Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
AlexLaki

Авианосцы типа «Лексингтон»

В этой теме 33 комментария

Рекомендуемые комментарии

Альфа-тестер
71 публикация

Авианосцы типа «Лексингтон» (Lexington class)

 

Тип «Лексингтон» (англ. Lexington class) — серия тяжёлых ударных авианосцев США 1920-х годов. Первые полноценные боевые авианосцы США, после экспериментального «Лэнгли», они были получены переоборудованием в19221927 годах двух кораблей из недостроенной серии линейых крейсеров одноимённого типа. В 1920-е — начале1930-х годов авианосцы типа «Лексингтон» считались одними из сильнейших в мире и составляли основу авианосного флота США и сыграли значительную роль в отработке концепции кораблей этого типа. Оба авианосца типа «Лексингтон» приняли активное участие во Второй мировой войне на начальном её периоде, являясь двумя из всего трёх авианосцев США, находившихся на Тихом океане к её началу. «Лексингтон» был потоплен японской авиацией в ходе сражения в Коралловом море 8 мая 1942 года. «Саратога» же, приняв участие в ряде сражений, пережила войну и была снята с вооружения и потоплена при испытаниях ядерного оружия у атолла Бикини 25 июля 1946 года.

 

"Лексингтон" и "Саратога"

 

4ea4966def2ed33aed15ce48ba58eb2c.jpeg

79b9f6842fca.jpg

a3ab41366f99.jpg

0c5d83bf8e056e87a63938367fda8dca.jpeg

0be8f5151696d02590d199dba1c4e72c.jpeg

 

История создания

 

После окончания первой мировой войны флоты стран-победительниц, особенно Англии, США и Японии, в ходе борьбы уже друг с другом за господство на морях продолжали раздуваться до невероятных размеров. Обеспокоенные ростом морских сил соседей как по Атлантике, так и по Тихому океану, США предложили созвать в 1921 году конференцию в Вашингтоне, чтобы ее решениями ограничить гонку морских вооружений. Именно этой конференции и обязаны своим появлением авианосцы «Лексингтон» и «Саратога».

 

По Вашингтонскому соглашению 1922 года большое количество устаревших линкоров и линейных крейсеров должно было пойти на слом, строительство большинства наиболее мощных кораблей следовало прекратить. Среди последних оказались и шесть американских линейных крейсеров, заказанных в 1916—1918 годах. Это были довольно нелепые корабли, не имевшие аналогов (с точки зрения их первоначальных проектов) по своему внешнему виду и расположению главных механизмов. Особенно причудлив был проект 1916 года. Желая получить 35-узловую скорость, которую тогда могли развить только эсминцы, американцы практически махнули рукой на броневую защиту.

 

Вашингтонская конференция не обошла вниманием и только что появившийся класс боевых кораблей — авианосцы. Им устанавливался предел стандартного водоизмещения 27 000 т и разрешалось нести орудия калибром не выше 203-мм (предельное число последних— 10). В виде исключения всем странам-участницам также разрешалось достроить в качестве авианосцев по два заложенных линкора или линейных крейсера — разумеется, при соблюдении лимита по общему тоннажу кораблей этого класса. При этом водоизмещение их могло быть до 33 000 т, но число 203-мм орудий — не более восьми.

Американцы решили не откладывать дело со строительством авианосцев в долгий ящик и немедленно воспользовались этим условием. Несмотря на развернувшуюся среди фирм борьбу за получение заказа на достройку, военно-морской департамент США логично решил достраивать корабли, находящиеся в большей степени готовности. Таковыми оказались «Лексингтон» (СС-1), строившийся на заводе «Бетлехем» в городе Куинси (готовность 33,8%), и «Саратога» (СС-3), строившийся на верфи «Нью-Йорк Шип», в городе Камден (готовность 35,4%). Первый перезаказали как CV-2 22 ноября, а второй — как CV-3 30 октября 1922 года. Обозначение СV для авианосцев США приняли приказом по флоту от 15 июля 1920 года, и номер CV-1 получил первый американский авианосец «Лэнгли», перестроенный из угольщика «Юпитер» в 1922 году.

 

При переделке проекта линейного крейсера в авианосец броню башен, барбетов, рубок сняли, оставив только броневой пояс по ВЛ и траверзы. Пояс имел длину 161,55 м, ширину 2,9 м и толщину 178 мм, которая на нижних 1,8 м (на «Саратоге» 2,14 м) уменьшалась до 127 мм на нижней кромке, и лежал на бетонной подкладке и 19-мм обшивке. Для повышения сопротивления снарядам ему придали 12-градусный наклон наружу. Однако из-за уменьшения осадки авианосца по сравнению с первоначальным проектом высоту пояса признали излишне большой, и около 0,3 м его верхней части сняли. Носовая траверзная переборка пояса имела толщину от 178 до 127 мм на нижней кромке, а кормовая была единой 178-мм толщины. Главная палуба, прикрывавшая погреба и механизмы, проходила по верхней кромке пояса и переборок и состояла из двух слоев специальной стали STS (Special Treatment Steel); верхний 32 мм, нижний 19 мм. Нижний слой проходил по всей ширине корпуса, а верхний доходил только до верхней кромки противоторпедной переборки (ПТП), и ширина его вдоль корабля несколько раз ступенчато изменялась. В районе КО у переборки между КО и МО в палубе имелись решетчатые отверстия для выхода дыма и газов от котлов, прикрытые сверху 19-мм плитами.

 

На высоте 6 м над полетной палубой, сразу за второй башней, находилась боевая рубка, полукруглая передняя стенка которой имела толщину 57 мм STS, а остальные плоские стенки — 51 мм. От рубки до броневой палубы шла коммуникационная труба с различными кабелями, имевшая толщину стенок 51 мм STS. Стены орудийных башен имели только 19-мм противоосколочное бронирование.

 

Система противоторпедной защиты включала шесть вертикальных переборок из конструкционной стали толщиной 13—19 мм, которые проходили вдоль корпуса на разной высоте и длине. Наиболее ответственные части корпуса защищались четырьмя переборками, проходившими от двойного дна до броневой палубы

 

После достройки корабли несли восемь 203-мм орудий Мк14 с длиной ствола 55 калибров в четырех башнях того же образца, что и на американских тяжелых (так называемых «вашингтонских») крейсерах, двенадцать зенитных 127-мм орудий Мк19 с длиной ствола 25 калибров (иногда указывается длина 21 калибр) в одиночных установках без щитов, сгруппированных по три в бортовых галереях под полетной палубой, и 4 салютных 57-мм пушки (позже две). Примерно в 1936 году «Лексингтон» и «Саратога» получили соответственно 28 и 16 12,7-мм пулеметов: на обоих 12 устанавливались поровну в четырех спонсонах под полетной палубой (ближе к оконечностям, чем 127-мм зенитки), 4 — на крышах верхних башен и надстройках, а остальные 12 на «Лексингтоне» располагались на площадке вокруг дымовой трубы.

 

Конечно, американцы погорячились, выбрав размеры своих авианос­цев, как и калибр их орудий, под раз­решенные пределы. Первые сложнос­ти возникли уже при спуске этих ко­раблей, тогда самых больших из ког­да-либо строившихся в США. Вес «Саратоги» вместе со спусковыми салаз­ками составил 25730 т, «Лексингто­на» — 26 897 т. Размеры акваторий под стапелями были ограничены, и эти гиганты, развив скорость при спуске до 8 м/с, могли врезаться в противо­положный берег (например, ширина реки Делавер в месте постройки «Саратоги» была всего 356 м). Тем не менее все прошло благополучно, хотя «Саратоге» для разворота вдоль рус­ла реки сразу после схода со стапеля пришлось отдать с левого борта шесть 10-тонных якорей, а «Лексингтону» для погашения инерции — использовать 12 пар цепных волокуш общей массой 140 т. Навигацию на реке Делавер в день спуска пришлось закрыть. Уже после достройки «Лексингтона» воз­никли опасения за его проход под раз­водным мостом Веймот Бридж на вы­ходе из гавани Куинси — расстояние между быками всего на 36 м превы­шало ширину корпуса. Но и на этот раз все обошлось.

Название

Номер

Судоверфь

Закладка

Спуск на воду

Вступление в строй

Судьба

Лексингтон
Lexington

CV-2

Bethlehem

8 января 1921

3 октября 1925

14 декабря 1927

потоплен японской авиацией 8 мая 1942

Саратога
Saratoga

CV-3

верфь флота в Нью-Йорке

25 сентября 1920

7 апреля 1925

16 ноября 1927

потоплен при испытаниях ядерного оружия 25 июля1946

После достройки оба корабля были идентичны и имели следующие размерения: 250,53 м — длина между пер­пендикулярами, 259,08 м — по ватер­линии (ВЛ) и 270,68 м — общая; 31,88 м —ширина по ВЛ, 32,13 м - по булям, 32,2 м — по полетной палубе, 32,7 м — общая с убранным бортовым рангоутом (сетки) и 39,63 м — с выва­ленным рангоутом; высота корпуса от киля до броневой палубы 9,8 м, до полетной 22,62 м, до верхней кромки трубы 46,7 м и до топа фок-мачты — 64,6 м. Водоизмещение (осадка): без нагрузки — 33 003 т (7,38 м), на испы­таниях - 38 725 т (8,45 м) и 38 967 т (8,62 м), полное - 47 700 т (9,9 м). В. 1945 году водоизмещение «Саратоги» достигло 48 552т, общая длина за счет свеса полетной палубы и площадок для зенитных автоматов в корме уве­личилась до 277,18 м (полетная палу­ба 274,67 м), а ширина по ВЛ за счет нового буля с правого борта возрос­ла до 34,05 м, что больше не давало ей возможности проходить Панамским каналом (33,52 м).

 

Форма полетной палубы во многом определялась об­водами корпуса, спроектированного для линейных крейсеров. Поэтому она заметно сужалась к форштевню, зна­чительно уменьшая полезную пло­щадь. В подводной части корпуса в носу имелся бульб для снижения со­противления на больших скоростях хода. Для уменьшения качки на длине 69,5 м проходили бортовые кили, меж­ду которыми имелось две пары доко­вых килей — внешние длиной 53,6 и внутренние 125,6 м. Очень интерес­ной особенностью проекта было на­личие над основными булями проти­воторпедной защиты (ПТЗ) еще допол­нительных булей, проходивших поверх броневого пояса по ВЛ на длине 168 м. Они не выполняли никакой за­щитной функции, но обеспечивали до­полнительный запас плавучести и, уве­личивая площадь корпуса по ВЛ, по­вышали остойчивость. Правда, в бою були легко пробивались любым ору­жием со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

Огромная длина делала докование этих кораблей серьезной проблемой, поскольку на момент их ввода в строй США располагали всего шестью до­ками подходящих размеров, и только два из них находились на Тихом океа­не: частный док компании Панамско­го канала в Бальбоа и док ВМФ в Перл-Харборе на Гавайских островах. В 1930 году специально для «Лекса» и «Сары» увеличили док на верфи ВМФ в Бремертоне, но лишь в 1938 году, когда началось строительство новых сухих доков длиной 305 м в различ­ных базах флота, эту проблему уда­лось решить.

 

При столь внушительных размерах корпуса авианосцы имели очень хоро­шее разделение на отсеки, которых насчитывалось под броневой палубой 484. Их внутренний объем мог вмес­тить 39 280 т морской воды. Самыми большими были два машинных отде­ления (МО) с эквивалентным объемом около 2300 т соленой воды каждое (кормовое чуть больше). По бокам МО шли 16 котельных отделений (КО) — по 8 на борт (эквивалентный объем 292 - 341 т).

 

Над броневой палубой, которая при нормальной нагрузке проходила чуть выше ВЛ, имелось пять межпалубных пространств, причем половину этой высоты занимал самолетный ангар — самое большое на 1927 год замкну­тое корабельное помещение в мире (площадь вместе с подъемниками 3115 кв.м при длине 129,2 м и ширине до 22,55 м). Ширина ангара огра­ничивалась присутствием дымоходов и вентиляционных шахт КО и местами для хранения шлюпок, но зато высота была рекордной — 6,4 м. Этот рекорд продержался до 1955 года, когда в строй вступил «Форрестол» (CVA-59). В корме за ангаром располагались мастерские (длина 33 и высота 5,1 м) по ремонту самолетов, моторов, раз­личных деревянных и металлических конструкций, оборудования, инстру­мента и торпед. Ниже ангара в корме находилось хранилище длиной 39 м для разобранных самолетов. Противо­пожарная переборка перед кормовым самолетоподъемником делила ангар на две части.

 

Полностью закрытый ангар стал новшеством, имевшим как плюсы, так и минусы. К последним относилась неизбежная концентрация паров лету­чего и взрывоопасного авиатоплива, что в конце концов и погубило «Лек­сингтон».

На полетной палубе с правого бор­та стояла пятиэтажная надстройка, огромная дымовая труба, сдвинутая относительно надстройки ближе к диа­метральной плоскости, чтобы освобо­дить место у борта для шлюпок, и че­тыре башни 203-мм орудий. Для ком­пенсации их веса большинство топ­ливных цистерн, которые по мере опо­ражнивания должны были заполнять­ся забортной водой, располагалось по левому борту. Однако в первые же месяцы войны выяснилось, что для сохранения остойчивости цистерны правого борта нельзя было заполнять до отказа, а цистерны левого —пол­ностью опоражнивать. Это значитель­но ухудшало дальность плавания — одну из главных характеристик дей­ствующих в океане авианосцев. Но во время ремонта в феврале — мае 1942 года «Саратога» получила с правого борта большой буль, что дало ей воз­можность использовать весь запас топлива. На более современных авиа­носцах вес надстройки компенсиро­вался свесом угловой полетной палу­бы с другого борта.

 

Внешне корабли сначала выгляде­ли практически одинаково. Сразу пос­ле вступления в строй «Леке» получил вдоль трубы (примерно посередине ее высоты) навесной мостик, связываю­щий пост управления полетами {в но­совой части трубы) с кормовым постом управления артогнем. У «Сары» такой мостик появился только в 1930 году. После этого пришлось нарисовать на ее трубе широкую вертикальную по­лосу черного цвета, чтобы хоть как-то отличать ее от систершипа, получив­шего горизонтальную полосу на верх­ней кромке трубы. Но пилотам такое средство идентификации помогало только при полетах на небольшой вы­соте, поэтому перед кормовым свесом на полетной палубе каждого авианосца пришлось большими белыми бук­вами написать его прозвище: «LEX» и «SARA» (на «Лексингтоне» одно вре­мя рисовали еще белый круг). Это летчикам понравилось, и в дальней­шем на полетных палубах всех аме­риканских авианосцев в носу и корме стали белой краской рисовать огром­ные цифры, соответствующие борто­вым номерам. Такая система иденти­фикации сохранилась во флоте США по настоящее время. Хорошо замет­ная на многих фотографиях «Сары» предвоенного периода большая белая буква Е на дымовой трубе не служила средством отличия от «Лекса». Такой знак на трубе (от английских слов «en­engineering» или «efficiency») имел пра­во носить корабль флота США, добив­шийся высоких успехов в эксплуата­ции энергетической установки и дру­гих механизмов. Нечто вроде: «ко­рабль с отличной БЧ-5».

 

В соответствии с предвоенными планами модернизации на обоих авиа­носцах собирались расширить в носу полетную палубу, усилить легкое зе­нитное вооружение и установить ста­билизирующий блистер с левого бор­та. Но эти работы постоянно отклады­вались или выполнялись постепенно. В результате только на «Лексе» в 1936 году расширили палубу, а навесной продольный мостик на трубе замени­ли расположенной выше площадкой с двенадцатью 12,7-мм пулеметами.

 

Бронирование и противоторпедная защита

 

При переделке проекта линейного крейсера в авианосец броню башен, барбетов, рубок сняли, оставив только броневой пояс по ВЛ и траверзы. Пояс имел длину 161,55 м, ширину 2,9 м и толщину 178 мм, которая на нижних 1,8 м (на «Саре» 2,14 м) уменьшалась до 127 мм на нижней кромке, и лежал на бетонной подкладке и 19-мм обшивке. Для повышения сопротивления снарядам ему придали 12-градусный наклон наружу. Однако из-за уменьшения осадки авианосца по сравнению с первоначальным проектом высоту пояса признали излишне большой, и около 0,3 м его верхней части сняли. Носовая траверзная переборка пояса имела толщину от 178 до 127 мм на нижней кромке, а кормовая была единой 178-мм толщины. Главная палуба, прикрывавшая погреба и механизмы, проходила по верхней кромке пояса и переборок и состояла из двух слоев специальной стали STS (Special Treatment Steel); верхний 32 мм, нижний 19 мм.Нижний слой проходил по всей ширине корпуса, а верхний доходил только до верхней кромки противоторпедной переборки (ПТП), и ширина его вдоль корабля несколько раз ступенчато изменялась. В районе КО у переборки между КО и МО в палубе имелись решетчатые отверстия для выхода дыма и газов от котлов, прикрытые сверху 19-мм плитами.

 

В корме для защиты гребных электродвигателей и рулевых машин имелась еще одна броневая платформа длиной 41,5 м, проходившая на 1,4 м ниже броневой палубы. На ширине 14,5 м (дальше в корму еще меньше) она была плоской, а с боков имела скосы под 45 градусов, что компенсировало отсутствие здесь бортовой брони. Нижний слой состоял из 19 мм STS, а верхний — 57 мм в плоской части и 95 мм на скосах. На кормовых 7,3 м платформа была без скосов, но под ней проходила 127-мм траверзная переборка закаленной поверхностью в нос, а в самой корме конец платформы прикрывался треугольной двухслойной плитой — 38 мм STS на 19 мм конструкционной стали.

 

На высоте 6 м над полетной палубой, сразу за второй башней, находилась боевая рубка, полукруглая передняя стенка которой имела толщину 57 мм STS, а остальные плоские стенки — 51 мм. От рубки до броневой палубы шла коммуникационная труба с различными кабелями, имевшая толщину стенок 51 мм STS. Стены орудийных башен имели только 19-мм противоосколочное бронирование.

 

Система противоторпедной защиты включала шесть вертикальных переборок из конструкционной стали толщиной 13—19 мм, которые проходили вдоль корпуса на разной высоте и длине. Наиболее ответственные части корпуса защищались четырьмя переборками, проходившими от двойного дна до броневой палубы. Глубина ПТЗ от внешней обшивки буля до внешней переборки КО в районе миделя достигала 4,78 м. По оценкам торпеда с 182-кг зарядом тринитротолуола производила разрушения на глубину 6 м, но данная ПТЗ выдерживала такой взрыв, ограничивая разрушения на радиусе 4,73 м, то есть результат был, что называется, на грани гарантии. С учетом роста заряда торпед эта ПТЗ не могла считаться надежной, что и подтвердилось опытом войны. Фактически эти корабли, как и другие авианосцы, при попадании торпед должны были больше полагаться на развитую систему обеспечения живучести, выучку экипажа и свои большие размеры.

 

Оценивая защиту «Лекса» и «Сары», можно сказать, что лучше было бы затраченный на корпусную броню вес использовать на усиление ПТЗ и бронирование полетной палубы, поскольку главную опасность для них представляли не снаряды, а торпеды и бомбы. Правда, против бронирования полетной палубы американские специалисты приводили веские аргументы. При большой высоте ангара, необходимой по американским стандартам для обслуживания самолетов, броневая полетная палуба, оказываясь высоко над ватерлинией, резко снижала остойчивость. Для действовавших в океане кораблей это было неприемлемо. К тому же повреждение броневой палубы, по мнению американцев, требовало ремонта на верфи, надолго выводя авианосец из строя. Опыт войны не дал однозначного ответа. Американцам неоднократно удавалось ремонтировать прямо в море поврежденные небронированные полетные палубы в течение буквально нескольких часов или даже минут, а англичане считали, что толстая наружная горизонтальная броня спасла от гибели не один их авианосец. Тем не менее последняя военная серия американских ударных авианосцев типа "Мидуэй» получила броневые полетные палубы.

 

Для исправления крена и дифферента корабли имели развитую систему контрзатопления, в которую были включены все водонепроницаемые отсеки под броневой палубой. Специальные таблицы содержали информацию о размере каждого отсека, влиянии его заполнения на крен, дифферент и осадку и о разнице весов топлива, пресной котельной и соленой забортной воды. Например, теоретически затопление всех КО одного борта вызвало крен 12,5 градуса и увеличение осадки носом на 0,53 м и кормой на 0,22 м. Для облегчения работы с ними таблицы сделали шестицветными. Цвет показывал принадлежность отсека к топливным, машинно-котельным, погребам и т.д., указывал, следовало ли его держать перед боем пустым или затопить. Кроме этого, существовал порядок использования топлива из тех или иных цистерн. Уникальной особенностью системы контрзатопления этих кораблей было то, что опоражнивание отсеков производилось л ибо перепусканием воды в соседний отсек, либо продувкой сжатым воздухом, как на субмаринах. Прямое откачивание воды насосами не производилось. Согласно диаграммам остойчивости при начальной осадке 8,45 м крен 5 градусов вызывал погружение в воду верхней кромки броневого пояса, 8 градусов — погружение верхней части буля, при 15 градусах вода доходила до нижнего ряда иллюминаторов. В ходе войны для повышения водонепроницаемости корпуса большинство иллюминаторов заделали.

0718aa6c1014d6c1574659f91847c027.jpeg

 

Авианосцы типа «Лексингтон» оснащались турбоэлектрической энергетической установкой. 16 водотрубных паровых котлов с нефтяным, системы Ярроу на «Лексингтоне» и «Уайт-Фостерер» на «Саратоге», размещались в индивидуальных отсеках вдоль бортов корпуса, по бокам от двух машинных отделений, в которых размещались четыре паротурбинных электрогенератора производства фирмы «Дженерал Электрик». Через четыре преобразователя постоянного тока в переменный, генераторы питали восемь гребных электродвигателей, работавших на четыре вала. Проектная мощность энергетической установки составляла 180 000 л.с, что обеспечивало бы авианосцам скорость в 33,25 узла, однако на сдаточных ходовых испытаниях «Лексингтон» развил 202 973 л.с. при скорости в 34,59 узла, а «Саратога» — 212 317 л.с. при 34,65 узлов. На испытаниях 1928 года, «Саратоге» удалось развить 212 702 л.с. и скорость в 34,99 узла.

Помимо главной энергетической установки, на авианосце имелось шесть вспомогательных парогенераторов мощностью по 750 кВт. Дым от котлов выходил через четыре дымопровода с каждой стороны, по правому борту объединявшиеся в одну дымовую трубу длиной 24,1 м и высотой 31,7 м, придававшую авианосцам типа «Лексингтон» характерный и легко узнаваемый облик. Общий вес главной энергетической установки достигал 7 100 т, а вместе со вспомогательной установкой и другими механизмами — 8 463 т. Нормальный запас пресной воды для котлов, составлявший 800 т, хранился в 20 отсеках двойного дна, а дополнительный запас в 1 177 т и 203 т воды для нужд экипажа хранились, соответственно, в 16 и 3 трюмных отсеках. Запас нефти изначально составлял 6 668 т. На «Саратоге» после модернизации в 1942 году, за счёт установки булей противоторпедной защиты, запас топлива был увеличен до 9 748 т. 

5b406ee7dbd179f5384efa8fe6311177.jpeg

 

Вооружение

 

Артиллерию главного калибра, предназначенную для самообороны авианосца, составляли восемь 203-мм пушекMk.14. Орудия Mk.14 имели длину ствола в 55 калибров / 11 176 мм и начальную скорость снаряда в 845 м/с. Пушки размещались в двухорудийных башенных установках, аналогичным предназначавшимся для тяжёлых крейсеров, за исключением отсутствия броневой защиты и располагавшимся линейно-возвышенно в оконечностях «острова». Установки орудий позволяли их наведение в вертикальной плоскости в пределах от −5° до +41°, что обеспечивало им дальность стрельбы до 29 км. Заряжание — раздельно-картузное, практическая скорострельность — до 5 выстрелов в минуту. В годы Второй мировой войны, в связи с изменившимися взглядами на применение авианосцев и для усиления авиационного вооружения все 203-мм артустановки с авианосцев были сняты, с «Саратоги» — в феврале, а с «Лексингтона» — в апреле 1942 года.

a7421ace634673838eab2b47de020c1d.jpeg

 

Зенитная артиллерия

 

Зенитную артиллерию дальнего действия на авианосце составляли двенадцать 127-мм пушек Mk.19. При длине ствола в 25 калибров / 3 175 мм, они обеспечивали снаряду начальную скорость в 644 м/с при дальности стрельбы по надводным целям до 13,3 км и досягаемости по высоте до 8,4 км. Орудия размещались в одиночных лафетных установках без броневого прикрытия, обеспечивавших им углы наведения от −5° до +85° и располагавшихся по три в спонсонах в носовой и кормовой части побортно. Скорострельность 127-мм орудий составляла до 6 выстрелов в минуту. «Саратога» в ходе ремонта в феврале 1942 года получила вместо башен главного калибра восемь новых 127-мм зенитных пушек Mk.32, размещавшихся в спаренных башенных установках. При длине ствола в 38 калибров / 4 826 мм, начальная скорость их снаряда составляла 792 м/с, а дальность стрельбы по горизонтали и досягаемость по высоте возросли, соответственно, до 16,65 км и 11,3 км. Значительно увеличилась и скорострельность, составившая до 10 выстрелов в минуту. Помимо этого, 127-мм Mk.19 «Саратоги» заменили на одиночных установок орудий Mk.30, идентичных по своим характеристикам Mk.32. Углы наведения всех новых установок остались прежними. «Лексингтон» же оставался с неизменным вооружением из двенадцати Mk.19 вплоть до своей гибели.

c6d0e3db9e8eda358424a31acdd79aae.jpeg

 

e5d24dafabac0f9a7c42bf69a653ccce.jpeg

 

Параметры и ТТХ

 

Водоизмещение-  33003 т сухое

                              38725 т стандартное

                              47700 т полное

Длина-                   270.68 м

Ширина-                32,2 м

Высота-                 22,62 мот киля до полетной палубы

Осадка-                 9,9 м при полном водоизмещении

Бронирование:     пояс: 127-178 мм/19°

                              траверзы: 127—178 мм

                              палуба: 19—51 мм
                              румпельное отделение: 19—127 мм
                              боевая рубка: 51—57 мм
                              орудийные башни: 19 мм

Двигатели:            16 водотрубных котлов типа «Бабкок—Уилкокс» или Ярроу
                              4 паротурбинных генератора

                              8 электродвигателей

 

Мощность-           212 000 л.с.

Движетель-          4 винта

Скорость хода-    34,6 узла максимальная

Дальность плавания-12000 миль на 14 узлах

Экипаж-                 штатно 1868 человек экипажа, в том числе 160 офицеров, более 3000 в поздние годы

         

Вооружение:

Артиллерия-                 4х2 203-мм/55 Mk.14

Зенитная артиллерия-12х1 127-мм/25 Mk.19
                                      4х57-мм салютных
 пушки

Авиационная группа- 63 самолета

                                    36 истребителей F3B-1

                                    18 торпедоносцев Т4М-1

                                     9 разведчиков O2U-1

 

Водоизмещение-  36000 т стандартное

                              47700 т полное

Длина-                   270.66 м

Ширина-                32,2 м

Высота-                 22,62 мот киля до полетной палубы

Осадка-                 9,75 м 

Бронирование:     пояс: 127-178 мм/19°

                              траверзы: 127—178 мм

                              палуба: 19—51 мм
                              румпельное отделение: 19—127 мм
                              боевая рубка: 51—57 мм
                              орудийные башни: 19 мм

Двигатели:            Четырёхвальная (16 водотрубных котлов с нефтяным отоплением системы «Уайт-Форстер»,

                              4 главных турбогенератора «Дженерал Электрик»,

                              четыре преобразователя постоянного тока в переменный и восемь электродвигателей)

 

Мощность-            210 000 л.с.

Движетель-           4 винта

Скорость хода-     34 узла максимальная

Дальность плавания-12000 миль на 14 узлах

Экипаж-                  3373 человек (1945 год)

         

Вооружение:

Артиллерия-            1944 год
                               4 × 2 — 127-мм,
                               8 × 1 — 127-мм

Зенитная артиллерия- 1944 год
                                23 × 4 — 40-мм «Бофорс»,
                                2 × 2 — 40-мм «Бофорс»,
                               16 × 1 — 20-мм «Эрликон»

Авиационная группа-  1944 год

                                 79 самолетов:

                                 27 истребителей F6F-3
                                 24 пикирующих бомбардировщика SBD-5
                                 18 торпедоносцев TBF-1

 

Изменено пользователем AlexLaki
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
71 публикация

d88eeaafaa4f23b0b2b8cebb2dd2a499.jpeg

3ecd970ffb1340ba12835c988a3db8ae.jpeg

c7b149f557ccc0e54341a294132a5fe2.jpeg a21ded809302372b4050749ca97276e3.jpeg 755876514e1563c84fa1d4719b8b986b.jpeg 890a8e1679457d9056fd3ab9e86eb138.jpeg d51fd5673217b764652a11c6b268d72c.jpeg f397b7777386b2311bbe3097b196887f.jpeg fd80344717d2e0300cb2917217f6826a.jpeg 2f7f1e6ac47572a3c9a476acb5132e01.jpeg

 

Изменено пользователем AlexLaki

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
71 публикация

К началу войны с Японией флот США располагал уже семью больши­ми авианосцами (не считая переде­ланного в авиатранспорт «Лэнгли»), из которых всего три находились на тихоокеанском театре: «Лексингтон» (командир — капитан 1 ранга Ф.Шер-ман) вместе с «Энтерпрайзом» ба­зировались на Перл-Харбор, а «Саратога» (капитан 1 ранга А.Дуглас) находилась в Сан-Диего.

Во время японской атаки Перл-Харбора 7 де­кабря 1941 года авианосцы под удар не попали. «Леке» 5 декабря был послан на атолл Мидуэй с дюжиной бомбардировщиковSB2U корпуса морской пехоты, а «Энтерпрайз» ушел неделей раньше с истребите­лями на атолл Уэйк. Когда первая волна японских самолетов уже бом­била корабли и береговые сооруже­ния в Перл-Харборе, соединение «Лексингтона» (флаг контр-адмира­ла Дж. Ньютона) находилось в 230 милях к востоку от цели назначения. Получив приказ срочно возвращать­ся, «Леке» на обратном пути принял участие в охоте за японскими под­водными лодками в районе Гавай­ских островов. Хотя самолетам «Энтерпрайза» и удалось 10 декабря потопить одну из них —«I-70», про­тиволодочное патрулирование было для авианосцев, пожалуй, самым рискованным делом.

Только вечером 11 декабря, ког­да стало ясно, что японское авианос­ное соединение вице-адмирала На-гумо ушло в метрополию, авианос­цам разрешили войти в Перл-Хар­бор. 15-го к ним присоединилась «Саратога» (флаг контр-адмирала О.Фитча), потратившая на переход из Сан-Диего 7 суток из-за бесконеч­ного противолодочного маневриро­вания. Пополнив запасы топлива, она спустя 26 часов вышла на первое боевое задание — доставку 18 истре­бителей «Буффало» на атолл Уэйк (2000 миль к западу от Перл-Харбо­ра), который подвергался атакам японских сил вторжения. Вышедшее в море 14 декабря соединение TF11 во главе с «Лексом» (в охранении 3 тяжелых крейсера и 5 эсминцев, флаг контр-адмирала У.Брауна) уда­ром по атоллу Джалиут (Маршалло-вы о-ва) должно было отвлечь вни­мание противника.

Пока оперативное соединение TF14 с «Саратогой» (флаг контр-ад­мирала Ф.Флетчера) шло со скорос­тью своего самого тихоходного транспорта (12,75 уз.), проводя до­заправку в море, с севера к Уэйку на полном ходу приближалась японская 2-я дивизия авианосцев («Хирю» и «Сорю»). Японские самолеты нане­сли удар по атоллу, когда соедине­ние TF14 было еще в 700 милях от него. В это время соединению TF11 после уточнения разведданных об отсутствии базы противника на Джа-лиуте приказали идти на соединение с «Саратогой».

Гарнизон Уэйка, так и не дождав­шись помощи, капитулировал 23 де­кабря, и обоим соединениям при­шлось возвращаться в Перл-Харбор. Имевшая шансы на успех операция провалилась из-за недостатка ин­формации и неверной оценки обста­новки. На борту «Лекса» и «Сары», в первый и последний раз действовав­ших вместе, находилось 72 пикиров­щика, 39 торпедоносцев и 37 истре­бителей (правда, 27 из них были ус­таревшие «буффало»). А уже потре­панные над Перл-Харбором авиа­группы «Хирю» и «Сорю» имели все­го 108 самолетов.

Когда на театр прибыл четвертый авианосец «Йорктаун», контр-адми­рал Флетчер перенес флаг на него, a TF14 стал командовать вице-адми­рал Х.Лири. В это время все уста­ревшие истребители заменили новы­ми «уайлдкэтами» F4F-3, количест­во которых на каждом авианосце довели до 20. Понимая, что после катастрофы в Перл-Харборе Тихо­океанский флот США безнадежно ус­тупает японскому и ни о каком гене­ральном сражении для завоевания господства на море не может быть и речи, новый главнокомандующий адмирал Честер У.Нимиц разработал так называемую тактику «кусай и беги». В соответствии с ней четыре оперативных соединения во главе с авианосцами должны были наносить внезапные удары самолетами по ба­зам и местам высадки десантов про­тивника с быстрым последующим отходом.

 

514d3c41b7fce6c6c9a15990614d4676.jpeg

 

Небольшая лодка спасает экипаж линкора «Западная Вирджиния» после японской бомбардировки Перл-Харбор, Гавайи, 7 декабря 1941 года. Двое мужчин можно увидеть на надстройке, слева в верху. На заднем плане видны мачту линкора «Теннесси»

 

Служба Авианосца "Саратога"

Битва у атолла Мидуэй

 

Когда американское командова­ние начало готовить свои авианосные силы для отражения ожидаемой атаки японцев у атолла Мидуэй, на «Саратоге» все еще заканчивали ре­монт в Бремертоне. Несмотря на все принятые меры по ускорению ее вво­да в строй, «Сара» смогла выйти в море только за день до битвы, при­быв в Перл-Харбор, когда сражение шло к своему завершению. Зато авиагруппе «Саратоги», с января на­ходившейся на базе Канеохе в Перл-Харборе, повезло больше. Вернув­шийся после битвы в Коралловом море поврежденный «Йорктаун» ост­ро нуждался в пополнении своих эс­кадрилий. Пока авианосец срочно ремонтировали, командование ре­шало вопрос об укомплектовании его самолетами и экипажами.

Опыт боев показал, что в атаках на японские соединения важную роль играет не столько мастерство отдельных пило­тов, сколько их слетанность и взаи­мопонимание. К тому же нужно было дать отдых летчикам, выдержавшим тяжелые бои в Коралловом море. Поэтому решили перевести на «Йор­ктаун» в полном составе три эскад­рильи с «Саратоги»: бомбардировоч­ную VB-3 капитана 3 ранга М.Лесли, торпедоносную VT-3 капитана 3 ран­га Л.Месси и истребительную VF-3 капитана 3 ранга Дж.Тэча.

За про­шедшие пять месяцев вынужденно­го бездействия только «Донтлессы» из VB-3 выходили в море — на корот­кое время они подменили бомбарди­ровщики «Энтерпрайза» при обеспе­чении налета самолетов В-25 пол­ковника Дулиттла на Токио. По-раз­ному сложилась судьба самолетов авиагруппы CVG-3 в сражении с главными авианосными силами япон­цев у атолла Мидуэй 4—5 июня. Де­сять из 12 «дэвастейторов» эскадри­льи VT-3 погибли в самоотверженной атаке на соединение адмирала Нагумо, так и не добившись попаданий. Зато отличились 17 «донтлессов» капитана 3 ранга Лесли. Несмотря на то, что еще на подходе к цели 4 ма­шины из-за неисправности новых электроконтакторов взвода потеря­ли свои бомбы, остальные смогли уничтожить авианосец «Сорю», ата­ковать линкор и эсминец без единой потери со своей стороны.

Правда, вернуться на свой новый авианосец им не удалось. Ответными ударами японцы повредили «Йорктаун», кото­рый пришлось оставить. Все «Донтлессы», кроме самолета комэска, совершившего вынужденную посад­ку у борта крейсера «Астория», сели на «Энтерпрайз» и «Хорнет». Четыр­надцать из них, поднявшись уже с палубы «Энтерпрайза», 5 июня при­няли участие в потоплении послед­него из четырех авианосцев Нагумо — «Хирю». Вот так убедительно самолеты «Саратоги» спустя полго­да взяли реванш у 2-й дивизии япон­ских авианосцев за несостоявшую­ся встречу у атолла Уэйк. Более того, дорвавшись до дела, «Донтлессы» с «Леди Сары» на следующий день внесли свою лепту в атаки на тяже­лые крейсера «Микума» и «Могами», которые ночью столкнулись друг с другом и поэтому не смогли вовре­мя скрыться от вездесущих амери­канских пикировщиков. В результа­те трех налетов «Микума» погиб, а его серьезно поврежденный пятью прямыми попаданиями систершип с трудом добрался до базы.

9fa5e04b6807633da5fe7e606b66e9e8.jpeg

8 июня «Саратога» (флаг контр-адмирала О.Фитча, командир капи­тан 1 ранга В.Де Рамсей) в 300 ми­лях от Оаху встретила возвращав­шиеся с победой авианосцы контр-адмирала Р.Спрюэнса и передала на «Энтерпрайз» и «Хорнет» 34 само­лета, чтобы отчасти компенсировать потерю их 64. После возвращения в Перл-Харбор авианосцы в течение трех недель занимались переформи­рованием своих эскадрилий и тре­нировками летного состава нового пополнения. «Сара» в составе TF11 выходила в море для переброски на Мидуэй дополнительных самолетов.

 

7 июля она вышла из Перл-Харбора, чтобы принять участие в под­готовке к первой широкомасштабной операции — вторжению на о.Гуадалканал. Спустя два дня за ней после­довал «Энтерпрайз», а «Хорнет» ос­тался в районе Гавайских островов, чтобы прикрывать Мидуэй от воз­можной атаки оставшихся японских авианосцев, в первую очередь от «Сёкаку» и «Дзуйкаку».

26 июля силы прикрытия, сведенные в соединение TF61, куда вошли «Сара» под фла­гом вице-адмирала Флетчера, «Эн­терпрайз» (контр-адмирал Т.Кинкейд) и недавно прибывший из Атлантики «Уосп» (контр-адмирал Л.Нойз), встретились с силами втор­жения в 400 милях от островов Фид­жи и взяли курс на Соломоновы ост­рова.

 

Операция «Уотчтауэр» началась 7 августа. Истребители и пикиров­щики «Саратоги» действовали по бе­реговым позициям и недостроенно­му аэродрому японцев на о.Гуадалканал, а новые торпедоносцы-бом­бардировщики «Эвенджер» произво­дили разведку, на обратном пути ата­ковав цели на о.Флорида. После ги­бели у Мидуэя почти всех самоле­тов эскадрильи VT-3 «эвенджеры» составили в авиагруппе CVG-3 эс­кадрилью VT-8. При отражении атак японской авиации из Рабаула истре­бители «Сары» сбили 2 «бетти», 10 «вэлов», повредили еще 4 самоле­та, из них 2 «зеро», сами потеряв 5 машин сбитыми и 2 поврежденными.

После закрепления десанта на берегу вечером 8 августа авианосцы отошли, чтобы, не подвергаясь риску атак береговой авиации, дождать­ся прихода японских кораблей, которые теперь стали их главной целью. Противник не заставил себя долго ждать, и 16 августа из Внутреннего моря для обеспечения пере­броски войск на о.Гуадалканал вы­шли мощные силы японского Соеди­ненного флота: авианосцы «Сёкаку», «Дзуйкаку» и «Рюдзё» (74 «зеро», 52 «кейта», 53 бомбардировщика «Вэл» и «Джуди»), 3 линкора, 9 тяжелых крейсеров (в Рабауле имелось еще 4), гидроавиатранспорт «Читосе» (22 гидросамолета типов Е13А1 и F1М2), большое количество эсмин­цев и других кораблей.

В районе Соломоновых островов находилось три американских соеди­нения во главе с авианосцами: TF11 («Саратога»), TF16 («Энтерпрайз») и TF18 («Уосп»). Любые два по числу самолетов превосходили силы про­тивника, но японцы имели значитель­ное преимущество в дальности дей­ствия своих ударных групп (на 100 миль) и располагали еще десятью гидросамолетами с тяжелых крейсе­ров «Тоне» и «Тикума», пилоты кото­рых были признанными асами раз­ведки, прошедшими с авианосным соединением Нагумо весь его путь от Перл-Харбора до Мидуэя. В таких условиях даже самолеты с «Читосе» японцы могли использовать в каче­стве ударных.

В 10.40 23 августа разведыватель­ная «каталина» обнаружила в 300 милях к северу от Гуадалканала японские транспорты. Спустя три часа транспорты повернули на обратный курс, но сообще­ние об этом достигло Флетчера слишком поздно.

В 15.10 ударная группа «Саратоги» из 31 SBD-3 с 454-кг бомбами и 6 TBF-1 с торпе­дами вылетела для атаки противника. Один «эвенджер» из-за неполадок в мо­торе вернулся на авианосец, но остальные, бесцельно по­тратив время и топливо на поиски японцев, вечером были вынуждены сесть на аэродром Хендерсон Филд на о.Гуадалканал. Положе­ние Флетчера стало неза­видным. Ему пришлось от­править 18-е оперативное соединение на заправку топливом, и до 10.00 24 ав­густа — самого оптимистич­ного срока возвращения самолетов на «Саратогу» с Гуадалканала — он лишился почти половины своей удар­ной авиагруппы. На двух авианосцах осталось 72 ис­требителя F4F-3, 41 бомбар­дировщикSBD-3, 25 торпе­доносцев TBF-1.

Утром 24 августа авиа­разведка обнаружила «Рюдзе» и тяжелый крейсер «Тоне». Дождавшись воз­вращения своих самолетов с острова и разведки, в 14.15 «Са­ратога» подняла в воздух 30 SBD и 8 TBF для атаки «Рюдзё», самолеты ко­торого уже бомбили аэродром Хен­дерсон Филд. В полете группу «Саратоги» пытались перенацелить на обнаруженные «Сёкаку» и «Дзуйка­ку», но ведущий не смог найти цель.

В 16.20 22 SBD и 5 TBF начали атаку «Рюдзё», а 7 SBD и 2 TBFотдели­лись для атаки «Тоне» (два самоле­та вернулись из-за неполадок в мо­торах). Первые 15 пикировщиков не добились прямых попаданий — толь­ко 8 близких разрывов. Поэтому ве­дущий авиагруппы капитан 2 ранга Фелт приказал прервать заход на крейсер и всем атаковать авианосец. За его самолетом, добившимся пер­вого попадания, последовали 13 «донтлессов», положивших на палубу «Рюдзё» еще три бомбы и несколь­ко у самого борта. Поднявшиеся над целью клубы дыма затруднили атаку торпедоносцам, но и те добились по­падания одной торпедой.

Жестоко поврежденный «Рюдзё» сразу после атаки, в которой не был сбит ни один самолет, был оставлен экипажем и затонул спустя шесть часов с боль­шим креном на правый борт и диф­ферентом на корму, Возвращавшие­ся после атаки SBD с «Саратоги» сбили шесть «вэлов» из числа самолетов, успешно отбомбившихся по «Энтерпрайзу».

С учетом сбитых ут­ром разведчиков самолеты «Сары» уничтожили в тот день девять машин противника без потерь со своей сто­роны. Вечером, приняв на свою палубу и самолеты поврежденного «Энтерпрайза» (один оригинал из VT-3 на «эвенджере» попытался ночью все-таки сесть на его развороченную па­лубу и, естественно, разбился), «Са­ратога» сумела выпустить еще 2 SBD и 5 TBF, которые уже в сумерках ата­ковали соответственно «Читосе» (се­рьезные повреждения от бомб, крен в 30 градусов) и крейсера (без по­паданий).

Этими атаками закончи­лась так называемая битва у Восточ­ных Соломоновых островов. Потери американцев составили 17 самоле­тов (7 сбито, 7 разбилось при вынуж­денных посадках и 3 сброшены за борт с «Саратоги» как не подлежа­щие ремонту) и экипажи двух торпе­доносцев — мизерная цена за потоп­ленный авианосец и 70 уничтожен­ных с большинством экипажей япон­ских самолетов.

dc8c13bf39427e6f41ec3b5e05801bf8.jpeg 

 

Прикрытие кон­воев на о.Гуадалканал

 

После ухода «Энтерпрайза» на ре­монт, «Саратога» и «Уосп» остались в этом же районе для прикрытия кон­воев на о.Гуадалканал с воздуха. Но большую угрозу представляли под­водные лодки. Самолеты авианос­цев, вынужденных находиться в ма­невренном мешке размером всего 170x70 миль, еже­дневно загоняли под воду японские субмарины, кото­рые наводились летающими лодками Н6К. На рассвете 31 августа в 250 милях к юго-востоку от Гуадалканала «Саратога», идущая со своим охранени­ем противолодочным зигза­гом на скорости всего 13 узлов (в связи с тем, что со­провождавшим ее эсминцам нужно было экономить топ­ливо), получила торпеду с японской подлодки «I-26».

Лодку обнаружили за 4 часа до атаки на дистанции 30 миль, но приняли за неболь­шой надводный корабль, не представлявший никакой опасности. Торпеда попала в кормовую часть буля пра­вого борта, затопив одно КО полностью и одно частично. Жертв не было, только 12 матросов получили ранения. Спустя две минуты «Сара» увеличила скорость, чтобы избежать попаданий других торпед, но через пять минут из-за прогрессирующего за­топления произошло корот­кое замыкание в цепи турбоэлектрического привода, и корабль лишился хода.

Первоначальный крен в 4 градуса ис­правили в течение двух часов, ко­рабль даже смог дать ход 6 узлов, но всего в 10 милях от места атаки снова остановился. «Сару» взял на буксир крейсер «Миннеаполис», а 21 ее бомбардировщик и 9 торпедонос­цев перелетели на аэродром о.Ну­меа. Находившиеся в воздухе само­леты сели на подошедший «Хорнет». Буксировка продолжалась до 16.37, после чего, спустя 9 часов с момен­та атаки, «Саратога» смогла дать 12-узловый ход.

6 сентября после 62-суточного пребывания в море она пришла на базу атолла Тонгатабу. Здесь контрзатоплением ей прида­ли крен 9,5 градуса на левый борт, чтобы водолазы смогли осмотреть пробоину. Затем авианосец ушел в Перл-Харбор на ремонт, продолжав­шийся до конца ноября (замена 28-мм автоматов на 40-мм, дополнительные 20-мм «эрликоны»).

Когда «Саратога» вернулась в строй, кроме нее на Тихом океане у американцев уцелел толь­ко «Энтерпрайз» («Уосп» и «Хорнет» погибли). Во главе с ними были орга­низованы оперативные соединения TF16 контр-адмирала Де Рамсея («Сара», крейсер ПВО и 4 эсминца) и TF11 контр-адмирала Ф.Шермана.

Еще одно соединение - ТР18 образова­ли вокруг двух новых эс­кортных авианосцев «Ченанго» и «Сьювани». Соединение TF16 приня­ло участие в последних операциях на Гуадалканале. Действуя к югу от острова, 23 января 1943 года «Саратога» подня­ла ударную группу из 24 «донтлессов», 17 «эвенджеров» и 18 «Уайлдкэтов», которая после промежуточной посадки на Хендерсон Филд на следующий день пере­пахала 23 тоннами бомб японский аэродром на о.Вила.

 

Бегство японских войск с Гуадаканала

 

Конец января озна­меновался ожесточен­ными ночными атаками базовых торпедоносцев на амери­канские соединения, и истребители «Саратоги» получили первые навы­ки ночного патрулирования. Импера­торский флот готовился к эвакуации японских войск с Гуадалканала, поэ­тому любым путем стремился осла­бить морские силы противника. Аме­риканское командование опасалось, что японцы сумеют отремонтировать поврежденные в осенних боях авиа­носцы, пополнить их разбитые авиа­группы и привлечь к последней опе­рации у Соломоновых островов в ко­личестве не менее пяти единиц (2 ударных и 3 легких). В этом случае «Энтерпрайзу» и «Саратоге» при­шлось бы очень тяжело.

Эскортные авианосцы были слишком тихоход­ны (19 узлов) для совместных дей­ствий, а их общая авиагруппа из 29 истребителей и 32 ударных самоле­тов имела бы ценность, если бы взлетала с одной полетной палубы. А так ее едва хватало для самообо­роны. Как же резко изменились так­тические взгляды по сравнению с 20-ми годами, когда считалось, что два малых авианосца лучше одного боль­шого! Но японцам из-за нехватки летчиков не удалось ввести в строй «Сёкаку» и «Дзуйкаку», а использо­вать одни легкие авианосцы они не рискнули, обеспечив эвакуацию только легкими силами и базовой авиацией.

 

Весь февраль «Саратога» и «Энтерпрайз» оставались в южной час­ти Тихого океана, а затем последний ушел на длительный ремонт. «Сара» же начала подготовку к новым опе­рациям, в ходе которых планирова­лось освободить от японцев острова в центральной части океана. Учиты­вая нехватку быстроходных авианос­цев, американское командование по­просило их «взаймы» у англичан, пока не вступят в строй новые кораб­ли типа «Эссекс».

Союзники пошли навстречу, и в феврале 1943 года че­рез Панамский канал на Тихий океан перешел «Викториес» — авианосец с бронированной полетной палубой, прошедший ремонт и оснащение на верфи флота США в Норфолке. Пол­ностью перевооружить «англичани­на» на «Донтлессы» и «эвенджеры» оказалось невозможным: первые, не имея складывающихся крыльев, не умещались на подъемниках «Викториеса», а вторые были слишком тя­желыми для английских тросовых аэрофинишеров. Поэтому «Виктори­ес» нес три истребительные эскад­рильи (по 12 F4F-4 в каждой) и толь­ко одну ударную из 15 «эвенджеров». Весь переход до Перл-Харбора и за­тем еще два месяца на корабле ин­тенсивно проводились тренировки пилотов и техников. В апреле 1943 года один из «эвенджеров» все-таки разбился при посадке, и авианосец пришлось около месяца ремонти­ровать на верфи.

Только 8 мая «Вик­ториес» наконец-то смог выйти из Перл-Харбора, подготовлен­ный для участия в авиа­носных операциях в со­ответствии с американ­скими требованиями. Спустя 9 суток он при­был в базу Нумеа, где был включен в состав TF14, куда входила и «Саратога» (капитан 1 ранга Дж.Кассади). Во время перехода соеди­нения в Коралловое море и затем в течение месяца оба авианосца проводили совместные учения. В результате выяснилось, что лучше всего «Викториес» под­ходит для роли «истре­бительного авианосца», а все ударные самолеты — 72 «донтлесса» и «эвенджера» приняла «Саратога», на которой для ПВО осталось только 12 «Уайлдкэтов». 

Оба авианосца с 27 июня по 25 июля приняли участие в операции «Тоунзйл» — высадке на о.Новая Джорджия. Их оперативная группа TG36.3, куда также входили два но­вых линкора типа «Индиана», обес­печивала дальнее прикрытие сил вторжения. На этот раз ни одного корабля или самолета противника встречено не было. Тяжелые япон­ские корабли были явно не располо­жены к активным действиям. Поэто­му 31 июля «Викториес» ушел через Гавайи, Сан-Диего и Панамский ка­нал в метрополию, передав пять из своих «эвенджеров» на «Саратогу». где они составили резерв.

 

http://www.britishpathe.com/video/ships-at-sea-indian-ocean/query/saratoga

 

Операция по захвату о.Бугенвиль и островов Гильберта

 

Следующий всплеск активности «Саратоги» пришелся на осень. 1—2 ноября в рамках обеспечения опера­ции по захвату о.Бугенвиль опера­тивное соединениеTF38 контр-адми­рала Ф.Шермана, куда входили «Са­ратога», новый легкий авианосец «Принстон», два крейсера ПВО и 10 эсминцев, проводило налеты на бли­жайшие японские аэродромы на ост­ровах Бука и Буна.

Очевидно, самой удачной опера­цией «Леди Сары» стали налеты 5 и 11 ноября на Рабаул, куда японцы, пытаясь задержать продвижение американцев, стянули мощные крей­серские силы. Хотя соединение «Са­ратоги» уже задействовали в сле­дующей операции «Гальваник», про­водимой силами 5-го флота вице-адмирала Р.Спрюэнса, формально оно еще подчинялось командующе­му 3-м флотом адмиралу У.Холси, который и решил напоследок его использовать. В первом налете уча­ствовали 33 новых истребителя F6F-3 «Хеллкэт», 22 пикировщика послед­ней версии SBD-5, 16 торпедонос­цев TBF-1 «Эвенджер» и еще 19 «хеллкэтов» и 7 «эвенджеров» с «Принстона».

Хотя ни один из стоявших на якоре японских кораблей по­топить не удалось, удар по силам вторжения был полностью париро­ван: поврежденные тяжелые крейсе­ра, кто в тот же день, а кто позже, ушли в Трук. «Атаго» от близких раз­рывов трех 227-кг бомб потерял 22 человека убитыми, 64 ранеными и принял много воды. На «Такао» пря­мым попаданием бомбы повредило две башни главного калибра и уби­ло 23 человека, а на «Майя» прямое попадание вызвало сильнейший по­жар, с которым пришлось бороться несколько дней (убитых— 17, ране­ных — 60).

Серьезные повреждения получил «Могами» (прямое попада­ние бомбы, повреждены две башни, затоплены погреба, пожары), по­вреждены легкие крейсера «Агано» и «Носиро», а также эсминец «Фудэинами» (невзорвавшейся торпе­дой). При отражении атаки японцы сбили 5 «хеллкэтов» и 5 «донтлессов». Второй удар смогли нанести только 11 ноября, что дало возмож­ность поврежденным кораблям ус­кользнуть из Рабаула. Результаты, на которые повлияла и плохая погода, оказались скромнее: поврежден лег­кий крейсер и 4 эсминца. Но в тот же день Рабаул атаковало и другое авианосное соединение, добившее­ся попаданий в японские корабли.

 

При подготовке к новой широко­масштабной операции «Гальваник» по захвату островов Гильберта флот США уже располагал достаточным количеством новых быстроходных авианосцев, но огромный боевой опыт «Саратоги» не позволил коман­дованию пренебречь ее услугами. В составе быстроходного авианосного соединения TF50 «Саратога» своей допотопной надстройкой и огромной трубой выделялась, по выражению известного историка С.Э.Морисона, как «парусный линкор XIX в. среди первых броненосцев». Корабли опе­ративного соединения TF38 образо­вали вспомогательную авианосную группу TG50.4 под командованием контр-адмирала Ф.Шермана, в зада­чи которой входило нанесение уда­ров по японским базам на атолле Науру и воздушное прикрытие кон­воев на атоллы Макин и Тарава.

После этой операции «Сара» про­шла текущий ремонт на верфи «Хантерэ Пойнт», а после него с 29 янва­ря по 4 марта 1944 года приняла участие в операции «Катчпоул» по захвату Маршалловых островов, вместе с «Принстоном» и новым авианосцем «Лэнгли» обеспечивая удары по базам и воздушное прикры­тие высадки десанта на атолл Эниветок 17 февраля.

С марта по май «Саратога» отда­вала долг за «Викториес», входя в состав английского флота в Индий­ском океане- Она действовала в со­ставе соединения, включавшего авианосец «Илластриес», линкоры «Вэлиент», «Куин Элизабет», «Ринаун», французский «Ришелье» и дру­гие британские, голландские и ав­стралийские корабли. 19 апреля авиация «Саратоги» (11 TBF-1, 18 SBD-5 и 22 F6F-3) вместе с самоле­тами «Илластриеса» нанесли удар по японской базе на о.Сабанг и, унич­тожив два небольших транспорта, 24 самолета на земле и нефтехранили­ща, надолго вывели порт из строя. Потеряли всего один «хеллкэт», пи­лота с которого подобрала подлод­ка. Ответный налет торпедоносцев «Бетти» «хеллкэты» отразили, сбив трех из них без потерь со своей сто­роны.

После возвращения в Тринкомали «Саратогу» пришлось отозвать на ремонт в США, но ее переход на вос­ток решили совместить с ударом по стратегическим запасам авиабензи­на в Сурабайе (о.Ява). 19 мая вмес­те с «барракудами» и «корсарами» «Илластриеса» 45 ее «эвенджеров», «донтлессов» и 20 «хеллкэтов» на­несли два удара: по складам, по верфям и гавани порта. Внезапность сно­ва была полной, хотя из кораблей по­топить удалось только небольшой транспорт. После этого «Сара» с тре­мя своими эсминцами вернулась в Перл-Харбор. Оттуда она ушла в Бре­мертон, где в июне — сентябре прохо­дила ремонт и переделку в авианосец для ночных операций {кроме прочего оборудования, установлены две гид­равлические катапульты). Затем до декабря на ней проходили подготовку ночные летчики.

Когда началась высадка десанта на о.Иводзима, «Сара» снова встала в строй, войдя вместе с «Энтерпрайзом» в оперативную группу TG58.5 уже ставшего знаменитым соединения TF58 вице-адмирала Марка Митшера. Командовал кораблем капитан 1 ранга Л.Мебус. Оба авианосца 10 февра­ля в составе соединения вышли из Улити, 16-го их самолеты бомбили район Токио, а 17-го принимали учас­тие в налете на Иокогаму. Затем обо­их ветеранов выделили для непосред­ственной поддержки десанта на Иводзиму. 21 февраля 1945 года «Саратогу», обеспечивавшую воздушное при­крытие десанта отдельно от своей группы и имевшую в охранении всего три эсминца, атаковали камикадзе. В 16.59 был открыт огонь по вывалив­шимся из облаков шести японским самолетам. Первые два, уже будучи сбитыми, упали в воду у самого бор­та, а их бомбы взорвались внутри ко­рабля. Бомба с третьего самолета по­пала в якорный шпиль, разрушив по­рядочный кусок полетной палубы в носу, где на катапультах стояли гото­вые к старту два очередных истреби­теля. Четвертый самолет сбили на без­опасном расстоянии, но пятый врезал­ся в левую катапульту, а шестой, весь объятый пламенем, ударил в кран пе­ред надстройкой, причем обломок это­го самолета упал в артиллерийскую галерею № 1. Все это произошло в течение трех минут с 17.00 по 17.03. Начались сильные пожары, скорость корабля снизилась до 25 узлов.

К 18 часам пожары в ангарной па­лубе, а через 12 минут в бортовых тан­ках удалось погасить, 12-метровую подводную пробоину с правого борта в корме прикрыли пластырем. Прием самолетов прекратили, пока с палубы не сбросили горящие машины. Но в 18.46 налетели еще пять камикадзе. Четыре из них удалось сбить доста­точно далеко от корабля, однако пя­тый сбросил бомбу, взорвавшуюся на полетной палубе (отверстие диамет­ром 7,6 м), а сам упал за борт.

Тем не менее раненная в семи местах «Сара» с 20.15 снова начала принимать свои самолеты на кормовую часть палубы, но для их запуска приходилось идти задним ходом, поскольку взлетать они могли теперь только с кормы. Трид­цать шесть самолетов сгорели или были сброшены за борт, еще шесть сели на воду и утонули, 123 члена эки­пажа были убиты и пропали без вес­ти, 192 — ранены. То, насколько слож­ным выглядело положение «Саратоги» со стороны и насколько ее экипажу удалось быстро справиться с повреж­дениями, хорошо характеризует опи­санный С.Морисоном эпизод. Моло­дой пилот с одного из конвойных авиа­носцев, по ошибке посадивший свой самолет на палубу «Леди Сары», ска­зал подошедшему матросу палубной команды: «Здорово! Я очень рад, что сел к вам, а не на «Саратогу». Там — сущий ад». На что получил спокойный ответ: «Получше посмотри вокруг себя, браток. Ад —здесь!» По прика­зу адмирала Р.Спрюэнса «Саратога» ушла на Эниветок, а затем на Запад­ное побережье США.

В ходе ремонта на верфи ВМФ Пьюджет Саунд, Бре­мертон, с марта по май 1945 года «Са­ратога» получила новый увеличенный носовой подъемник, что позволило ей проводить обучение летчиков на но­вейших самолетах. После победы в войне корабль срочно переоборудо­вали для перевозки войск, устроив до­полнительные помещения на 4000 че­ловек в кормовой части ангара.

 

Последняя вахта "Леди Сары"

 

В 1946 году заслуженный авиано­сец вместе с множеством других ус­таревших и трофейных кораблей вы­брали в качестве мишени для прове­дения испытаний атомных бомб у атол­ла Бикини. Первый взрыв бомбы «Эйбл» не нанес «Саратоге» сущест­венных повреждений, но следующий подводный взрыв «Бэйкер» 25 июля свалил ее огромную трубу на полетную палубу, разорвал обшивку под­водной части корпуса и вызвал рез­кое погружение кормы. Поскольку от­качивать воду на зараженном радиа­цией корабле было некому, он посте­пенно заполнился водой и в тот же вечер затонул.

997339ed97f6258a83be37a7748d733e.jpeg

Первый атомный взрыв на расстоянии 2070 м от эпицентра воздушного взрыва Эйбл 23 килотонны на высоте 158 м

d313a5032d488368a484a29339aa9dd5.jpeg

Второй подводный взрыв атомной бомбы на расстоянии 360 м от эпицентра подводного взрыва Бэйкер 23 килотонны на глубине 27 м.

11749b8e61a01cc6cfc538d47bbeff31.jpeg

"Саратога" после второго атомного взрыва, волны пригнули к палубе дымовые трубы и часть командного мостика

 

Как и в случае с «Лексингтоном», имя знаменитого авианосца унаследо­вал его преемник — корабль типа «Форрестол», вступивший в строй в 1956 году. «Саратога-2» (CV-60) пол­ным водоизмещением в 80 тыс. т по сей день является одним из крупней­ших боевых кораблей мира.

Изменено пользователем AlexLaki

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
71 публикация
Изменено пользователем AlexLaki
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
6 публикаций
140 боёв

Хоть бы писали максимальное количество самолетов. 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
71 публикация

Хоть бы писали максимальное количество самолетов. 

«Саратога» вошла в состав флота 16 ноября 1927 года. При­мерно через месяц, 14 декабря, завершил приемные испы­тания «Лексингтон». Каждый из них имел на борту по 4 эс­кадрильи, общая численность которых равнялась 72 самоле­там. Контр-адмирала Джозефа М. Ривза, командующего воз­душными силами Линейного Флота, это число не удовлет­воряло. Вскоре после того, как авианосцы поступили в его распоряжение, он начал эксперименты с целью увеличения авиагрупп. Постепенно к марту 1929 года авиагруппа «Лек­сингтона» увеличилась до 120 истребителей и бомбардиров­щиков. Но Ривз считал, что в его ангар еще можно втиснуть 30 самолетов. Он рассмотрел план, по которому каждый из 3 авианосцев — «Лексингтон», «Саратога» и «Лэнгли» — дол­жен действовать только одним типом самолетов. Это облег­чило бы обслуживание самолетов. Серия экспериментов убе­дила адмирала, что на «Саратоге» могут базироваться до 200 истребителей. Однако сам же Ривз высказался против такой новации, так как потеря одного авианосца лишала флот всех его истребителей, бомбардировщиков или торпедоносцев. Адмирал Ривз лично руководил погрузкой самолетов на «Лэн­гли» и разместил на палубе 42 машины. При этом еще оставалось свободное место для взлета этих самолетов.

  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
19 публикаций

42 Машины достаточно много, можно и город разбомбить)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
53 публикации
1 610 боёв

Не пойму, зачем авианосцу вообще нужны орудия, кроме ПВО? Ведь даже если к нему подойдут, он всё равно будет уничтожен.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 394 публикации
577 боёв

Не пойму, зачем авианосцу вообще нужны орудия, кроме ПВО? Ведь даже если к нему подойдут, он всё равно будет уничтожен.

Камрад, Вы опять задаёте вопросы, ответы на которые есть в теме.

Вам трудно почитать?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
1 531 публикация
1 272 боя

Ничего себе. Авиа, и есть довольно неплохие орудия ГК. Интерессссно....

Почитал все) было познавательно:)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
1 067 публикаций
1 704 боя

В тексте опечатка (?)

Не "Леке", а "Лекс", "Леди Лекс" (Lady Lex)

А погибла она из-за ошибок при борьбе за живучесть - искра была далеко не случайной, а от дизель-генератора, оставленного работать неподалёку от текущих цистерн авиабензина.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
235 публикаций
1 318 боёв

Ах, знаменитые "Lady Lex" и "Lady Sara". Жду не дождусь увидеть их воплощение в игре.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
70 публикаций
11 боёв

Ах, знаменитые "Lady Lex" и "Lady Sara". Жду не дождусь увидеть их воплощение в игре.

Это да, скорей бы ЗБТ....

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
[TWOW]
Бета-тестер
26 публикаций
5 599 боёв

В тексте опечатка (?)

Не "Леке", а "Лекс", "Леди Лекс" (Lady Lex)

А погибла она из-за ошибок при борьбе за живучесть - искра была далеко не случайной, а от дизель-генератора, оставленного работать неподалёку от текущих цистерн авиабензина.

 

Макс, а не мог бы ссылкой на данную версию гибели поделится?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
1 067 публикаций
1 704 боя

 

Макс, а не мог бы ссылкой на данную версию гибели поделится?

 

Володя, это, как бы, известно настоящим флотофилам (себя к ним не отношу :child:). Правда, на русском есть только упоминания об этом на разных форумах (Цусиме, Авиабазе, например), в книгах не встречал.

На буржуинском - http://www.historynet.com/trial-by-fire-at-coral-sea.htm

 Then a deadly explosion wracked Lady Lex. Aviation gas vapors had found a sparking motor in the internal communications generator room. 

 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 394 публикации
577 боёв

 

Володя, это, как бы, известно настоящим флотофилам (себя к ним не отношу :child:). Правда, на русском есть только упоминания об этом на разных форумах (Цусиме, Авиабазе, например), в книгах не встречал.

На буржуинском - http://www.historynet.com/trial-by-fire-at-coral-sea.htm

 

 

И всё-таки это случай: без электроснабжения за живучесть бороться затруднительно.

Работающий ДГ, не более чем причина катастрофического возгорания.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
1 067 публикаций
1 704 боя

И всё-таки это случай: без электроснабжения за живучесть бороться затруднительно.

Работающий ДГ, не более чем причина катастрофического возгорания.

 

Не знаю - были ещё ДГ (по идее, должны были быть, на других кораблях они были более-менее равномерно распределены), но лезть с горящей спичкой в цистерну с бензином - не самый лучший способ борьбы за живучесть.

Возможно, имела место ещё и ошибка проектирования - судя по схемам, там недалеко ещё и отсек с боеприпасами был.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 394 публикации
577 боёв

 

Возможно, имела место ещё и ошибка проектирования - судя по схемам, там недалеко ещё и отсек с боеприпасами был.

Из официального отчёта  U.S.S. LEXINGTON (CV2) LOSS IN ACTION

 

All evidence indicates that the violent explosion which occurred at 1247 resulted from an accumulation of gasoline vapor in the I. C. Motor Generator Room, in the presence of operating electrical machinery which was capable of producing electric sparks.

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
1 067 публикаций
1 704 боя

Из официального отчёта  U.S.S. LEXINGTON (CV2) LOSS IN ACTION

из отчёта совершенно непонятно - был ли тот отсек единственным с ДГ или нет

там лишь написано, что взрыв паров бензина был из-за ДГ

если единственный - "минус" конструкторам, которые сложили все яйца в одну корзину, если не единственный (что скорее всего) - "минус" КДЖ, который не выключил генераторы рядом с текущей бензоцистерной

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×