеры и гирокомпасы за рубежом.

Крейсера для Балтийского моря

Особенностью постройки легких крей­серов для Балтийского флота было то, что разработав общий проект и утвердив его, выиграв конкурс на строительство крей­серов, Ревельский и Путиловский заводы еще не были готовы к строительству больших кораблей. Только после получе­ния заказов на строительство кораблей по «Программе спешного усиления Балтий­ского флота» работы по строительству за­водов развернулись в полную силу.

В 1910 г. в Петербурге было создано акционерное предприятие «Русское обще­ство для изготовления снарядов и военных припасов». В декабре 1911 г. акцио­неры решили построить судостроитель­ный завод в Ревеле. 13 мая 1913 г. на ба­зе Ревельского судостроительного завода «Русского общества для изготовления снарядов и военных припасов» было со­здано акционерное общество «Русско- Балтийский судостроительный и механи­ческий завод». Работы по сооружению за­вода начались в полную силу только после получения заказов на строительство двух крейсеров и шести эсминцев.

Русско-Балтийский завод строился «с нуля» по заранее разработанному плану. Он должен был иметь четыре стапеля для эсминцев и два больших стапеля для строительства кораблей водоизмещением до 30 тыс т. Механический цех завода должен был выпускать по восемь судовых турбин в год. Сооружался и огромный до­строечный бассейн.

Акционерное общество Путиловских за­водов также получило крупный заказ на строительство крейсеров и эсминцев. К началу 1913 г. оно располагало несколь­кими небольшими стапелями и маломощ-ными судостроительными мастерскими. Решено было построить вместо них новое первоклассное предприятие. 16 мая 1913 г. из акционерного общества была выде­лена новая Путиловская верфь.

К ноябрю 1913 г. строительство верфи в основном было завершено. Был построен открытый эллинг для постройки больших судов, 4 стапеля для эсминцев, большая и малая судостроительные мастерские, тур­бинная, котельная, электрическая и др. мастерские, оборудованные по последне­му слову техники и не уступающие луч­шим иностранным. Путиловская верфь представляла собой «судостроительный и механический» завод, хотя и называлась верфью.

14 февраля 1913 г. Морское министер­ство заключило контракт с Ревельским за­водом на строительство двух крейсеров водоизмещением 6800 т. Поскольку тур­бинные и котельные мастерские еще не были закончены контракт разрешал «зака­зать за границей турбинные механизмы и половинное число котлов для первого крейсера». Готовность кораблей к испыта­ниям была установлена для головного - 1 июля 1915-го, второго - 1 октября 1915 г.

Контрактная осадка - 5,63 м, метацент- рическая высота - 0,9 м, за отступление от них заводы должны были выплатить штраф. Нижний предел скорости, при ко­торой крейсер мог быть принят в казну, составлял 28 уз.

Контракт с Путиловским заводом был за­ключен одновременно с Ревельским в фев­рале 1913 г. Срок готовности к испытаниям первого корабля планировался 1 августа 1915 г., второго - 15 октября 1915 г.

На создание каждого крейсера (подго­товка производства и строительство) заво­дам выделялось по 8 300 000 руб. без бро­ни, артиллерии и мин. Заказ на изготовле­ние брони для четырех крейсеров был выдан Ижорскому заводу. Стоимость бро­ни для каждого крейсера - 558 695 руб.

Крейсера Русско-Балтийского завода и Путиловской верфи были идентичны не только по своим тактико-техническим ха­рактеристикам, но и по планировке поме­щений. Различались они только типом главных турбин и механизмов их обслужи­вающих. На кораблях Русско-Балтийского завода стояли турбины типа «Кэртис-АЕГ- Вулкан», на крейсерах Путиловской верфи - системы Парсонса. Техническую помощь Ревельскому заводу оказывала германская фирма «Вулкан» в Штеттине.

В соответствии с Высочайшим прика­зом по морскому ведомству от 28 сентяб­ря 1913 г. легким крейсерам Ревельского завода были присвоены наименования «Светлана» и «Адмирал Грейг». Первый корабль унаследовал название крейсера «Светлана» геройски погибшего 28 мая 1905 г. в Цусимском сражении. Крейсер «Светлана» считался головным кораблем серии, которая стала называться по его имени. Этим же приказом крейсерам Пу- тиловской верфи были присвоены назва­ния «Адмирал Бутаков» и «Адмирал Спи- ридов».

Морской министр адмирал И.К.Григоро­вич писал в своих воспоминаниях: «Пост­ройка Ревельских заводов настолько про­двинулась, что я нашел возможным сде­лать закладку заказанных им легких крейсеров эскадренных миноносцев под­водных лодок, а также присутствовать на освещении и открытии мастерских этих заводов. Впечатление от построенных за­водов великолепное...

Закладку судов на заводах в Петербурге я поручил товарищу Министра...» (И.К. Григорович. Воспоминания бывшего мор­ского министра. СПб.1993).

24 ноября 1913 г. на больших, еще не окончательно достроенных стапелях Ре­вельского завода состоялась торжествен­ная закладка крейсеров «Светлана» и «Ад­мирал Грейг». На церемонии присутство­вали морской министр адмирал И.К.Григорович, губернатор Эстляндии И.В.Коростовец, начальник крепости Пет­ра Великого вице-адмирал А.М.Гераси­мов и др. Однако завод еще не был пол­ностью достроен. Сталь для корпусов не была заготовлена, разбивка теоретичес­кого чертежа на плазе только закончи­лась. Фактически сборка корпуса «Свет­ланы» началась с 1 апреля, а «Адмирала Грейга» - с 1 августа 1914 г. Строительст­во завода продолжалось вместе с пост­ройкой кораблей.

Неделей раньше - 16 ноября 1913 г. - на больших стапелях Путиловской верфи были заложены крейсера «Адмирал Бута­ков» и «Адмирал Спиридов». На церемо­нии присутствовал товарищ морского ми­нистра вице-адмирал М.В.Бубнов, началь­ник ГУК вице-адмирал П.П.Муравьев, члены Государственной думы.

Наблюдающими за постройкой крейсе­ров на Путиловской верфи были назначе­ны полковник И.Е.Храповицкий и инже­нер-механик капитан 2 ранга В.И.Войш- вило.

Строителем крейсеров на Ревельском заводе был назначен В.А.Озаровский, на­блюдающими от Морского министерства

 И.В.Благовещенский (по корпусу), Г.М.Хо- ментовский, затем А.А.Шафров (по меха­нической части).

Турбины и котлы для крейсера изготав­ливались в механических мастерских Рус­ско-Балтийского завода при технической помощи германской фирмы «Вулкан».

Неготовность верфи и задержки с по­ставкой материалов привели к тому, что к концу 1913 г. готовность крейсеров Пути- ловского завода составляла 1,7%, а Рус­ско-Балтийского - 2,5%.

После большой задержки в начале пост­ройки работы в 1914 г. велись довольно интенсивно. К концу 1914 г. готовность крейсеров программы 1912 г. составляла: «Светлана» - 31,9%, «Адмирал Грейг» - 9,7%, «Адмирал Бутаков» 14,0%, «Адми­рал Спиридов» - 10,1%.

Начало Первой мировой войны ослож­нило постройку крейсеров. Помощь гер­манской фирмы «Вулкан» в постройке ме­ханизмов прекратилась, часть из них при­шлось перезаказать в Англии, часть на отечественных заводах, и без того пере­груженных выполнением судостроитель­ной программы.

Сормовский завод изготовлял шпиле­вой и рулевой приводы, рижский завод Всеобщей компании электричества - эле­ктрооборудование, петроградские завод «Роберт Круг» - теплообменные аппара­ты, фирма «Пирвиц» - вспомогательные механизмы, завод «Г.А.Лесснер» - артил­лерийские элеваторы и устройства аэро- рефрижерации системы Вестингауз-Леб- лан, завод «Н.К.Гейслер» - системы уп­равления стрельбой и многие другие предприятия.

К октябрю 1915 г. готовность «Светла­ны» по корпусу составляла 64%, а по ме­ханизмам - 73% (крейсера «Адмирал Грейг» - соответственно 46 и 15%). 28 но­ября 1915 г. крейсер «Светлана» был бла­гополучно спущен на воду. К ноябрю 1916 г. на крейсер были погружены котлы и турбины, завершены испытания почти всех водо- и нефтенепроницаемых отсе­ков, шел монтаж механизмов. Готовность корабля составляла по корпусу - 81%, по механизмам - 75%.

Через год после «Светланы» - 26 нояб­ря 1916 г. на воду спустили «Адмирала Грейга». Разрыв в их готовности продол­жал увеличиваться.

В конце 1916 г. на «Светлану» был на­значен командир и часть команды, для ос­воения техники и механизмов. Корабль был приписан к Гвардейскому экипажу. До революции на крейсере сменилось три командира.

Предполагалось ввести «Светлану» в строй в сентябре-ноябре 1917 г. Дата го­товности крейсера «Адмирал Грейг» неод­нократно переносилась.

Темпы строительства крейсеров на Путиловской верфи отставали от ревельских. К началу войны готовность их по корпусам составляла 9,7%. Но темпы строительства турбин опережали готовность корпусов. По механизмам готовность «Адмирала Бу­такова» достигала 30%, поскольку все час­ти турбин, их сборка и регулировка выпол­нялись в мастерских Путиловской верфи. Котлы, главные холодильники и часть вспомогательных механизмов изготовля­лись машиностроительной частью верфи. Как и на Ревельском заводе, второй ко­рабль - «Адмирал Спиридов» значительно отставал от «Адмирала Бутакова». К 1 ок­тября 1915 г. их готовность составляла 38,9 и 46% соответственно. По мнению И.К.Григоровича постройка крейсеров на Путиловской верфи отставала от Ревель- ского завода по вине администрации вер­фи, которая не смогла должным образом организовать работу на стапелях. Спуск путиловских крейсеров состоялся с разни­цей в месяц - 23 июля 1916 г. со стапеля сошел «Адмирал Бутаков», а 27 августа - «Адмирал Спиридов». Накануне революции постановлением Временного правительства от 11 октября 1917 г. была прекращена постройка боль­шинства кораблей. Из восьми строивших­ся легких крейсеров разрешалось продол­жить постройку только двух - «Светланы» на Русско-Балтийском заводе и «Адмира­ла Нахимова» на «Руссуде». В октябре 1917 г., после того как были оставлены Рига и Моонзундские острова, возникла реальная угроза Ревелю. Мор­ское министерство приняло решение пе­ревести все достраивающиеся в Ревеле корабли в Петроград. Для эвакуации не­достроенных кораблей и оборудования заводов Прибалтики создали специаль­ную эвакуационную комиссию. Затем при Морском министерстве была образована Междуведомственная «согласительная» комиссия под председательством гене­рал-майора Н.В.Лесникова, которая ре­шала вопросы передачи недостроенных кораблей Ревельских заводов Петроград­ским и другим предприятиям для дост­ройки. 3 ноября 1917 г. ГУК направило ад­министрации Адмиралтейского и Русско- Балтийского заводов письма с просьбой срочно разработать с Адмиралтейским заводом соглашение о буксировке из Ре­веля и достройки на нем крейсера «Свет­лана», где указать порядок передачи, сто­имость достройки, установить ответствен­ных за сдачу и определить новые сроки готовности. Предлагалось также определить количество мастеровых, которых не­обходимо доставить с Русско-Балтийско­го завода для этого. Кроме «Светланы» с Русско-Балтийско­го завода эвакуировались крейсер «Адми­рал Грйг», эскадренные миноносцы и че­тыре тральщика. К 13 ноября 1917 г. на крейсера были погружены все «им же принадлежащие готовые и полуготовые изделия и материалы», а также оборудо­вание мастерских (турбинной, судострои­тельной, литейной, модельной и др.). «Светлана» приняла около 650 т ценного заводского оборудования и материалов, а «Адмирал Грейг» - около 1100 т. Рабочие эвакуировались на этих же кораблях. Бук­сиры привели «Светлану» в бассейн Ад­миралтейского завода, где продолжалась ее достройка. 11 декабря крейсер «Адми­рал Грейг» на буксире ледокола «Тармо» покинул Ревельскую гавань и направился в Петроград. Готовность легких крейсеров «Светлана» и «Адмирал Грейг» к этому времени по корпусу достигала соответст­венно 85 и 50%. Готовность корпусов «Адмирала Бутако­ва» и «Адмирала Спиридова» к моменту прекращения работ составляла 45-50%. Часть главных механизмов и котлов была готова, но не погружена на корабли. В первое время после Октябрьского пе­реворота все учреждения Морского минис­терства, заводы - строители кораблей и их правления продолжали работать в преж­нем режиме, но под контролем комиссаров или заводских комитетов. Продолжало функционировать правление Русско-Бал­тийского акционерного общества в Петро­граде. Оно не прекращало усилий по дост­ройке и сдаче крейсера «Светлана» и при­обретало недостающее оборудование. Но в конце марта 1918 г. работы на ко­рабле окончательно прекратились. Готов­ность крейсера составляла 80%. Планиро­валось введение «Светланы» в строй дей­ствующего отряда Красного Балтийского флота весной 1919 г., но это оказалось неосуществленным. Крейсера для Черного моря В отличие от Русско-Балтийского заво­да и Путиловской верфи, «Руссуд» и ОН- ЗиВ к 1913 г. были готовы к строительст­ву кораблей любого класса. Они уже стро­или линейные корабли, эсминцы подводные лодки. Сами заводы находи­лись в Николаеве, но их правления разме­щались в С-Петербурге. 21 сентября 1913 г. были Высочайше утверждены названия крейсеров для Чер­ного моря - «Адмирал Нахимов» и «Адми­рал Лазарев». 11 октября на заседании Совещания по судостроению было принято решение не­медленно заложить два легких крейсера, не ожидая окончания проектных работ и заключения контрактов. 19 октября 1913 г., раньше Ревельского и Путиловского, на стапелях завода «Руссуд» в присутст­вии товарища (заместителя) морского министра вице-адмирала М.В.Бубнова и начальника ГУК вице-адмирала П.П.Мура­вьева были заложены крейсера «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Лазарев».

16 декабря 1913 г. на заседании Техниче­ского совета ГУК, на котором присутствова­ли представители администрации заводов, состоялось рассмотрение контрактов и ус­тановлен срок полной готовности крейсе­ров к испытаниям - 20 октября 1916 г.

Контракт на строительство крейсера «Адмирал Нахимов» был заключен с прав­лением «Руссуда» 11 марта 1914 г. В пер­вой статье контракта говорилось, что «по­стройку механизмов разрешается пере­дать ОНЗиВ, а изготовление котлов - другому заводу». Поскольку котельная мастерская ОНЗиВ была перегружена из­готовлением котлов для эсминцев и ли­нейных кораблей, котлы для «Адмирала Нахимова» заказали на Харьковском паро­возостроительном и механическом заво­де. На следующий день 12 марта был под­писан контракт с ОНЗиВ на строительство крейсера «Адмирал Лазарев».

Контракты предусматривали предель­ную осадку крейсеров не более 5,6 м, ме- тацентрическую высоту в пределах 0,9-1,5 м и скорость 29,5 уз. За несоблюдение этих характеристик заводы должны были выплачивать штрафы. Минимальная ско­рость, при которой корабли могли быть приняты в казну, устанавливалась равной 28 уз. Стоимость каждого крейсера без брони, артиллерии и мин определялась в 8 600 000 руб. Броня для этих двух крей­серов была заказана заводу Никополь- Мариупольского горного и металлургиче­ского общества за 1 650 000 руб.

В феврале 1914 г. правление «Руссуда» сообщило в ГУК, что между ним и ОНЗиВ достигнуто соглашение о разделении между ними работ по постройке крейсе­ров. Оба корпуса будут строиться «Руссу- дом», а механизмы - ОНЗиВ.

Вооружение, оборудование и большин­ство вспомогательных механизмов для черноморских крейсеров поставляли те же заводы, что и для балтийских.

После закладки работы на стапелях поч­ти не велись, поскольку Коломенский за­вод, поставлявший сталь для корпусов, почти на два месяца задержал ее постав­ку. Только в июле 1914 г. началась интен­сивная постройка корпусов крейсеров. К концу 1914 г. готовность крейсеров со­ставляла: «Адмирал Нахимов» - 14,4%, «Адмирал Лазарев» - 14,2%.

Механические мастерские ОНЗиВ не имели ковочных прессов для производст­ва поковок роторов турбин. В России так­же не было производства лопаток для турбин. Несбыточной мечтой морского министра И.К.Григоровича было основа­ние в Николаеве ковочного завода для производства роторов турбин. Поэтому лопатки, поковки роторов, активные коле­са Кэртиса и некоторые другие детали турбин пришлось заказать в Англии фир­ме «Дж. Браун». В Англии были также за­казаны все вспомогательные механизмы для турбинных и котельных отделений, предохранительные клапаны и регуляторы питательной воды.

Доставка частей турбин и механизмов из Англии осуществлялась на английских и русских транспортах в Архангельск, а затем в Николаев по железной дороге. Последние поковки роторов и части тур­бин для «Адмирала Нахимова» были до­ставлены к концу 1915 г., а для «Адмирала Лазарева» поступали в течение 1916 г. Изготовление корпусов и других частей турбин и их сборка осуществлялась в ма­стерских ОНЗиВ по английской техноло­гии.

К концу 1915 г. он изготовил четыре турбины для крейсера «Адмирал Нахи­мов». После испытания паром они были погружены на корабль. Стапельный пери­од постройки крейсера завершился за 15 месяцев. 24 октября 1915 г. состоялся спуск «Адмирала Нахимова». К моменту спуска на корабль было установлено 2343 т стали, что составило 57% по массе кор­пуса.

По закону от 24 июня 1914 г. были отпу­щены средства на постройку ОНЗиВ крей­сера типа «Адмирал Лазарев» и «Руссуд» - типа «Адмирал Нахимов»

В соответствии с программой спешного усиления Черноморского флота Морское министерство 29 августа 1914 г. заключи­ло контракты на постройку еще двух крей­серов для Черного моря - «Адмирал Исто­мин» (ОНЗиВ) и «Адмирал Корнилов» («Руссуд»). Срок готовности кораблей к сдаче устанавливался февраль-март 1917 г. Стоимость их была утверждена как и первых двух крейсеров - по 8 600 000 руб. без брони, артиллерии и мин. Рас­пределение работ между заводами в кон­тракте было определено таким же как при постройке первых двух крейсеров - кор­пуса «Руссуд», механизмы - ОНЗиВ.

Официальная закладка крейсеров со­стоялась 11 ноября 1915 г. С начала стро­ительства на всех заводах сложилась та­кая ситуация, что темпы постройки одного из крейсеров опережали темпы сборки второго. Причем после начала Первой ми­ровой войны, в связи с возникшими труд­ностями в поставках от зарубежных и оте­чественных предприятий, с перебоями в работе транспорта этот разрыв увеличи­вался.

Аналогично обстояли дела и на южных заводах. Продвижение постройки крейсе­ ра «Адмирал Лазарев» несколько отстава­ло от темпов строительства первого ко­рабля. Это объяснялось тем, что админи­страция «Руссуда» стремясь как можно быстрее спустить «Адмирал Нахимов», направила на него часть мастеровых с «Адмирала Лазарева». В результате к мо­менту спуска «Адмирала Нахимова» на крейсере «Адмирал Лазарев» в кормовой части собрали только часть наружной об­шивки, к установке брони вовсе не при­ступали. При сложившихся средних тем­пах работ на крейсерах «Адмирал Лаза­рев» отставал от своего собрата на 5-6 месяцев, причем этот разрыв имел тен­денцию к увеличению.

К концу 1915 г. работы по постройке крейсеров почти совсем прекратились. Большую часть рабочих перебросили на постройку плавучего дока для линейных кораблей и десантных барж. К 1 января 1916 г. готовность «Адмирала Лазарева» по массе корпуса составляла 54,2%, а к концу мая корабль был полностью готов к спуску. Для участия в церемонии на завод прибыл начальник кораблестроительного отдела ГУК П.Ф.Вешкурцев. В 19.00 28 мая 1916 г. крейсер «Адмирал Лазарев» после окончания традиционного ритуала стронулся с места и заскользил по стапе­лю. Но после первых 70 м скорость резко замедлилась и крейсер пройдя в общей сложности 106,7 м, остановился, имея на пороге стапеля переборку 81-го шп. Корабль был закреплен на стапеле, и нача­лись подготовительные работы для по­вторного спуска. Созданная из предста­вителей завода и ГУКа комиссия пришла к выводу, что наиболее вероятной причи­ной остановки стало возросшее трение спусковых полозьев о фундамент стапеля. Насалка сильно размягчилась вследствие высокой температуры (в Николаеве в эти дни температура воздуха в тени достига­ла 35°С, а на солнце - 50°С) и легко со­скребалась передними гранями полозьев. В техническом бюро «Руссуда» был разра­ботан проект сдвига крейсера с помощью талей с общей силой тяги 200 т, гидрав­лических домкратов по 200 т и буксирных судов с силой тяги 30 т. Полозья не во­шедшие в воду были сняты и под ними возобновлена насалка. 7 июня при подъе­ме воды на 1 м выше ординара была предпринята попытка сдвинуть крейсер с помощью талей и домкратов, но к вечеру вода спала, и попытка не удалась. Утром 8 июня для перераспределения нагрузки два носовых отсека были заполнены во­дой общей массой 350 т. Корма крейсера была приподнята плавкраном грузоподъ­емностью 200 т. В 19.20, когда вода в ре­ке поднялась на 2 м выше ординара, были пущены в ход все домкраты и тали при тя­ге их паровозами. В результате этих уси­лий крейсер сошел со стапеля.

Поскольку предстояло спустить еще два крейсера (в сентябре 1916 г. предполага­лось спустить «Адмирал Корнилов»), был произведен углубленный анализ причин остановки «Адмирала Лазарева» на ста­пеле. В результате был разработан новый тип спусковых полозьев.

После спуска на воду «Адмирал Лаза­рев» был отбуксирован к стенке ОНЗиВ. На нем были разобраны листы настила верхней и нижней палуб, продольных и поперечных бимсов, а затем началась по­грузка 14 котлов.

Председатель наблюдающей комиссии на Черном море контр-адмирал А.А.Дани­левский, проанализировав вместе с руко­водством заводов ход постройки, в июне 1916 г. в очередной раз сообщил в ГУК «окончательные» сроки готовности легких крейсеров: «Адмирал Нахимов» и «Адми­рал Лазарев» - март и сентябрь 1917 г., «Адмирал Корнилов» и «Адмирал Исто­мин» - май и июль 1918 г. соответствен­но. Но приоритет отдавался линкору «Им­ператор Александр III» и эсминцам типа «Новик», строившимся на этих же заводах.

К 1 января 1916 г. готовность крейсеров по массе корпусов составляла: «Адмирал Нахимов» - 61,2%, «Адмирал Лазарев» - 54,2%, «Адмирал Корнилов» и «Адмирал Истомин» - по 39,6%.

В турбинной мастерской приступили к обработке роторов турбин, доставленных из Англии. На «Руссуд» и ОНЗиВ поступа­ло оборудование, заказанное на других предприятиях в России и за рубежом. К концу 1916 г. готовность крейсера «Адми­рал Нахимов» по массе корпуса достигла 79,3%, на него были погружены все тур­бины и котлы. Готовность «Адмирала Ла­зарева» по корпусу - 71,7%, однако обес­печенность вспомогательными механиз­мами была не более 26%. На совещании 17 декабря 1916 г., которое состоялось в Петрограде под председательством на­чальника ГУК с участием представителей заводов, были намечены новые сроки сдачи крейсеров «Адмирала Лазарева» - 1 декабря 1917 г. Но темпы работ все бо­лее снижались, из-за расстройства же­лезнодорожного транспорта грузы на за­вод не доставлялись, по причине отсутст­вия угля электростанция не работала. Поэтому срок подготовки к сдаче был пе­ренесен на первую половину 1918 г.

На заседании 11 октября 1917 г. Вре­менное правительство утвердило пред­ставленную Морским министерством про­грамму судостроения. В соответствии сней на заводах Николаева следовало: до­строить легкий крейсер «Адмирал Нахи­мов», приостановить постройку крейсеров «Адмирал Лазарев», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов».

Директивным письмом от 17 ноября ГУК предписывал срочно спустить на воду все суда, приостановленные постройкой. Для спуска находившихся на стапелях «Руссу- да» «Адмирала Истомина» и «Адмирала Корнилова» необходимо было испытать отсеки на водо- и нефтенепроницаемость, изготовить и установить кронштейны гребных валов, сами валы и винты, рули, якорные клюзы, а также подводную арма­туру. На эти работы требовалось не менее двух месяцев, однако ОНЗиВ был пере­гружен работами по эсминцам.

Как ни старались заводы достроить хотя бы головные корабли но до Октябрьского переворота этого сделать им не удалось. Была и еще одна причина. Оказалось, что еще более чем крейсера флотам необхо­димы тральщики, минные и сетевые за­градители, сторожевые и десантные суда, плавбазы и т.д. Постройке этих судов пе­ред Первой мировой (как и перед Вели­кой Отечественной) войной не уделялось должного внимания. Морское министер­ство не включало их в судостроительные программы. Считалось, что в случае необ­ходимости для этих целей могут быть ис­пользованы мобилизованные суда. Но ход боевых действий показал, что лучше все­го задачи выполняются судами специаль­ной постройки. Да и на переоборудование мобилизованных судов требовались фи­нансовые средства и мощности заводов.

Задержка в принятии судостроитель­ных программ, многочисленных переде­лок технических заданий на проектирова­ние, неготовность заводов привели к то­му, что до 1917 г. не были построены линкор для Черноморского флота, четыре линейных крейсера для Балтийского фло­та, восемь легких крейсеров, треть эс­минцев «Большой кораблестроительной программы». Отсутствие легких турбин­ных крейсеров в составе действующих флотов пришлось компенсировать уста­новкой на строящихся эсминцах типа «Но­вик» дополнительных орудий. Особенно остро ощущалось отсутствие новых тур­бинных крейсеров на Черном море, где имелось всего два крейсера с паровыми машинами и максимальной скоростью 21 уз, которые во время войны эксплуатиро­вались «на износ». Пришлось также уско­рить перевооружение «доцусимских» крейсеров новыми 130-мм орудиями.

Начало Гражданской войны застало крейсера в различной степени готовнос­ти. Дальнейшая судьба у них сложилась по-разному. И если в Петрограде с 25 ок тября 1917 г. советская власть установилась «всерьез и надолго», то в Николаеве власть неоднократно менялась: большевистские советы, Центральная Рада, не­мецкие оккупанты, петлюровская Дирек­тория, Антанта, банды Григорьева, Дени­кин, Советы. Никто из новых «хозяев» города не пытался наладить работу заво­дов, но стремился увести суда и корабли. Каждая новая власть поднимала на кораб­лях свои флаги, а некоторые давали им новые имена. Украинские националисты переименовали «Адмирала Нахимова» в «Мазепу».

   В январе 1920 г., оставляя Николаев, бе­логвардейцы отбуксировали крейсер «Ад­мирал Нахимов» в Одессу, откуда намере­вались перевести его в Крым, а затем в Константинополь. Но 8 февраля Одесса была освобождена Красной Армией. Перед сдачей города белогвардейцы попытались увести крейсер, но у них для этого не было достаточно мощных буксиров. В конце фе­враля того же года крейсер был успешно снят с мели и доставлен в Николаев.

1.2  ДОСТРОЙКА КРЕЙСЕРОВ

Четыре года прошло с тех пор как на крейсерах прекратились работы. Закончи­лась Первая мировая и Гражданская войны. «Светлана» и «Адмирал Грейг» стояли у стенки Адмиралтейского завода, «Адмирал Бутаков» и «Адмирал Спиридов» - в достро­ечном бассейне Путиловской верфи, «Адми­рал Лазарев» - у стенки завода «Наваль», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов» - на стапелях завода «Руссуд». Корабли жда­ли решения своей дальнейшей судьбы. А перспективы были весьма туманными.

В ноябре 1922 г., во время обсуждения программы ремонта и строительства во­енно-морских судов В.И.Ленин, который был уже болен и не мог лично участвовать в заседаниях, написал два письма И.В.Сталину по рассматриваемому вопро­су. 25 ноября: «Я вчера подробно беседо­вал со Склянским и несколько заколе­бался, но расход 10 миллионов так безоб­разно велик, что я все-таки не могу не предложить следующего:

Утвердить достройку крейсера «Нахи­мов», затем уменьшить на 1/3 остальные большие суда... Я думаю, флот в тепе­решних размерах хоть и представляется флотишкой... все же для нас непомерная роскошь.

Крейсер «Нахимов» надо достроить, ибо мы его продадим с выгодой, а в остальном я убежден, что наши морские спецы все же увлекаются непомерно. Флот нам не нужен».

В итоге на всю программу было выделе­но 7 миллионов.

29 ноября он вновь пишет Сталину: «Меня убедили вполне в том, что крейсер «Нахимов» должен быть в числе нашего флота, ибо на худой конец мы должны по­лучить возможность продать его с выго­дой...»

Приказом Реввоенсовета Республики от 7 декабря 1922 г. крейсеру «Адмирал На­химов» было присвоено новое название «Червона Украина». На его достройку бы­ло выделено 250 тыс. руб. золотом, что было явно недостаточно. В этом же меся­це состоялся Третий Всеукраинский съезд Советов, который принял постановление о шефстве Всеукраинского Центрального исполнительного комитета над этим ко­раблем. 8 мая 1923 г. Совет Народных Ко­миссаров УССР рассмотрел вопрос о до­полнительном финансировании достроеч­ных работ и принял решение выделить в фонд достройки корабля дополнительно 200 тыс. руб. золотом.

29 октября 1924 г. Совет Труда и Обо­роны СССР утвердил доклад Высшей пра­вительственной комиссии о выделении ассигнований на достройку, капитально­восстановительный ремонт и модерниза­цию ряда кораблей, в том числе крейсе­ров «Червона Украина» и «Светлана». Су­ществовали два варианта достройки крейсеров - по первоначальному проекту и по доработанному проекту с усиленным вооружением, состав которого приблизил бы их к аналогичным крейсерам зарубеж­ной постройки. Второй вариант предусма­тривал увеличение калибра главной ар­тиллерии до 180-203 мм (в башнях), уста­новку надводных трехтрубных торпедных аппаратов калибра 533 мм, а также значи­тельное усиление зенитного вооружения - замену 2,5-дюймовых пушек зенитными орудиями системы Лендера калибром 76,2 мм. Такой проект был разработан, но установка артиллерии более крупного ка­либра и новых торпедных аппаратов неиз­бежно влекла за собой большие передел­ки в уже полностью готовом корпусе. Это не позволяло осуществить достройку в короткие сроки (2-3 года) и уложиться в выделенные бюджетные ассигнования. После длительного обсуждения в конце 1925 г. вернулись к первому варианту, т.е. решили достроить оба крейсера по пер­воначальному проекту, но отказаться от старых 63-мм противоаэропланных пушек и заменить их 75-мм зенитными орудиями системы Меллера, а также дополнить минно-торпедное вооружение тремя тройными надводными торпедными аппа­ратами калибра 450 мм.

1 апреля 1923 г. начались работы по до­стройке крейсера «Червона Украина» на Николаевском государственном заводе им. А.Марти (б. ОНЗиВ, «Наваль»).

Первоначально необходимо было очис­тить от грязи и ржавчины. Затем предсто­яло закончить работы по монтажу главных и вспомогательных трубопроводов, турбо­генераторов и электропроводки, произве­сти наладку всех механизмов и устройств, подготовить их к сдаче. В конце апреля 1926 г. «Червона Украина» успешно закон­чила заводское опробование механизмов и швартовные испытания. Корабль ввели в док для осмотра и окраски подводной части корпуса. 13 июня 1926 г. крейсер предъявили на ходовые испытания. Сред­няя скорость при пяти пробегах составила 29,82 уз, наибольшая скорость получен­ная на испытаниях приближалась к требо­ваниям первоначальных Технических ус­ловий на проектирование (30 уз).

В процессе ходовых испытаний по ре­шению приемочной комиссии завод вы­полнил работы по дополнительному под-креплению кормовой части корпуса в свя­зи с ее сильной вибрацией на больших ходах. 24 ноября 1926 г. состоялся кон­трольный выход в море. 7 декабря прием­ные испытания успешно завершились, и завод приступил к устранению мелких за­мечаний приемной комиссии. 21 марта 1927 г. крейсер «Червона Украина» под­нял военно-морской флаг и вступил в со­став Морских сил Черного моря.

«Светлану», после семи лет стоянки в бассейне Адмиралтейского завода, в ноя­бре 1924 г. перевели к стенке Балтийско­го завода для достройки. 5 февраля 1925 г. приказом по Морским силам РККА крейсеру было дано новое название - «Профинтерн».

В октябре 1926 г. крейсер был переве­ден в Кронштадт и поставлен в док для осмотра и окраски подводной части кор­пуса. Докование затянулось и сдача ко­рабля была отложена до начала навига­ции следующего года. 26 апреля 1927 г. Балтийский завод предъявил крейсер к сдаче. Несмотря на перегрузку в 200 т, крейсер развил на приемочных испытани­ях скорость более 29 уз при мощности турбин 59 200 л.с. На испытаниях была установлена и записана в формуляр ско­рость экономического хода: 14 уз при действии четырех турбин и 8 уз при двух. Район плавания при нормальном и пол­ном запасе топлива соответственно для различных скоростей: 29,5 уз - 320 и 850 миль; 14,0 уз - 1250 и 3350 миль; 8,0 уз - 1700 и 4400 миль.

Приказом от 1 июля 1928 г. легкий крейсер «Профинтерн» был зачислен в со­став Морских сил Балтийского моря и поднял военно-морской флаг.

«Красный Кавказ»

В конце 1920-х годов были достроены два крейсера - «Адмирал Нахимов» (с 1922 г. - «Червона Украина») и «Светла­на» (с 1925 г. - «Профинтерн»). Эти ко­рабли достраивались почти по первона­чальным проектам и вступили в строй в 1927 г. и 1928 г. соответственно. Однако если для начала 20-х годов эле­менты этих крейсеров еще удовлетворяли самым скромным тактическим требовани­ям, то с развертыванием в иностранных флотах постройки быстроходных и силь­ных крейсеров так называемого «вашинг-тонского» типа «Профинтерн» и «Червона Украина» ко времени вступления в строй казались командованию флота матери­ально и морально устаревшими.Поэтому уже в 1925 г. Штаб РККФ счи­тал достройку остальных легких крейсе­ров целесообразной только по изменен­ным проектам, а именно - с усилением главного вооружения.Для достройки по измененному проекту с усиленным вооружением на Балтике ос­тавался «Адмирал Бутаков», спущенный на воду на Путиловской верфи в 1916 г., а на Черном море - «Адмирал Лазарев», ко­торый в том же 1916 г. сошел со стапеля николаевского «Руссуда».В январе 1918 г. строительство «Адми­рала Лазарева» из-за охватившей страну разрухи прекратилось (как и строительст­во других крейсеров). К этому времени на крейсер навесили броню, погрузили кот­лы, смонтировали носовую мачту, частич­но мостики, каютные переборки, шахты и выгородки в котельных отделениях. Изго­товленные в Англии детали турбин успели доставить на завод, но сами турбины еще не были готовы. 26 ноября 1926 г. СТО СССР своим по- становлением утвердил Программу строи­тельства Морских сил РККА в две очере­ди. Первая очередь (1926/27- 1929/30 финансовые годы) включала достройку крейсера «Ворошилов» (бывший «Адми­рал Бутаков») для МСБМ и крейсера «Красный Кавказ» (бывший «Адмирал Ла­зарев») для МСЧМ.

Учитывая насущные потребности Мор­ских сил, Штаб РККФ в начале 1925 г. ори­ентировался на завершение постройки этих крейсеров в качестве быстроходных «эскадренных заградителей», способных принимать 600 мин заграждения и воору­женных новыми 180-мм орудиями в палуб­ных установках за щитами. Через год - 16 марта 1926 г. - для «Адмирала Лазарева» в целях ускорения работ запланированных еще в 1924 г., но так и не начатых Реввоен­совет СССР утвердил проект НТК УВМС с вооружением из восьми 203-мм орудий, которые были сняты со старых балтийских кораблей, сданных на слом. Но вскоре от этого варианта как невыгодного в тактиче­ском отношении отказались.

В 1925 г. конструкторское бюро завода «Большевик» (бывший Обуховский стале­литейный и орудийный завод Морского ведомства) 

разработало проект 180-мм орудия с длиной ствола 60 калибров. Оно должно было обеспечить снаряду весом 100 кг начальную скорость 1000 м/с, при давлении газов в канале ствола 4000 кг/см2 и дальностью стрельбы более 200 кбт. Это было первое после революции орудие, разработанное для морской ар­тиллерии. Ленинградскому Металлическо­му заводу было выдано задание на созда­ние башенных установок с этими орудия­ми. Новыми 180-мм одноорудийными башнями и намеревались вооружить оба крейсера.

Эскизные проекты НТК предусматрива­ли установку пяти 180-мм башен в диаме­тральной плоскости и булей для увеличе­ния остойчивости крейсеров, которая снижалась размещением 120-тонных ар­тиллерийских установок на полубаке и верхней палубе. Предварительная стои­мость работ на двух кораблях составляла 41 млн. руб.

Общий проект для «Адмирала Бутакова» (с 26 октября 1926 г. «Правда», с 24 нояб­ря 1926 г. «Ворошилов») разрабатывался на Балтийском заводе под руководством П.Г.Гойнкиса. В его основу был положен вариант с расположением трех носовых башен по образцу английского линкора «Нельсон»: башня №2 над башней N21 и башня №3 на одном уровне с первой, все - впереди боевой рубки и фок-мачты. В корме башня №4 возвышалась над баш­ней N25. Такое расположение обеспечива­ло одинаковый носовой и кормовой огонь - по два 180-мм орудия и бортовой залп из пяти. Балтийцами были разработа­ны и другие варианты - ступенчатое рас­положение носовых башен, вывод всех ды­моходов в одну трубу.

Рассмотрение проектов 8 августа 1927 г. происходило скорее под влиянием фи­нансовых, а не технических соображе­ний. На оба крейсера было отпущено всего 25 млн руб., что не обеспечивало их достройку даже при сокращении чис­ла башен до четырех и отказе от булей. Вскоре выяснилось, что два из четырех роторов турбин высокого давления на «Ворошилове» имеют трещины, что вы­звало необходимость их замены. Это об­стоятельство в сочетании с недостатком финансирования, и решило судьбу бал­тийского корабля.

Конструкторское бюро Николаевского государственного завода им. А.Марти приступило к разработке нового варианта перевооружения крейсера «Красный Кав­каз» с четырьмя башнями. Ему был при­своен шифр «проект судна N2815». В его проектировании участвовали инженеры Б.Я.Виноградов, И.А.Леваков, А.К.Емелья­нов. Проект достройки был утвержден на­чальником Военно-Морских сил Р.А.Мук- левичем 29 мая 1929 г.

1 марта 1927 г. началась подготовка к ка­питально-восстановительному ремонту крейсера «Красный Кавказ», а работы по до­стройке и модернизации корабля на заводе им. А.Марти (бывший ОНЗиВ) начались осе­нью 1927 г. после докования и очистки за­хламленного корпуса и заняли четыре года. Предъявленный в сентябре 1931 г. госко- миссии крейсер еще около 5 месяцев про­ходил испытания и только 25 января 1932 г. подняв военно-морской флаг, вступил в строй Морских сил Черного моря спустя 18 лет после закладки. Такие сроки объясня­лись как необходимостью изготовления вновь утраченных деталей механизмов так и доработкой проекта, а главноепроблемами в создании 180-мм башенных установок - основного вооружения крейсера.

Таким образом, как крейсер по корректированному проекту был дстроен тлько дин корабль - "Красный Кавказ". 

1.3 ПРЕДСТАВИТЕЛИ

 

Название

Судоверфь

Закладка

Спуск на воду

Вступление в строй

Исход

Корабли постройки северных верфей, для Балтийского моря

Светлана /
Профинтерн /
Красный Крым

Русско-Балтийское судостроительное и механическое акционерное обществоРевель

11 ноября 1913

28 ноября 1915

1 июля 1928

учебный крейсер с ноября 1954, разобран на металл в 1960-х

Адмирал Бутаков

Путиловская верфь,Петербург

29 ноября 1913

23 июля 1916

не достроен, разобран на металл в 1950-х

Адмирал Спиридов

16 ноября 1913

27августа 1916

достроен в 1926 в качестветанкера «Грознефть». Погиб в Азовском море во время Великой Отечественной войны

Адмирал Грейг

Русско-Балтийское судостроительное и механическое акционерное обществоРевель

24 ноября 1913

26 ноября 1916

достроен в 1926 в качестветанкера «Азнефть». Затонул в порту Туапсе во время шторма

Корабли постройки южных верфей, для Чёрного моря

Адмирал Нахимов /Червона Украина

РуссудНиколаев
Объединение Николаевских государственных заводов им. А. Марти, Николаев

18 октября 1913

25 октября 1915

21 марта 1927

потопленгерманскойавиацией13 ноября1941, поднят 3 ноября1947, потоплен как мишень

Адмирал Лазарев /Красный Кавказ

18 октября 1913

 15 мая 1916

25 января 1932

потоплен как мишень 

21 ноября 1952

Адмирал Истомин

Руссуд, Николаев

июль 1914

не достроен, разобран на стапеле

Адмирал Корнилов

июль 1914

не достроен, разобран на стапеле

Изменено пользователем nemo161084
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
288 публикаций
 

2. КОНСТРУКЦИЯ

 

Корпуса крейсеров были клепаными с полубаком, простиравшимся в корму до 50-го шп., кормовой надстройкой и тран­цевой кормой и большим кормовым под­зором для возможности установки двух рулей. Они имели две палубы - верхнюю и нижнюю, палубу полубака и две плат­формы. Набор корпусов был смешанной системы со шпацией - 1200 мм. Ледо­кольное образование носовой части поз­воляло им плавать в битом льду.

Непотопляемость обеспечивалась деле­нием корпуса на 22 водонепроницаемых отсека водо- и нефтенепроницаемыми поперечными переборками, а также нали­чием водонепроницаемых продольных пе­реборок, второго дна на протяжении бо­лее 2/3 корпуса и третьего дна на от­дельных участках корпуса, разделение энергетической установки на четыре тур­бинных и семь автономных котельных от­делений.

Самые ответственные связи корпуса - киль, наиболее удаленные поясья наруж­ной обшивки, стрингеры, днище, стойки главных продольных и поперечных пере­борок, продольные бимсы верхней палу­бы и пр. были изготовлены из стали повы­шенного сопротивления (2-й категории). Обыкновенная мягкая судостроительная сталь (3-й категории) применялась для изготовления менее ответственных час­тей. Сталь пониженного сопротивления (4-й категории) использовалась на такие неответственные части корпуса как, на­пример, каютные переборки, шахты и вы­городки по палубам, легкие переборки угольных ям на нижней палубе, трубы вен­тиляции, крышки и комингсы люков, рун­дуки, различные кожухи и т.п.

В местах расположения магнитных ком­пасов металлические части конструкции заменялись на маломагнитную сталь.

Для соединения элементов корпуса ис­пользовались заклепки из мягкой Сименс- Мартеновской стали. На крейсерах впер­вые в отечественном кораблестроении применялась сварка. Части корпусов из мягкой стали, не подверженные вибрации ни большим напряжениям в местах, где это удобно сваривались по стыкам авто генным способом, кислородно-ацетиле­новой струей. При резке отверстий и рез­ке вообще также применялся автогенный способ.

Продольный набор состоял из киля, стрингеров, продольных переборок, вто­рого дна, палуб и платформ.

Внутренний вертикальный киль имел вертикальную стенку, двойные нижний и верхний пояса, скрепленные уголками. Размеры киля определялись условиями безопасной постановки корабля в док. На­ибольшую толщину он имел в середине корпуса (стенка 16 мм) к оконечностям толщина киля уменьшалась (стенка - 12 мм). Вертикальный киль был водонепро­ницаем, за исключением нефтяных цис­терн. Киль переходил в форштевень и ах­терштевень.

Форштевень стальной литой из двух час­тей, соединенных замком. Он начинался внизу около 6 шп. и доходил до верхней палубы. Выше настила нижней палубы форштевень был облегчен внутренней вы­емкой. Для притыкания листов настила верхней и нижней палуб форштевень имел два прилива толщиной 30 мм, для приты­кания броневых листов форштевень имел шпунты и отдельно шпунт для наружной обшивки. На шпангоутах №1, 2, 3 были по­ставлены флоры с вырезами, укреплявшие форштевень для работы во льду.

Ахтерштевень имел сложную форму, обусловленную наличием гельмпортов (вырез в ахтерштевне для прохода балле- ра руля) для малого и большого рулей и опору большого руля.

По обе стороны от киля устанавлива­лось по четыре днищевых стрингера вы­полненных из непрерывно идущих листов и уголков. Толщина двух ближайших к ки­лю стрингеров на миделе достигала 13 мм, третьего - 10, и четвертого - 8 мм, в оконечностях толщина их уменьшалась на 1-2 мм.

Бортовой стрингер состоял из 5-мм ли­стов, вставленных между шпангоутами и связанных с обшивкой угольниками. Шельфовый стрингер (боковая платфор­ма) состоял из листов толщиной 5 мм, со­единенных с наружной обшивкой и про­дольной переборкой угольниками.

На протяжении жизненно важных отсе­ков корабля - погреба боезапаса, машин­ные и котельные отделения, помещения турбодинамо, центральные посты и т.п (22-114 шп. на «Червоной Украине» и 22- 108 шп. на «Профинтерне») на расстоянии около 6,2 м от ДП проходили продольные переборки от двойного дна до нижней па­лубы. Внутреннее (двойное) дно, набранное из листов 7-11 мм простиралось на той же длине, что и продольные переборки (22-114 шп. и 22-108 шп. соответственно). Между переборками 22-34, 45-48, 65-69 шп находилось третье дно, набранное из листов толщиной 5 мм. В продольный на­бор входили также продольные переборки в артпогребах и турбинных отделениях.

Поперечный набор состоял из шпанго­утов, бимсов, поперечных переборок. Шпангоуты были поставлены на расстоя­нии 1200 мм друг от друга. Днищевые ча­сти шпаногоутов (флоры) были проницае­мыми и водо- и нефтенепроницаемыми. Под всеми главными поперечными пере­борками стояли водонепроницаемые фло­ры. Главные поперечные переборки дохо­дили до верхней или нижней палубы, а две - до палубы полубака. Толщина лис­тов поперечных переборок в трюме - 6 мм, до нижней палубы - 5 мм, выше 4-5 мм. Все штоки и приводы, проходящие через переборки, имели водонепроницае­мые сальники.

Фундаменты турбин и котлов входили в общую систему набора корпуса и содей­ствовали его укреплению. Фундаменты под турбины - в виде продольных балок из листов 10-12 мм, перекрытых горизон­тальными листами 18 мм. Балки были связаны между собой, с переборками и настилом внутреннего дна поперечными флорами 8-10 мм и угольниками. Все лис­ты фундаментов облегчались вырезами, где это возможно.

Набор полубака и кормовой надстройки состоял из поперечных бимсов и средне­го карлингса, подпертых пиллерсами на каждом третьем шпангоуте.

Легкие переборки кают и других поме­щений сделаны из гофрированной гальва­низированной стали толщиной 1 и 2 мм. В местах установки дверей волнистые лис­ты заменяются гладкими толщиной 3 мм. Двери - из гладкой листовой стали с об­делкой угольниками 30x30x3 мм.

Наружная обшивка корпуса состояла из 9 поясьев. Листы обшивки имели различную толщину (см. таблицу, толщина поясьев ука­зана для «Червоной Украины», у «Профин­терна» некоторые листы на 1 мм тоньше).­

Первые пять поясьев обшивки изготав­ливались из стали повышенного сопро­тивления на протяжении средней части корпуса, а остальные из обыкновенной су­достроительной стали. Стыки всех листов обшивки соединялись вгладь на внутрен­них планках по два ряда заклепок с каж­дой стороны стыка, а в нефтяных цистер­*** по три ряда.

Листы обшивки против дул орудий, мест отдачи якорей, лап кронштейнов ва­лов, в местах больших отверстий в днище имели утолщения и подкрепления.

У дымовых труб между нижней и верх­ней палубами, а у носовой трубы между нижней палубой и палубой полубака име­лись кожухи из крупповской нецементиро- ванной стали толщиной 20 мм. На рассто­янии около 10 см от кожухов стояли лег­кие выгородки из кровельного железа обшитые асбестом для изоляции угольных ям от горячих кожухов.

Настил верхней палубы состоял из лис­тов бронепалубной стали толщиной 25 и 20 мм в средней части и 20 мм в оконеч­ностях (у «Профинтерна» вся верхняя па­луба - 20 мм). Настил нижней палубы - из листов бронепалубной стали толщиной 20 мм. Настил палуб полубака и кормовой надстройки, а также платформ состоял из 4,5-мм листов, соединенных по пазам внакрой на один ряд заклепок.

Полубак и открытая часть верхней палу­бы была покрыта сосновым настилом тол­щиной 45 мм, кормовая надстройка - 40 мм, вокруг шпилей и канатов - 60 мм. Верхняя палуба под полубаком и кормо­вой надстройкой, нижняя палуба в жилых помещениях покрывались линолеумом, наклеенным на стальной настил.

Для стока воды с палуб предназнача­лись шпигаты из оцинкованных стальных труб с толщиной стенки 5 мм.

Вся применяемая для постройки корпу­сов сталь очищалась перед постановкой с помощью струи песка или стальными щетками и красилась для защиты от ржавчины.

Около гребных винтов, на рулях, на ах- терштевне, а также на днище вокруг бронзовых кингстонов устанавливались цинковые охранительные накладки для предотвращения коррозии корпуса.

С внутренней стороны обшивка борта и подволока для теплоизоляции были по­крыты пробковой краской. В жилых поме­щениях набор покрывался металлически­ми листами толщиной 1 мм.

На полубаке впереди первой трубы на­ходилась носовая надстройка состояв­шая из различных рубок и трех мостиков. Боевая рубка бронирована, остальные легкие, все рубки были снабжены элект­рогрелками.

Минная рубка, водолазная и химическая каюты находились на уровне палубы бака.

На нижнем мостике - боевая рубка и походная рубка командира. В боевой руб­ке размещались штурвал, машинные те­леграфы и тахометры, магнитный компас и репитеры гирокомпаса, телефоны, пе­реговорные трубы. В походной рубке - диван, стол, умывальник, зеркало.

Ходовая и штурманская рубки размеща­лись на среднем мостике. В ходовой на­ходились компас, телеграфы, штурвал, в штурманской - прокладочный стол, шкаф для карт, кресло. Средний мостик имел поворотные крылья, с которых были вид­ны борта корабля.

На верхнем мостике были установлены один шестиметровый дальномер на бан­кете в ДП, два бортовых трехметровых дальномера, магнитный компас и пелорус с репитером гирокомпаса.

Два нижних яруса мостиков были по­крыты линолеумом, наклеенным на сталь-ной настил. Верхний мостик покрыт спе­циальной рифленой резиной, прижатой по кромкам медными планками. Все мости­ки имели парусиновые обвесы по леер- ным стойкам.

В кормовой надстройке размещались два каземата 130-мм орудий, помещения командира корабля, флагмана и др. Тол­щина стенок надстройки - 5 мм у борта и 4 мм у середины корабля, под орудиями и против дул орудий обшивка имела утол­щения - 7 мм. Настил палубы надстройки был покрыт деревом толщиной 40 мм. Над кормовой надстройкой, под кормо­вым мостиком у грот-мачты находилась легкая рубка, в которой размещались ра- диопеленгаторная и радиофонная (УКВ) каюты, каюта вахтенного начальника и две каюты комсостава. На кормовом мостике были установлены штурвал, компас, четы­рехметровый и трехметровый дальноме­ры, рамочная антенна радиопеленгатора (впоследствии перенесена на грот-мачту).

Средняя надстройка, простиравшаяся от полубака до ростров, была выполнена из листов толщиной 3 мм. В ней разме­щались камбузы: командный, старшего и младшего начсостава, а также хлебопе­карня.

Коечные сетки, размещенные по бор­там, выполнялись из стальных листов - наружные стенки толщиной 5 мм, внут­ренние и верхние - 4 мм.

По периметру верхней палубы, полуба­ка, кормовой надстройки и на мостиках имелось леерное ограждение. Леера вы­полнялись из трех рядов проволочного троса: два верхние из 2-дюймового, ниж­ний - из 1,5-дюймового. Леерные стойки из железных труб с железными башмака­ми, заваливающиеся у орудий. Леера на мостиках трубчатые, стойки выполнялись из латуни и железа.

По спецификации крейсера должны бы­ли иметь три наружных трапа - два парад­ных и один командный, но при достройке были оставлены два.

Крышки люков, лазов, горловин и двери имели ту же толщину, что палубы и пере­борки, в которых они прорезаны.

Все жилые и часть служебных помеще­ний имели круглые бронзовые иллюмина­торы со стеклами диаметром 300 мм и толщиной 25 мм в районе действия газов орудий, остальные - 15 мм. Иллюминато­ры были снабжены боевыми крышками той же толщины, что и борт. В ходовой и штурманской рубках имелись окна с пря­моугольными стеклами, спускные или на петлях.

По проекту на крейсерах должны были быть установлены две стальных клепаных мачты легкого типа с деревянными спус­ковыми стеньгами. На обеих мачтах по два легких сосновых рея для подъема флагов, а на кормовой и гафель. На высо­те 30,5 м от воды у фок-мачты предпола­галось установить легкий наблюдатель­ный пост - бочка. Мачты имели такелаж стоячий и бегучий.

При достройке фок-мачты были выпол­нены трехногими со стеньгами. На перед­ней ноге фок-мачты находились артилле­рийский и минный посты и площадка для двух прожекторов. Во время модерниза­ции стеньги с фок-мачт сняли, на фор- марсах установили дальномерные посты. Грот-мачта подкреплена и оборудована для установки грузовой стрелы. Она несла гафель и площадку для одного прожекто­ра. Между мачтами натягивались антенны радиостанций.

Бронирование

Крейсера имели два броневых пояса и две (верхнюю и нижнюю) бронированные палубы. Верхний броневой 25-мм пояс, выполненный из листов нецементирован- ной крупповской стали, также включался в расчет продольной прочности корпуса. Он имел высоту 2,25 м и простирался по всей длине корабля, охватывая борт от нижней до верхней палубы. Главный бро­невой пояс толщиной 75 мм располагался ниже и также простирался почти по всей длине корабля. Этот пояс состоял из це­ментированных плит крупповской стали, высотой 2,1 м. Из них под водой должно было находиться 0,9 м при нормальном углублении 5,63 м («Профинтерн») и 5,58 м («Червона Украина»). По мере роста во­доизмещения и увеличения осадки кораб­лей главный пояс ниже опускался в воду. Нижняя часть главного броневого пояса опиралась на бортовые кромки платфор­мы, а верхняя часть замыкала контур на­стила нижней палубы. На 125-м шп. (на «Червоной Украине» - 131-шп.) главный пояс заканчивался броневым траверзом толщиной 50 мм.

Бронирование балтийских и черномор­ских крейсеров отличалось толщиной на­стила верхней палубы. У «Профинтерна» она имела толщину 20 мм по всей площа­ди. У «Червоной Украины» на протяжении '/л длины в средней части 46-86 шп. - 25 мм, в нос и корму - 20 мм.

Нижняя палуба имела толщину 20 мм. Кормовой подзор, начинавшийся от броне­вого траверза, защищался 25-мм броней.

Таким образом, броневая защита образо­вывала два контура. Первый контур ограни­чивал пространство между бортами и палу­бами (верхней и нижней), а второй между бортами и нижней палубой. Платформа, за­мыкавшая последний контур снизу, не бро­нировалась так как располагалась ниже ва­терлинии. Считалось, что первый контур бу­дет защищать от осколков, а второй - от снарядов среднего калибра.

Элеваторы подачи боеприпасов выше верхней палубы имели броневые кожухи из нецементированной крупповской стали толщиной 25 мм. Кожухи дымовых труб от нижней до верхней палубы (первая труба до палубы бака) защищались 20-мм броней.

Боевая рубка имела вертикальные стены из 125-мм цементированной крупповской стали, бронированную крышу - 75 мм и подшивку толщиной 50 мм из крупповской нецементированной брони. Основание бо­евой рубки от нижней части (пола) до верх­ней палубы изготовлялось из 25-мм неце­ментированной стали. Многочисленные провода и кабели от приборов управления кораблем и артиллерийским огнем, а так­же телефонов, установленных в боевой рубке, защищались специальной трубой из кованой пушечной стали толщиной 75 мм от пола рубки до верхней палубы, от верх­ней палубы до нижней - 50 мм.

Палубные орудия главного калибра за­щищались 25-мм броневыми коробчаты­ми щитами, а стоящие в казематах - ба­шенноподобными щитами.

Котлы системы Ярроу

Котёл системы "Ярроу" - водотрубный, треугольного типа, вырабатывал пар давлением в 17,5 атмосферы, его паропроизводительность у 13 котлов составляла 350 000 кг/ч. Все котлы имели смешанное отопление - угольное и нефтяное. Общая нагревательная поверхность котлов составляла около 2800 м2. Для сжигания нефти котлы оборудовались форсунками Торникрофта.

Spoiler

5c12742122bf.jpgbeccc9ad5e02.jpg

Размещение котла в среднем котельном отдедении:

1 - бортовые цистерны для хранения нефти; 2 - дымовая труба с кожухом; 

3 - воздухозаборник; 4 - паровой коллектор котла; 5 - водяные коллекторы котла; 

6 - распылители топлива;7 - паропровод.

Паровая турбина

 

3b84217ad310.jpg

 

Фото моделей крейсеров.

 

5ff7d7001c3e.jpg

a4cc86c2530c.jpg

Изменено пользователем nemo161084
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
288 публикаций

Артиллерия главного калибра

Главный калибр крейсеров состоял из 15 скорострельных 130/55-мм орудий Обуховского завода. Это орудие было со­здано в 1913 г. по заказу артиллерийско­го отдела ГУКа и считалось наиболее подходящим для борьбы с эсминцами и легкими крейсерами противника. Кроме легких крейсеров эти орудия устанавлива­лись в качестве противоминного калибра на черноморских линкорах и строившихся для Балтийского флота линейных крейсе­рах. С 1914 г. 130/55-мм орудиями пере­вооружались «доцусимские» крейсера ти­пов «Диана» и «Богатырь», их устанавли­вали на канонерские лодки и береговые батареи. В советское время 130-мм ору­дия новых систем устанавливались в каче­стве главного калибра на лидеры и эс­минцы. Ими оснащались береговые и же­лезнодорожные батареи, а во время Великой Отечественной войны - мобили­зованные суда. Было создано целое поко­ление корабельных артиллерийских уста­новок 130-мм калибра: Б-13, Б2-ЛМ, СМ- 2-1, АК-130, причем две последние - универсальные.

Ствол 130/55-мм орудия состоял из внутренней трубы, скрепленной по всей длине тремя цилиндрами и поверх их ко­жухом, надетыми с натягом. Затвор порш­невой системы Виккерса, открывающийся вправо. Компрессор гидравлический, ци­линдр компрессора при откате неподвиж­ный. Накатник пружинный, состоящий их двух частей, расположенных по бокам компрессорного цилиндра. Приводы на­ведения ручные, подъемный механизм имел один сектор. Заряжание раздельное картузное. Мас­са снаряда - 33,5 кг, боевой заряд в кар­тузе имел массу 11 кг. Заряжание и до­сылка боеприпаса производились вруч­ную без применения каких-либо механизмов. В 1926 г. была изготовлена и испытана система механического заряжа­ния с пружинным досылателем. Однако удовлетворительной работы его достичь не удалось, и орудия на крейсерах заря­жались вручную, а снаряд досылался руч­ным прибойником. Скорострельность при механической подаче из погребов - 8 выстр./мин, при ручной - 6 выстр./мин. Дальность стрельбы снарядом обр.1928 г. - 122 кбт. Орудие устанавливалось на станке Обуховского завода, обеспечивав­шем углы возвышения от - 8° до + 30°.

По расположению и способу защиты ар­тиллерия главного калибра была палубно­казематной. Шесть орудий размещались в казематах: четыре в носовой части (в баковой надстройке) и два в кормовой надстройке. Палубные орудия устанавли­вались по бортам на баке и кормовой надстройках и на верхней палубе в сред­ней части корабля, на спонсонах. Одно орудие располагалось на баке непосред­ственно перед боевой рубкой и по терми­нологии тех лет называлось погонным. Орудия располагались так, чтобы обеспе­чить эффективный огонь в направлениях прямо по носу и прямо по корме при пре­следовании эскадренных миноносцев и отрыве от превосходящих сил противника. В целом все орудия имели довольно большие углы обстрела (129° - 150°), что позволяло сосредоточить одновременно огонь нескольких орудий на одной цели на любых курсовых углах. По мере уста­новки зенитных установок углы обстрела некоторых 130-мм орудий пришлось огра­ничить.

Орудия расположенные в закрытых па­лубах снабжались башенноподобными щитами, а стоящие на открытых местах - коробчатыми щитами из 25-мм брони.

Подкрепления под 130-мм орудия со­стояли из клепаных цилиндров, доходя­щих от основания пушки до ближайшей поперечной переборки или борта.

Для хранения 130-мм снарядов и заря­дов на крейсерах имелись восемь погре­бов, из которых семь на два орудия и один на одно. Погреба располагались в четырех группах: два в носовой группе, два в средней носовой, два в средней кормовой и два в кормовой. Погреба раз­мещались в трюме и на платформе.

Заряды в пеналах хранились в герме­тичных стальных футлярах, которые были укреплены в сотовых стеллажах. Футляры выдерживали давление воды при затоп­ленном погребе.

Снаряды хранились в стальных ларях, уложенных горизонтальными рядами с прокладкой между ними пенькового тро­са. Нижний ряд снарядов лежал на двух деревянных брусках с выкружками. Погре­ба были рассчитаны на хранение 175 вы­стрелов на орудие (всего 2625), нормаль­ная нагрузка - 150 выстрелов. Боезапас состоял из полубронебойных, осколочно- фугасных, ныряющих и осветительных снарядов и дистанционной гранаты. В 1930-х гг. был разработан осколочно-хи­мический снаряд. По штату крейсера должны были иметь по 80 таких снарядов. Снаряды к 130/55-мм орудиям были взаи­мозаменяемы со снарядами к 130/50-мм орудиям Б-13 с мелкой нарезкой. Бое­комплект составлял 150 выстрелов на орудие, в перегруз - 175 (всего - 2625). Кранцы первых выстрелов - по три выст­рела на орудие.

Каждый погреб имел независимые сис­темы затопления, орошения, вентиляции и охлаждения. Затопление погребов, на­ходившихся в трюме, производилось ес­тественным путем от своего бортового кингстона с клапаном затопления. Погре­ба на платформе - искусственным путем от пожарной магистрали. Эжектора затоп­ления принимали воду от забортных клин- кетов и работали с помощью напорной воды пожарной магистрали. Штоки забор­ных клинкетов эжекторов и напорной ма­гистрали выведены на верхнюю палубу, где оканчивались палубными втулками.

Орошение погребов производилось от пожарной магистрали. Системы затопле­ния и орошения работая совместно могли затопить порожний погреб (т.е. без боеза­паса) но при закрытых футлярах до полной его высоты за 15 мин. Если несколько по­гребов затоплялось от одного кингстона, то время одновременного их затопления также не должно было превышать 15 мин.

Осушение погребов производилось спу­ском воды к ближайшей гидротурбине.

Все погреба оборудовались вдувными и вытяжными вентиляторами, рассчитанны­ми на 6-кратный обмен воздуха в час, а также устройствами аэрорефрижерации системы Вестингауз-Леблан, автоматиче­ски поддерживавшими в погребах темпе­ратуру 15-20°С.

В целях обеспечения высокой скорост­рельности каждое орудие имело свой эле­ватор системы завода «Г.А.Лесснер» для подачи боеприпасов из погребов, при этом одновременно подавались снаряд и заряд. В целях пожаробезопасности электродви­гатели лебедок элеваторов были вынесены из помещений погребов и установлены на нижней палубе. Электролебедки имели и ручной привод для подачи снарядов и за­рядов в случае выхода из строя электро­привода. Скорость подачи при электропри­воде - не менее 15 снарядов и 15 зарядов в минуту. Ручной привод рассчитан на по­дачу 7 снарядов и зарядов. Управление ра­ботой элеваторов осуществлялось с помо­щью специальных коммутаторов, установ­ленных на верхнем и нижнем постах управления. При внезапном отключении электроэнергии элеватор автоматически стопорился в данном положении.

Для быстрой подачи расстрелянных пе­налов в погреб были проведены спускные трубы.

Нормальная скорострельность орудий обеспечивалась при крене корабля до 10° и пониженная - до 15°.

Как показал боевой опыт, установки 130/55-мм орудий были надежны в рабо­ те, отказов при стрельбах не было. Одна­ко из-за недостаточного угла возвышения они уступали в тактическом отношении установкам Б-13. Недостатками орудий были частые поломки гибких шлангов гид­равлического спускового устройства и ма­лая живучесть ствола (орудия не были лейнированы, и приходилось менять весь ствол).

Приборы управления стрельбой завода «Гейслер и К» обеспечивали прицельную стрельбу. Они состояли из дающих и при­нимающих приборов - указателей направ­ления цели, прицела и целика. Централь­ный артиллерийский пост располагался на платформе на 28-30 шп. непосредст­венно под боевой рубкой.

Дистанция до цели определялась сте­реоскопическими дальномерами. До 1917 г. они закупались в Англии у фирмы «Бар и Струд», а во время модернизации их за­менили на отечественные оптические приборы: дальномеры 1 ДМ-6, 1 ДМ-4, 4 ДМ-3 и 2 стереотрубы БСТ. На фок-мачте располагался артилле­рийский пост. Во время модернизации на топах фок-мачт установили дальномерные посты с 3-метровыми дальномерами.

Для освещения целей на крейсерах сто­яло по 7 боевых 90-см прожекторов. Во время модернизации они были заменены пятью более современными МПЭ-Э9.0-2 диаметром 900 мм и силой света 160 млн. свечей. Они размещались на площадках фок-мачты и грот-мачты, и кормо­вой трубы.

 

Зенитная артиллерия

По проекту в качестве зенитной артил­лерии на кораблях должны были устанав­ливаться четыре противоаэропланные пушки калибром 63,5 мм и столько же съемных пулеметов системы «Максим».

При достройке крейсеров 63,5-мм ору­дия были заменены на 75-мм системы Меллера (генерал-майор А.П.Меллер - начальник Обуховского завода). Эти ору­дия были созданы на базе 75-мм морских пушек системы Кана, производство кото­рых для русского флота было организова­но на Обуховском и Пермском заводах еще в конце XIX века. Пушки выпускались в больших количествах на станках Обухов­ского завода (Канэ) и облегченном станке системы Меллера.

Во время Первой мировой войны 75/50- мм пушку на станке Меллера переделали в зенитное орудие для чего тело орудия повернули на 180° вокруг своей оси (про­тивооткатные устройства оказались над стволом). Ствол орудия скреплялся кожу­хом и добавочным кольцом. Оно имело поршневой затвор и гидропневматичес­кий накатник. Угол возвышения - 75°. По баллистическим данным 75/50-мм зенит­ная пушка существенно превосходила 76- мм пушку Дендера. Боезапас - унитарный патрон с латунной гильзой и фугасным, зенитным, ныряющим, зажигательным и осветительным снарядами.

На крейсере «Профинтерн» установили девять 75/50-мм зенитных орудий: четыре на полубаке, два на кормовой надстройке и три на юте. На крейсере «Червона Укра­ина» - восемь: три на полубаке, в том числе одно перед погонным (носовым) 130-мм орудием, два на кормовой надст­ройке и три на юте.

Зенитный боезапас хранился в погребах 2-й и 4-й групп вместе с 130-мм боезапа­сом и в погребе зенитного боезапаса, на­ходившемся в корме на втором дне под кормовыми турбогенераторами.

Примерно в 1934 г. на «Червоной Укра­ине» вместо 75-мм зениток установили 6 76-мм пушек Дендера обр. 1915 г. (совет­ское обозначение 8-К) - парами в кормо­вой части полубака, на кормовой надстройке и на юте. По всей вероятности, по­добным образом перевооружили и «Про- финтерн», хотя устанавливать на него мо­рально устаревшие зенитки перед поста­новкой корабля на капитальную модернизацию (1935 г.) не было особого смысла.

В 1934 г. вместо устаревших трехдюй­мовок на крейсерах установили по три спаренных 100-мм универсальных уста­новки системы «Минизини», закупленные в Италии у фирмы «ОТО» (подробно об этих установках см. зенитное вооружение крейсера «Красный Кавказ»).

Одна установка «Минизини» (№3) рас­полагалась на баке перед 130-мм орудием и две на юте, с которого убрали торпед­ные аппараты. Для удобства обслуживания кормовых установок возле них на бортах установили откидные площадки. Углы об­стрела установок: №1 -20° - 180° правого борта и 175°-180° левого борта; №2 - 20° - 180° левого борта и 175° - 180° правого борта, №3 - 0° - 130° на оба борта.

Боекомплект - 1621 снаряд. По одному кранцу первых выстрелов на 60 снарядов устанавливалось на баке и на юте.

МПУАЗО 100-мм орудий - схема кон­трольного типа на переменном токе, обеспечивающая прицельную стрельбу.

Командно-зенитный пост располагался на фок-мачте. В качестве зенитной артил­лерии ближнего боя устанавливались 45- мм орудия 21-К и пулеметы. 45/46-мм орудие 21-К было принято на вооружение флота в 1934 г. и было единственным зе­нитным орудием малого калибра. Поэто­му его ставили на корабли всех классов.

 Специальной системы управления ог­нем малокалиберной артиллерией на крейсерах не было, целеуказания осуще­ствляли командиры батарей. Дистанцию до цели измеряли с помощью зенитных дальномеров

К 1941 г. на крейсерах стояло по шесть 45-мм орудий (боезапас - 3050 снарядов), а также семь 12,7-мм пулеметов ДШК.

   В начале войны 45-мм полуавтоматы на кораблях начали постепенно заменять на 37-мм автоматы 70-К, принятые на воору­жение флота в 1940 г. На «Червону Украи­ну» до ее гибели 37-мм автоматы так и не поставили. Ими в первую очередь перево­оружали линкор, новые крейсера и эсмин­цы. «Красный Крым» в середине войны получил как 37-мм автоматы, так и английские счетверенные 12,7-мм пулеметы «Виккерс» и 20-мм автоматы «Эрликон»

На «Красном Крыме» к 1943 г. установи­ли 8 37-мм автоматов (боезапас 10 440 снарядов); в 1944 г. на нем стояли 4 45-мм, 10 37-мм, 4 ДШК, 2 «Виккерса» (на кормовой надстройке по бортам). Боеза­пас: ДШК 11 930 патронов, «Виккерс» - 24 000 патронов. К 1945 г. все 45-мм пуш­ки сняли, а количество автоматов 70-К до­вели до 14.

Запчасти, принадлежности, инструмент и материалы, предназначенные для об­служивания артиллерийского вооружения хранились в арсенале, находившемся на платформе в кормовой части корабля.

Стрелковое вооружение: пулеметы - 1 М-1, 2 ДП, 4 ППШ, винтовки хранилось в арсенале на жилой палубе.

 

Минно-торпедное вооружение

По проекту на крейсерах устанавлива­лись по два подводных траверзных тор­педных аппарата калибром 457 мм. По­мещения торпедных аппаратов находи­лись на третьем дне в районе 61-65 шп. «Профинтерн», 65-69 шп. «Червона Укра­ина». Оси аппаратов находились ниже ГВЛ на 2,8 м. Аппараты были установле­ны в плоскостях разных шпангоутов, что­бы дать возможность независимого друг от друга, но одновременного заряжания аппаратов. Комплект - 6 торпед (по три на аппарат). Две из них хранились в стеллажах на поперечных переборках, одна в аппарате.

Для хранения 6 зарядных отделений в помещении минных аппаратов находились стальные герметичные ящики с приспо­соблениями для затопления и осушения.

Расположение их было неудачным - перпендикулярно к борту, и на большом ходу выстреливаемая торпеда испытыва­ла сильное боковое давление воды, что не только влияло на точность стрельбы, но и могло привести к поломке торпеды. Во время модернизации подводные аппара­ты демонтировали.

При достройке крейсеров у них на юте было установлено по три трехтрубных торпедных аппарата калибром 450 мм обр. 1913 г. Они имели механический (электрический) и ручной привод для го­ризонтальной наводки. Скорость враще­ния вручную 2°/с и 4 - 6°/с при вращении электромотором. Крайние трубы могли разводиться на угол до 7°. Аппарат снаб­жался автоматом-коробкой, обеспечивающим последовательное выстреливание торпед. Способ стрельбы - пороховой.

При модернизации, в связи с установ­кой на юте орудий «Минизини» торпедные аппараты были перенесены на шкафут, по бортам. На «Профинтерне» два аппарата между палубными 130-мм орудиями и кормовой надстройкой, на «Червоной Ук­раине» - четыре: между орудиями и полу­баком и кормовой надстройкой.

При капитальном ремонте на «Профин­терне» установили два 533-мм торпедных аппарата 39-Ю 1-й серии. Способ стрель­бы - пороховой. Крайние трубы имели растворение 7°. Углы обстрела аппаратов 50 - 130°. Скорость вращения аппарата электромотором - 6 град./с.

Боекомплект - 6 торпед (на «Червоной Украине» - 12) в аппаратах, запасных не было. Зарядные отделения торпед храни­лись в торпедных погребах. Приборы уп­равления торпедной стрельбой (ПУТС) си­стемы Гейслера. Минная рубка находи­лась под боевой рубкой, на фок-мачте располагался минный пост.

Крейсера могли принимать до 100 мин заграждения обр. 1926 г. или 90 типа КБ- 3. Для их приема на палубе имелись мин­ные рельсы, стопорные устройства. Вес мин не входил в нагрузку крейсера.

Рельсовые пути выполнялись из зетов 60x25x25 мм и крепились прямо на дере­вянный настил. Для возможности переда­чи мин с борта на борт при приеме с од­ного борта имелись перекаты. Принятые мины не мешали действию артиллерии, не стесняли проходов по палубе.

Для сбрасывания мин имелись закруг­ленные скаты на корме, а также устройст­ва для сбрасывания в двух местах с каж­дого борта в средней части корабля - у среза полубака и перед кормовой надст­ройкой. Впоследствии от бортовых скатов отказались. Возле скатов были установле­ны указатели, связанные с мостиком. Время приема мин - 2,5 часа, время по­становки - 10-15 мин.

 

Противоминное вооружение

Для защиты от якорных мин на крейсе­рах имелись два паравана-охранителя К-1. Параваны К-1 обеспечивали полосу трале­ния шириной 60 м с максимальным углубле­нием 18 м. Время постановки параванов - 5 мин, время уборки - 8 мин. Параваны на тележках хранились у среза палубака. Ря­дом на 52-шп. находились параван-балки. Имелся также один катерный трал.

Для защиты от магнитных мин на «Крас­ном Крыме» в августе 1941 г. было смон­тировано размагничивающее устройство на борту. На «Червоной Украине» устано­вили более современное размагничиваю­щее устройство ЛФТИ на палубе.

 

Противолодочное вооружение

Состояло из глубинных бомб и бомбос­брасывателей. Крейсера имели на воору­жении по 10 больших (Б-1) и 20 малых (М-1) глубинных бомб, которые хранились в минных погребах. Для их использования служили два бомбосбрасывателя - те­лежки для больших бомб и шесть совко­вых - для малых. Бомбометы на крейсе­рах не устанавливали. Несмотря на нали­чие глубинных бомб, крейсера не имели средств обнаружения подводных лодок, специальных гидроакустических станций на них не устанавливали. Станции звуко­подводной связи «Арктур» могли только указать направление на подводную лодку, но не позволяли определить дистанцию и имели малый радиус действия.

 

Авиационное вооружение

В годы Первой мировой войны бурно развивалась морская авиация, в том чис­ле и корабельная. Еще во время строи­тельства прорабатывалась возможность установки на корабли по два гидроаэро­плана французского производства: на балтийские - «Дюпердюссем», на черно­морские - «Телье».

При достройке крейсера были приспо­соблены для приема корабельного звена - двух гидросамолетов. Предполагалось разместить на крейсерах гидросамолеты Ю-20, но попытка переделать их в кора­бельные не принесла успеха. В 1928 г. на крейсерах установили по два самолета «Авро-504» с двигателем Клерже мощнос­тью 130 л.с. Они размещались на площад­ке смонтированной между второй и треть­ей трубами. Самолеты располагались по­перек корабля на кильблоках. Взлетали они с воды, а после полета приводнялись вблизи корабля. Эти операции могли про­изводиться только при остановке корабля и при отсутствии волнения на море. Для спуска и подъема гидросамолета были ус­тановлены у второй трубы две гидроплан­ных стрелы грузоподъемностью по 1,5 т (к 1944 г. сняты с «Красного Крыма»). В 1930 г. на крейсера установили гидро­самолеты КР-1 («Хейнкель НЮ-55»), приоб­ретенные у немецкой фирмы «Хейнкель». Эти самолеты относились к типу «летаю­щая лодка» с мотором мощностью 485 л.с., и максимальной скоростью 194 км/ч.

В 1930-е годы происходит стремитель­ное развитие авиации. Новые корабель­ные самолеты КОР-1, принятые на воору­жение в 1936 г., имели скорость 245 км/ч и массу 2690 кг и стартовали с помощью катапульты. КР-1, ставшие анахронизмом, к началу Великой Отечественной войны были сняты с кораблей.

 

Химическое вооружение

Во время Первой мировой войны для маскировки корабли широко использова­ли дымовые завесы. Чаще дымзавесы ис­пользовали легкие крейсера и эсминцы, после торпедной атаки или уходя от более сильного противника. Для этого в котлы подавалось больше топлива, которое, не успев сгореть, образовывало густые клу­бы дыма. Но, оседая на водогрейных трубках, несгоревшая нефть выводила их из строя. Чтобы не использовать котлы в 1930 г. были разработаны различные сис­темы дымаппаратуры.

На крейсерах была установлена кормо­вая аппаратура ДА-2Б, время непрерывно­го действия - 30 мин, производительность 50 кг/мин. В резервуарах содержалось 1200 кг смеси С-1\/. Число дымзавес без снятия давления - 1, со снятием давления - 2-3. Запас дымвещества - 860 кг хранился в бочках. На крейсерах имелось также по 30 морских дымовых шашек МДШ.

Во время той же Первой мировой впер­вые было применено химическое оружие и начались поиски средств защиты от не­го. Коллективная противохимическая за­щита состояла из газоубежищ с перемен­ным объемом воздуха - кормовая баня и лазарет и газозащитных пунктов с посто­янным объемом воздуха: боевая рубка, минная рубка, центральный артиллерий­ский пост, центральный штурманский пост, пост живучести, центральная радио­рубка, минный погреб. Воздух в них пода­вался через три фильтропоглощающие камеры ФПК-300, производительностью по 300 м3 очищенного воздуха в час.

Средства индивидуальной защиты лично­го состава - комплекты защитной одежды: комплект N»1 - 62; комплект N92 - 120; ком­плект N93 - 400. Запасы дегазационного ве­щества: твердого - 2,5 т, жидкого - 0,3 т.

130/55мм орудия Червоной Украины:

Spoiler

2ff9dee761cf.jpg

130-мм орудие Б-7 лёгкого крейсера "Червона Украина" на севастопольськой батарее:

8a3940989ab0.jpg

Зенитные орудия

8a185a6d132a.jpg

c6adb8c03ef3.jpg

Пулемёт системы «Максим»

 

0d133e98f515.jpgdabc30806f49.jpg

 

 

Подводный 450-мм Торпедный аппарат

1aefecffd696.jpg

Морские мины ударного действия

f079f1722c9b.jpg517efd303016.jpg

Изменено пользователем nemo161084
  • Плюс 3

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
288 публикаций

 

«Светлана»

«Профинтерн»

Красный

«Адмирал

«Червона

«Червона

 

 

 

Крым»

Нахимов»

Украина»

Украина»

 

проект

1928 г.

1944 г.

проект

1927

1941

Кораблестроительные элементы

 

 

 

 

 

 

Длина, м: наибольшая

158,4

158,4

158,4

166,7

166,86

166,86

по ГВЛ

154,8

 

 

163,20

 

 

Ширина наибольшая, м

15,35

15,35

15,35

15,71

15,7

15,7

Осадка средняя при водоизмещении, м:

 

 

 

 

 

 

нормальном

5,58

5,65

5,77

5,58

 

 

полном

5,6

 

6,6

 

 

6,2

Водоизмещение, т:

 

 

 

 

 

 

стандартное

6800

 

6839

7600

 

 

нормальное

6950

6887

7190

 

 

 

полное

 

8170

8000

7663

 

8400

Высота от В Л м:

 

 

 

 

 

 

до верхней палубы (на миделе;

3,4

3,31

2,8

 

 

 

до бака

7,7

7,38

6,8

 

 

 

до юта

3,7

3,46

2,8

 

 

 

до ходового мостика

 

 

12,77

 

 

 

до дальномерного поста

 

 

29,7

 

 

 

Метацентрическая высота, м при водоизмещении:

 

 

 

 

 

стандартном

 

 

0,32

 

 

 

нормальном

 

 

0,72

 

 

 

полном

1,14

0,76

1,04

 

 

 

Бронирование

 

 

 

 

 

 

Борт

25-75

 

 

25-75

 

 

Траверса

50

 

 

50

 

 

Палубы: верхняя

 

20

 

 

20

 

НИЖНЯЯ

 

20

 

 

20

 

Щиты 130-мм орудий

 

20

 

 

20-25

 

Боевая рубка: стенки

 

125

 

 

125

 

крыша

 

75

 

 

75

 

Элеваторы боезапаса

 

25

 

 

25

 

Кожухи дымовых труб

 

25

 

 

25

 

Вооружение

 

 

 

 

 

 

Артиллерийское, число и тип систем

15x1 130/55

15x1 130/55 15x1 130/55

15x1 130/55

15x1 130/55

15x1 130/55

 

4x1 63

9x1 75

3x2 100

4x1 63

8x1 75

3x2 100

 

 

4x1 12,7

6x1 45

 

 

6x1 45

 

 

 

10x1 37

 

 

6 х1 12,7

 

 

 

6x1 12,7

 

 

 

Приборы управления стрельбой

Гейслера

 

 

Г ейслера

 

 

Торпедное вооружение, число и тип ТА

2x1-457

2x1 457

2x3-533

2x1-457

2x1-457

4x3-457

 

 

3x3-457

 

 

3x3-457

 

боекомплект торпед

6

15

6

6

15

12

Минное: количество мин

-

100 обр. 1926

90 КБ-3

-

100 обр. 1926

90 КБ-3

Противолодочное: количество ГБ

-

10

Б1, 20 - М1

-

10

- Б1, 20 - М1

Авиационное: самолеты, количество, тип

-

2 «Авро», КР-1

-

-

2 «Авро», КР-1

-

Энергетическая установка

 

 

 

 

 

 

Турбины: количество, тип

4

< Кертис-АЕГ-Вулкан»

 

4 Броун-Бовери-Парсонс

Мощность, л.с. (при об/мин)

 

50 000 (450)

 

 

55 000 (450)

 

Винты: количество, тип (диаметр х шаг,м)

4 3-лопастных (2,8 х 2,5)

4 3-лопастных (2,8 х 2,5)

Котлы: количество, тип котлов

 

13 Ярроу - Вулкан

 

 

14 Ярроу

 

Число котельных отделений

 

7

 

 

7

 

 Параметры пара: р= кг/см2, 1 = С° 

 

17, 206

 

 

17, 204

 

Поверхность нагрева котла м2

7070 (общая)

7460 (общая)

 

8104 (общая)

 

Паропроизводительность т/ч

 

 

20-35

 

 

 

Скорость, узлов:

 

 

 

 

 

 

самый полный

29,5

29

22

29,5

29,8

27,5

полный

 

 

 

20

 

 

крейсерская

24,0

 

 

 

 

 

экономическая

 

 

14

 

 

 

Дальность плавания, миль:

 

 

 

 

 

 

экономическим ходом

3750

3350

1230

 

 

2700

Запас топлива, т.:

 

 

 

 

 

 

нормальный

610

650

700

 

 

 

полный

1290

1660

950

 

 

 

наибольший

1550

1750

1707

 

 

880

Запасы воды, т:

 

 

 

 

 

 

котельной

220

160

 

220

 

 

питьевой

58

210

 

58

 

 

 

(питьевой и мытьевой)

 

 

 

 

Электроэнергетическая система

 

 

 

 

 

 

Род тока, напряжение

 

Постоянный 220 в

 

 

Постоянный 220 в

 

Турбо-динамо

2 х 125 кВт, 2 х 90 кВт

 

2 х 125 кВт, 2 х 90 кВт

Прожекторы боевые

8 90-см

7 90-см

5 МПЭ-90

8 90-см

7 90-см

4 МПЭ-90

Комплектация:

 

 

 

 

 

 

Офицеров

 

 

48

 

 

 

Старшин

 

 

148

 

 

 

Рядовых

 

 

656

 

 

 

Всего

600

630

852

 

630

830

Изменено пользователем nemo161084
  • Плюс 3

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
288 публикаций

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Заложенные накануне Первой мировой войны и достроенные в конце 1920-х - на­чале 1930-х «Червона Украина», «Красный Крым» и «Красный Кавказ» до того как на­чали вступать в строй крейсера типа «Ки­ров» были единственными боеспособны­ми крейсерами Советского флота.

К 1930 г. все три крейсера оказались на Черном море и были сведены в бригаду крейсеров. В межвоенный период это со­единение кораблей было наиболее бое­способным в советском флоте. Крейсера много плавали, их экипажи отличались боевой выучкой и высокой морской куль­турой. Неоднократно крейсера занимали призовые места по Морским Силам РККА за лучшие показатели в боевой и полити­ческой подготовке.

Многие моряки, служившие на бригаде стали командирами кораблей и крупных соединений. Адмиралы Л.А.Владимир­ский, Н.Е.Басистый, В.А.Пархоменко ко­мандовали флотами, а Н.Г.Кузнецов, И.С.Юмашев, С.Г.Горшков в разное время возглавляли Военно-морской флот СССР.

Экипажи крейсеров учились стрелять по кораблям условного противника из орудий и торпедных аппаратов, поражать самолеты и подводные лодки, ставить минные заграждения.

Однако во время Великой Отечествен­ной войны крейсерам не пришлось участ­вовать в бою с надводными кораблями противника. Они наносили артиллерий­ские удары по позициям войск противни­ка, его батареям и скоплениям техники, поддерживали свои войска, высаживали десанты, перевозили бойцов и команди­ров, технику, боезапас и другие грузы, конвоировали транспорты. Крейсера уча­ствовали почти во всех операциях Черно­морского флота - постановке оборони­тельных минных заграждений, обороне и эвакуации Одессы, обороне Севастополя, десантах в Феодосию и Судак, битве за Кавказ, десанте в Южную Озерейку и др. Основным врагом кораблей на Черном море в течение войны была авиация.

За героизм проявленный в боях с врагом экипажи крейсеров «Красный Кав­каз» и «Красный Крым» были удостоены звания Гвардейских. Причем «Красный Кавказ» стал первым гвардейским кораб­лем советского флота.

В память об этих легендарных кораблях их имена по традиции, существовавшей в российском флоте, были даны новым ко­раблям. В конце 1960-х гг. в состав Чер­номорского флота вступили большие про­тиволодочные корабли проекта 61 «Крас­ный Кавказ» и «Красный Крым», причем они унаследовали не только названия крейсеров, но и их гвардейские флаги. В 1990 г. в состав Тихоокеанского флота вступил ракетный крейсер «Червона Укра­ина». Все три корабля были построены в Николаеве на заводе им. 61 Коммунара (бывший «Руссуд»),

Но наступили роковые 1990-е, распался СССР. Строительство флота прекрати­лось, а большинство еще не старых ко­раблей из-за отсутствия финансирования на их ремонт и содержание пошло на слом. Не избежали этой участи «Красный Кавказ» и «Красный Крым». После разде­ла Черноморского флота «Червона Украи­на» досталась России и была переимено­вана в «Варяг».

Используемые источники:

1. Описание проекта. (Ссылка)

2. Описание проекта. (Ссылка)

3. Фото проекта (Ссылка)

Изменено пользователем nemo161084
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
4 публикации
3 571 бой

Червона Украина вроде бы единственный советский крейсер потопленный противником в Великой Отечественной войне.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
28 публикаций
514 боёв

какая ещё "гордость" :facepalm:

вынужденные переделки с натягиваением трусов на глобус.

 

и кто был их противником на черном море? 2 старых румынских эсминца? немецкие десантные мотображи?

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
2 публикации
438 боёв

 Кстати обратите внимание на размещение торпедного вооружения на "Красный Крым"  и "Червона Украина" оно различается по местам установки.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
3
[46-RG]
Старший бета-тестер
137 публикаций
11 633 боя

вообще то ЧФ ждал прорыва СУПЕРМАРИНЫ...а там чего только не было

как крейсера проект устарел еще на стапелях скорость мала калибр гк мал 

большая канонерка....по берегу большинство снарядов выпустили в ходе ВОВ

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 757 публикаций
577 боёв

вообще то ЧФ ждал прорыва СУПЕРМАРИНЫ...а там чего только не было

ЧФ ждал прорыва Ройал Неви, но никак не итальянцев...:)
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
3
[46-RG]
Старший бета-тестер
137 публикаций
11 633 боя

тоже неплохо 5 линкоров все же на 1 парижанку

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
39 публикаций
3 боя

 Кстати обратите внимание на размещение торпедного вооружения на "Красный Крым"  и "Червона Украина" оно различается по местам установки.

 

Так проекты разные, чему удивляться?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник, Коллекционер
159 публикаций
10 152 боя

 

2. КОНСТРУКЦИЯ

Корпуса крейсеров были клепаными с полубаком, простиравшимся в корму до 50-го шп., кормовой надстройкой и тран­цевой кормой и большим кормовым под­зором для возможности установки двух рулей. Они имели две палубы - верхнюю и нижнюю, палубу полубака и две плат­формы. Набор корпусов был смешанной системы со шпацией - 1200 мм. Ледо­кольное образование носовой части поз­воляло им плавать в битом льду.

Непотопляемость обеспечивалась деле­нием корпуса на 22 водонепроницаемых отсека водо- и нефтенепроницаемыми поперечными переборками, а также нали­чием водонепроницаемых продольных пе­реборок, второго дна на протяжении бо­лее 2/3 корпуса и третьего дна на от­дельных участках корпуса, разделение энергетической установки на четыре тур­бинных и семь автономных котельных от­делений.

Самые ответственные связи корпуса - киль, наиболее удаленные поясья наруж­ной обшивки, стрингеры, днище, стойки главных продольных и поперечных пере­борок, продольные бимсы верхней палу­бы и пр. были изготовлены из стали повы­шенного сопротивления (2-й категории). Обыкновенная мягкая судостроительная сталь (3-й категории) применялась для изготовления менее ответственных час­тей. Сталь пониженного сопротивления (4-й категории) использовалась на такие неответственные части корпуса как, на­пример, каютные переборки, шахты и вы­городки по палубам, легкие переборки угольных ям на нижней палубе, трубы вен­тиляции, крышки и комингсы люков, рун­дуки, различные кожухи и т.п.

В местах расположения магнитных ком­пасов металлические части конструкции заменялись на маломагнитную сталь.

Для соединения элементов корпуса ис­пользовались заклепки из мягкой Сименс- Мартеновской стали. На крейсерах впер­вые в отечественном кораблестроении применялась сварка. Части корпусов из мягкой стали, не подверженные вибрации ни большим напряжениям в местах, где это удобно сваривались по стыкам авто генным способом, кислородно-ацетиле­новой струей. При резке отверстий и рез­ке вообще также применялся автогенный способ.

Продольный набор состоял из киля, стрингеров, продольных переборок, вто­рого дна, палуб и платформ.

Внутренний вертикальный киль имел вертикальную стенку, двойные нижний и верхний пояса, скрепленные уголками. Размеры киля определялись условиями безопасной постановки корабля в док. На­ибольшую толщину он имел в середине корпуса (стенка 16 мм) к оконечностям толщина киля уменьшалась (стенка - 12 мм). Вертикальный киль был водонепро­ницаем, за исключением нефтяных цис­терн. Киль переходил в форштевень и ах­терштевень.

Форштевень стальной литой из двух час­тей, соединенных замком. Он начинался внизу около 6 шп. и доходил до верхней палубы. Выше настила нижней палубы форштевень был облегчен внутренней вы­емкой. Для притыкания листов настила верхней и нижней палуб форштевень имел два прилива толщиной 30 мм, для приты­кания броневых листов форштевень имел шпунты и отдельно шпунт для наружной обшивки. На шпангоутах №1, 2, 3 были по­ставлены флоры с вырезами, укреплявшие форштевень для работы во льду.

Ахтерштевень имел сложную форму, обусловленную наличием гельмпортов (вырез в ахтерштевне для прохода балле- ра руля) для малого и большого рулей и опору большого руля.

По обе стороны от киля устанавлива­лось по четыре днищевых стрингера вы­полненных из непрерывно идущих листов и уголков. Толщина двух ближайших к ки­лю стрингеров на миделе достигала 13 мм, третьего - 10, и четвертого - 8 мм, в оконечностях толщина их уменьшалась на 1-2 мм.

Бортовой стрингер состоял из 5-мм ли­стов, вставленных между шпангоутами и связанных с обшивкой угольниками. Шельфовый стрингер (боковая платфор­ма) состоял из листов толщиной 5 мм, со­единенных с наружной обшивкой и про­дольной переборкой угольниками.

На протяжении жизненно важных отсе­ков корабля - погреба боезапаса, машин­ные и котельные отделения, помещения турбодинамо, центральные посты и т.п (22-114 шп. на «Червоной Украине» и 22- 108 шп. на «Профинтерне») на расстоянии около 6,2 м от ДП проходили продольные переборки от двойного дна до нижней па­лубы. Внутреннее (двойное) дно, набранное из листов 7-11 мм простиралось на той же длине, что и продольные переборки (22-114 шп. и 22-108 шп. соответственно). Между переборками 22-34, 45-48, 65-69 шп находилось третье дно, набранное из листов толщиной 5 мм. В продольный на­бор входили также продольные переборки в артпогребах и турбинных отделениях.

Поперечный набор состоял из шпанго­утов, бимсов, поперечных переборок. Шпангоуты были поставлены на расстоя­нии 1200 мм друг от друга. Днищевые ча­сти шпаногоутов (флоры) были проницае­мыми и водо- и нефтенепроницаемыми. Под всеми главными поперечными пере­борками стояли водонепроницаемые фло­ры. Главные поперечные переборки дохо­дили до верхней или нижней палубы, а две - до палубы полубака. Толщина лис­тов поперечных переборок в трюме - 6 мм, до нижней палубы - 5 мм, выше 4-5 мм. Все штоки и приводы, проходящие через переборки, имели водонепроницае­мые сальники.

Фундаменты турбин и котлов входили в общую систему набора корпуса и содей­ствовали его укреплению. Фундаменты под турбины - в виде продольных балок из листов 10-12 мм, перекрытых горизон­тальными листами 18 мм. Балки были связаны между собой, с переборками и настилом внутреннего дна поперечными флорами 8-10 мм и угольниками. Все лис­ты фундаментов облегчались вырезами, где это возможно.

Набор полубака и кормовой надстройки состоял из поперечных бимсов и средне­го карлингса, подпертых пиллерсами на каждом третьем шпангоуте.

Легкие переборки кают и других поме­щений сделаны из гофрированной гальва­низированной стали толщиной 1 и 2 мм. В местах установки дверей волнистые лис­ты заменяются гладкими толщиной 3 мм. Двери - из гладкой листовой стали с об­делкой угольниками 30x30x3 мм.

Наружная обшивка корпуса состояла из 9 поясьев. Листы обшивки имели различную толщину (см. таблицу, толщина поясьев ука­зана для «Червоной Украины», у «Профин­терна» некоторые листы на 1 мм тоньше).­

Первые пять поясьев обшивки изготав­ливались из стали повышенного сопро­тивления на протяжении средней части корпуса, а остальные из обыкновенной су­достроительной стали. Стыки всех листов обшивки соединялись вгладь на внутрен­них планках по два ряда заклепок с каж­дой стороны стыка, а в нефтяных цистер­*** по три ряда.

Листы обшивки против дул орудий, мест отдачи якорей, лап кронштейнов ва­лов, в местах больших отверстий в днище имели утолщения и подкрепления.

У дымовых труб между нижней и верх­ней палубами, а у носовой трубы между нижней палубой и палубой полубака име­лись кожухи из крупповской нецементиро- ванной стали толщиной 20 мм. На рассто­янии около 10 см от кожухов стояли лег­кие выгородки из кровельного железа обшитые асбестом для изоляции угольных ям от горячих кожухов.

Настил верхней палубы состоял из лис­тов бронепалубной стали толщиной 25 и 20 мм в средней части и 20 мм в оконеч­ностях (у «Профинтерна» вся верхняя па­луба - 20 мм). Настил нижней палубы - из листов бронепалубной стали толщиной 20 мм. Настил палуб полубака и кормовой надстройки, а также платформ состоял из 4,5-мм листов, соединенных по пазам внакрой на один ряд заклепок.

Полубак и открытая часть верхней палу­бы была покрыта сосновым настилом тол­щиной 45 мм, кормовая надстройка - 40 мм, вокруг шпилей и канатов - 60 мм. Верхняя палуба под полубаком и кормо­вой надстройкой, нижняя палуба в жилых помещениях покрывались линолеумом, наклеенным на стальной настил.

Для стока воды с палуб предназнача­лись шпигаты из оцинкованных стальных труб с толщиной стенки 5 мм.

Вся применяемая для постройки корпу­сов сталь очищалась перед постановкой с помощью струи песка или стальными щетками и красилась для защиты от ржавчины.

Около гребных винтов, на рулях, на ах- терштевне, а также на днище вокруг бронзовых кингстонов устанавливались цинковые охранительные накладки для предотвращения коррозии корпуса.

С внутренней стороны обшивка борта и подволока для теплоизоляции были по­крыты пробковой краской. В жилых поме­щениях набор покрывался металлически­ми листами толщиной 1 мм.

На полубаке впереди первой трубы на­ходилась носовая надстройка состояв­шая из различных рубок и трех мостиков. Боевая рубка бронирована, остальные легкие, все рубки были снабжены элект­рогрелками.

Минная рубка, водолазная и химическая каюты находились на уровне палубы бака.

На нижнем мостике - боевая рубка и походная рубка командира. В боевой руб­ке размещались штурвал, машинные те­леграфы и тахометры, магнитный компас и репитеры гирокомпаса, телефоны, пе­реговорные трубы. В походной рубке - диван, стол, умывальник, зеркало.

Ходовая и штурманская рубки размеща­лись на среднем мостике. В ходовой на­ходились компас, телеграфы, штурвал, в штурманской - прокладочный стол, шкаф для карт, кресло. Средний мостик имел поворотные крылья, с которых были вид­ны борта корабля.

На верхнем мостике были установлены один шестиметровый дальномер на бан­кете в ДП, два бортовых трехметровых дальномера, магнитный компас и пелорус с репитером гирокомпаса.

Два нижних яруса мостиков были по­крыты линолеумом, наклеенным на сталь-ной настил. Верхний мостик покрыт спе­циальной рифленой резиной, прижатой по кромкам медными планками. Все мости­ки имели парусиновые обвесы по леер- ным стойкам.

В кормовой надстройке размещались два каземата 130-мм орудий, помещения командира корабля, флагмана и др. Тол­щина стенок надстройки - 5 мм у борта и 4 мм у середины корабля, под орудиями и против дул орудий обшивка имела утол­щения - 7 мм. Настил палубы надстройки был покрыт деревом толщиной 40 мм. Над кормовой надстройкой, под кормо­вым мостиком у грот-мачты находилась легкая рубка, в которой размещались ра- диопеленгаторная и радиофонная (УКВ) каюты, каюта вахтенного начальника и две каюты комсостава. На кормовом мостике были установлены штурвал, компас, четы­рехметровый и трехметровый дальноме­ры, рамочная антенна радиопеленгатора (впоследствии перенесена на грот-мачту).

Средняя надстройка, простиравшаяся от полубака до ростров, была выполнена из листов толщиной 3 мм. В ней разме­щались камбузы: командный, старшего и младшего начсостава, а также хлебопе­карня.

Коечные сетки, размещенные по бор­там, выполнялись из стальных листов - наружные стенки толщиной 5 мм, внут­ренние и верхние - 4 мм.

По периметру верхней палубы, полуба­ка, кормовой надстройки и на мостиках имелось леерное ограждение. Леера вы­полнялись из трех рядов проволочного троса: два верхние из 2-дюймового, ниж­ний - из 1,5-дюймового. Леерные стойки из железных труб с железными башмака­ми, заваливающиеся у орудий. Леера на мостиках трубчатые, стойки выполнялись из латуни и железа.

По спецификации крейсера должны бы­ли иметь три наружных трапа - два парад­ных и один командный, но при достройке были оставлены два.

Крышки люков, лазов, горловин и двери имели ту же толщину, что палубы и пере­борки, в которых они прорезаны.

Все жилые и часть служебных помеще­ний имели круглые бронзовые иллюмина­торы со стеклами диаметром 300 мм и толщиной 25 мм в районе действия газов орудий, остальные - 15 мм. Иллюминато­ры были снабжены боевыми крышками той же толщины, что и борт. В ходовой и штурманской рубках имелись окна с пря­моугольными стеклами, спускные или на петлях.

По проекту на крейсерах должны были быть установлены две стальных клепаных мачты легкого типа с деревянными спус­ковыми стеньгами. На обеих мачтах по два легких сосновых рея для подъема флагов, а на кормовой и гафель. На высо­те 30,5 м от воды у фок-мачты предпола­галось установить легкий наблюдатель­ный пост - бочка. Мачты имели такелаж стоячий и бегучий.

При достройке фок-мачты были выпол­нены трехногими со стеньгами. На перед­ней ноге фок-мачты находились артилле­рийский и минный посты и площадка для двух прожекторов. Во время модерниза­ции стеньги с фок-мачт сняли, на фор- марсах установили дальномерные посты. Грот-мачта подкреплена и оборудована для установки грузовой стрелы. Она несла гафель и площадку для одного прожекто­ра. Между мачтами натягивались антенны радиостанций.

Бронирование

Крейсера имели два броневых пояса и две (верхнюю и нижнюю) бронированные палубы. Верхний броневой 25-мм пояс, выполненный из листов нецементирован- ной крупповской стали, также включался в расчет продольной прочности корпуса. Он имел высоту 2,25 м и простирался по всей длине корабля, охватывая борт от нижней до верхней палубы. Главный бро­невой пояс толщиной 75 мм располагался ниже и также простирался почти по всей длине корабля. Этот пояс состоял из це­ментированных плит крупповской стали, высотой 2,1 м. Из них под водой должно было находиться 0,9 м при нормальном углублении 5,63 м («Профинтерн») и 5,58 м («Червона Украина»). По мере роста во­доизмещения и увеличения осадки кораб­лей главный пояс ниже опускался в воду. Нижняя часть главного броневого пояса опиралась на бортовые кромки платфор­мы, а верхняя часть замыкала контур на­стила нижней палубы. На 125-м шп. (на «Червоной Украине» - 131-шп.) главный пояс заканчивался броневым траверзом толщиной 50 мм.

Бронирование балтийских и черномор­ских крейсеров отличалось толщиной на­стила верхней палубы. У «Профинтерна» она имела толщину 20 мм по всей площа­ди. У «Червоной Украины» на протяжении '/л длины в средней части 46-86 шп. - 25 мм, в нос и корму - 20 мм.

Нижняя палуба имела толщину 20 мм. Кормовой подзор, начинавшийся от броне­вого траверза, защищался 25-мм броней.

Таким образом, броневая защита образо­вывала два контура. Первый контур ограни­чивал пространство между бортами и палу­бами (верхней и нижней), а второй между бортами и нижней палубой. Платформа, за­мыкавшая последний контур снизу, не бро­нировалась так как располагалась ниже ва­терлинии. Считалось, что первый контур бу­дет защищать от осколков, а второй - от снарядов среднего калибра.

Элеваторы подачи боеприпасов выше верхней палубы имели броневые кожухи из нецементированной крупповской стали толщиной 25 мм. Кожухи дымовых труб от нижней до верхней палубы (первая труба до палубы бака) защищались 20-мм броней.

Боевая рубка имела вертикальные стены из 125-мм цементированной крупповской стали, бронированную крышу - 75 мм и подшивку толщиной 50 мм из крупповской нецементированной брони. Основание бо­евой рубки от нижней части (пола) до верх­ней палубы изготовлялось из 25-мм неце­ментированной стали. Многочисленные провода и кабели от приборов управления кораблем и артиллерийским огнем, а так­же телефонов, установленных в боевой рубке, защищались специальной трубой из кованой пушечной стали толщиной 75 мм от пола рубки до верхней палубы, от верх­ней палубы до нижней - 50 мм.

Палубные орудия главного калибра за­щищались 25-мм броневыми коробчаты­ми щитами, а стоящие в казематах - ба­шенноподобными щитами.

Котлы системы Ярроу

Котёл системы "Ярроу" - водотрубный, треугольного типа, вырабатывал пар давлением в 17,5 атмосферы, его паропроизводительность у 13 котлов составляла 350 000 кг/ч. Все котлы имели смешанное отопление - угольное и нефтяное. Общая нагревательная поверхность котлов составляла около 2800 м2. Для сжигания нефти котлы оборудовались форсунками Торникрофта.

Spoiler

Паравая турбина

3b84217ad310.jpg

 

Фото моделей крейсеров.

5ff7d7001c3e.jpg

a4cc86c2530c.jpg

 

"Паравая турбина"?! Напишите правильно! Странно видеть подобный ляп у призёра.
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 470
Участник, Коллекционер
247 публикаций
7 503 боя

Достойная работа, автору респект!:cap_like:

  • Плюс 22

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
288 публикаций
В 29.07.2015 в 18:58, Ariobarsan сказал:
В 22.09.2014 в 14:03, nemo161084 сказал:

 

 

2. КОНСТРУКЦИЯ

  Показать содержимое

 

Корпуса крейсеров были клепаными с полубаком, простиравшимся в корму до 50-го шп., кормовой надстройкой и тран­цевой кормой и большим кормовым под­зором для возможности установки двух рулей. Они имели две палубы - верхнюю и нижнюю, палубу полубака и две плат­формы. Набор корпусов был смешанной системы со шпацией - 1200 мм. Ледо­кольное образование носовой части поз­воляло им плавать в битом льду.

Непотопляемость обеспечивалась деле­нием корпуса на 22 водонепроницаемых отсека водо- и нефтенепроницаемыми поперечными переборками, а также нали­чием водонепроницаемых продольных пе­реборок, второго дна на протяжении бо­лее 2/3 корпуса и третьего дна на от­дельных участках корпуса, разделение энергетической установки на четыре тур­бинных и семь автономных котельных от­делений.

Самые ответственные связи корпуса - киль, наиболее удаленные поясья наруж­ной обшивки, стрингеры, днище, стойки главных продольных и поперечных пере­борок, продольные бимсы верхней палу­бы и пр. были изготовлены из стали повы­шенного сопротивления (2-й категории). Обыкновенная мягкая судостроительная сталь (3-й категории) применялась для изготовления менее ответственных час­тей. Сталь пониженного сопротивления (4-й категории) использовалась на такие неответственные части корпуса как, на­пример, каютные переборки, шахты и вы­городки по палубам, легкие переборки угольных ям на нижней палубе, трубы вен­тиляции, крышки и комингсы люков, рун­дуки, различные кожухи и т.п.

В местах расположения магнитных ком­пасов металлические части конструкции заменялись на маломагнитную сталь.

Для соединения элементов корпуса ис­пользовались заклепки из мягкой Сименс- Мартеновской стали. На крейсерах впер­вые в отечественном кораблестроении применялась сварка. Части корпусов из мягкой стали, не подверженные вибрации ни большим напряжениям в местах, где это удобно сваривались по стыкам авто генным способом, кислородно-ацетиле­новой струей. При резке отверстий и рез­ке вообще также применялся автогенный способ.

Продольный набор состоял из киля, стрингеров, продольных переборок, вто­рого дна, палуб и платформ.

Внутренний вертикальный киль имел вертикальную стенку, двойные нижний и верхний пояса, скрепленные уголками. Размеры киля определялись условиями безопасной постановки корабля в док. На­ибольшую толщину он имел в середине корпуса (стенка 16 мм) к оконечностям толщина киля уменьшалась (стенка - 12 мм). Вертикальный киль был водонепро­ницаем, за исключением нефтяных цис­терн. Киль переходил в форштевень и ах­терштевень.

Форштевень стальной литой из двух час­тей, соединенных замком. Он начинался внизу около 6 шп. и доходил до верхней палубы. Выше настила нижней палубы форштевень был облегчен внутренней вы­емкой. Для притыкания листов настила верхней и нижней палуб форштевень имел два прилива толщиной 30 мм, для приты­кания броневых листов форштевень имел шпунты и отдельно шпунт для наружной обшивки. На шпангоутах №1, 2, 3 были по­ставлены флоры с вырезами, укреплявшие форштевень для работы во льду.

Ахтерштевень имел сложную форму, обусловленную наличием гельмпортов (вырез в ахтерштевне для прохода балле- ра руля) для малого и большого рулей и опору большого руля.

По обе стороны от киля устанавлива­лось по четыре днищевых стрингера вы­полненных из непрерывно идущих листов и уголков. Толщина двух ближайших к ки­лю стрингеров на миделе достигала 13 мм, третьего - 10, и четвертого - 8 мм, в оконечностях толщина их уменьшалась на 1-2 мм.

Бортовой стрингер состоял из 5-мм ли­стов, вставленных между шпангоутами и связанных с обшивкой угольниками. Шельфовый стрингер (боковая платфор­ма) состоял из листов толщиной 5 мм, со­единенных с наружной обшивкой и про­дольной переборкой угольниками.

На протяжении жизненно важных отсе­ков корабля - погреба боезапаса, машин­ные и котельные отделения, помещения турбодинамо, центральные посты и т.п (22-114 шп. на «Червоной Украине» и 22- 108 шп. на «Профинтерне») на расстоянии около 6,2 м от ДП проходили продольные переборки от двойного дна до нижней па­лубы. Внутреннее (двойное) дно, набранное из листов 7-11 мм простиралось на той же длине, что и продольные переборки (22-114 шп. и 22-108 шп. соответственно). Между переборками 22-34, 45-48, 65-69 шп находилось третье дно, набранное из листов толщиной 5 мм. В продольный на­бор входили также продольные переборки в артпогребах и турбинных отделениях.

Поперечный набор состоял из шпанго­утов, бимсов, поперечных переборок. Шпангоуты были поставлены на расстоя­нии 1200 мм друг от друга. Днищевые ча­сти шпаногоутов (флоры) были проницае­мыми и водо- и нефтенепроницаемыми. Под всеми главными поперечными пере­борками стояли водонепроницаемые фло­ры. Главные поперечные переборки дохо­дили до верхней или нижней палубы, а две - до палубы полубака. Толщина лис­тов поперечных переборок в трюме - 6 мм, до нижней палубы - 5 мм, выше 4-5 мм. Все штоки и приводы, проходящие через переборки, имели водонепроницае­мые сальники.

Фундаменты турбин и котлов входили в общую систему набора корпуса и содей­ствовали его укреплению. Фундаменты под турбины - в виде продольных балок из листов 10-12 мм, перекрытых горизон­тальными листами 18 мм. Балки были связаны между собой, с переборками и настилом внутреннего дна поперечными флорами 8-10 мм и угольниками. Все лис­ты фундаментов облегчались вырезами, где это возможно.

Набор полубака и кормовой надстройки состоял из поперечных бимсов и средне­го карлингса, подпертых пиллерсами на каждом третьем шпангоуте.

Легкие переборки кают и других поме­щений сделаны из гофрированной гальва­низированной стали толщиной 1 и 2 мм. В местах установки дверей волнистые лис­ты заменяются гладкими толщиной 3 мм. Двери - из гладкой листовой стали с об­делкой угольниками 30x30x3 мм.

Наружная обшивка корпуса состояла из 9 поясьев. Листы обшивки имели различную толщину (см. таблицу, толщина поясьев ука­зана для «Червоной Украины», у «Профин­терна» некоторые листы на 1 мм тоньше).­

Первые пять поясьев обшивки изготав­ливались из стали повышенного сопро­тивления на протяжении средней части корпуса, а остальные из обыкновенной су­достроительной стали. Стыки всех листов обшивки соединялись вгладь на внутрен­них планках по два ряда заклепок с каж­дой стороны стыка, а в нефтяных цистер­*** по три ряда.

Листы обшивки против дул орудий, мест отдачи якорей, лап кронштейнов ва­лов, в местах больших отверстий в днище имели утолщения и подкрепления.

У дымовых труб между нижней и верх­ней палубами, а у носовой трубы между нижней палубой и палубой полубака име­лись кожухи из крупповской нецементиро- ванной стали толщиной 20 мм. На рассто­янии около 10 см от кожухов стояли лег­кие выгородки из кровельного железа обшитые асбестом для изоляции угольных ям от горячих кожухов.

Настил верхней палубы состоял из лис­тов бронепалубной стали толщиной 25 и 20 мм в средней части и 20 мм в оконеч­ностях (у «Профинтерна» вся верхняя па­луба - 20 мм). Настил нижней палубы - из листов бронепалубной стали толщиной 20 мм. Настил палуб полубака и кормовой надстройки, а также платформ состоял из 4,5-мм листов, соединенных по пазам внакрой на один ряд заклепок.

Полубак и открытая часть верхней палу­бы была покрыта сосновым настилом тол­щиной 45 мм, кормовая надстройка - 40 мм, вокруг шпилей и канатов - 60 мм. Верхняя палуба под полубаком и кормо­вой надстройкой, нижняя палуба в жилых помещениях покрывались линолеумом, наклеенным на стальной настил.

Для стока воды с палуб предназнача­лись шпигаты из оцинкованных стальных труб с толщиной стенки 5 мм.

Вся применяемая для постройки корпу­сов сталь очищалась перед постановкой с помощью струи песка или стальными щетками и красилась для защиты от ржавчины.

Около гребных винтов, на рулях, на ах- терштевне, а также на днище вокруг бронзовых кингстонов устанавливались цинковые охранительные накладки для предотвращения коррозии корпуса.

С внутренней стороны обшивка борта и подволока для теплоизоляции были по­крыты пробковой краской. В жилых поме­щениях набор покрывался металлически­ми листами толщиной 1 мм.

На полубаке впереди первой трубы на­ходилась носовая надстройка состояв­шая из различных рубок и трех мостиков. Боевая рубка бронирована, остальные легкие, все рубки были снабжены элект­рогрелками.

Минная рубка, водолазная и химическая каюты находились на уровне палубы бака.

На нижнем мостике - боевая рубка и походная рубка командира. В боевой руб­ке размещались штурвал, машинные те­леграфы и тахометры, магнитный компас и репитеры гирокомпаса, телефоны, пе­реговорные трубы. В походной рубке - диван, стол, умывальник, зеркало.

Ходовая и штурманская рубки размеща­лись на среднем мостике. В ходовой на­ходились компас, телеграфы, штурвал, в штурманской - прокладочный стол, шкаф для карт, кресло. Средний мостик имел поворотные крылья, с которых были вид­ны борта корабля.

На верхнем мостике были установлены один шестиметровый дальномер на бан­кете в ДП, два бортовых трехметровых дальномера, магнитный компас и пелорус с репитером гирокомпаса.

Два нижних яруса мостиков были по­крыты линолеумом, наклеенным на сталь-ной настил. Верхний мостик покрыт спе­циальной рифленой резиной, прижатой по кромкам медными планками. Все мости­ки имели парусиновые обвесы по леер- ным стойкам.

В кормовой надстройке размещались два каземата 130-мм орудий, помещения командира корабля, флагмана и др. Тол­щина стенок надстройки - 5 мм у борта и 4 мм у середины корабля, под орудиями и против дул орудий обшивка имела утол­щения - 7 мм. Настил палубы надстройки был покрыт деревом толщиной 40 мм. Над кормовой надстройкой, под кормо­вым мостиком у грот-мачты находилась легкая рубка, в которой размещались ра- диопеленгаторная и радиофонная (УКВ) каюты, каюта вахтенного начальника и две каюты комсостава. На кормовом мостике были установлены штурвал, компас, четы­рехметровый и трехметровый дальноме­ры, рамочная антенна радиопеленгатора (впоследствии перенесена на грот-мачту).

Средняя надстройка, простиравшаяся от полубака до ростров, была выполнена из листов толщиной 3 мм. В ней разме­щались камбузы: командный, старшего и младшего начсостава, а также хлебопе­карня.

Коечные сетки, размещенные по бор­там, выполнялись из стальных листов - наружные стенки толщиной 5 мм, внут­ренние и верхние - 4 мм.

По периметру верхней палубы, полуба­ка, кормовой надстройки и на мостиках имелось леерное ограждение. Леера вы­полнялись из трех рядов проволочного троса: два верхние из 2-дюймового, ниж­ний - из 1,5-дюймового. Леерные стойки из железных труб с железными башмака­ми, заваливающиеся у орудий. Леера на мостиках трубчатые, стойки выполнялись из латуни и железа.

По спецификации крейсера должны бы­ли иметь три наружных трапа - два парад­ных и один командный, но при достройке были оставлены два.

Крышки люков, лазов, горловин и двери имели ту же толщину, что палубы и пере­борки, в которых они прорезаны.

Все жилые и часть служебных помеще­ний имели круглые бронзовые иллюмина­торы со стеклами диаметром 300 мм и толщиной 25 мм в районе действия газов орудий, остальные - 15 мм. Иллюминато­ры были снабжены боевыми крышками той же толщины, что и борт. В ходовой и штурманской рубках имелись окна с пря­моугольными стеклами, спускные или на петлях.

По проекту на крейсерах должны были быть установлены две стальных клепаных мачты легкого типа с деревянными спус­ковыми стеньгами. На обеих мачтах по два легких сосновых рея для подъема флагов, а на кормовой и гафель. На высо­те 30,5 м от воды у фок-мачты предпола­галось установить легкий наблюдатель­ный пост - бочка. Мачты имели такелаж стоячий и бегучий.

При достройке фок-мачты были выпол­нены трехногими со стеньгами. На перед­ней ноге фок-мачты находились артилле­рийский и минный посты и площадка для двух прожекторов. Во время модерниза­ции стеньги с фок-мачт сняли, на фор- марсах установили дальномерные посты. Грот-мачта подкреплена и оборудована для установки грузовой стрелы. Она несла гафель и площадку для одного прожекто­ра. Между мачтами натягивались антенны радиостанций.

Бронирование

Крейсера имели два броневых пояса и две (верхнюю и нижнюю) бронированные палубы. Верхний броневой 25-мм пояс, выполненный из листов нецементирован- ной крупповской стали, также включался в расчет продольной прочности корпуса. Он имел высоту 2,25 м и простирался по всей длине корабля, охватывая борт от нижней до верхней палубы. Главный бро­невой пояс толщиной 75 мм располагался ниже и также простирался почти по всей длине корабля. Этот пояс состоял из це­ментированных плит крупповской стали, высотой 2,1 м. Из них под водой должно было находиться 0,9 м при нормальном углублении 5,63 м («Профинтерн») и 5,58 м («Червона Украина»). По мере роста во­доизмещения и увеличения осадки кораб­лей главный пояс ниже опускался в воду. Нижняя часть главного броневого пояса опиралась на бортовые кромки платфор­мы, а верхняя часть замыкала контур на­стила нижней палубы. На 125-м шп. (на «Червоной Украине» - 131-шп.) главный пояс заканчивался броневым траверзом толщиной 50 мм.

Бронирование балтийских и черномор­ских крейсеров отличалось толщиной на­стила верхней палубы. У «Профинтерна» она имела толщину 20 мм по всей площа­ди. У «Червоной Украины» на протяжении '/л длины в средней части 46-86 шп. - 25 мм, в нос и корму - 20 мм.

Нижняя палуба имела толщину 20 мм. Кормовой подзор, начинавшийся от броне­вого траверза, защищался 25-мм броней.

Таким образом, броневая защита образо­вывала два контура. Первый контур ограни­чивал пространство между бортами и палу­бами (верхней и нижней), а второй между бортами и нижней палубой. Платформа, за­мыкавшая последний контур снизу, не бро­нировалась так как располагалась ниже ва­терлинии. Считалось, что первый контур бу­дет защищать от осколков, а второй - от снарядов среднего калибра.

Элеваторы подачи боеприпасов выше верхней палубы имели броневые кожухи из нецементированной крупповской стали толщиной 25 мм. Кожухи дымовых труб от нижней до верхней палубы (первая труба до палубы бака) защищались 20-мм броней.

Боевая рубка имела вертикальные стены из 125-мм цементированной крупповской стали, бронированную крышу - 75 мм и подшивку толщиной 50 мм из крупповской нецементированной брони. Основание бо­евой рубки от нижней части (пола) до верх­ней палубы изготовлялось из 25-мм неце­ментированной стали. Многочисленные провода и кабели от приборов управления кораблем и артиллерийским огнем, а так­же телефонов, установленных в боевой рубке, защищались специальной трубой из кованой пушечной стали толщиной 75 мм от пола рубки до верхней палубы, от верх­ней палубы до нижней - 50 мм.

Палубные орудия главного калибра за­щищались 25-мм броневыми коробчаты­ми щитами, а стоящие в казематах - ба­шенноподобными щитами.

Котлы системы Ярроу

Котёл системы "Ярроу" - водотрубный, треугольного типа, вырабатывал пар давлением в 17,5 атмосферы, его паропроизводительность у 13 котлов составляла 350 000 кг/ч. Все котлы имели смешанное отопление - угольное и нефтяное. Общая нагревательная поверхность котлов составляла около 2800 м2. Для сжигания нефти котлы оборудовались форсунками Торникрофта.

Spoiler

5c12742122bf.jpgbeccc9ad5e02.jpg

Размещение котла в среднем котельном отдедении:

1 - бортовые цистерны для хранения нефти; 2 - дымовая труба с кожухом; 

3 - воздухозаборник; 4 - паровой коллектор котла; 5 - водяные коллекторы котла; 

6 - распылители топлива;7 - паропровод.

Паравая турбина

  Скрыть содержимое

 

3b84217ad310.jpg

 

Фото моделей крейсеров.

  Показать содержимое

 

5ff7d7001c3e.jpg

a4cc86c2530c.jpg

 

"Паравая турбина"?! Напишите правильно! Странно видеть подобный ляп у призёра.

Благодарю!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×