Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
MATPOCCKuN

Линейные крейсера типа "Измаил" [Конкурсная работа, Призер конкурса]

В этой теме 55 комментариев

Рекомендуемые комментарии

122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

Линейные крейсера типа "Измаил

 

3037309.jpg

   

Данные по крейсерам

Линейный крейсер "Измаил"

Место постройки:                    Балтийский завод, Санкт Петербург

Заложен:                                  06.12.1912

Спущен:                                   09.06.1915

Судьба:                                    Разобран в 1931 - 1932 годах.

 Тактико-технические характеристики

Размерения:

Длина:                                     222,4 метра

Ширина:                                  30,5 метра 

Осадка:                                   8,82 метра

Водоизмещение:

Стандартное:                         33 986 тонн

Полное:                                   36 646 тонн

Вооружение:

356/52                                     4х3

130/55                                     24

75/50                                       8

63 мм зенитные орудия        4

пулемёты                               7

ПТА 450 мм                            6

Бронирование:

Главный пояс                        125/237,5/125 мм

Тыльная продольная 

переборка                             25/50 мм

Верхний бортовой пояс       75/100 мм

Траверзы                              100 мм

Палубы: верхняя/средняя/

нижняя (скосы)/кубрик         37,5/20+40/25+50/20 мм

Башни: лоб/бока/крыша       300/300/150 мм

Барбеты                                250/150 мм

Рубка: бока/крыша/

броневой колодец связи      400/250/75 мм

Механизмы:                        6 турбин Парсонса 70 000 л.с., 25 котлов Ярроу (16 смешанных и 9 нефтяных), 4 винта

Скорость:                            28,5 узла

Дальность плавания:        2 280 миль на 26,5 узлах

Экипаж:                               42 офицера/33 кондуктора/1100 нижних чинов

 

 Линейный крейсер "Бородино"

Место постройки:                    Новое Адмиралтейство, Санкт Петербург

Заложен:                                  06.12.1912

Спущен:                                   19.07.1915

Судьба:                                    21.08.1923 года продан.

 Тактико-технические характеристики

Размерения:

Длина:                                     222,4 метра

Ширина:                                  30,5 метра 

Осадка:                                   8,82 метра

Водоизмещение:

Стандартное:                         33 986 тонн

Полное:                                   36 646 тонн

Вооружение:

356/52                                     4х3

130/55                                     24

75/50                                       8

63 мм зенитные орудия        4

пулемёты                               7

ПТА 450 мм                            6

Бронирование:

Главный пояс                        125/237,5/125 мм

Тыльная продольная 

Переборка                             25/50 мм

Верхний бортовой пояс       75/100 мм

Траверзы                              100 мм

Палубы: верхняя/средняя/

нижняя (скосы)/кубрик         37,5/20+40/25+50/20 мм

Башни: лоб/бока/крыша       300/300/150 мм

Барбеты                                250/150 мм

Рубка: бока/крыша/

броневой колодец связи      400/250/75 мм

Механизмы:                        6 турбин Парсонса 70 000 л.с., 25 котлов Ярроу (16 смешанных и 9 нефтяных), 4 винта

Скорость:                            28,5 узла

Дальность плавания:        2 280 миль на 26,5 узлах

Экипаж:                               42 офицера/33 кондуктора/1100 нижних чинов

 

 Линейный крейсер "Наварин"

Место постройки:                   Новое Адмиралтейство, Санкт Петербург

Заложен:                                  06.12.1912

Спущен:                                   09.11.1916

Судьба:                                    21.08.1923 года продан.

 Тактико-технические характеристики

Размерения:

Длина:                                     222,4 метра

Ширина:                                  30,5 метра 

Осадка:                                   8,82 метра

Водоизмещение:

Стандартное:                         33 986 тонн

Полное:                                   36 646 тонн

Вооружение:

356/52                                     4х3

130/55                                     24

75/50                                       8

63 мм зенитные орудия        4

пулемёты                               7

ПТА 450 мм                            6

Бронирование:

Главный пояс                        125/237,5/125 мм

Тыльная продольная 

переборка                             25/50 мм

Верхний бортовой пояс       75/100 мм

Траверзы                              100 мм

Палубы: верхняя/средняя/

нижняя (скосы)/кубрик         37,5/20+40/25+50/20 мм

Башни: лоб/бока/крыша       300/300/150 мм

Барбеты                                250/150 мм

Рубка: бока/крыша/

броневой колодец связи      400/250/75 мм

Механизмы:                        6 турбин Парсонса 70 000 л.с., 25 котлов Ярроу (16 смешанных и 9 нефтяных), 4 винта

Скорость:                            28,5 узла

Дальность плавания:        2 280 миль на 26,5 узлах

Экипаж:                               42 офицера/33 кондуктора/1100 нижних чинов

 

 Линейный крейсер "Кинбурн"

Место постройки:                   Балтийский завод, Санкт Петербург

Заложен:                                  06.12.1912

Спущен:                                   30.10.1915

Судьба:                                    21.08.1923 года продан.

Тактико-технические характеристики

Размерения:

Длина:                                     222,4 метра

Ширина:                                  30,5 метра 

Осадка:                                   8,82 метра

Водоизмещение:

Стандартное:                         33 986 тонн

Полное:                                   36 646 тонн

Вооружение:

356/52                                     4х3

130/55                                     24

75/50                                       8

63 мм зенитные орудия        4

пулемёты                               7

ПТА 450 мм                            6

Бронирование:

Главный пояс                        125/237,5/125 мм

Тыльная продольная 

переборка                             25/50 мм

Верхний бортовой пояс       75/100 мм

Траверзы                              100 мм

Палубы: верхняя/средняя/

нижняя (скосы)/кубрик         37,5/20+40/25+50/20 мм

Башни: лоб/бока/крыша       300/300/150 мм

Барбеты                                250/150 мм

Рубка: бока/крыша/

броневой колодец связи      400/250/75 мм

Механизмы:                        6 турбин Парсонса 70 000 л.с., 25 котлов Ярроу (16 смешанных и 9 нефтяных), 4 винта

Скорость:                            28,5 узла

Дальность плавания:        2 280 миль на 26,5 узлах

Экипаж:                               42 офицера/33 кондуктора/1100 нижних чинов

 

 

История создания.

 

Линейные крейсера. Своим появлением и сравнительно недолгим существованием, эти корабли обязаны урокам  Русско-Японской войны 1904-1905 годов. Именно тогда удачное привлечение японским командованием броненосных крейсеров к участию в сражениях линейных сил флота и побудило ведущие морские державы пересмотреть свои взгляды на роль и место этих кораблей в будущем. При  этом одним из основных направлений их дальнейшего развития, стал переход от традиционной для броненосных крейсеров 203-мм артиллерии к орудиям более крупных калибров, сопоставимых с таковыми эскадренных броненосцев, с обязательным сохранением преимущества в скорости хода перед последними.

 

Броненосный крейсер "Рюрик" стал первым шагом к созданию линейных крейсеров Российского флота.

3037310.jpg

Для России, потерявшей в русско-японской войне почти все свои балтийские и тихоокеанские броненосцы, начавшаяся “дредноутная лихорадка” оказалась весьма кстати: к возрождению флота можно было приступить, не принимая в расчет устаревшие броненосные армады потенциальных противников. И уже в 1906 году, опросив большинство морских офицеров — участников войны с Японией, Главный морской штаб разработал задание на проектирование нового линкора для Балтийского моря. А в конце следующего года, после утверждения Николаем II так называемой “малой судостроительной программы”, был объявлен всемирный конкурс на лучший проект линейного корабля для Российского флота.
В МГШ велась разработка тактико-технических заданий для проектирования будущего броненосного крейсера. Поначалу его боевые характеристики выглядели довольно умеренными: главная артиллерия "не слабее, чем вооружение линейного корабля" (то есть калибра 12"—14"), числом "не менее восьми", противоминная — 24 102-мм орудия. Башни главного калибра располагались так, чтобы огонь всех тяжелых орудий на каждый борт мог вестись в наибольшем диапазоне, причем угол возвышения стволов увеличивался до 35° (для артиллерийского боя на дальних дистанциях в 70 — 80 кбт). В части защиты подразумевался полностью, от носа до кормы, бронированный борт. Толщина главного пояса по ватерлинии — не менее 190 мм с 51-мм внутренней переборкой, исходя из условия, чтобы "на дистанциях решительного боя можно было обеспечить плавучесть и скорость при попаданиях 12" снарядов" при наиболее вероятных углах встречи в 30°. Для предохранения борта выше главного пояса "от больших пробоин неправильной формы" признавалось достаточным бронирование в 75 — 100 мм. Боевые рубки и башни должны были иметь броню толщиной не менее 254 мм с боков и 100 мм сверху, барбеты — 200 мм. Верхняя палуба прикрывалась 51-мм броней "вязкой стали" на всем протяжении (в эту величину входила и толщина палубной настилки); средняя и нижняя палубы в горизонтальной части — броней суммарной толщиной 32 — 38 мм, а на скосах —38 —51 мм (также включая палубный настил). Исходя из "тактических качеств современных движущихся мин" будущий броненосный крейсер предполагалось вооружить шестью траверзными подводными торпедными аппаратами, по три с каждого борта. Внутреннее размещение корабля определяли "Требования сохранения крейсером наибольшей живучести в бою", подразумевающие равномерно-линейную компоновку, уже примененную на строящихся линкорах типа "Севастополь".

 

Ответственный разработчик конструктивной части и обводов линейного крейсера "Измаил" кораблестроитель Бубнов И.Г.

3037311.jpg

В результате вырисовывался 28 000-тонный корабль длиной 204 м, с полным ходом в 28 узлов и мощностью на валу в 80 тыс. л.с. Артиллерия его состояла из восьми 12"/52 орудий в четырех башнях и 24 102-мм пушек в казематах. Уровень броневой защиты также был выдержан, а толщина броневых плит башен и рубок даже увеличена (до 300 — 315 мм). Полный запас топлива — 3500 т, что при расходе в 0,915 кг/л.с. в час обеспечивало полный ход в течение 48 часов.
В апреле 1911 года британская компания "Виккерс", имевшая прочные связи с русским Морским министерством, предложила МТК свой проект броненосного крейсера, разработанный на основе заданий МГШ. Англичане брались создать корабль с восемью 13,5" (или 14") и 14 6" орудиями, поясной броней в 200 мм и суммарной горизонтальной защитой в 38 мм. Водоизмещение его составляло 29 500 т. В это время в Англии уже сошли на воду два первых крейсера-сверхдредноута — "Лайон" и "Принцесс Ройял" (по восемь 13,5"/45 орудий), и в МТК быстро подсчитали, что в случае перехода в собственном проекте на 14" калибр главной артиллерии водоизмещение корабля увеличится на 2670 т против первоначального варианта. Часть перегрузки (1750 т) могло покрыть понижение дальности действия вдвое, остальное же уходило в перегруз. В итоге водоизмещение русского проекта при 14" главном калибре увеличивалось почти до 29 000 т. Таким образом, вопрос создания первоклассного броненосного крейсера для Балтики переходил для русских морских специалистов в плоскость компромисса между ударной мощью, радиусом действия и габаритами корпуса. Причем осадка существенно ограничивалась мелями и узкостями театра, поэтому была жестко лимитирована. Говоря о размерениях крейсеров, главный инспектор кораблестроения МТК Н.Н.Пущин докладывал: "Как показали предварительные соображения, наибольшая ширина для предполагавшихся к постройке для Балтийского моря кораблей определилась при водоизмещении до 32 тыс. т в 92 фут (т.е. 28 м), причем ввиду поступления требования об уменьшении углубления можно ожидать еще большего увеличения ширины до 94 и даже 95 фут (т.е. до 28,7 — 29 м) при длине корабля от 700 до 725 фут (213-221 м)".

 

Эбергард А.А. В 1908-1911 годах начальник Морского Генерального штаба. На фото в чине адмирала.

3037312.jpg

Основные элементы будущего корабля морской министр утвердил 18 июня 1911 года. Два дня спустя скорректированные "Задания для проектирования броненосного крейсера для Балтийского моря" были отправлены в МТК. Общие требования касались "возможной одновидности" с линкорами типа "Севастополь", "ледокольного характера" формы фор- и ахтерштевней; высота надводного борта определялась "потребными мореходными качествами". Принципиальным условием было ограничение осадки в нормальном грузу до 8,84 м, причем водоизмещение и размерения не устанавливались. Скорость полного хода в 26,5 узла должна была выдерживаться и при форсированном действии 3/4 всех котлов. Дальность плавания — 635 миль полным ходом при нормальной нагрузке и 1908 миль — при полной.
Существенные изменения коснулись вооружения. Главная артиллерия теперь состояла из девяти 14" орудий в трех трехорудийных установках, угол возвышения которых ограничивался 25°. Особое внимание в конструкции башен обращалось на "достижение наибольшей допустимой техникой скорости стрельбы, каких бы жертв это ни стоило". Вспомогательная артиллерия определялась в 24 130-мм орудия, "...а буде требование это встретит затруднения — то не менее 20 таких пушек". "Противоаэропланная" - четыре 63-мм орудия "образца, выработанного Обуховским заводом для Военного ведомства". Торпедное вооружение — шесть бортовых подводных аппаратов.
В части бронирования были увеличены требования к толщине главного пояса по ватерлинии (до 254 мм) и верхнего пояса (с 88 до 127 мм). Защита палуб — примерно такая же, как и на линкорах типа "Севастополь", причем толщина скосов нижней палубы составляла 51 мм. Интересно, что по проекту не предусматривалась броневая защита дымовых труб, "вследствие чего искусственная тяга должна быть рассчитана на возможность разбития труб".
Внутреннее размещение, системы и снабжение корабля пожарными и водоотливными средствами планировалось разрабатывать в соответствии с соображениями, которыми руководствовались при проектировании линейных кораблей типа "Севастополь". Для ослабления влияния качки на меткость артиллерийского огня на крейсере собирались установить "приспособления для автоматического переливания груза с борта на борт" системы германской фирмы "Блом унд Фосс".
Остаток лета 1911 года ушел на конкретизацию технических условий для проектирования по всем его составляющим (корпусу, артиллерии, защите, минной и машинной частям). 26 августа МТК начал рассылку отечественным и зарубежным заводам приглашений на участие в конкурсе на проектирование броненосного крейсера. Проект (чертежи, спецификации и расчеты на русском языке) должны были быть представлены в пяти экземплярах в шестинедельный срок со дня получения фирмой техусловий. Оговаривалось условие строительства кораблей только в России, причем Морское министерство не считало себя "обязанным уплатой какого-либо вознаграждения за присланный проект". Приглашения ушли в Англию фирмам "Джон Браун", "Суон Хантер энд Уиндхэм Ричардсон", "Бирдмор", "Фэйрфилд", "Виккерс"; в Германию - "Блом унд Фосс", "Вулкан"; во Францию - "Форж э Шантье"; в Италию - "Ансальдо"; в США - "Нью-Йорк Шипбилдинг"и "Крамп.
Из отечественных компаний к участию в конкурсе приглашались, помимо Адмиралтейского и Балтийского заводов, также "Наваль", "Руссуд", Путиловский и Невский заводы. Однако оба южных судостроительных общества, занятых созданием линкоров-дредноутов для Черного моря, от участия уклонились. Вскоре и Невский завод сообщил в МТК, что "такого крейсера построить не сможет, ввиду того, что крейсер по своим размерам не может пройти по Неве через мосты" (завод находился на левом берегу реки выше всех мостов). Таким образом, из русских компаний остались лишь два казенных предприятия, а также Путиловский завод, который вошел в соглашение с "Блом унд Фосс" и представлял его проекты от своего имени.

 

Проект броненосного крейсера для балтийского флота

3037314.gif

Вскоре в МТК начали поступать обращения от зарубежных фирм-конкурсантов с просьбой продлить сроки подачи проектов из-за "трудности перевода технических условий с русского языка и обратно". Главный инспектор кораблестроения Н.Н.Пущин назначил новую дату — до 7 ноября 1911 года. К этому числу ГУК (сформировано на основе реорганизации и слияния МТК и ГУКиС 11 октября 1911 г.) поступили проекты от Адмиралтейского (семь вариантов), Балтийского (шесть) и Путиловского (двенадцать) заводов, а также германского "Вулкан" (два) и британских "Джон Браун" (три), "Виккерс" и "Бирдмор" (по одному) — всего 32 варианта. Компании "Шихау", просившей о продлении срока представления ее проекта до 10 декабря, было отказано.
Зима 1911/12 года прошла в рассмотрении проектов. Наконец в конце марта 1912 года состоялось заключительное заседание Техсовета ГУК, на котором были подведены результаты. Сразу были отклонены проекты фирм "Виккерс", "Джон Браун" и "Бирдмор", а также вариант X Путиловского завода, не отвечавшие основным требованиям или по вооружению, или по бронированию, или по другим составляющим. Несоответствие условию о равномерно-линейном расположении башен главного калибра вынудило отбросить еще два варианта проекта Путиловского завода — VIIIa и VIIIб, где 14" башни группировались в оконечностях.
Принятые к рассмотрению варианты представляли самые разнообразные комбинации как по составу вооружения (8— 12 12"— 14" орудий в трех-четырех двух- или трехорудийных башнях, 20 — 24 130-мм вспомогательных пушки), так и по распределению бронирования, типу двигательной установки и общему расположению. В ходе рассмотрения сразу отвергались проекты с 12" артиллерией, двухорудийными и линейно-возвышенными башнями, а также те, которые имели хоть малейшие отступления от требований МГШ к броневой защите или от типа механической установки. Так, был отвергнут проект с тепловыми двигателями системы Балтийского завода (вариант III), где в качестве главных двигателей были применены восемь 6-цилиндровых двухтактных дизелей двойного действия, работавших на четыре вала.

 

Вариант №5 конкурсного проекта - трёхбашенный крейсер , разработанный в КБ Адмиралтейского завода под руководством инженера Гаврилова И.А.

3037316.jpg

3037317.jpg

В итоге предпочтение отдали варианту VI Адмиралтейского завода — в нем все требования отражались наиболее полно. По проекту это был корабль с нормальным водоизмещением в 29 350 т, скоростью полного хода 26,5 (при форсировании 28) узла, с девятью 14"/52 и 24 130-мм/55 орудиями (последние — с наилучшим, по мнению МГШ, расположением), 12 универсальными и 14 нефтяными котлами типа "Ярроу" и турбинами системы "Кертис-Вулкан" общей мощностью 86 тыс. л.с., работавшими на четыре вала. В то же время перспектива реализации этого варианта-победителя оказалась весьма проблематичной, и вот почему.
При сравнении представленных проектов в МГШ и ГУК возникло мнение, что артиллерийская мощь будущего корабля нуждается в дальнейшем наращивании, а это неминуемо вызовет кардинальный рост его размеров, водоизмещения и стоимости. Однако предварительные прикидки показали, что это не совсем так. Проекты с 12 14"/52 орудиями (вариант II Балтийского завода и вариант XI Путиловского) при водоизмещении 33 110 — 34 098 т лишь на 9 — 11% превосходили по тоннажу своих конкурентов с девятью 14" орудиями, в то время как их артиллерийская мощь была на треть выше. Но это еще не все. Здесь уместно вспомнить, что при разработке концепции однокалиберного линкора еще в 1908 году у русских тактиков получила признание идея создания испускаемой кораблем поражающей снарядной струи не из двух залпов, как это было принято при создании дредноутов во флотах Англии, Германии и Франции (а также поначалу США и Японии), а из трех. Поэтому вместо 8—10 тяжелых орудий, имеющих возможность вести огонь на один борт, у наших дредноутов их было 12. Эти два орудия (несущественная, на первый взгляд, прибавка) на деле обеспечивали при распределении залпов решающее преимущество. При одинаковой скорости стрельбы, там, где корабль с 8— 10 орудиями мог произвести два четырех-пятиорудийных залпа, его российский оппонент выпускал все три, то есть вел стрельбу в полтора раза интенсивнее. Кроме того, наблюдение в полтора раза чаще вздымающихся над неприятельским кораблем 40-метровых всплесков воды от падений снарядов позволяло намного оперативнее вводить корректуру в автоматы стрельбы и, соответственно, гораздо надежнее удерживать цель в эллипсе накрытия. Таким образом, новый тяжелый корабль, получая четвертую дополнительную башню и повышая свою номинальную артиллерийскую мощь на треть, наделе увеличивал эффективность огня в полтора, а то и в два раза.
Все эти соображения были подробно изложены морскому министру, который решительно высказался в пользу изменения прежних техусловий и включения в проект четвертой 14" башни.
Лучшим, по мнению авторитетного жюри, была разработка фирмы “Блом унд Фосс”, но по разным причинам — прежде всего политическим — от услуг вероятного противника решили отказаться. В итоге на первом месте оказался проект Балтийского завода, хотя злые языки утверждали, что тут свою роль сыграло наличие мощного лобби в липе А.Н. Крылова — одновременно и председателя жюри, и соавтора проекта-победителя.

 

Основные тактико-технические элементы и расчётная нагрузка вариантов проекта №707 броненосного крейсера, предоставленных на конкурс фирмой "Блом унд Фосс" и путиловским заводом.

3037320.jpg

Главная особенность нового линкора — состав и размещение артиллерии. Поскольку 12-дюймовая пушка с длиной ствола в 40 калибров, являвшаяся главным оружием всех русских броненосцев, начиная с “Трех Святителей” и “Сисоя Великого", уже безнадежно устарела, решено было срочно разработать новое 52-калиберное орудие. Обуховский завод успешно справился с заданием, а Петербургский металлический завод параллельно спроектировал трехорудийную башенную установку, дававшую по сравнению с двухорудийной 15-процентную экономию в весе на один ствол.
Таким образом русские дредноуты получили необычайно мощное вооружение — 12 305-мм орудий в бортовом залпе, позволявших в сумме выпускать за минуту до 24 471-кг снарядов с начальной скоростью в 762 м/с. Обуховские пушки для своего калибра по праву считались лучшими в мире, превосходя по баллистическим характеристикам и английские, и австрийские, и даже знаменитые крупповские, считавшиеся гордостью германского флота.
Однако прекрасное вооружение стало, увы, единственным достоинством первых русских дредноутов типа "Севастополь". В целом же эти корабли следует признать, мягко говоря, малоудачными. Стремление объединить в одном проекте противоречивые требования — мощное вооружение, внушительную защиту, высокую скорость хода и солидную дальность, плавания — превратилось для конструкторов в невыполнимую задачу. Пришлось чем-то жертвовать — и в первую очередь броней. Кстати, тут плохую службу сослужил упомянутый опрос морских офицеров. Конечно же, те, побывав под губительным огнем японской эскадры, хотели бы вновь пойти в бой на быстроходных кораблях с мощной артиллерией. Что же касается защиты, то они уделяли больше внимания площади бронирования, чем его толщине, не учитывая при этом прогресса в развитии снарядов и пушек. Опыт русско-японской войны не был серьезно взвешен, и эмоции возобладали над беспристрастным анализом.
15 мая 1910 года, морской министр Воеводский С.А. утвердил составленные МГШ "Задания для выработки элементов для проектирования броненосных крейсеров", определившие их назначение, а так же предположительные направления развития тактико-технических элементов. Выдвигались требования "одновидности" с линейными кораблями типа "Севастополь", ледокольного образования форштевня , ограничения осадки (более 8,8 м.). Нижний предел скорости полного хода равнялся 28, а при форсировании котлов - 30 уз., район плавания определялся нормальным запасом топлива на 48 часов при 28 уз. Главная артиллерия - не слабее, чем у линейных кораблей: восемь или более 305 - 356-мм орудий с углом возвышения 35° и возможно большими горизонтальными углами обстрела, противоминная - двадцать четыре 102-мм орудия, минное вооружение - шесть бортовых подводных аппаратов. Бронирование борта по ватерлинии должно было обеспечить не только живучесть и остойчивость, но и сохранение сохранение хода при попаданиях 305-мм снарядов на дистанции "решительного" боя (40 - 60 кабельтовых), то есть не менее 190 мм вместе с противоминной переборкой (50 мм). Толщина вертикальной брони боевых рубок и башен определялась не менее 254, и крыш - 102, верхней броневой палубы - 45, нижней - 32, в горизонтальной части и на скосах - 51 мм. Внутреннее размещение, трюмные системы, снабжение противопожарными и водоотливными средствами должны были отвечать сохранению крейсером наибольшей боевой живучести.
В мае 1910 года, Морской технический комитет приступил к разработке "элементов для проектирования броненосных крейсеров". Первые прикидки показали, что при минимальном вооружении (восемь 305-мм орудий) водоизмещение кораблей составит 28 000 тонн, главные размерения 204 х 27 х 8,8, м., заданная скорость в 28 узлов, потребует форсировки котлов и мощности турбин 80 000 л.с. с удельной массой энергетической установки в 67 кг/л.с. С увеличением калибра и числа орудий, размеры крейсера значительно увеличивались. Некоторые пункты задания оказались вообще не выполнимыми, поэтому 24 декабря 1910 года, они были переработаны в сторону снижения: район плавания уменьшен вдвое, угол возвышения орудий - до 25°
Утверждённая 22 апреля 1911 года "Программа усиленного судостроения Балтийского флота на 1911 - 1915 года" предусматривала постройку четырёх броненосных крейсеров и ряда других кораблей. Морской министр Григорович И.К. потребовал от МГШ и МТК "принять все меры к скорейшему обоснованному подсчёту усиленной программы, считая её с 1912 года". Разработка задания на проектирование новых кораблей вступила в завершающую стадию, причём велась она в соответствии с принятыми 21 мая 1911 года новым "Положением о порядке составления и утверждения проектов кораблей и о выполнении этих проектов".
13 июня 1911 года Григорович И.К. утвердил уточнённое "Задание на проектирование броненосных крейсеров для Балтийского моря", окончательно устанавливалась скорость полного хода - 26,5 узлов, при которой нормальный запас топлива рассчитывался на 24, а полный - на 72 часа хода. Существенно менялось артиллерийское вооружение: три трёхорудийные 356-мм башни главного калибра располагались равномерно по длине корабля, противоминную артиллерию составляли четыре 130-мм орудия в казематах, предусматривалось не менее четырёх 63-мм пушек "против воздушных врагов и аэропланов". Поясная броня по ватерлинии усиливалась до 254 мм в средней части и 127 в оконечностях с сохранением внутренней переборки; верхний пояс - 127 мм в районе казематов и 76 в носу; в корме же разрешалось отсутствие брони, толщина стенок боевых рубок и башен увеличивалась до 305 мм, крыш - до 127 мм, а лобовой брони башен даже до 356 мм. Впервые в практике отечественного судостроения признавалось желательным "иметь приспособления для автоматического переливания водяного груза с борта на борт", то есть пассивные успокоитель качки.  
В соответствии с этим заданием специалисты МТК разработали "Технические условия для проектирования броненосных крейсеров..." по корпусу, артиллерии, минной части, электротехнике и механизмам, согласованные с МГШ и одобренные 9 августа 1911 года. Пункты задания на проектирование конкретизировались. Кроме того, технические условия содержали новые положения: определялись нормативные показатели для расчётов общей продольной прочности корпуса, допустимые пределы начальной поперечной метацентрической высоты 1,7 - 2,1 метра, производительность водоотливных турбин; по электротехнике предусматривалось установка четырёх турбогенераторов трёхфазного тока с напряжением в 225 В, мощностью по 320 кт и четырёх дизельгенераторов по 165 кВт; по части артиллерии уточнялись горизонтальные углы обстрела, требования к сохранению и системам подачи боеприпасов, максимально допустимой температуры в погребах 25°С; артиллерийское вооружение дополнялось четырьмя 47-мм салютными пушками, таким же по количеству пулемётов и шестью 100-мм учебными стволами.

 

Основные кораблестроительные элементы проектов броненосных крейсеров для Балтийского моря, отобранные Морским генеральным штабом Российского флота для участия в международном конкурсе.

3037323.jpg

Технические условия для проектирования механизмов и котлов давали заводам довольно широкий выбор типов турбин и вариантов их размещения; скорость экономического хода устанавливалась 14 узлов, мощность турбин заднего хода рассчитывалась из условия остановки корабля с полного переднего хода на расстоянии шести длин корпуса. Котлы рекомендовались водотрубные, треугольного типа системы Ярроу "модели английского адмиралтейства, с последними усовершенствованиями", однако допускалось использование других систем, предусматривавших одновременное сжигание нефти и угля. Оговаривались и условия обеспечения полной скорости - работа 3/4 всех котлов при напряжении поверхности нагрева более 200 кг угля на 1 м² колосниковой решётки в час или эквивалентного количества нефти, по условиям живучести следовало иметь не менее четырёх независимых групп котлов. Впервые выдвигался фактор взаимозаменяемости однотипных главных и вспомогательных механизмов, валов, гребных винтов, фланцев труб и арматуры, что требовало их изготовления по шаблонам и калибрам; порядок проведения испытаний механизмов и котлов также определялся заранее.
Правительственным распоряжением от 23 октября 1907 г. Совет министров объявил "Положение о составе и подразделении флота", согласно которому "оперативно-способная эскадра" русского флота должна состоять из восьми линейных кораблей, четырёх броненосных, девяти лёгких крейсеров и 36 эскадренных миноносцев. Задача создания такой эскадры выдвигалась как первоочередная в разработанном Морским генеральным штабом в проекте "Программы развития морских вооружённых сил России на 1909 - 1919 гг."
В соответствии с этим заданием специалисты МТК разработали "Технические условия для проектирования броненосных крейсеров..." по корпусу, артиллерии, минной части, электротехнике и механизмам, согласованные с МГШ и одобренные 9 августа 1911 года. Пункты задания на проектирование конкретизировались. Кроме того, технические условия содержали новые положения: определялись нормативные показатели для расчётов общей продольной прочности корпуса, допустимые пределы начальной поперечной метацентрической высоты 1,7 - 2,1 метра, производительность водоотливных турбин; по электротехнике предусматривалось установка четырёх турбогенераторов трёхфазного тока с напряжением в 225 В, мощностью по 320 кт и четырёх дизельгенераторов по 165 кВт; по части артиллерии уточнялись горизонтальные углы обстрела, требования к сохранению и системам подачи боеприпасов, максимально допустимой температуры в погребах 25°С; артиллерийское вооружение дополнялось четырьмя 47-мм салютными пушками, таким же по количеству пулемётов и шестью 100-мм учебными стволами.
5 сентября 1912 г. Главное управление кораблестроения выдало Адмиралтейскому и Балтийскому заводам наряды на постройку броненосных крейсеров (по два каждому) со сроком готовности к испытаниям двух первых 1 июля, вторых —1 сентября 1916 года.
12 сентября 1912 г. заказанные Балтийскому заводу корабли получили наименование "Измаил" и "Кинбурн", Адмиралтейскому —"Бородино" и "Наварин", а вся серия — типа "Измаил". По некоторым данным,  в частности, В.Ю. Усова, в журнале "Судостроение" за №7; 8, от 1986 года, пишет "наименование кораблям было присвоено 12 ноября".
6 декабря 1912 г. после торжественной церемонии закладки крейсера официально зачислили в списки флота, хотя теоретический чертеж их корпуса еще не был утвержден окончательно.

 

Закладная доска броненосного крейсера "Измаил".  Лицевая сторона и оборотная стороны.

3037324.jpg

 

  • Плюс 8

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

История строительства.

 

После утверждения 4 августа 1912 года проекта общего расположения броненосного крейсера, Адмиралтейский и Балтийский судостроительные заводы 13 августа, того же года, с пометкой "Экстренно", получили распоряжение срочно приступить к разработке детальных чертежей этих кораблей, что бы по возможности незамедлительно осуществить их закладку, а так же представить к 1 октября подробные сметы стоимости и графики строительства. К концу августа, ГУК предоставило перечень замечаний, необходимых для внесения в проектную документацию пр дальнейшей работе над ней.
Так, для увеличения срока службы настилки двойного дна, её толщину следовало увеличить с 10 до 11 мм в средней горизонтальной части, толщину настилки нижней палубы, наоборот, уменьшить до 9 мм, а среднюю палубу у бортов сделать толщиной 15 мм; рубашку за бортовой бронёй оставить только у главного пояса по ватерлинии и в средних казематах; все броневые плиты толщиной более 100 мм соединять по стыкам шпонками на "ласточкин хвост", а броню кожухов дымовых труб по возможности выпрямить для упрощения изготовления и облегчения; указанную в расчётах метацентрическую высоту 1,55 м считать крайним пределом и ни в коем случае не понижать; носовые турбодинамо и шпилевые машины опустить соответственно в кубрик и нижнюю палубу, а боевой перевязочный пункт, напротив, поднять на последнюю; под полубаком на 17-м шп. предусмотреть переборку, а кормовой якорный клюз расположить в диаметральной плоскости.
5 сентября 1912 г. Главное управление кораблестроения выдало Адмиралтейскому и Балтийскому заводам наряды на постройку броненосных крейсеров (по два каждому) со сроком готовности к испытаниям двух первых 1 июля, вторых —1 сентября 1916 года.
Закладка "Измайлов" состоялась 6 декабря на стапелях Адмиралтейского и Балтийского заводов, а с начала апреля следующего года на всех четырех стапелях загрохотали клепальные пневмомолотки.

 

Расчётная нагрузка проекта броненосного крейсера типа "Измаил" по состоянию на 11 ноября 1912 года

3037330.jpg

13 сентября совещание по судостроению, рассмотрев поступившие предложения, определилась и с изготовлением главных паротурбинных энергетических установок для этих крейсеров. Необходимость проведения данного конкурса, как впрочем и выбор всех остальных поставщиков, объяснялись существовавшими положениями, ориентированными на выявление оптимальной стоимости и приемлемых сроков выполнения заказа. Побороться за этот заказ с Балтийским и Франко-Русским заводами, попытался и Путиловский завод. Однако заявленные им стоимость изготовления и сроки их изготовления оказались не конкурентоспособными.
Рассмотрев заявленные цены, совещание указало предприятиям на необходимость их снижения и потребовало дать окончательный ответ 17 сентября.
Балтийскому заводу совещание постановило остановить сумму в 7300 т.р. за изготовление, установку, сборку и испытание котлов и турбин на каждый крейсер. Франко-Русский завод соглашался понизить сумму до 8350 т.р. Однако на совещании из-за стоимости таких механизмов за границей, была предложена окончательная сумма в 8200 т.р. за каждый крейсер. Согласие на это было получено, но при условии выдачи предприятию при заключении контракта аванса не менее 1 000 000 рублей за корабль. В то же время, изготовление 24 средних и промежуточных гребных валов для своих крейсеров Франко-Русский завод заказал заводу "Обербильнер".
Неожиданно возникли проблемы с ещё не утверждённым теоретическим чертежом, разработанным Балитйским заводом. Ознакомившись с ним, специалисты Адмиралтейского завода усомнились в точности исчисления для этих крейсеров водоизмещения в 32 300 тонн, так как при детальном подсчёте нагрузки оно возрастало до 32 500 тонн. В связи с этим, на предприятии приступили к переделке теоретического чертежа, обещая представить его в ГУК к концу первой декады ноября. В то же время отмечалось, что это увеличение не могло существенно отразиться на результатах испытания модели и расчёта мощности механизмов. Возможно, упомянутые расхождения были вызваны ошибками в вычислениях.
Впрочем, ещё более трёх лет назад, когда английский завод Джон Браун" представил на утверждение новый теоретический чертёж для линейных кораблей типа "Севастополь", отличавшийся от разработки Балтийского завода, Крылов А.Н. в письме к морскому министру от 15 мая 1909 года по этому поводу отмечал, что "испытания модели в разных бассейнах, приводит к большим разницам...".
16 ноября ГУК наконец получило долгожданную "Смету на постройку корпуса броненосного крейсера в 32 500 тонн", а 6 декабря корабли зачислили в список судов Российского флота и провели торжественную церемонию одновременной закладки всех четырёх кораблей. Первыми строителями броненосных крейсеров стали корабельные инженеры-полковники Беляев П.Е. ("Измаил" и "Кинбурн") и Невражин В.И. ("Бородино и "Наварин").

 

Морской министр адмирал Григорович И.К. на церемонии закладки броненосного крейсера "Измаил"

3037331.jpg

В течение 1913 года, ГУК рассмотрело предложения различных заводов по поставкам необходимых материалов, устройств и прочего судового оборудования и заключило с отобранными частными предприятиями контракты, а казённым выдало соответствующие наряды. Не обходилось при этом и без некоторых трений. Так, поставкой всей корпусной стали для четырёх броненосных крейсеров (более 32 000 тонн на сумму до 4 млн рублей), Морское министерство намеревалось поручить хорошо зарекомендовавшему себя Коломенскому заводу. Однако под давлением своего основного конкурента в получении столь выгодного контракта, синдикат "Продамет", объединившего под своей вывеской ряд предприятий по продаже изделий русских металлургических заводов, ему пришлось отказаться от значительной части этого заказа в пользу последнего, хотя это и вызывало сомнения в получении металла "вполне тождественного качества".
Броню для трёх крейсеров поставлял Ижорский завод, для "Наварина" - Общество Николь-Мариупольских заводов (там же изготавливалась и броня для всех четырёх кораблей), за исключением труб для защиты проводов сигнализации из боевых рубок. Вместе с тем, из-за невозможности заказа в России ряда комплектующих деталей (неприемлемые сроки или стоимость, а то и полный или частичный отказ от предложенного заказа) их изготовление пришлось размещать за рубежом. Так поставку кованных частей роторов турбин для "Измаила" (все шесть барабанов роторов турбин, все восемь патронов к ним и столько же шпинделей, две промежуточные части, восемь думпиксовых колец, все четыре активных колеса) поручили заводу "Джон Браун" в Шеффилде и немецкому "Обербильнер" под Дюссельдорфом (остальные части: шпиндели, промежуточные части, думпиксы, активные колёса). При этом их стоимость даже с учётом пошлины и доставки, оказывалась ниже исчисленной сметой.

 

Строитель броненосных крейсеров "Измаил" и "Кинбурн" корабельный инженер-полковник Беляев П.Е.

660aff2d29d8.jpg

Заказ на изготовление котельных турбовентиляторов разместили на швейцарской фирме "Броун-Бовери", а воздушные насосы в "Вира". Двигатели по 480 л.с. для дизельгенераторов - Харьковскому паровозостроительному заводу, испарители и маслоохладители - заводу "Р. Круга". 
Срок готовности механизмов с окончанием работ по их монтажу на крейсерах напрямую привязывался ко времени первого выхода кораблей в море, то есть к 1 июля 1916 года для "Измаила" и "Бородино" и к 1 сентября для "Кинбурна" и "Наварина".

 

Конкурс на проект 356-мм трехорудийной башенной установки 
Пока проводились мероприятия по закладке броненосных крейсеров, ГУК и МГШ 5 марта 1912 года, подвели итоги объявленного осенью 1911 года конкурса на проект 356-мм трёхорудийной артиллерийской башенной установки для них. Первый раз, приглашения принять в нём участие разослали 12 октября в адреса пяти российских предприятий: Обуховского, Путиловского, и Металлического завода в Санкт Петербурге и двух в Николаеве - ОНЗиВ и "Руссуд". Однако вскоре пришла информация о появлении за рубежом 343-мм орудий со скоростью заряжания 18 секунд, а потому в Артиллерийском отделе ГУК возникло вполне естественное желание предложить заводам изменить её с 25 секунд, как определялось техническими условиями на проектирование 356-мм башенной установки до 20 секунд.
В результате задания на их проектирование подверглись пересмотру, в том числе и в части упрощения ряда первоначальных технических требований. Во всяком случае, как отмечалось в преамбуле к тактическим заданиям для проектирования 356-мм башенных установок, представленным МГШ 6 октября 1912 года на утверждение морскому министру, в них, по мнению штаба, указывались лишь те необходимые требования, которые и следовало предъявить к этим установкам для более рационального использования в бою располагающихся в них орудий, "не указывая даже той энергии, которая должна питать башню, и давая тем возможно большую гибкость требования и возможно большую свободу конструкторам".
К 15 ноября 1912 года, предложения поступили от шести предприятий, из которых пять: Металлический, Путиловский, Обуховский заводы, Общество Николаевских заводов и верфей и компания "Cnie Forges et Acieries et de la Marine et de Homecourt" ("Сен-Шамон" Франция) - в своих разработках предусмотрели электрический привод башенных установок, а один: "Викерс" - гидравлический. Ещё три зарубежных фирмы: "Ковентри", "Армстронг" и "Витворт", и одна неизвестная, чьи интересы в России представлял адмирал в отставке Скрыдлов Н.И. - от участия в конкурсе отказались, хотя и получили приглашения.
Вместе с тем, не являлось секретом участие ряда иностранных предприятий в разработках российских заводов. Например, в проекте Путиловского самое деятельное участие принимала французская фирма "Шнейдер Крезо", а ОНЗиВ пользовались материалами "Круппа". Именно благодаря полученной от немцев информации, конструкторы из Николаева сумели 25 ноября 1916 года предложить вариант 356-мм трёхорудийной башенной установки с орудиями длинной в 50 калибров с клиновым затвором, чем достигалась большая скорострельность. 

 

Строитель броненосных крейсеров "Бородино" и "Наварин" корабельный инженер-полковник Невражин В.И.

577c24934eb4.jpg

Однако уже при первом рассмотрении именно из-за недостаточной скорости стрельбы отпали разработки "Виккерса", "Сен-Шамона" и ОНЗиВ. В целом же, как отмечалось, "ни один из проектов иностранных заводов или русских заводов, в составлении которых принимали участие иностранные заводы, оказались не только не приемлемыми, как несоответствующие основным техническим заданиям, но некоторые из них заключают в себе такие грубые промахи, что исправление их потребовалось бы полной переработки проекта, что было связано с большой потерей времени". 
Наиболее полно выполнил предъявленные условия Металлический завод. Его разработка башенной установки, выполненная под руководством инженера Дукельского А.Г., оказалась меньшей по массе, поражаемой поверхности и с несколько лучшим бронированием, чем у двух оставшихся конкурентов, хотя и обращалось внимание на попытку Путиловского завода впервые предохранить прицельное устройство от отрицательного влияния стрельбы.
Наиболее сложным моментом оказалось согласование стоимости башенных установок с их изготовителями. Так Металлический завод определил её в 2160 тысяч рублей за одну башню. Государственный контроль и Министерство финансов на совещании по судостроению 2 апреля 1913 года признали эту стоимость завышенной и предложили понизить до 2035 тысяч рублей. В свою очередь, предприятие соглашалось уменьшить её до 2100 тысяч рублей с запасными частями и до 2030 тысяч рублей без них; правда последние оно бралось при необходимости изготовить по отдельному наряду менее ем за 70 тысяч рублей. Свою позицию Металлический завод мотивировал тем, что на постановку 305-мм башенных установок для первых русских дредноутов ему оводилось четыре с половиной года, тогда как на 356-мм - только три.
Поставщиков же башен для трёх остальных крейсеров предлагалось определить с помощью нового конкурса, поскольку по условиям предыдущего, после его завершения и выдачи на их изготовление фирме-победителю, Морское министрество становилось собственником проекта с правом повторного вызова предприятий на постановку башен. Таковых оказалось пять и они предложили следующие цены за изготовление одной башенной установки: Обуховский - 1500, Адмиралтейский - 1785,  ОНЗиВ - 1800, Металлический -1875 и Путиловский - 1880 тысяч рублей.
В результате наряды на изготовление 356-мм трёхорудийных башенных артиллерийских установок 123 сентября 1913 года получили Адмиралтейский завод для броненосного крейсера "Наварин" на общую сумму 7 000 тысяч рублей и Обуховский - для "Измаила". Из 6500 тысяч рублей общей суммы 50 тысяч рублей выделялись на постройку на нём двух крытых барж для перевозки орудий и башен до 406-мм калибра включительно, со сроком сдачи первой к 1 июня 1914 года, а второй к 1 апреля 1915 года. Однако отсутствие на тот момент своего башенного производства заставило Правление Адмиралтейского и Балтийского заводов подстраховаться и заключить в начале 1914 года договор с Путиловским на изготовление и сборку упомянутых башен для "Наварина", а электрическое оборудование для них же заказали фирме "Сименс-Шуккерт", как заявившей наименьшую стоимость.

 

Корректировка проекта по результатам опытных стрельб
Определённые неясности оставались и в вопросах готовности 356-мм башенных установок, изготовители которых, как уже говорилось, были определены лишь в конце июля 1913 года, что могло сказаться на темпах формирования корпусов кораблей. Поэтому, ещё в начале июня, что бы растянуть сроки проведения корпусных работ и сохранить кадры рабочих, пришлось перенести спуск на воду крейсеров "Наварин" и "Кинбурн" с сентября 1914 года соответственно на апрель и май следующего года, но с сохранением сроков для "Измаила" И "Бородино".
Сохранившиеся в архиве отчеты наблюдателей от ГУК, иллюстрированные многочисленными фотографиями, скрупулезно фиксируют ход работ по постройке сверхдредноутов.  Строительство уже шло полным ходом, когда были получены результаты испытаний по расстрелу бывшей "Чесмы", и эти результаты ввергли кораблестроителей в состояние шока.

 

"Исключённое судно №4" (бывший броненосец "Чесма") под обстрелом в августе 1913 года.

260d05469561.jpg

Выяснилось, что 305-мм фугасный снаряд образца 1911 года пробивает главный пояс "Севастополя" уже с дальности в 63 кабельтова, а на больших дистанциях стрельбы деформирует расположенную за броней рубашку, нарушая герметичность корпуса. Обе броневые палубы оказались слишком тонкими — снаряды не только пробивали их, но и дробили на мелкие осколки, вызывающие еще большие разрушения... Стало очевидным, что встреча "Севастополя" в море с любым из германских дредноутов не сулит нашим морякам ничего хорошего: одно случайное попадание в район погребов боезапаса неизбежно приведет к катастрофе. Русское командование поняло это еще в 1913 году, и именно поэтому оно не выпускало балтийские дредноуты в море, предпочитая держать их в Гельсингфорсе в качестве резерва позади перекрывшей Финский залив минно-артиллерийской позиции...

Самым скверным в данной ситуации были то, что ничего нельзя уже было исправить. О внесении каких-либо принципиальных изменений в строившиеся 4 балтийских и 3 черноморских линкора нечего было и думать. На "измаилах" ограничились усовершенствованием систем крепления броневых плит, усилением набора позади брони, внедрением 3-дюймовой деревянной подкладки под поясом и изменением развесовки горизонтальной брони на верхней и средней палубах. Единственным же кораблем, на котором опыт расстрела "Чесмы" учли в полной мере, стал "Император Николай I" - четвертый линкор для Черного моря.

 

Из ведомости на броню, заказанную Обществу Николь-Мариупольских заводов на сумму 8 400 тыс. рублей для крейсера "Наварин"*

3037343.jpg

Хотя начальник ГУК вице адмирал Муравьёв П.П. и заявил что "опыты в Чёрном море в смысле пробиваемости брони нашими снарядами нового ничего не дали и лишь только подтвердили правильность сделанных ранее теоретических расчётов", тем не менее он не мог не отметить "неудовлетворительность принятой системы креплений и соединения бортовых плит". Относительно же возникших после опыта разговоров о необходимости усиления бронирования строящихся кораблей начальник ГУК объяснял это тем, "что картина разрушения рисовавшаяся в уме, не была столь яркой, как перенесённая в действительности". Однако игнорировать полученные результаты не следовало, и если на достраивавшихся первых русских дредноутах уже вряд ли можно сделать что-либо кардинальное, то находившиеся на стапелях в начальной стадии строительства броненосные крейсера позволяли предпринять попытку усиления бронирования.

Первые возможные изменения и добавления в систему их броневой защиты рассматривались 20 сентября 1913 года, и тогда же ГУК и МГШ совместно с представителями флота и промышленности, было поручено детальное изучение вопроса по её усовершенствованию. Не прошло и недели, как на заседании Технического совета ГУК 26 сентября 1913 года состоялось рассмотрение предложений всех заинтересованных сторон. После обмена мнениями было решено внести следующие изменения в проект броненосных крейсеров, которые не отодвигали сроки их окончательной готовности: уменьшить толщину верхней палубы в среднем до 25 мм, оставив 50 мм вдоль её бортов; среднюю часть средней палубы, путём наложения на неё 30 мм плит, довести до 50 мм; так же наложением вторых листов удвоить толщину носового кубрика, а на кормовой уложить дополнительные 30 мм плиты, с одновременным снижением в том же районе до 25 мм средней палубы и устройством местного 75 мм бронирования головы руля; плиты главного броневого корпуса соединить в шпунт, установив его на ранее не предусмотренную 75-мм  лиственничную подкладку, и усилить за ним корпусной набор; горизонтальную настилку срезов на средней палубе заменить выгнутой в упор к верхней кромке второго броневого пояса; вместо носовых рубок оставить одну с 400-мм двухслойным вертикальным бронированием и 250-мм крышей.
Помимо этого, для увеличения прочности корпуса верхнюю и среднюю палубы следовало подкрепить усиленными бимсами и уменьшить углы обстрела 3-го и  4-го носовых 130-мм орудий до 15-20 °, бортовой стрингер средней палубы надлежало выполнить шириной 1,5 и толщиной 32 мм.Следствием перечисленных корректив были перегрузка до 1200 тонн, переуглубление до 0,3 метров, уменьшение метацентрической высоты до 1,1 метра, увеличение водоизмещения до 35 250 тонн, снижение скорости на пол-узла, и повышение стоимости одного корабля до 3 млн. рублей. Но при наличии 600 - тонного запаса водоизмещения, перегрузка уменьшилась почти вдвое, а остойчивость даже несколько повышалась за счёт уширения корпуса на 0,152 метра, вследствие установки упомянутой деревянной подкладки под главный броневой пояс.

 

Башенная мастерская Обуховского завода

3037344.jpg

Однако, пока морской министр ездил в Ливадию на доклад к Николаю II (аудиенция состоялась 4 октября), вице-адмирал Бубнов М.В. решил пойти дальше. Неожиданно для своего непосредственного начальника и без его санкции, он разрешил Балтийскому заводу разработать проект коренной перестройки находящихся на стапелях крейсеров. Предоставленный проект так же оказался не без изъянов. Утолщение главного броневого пояса до 305-мм, вращающихся и неподвижных частей башенных установок соответственно с 305 и 254 мм до 406 мм и их крыш до 254 мм привело к увеличению водоизмещения и главных размерений. Однако достигнуть этого только за счёт одного увеличения водоизмещения водоизмещения заводу не удалось, пришлось отказаться от части бронирования палуб в оконечностях и предусмотреть снижение толщины верхнего в носу со 102 до 76,2 мм. Кроме того, в разработке отсутствовали 25,4-мм тыловые переборки и траверзы, прикрывавшие 130-мм орудия от осколков, а так же бронирование выше палубы и броневые колосники дымовых труб.
Невыясненными оставались точная стоимость и срок выполнения работ. Упоминалось лишь о 6 - 7 месячной задержке в готовности корпусов, которая по мнению специалистов, практически не могла отразиться на запланированной сдаче крейсеров. Несмотря на столь явные просчёты предложенной разработки и отсутствие практического решения хотя бы одного серьёзного вопроса по её реализации, было принято решение продолжить строительство броненосных крейсеров "по совершенно переработанному проекту", игнорировав более щадящий вариант корректировки прежнего, одобренного ГУК. Из наиболее радикальных позиций в этом деле можно отметить Русина А.И. который соглашался с задержкой готовности кораблей и Пущина Н.Н, который предлагал не считаться с исполненной работой по старому проекту. Один лишь начальник ГУК вице-адмирал Муравьёв П.П. высказался за сохранение ранее утверждённой разработки, но с внесением в неё первоначально намеченных изменений, не вызывающих существенных ухудшений. Начальник МГШ вице-адмирал светлейший князь Ливен А.А., соглашался на новый проект только в том случае, если его принятие не отразится на сроках готовности крейсеров. В противном случае, он считал возможным ограничиться только соединением плит главного пояса "на шпунтах и утолщением крыши рубки и башен". 

 

Регулировка станка 14"/52 орудия на опытном стенде Петроградского Металлического завода

3037346.jpg

Пожалуй, единственным положительным качеством проекта явилось изменение бронирования палуб, предусмотренное Балтийским заводом, по видимому, с учётом результатов черноморских опытов. Первые полигонные испытания дали обнадёживающие подтверждения правильности такого решения. При обстреле смонтированных на срубе элементов 25,4-мм и 50,8-мм верхней и нижней палуб, осколки первой при разрыве на ней 305-мм фугасного снаряда не пробивали нижележащую. На ней обнаружили лишь четыре отверстия от осколков самого снаряда.
Помимо доведения до сведения всего вышесказанного и обмена мнениями по данному вопросу, собравшиеся узнали главное: принятие проекта Балтийского завода неминуемо приведёт к задержке готовности крейсеров до 2 - 5 лет, обойдётся примерно в 16 млн. рублей и потребует, по заявлению  начальника Балтийского завода, разборки около 15% из собранных на 26% набора корпусов. В свою очередь, начальник оперативной части штаба командующего Морскими силами балтийского моря капитан 2 ранга Колчак А.В., напомнил историю с постройкой линейных кораблей "Андрей Первозванный" и "Император Павел I". На момент начала по ним стапельных работ в 1904 году они по идее считались, как и крейсера типа "Измаил", сильнейшими в мире. Однако, желание учесть в их конструкции опыт Русско-Японской войны 1904-1905 годов, привело к тому, что, вступив в строй в 1911 году, да ещё и с рядом недоделок, они оказались уже устаревшими. За то время, пока на них производились бесконечные переделки и улучшения, зарубежные флоты уже успели пополниться дредноутами. Напоминая, что военно-морская наука и техника не будут стоять на месте, он категорически возражал против повторения подобной ошибки в отношении крейсеров типа "Измаил". Выступая за принятие во внимание черноморских экспериментов, Колчак призывал "ограничить их основным условием, что бы это применение ни в коем случае не отражалось на принятых сроках готовности, и чем существеннее выводы и требования, вытекающие из упомянутого опыта, тем более оснований к ускорению постройки уже находящихся на стапеле судов и скорейшей закладки новой бригады".
В связи с этим, на совещании по судостроению, 13 декабря 1913 года, был поставлен вопрос о необходимости повышения мощности энергетической установки с 66 000 до 70 000 "торзионных сил". Присутствовавший на нём представитель Франко-Русского завода выразил согласие пойти на встречу Морскому министеству, не потребовав даже платы. 31 января следующего года было оформлено в виде дополнительного обязательства к основному контракту от 9 апреля 1921 года, по которому завод гарантировал обеспечение 70 000 "сил по торзиометру" в "течении двух из шести, указанных в спецификации для производства официальных испытаний".

 

Тактико-технические элементы основного и изменённого Балтийским заводом проекта броненосного крейсера типа "Измаил"*

3037349.jpg

 

Устройство линейных крейсеров

 

Артиллерия
В истории военного кораблестроения не встречается больше случая, когда артиллерийская мощь тяжелого броненосного корабля увеличилась бы в процессе его разработки почти в 2,5 раза по сравнению с запланированными характеристиками и привела в итоге фактически к совершенно новому, по сравнению с первоначальной идеей, типу корабля. Но именно так произошло с вооружением "Измаила". Его артиллерия по предварительным проработкам должна была состоять из восьми 12-дюймовых орудий, а в конечном варианте вылилась в двенадцать 14-дюймовок.

 

Орудийная мастерская Обуховского завода

3037352.jpg

История создания нового тяжелого орудия для линейных судов будущих морских программ восходит к апрелю 1909 года — именно тогда вице-адмирал И.К. Григорович был назначен товарищем (заместителем) морского министра. Дальновидный и энергичный руководитель, он хорошо понимал логику совершенствования военно-морских вооружений и сразу после прихода в Адмиралтейство поднял вопрос о необходимости увеличения калибра главной артиллерии тяжелых артиллерийских кораблей. Уже в июне главный инспектор морской артиллерии А.Ф.Бринк докладывал Григоровичу о необходимости вооружения следующей серии линкоров 14" (355,6-мм) пушками с длиной ствола в 52 калибра и запрашивал кредит на постройку одной такой пушки для проведения испытаний, на что сразу последовало разрешение. Однако процесс проектирования затянулся — и спустя полгода, в январе 1910 года проект еще не был готов. Неторопливость адмиралтейских артиллеристов имела объяснение — как раз в этот период специалисты МГШ и МТК вели интенсивную проработку идеи перехода на принципиально иную концепцию тяжелой морской артиллерийской системы — "утяжеленный снаряд/повышенная начальная скорость". Даже для уже разработанной 12"/52 пушки, первоначально предназначавшейся для использования облегченного 331,7 кг снаряда "образца 1907 г." (относительный вес 11,7), решили перейти к утяжеленному снаряду в 470,9 кг (относительный вес снаряда 16,6, то есть на 40% больше, чем прежде).
Изготовление опытного 14" орудия поначалу уперлось в министерскую бюрократическую процедуру и было спасено только вмешательством самого И.К.Григоровича. В 1911 году он, теперь уже в должности морского министра, докладывал Николаю II: "Пробная пушка 14 дюймов длиною в 52 калибра со станком для нее уже изготавливается на Обуховском заводе и предполагается, что будет закончена в конце 1912 г.".
Интересно отметить, что изначально 14" пушка планировалась для оснащения трех черноморских линкоров. 19 мая 1911 года программа усиления Черноморского флота, включавшая три линейных корабля, была принята Думой и получила финансирование. Но принципиальный вопрос — какие тяжелые орудия будут на них установлены — 12" или 14" калибра — оставался открытым. В преддверии принятия важнейшего решения А.Ф.Бринк докладывал морскому министру: "В настоящее время на Черном море решено строить три броненосца и предстоит теперь же решить вопрос — какими башенными орудиями их вооружить — 12" или 14" калибра. По имеющимся достоверным данным, Турция вооружает свои корабли 13,5" артиллерией, поэтому МТК считает совершенно необходимым вооружить строящиеся черноморские корабли 14" артиллерией, а не 12", не ожидая испытания опытного образца. Затруднениями выполнена этого вооружения является то, что Обуховский завод не в состоянии будет подать к сроку готовности этих судов (1.1.1915 г.), обусловленному МГШ, необходимого числа 14" орудий (36 штук), и задержит на 1,5 года готовность этих судов...". Как выход из создавшегося положения технический комитет по артиллерии МТК счел необходимым, не откладывая начала постройки кораблей, заказать за границей для новых линкоров первый комплект 14" орудий, а башенные установки для них изготовить в России. В мае 1911 года в адрес европейских фирм, производивших тяжелые орудия — британских "Армстронг", "Виккерс", "Ковентри", германской "Крупп", австро-венгерской "Шкода" и французской "Шнейдер" — были разосланы предложения на участие в тендере на поставку для русского флота 37 14"/52 орудий (36 для вооружения трех линкоров и одно для производства опытов со снарядами и порохом на полигоне). Позже из-за опасения Морского министерства попасть в иностранную зависимость в таком важном деле, как вооружение главных кораблей флота, этот план отклонили, и черноморские дредноуты решили вооружить 12"/52 орудиями в четырех трехорудийных установках. Тут сказалась и принципиальная позиция МГШ, представившего обоснованные расчеты того, что артиллерийская мощь русского линкора с 12 12" орудиями (вес залпа 5651 кг) будет вполне сопоставима с 10 13,5" турецкими (6350 кг), и разница не превысит 12%.

 

Конструкции вращающихся стволов и подачных труб 2-й, 3-й и 4-й башен "Измаила в котельном цехе Металлического завода

3037354.jpg

Итак, черноморские линкоры не стали сверхдредноутами, но история русской 14" артиллерийской системы еще только начиналась. Пока же, в понятном стремлении не упустить крупный выгодный заказ (на общую сумму порядка 7,5 млн.руб.), на предложение об изготовлении орудий отозвались иностранные компании. И первой — британская "Виккерс". 28 июля ее представитель в Петербурге передал в МТК проект 14" орудия в шести вариантах (I — VI). Орудие имело относительную длину ствола в 52 калибра (в варианте II — 45 калибров) и при рабочем давлении в 2850 — 3000 атм должно было сообщать 600-кг снаряду начальную скорость в 895 м/с (в варианте II — 823 м/с). В отношении конструкции ствола все варианты следовали принятому в русском флоте способу скрепления цилиндрами, и лишь вариант V был разработан по традиционной для британского флота системе скрепления высокопрочной проволокой, навитой поверх внутренней трубы по всей длине ствола. При разработке орудия руководствовались теми же правилами, которые русский флот выдвигал к спроектированным этой компанией пушкам броненосного крейсера "Рюрик", 8"/50 и 10"/50 артиллерийские системы которого относились к типу "облегченный снаряд/повышенная начальная скорость". В соответствии с этим условием относительный вес снаряда для спроектированной 14" системы равнялся 13,3, в то время как у пушек "Рюрика" он составлял соответственно 13,4 и 13,7. Форма ведущего пояска снаряда и тип нарезки канала ствола — как на пушках "Рюрика". Предполагаемая живучесть орудия — 150 выстрелов, порох использовался нитроцеллюлозный, русского типа. Орудие должно было изготавливаться из углеродистой стали либо же, по желанию русского заказчика, нарезная внутренняя труба и скрепляющие цилиндры могли выполняться из легированной (хромоникелевой) стали, а кожух — из более дешевой углеродистой. Вес орудия, в зависимости от варианта проекта, составлял 81,5 — 102,1 т.
Сразу пошедшие в архив британские проекты обладали принципиальным недостатком — слишком легким снарядом. Как уже говорилось, в 1911 году в русской морской артиллерии был осуществлен переход к концепции "утяжеленный снаряд/повышенная начальная скорость", и перспективная отечественная 14" пушка, в отличие от предшествующей 12"/52 артсистемы, изначально создавалась на основе этого принципа. Согласно предварительным расчетам предполагалось, что 14" снаряду с относительным весом 16,6 (то есть около 750 кг) возможно сообщение начальной скорости порядка 820 — 830 м/с при дульной энергии примерно 26 тыс. тоннометров (тм). Подобные характеристики позволяли рассчитывать на устойчивое поражение всех типов тогдашних дредноутов, как уже построенных, так и строившихся, а также тех, которые могли быть созданы в ближайшем будущем.
Спроектированное орудие по конструкции было в целом подобно предшествующей 12"/52 модели — внутренняя нарезная труба скреплялась тремя рядами цилиндров, поверх которых надевался кожух. Орудие имело полный вес 83,33 т (из них 1,5 т затвор)и предназначалось для ведения огня 747,8-кг снарядом образца 1911 г. с относительным весом 16,6 при начальной скорости 823 м/с (2700 ф/с). Подобные высокие характеристики достигались за счет усиленного скрепления ствола и его наибольшей возможной длины ствола — 52 калибра). Относительный вес такого орудия — 1,6 т на калибр длины, что соответствовало уровню аналогичного американского 14"/50 орудия (1,62—1,63 т) и было гораздо меньше, чем у японского "проволочного" 14"/45 образца (1,8— 1,83 т). При этом превосходство русской артсистемы в дульной энергии над этими моделями составляло соответственно 10 и 25%. Интересно, что орудие "Измаила" почти на четверть превосходило по дульной энергии даже разработанное англичанами два десятилетия спустя 14" орудие для линкоров типа "Кинг Джордж V" (начальная скорость 757 м/с, вес снаряда 721 кг, дульная энергия 21029 тм), относительный вес которого при этом оказался все же на 8% больше.
Согласно выработанным Артиллерийским отделом ГУК техническим условиям, сталь для орудий применялась только мартеновская, причем для внутренней трубы, скрепляющих цилиндров, перекрывающего кольца, казенника, тела замка и грибовидного стержня — среднелегированная (хромоникелевая); для кожуха допускалась углеродистая. Химический состав стали оставлялся на усмотрение завода, но состав примесей ограничивался: углерода 0,6%, никеля 5%, хрома 1%, марганца 0,8%, кремния 0,3%, фосфора и серы по 0,04%, меди 0,03%.

 

14" (356,6-мм) снаряды образца 1911 гоад: фугасный слева и бронебойный с права

896cb6562515.jpg

Испытание стрельбой первого из орудий партии должно было производиться ста выстрелами; при первых 15 требовалось обязательное присутствие артиллерийского приемщика ГУК, остальные 85 достреливались на Главном морском полигоне. Все прочие орудия испытывались на морском полигоне девятью выстрелами каждое. Давление в канале при штатном значении 2500 — 2850 атм на испытаниях доводилось до 3000 атм.
7 января 1911 года Обуховскому заводу выдали наряд на изготовление опытного 14" орудия с условием сдачи не позднее весны 1912 года, хотя тип его поршневого радиально-секторного затвора (ОСЗ или "Виккерс") еще точно не был установлен. Спустя два года орудие № 1 ОСЗ — с затвором "Виккерс" — было готово.
Для его испытаний на Морском полигоне построили специальную опытную установку. Позже предполагалось прибавить к ней еще две подобные установки для поточного отстрела идущих на вооружение 14" орудий вместе с их станками, но начавшаяся война спутала все планы.
Полностью программа поставки 14"/52 орудий насчитывала 82 ствола: 48 для вооружения "Измайлов", 12 запасных к ним (согласно "Табели комплектации запасных частей по артиллерии для судов флота" полагался 25% запас орудийных стволов на корабль), 18 на вооружение Ревельской морской крепости, 4 для Морского полигона.
Наряд на изготовление 40 14"/52 орудий получил ОСЗ, еще 36 стволов заказывалось частному Русскому акционерному обществу артиллерийских заводов (РАОАЗ), которое в 1913 году начало постройку гигантского орудийного завода на Волге под Царицыном. Всестороннее техническое содействие этому проекту оказывала компания "Виккерс" (один из основных акционеров-пайщиков РАОАЗ), поставлявшая для него самое современное оборудование. Новый орудийный завод, создание которого энергично поддерживали МГШ и лично морской министр И.К.Григорович, должен был, таким образом, полностью восполнить пробел и изготовить все недостающие орудия для "Измайлов", а вскоре после этого перейти к созданию 16" артиллерийских систем для будущих линкоров (поскольку существовавший Обуховский практически исчерпал свой ресурс модернизации и был, помимо этого, перегружен заказами для флота).
Однако с началом Первой мировой войны доставка оборудования из Англии для комплектации завода резко замедлилась, и Морское министерство разрешило РАОАЗ заказать порученные ему 14" орудия на заводе "Виккерс" в Шеффилде. Всего компания, начиная с 1916 года, изготовила для русского флота 16 орудий; в Россию в сентябре 1916 —мае 1917 годов поступило десять. Одиннадцатое (№ 1464 Vickers-Maxim Ltd.) пошло на дно вместе с пароходом "Комба", на котором оно перевозилось в Архангельск. Обуховцы, кроме своего первого 14"/52 орудия, не сдали больше ни одного, хотя еще десять были почти готовы (отсутствовали лишь перекрывающие кольца казенника и затворы).
В состав боезапаса 14"/52 орудия "Измаила" входили бронебойные и фугасные снаряды образца 1911 г. весом по 747,8 кг с четырехкалиберным радиусом оживала. И те и другие оснащались донными взрывателями, "макаровским колпачком", пустотелым латунным баллистическим наконечником и одним медным ведущим пояском (В 1913 году эти снаряды в дополнение к ведущему пояску получили дополнительный ("центрующий") поясок и поэтому в специальной литературе иногда встречается их обозначение как "образца 1913 г."). Заряд метательного нитроцеллюлозного пороха (первоначально ленточного размерами 350x32x6,25 мм, позднее цилиндрического трубчатого 700x20x8,8 мм) (Длина х наружный диаметр х внутренний диаметр) разбивался на две одинаковые укладки и заключался в шелковый картуз, который, в свою очередь, хранился в герметически укупоренном стальном оцинкованном пенале.
Противоминную артиллерию "Измаила" составляли 24 130-мм/55 орудия системы Обуховского завода. Переход на эту модель пушки был предпринят в 1911 году, когда стало ясно, что прежнее 120-мм/50 орудие ("Рюрик", "Андрей Первозванный", "Севастополь") уже не достаточно эффективно для противодействия быстро совершенствовавшихся эскадренных миноносцев. Полный вес снаряженного 130-мм снаряда образца 1911 г. составлял 35,96 кг, из них 4,9 кг приходилось на его тротиловый разрывной заряд. Новый снаряд на 27% превышал по весу снаряд прежнего 120-мм орудия и на 23% — вес его разрывного заряда. Для поражения надводных целей 130-мм артиллерийская система комплектовалась только фугасным снарядом длиной 650 мм (5 клб) с бронебойным "макаровским колпачком" и, по существу, представлявшим собой фугасно-бронебойный боеприпас.
На "Измаиле" 130-мм орудия располагались четырьмя плутонгами по каждому борту на средней палубе по два в отдельных казематах, в носу под полубаком было установлено еще четыре орудия. Подобное распределение противоминной артиллерии позволяло массировать прямо по носу огонь 12 орудий, что обеспечивало отражение скоротечных атак неприятельских эсминцев, тактика которых заключалась именно в выходе в торпедную атаку с носовых курсовых углов.
В качестве "противоаэропланных" орудий для "Измайлов" предусматривались по четыре 63-мм/38 орудия также системы ОСЗ. В соответствии с итоговым проектом они должны были устанавливаться на верхней палубе, сразу за полубаком. Расположение это нельзя признать удачным, хотя следует отметить, что в переписке МГШ и ГУК периода 1914 — 1917 гг. постоянно поднимался вопрос об их переносе — в частности, на крыши 14" башен, освободившиеся после отказа от восьми 75-мм практических орудий. Уже в начале 1917 года в связи с ростом требований к противовоздушному вооружению тяжелых кораблей по опыту мировой войны МГШ выдвинул решение о замене 63-мм пушек на кораблях серии таким же числом перспективных зенитных 100-мм/37 орудий, представлявших собой новейшую разработку ОСЗ. Однако реализовать это предложение не удалось — испытания опытного образца в 1917 году не были закончены.
Помимо мощной артиллерии "Измаил" оснащался и сильным торпедным вооружением — шестью 450-мм траверзными подводными аппаратами, по три с каждого борта. Торпеда образца 1912 г.— на тот момент наиболее совершенная в русском флоте — имела массу 810 кг и 100-кг тротиловый заряд боевой части; всего их предусматривалось 18 штук на корабль.

 

Торпеда образца 1912 года (калибр 450-мм)

a7799cb30ada.gif

В процессе разработки артиллерийской части особое внимание уделялось возможному улучшению системы контроля огня, сочетавшей все доступные новшества. В целом она основывалась на уже опробованной (с 1912 г.) флотом системе петербургской приборостроительной компании "Н.К.Гейслер и К°" и включала комплекс счетно-решающих электромеханических устройств для быстрой обработки данных о дальности, курсе и скорости цели с параллельным внесением многочисленных поправок (на скорость ветра, качку, степень износа орудий, деривацию и проч.). Выработанные в центральном артиллерийском посту данные для стрельбы (прицел и целик) в виде электросигналов поступали по кабелям к орудиям в башни и казематы, где установщики прицела, совмещая две стрелки на артиллерийских циферблатах, добивались четкого соответствия углов наводки орудий расчетным данным. В 1913 году в проект добавили автомат А.Поллэна, талантливого английского инженера, от изобретения которого опрометчиво отказалось британское Адмиралтейство (Англиские адмиралы мотивировали свой отказ большей, чем у принятой Королевским флотом системы Ф.Дрейера, стоимостью прибора). МГШ, пристально следивший за всеми новинками в морской артиллерии, а особенно за системами управления огнем, не упустил шанса немедленно приобрести прибор у изобретателя.
Контроль огня осуществлялся корректировочным расчетом во главе с 3-м артиллерийским офицером с закрытого наблюдательного поста на фор-марсе, откуда данные о результатах падения снарядов передавались по телефону или по трубам голосовой связи в центральный артиллерийский пост для внесения корректуры. Первым из русских дредноутов "Измаил" уже на стадии проекта решили оборудовать 6-метровыми стереоскопическими дальномерами в концевых башнях, что должно было "увеличить общее число измеренных отсчетов по дальности для их более точного осреднения в процессе стрельбы", а также обеспечить прицельное ведение огня в случае выхода из строя в бою главного дальномера, расположенного на крыше боевой рубки. Помимо этого, в проекте корабля сразу была запланирована центральная наводка его орудий, в то время как балтийские и черноморские дредноуты получили ее в основном только к началу кампании 1916 года.

 

Корпус и система бронирования
Достижению тяжелым кораблем высоких параметров скорости всецело подчинялся и характер его обводов. Корпус "Измаила" в оконечностях имел значительное заострение, что должно было обеспечивать как оптимальное рассечение потока (S-образные ватерлинии в носу), так и его плавный сбег с кормы с наименьшим завихрением (отлогие ватерлинии в корме).

 

Схема бронирования линейного крейсера "Измаил"

23fccede3356.jpg

Учитывая повышенные требования к скоростным характеристикам корабля, было решено проводить гидродинамические испытания его модели вместе с гребными винтами с целью определения их оптимальных размеров и расположения. Ответственный разработчик обводов начальник Опытового бассейна Морского министерства И.Г.Бубнов докладывал в ГУК 13 марта 1913 года: "Вопрос этот осложняется еще влиянием обводов судна на правильность работы его винтов, иначе говоря — возможностью значительной потери этой работы вследствие положения винта в обтекающих корпус струях". Как методика, так и оборудование для проведения подобных комплексных испытаний в бассейне ГУК пока отсутствовали, поэтому модель проходила испытания на базе опытового бассейна в Бремерхафене. Они были успешно проведены под руководством командированных для этого в Германию инженеров Балтийского завода В.И.Юркевича и Я.М.Хлытчева.
Основные размерения корпуса составляли: длина по ватерлинии 222,4 м (наибольшая 223,9 м), ширина (с броней) 30,5 м, осадка в нормальном грузу (32 500 т) 8,81 м. Коэффициент полноты корпуса — 0,54, отношение длины к ширине (L/B) — 7,38. Высота надводного борта в носу — 8,89 м, в корме — 6,49 м, на миделе — 6,24 м.

 

Броненосные крейсеры типа "Измаил". Поперечные сечение по 128-му (вверху) и 115-му шп.

3037359.jpg

Конструкция корпуса "Измаила" основывалась на уже опробованной в проектах 12" дредноутов продольной ("русской") системе набора, в основе которой лежал принцип обеспечения прочности и устойчивости корпуса за счет его продольных связей. Главными из них являлись килевая балка с днищевыми и бортовыми стрингерами, по девять с каждого борта (нижние ветви расчетного корпуса-балки) и палубные стрингеры с их стальной настилкой (верхние ветви). Килевая балка, стрингеры, наружная и внутренняя обшивка, а также переборки до нижней палубы выполнялись из стали повышенного сопротивления, остальные элементы набора — из судостроительной стали "обыкновенных механических качеств". Килевая балка коробчатого сечения имела размеры 2100x1400 мм и выполнялась из листов толщиной 19 мм (в оконечностях 15 мм). В носу и корме (до 35-го и за 154-м шп.) коробчатая килевая балка переходила в плоскую — высотой 1250 мм в носу и 2100 мм в корме. Днищевые стрингеры (с I по VI) перекрывались поверх обшивки пазовыми планками шириной 1200 мм (в оконечностях 800 мм) и толщиной 15 мм.
Обшивка днища выполнялась из стали повышенного сопротивления — наружная толщиной 18 мм, внутренняя— 11 мм (в оконечностях соответственно 14 и 10 мм). Высота двойного дна — 1275 мм; тройного, начинавшегося с 34-го шп., — 2150 мм (настилка — из обычной судостроительной стали). Трюмная переборка толщиной 5 мм в плоскости шпангоутов через каждые 1200 мм подкреплялась наборными двутавровыми стойками высотой 520 мм и простиралась от нижней палубы до двойного дна, упираясь в VI стрингер. Набор верхней палубы — 23 клепаные двутавровые балки высотой 200 мм, а также четыре подобные прокатные балки высотой 400 мм, по которым шла 37,5-мм настилка бронепалубной стали. Средняя палуба — два слоя (20 + 40 мм) бронепалубной настилки по бимсам — прокатным швеллерам высотой 300 мм; нижняя — 9-мм настилка по бимсам также швеллерного сечения высотой 180 мм. Пологий (30°) скос нижней палубы состоял из двух слоев (25 + 50 мм) бронепалубной стали по бимсам — прокатным 180-мм швеллерам, отстоящим друг от друга на две шпации (2400 мм)
Толщина наружного борта составляла 14 мм (в оконечностях 13 мм). Корпус разделяли 25 главных поперечных водонепроницаемых переборок, проходивших по всей его высоте от днища до верхней палубы. Переборки изготавливались из стали повышенного сопротивления и подкреплялись составными стойками. Для скрепления элементов набора и обшивки использовали заклепки диаметром 12 — 32 мм с круглыми головками, общий вес которых для всего корпуса достигал внушительной цифры в 187 т. Полубак и средняя часть верхней палубы покрывались, как и на 12" линкорах, лиственничным "паркетом" из бруса 60x60 мм, на юте устраивалась более традиционная настилка также из лиственничных досок (150x60 мм), внутренние палубы покрывались линолеумом.
Система распределения бронирования "Измаила" — практически такая же, как на "Императрице Марии". В целом она осуществлялась по уже примененной на предшествующих дредноутах "коробчатой системе", созданной на основе вывода МГШ о том, что противостоять современному 14"—15" бронебойному снаряду броня не может, и система бронирования в первую очередь должна отвечать задаче "недопущения внутрь снаряда в целом виде". То есть пробитие броневой плиты в бою считалось допустимым, но объем повреждений от попавших внутрь корабля осколков должен быть предельно ограничен. Отсюда следовал вывод о необходимости своего рода "расслоения" тяжелой вертикальной брони на внешнюю и внутреннюю, дополняемое развитой системой всевозможных внутренних толстых переборок, траверзов и т.п. Большую роль здесь играла геометрия броневых прикрытий. Конфигурация отсека локализации эффекта пробившего поясную броню снаряда в проекте "Измаила" была рассчитана таким образом, что при углах падения, больших 18° и соответствующих дистанции 77 — 78 кбт для германского и британского 15" орудий (при попадании по нормали), на его пути оказывался толстый пологий скос (50 + 25 мм, 30°), являвшийся достаточно эффективной защитой. Корпус бронировался от носа до кормы. Толщина плит цитадели (высота 5250 мм, ширина по шпации 2400 мм) между 35 — 161-м шп. составляла 237,5 мм, в носу и корме— 125 мм. Поясные плиты в оконечностях также имели лиственничную подкладку, но толщина ее уменьшалась до 50 мм. Выше средней палубы надводный борт прикрывался легкой "противофугасной" броней в 100 мм, которая одновременно прикрывала вспомогательную 130-мм артиллерию. В носу (до 28-го шп.) толщина верхнего пояса уменьшалась до 75 мм, в корме за цитаделью (после 157-го шп.) он не предусматривался. Четыре 130-мм орудия под полубаком также прикрывались 100-мм броней. Внутреннее бронирование состояло из траверзов переменной толщины и системы противоосколочных и отражательных переборок; бронировались также дымоходы.

 

Главные вспомогательные механизмы
Как и на предшествующих русских линкорах-дредноутах, в проекте "Измаила" в качестве главных механизмов были применены прямоприводные турбины системы Парсонса. Избранный тип машинной установки представлял собой четырехвальную схему передачи мощности турбин в упор винтов, причем на внешних (бортовых) валах располагались турбины высокого давления (активно-реактивного типа), а на внутренних (средних) — низкого давления (реактивного типа).

 

Правая паровая турбина системы "Кертис-Вулкан"

3037360.jpg

Комплекты турбин каждого борта находились в общем машинном отделении, они отделялись друг от друга продольной переборкой в диаметральной плоскости. Два главных конденсатора с их вспомогательным оборудованием размещались в своем отсеке сразу за турбинами. Пар для турбин вырабатывали 25 водотрубных котлов треугольного типа ("усовершенствованные "Ярроу"), из которых 9 имели нефтяное отопление, а 16 были универсальными, то есть могли работать как на нефти, так и на угле. Нефтяные котлы располагались в переднем котельном отделении в трех отсеках по три в ряд, а универсальные — в заднем отделении в четырех отсеках по четыре в ряд. Обе группы котлов обслуживались своей дымовой трубой и разделялись второй 14" установкой. Давление пара на входе турбин составляло 17,6 кг/см2, расчетная мощность главных механизмов — 66 000 л.с. при 290 об/мин (для 26,5 уз.), с возможностью их форсировки до 70 000 л.с. (для 28 уз.).

 

Продольный разрез и поперечные сечения линейного крейсера "Измаил"

c70175bca9f9.jpg

5881e852fb4e.jpg

47cbdcb35e45.jpg

 

Устройства и системы

Рулевое устройство корабля состояло из двух балансирных рулей — основного (площадь 34 м2, вес 64,3 т) и вспомогательного (площадь 13,2 м2, вес 19,6 т), располагавшихся один за другим, каждый из которых имел по два независимых электропривода. Управление рулями осуществлялось из рубок, ходовой и боевой, центрального поста и румпельного отделения.
Шлюпочное устройство состояло из двух 12-тонных стальных моторных катеров (адмиральского и командирского), двух паровых катеров, двух стальных 20-весельных баркасов, двух таких же баркасов, но с бензиновым двигателем, двух 6-весельных вельботов и двух 6-весельных ялов. К последним двум типам гребных судов полагались рейдовые шлюпбалки — по две пары на каждый борт (шлюпбалки ялов размещались по бокам от первой трубы, шлюпбалки вельботов — по бокам от второй трубы), для спуска больших шлюпок служили электрические краны. Общий вес всех катеров и гребных судов с принадлежностями их спуска, выстрелами, необходимым такелажем и рострами составлял 129 т.
Якорное устройство включало два становых бесштоковых якоря Холла в носу (по 9 т), один верп в корме той же системы (3 т) и три цепных якорных каната калибра 80 мм — два длиной по 150 морских саженей (278 м) и один 100 саженей (185 м). Якоря и канаты традиционно поставлялись Ижорским заводом. Выборка якорей осуществлялась якорными шпилями (два в носу и один в корме). Для швартовки и прочих работ имелись четыре швартовных шпиля для стального троса с наибольшим рабочим усилием в 30 т.

 

Носовое якорное устройство. Копия подлинного чертежа 

738f4c06db4a.jpg


Система успокоения качки
В России идея оснащения тяжелого артиллерийского корабля системой активного успокоения качки была впервые выдвинута при разработке 12" дредноутов для Черного моря. Она заключалась в перемещении воды по специальным трубопроводам с одного борта на другой в противофазе с бортовой качкой судна, чем достигалось ее существенное уменьшение. Конструкция, запатентованная техническим директором компании "Блом унд Фосс" Г.Фрамом в 1910 году, основывалась на реализации фундаментальных теоретических разработок А.Н.Крылова по теории качки (90-е гг. XIX в.), подкрепленных успешными экспериментами И.Г.Бубнова. В архиве сохранилось три варианта проекта оснащения "Императрицы Марии" подобным устройством (июль 1911 г.), предложенного "Блом унд Фосс". Однако в связи со срочностью начала постройки черноморских линкоров реализовать это предложение не удалось. Но идея запомнилась, и при переходе к строительству следующей серии линейных судов, которая должна была стать первой русской дивизией "флота открытого моря", и, в перспективе, вести бой с противником на океанской волне, вопрос был поднят вновь. По предварительным оценкам это устройство обещало для судна с параметрами "Измаила" уменьшение бортовой качки по крайней мере на треть, что должно было радикально повысить меткость его артиллерийского огня — условия, признававшегося МГШ краеугольным.
Зимой 1912/13 года, когда на плазе были уже разбиты корпуса "Измайлов", а в цехах полным ходом шла обработка их корпусных конструкций, в Морском министерстве с точными техническими параметрами системы успокоения качки все еще не определились. И.К.Григорович отдал распоряжение состоявшему при нем в качестве "генерала для особых поручений" А.Н.Крылову немедленно решить этот вопрос. Под руководством Крылова с 19 февраля по 2 апреля 1913 года была проведена всесторонняя оценка действия "системы Фрама" на зафрахтованном пароходе "Метеор" в Северной Атлантике. Собранный материал полностью подтвердил полезность оснащения "Измайлов" цистернами-успокоителями, а также позволил создать комплексную теорию их расчета.
Спроектированная для "Измайлов" в соответствии с разработками А.Н.Крылова система активного успокоения качки состояла из трех групп цистерн с соответствующей перепускной арматурой. Цистерны располагались между внутренним бортом и трюмной продольной переборкой, отделяющей выгородки кингстонов, на протяжении шпангоутов 52 — 60, 78 — 87 и 110—120, то есть у погребов 130-мм боезапаса в носу и вдоль погребов боезапаса второй и третьей 14" установок. Трубопроводы между цистернами правого и левого борта каждой группы проходили между настилкой второго и третьего дна.

 

Экипаж
Размещение экипажа (42 штаб- и обер-офицера, 33 кондуктора и 1100 нижних чинов) в целом повторяло уже существовавшее на 12" дредноутах: офицеры — в каютах на средней палубе в корме; кондукторы — в каютах в середине корпуса; команда — в кубриках на верхней, средней и нижней палубах в носу. По штату флагманского корабля мог добавляться штаб командующего флотом в составе 7 офицеров, 2 кондукторов и 50 нижних чинов. Для освещения и проветривания жилых помещений предусматривалось 120 бортовых и 11 палубных иллюминаторов. Те из них, которые прорезались в 100-мм броне верхнего пояса, снабжались броневыми крышками.
Рулевое устройство корабля состояло из двух балансирных рулей — основного (площадь 34 м2, вес 64,3 т) и вспомогательного (площадь 13,2 м2, вес 19,6 т), располагавшихся один за другим, каждый из которых имел по два независимых электропривода. Управление рулями осуществлялось из рубок, ходовой и боевой, центрального поста и румпельного отделения.
Шлюпочное устройство состояло из двух 12-тонных стальных моторных катеров (адмиральского и командирского), двух паровых катеров, двух стальных 20-весельных баркасов, двух таких же баркасов, но с бензиновым двигателем, двух 6-весельных вельботов и двух 6-весельных ялов. К последним двум типам гребных судов полагались рейдовые шлюпбалки — по две пары на каждый борт (шлюпбалки ялов размещались по бокам от первой трубы, шлюпбалки вельботов — по бокам от второй трубы), для спуска больших шлюпок служили электрические краны. Общий вес всех катеров и гребных судов с принадлежностями их спуска, выстрелами, необходимым такелажем и рострами составлял 129 т.
Якорное устройство включало два становых бесштоковых якоря Холла в носу (по 9 т), один верп в корме той же системы (3 т) и три цепных якорных каната калибра 80 мм — два длиной по 150 морских саженей (278 м) и один 100 саженей (185 м). Якоря и канаты традиционно поставлялись Ижорским заводом. Выборка якорей осуществлялась якорными шпилями (два в носу и один в корме). Для швартовки и прочих работ имелись четыре швартовных шпиля для стального троса с наибольшим рабочим усилием в 30 т.

  • Плюс 5

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

Постройка в 1914 - 1917 годах

 

К началу первой мировой войны готовность по массе установленного и находящегося в обработке металла корпуса составляла для "Измаила" - 43%, "Кинбурна" - 38%, "Бородина" - 30% и "Наварина" - 20%; темпы постройки отставали от утверждённых графиков из-за опозданий в поставках материалов и отливок. С началом войны, дела пошли ещё хуже - наметился срыв поставок башен главного калибра. Часть отливок и поковок, мортиры и кронштейны гребных валов, изготовлявшиеся в Германии, пришлось заказывать и без того уже перегруженным заводам Морского ведомства. Сказывалась мобилизация части рабочих на фронтах, ухудшившееся снабжение топливом, различными материалами. Согласно утверждённым 20 декабря новым сроковым ведомостям спуск первых двух крейсеров переносился на май, вторых - на сентябрь 1915 года, а готовность к испытаниям - соответственно на май и август 1917 года, то есть с годовым опозданием против запланированных сроков.
На тот момент момент все ещё не до конца осознавали катастрофичность сложившегося положения, складывавшееся с башенными установками. Мало того что по сложности конструкции их изготовление было далеко не простым делом - часть деталецй агрегатов, как не производившиеся в России, а так же крупные поставки заказали в Германии и Австро-Венгрии. Естественно, с началом войны всё это осталось за границей, и их поставщиков пришлось искать среди отечественных и зарубежных предприятий. Впрочем, подводили и союзники России по Антанте. Так, из 428 комплектов тех же шариковых подшипников, перезаказанных в годы войны для 356-мм башенных установок на французском заводе "Societe de Mecanigue de Gennevilliera Olichy (Clichy)", до ноября 1917 года не поступил ни один. 

 

Корпуса броненосных крейсеров "Бородино" (вверху) и "Наварин" на стапелях Галерного островка Адмиралтейского судостроительного завода

3037367.jpg

Вопрос же с башнями "Наварина" вообще оставался открытым. дело в том, что подрядчик на сооружение упомянутой ранее башенной мастерской, которая по предвоенным планам должна была открыть новое направление в производственной деятельности Адмиралтейского завода, определился только к середине мая 1915 года. Не лучшим образом обстояли дела и с её стоночным оборудование: например, контракт с машиностроительным заводом "Феникс" на изготовление к апрелю 1915 года двойного горизонтально-сверлильного станка для рассточки компрессоров, накатников и кронштейнов лафетов 356-мм орудий вначале продлили до августа 1916 года, а затем и вовсе аннулировали. Причины - неготовность самой мастерской и отсутствие насущной надобности в нём на тот момент.
В 1914 году произошли некоторые изменения среди ряда наблюдающих за постройкой кораблей. 17 февраля инженер-механик старший лейтенант Сатин сменил инженер-механика старшего лейтенанта Брилевского на посту наблюдающего за изготовлением механизмов для "Кинбурна", с переводом последнего помощником наблюдающего за механизмами "Бородино". Позднее непосредственно наблюдающие за изготовлением механизмов для "Наварина" и "Кинбурна" - инженер-механик  капитан 1 ранга Вейтко и капитан 2 ранга Новиков - поменялись закрепленными за ними кораблями. 21 февраля и 14 августа наблюдающими по артиллерийской части "Бородино" были назначены лейтенанты Мелентьев и Сафронов, а 12 мая, согласно приказу от 30 апреля, выбыл в Николаев для выполнения тех же обязанностей по артиллерии "Кинбурна" лейтенант Кубэ.
2 июня 1915 года командиром "Измаила" назначили капитана 1 ранга Иванова К.П., а уже 9 июня в торжественной обстановке и в присутствии Николая II корабль покинул стапель. В процессе его спуска на воду при помощи двух тензометров системы Крылова А.Н. замерялись напряжения в корпусных конструкциях, а так же скорости схода корпуса со стапеля. Кроме того, строителем корабля Бобровым И.И. были разработаны способы гашения инерции и меры безопасности при сходе со стапеля, которые затем применили при спуске на воду  "Кинбурна". Поскольку спусковая масса корпуса крейсеров достигала небывалой для того времени - порядка 12 00 тонн, проверку расчётов путём моделирования выполнили в Опытовом бассейне.

Ко времени спуска на воду "Бородино" и "Кинбурна" (18 июля и 17 октября 1915 года) эти корабли уже числились линейными крейсерами, согласно принятой новой классификации Российского флота. А вот "Наварин" из-за неготовности гребных валов остался на стапеле, его спуск отложили до марта, а затем до лета 1916 года. Да и по степени готовности он отставал от трёх остальных.

 

"Измаил" в последние дни перед спуском на воду

3037372.jpg

Ознакомившись с положением дел и решив, что рассчитывать на участие в войне этих крейсеров нет смысла, ход их строительства вынесли на специальное рассмотрение. В результате ГУК своим отношением от 4 июля 1915 года известило предприятия о переводе трёх из них, кроме головного, ко второй очереди готовности, что резко сказалось на финансировании работ; причём к этому моменту оба завода разместили немало заказов на поставку для крейсеров различных материалов и судового оборудования, часть из них даже получили и приступили к расчётам с контрагентами.  
Так, Балтийскому заводу для продолжения работ на своих крейсерах требовалось получить до декабря 1915 года 6155 тыс. руб., в то время как ему выделялось всего 1800 тыс. руб., из них на "Кинбурн" — только треть. А это, как отмечал начальник завода, влекло за собой не только резкое сокращение объемов работ, но и "почти на полную их приостановку".
В свою очередь, Адмиралтейский завод до начала июля 1915 года получил на постройку своих крейсеров 9 921 тыс. руб., тогда как в действительности израсходовал на них 10 550 тыс. руб. Непосредственно же на "Бородино" и "Наварин" требовалось 1 350 тыс. руб., но и эта сумма могла сократиться на 100 тыс. руб. В сложившейся ситуации к строительству линейных крейсеров возвращались лишь после выполнения срочных заказов для действующей армии и флота, т.е. велись они "лишь в той мере, в какой это позволяют обстоятельства военного времени" по наличию материалов и рабочей силы.
Забегая вперёд, следует отметить, что на сентябрь 1918 года на Никополь-Мариупольских заводах находилось на хранении 1 933,135 тонн брони, заказанной по контрактам от 4 мая 1913 года и 26 ноября 1914 года для линейного крейсера "Наварин", из них: броня прокатная нецементированная - 178,44 тонн, броня прокатная зацементированная не загнутая - 239,85 тонн, броня зацементированная загнутая - 392,58 тонн, броня оконченная металлургически  и находящаяся в разных стадиях механической обработки.
В марте и мае 1916 года Обуховский завод завершил изготовление недостающих гребных валов для "Наварина". Правда, их чистовую обработку, а так же изготовление гребных винтов и забортной арматуры Франко-Русский завод брался выполнить только через восемь - девять месяцев со дня их поступления на предприятие, так как работы по ним считались. а потому он просил отдалить спуск "Наварина" на воду до ранней весны 1917 года. Однако такое положение уже никак не устраивало строителей корабля, хоть и отнесённого ко второй очереди.

 

Корпус линейного крейсера "Наварин" на стапелях перед спуском на воду

3037377.jpg

5 марта 1916 года начальник Адмиралтейского завода генерал-майор Моисеев А.И. в докладе начальнику Кораблестроительного отдела  ГУК генерал-лейтенанту Вешкурцову П.Ф. указывал, что откладывать спуск линейного крейсера на воду на неопределённое время не представляется возможным - спусковой фундамент под них настолько стар, что не может продолжительное время выдерживать возросшую до 12 000 тонн массу его корпуса. Имелись вопросы и в отношении пожарной безопасности: долго держать корабль, окружённой массой деревянных лесов, было рискованным.
Что касается механизмов адмиралтейских крейсеров, то осмотревшая их на Франко-Русском заводе ещё 7 января того же года комиссия под председательством контр-адмирала Дитерихса В.К. определила, что в среднем их готовность на 1 января составляла 67,6% для "Бородино" и 48,3% для "Наварина". Конкретно же по отдельным своим основным частям это для "Бородино" и "Наварина" выражались следующими числами: кингстоны машинных и котельных отделений, забортные клапана и клинкеты - 100 % (61,65%); дейдвудные и концевые гребные валы с принадлежностями - 100% (2,55%); гребные винты с их принадлежностями - 100% (39,95%); главные паровые турбины с принадлежностями - 87,85% (64,98%); конденсаторы с принадлежностями - 95,8% (72,42%); главные паровые котлы - 72,4% (59,45%); вспомогательные механизмы машинных и котельных отделений - 41,73% (22,04%); трубопроводы - 15,3% (10,25%); промежуточные и гребные валы - 40% (18,55%). К весне 1916 года судостроительные заводы начали освобождаться от внеочередных заказов военного времени - наметилась перспектива ускорения работ на линейных крейсерах, и Морское министерство ещё надеялось на ввод "Измаила" в строй осенью следующего года
На состоявшемся 20 мая 1916 года техническом совещании под председательством помощника морского министра вице-адмирала Муравьёва П.П. выяснилось, что его готовность грозит отдалиться до конца  1918 года. Как одна из причин такой задержки указывалась неготовность башенных установок корабля, поскольку все силы были брошены на срочное изготовление 356-мм двухорудийных береговых башен для крепости Императора Петра Великого. При сохранении набранной интенсивности работ их готовность можно было ожидать летом или к осени 1917 года. Но прежде чем принять решение, морской министр Григорович И.К. распорядился запросить по данному вопросу командующего флотом балтийского моря вице-адмирала Канина В.А., который в ответ направил 1 июня в МГШ письмо следующего содержания: "Я вполне разделяю взгляд Морского Генерального штаба в отношении необходимости ускорить срок готовности крейсера "Измаил", передав на него некоторые готовые поковки 14" башен, предназначенных для крепости Императора Петра великого, но только в том случае, если крейсер действительно может быть готовым по всем частям не позже весны 1918 года. Я не исключаю  кроме того возможности, что заявление заводов, относительно задержки с 14" башнями, есть не более чем самооправдание в опоздании с готовностью крейсера по целому ряду других частей. Ибо трудно представить себе, чтобы какие-нибудь поковки по башням, на которые, как на главную причину задержки, ссылается завод, не могли быть изготовлены в новь в 2-х летний срок". 
C мнением Канина трудно не согласиться. А главная причина создавшегося положения, пожалуй, крылась в резком сокращении финансирования работ по линейным крейсерам, ещё и разделёнными на две очереди. При определённой неготовности российской промышленности к постройке таких крупных и сложных кораблей, и особенно их главной артиллерии, в довольно короткие сроки, да ещё при перегрузке в годы войны срочными фронтовыми заказами этого, пожалуй, делать не следовало. И это при том, что контрагентские поставеи, хоть и с задержками, в целом продолжались. в результате значительное число рабочих-судостроителей, не задействованных на основном производстве, направлялись выполнять работы в другие места. Ознакомившись с письмом Канина,Григорович не решился пожертвовать чем-либо, наложив на доклад МГШ от 4 июня 1916 года по этому вопросу следующую резолюцию: "Сделать всё возможное, что бы изготовить как береговые башни, так и крейсер "Измаил" в кратчайший срок".

 

Николай II и сопровождающие его лица покидают борт линейного крейсера "Бородино" перед спуском на воду

3037378.jpg

3 декабря 1915 года Адмиралтейский завод получил заказ на изготовление моделей и шаблонов приборов.ю устанавливаемых в боевых рубках крейсеров типа "Измаил", т.е. уже тогда имело место натурное макетирование. 22 января 1916 года комиссия освидетельствовала и признала годными для монтажа на корабле части большого руля "Бородино", изготовленного на Коломенском заводе. 1 февраля Балтийский завод известил Кораблестроительный отдел ГУК, что им принята следующая окончательная высота рангоута линейного крейсера "Измаил": вок-мачта - 60 м, грот-мачта - 30 м от грузовой ватерлинии; расстояние между их центрами было принято равным 96,5 м.
Весной 1916 года планировалось произвести сравнительные испытания клапанов затопления погребов с дистанционным гидравлическим управлением, конструкции корабельных инженеров капитана Татаринова и подполковника Казина. Однако, как докладывал начальник Кораблестроительного отдела ГУК помощнику морского министра 6 августа 1916 года, если в течение 6 - 9 месяцев по этим испытаниям не будут получены удовлетворительные результаты, следовало поставить клапана системы Морена. В итоге их же и заказали, но только 10 марта следующего года АО "Электромеханических сооружений", и только для "Измаила". Срок выполнения заказа - 15 месяцев, общая стоимость со станциями - 128 250 рублей.
В ходе приёма 20 сентября 1917 года повторно изготовленных 66 сварных паропроводных труб, изготовленных Обществом Русских трубопрокатных заводов для "Измаила", комиссия обратила внимание на меньшую толщину их стенок, чем требовалось (разница доходила до 25%). Однако, "принимая во внимание исключительные условия военного времени", эти трубы всё же решили принять за исключением 11 забракованных, но лишь при условии обмотки их стальным тросиком перед монтажом на корабле.
В 1916 году, как минимум дважды была выполнена проверка проектных расчётов кораблестроительных элементов линейных крейсеров типа "Измаил". Так, их осадка после установления брони, башен и орудий и полного приспособления для службы в море, но без боезапаса, топлива и снаряжения - составляла 8,69 м. 
8 декабря начальник Адмиралтейского и Балтийского судостроительных заводов сообщил в Кораблестроительный отдел ГУК, что водоизмещение головного крейсера, согласно продробному подсчёту, составило 31 260 тонн, это соответствовало осадке на ровный киль в 8,53 метра.
15 мая 1917 года инженер-механики капитан 2 ранга Лобач-Жученко Б.М. и старший лейтенант  Мочалов И.М. подписали акт о приёмке изготовленных на заводе "Густав Лист" восьми нефтяных насосов системы "Вира" для "Измаила". 
В марте - апреле 1918 года намечалось приступить к установке на "Измаиле" дизельгенераторов.
22 января 1917 года на балтийском заводе состоялись испытания двух спаренных на одном валу паровых турбин (высокого давления левого и низкого - правого борта), поскольку привести в действие одну турбину низкого давления при несовершенстве оборудования испытательной станции предприятия не представлялось возможным. По той же причине удалось получить лишь 368 ою/мин на передний ход (согласно спецификации 400 об/мин). Спустя почти пол года, таким же образом прошли испытания двух других турбин - высокого давления правого борта и низкого - левого борта, в ходе которых максимальное число оборотов на передний ход колебалось в пределах 270 - 300 об/мин.
В части другого судового оборудования, помимо турбин, успели установить четыре главных и два вспомогательных холодильника, 17 из 23 уже изготовленных паровых котлов (ещё два находились в мастерской завода) в пяти из семи котельных отделений, почти все вспомогательные механизмы энергетической установки (испарители, подогреватели, насосы и помпы). 
Приостановка строительства линейных крейсеров неожиданно позволила ещё раз вернуться к проекту 356-мм башенных установок, благо поставка их для трёх кораблей второй очереди практически оказалась сорванной. При этом башни, первоначально заказанные Металлическому заводу для "Бородино", теперь должны были пойти на "Измаил". Кроме того, на техническом совещании Артилерийского отдела ГУК с представителями заводов 25 августа 1916 года выяснилась крайняя желательность увеличить время заряжания до 30 секунд, поскольку имелись опасения, что 20 секундная скорость может быстро привести все башенные механизмы в негодность. Затем этот вопрос рассматривался на совещании в Артиллерийском отделе 27 декабря под председательством его начальника вице-адмирала Гирса В.К. По результатам обсуждения были сформулированы следующие основные положения: 
- для 356-мм башенных установок линейного крейсера "Измаил" и четырёх береговых башен первой очереди того же калибра принять во внимание полного заряжания в 30 секунд. Но если опыты на Металлическом заводе с большой частотой открывания затвора и ходов прибойника и испытания на Морском полигоне с влиянием быстрой досылки на заряды дадут удовлетворительные результаты, то сократить это время до 24 - 25 секунд;
- для башен остальных крейсеров типа "Измаил" и береговых установок второй очереди разрабатывать новый проект в соответствии со следующими требованиями: время полного заряжания 22 - 23 секунды, подача снарядов и зарядов не зависит от заряжания и должна производиться при постоянном угле.
В итоге Артиллерийскому отделу Адмиралтейского завода 19 июля 1917 года поручили разработать новый проект 356-мм башенных установок для линейных крейсеров "Бородино", "Кинбурн" и "Наварин". Готовность всех линейных крейсеров типа "Измаил" на 15 апреля 1917 года составляла: по корпусу, системам и устройствам - 65, 57, 52 и 50%; по поясному и палубному бронированию, установленному на корабли - 36, 12, 5 и 2%; по механизмам (изготовленных и установленных) - 66, 40, 22 и 26,5% и по котлам - 66, 38,4, 7,2 и 12,5%. Готовность башен для "Измаила" переносилась уже на конец 1919 года, а остальных крейсеров - на следующий год. впрочем, не исключалось попадание и головного корабля в этот список. 
В 1917 году экономическое положение в стране стало стремительно ухудшаться. Из=за перебоев с поставками топлива, сокращения после Февральской революции рабочего дня с 12  до 8 часов и роста цен на все строительные материалы усилился спад производства. тем не менее МГШ всё ещё лелеяло надежду закончить к 1919 году не один как отмечалось, а два линейных крейсера. Для "Бородино" и "Наварина" предприятия могли их сдать не раньше чем через 2,5 года. Не менее трёх лет требовалось на завершение башен для "Кинбурна". примерно такое же положение складывалось и с орудийными станками. Для ускорения работ предлагалось рассмотреть вопрос о возможности передачи восьми станков береговых башен Металлическому заводу, у которого  три уже имелось, а последний изготовить из поковок Ижорского завода. Кроме того, выяснилось, что на Обуховском заводе имеются все части для двух станков и почти все для третьего. Готовность первого ожидалась в январе 1918 года, а последнего - в мае - июне следующего года. 

 

"Кинбурн" - последние дни на стапеле Балтийского судостроительного завода

3037385.jpg

В сентябре 1917 года на Морском полигоне успешно прошли первые испытания 356-мм станка Николаевского завода, а вот Металлический завод из-за отсутствия необходимых транспортных средств доставить их к месту испытания не смог. Вместе с тем не нём всё же сумели в  1914 году почти целиком собрать на яме одну 356-мм башенную установку. 

В июле 1917 года начальник Балтийского завода поднял вопрос об использовании турбинных и холодильных отделений "Кинбурна" для хранения заводских запасов нефти. Это вызвало категорическое возражение Механического отдела ГУК, который рекомендовал предприятию изыскать другие, более естественные способы хранения нефти.
В сентябре Адмиралтейский завод получил разрешение разместить изготовленные для "Бородино" и "Наварина" механизмы и котлы на территории прилегающей к территории завода Мясной улице, с принятием мер "прикрытия и безопасного хранения". Обсуждалась также возможность продажи части котлов, потребность в которых в частной промышленности на тот момент была острой.
Летом 1917 года съезд работников судостроительных заводов постановил продолжить стройку "Измаила", хотя бы ради обеспечения заработка рабочим и служащим. Кроме того, съезд выразил пожелание о переделке остальных строящихся линейных крейсеров в коммерческие суда. Однако, присутствовавший на съезде корабельный инженер Арцеулов Н.К. вполне обоснованно доказал всю нелепость подобной идеи. Дело в том, что такая переделка обойдётся очень дорого в финансовом вопросе и даст негодные коммерческие корабли, на эти деньги можно вполне выстроить от 8 - 10 коммерческих судов, обладающих великолепными мореходными качествами и выгодных в коммерческом отношении.
Тем не менее. всё же были выполнены эскизные проработки, где предполагалось два варианта переоборудования: в грузовые и в нефтяные баржи. В случае их реализации намечалось демонтировать всё установленное оборудование, ликвидировать главные и вспомогательные переборки, выгородки, и платформы на протяжении двойного дна (от 31 по 150 шп.), броневые продольные и траверзные переборки и броневые скосы на нижней палубе, которая доводилась до бортов. Броневая настилка средней палубы заменялась обыкновенной тонкой.
Образованная для рассмотрения этого вопроса в октябре 1917 года комиссия по нему дала отрицательное заключение. По её мнению, полученные таким образом суда будут трудно управляемыми из-за чрезмерно большой длины, а порты будут неспособны их принимать. 
Что же касается устарелости линейных крейсеров по ряду ТТЭ, о чём заявил автор проекта переделки Балкашин А.И., то комиссия остановилась на том, что они могут считаться вполне современными до тех пор, пока настоящая война этого не опровергнет и не заставит изменить прежние требования, положенные в основу их проектирования. а ожидать их можно лишь по окончании боевых действий. Относительно же поднятого вопроса о порче котлов и механизмов за пять лет (очевидно это считалось максимальным сроком для готовности башен и всего остального судового оборудования), то его не должно существовать, если заводы примут надлежащие меры по их сохранению.  
В результате комиссия нашла наиболее целесообразным продолжить постройку крейсеров. Однако если это в ближайшее время окажется невозможным, то принять все необходимые меры к поддержанию в удовлетворительном состоянии корпусов, изготовляемых для них котлов и механизмов и другого ценного судового имущества в полной исправности. Наилучшим способом для этого комиссия считала продолжать постройку кораблей до такого состояния, чтобы на них можно было погрузить готовые котлы и механизмы и организовать специальные команды для присмотра и ухода за ними.

 

Состояние работ по изготовлению механизмов и паровых котлов для линейного крейсера "Измаил" к 1 декабря 1917 года*

Spoiler

3037386.jpg

11 октября 1917 года Временное правительство утвердило свою первую и единственную судостроительную программу, в соответствии с которой достройка "Бородино", "Кинбурна" и "Наварина" приостанавливались до более благоприятного времени. На тот момент готовность "Бородино" и "Наварина" выражались следующими цифрами: по корпусу изготовлено и установлено 80,7% (76,9%); по механизмам и котлам: заготовительные цеха - 88,1% (83,5%); обрабатывающие цеха - 40,1% (26,3%), установлено на кораблях - 11,8% (5,9%); по бронированию: изготовлено - 50,5 (26,8%), установлено - 12,5 (1,8%).
На "Бородино" уже была установлена деревянная прокладка под бортовой пояс, на палубе лежали доставленные на корабль 33 плиты бортовой и 25 плит палубной и траверзной брони общей массой соответственно около 700 тонн и 80 тонн, а в доль бортов были устроены подвесные леса для работ по установке бронирования.
В отношении "Измаила" аналогичное распоряжение Верховной морской коллегии о приостановке работ последовало 1 декабря 1917 года, пролонгированное приказами начальника Кораблестроительного отдела ГУК от 22 декабря и начальником ГУК от 7 марта 1918 года. Правда в первой половине следующего года, вопрос о достройке "Измаила" вновь возникнет на повестке дня.
Впрочем, отдельные постановки различного судового оборудования (очевидно того, которое находилось в завершающей стадии изготовления) некоторое время продолжались. Так 11 декабря 1918 года Балтийский завод запросил Механически отдел ГУК, с какой целью по его распоряжению от 6 июля того же года на заводе "Р. Круг" изготовили и отправили на предприятие маслоохладители для линейного крейсера "Измаил", для долговременного хранения которых на складах не хватоло места? В части средств, затраченных на их постройку до момента её приостановки, при общей стоимости каждого крейсера 30 593 345 рублей, на "Измаил было потрачено 24 431 740 рублей, а на остальные - "Бородино", "Кинбурн" и "Наварин" - соответственно 564 700, 22 102 000 и 21 354 600 рублей. В годы Гражданской войны корпуса линейных крейсеров, переведённых на долговременное хранение, оставались у стенок заводов.

 

Последняя попытка

 

После окончания в 1920 году гражданской войны состояние флота, как и всей страны, было плачевным. Жизнь замерла не только на полуготовых "измаилах", но и почти на всех еще оставшихся кораблях Красного флота. Однако уже с февраля 1921-го, с разработкой первого варианта "Декрета о воссоздании морской силы РСФСР", руководством флота было представлено в РВС несколько предложений по восстановлению судового состава. При конкретизации планов достройки кораблей и выработке сметных и производственных заданий было решено провести параллельную модернизацию некоторых из них с учетом опыта войны 1914 — 1918 годов. В отношении находящегося в высокой степени готовности "Измаила" общее мнение склонялось к его вводу в строй по первоначальному проекту, а для одного из трех оставшихся его собратьев, фактически не вышедших из начальной стадии постройки, рассмотреть вопрос о кардинальной модернизации вооружения, системы броневой защиты и двигательной установки.

 

Погрузка на "Измаил" парового котла

07d5c3eca54f.jpg

В начале декабря 1921 года известному специалисту по тактике Л.Г.Гончарову и корабельному инженеру П.Г.Гойнкису поручили провести вариантное перепроектирование итоговой конструкции "Измаила" с заменой 14" артиллерии на 16" и усилением бронирования при сохранении скорости полного хода в 26,5 узла.
В разработанных в декабре 1921 — январе 1922 года в четырех вариантах проекта модернизации уже учитывался переход на 16" калибр главной артиллерии, причем за основу были взяты двух и трехорудийные установки, проектировавшиеся еще весной 1914 года для линкоров предполагавшейся программы 1915 — 1919 годов. Работа Гончарова и Гойнкиса называлась "Проект модернизации линейного крейсера "Кинбурн", но по существу относилась в равной степени и к "Бородино" с "Наварином". В 1, 3 и 4 вариантах трехорудийные 14" башни заменялись 16" двухорудийными, во 2 — концевые 16" установки планировались уже трехорудийными, что увеличивало число тяжелых орудий до 10. В трех случаях перевооружения вес бортового залпа сохранялся практически таким же, как и раньше, а в четвертом с десятью 16" орудиями возрастал почти на 25%. В 1 варианте, помимо замены 14" установок на 16", сохранялась существовавшая система бронирования, лишь толщина средней палубы в центральной части, ограниченной продольными переборками, увеличивалась с 60 до 95 мм. В 3 варианте, при такой же артиллерии, осуществлялось перебронирование корабля по системе "плот" — толщина главного пояса доводилась до 300-мм, а сверху он перекрывался 95-мм средней палубой, также набранной из плит трех толщин (20 + 40 + 35 мм). Борт выше средней палубы, скосы нижней палубы и продольная переборка за 300-мм поясом не бронировались. 4 вариант отличался от 3 только тем, что над 300-мм поясом восстанавливалось существовавшее в исходном проекте 100-мм бронирование борта между средней и верхней палубами и сохранялось бронирование скосов нижней палубы и продольной противоосколочной переборки.
Во всех вариантах, кроме 1, котельная установка состояла из 18 нефтяных котлов в двух отсеках переднего отделения и 12 в трех отсеках заднего отделения (в 1 варианте предусматривался 21 котел). Проектировщики не смогли отказаться от такого анахронизма, как торпедное вооружение, и при сохранении числа и расположения торпедных аппаратов даже повысили их калибр до 680 мм. Скорость полного хода оставалась прежней; расчетная дальность плавания для всех четырех вариантов составляла соответственно 1860, 1950, 2450 и 2450 миль; нормальное водоизмещение — 33 848, 34 056, 33 911 и 33 958 т.

 

Варианты модернизации линейных крейсеров типа "Измаил" в 1922 году. 

3037394.jpg

Огромная расчетная стоимость достройки кораблей с модернизацией не позволяла морскому командованию поднять перед РВС вопрос о достройке хотя бы одного из трех кораблей. Даже выделение средств на находившийся в 80-процентной готовности "Измаил" в создавшейся ситуации представлялось практически нереальным: денег у Советской России не было и в ближайшем будущем не предвиделось. В связи с этим Госплан в мае 1923 года постановил продать на слом за границу около десятка бывших тяжелых кораблей Балтийского флота. 21 августа того же года недостроенные "Бородино", "Кинбурн" и "Наварин" приобрела немецкая судоразделочная фирма. 25 сентября "Кинбурн", а 5 и 16 октября "Наварин" и "Бородино" были приготовлены к буксировке в Германию. С них выгрузили все вспомогательные механизмы и оборудовали помещения для буксировочных команд на 14 человек. Проводка огромных корпусов по осенней штормовой Балтике оказалась непростой из-за большой высоты надводного борта — она достигала 18м. Для создания требуемой остойчивости в междудонные отсеки пришлось принять до 7500 т водяного балласта. Голландские буксиры привели "Бородино" и "Кинбурн" в Киль, а "Наварин" в Гамбург. Вскоре русские сверхдредноуты были разделаны на металл.
В ночь на 19 октября 1920 года "Измаил" отбуксировали в Кронштадт. 28 ноября его установили на кильблоках в Алексеевском доке, и док осушили. Там огромный корабль простоял всю зиму. Во время восстания гарнизона и рабочих 1 — 17 марта 1921 года он все еще находился в доке и получил несколько снарядов с обстреливавших Кронштадт красных батарей. Осколками снаряда, разорвавшегося от удара о гранитную облицовку дока, была повреждена обшивка правого борта ниже шельфа поясной брони между 149-м и 152-м шп. около выхода правого бортового гребного вала. Несколько "сквозных пробоин разных размеров и форм с вдавленными внутрь корпуса кромками" было получено также по правому борту у отсека холодильников на высоте кингстона затопления.
3 сентября 1921 года "Измаил" был выведен из дока. Всю первую половину 20-х годов он простоял у внешнего мола в Военной гавани Кронштадта. Силами порта за кораблем осуществлялся минимальный присмотр, в то время как в высоких кабинетах Москвы и Петрограда решалась его судьба.
В марте 1925 года был подготовлен проект "Пятилетнего плана усиления РККФ" — компромиссный документ, в значительной мере учитывающий финансовые и промышленные возможности СССР. В соответствии с этим документом планировалось переоборудование бывшего крейсера-линкора в авианосец (или, как тогда говорили, в "авиаматку"). Директива Научно-технического комитета ВМС РККА определяла следующий круг основных задач будущего авианосца: корабль предназначался для действий на Балтике и обеспечения действий флота при развитии операции по уничтожению баз противника, а также для участия в эскадренном бою в открытом море с задачей овладения воздухом и для атак судов противника. В качестве вспомогательных функций ему отводилось "несение постоянного воздушного дозора" и "выполнение воздушных разведок при выполнении флотом задач блокады". На корабле должна была базироваться авиагруппа в "не менее, чем 50 самолетов. Запас торпед и бомб к ним принимался "по нормам береговой гидроавиации". Артиллерия авианосца рассчитывалась для защиты от легких крейсеров противника и от минных (торпедных) воздушных атак и состояла из восьми 7,2", восьми 100— 127-мм "противоаэроминных" орудий и двух "аэрогнезд" — скорострельных многоствольных 40-мм противоштурмовых автоматов. Торпедное вооружение не предусматривалось. Защита прорабатывалась в двух вариантах: с заменой существующей бортовой брони на 75-мм пояс по ватерлинии либо "оставление имеемой брони". Сама полетная палуба была сплошной во всю длину и ширину корабля; в ее носовой части находились две катапульты. Рубки, мостики и дымовые трубы располагались по одному борту. Ангар для самолетов занимал пространство между верхней и полетной палубой, причем высота его определялась из условия возможности "перемещения аппаратов поверх хранящихся в ангаре". Скорость корабля с прежней двигательной установкой и с учетом разгрузки его от тяжелой 14" артиллерии повышалась до 30 узлов. Длина и ширина определялись уже существующими размерениями корпуса, осадка предполагалась 7,6 — 7,9 м. Дальность плавания полным ходом — 1000 миль, экономическим — 3000 миль.

 

Корпус линейного крейсера "Измаил" в Кронштадтском сухом доке

3037402.jpg

 

Средняя гавань Кронштадта. На первом плане - потопленная 18 августа 1919 года английскими торпедными катерами плавбаза "Память Азова", у которой ведутся судоподъёмные работы, на втором плане за ней - виден корпус линейного крейсера "Измаил"

3037409.jpg

Рассмотрение этих вполне перспективных характеристик в Техупре ВМС РККА сразу выявило ряд проблем. Для будущего авианосца не существовало пока ни самолетов, ни артиллерии. Замену бортового бронирования признали "технически затруднительной" и проектная проработка этого варианта не проводилась.
14 июня 1925 года в Техупре состоялось совещание, посвященное срокам программы военного судостроения. В отношении переделки "Измаила" в авианосец отмечалось, что, по заявлению члена правления Судотреста В.П.Костенко, Балтийский завод мог бы принять корабль к своей достроечной стенке "для вскрытия и переборки механизмов" уже к 1 октября. Активные перестроечные работы на нем планировались с февраля 1926 года со сроком предъявления корабля к сдаче к 1 августа 1928-го. Их общая стоимость оценивалась в 14 334 тыс.руб. 6 июля 1925 года Совнарком утвердил план переоборудования "Измаила". НТК УВМС развернул эскизное проектирование, но в середине марта 1926 года оно было приостановлено. В связи с недостатком средств на флоте от этого проекта отказались, и корабль передали Фондовой комиссии для сдачи на слом.
Однако просто так разрезать почти готовый корпус огромного линкора с турбинами, котлами, смонтированной полностью горизонтальной и на 2/3 вертикальной броней было бы неразумно. Поэтому в начале 1930 года НТК УВМС разработал целую программу опытов по исследованию как новых боевых средств, так и элементов броневой и конструктивной защиты корабля. Планировалось выяснить бронепробиваемость снарядов при стрельбе с различных дистанций и курсовых углов, а также определение замедления разного типа взрывателей при поражении жизненно важных частей корабля. Остехбюро желало провести стрельбу торпедой (заряд боевой части в 120, 250 и 500 кг тротила) с неконтактным взрывателем для выяснения действия взрыва под днищем корабля и, помимо этого, испытать новую авиаторпеду. ВВС собирались организовать серию опытных бомбометаний по "Измаилу" для расчета вероятности попадания в морскую цель, проверки качества бомбоприцелов, пробивной способности авиабомб и их разрушительного действия при разрыве внутри корабля. Намечались также испытания мин и торпед при подрыве их непосредственно у подводного борта и при постепенном удалении от него. Вся эта обширная программа увязла в многочисленных согласованиях между РККФ, ВВС и другими ведомствами. Вопрос затянулся до осени 1930 года, после чего решился сам собой — за отсутствием средств на опыты с "Измаилом" корабль окончательно шел на слом.
Разборка началась в следующем году трестом "Металлолом". К апрелю 1932 года от корабля осталась только подводная часть корпуса до уровня нижнего шельфа. Интересно, что даже в этот момент НТК еще пытался организовать какие-то опыты с подрывом зарядами тетрила его остававшегося на плаву остова.
Так закончилась история "Измайлов" — самых больших и мощных кораблей Российского Императорского флота за всю его более чем 200-летнюю историю. Правда, отдельным элементам их вооружения, бронирования и энергетической установки была уготована гораздо более долгая и славная судьба.

 

Корпус одного из линейных крейсеров типа "Измаил" на буксире ледокола "Ленин". Это может быть связано либо с его перестановкой на новое место стоянки, либо с предстоящей буксировкой недостроенного корабля в Германию для разделки на металл

Spoiler

3037411.jpg

 

Быстроходный линкор (общая оценка проекта)

 

Итак, что же представляли собой самые мощные корабли Российского Императорского флота? Внимательный читатель уже успел обратить внимание на то, что в настоящей работе в отношении "Измайлов" практически ни разу не была употреблена их официальная классификация — "линейные крейсера". Это не случайно. Задуманный в 1910 году как классический броненосный крейсер, "Измаил" в процессе развития его проекта превратился в один из самых мощных в мире линкоров передовой оперативно-тактической концепции. Эта концепция — быстроходный линкор, потребность в котором выявилась в ходе Первой мировой войны. Именно быстроходные линкоры стали преемниками классических сверхдредноутов, и "Измаил" в некотором роде предвосхитил их появление.
Какие качества проекта русского корабля указывают на это? В первую очередь—состав его главной артиллерии. Русские дредноуты в те годы обладали "самым длинным мечом" — наиболее мощной и многочисленной тяжелой артиллерией среди собратьев. Превосходство "Измаила" в огневой мощи над линкорами-сверхдредноутами других флотов выглядит весьма впечатляющим. Так, британские линкоры "Орион", "Кинг Джордж V" и "Айрон Дюк" (по 10 13,5"/45 орудий), а также американские "Нью-Йорк", "Невада" и "Аризона" (по 10 14"/45 орудий) имели вес залпа 6350 кг (70% "Измаила"); британские "Куин Элизабет", "Ройял Соверен" и итальянские "Караччоло" (по 8 15"/42 орудий) —6976 кг (78% "Измаила"); американские "Нью-Мексико" и "Калифорния" (по 12 14"/50 орудий), а также японские "Фусо" и "Исэ" (по 12 14"/45 орудий) —7620 кг (85% "Измаила"). Таким образом, "меч" русских сверхдредноутов действительно оказывался на 15 — 30% мощнее, чем у всех линкоров постройки 1911 — 1919 годов, и превосходил даже корабли следующего поколения — 16" линкоры "Мэриленд", "Нагато" и "Нельсон" (соответственно 85, 89 и 91% от веса залпа "Измаила").
Но, может быть, "Измаил" отставал от своих зарубежных собратьев по дульной энергии его орудий? Расчеты показывают, что и здесь русская 14"/52 система значительно опережала все аналоги: мощность американских 14"/45, 14"/50, британских 13,5"/45, 15"/42, японского 14"/45 и итальянского 15"/40 орудий составляла соответственно 79, 91, 72, 96, 74 и 85% мощности 14" орудия русского сверхдредноута. Это, с учетом превосходства в весе залпа, дает превышение его совокупной дульной энергии (то есть общей мощности залпа) от 10 до 76% над перечисленными выше линкорами.
Однако неверно было бы считать "Измаил" перевооруженным, но недозащищенным кораблем. Представляют интерес результаты расчетов сравнительной устойчивости системы бронирования "Измаила" и его наиболее сильных зарубежных современников. Начнем с "Куин Элизабет". Расчеты показывают, что устойчивость вертикальной защиты у русского и английского линкоров (с учетом возможных путей пробивающего снаряда по шести различным комбинациям броневых преград) примерно одинакова, но в отношении горизонтальной защиты "Измаил" (38+60 мм) более устойчив, чем "Куин Элизабет" (25+32+25 мм). Разница дает для русского корабля зону горизонтальной безопасности в 15 кбт. Конечно, это не очень принципиальное преимущество, поскольку идущий 25-узловым ходом "Измаил", держа противника на курсовом угле 45°, проскакивает такое расстояние за 5 минут. Зато здесь выручает полуторное превосходство над "британцем" в числе тяжелых орудий, и всю дуэль, таким образом, можно рассматривать с преимуществом русского линкора "по очкам".
В отличие от быстроходного "Куин Элизабет" бой с 22-узловым "Байерном" развивается иначе. Его горизонтальная защита уязвима для 14"/52 орудия с дистанции в 53 кбт, в то время как обе палубы русского корабля пробиваются германской 15"/45 пушкой лишь с 76 кбт. "Измаил" уверенно командует дистанцией и имеет возможность навязать своему медлительному оппоненту бой на острых углах (для компенсации разности вертикальной защиты) в диапазоне 53 — 76 кбт для нанесения решающих повреждений через палубы. Учитывая, что вес снарядов обеих артиллерийских систем одинаков (748 и 750 кг), а русский линкор обладает полуторным превосходством в числе орудий, подобная тактика при условии свободы маневра могла привести к неплохому результату.
Японские линкоры серии "Фусо" — "Исэ", в целом повторяя своих британских предков по типу бронирования, уступали им в его толщине, но несколько превосходили "Куин Элизабет" по мощи артиллерии, так что в целом картина их противостояния с "Измаилом" не отличается от приведенной выше. Сравнение с итальянским "Караччоло" с его узким 300-мм поясом, 46-мм броней двух палуб и более чем на треть уступавшего в артиллерии совершенно не в пользу последнего. Единственный "непробиваемый" противник для "Измаила" — это 21-узловые американские "сундучки", начиная с "Нью-Йорка", причем последние пять кораблей "семейства" с 12 14"/50 пушками почти дотягивают до него по весу и мощности залпа. Оставив надежду потопить бронебойными снарядами эти тихоходные и превосходно бронированные "плоты" (борт общей толщиной 343 — 356 мм и палубы 120—150 мм), остается единственная возможность попытки вывода их из строя фугасными снарядами, сметая при этом все надстройки и разрушив небронированный борт в оконечностях.
Итак, перед нами тяжелый броненосный корабль, вполне адекватный как система "удар — защита" всем современным ему линкорам-сверхдредноутам, но гораздо более гибкий в тактическом отношении. В контексте этого вывода сравнение "Измаила" с британскими, германскими и японскими линейными крейсерами, в общем, теряет смысл (На фоне русского сверхдредноута сравнительно неплохо смотрятся лишь недостроенные германские "Макензен" и "Эрзац Йорк", обладавшие примерно такой же скоростью, аналогичной горизонтальной защитой и более толстым бортовым бронированием, но существенно уступавшие "Измаилу" в огневой мощи. Что же касается британских "Лайона" и "Рипалса", то здесь перевес русского корабля выглядит подавляющим: он при более мощном бронировании превосходил "англичан" в весе залпа соответственно на 77% и 72%). Поэтому есть все основания отнести русский корабль к классу быстроходных линкоров. Собственно говоря, эта его сущность никогда особенно и не скрывалась. Если внимательно изучить программные документы МГШ, то хорошо видно, что там с самого начала совершенно ясно представляли себе, что стоит за неброским термином "броненосный (или "линейный") крейсер". Уже в представленной МГШ в Думу 5 марта 1912 года записке "По вопросу о программе усиленного судостроения 1912 — 1916 гг." о будущих "броненосных крейсерах" прямо говорилось: "Эти крейсера являются только разновидностью линейных кораблей, не уступая последним по силе артиллерийского вооружения, бронирования и превосходя их скоростью хода и районом действия". Весьма примечательная формулировка! Программный документ о развитии военно-морских сил страны на пятилетие вперед прямо трактует включенные в него "крейсера" именно как быстроходные линкоры. Постепенно к этому выводу склоняется большинство отечественных специалистов по истории кораблестроения и флота.
Но если "Измаил" — стратегический быстроходный линкор, то как связать этот вывод с его провозглашенной постройкой для мелководной Балтики? Зачем было создавать высокомобильные и превосходно вооруженные сверхдредноуты для ограниченного закрытого театра, где они бы выглядели, по выражению британского исследователя К.Макбрайда, "как киты в бассейне"? Дело в том, что русское стратегическое военно-морское планирование никогда не рассматривало эту ценную дивизию в качестве отряда для использования исключительно в составе Балтийского флота. В условиях быстро меняющейся обстановки того времени их официально определенное программой предназначение осталось бы, скорее всего, на бумаге. "Измаилы" должны были стать первым тяжелым соединением "свободной морской силы", призванной обеспечивать интересы империи своим присутствием в любом заданном районе мира. Уже весной 1914 года начальник МГШ адмирал А.И.Русин во время визита во Францию для согласования действий флотов в случае возникновения общеевропейской войны решал с союзным морским командованием вопрос перевода "Измайлов" на Средиземное море. До оборудования собственной базы в Эгейском море русские сверхдредноуты должны были базироваться или на арендованную в 1913 году Бизерту или на Тулон, где французская сторона обязалась построить для них отдельную оборудованную базу. В случае выступления соединенных флотов Австро-Венгрии и Италии против Антанты "измаилы" должны были составить быстроходную тяжелую дивизию французского Средиземноморского флота. Для нее был даже уже намечен командующий — контр-адмирал М.М.Веселкин.
Почему же тогда в течение всего периода строительства Морское министерство упорно именовало эти корабли "крейсерами"? Ответ прост: в мае 1912 года сверхзадачей момента было выколачивание из думцев, ровно год назад раскошелившихся сразу на семь линкоров, ассигнований на новую грандиозную (стоимостью в четверть всего бюджета страны!) морскую программу, и в МГШ прекрасно понимали, что возглавить ее четырьмя новыми линкорами значило заведомо обречь дело на провал. Поэтому когда И.К.Григорович пугал притихший зал Таврического дворца перспективой появления в течение суток после объявления войны чуть ли не под окнами Зимнего дворца всего германского флота и требовал у законодателей денег на "крейсера", он действовал абсолютно верно. На линкоры он бы средств, скорее всего, не получил, а какими именно кораблями фактически станут профинансированные "броненосные крейсера", решать было уже морякам.
Подведем итог. Для истории кораблестроения и флота жонглирование терминами не так важно. Суть в другом. При сохранении преемственности в идее мощного вооружения, передовой конструкции корпуса и типе бронирования в "измаилах" получила дальнейшее развитие линия на совершенствование тяжелого артиллерийского корабля, увенчавшаяся, как и в британском флоте, созданием самобытного типа быстроходного линкора: в Англии к нему пришли, "разгоняя" эскадренный линкор, а в России — усиливая эскадренный крейсер.
Но "Измаил" как стратегическая система морских вооружений мирового уровня представлял собой все еще весьма непростую задачу для российской индустрии, не обладавшую в тот период достаточно мощным потенциалом для ее реализации. Отсюда необходимость привлечения зарубежных контрагентов, оказавшаяся в итоге фатальной. Продлись мир еще хотя бы год, достройка "Измайлов" вступила бы в необратимую фазу, поскольку окончание всех заграничных поставок для кораблей серии должно было завершиться не позднее весны 1915 года. Конечно, избежать примерно годичного, по сравнению с первоначальным сроком, опоздания со вступлением в строй вряд ли бы удалось, но и в середине 1917-го это была бы сильнейшая в мире дивизия линкоров и оставалась бы таковой еще долгие годы. Но начало войны в июле 1914 года сказалось на ходе работ самым роковым образом. И можно лишь сожалеть, что этим замечательным кораблям, которыми мог бы гордиться флот любой морской державы, так никогда и не пришлось выйти на океанские просторы.

 

Используемая литература

1. В.Ю. Усов Журнал судостроение № 07, 08 - 1986
2. Приложение к журналу "Моделист-конструктор". Виноградов С.Е. "Измаил": сверхдредноут Российской империи. №1(37) 2001 года.
3. Л.А. Кузнецов - линейные крейсеры типа "Измаил". Мидель шпангоут. №22 2001 года.
4. https://ru.wikipedia.org/wiki/Линейные_крейсера_типа_«Измаил»

  • Плюс 9

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

Фотографии и схемы линейных крейсеров типа "Измаил". (Осторожно, большой объём).

Проект броненосного крейсера фирмы "Виккерс"

3034874.jpg

 

Проект броненосного крейсера английской фирмы "Джон Браун"

3034930.jpg
 
 
 

Проект броненосного крейсера фирмы "Блом унд Фосс" и Путиловского завода. Вариант №707-1

3034931.jpg
 
 
 

Проект броненосного крейсера Адмиралтейского судостроительного завода. Вариант №5

3034933.jpg
 
 
 

Основной проект №1 броненосного крейсера Балтийского судостроительного и механического завода

 
3034934.jpg
 
 

Проект А-1336 броненосного крейсера германской фирмы "Вулкан"

3034936.jpg
 
 
 

Вариант №6 проекта броненосного крейсера Адмиралтейского судостроительного завода, призванный лучшим на международном конкурсе, проведённом Морским министерством 

3034938.jpg
 
 
 

Проект броненосного крейсера типа "Измаил" водоизмещением 32 500 т. С чертежей Балтийского судостроительного и механического завода, датированных 1913 г

3034939.jpg
 
 
 

Выставленные на стапеле элементы набора киля броненосного крейсера "Бородино"

3034940.jpg
 
 
 

Башенная мастерская Санкт-Петербургского Металлического завода

3034941.jpg
 
 
 

Днищевой набор броненосного крейсера "Кинбурн" 1913 год

3034942.jpg
 
 
 

Морской министр адмирал Григорович И.К. во время посещения Балтийского судостроительного завода

3034943.jpg

 

  • Плюс 5

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
117 публикаций

Спасибо очень интересно, большое количество интересных фотографий и чертежей.

тольеко не совсем удобно просматривать

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

Формирование корпуса броненосного крейсера "Наварин" в носовой оконечности. 10 июля 1913 года.

3035261.jpg

 

 

Формирование корпуса "Бородино" по состоянию на 10 ноября 1913 года.

3035269.jpg

 

 

 

Морской министр Григорович И.К. и чины ГУК и МГШ во время посещения чиапелей Балтийского завода, 15 сентября. Слева виден фрагмент набора "Измаила"

3035284.jpg

 

 

 

 

Катер с Николаем II возвращается вверх по Неве после обхода спущенного на воду линейного крейсера "Измаил"

3035275.jpg

 

 

 

Торжественный спуск на воду "Измаила", 9 июня 1915 г. Хорошо видна специально возведённая палатка для царя и высочайших гостей.

3035278.jpg

 

 

 

"Измаил" у достроечной стенки Балтийского судостроительного завода. Рабочие на его борту приветствуют спуск на воду "Бородино"

3035289.jpg

 

 

 

Линейный крейсер "Бородино" незадолго до спуска на воду. Лето 1915 года.

3035296.jpg

 

 

 

Завершение работ по установке носового спускового устройства левого борта линейного крейсера "Бородино"

3035300.jpg

 

 

 

Молебен на палубе линейного крейсера "Бородино" перед церемонией спуска на воду. 18 июля 1915 года.

3035308.jpg

 

 

 

Начальная и завершающая фаза схода со стапеля линейного крейсера "Бородино". 18 июля 1915 года.

3035322.jpg

3035324.jpg

 

 

 

Корпус линейного крейсера "Бородино в момент ввода в достроечный бассейн Адмиралтейского судостроительного завода.

3035331.jpg

 

 

 

Корпус линейного крейсера "Кинбурн" подготовленный к спуску на воду. октябрь 1915 года.

3035334.jpg

 

 

 

"Кинбурн" в момент спуска на воду. 17 октября 1915 года.

3035337.jpg

 

  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
8 992
[EZI-Z]
Вики-гвардеец
7 690 публикаций
4 878 боёв

Ты можешь спокойно переделать это твоё сообщение в часть статьи. Комментарий не помешает. А можешь попросить его удалить, всё равно ценного в нём ничего нет.

Совет небольшой: если у твоих схем размер больше, чем отображается в статье, то лучше используй хостинг http://4put.ru. Он не будет их сжимать и больше будет видно. А то сейчас надписи на них вообще не читаются.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
812 публикации
419 боёв

Спасибо за фото 1920-х годов. Постараюсь идентифицировать ту, на которой корпус на буксире ледокола Ленин. Если не секрет, откуда она? У Виноградова ее не было. 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 625 публикаций
577 боёв

Спасибо за фото 1920-х годов. Постараюсь идентифицировать ту, на которой корпус на буксире ледокола Ленин. Если не секрет, откуда она? У Виноградова ее не было. 

 

Из "Мидель-Шпангоута" по "Измаилам".

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
812 публикации
419 боёв

Сдаюсь. Нашел то же фото в гораздо лучшем качестве тут с указанием, что это Измаил. Пуфов - ноль. Поиск по ледоколу, точнее ледокольному пароходу "Ленин" - результата нет. Поиск по его капитану в те годы - М.В. Николаеву - кое-что дал, зимой 1922-1923 годов он на Ленине обеспечивал проводки судов в Кронштадте. А в ту зиму все 4 линейных крейсера все еще стояли в СПб. Так что - на фото может быть любой из них и ТС абсолютно прав, не указав какой именно крейсер изображен. :sad:

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

Ты можешь спокойно переделать это твоё сообщение в часть статьи. Комментарий не помешает. А можешь попросить его удалить, всё равно ценного в нём ничего нет.

Совет небольшой: если у твоих схем размер больше, чем отображается в статье, то лучше используй хостинг http://4put.ru. Он не будет их сжимать и больше будет видно. А то сейчас надписи на них вообще не читаются.

Ты имеешь ввиду последнее сообщение я фотографиями? Если про него, то думаю оно не будет лишним, в нём выложены все схемы, предложенные на рассмотрение для постройки крейсеров, и фотографии строительства, спуска и достройки кораблей, которые я не включил в сам текст, так как он тогда бы был перенасыщен фотографиями (это чисто моё мнение).

Я наоборот их сжимаю, что бы они входили в рамки страницы. Думаю не красиво выглядит когда фотография на полторы страницы больше самого текста.

 

Из "Мидель-Шпангоута" по "Измаилам".

Вы правы, это фото взято у Кузнецова, как и основная масса всех фотографий и схем.

 

 

Вот теперь сижу и думаю, вернуть ли фотографиям первоначальный размер или уже оставить в сжатом виде???? :coin::sceptic:

Изменено пользователем MATPOCCKuN

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
8 992
[EZI-Z]
Вики-гвардеец
7 690 публикаций
4 878 боёв

Думаю не красиво выглядит когда фотография на полторы страницы больше самого текста.

А такого вроде бы не будет. Форум подгоняет их под рзмер монитора. Хотя от этого форума можно всего ожидать...

Вот в эту тему я вставлял картинки и по 2500 пикселей в ширину. Лично мне понравилось, как получилось) Люблю, когда можно именно разглядеть корабли в деталях, а не просто увидеть размытый контур. Но это моё мнение и оно может не совпадать с мнением большинства)

 

Вот тебе для примера картинка которая имеет максимальный размер для того хостинга 2560  X  1514  px. И в режиме редактирования она на самом деле занимает полтора моих экрана. Но в режиме просмотра она как раз вписывается в форум. Если окно браузера развёрнуто на максимум. Вот при уменьшение окна браузера - да, она не сжимается...

3034973.jpg

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

А такого вроде бы не будет. Форум подгоняет их под рзмер монитора. Хотя от этого форума можно всего ожидать...

Вот в эту тему я вставлял картинки и по 2500 пикселей в ширину. Лично мне понравилось, как получилось) Люблю, когда можно именно разглядеть корабли в деталях, а не просто увидеть размытый контур. Но это моё мнение и оно может не совпадать с мнением большинства)

 

Вот тебе для примера картинка которая имеет максимальный размер для того хостинга 2560  X  1514  px. И в режиме редактирования она на самом деле занимает полтора моих экрана. Но в режиме просмотра она как раз вписывается в форум. Если окно браузера развёрнуто на максимум. Вот при уменьшение окна браузера - да, она не сжимается...

3034973.jpg

 

Я тоже люблю когда на изображении можно всё разглядеть, но мне не нравиться когда это изображение больше размера экрана. Изображения которые ты дал в качестве примера, у меня тоже выходят за края сообщения и соответственно  экрана. Вот я теперь и думаю: толи выставить фотографии в полном размере наплевав на то, что они не помещаются на странице (но зато, там всё будет видно), то ли все фотографии привести к одному среднему размеру, пр котором они не будут выходить за рамки границ сообщений (но тогда не будет видно подробностей в схемах).

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
8 992
[EZI-Z]
Вики-гвардеец
7 690 публикаций
4 878 боёв

Я тоже люблю когда на изображении можно всё разглядеть, но мне не нравиться когда это изображение больше размера экрана. Изображения которые ты дал в качестве примера, у меня тоже выходят за края сообщения и соответственно  экрана. Вот я теперь и думаю: толи выставить фотографии в полном размере наплевав на то, что они не помещаются на странице (но зато, там всё будет видно), то ли все фотографии привести к одному среднему размеру, пр котором они не будут выходить за рамки границ сообщений (но тогда не будет видно подробностей в схемах).

 

Вот так баги и недоработки форума ограничивают творчество)) Видимо, все картинки подстраиваются не под смотрящего, а под 1920х1080... У меня монитор с этим размером и моя картинка из комментария выше вписывается идеально от края до края, если браузер развёрнут на всю ширину.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

 

Вот так баги и недоработки форума ограничивают творчество)) Видимо, все картинки подстраиваются не под смотрящего, а под 1920х1080... У меня монитор с этим размером и моя картинка из комментария выше вписывается идеально от края до края, если браузер развёрнут на всю ширину.

 

Так и у меня такое же разрешение экрана, но к сожалению картинки выходят за рамки. Решил вернуть первоначальный размер изображениям, лучше пусть будет более качественная схема, чем она будет просто укладываться в размеры и от неё не будет пользы.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
8 992
[EZI-Z]
Вики-гвардеец
7 690 публикаций
4 878 боёв

Это уже интересней. Расследования показало, что на моём Хроме не выходит за рамки, а на експоурере, который я забросил 100 лет назад выходит.

Попробуй нажми "контр+0". Возможно поможет))

Изменено пользователем OPK_HA_TAHKE

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

Я пользую яндекс браузер и изредка мазилу. И там и там размеры превышают. так что остановлюсь уже на крупном размере в ущерб красивости.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
17 публикаций
906 боёв

мне очень понравилось статья

 

 

Да статья реально хорошая,и оформлена круто.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
122
[FC]
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
648 публикаций
5 822 боя

Я пользую яндекс браузер и изредка мазилу. И там и там размеры превышают. так что остановлюсь уже на крупном размере в ущерб красивости.

 

 

Да статья реально хорошая,и оформлена круто.

Спасибо за оценку!!! :medal:

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×