Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
SergantSergius

Байки Боцмана

В этой теме 23 комментария

Рекомендуемые комментарии

291
[WG-V] SergantSergius
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
1 143 публикации
4 909 боёв

945016845c53.jpg

 

Всем привет!

Решил поделить тему для того чтобы делиться морскими байками, которые мне понравились.

Байки не мои, а избранные с различных развлекательных ресурсов.

Буду стараться размещать по новой байке каждый день.

Байка от 13.03.17. Учения и навязчивые НАТОвцы 

 Далекие 80-е годы. Средиземное море. Две эскадры – советская и натовская (считай США) контролируют друг друга. Гоняются друг за другом, следят кто куда пошел и прочее. Покуда происходят эти военные игры, на якорь становится наш танкер. Матросам скучно, и решают они на переходной палубе между надстройками натянуть волейбольную сетку и размяться. Размеры палубы позволяют это сделать, мячик веревкой привязали, что бы за борт не улетел, и дело пошло. Резвятся как стадо молодых бизонов, развлекаются.

Через какое-то время образовались и болельщики – стал прилетать вертолет с натовского авианосца. Повиснет в десяти метрах от палубы и смотрит. Ветром от винтов мячик уносит в сторону – игре капец наступает. И так каждый день происходит. Мешают играть нашим морякам. Естественно, что те, такую обиду стерпеть не могли и решили действовать. На пятый день такого наблюдения один из механиков спокойным шагом сходил в каюту и вернулся с крупнокалиберной рогаткой (ночью из стальных прутьев сварили). Примотали эту «зенитку» к леерам, зарядили болтом побольше и запустили снаряд со сверхзвуковой скоростью в сторону «фанатов». Вертолет качнуло так, что из него чуть не вывалились наблюдатели, да и вмятина в корпусе образовалась еще та. Больше не прилетали.
Но на этом история не заканчивается. Матросам все равно скучно, а когда нашему человеку скучно, он способен на любые глупости. Вот и тут, мозг кипит от потребности чего-то придумать. И придумали таки. Поймали баклана (размах крыльев около полутора метров) нарисовали ему под крыльями красные звезды и отпустили в свободный полет. В виду того, что натовские корабли ходили кругами тут, то можете себе представить их лица, когда вот такой вот наш «сокол» прошел над их головами.

Байка от 14.03.17. Экскурсия школьниц на корабль

В одесском порту пришвартовался боевой корабль. На него была организована экскурсия школьников. Но две 14-летние девушки прибыли за час до начала экскурсии. В это время на корабле проходил телесный медосмотр, приуроченный к появлению на Черноморском флоте сифилиса. Шесть моряков заразились болезнью, отдохнув с "ночной бабочкой". И флотское начальство строго подошло к вопросу здоровья экипажа. Девочки вышли на пирс и стали рассматривать корабль. А на палубе стоят 250 бравых моряков в трусах и тапочках. И в этот момент звучит команда дежурного по кораблю:

- К медицинскому осмотру на предмет сифилиса трусы спустить!

И все 250 человек в две секунды остались в одних тапочках. Школьниц потом еле уговорили зайти на корабль.

Байка от 15.03.17. Интеллектомер

Мичмана Золотова во флотилии атомных подводных лодок знал чуть ли не каждый матрос. Не было недели, чтобы с этим мичманом чего-нибудь не происходило.

Однажды на причале Золотое увидел химика с каким-то стран­ным, как ему показалось, прибором. Золотов с деловым видом по­дозвал химика к себе и спросил:

- Товарищ старший матрос, что это у вас за штуковина?
- Товарищ мичман, этим прибором можно измерять уровень интеллекта у любого человека. Прибор новый, только что получи­ли. Будем первыми на флоте проверять в нашей флотилии интеллект личного состава,— со знанием дела объяснил любопыт­ному мичману старший матрос.

-А можно замерить мои интеллект? — спросил мичман.

— А почему и нет? Пожалуйста. Вы будете первым из экипажа.
Химик расчехлил обычный мегомметр, вытащил два проводка — один красный, а другой синий, передал их Золотову и сказал:

— Товарищ мичман, держите клеммы покрепче, будем замерять ваш интеллект.

Мичман сжал обе клеммы и с нетерпением стал ждать результа­тов. Но стрелка прибора стояла на нуле. «Неужели нулевой интел­лект?  Не может быть» думал Золотов.

— Не волнуйтесь, товарищ мичман, сейчас буду делать замер, -успокоил химик и несколько раз прокрутил динамо-генератор.

Мичмана так долбануло током высокого напряжения, что искры из глаз посыпались, но клеммы из рук он не выпустил. Не хотелось ему быть без интеллекта!

— С интеллектом у вас все нормально, — серьезно сказал, зачех­ляя прибор, химик и неспеша отправился на лодку.

Байка от 16.03.17. Про батарейку и верность...

Эту трагикомичную историю рассказал мне один матрос...
Но сначала лирико-техническое отступление...на спасательных жилетах в страрые добрые советские времена использовали батарейку "маячок". Принцип её действия заключался в следующем: при попадании воды внутрь батарейки происходит химическая реакция, вырабатываецца ток и лампочка горит ...приблизительно так ...
Значит, притащил он домой это чудо-устройство, разбирает чумодан, жена рядом вертица...падарки, сувениры и прочая хрената... Увидала неопознанную штуковину и спрашивает:
- а это что такое?
парень решил шуткануть и говорит:
- а это тест на верность!
- о, бляяя..а как он действует?
- всё очень просто...писаешь в баночку, опускаем эту штуковину, если лампочка загорится значит изменяла....
женщины созданья любопытные и лехковерныи... пописала... лампочка ебстественна загорелась...скандал был жуткий)))

 

Байка от 17.03.17. "Зайчик"

Был у нас на судне матрос по кличке "Зайчик", весом так 110 кг, 2 метра, сажень в плечах. Отличался от других любовью к сувенирам. Сувениры обычно сам выбирал в портовых барах. Например, увидит картину на стене, снимает ее, на плечо - и домой. Администрация - куда? Он - сувенир! Как в известной юмореске. Как правило, ему не отказывали
Теперь история. Дело в Китае, идет ремонт, на борту видео - не видео китайцев-рабочих. 11 вечера. Смотрю, Зайчик возвращается на борт из города и несет на плече огромное бамбуковое кресло (у нас такие в бутиках мебельных продают за бешеные деньги). Я - откуда дровишки? Он - сувенир, ***. Зашел, мол, во дворик отлить, гляжу - стоит. Сувенир!!! Ну, иди. Кресло поставили у трапа на вахте - сидеть очень удобно. Утром приходят рабочие - китайцы. Через некоторое время замечаю, что один из них уделяет креслу особое внимание, гладит его, трогает и т. д. Спрашиваю:
- Чего надо?
Он:
- Да так, ничего.
И продолжает в том же духе. Я:
- Да ты заел тут вертеться, что надо-то?
Он:
- МОЕ это! Во дворе вчера стояло, украли.
Я:
- Вооон того матроса видишь? - показываю на Зайчика. - Пойди с ним поговори.
Он смотрит в его сторону, поворачивается ко мне и говорит:
- Обознался. Не мое, - и быстро удаляется.
А вы говорите, авторитета у державы нет…

 

Байка от 20.03.17. "Поросенок"

Решили у нас в дивизии как-то возродить добрую традицию встречать подводников из похода жареным поросёнком. Ну а что, - красиво, исторично и сытно. В теории. Сейчас расскажу, как это было на самом деле.
Первый случай был в 95 году - мы тогда вернулись из очень сложной автономки подо льдами Арктики со всплытием на Северном Полюсе, стрельбой ракетой по Архангельску с 88 широты, вырезанием мне там же аппендицита, ну и прочими мелочами.
Три месяца. Три месяца, чтоб вы понимали, мы, не вынимая, любили Родину. Круглосуточно и с особой нежностью, но всему хорошему приходит конец и мы вернулись в базу. 

Ранняя осень - самая красивая пора в Заполярье. Оранжево-красные сопки, которые трещат от грибов, синее-синее небо, кислорода - дыши сколько хочешь, ветра редко бывают, ещё довольно тепло и хочется, чтоб так было всегда. И вот мы такие, ошалевшие от трёхмесячного сидения в железной банке в суровом мужском коллективе, выходим на берег. Моргаем подслеповатыми глазёнками, щупаем землю и заикаемся от восторга ощущать вокруг всю эту красоту без риска для жизни.
А нам:
- Экипажу срочно построиться у здания СРБ для торжественной встречи!
Ну, ***, ну для какой встречи? Ну что вы от нас не *** просто и не оставите в покое хоть на денёк? Но делать нечего - бредём строиться. Строимся обычно по боевым частям: командир со старпомом, потом БЧ-1, БЧ-2 и так далее. А тут командир говорит:
- Эдуард, вы с разведчиком возле меня встаньте. Нам вручать что-то будут, сказали двух офицеров покрасивше подготовить.
Мы с разведчиком Славой чем-то похожи: оба высокие, худые и брюнеты. Ну как худые, после автономки не то, что куртка не застёгивается, а и фуражка на голову не налазит, но правда это очень быстро проходит. Ещё считалось в экипаже, что мы со Славой нормально строевым шагом ходим, то есть можем вдвоём идти в ногу и не сильно при этом раскачиваемся.
Построились. Напротив - штабы дивизии и флотилии в почти полном составе, сбоку от них стол стоит, а за столом - УАЗик с нашей береговой базы. Интригуют.
Ну начинаются всякие бравурные речи и прочие растекания мыслью по древу о том, какие мы всё-таки героические люди и, не смотря ни на что, а, иногда, даже и вопреки, выполнили все возложенные на наши хрупкие плечи обязанности и не посрамили мать нашу, опять же Родину. И так далее, ничего, в общем-то, интересного. Тут завершающее слово берёт заместитель командующего, а тыловые крысы в это время вытаскивают из УАЗика на подносе что-то и ставят это на стол. Щурюсь, потом наоборот вылупливаю глаза, но не понимаю, что же там лежит на подносе.
- Вячеслав, - шепчу уголком рта, - а вы не видите, случайно, что там за животное на подносе лежит?
- Ну что же вы, Эдуард, - шепчет в ответ Слава, - совсем умом тронулись в автономном плавании? Очевидно же, что это - поросёнок.
- Простите, конечно, Вячеслав, но я с вами категорически не согласен. Я, конечно, понимаю, что вы родом из Питера и живых поросят только в телепередаче "Спокойной ночи, малыши" с Ангелиной Вовк видели, но я-то интеллигент в первом поколении, вчера, буквально, оторван от сосцов моей деревенской Белоруссии и я ещё помню, как выглядят поросята. Это - точно не поросёнок.
- Эдуард, как же вы невыносимо прямолинейны. Ну кто это по-вашему? Выхухоль?
- Будьте здоровы, Вячеслав.
Да, практически именно так и разговаривали, а вы как себе думали, офицеры военно-морского флота только сплошным матом кроют?
Но тут в наш диалог вмешивается командир:
- Да заткнитесь уже, за три месяца не наговорились, не тошнит вас ещё друг от друга? Раз в год про нас что-то приятное говорят и то не дадут уши погреть. Шушукаются, как две профурсетки на гусарском балу.
Заткнулись. И тут заместитель командующего заканчивает речь громкой фразой, срываясь на фальцет:
- И по старой военно-морской традиции, мы дарим вам поросёнком!
Именно так и сказал "дарим вам поросёнком" - у нас потом это крылатой фразой стало.
- Бизоны, вперёд! - командует командир.
Идём со Славой, якобы строевым шагом, к столу. На столе на подносе лежит то, что когда-то было довольно крупной свиньёй. Только лежит на подносе голова, обрезанная аккурат за ушами и приклеенная к ней ***, отрезанная аккурат за задними ногами. Место стыка замазано гречкой и кусками огурцов. Берём, значит, эту срамоту кончиками пальцев и аккуратно несём в сторону командира. В экипаже начинаются роптания и смешки. Чем ближе мы подходим, тем сильнее командир меняется в лице: краснеет, белеет, поджимает губы и отчётливо говорит слово "нубляааа".
- Не несите его сюда, выкиньте его в залив ***, пусть нерпы поржут! - не выдерживает командир.
Штаб флотилии резко собирается и отступает к своему автобусу - ну нас же сто восемьдесят человек и мы же неадекватные после автономки. К командиру бежит командир дивизии:
- Саша, давай отойдём на секундочку.
Отошли за строй.
- Саша, ну что ты начинаешь?
- Что. Я. Начинаю? - командир у нас спокойный, как танк после спаривания, заводится редко, но всегда метко.
- Мы! ***! Три ***! Месяца! Подо льдом! Не ели нормально, не спали!! Медали вам, ***, с орденами зарабатывали!!! Глубина - три километра, лёд над нами - семь метров!!! Три ***!!! Три месяца очко, как копеечка!!! До сих пор расслабить не могу! А вы, ***, даже, ***, свинью у нас ***!!!
- Ну это же бербаза, Саша, я разберусь, Саша, я лично всех ***! Саша, ну ты же меня знаешь, я же за вас!!!
Не врёт. Почти всегда за нас.
- Ладно, - командир уже почти остыл, - несите эту х***ю в сторону лодки, но на борт не поднимать, скиньте там под пирс.
Понесли. Скинули. Нерпы понюхали и брезгливо отвернулись, покрутив нам ластами у висков.
А второй раз нам поросёнка вручали целого. Только у него из-под шкуры вырезали всё мясо и пришили шкуру обратно на рёбра. Командир предупредил, что следующий раз он за экипаж не отвечает и сдерживать его праведный гнев не будет. На этом традиция и заглохла. А вы как думали - легко Родину, что ли, любить?

 

Байка от 20.03.17. ТОРПЕДНО-МЕДИЦИНСКАЯ.
 

В один и тот же день на одну и ту же лодку пришли служить два лейтенанта: специалист по минам и торпедам Лёха и медик Саня. Это обстоятельство, а также то, что служба, особенно в её начале, редко бывает мёдом, сблизило молодых офицеров. Взаимоотношения у них были дружеские, а для Лёхи они ещё имели и практическую выгоду. Дело в том, что он питал какую-то особенную слабость к лекарствам, а их-то у Сани как раз было достаточно.
Однажды в походе Саня сидел у себя в самых расстроенных чувствах, поскольку только что получил выволочку от командира. Неважно за что, была, значит, причина. В этот момент к нему ввалился Лёха и начал чего-то трещать. Санька думал о своём и не слушал. Вдруг Лёха заметил тюбик с мазью «Финалгон». Надо сказать, что это жуткое средство от радикулита. Вызывает ощущение приложенного к телу раскалённого лома, а при попытках смыть только усиливает своё действие. Естественно, что Лёха заинтересовался, от каких таких болезней эта штука. Санька, погружённый в свои мысли, буркнул: «От геморроя». Лёха сразу же вспомнил про свой ужасный геморрой и стал просить эту мазь у Саньки. Тот молча кивнул.
Через некоторое время к Саньке прибежал один из подчинённых Лёхи матросов и очень взволнованно сообщил, что командир срочно требует Саньку к ним в отсек, поскольку командир группы «шизанулся». Санька схватил укладку с медикаментами и побежал, на ходу соображая, что Лёха недавно был у него и с ним было всё нормально.
У входа в отсек собралось всё командование лодки, командир с замполитом по очереди заглядывали внутрь, но войти туда явно не решались. Командир, увидев Саньку, приободрился и сказал: «Ну, давай, это по твоей части». Санька сунулся в отсек и увидел следующую картину. Совершенно без штанов, верхом на торпеде сидел Лёха. Его отрешённое лицо выражало неимоверные страдания, из широко раскрытых глаз текли слёзы, ногти судорожно сжатых пальцев скребли торпеду. Когда металл под ним нагревался, Лёха, быстро перебирая ягодицами, переползал на холодный участок. На какое-то мгновение его лицо приобретало умиротворённое выражение.

 

Байка от 24.03.17. Протокол допроса русского моряка в полиции Хоккайдо,
переведенный буквально
 

— Откуда пришло ваше судно?
— Откуда надо, оттуда, продажная женщина, и пришло.
— Отвечайте прямо на мой вопрос!
— Зачем я, продажная женщина, тебе прямо на твой покрытый калом вопрос отвечать буду?
— Ваш капитан сказал, что ваше судно пришло из Находки. Это правда? Вы подтверждаете этот факт?
— Этот, продажная женщина, капитан, самка собаки, гонит, продажная женщина, а вы ему верите, вступившие в половой контакт вы в рот! Он вам, продажная женщина, наврёт — а вы, самка собаки, ему поверите!
— С какой целью вы имели в своей каюте оружие?
— В какой мужской половой орган каюте?! Какое на мужской половой орган оружие?!
— Два пистолета Макарова.
— Да их, продажная женщина, мне какая-то обнаженная головка мужского полового органа подкинула!
— Вы уверены, что это не ваши пистолеты?
— Вот, продажная женщина! Говорю: не мои это «Макаровы».
— Как вы объясните тот факт, что на обоих пистолетах обнаружены отпечатки ваших пальцев?
— Каких, в женский половой орган, пальцев?
— Ваших.
— Да пошёл ты во внутренний женский половой орган!
— Не ругайтесь, а отвечайте. Чистосердечное признание облегчит вашу участь.
— Не знаю я ни мужского полового органа! Продажные женщины вы все! За что арестовали то? Самки собаки!
— Вы пока не арестованы, а только задержаны. Через несколько часов прокурор рассмотрит наше представление и примет решение о том, подписывать ордер на ваш арест или нет.
— Ягодицы с ручкой! Прокурор мужского полового члена! Вам Курилы свои, покрытые калом, получить хочется! Вот вы над нами и издеваетесь, продажные женщины!
— Курилы здесь нипричём! Отвечайте на вопрос о пистолетах!
— Половой орган моржа-самца, а не «отвечайте»!
— Прекратите ругаться! С какой целью вы хотели ввезти пистолеты? Кому вы их хотели продать или передать?
— Мужского полового органа тебе лысого, а не «передать»! Не буду ни мужского полового органа говорить, продажная женщина!
— Где вы взяли эти пистолеты?
— Пошел ты на мужской половой орган с этими пистолетами!
— Вы привезли эти пистолеты с собой из Находки?
— Из мужской–половой-орган-одки!
— Из Владивостока?
— Из мужской–половой-орган-ока!
— Вы так и будете неясно выражаться?
— Я, продажная женщина, ясно выражаюсь: катись ко вступившей в половую связь матери!

Растерявшийся японский полицейский, поняв, что нужно временно перейти к другой теме, меняет тактику. Но его ждёт очередное разочарование:

— Ваше семейное положение?
— А?
— У вас есть семья?
— Какая, на мужской половой орган, семья? На мужской половой орган мне семья? Ну её в ягодицы, эту семью!
— С кем из ваших родных в России мы можем связаться, чтобы сообщить о вашем задержании?
— Я, продажная женщина, тебе, продажная женщина, официально заявляю, что, во-первых, никаких покрытых калом Курил вы от нас ни мужского полового органа вы никогда не получите, и, во-вторых, продажная женщина, никому, продажная женщина, ничего сообщать не нужно. Я сам, продажная женщина, кому надо сообщу!

 

 

ДВЕ ЯИЧНИЦЫ. (Спасибо crpDustyMiller)

#21)

Штаб бригады линейных кораблей был необыкновенно изобретателен, но академичен. Такая репутация создалась в результате жесткого соревнования флагманских артиллериста и штурмана в области выдумок. Если первому удавалось провести в жизнь какую-либо необычайную "Инструкцию для стрельбы из зенитных орудий по подводным лодкам", то второй отлучал себя от шахмат, пока не склонял командира бригады к организации на линкорах метеорологической службы в масштабе первоклассных европейских станций. Эта благородная борьба двух организационных талантов, уподобляясь действию двух взаимно догоняющих поршней, толкала медлительный и осторожный ум командира бригады на рискованные эксперименты.

 

Накалившиеся за день борта излучали свое душное, пахнущее краской тепло внутрь флагманского салона, и потому тела обоих специалистов утонули в креслах до крайнего предела, оставив над ними лишь две папиросы, как перископы погрузившихся лодок. Но что значит жара для живого ума, обуреваемого новой идеей? Артиллерийский перископ втянулся в кресло, и взамен его вылетело облачко правильно наведенного залпа.

- Пуф, - сказал артиллерист, - знаешь, старик все-таки согласился пострелять по невидимой цели.

Залп, очевидно, дал накрытие, потому что штурманский перископ мгновенно скрылся, и из кресла потянулась длительная дымовая завеса, долженствующая своим спокойствием скрыть нешуточное волнение штурмана, чье самолюбие было уколото.

- Да? - сказал он с небрежным спокойствием. - Опять по болоту?

- Необыкновенно остроумный метод! - восторженно продолжал артиллерист. - Подумай только - наводим по "Посыльному", а стреляем по "Принцессе"...

- Очень интересно, - сказал штурман без всякого проявления интереса и подумал с завистью: "Вот ведь что выдумал, черт". Артиллерист в порыве чувств положил ему руку на колено и проникновенно сказал:

- Товарищ дорогой, ты уж присмотри сам за маневрированием: вся штука в том, чтобы корабль шел точно по окружности. Нужна прямо бешеная точность.

- Ты, может быть, за своими артиллеристами приглядишь, Андрей Иванович, - сказал штурман сухо и снял с колена артиллерийскую руку. - Штурманам не привыкать к твоим дурацким маневрированиям.

Торжество рождает добродушие, и флагарт, не обижаясь, указал невежливо снятой рукой на шахматы:

- Вставлю?

- Спасибо. Мне некогда, - ответил флагштур, поднимаясь. - Надо поработать. У меня тоже есть новая идея.

Но в каюте была совершенная баня, и политико-моральное состояние, подорванное успехом соперника, разложилось окончательно. В голову лез всякий трудно осуществимый вздор, вроде опыта буксировки линкора баркасами со штормовым вооружением или маневрирования без руля, машин и компаса.

 

"Принцесса Адель" знала лучшие дни. В 1895 году, когда она впервые вошла в Купеческую гавань прямым рейсом из Мессины, она даже была встречена владельцем, главой фирмы "Братья Елисеевы", помахавшим ей платочком с борта катера, предоставленного ему капитаном над портом. В те дни "Принцесса" была стройной и благоуханной, что вполне соответствовало ее титулу. Благоухала же она свежим ароматом апельсинов я лимонов, привозимых ею для названной фирмы из Италии четырежды в год. Запах этот пропитал все ее существо и побеждал глухую вонь пропотевшего кубрика, вонючую гарь машинного масла и даже корабельного кота и исчезал лишь в каюте боцмана, сраженный духом ***, огуречного рассола и полтавской махорки; боцман вечером пил, утром опохмелялся, в промежутках же дымил махоркой и называл "Принцессу" Щукиным двором*, а не пароходом.

 

С годами "Принцесса" начала дурнеть. Зловещие морщины появились на обшивке, шпангоуты схватили жестокий ревматизм и в шторм стонали. С каждым годом все труднее удавалось закрывать бесцеремонные глаза агентов Ллойда разноцветными бумажками франков или стерлингов на очередном осмотре для получения регистра. Когда расходы эти увеличились вчетверо, "Братья Елисеевы" призадумались: ремонт или слом? Но, к счастью для "Принцессы", приключилась мировая война. Последняя, причинившая, как известно, значительные разрушения немалому числу кораблей, для "Принцессы", напротив, обернулась в прямую пользу: глава фирмы, справедливо учитывая ветхость "Принцессы" и длительный, очевидно, перерыв сообщения с лимонной Мессиной, в порыве патриотического чувства пожертвовал "Принцессу" морскому министерству на предмет скорейшего одоления врага, чем произвел немалый шум в столице и за что без задержки ему очистился орден св. Станислава второй степени, а "Принцессе" - капитальный ремонт. Тридцать же тысяч рублей, как бы по реквизиции, были вручены фирме морским министерством без излишнего шума. "Принцесса Адель", сменив апельсины на уголь, а титул на скромное имя "Фита", честно и непоколебимо воевала три с половиной года, развозя уголь вдогонку за неугомонными миноносцами, по прошествии же этого времени заснула на период гражданской войны, медленно подгнивая деревом и ржавея железом. Когда люди закончили наконец беспокойные военные хлопоты и обратились к "Принцессе" для целей мирных, "Принцесса", она же "Фита", к употреблению годной не оказалась и была отведена на кладбище в угол Угольной гавани. Жестокий ум флагманского артиллериста штаба бригады линейных кораблей возродил ее для новой страшной жизни: в "Принцессу" напихали старых пробковых матрасов, заспанных до дыр, насыпали в бортовые отсеки песка, выкрасили для лучшей видимости борт и натянули между мачтами парусину. В таком виде бывшую гордость фирмы вытащили из гавани и поставили посреди моря на мель. Для хранения же парусины, пробки и дерева в штурманской рубке поселили собаку Савоську и деда Андрона, объявив ему, что провизия будет доставляться раз в неделю и что перед каждой стрельбой за ними будет приходить катер, чтобы отвозить их подальше от снарядов.

В "Принцессу" стали стрелять все, кому не лень, и борта ее изукрасились множеством дыр, забиваемых дедом Андроном после стрельбы досками.

 

Комиссар бригады, привыкший к всплескам артиллерийской мысли, смотрел в корень вещей и потому ткнул карандашом в чертеж стрельбы с сомнением:

- Какая же она невидимая, когда щит как на ладони?

- Необходимая условность, - ответил флагарт. - Не могу же я в море гору насыпать, чтоб через нее стрелять! Цель, и точно, видимая, но стрельба будет происходить совершенно как бы по невидимой. На щит будет смотреть только командование - судового артиллериста загоним в центральный пост, пусть управляет по приборам, а комендоры будут наводить не по "Принцессе", а по "Посыльному"; вот тут его на якоре поставим.

- Спасибо, - сказал комиссар. - Я не согласен в живой корабль целиться, ну вас с вашим способом.

- Товарищ комиссар, - голос флагарта приобрел ноты вкрадчивые и убедительные, - прицелы же будут смещены от оси орудий на угол в тридцать градусов: прицел смотрит в "Посыльного", а орудие стреляет в "Принцессу". А корабль пойдет вот по этой окружности. Круг, как видите, проведен через три точки: корабль, цель и вспомогательная точка наводки, в данном случае - "Посыльный". Нам известно, что все углы, опирающиеся на одну и ту же дугу окружности и имеющие вершину на той же окружности, между собою равны. Следовательно, если мы дадим прицелам угол, равный углу между "Посыльным" и "Принцессой", то где бы мы ни были на окружности, целясь в "Посыльного", мы будем стрелять в "Принцессу". Это же простая геометрия.

- Геометрия - наука абстрактная, а снаряды - вещь конкретная, - хмуро сказал комиссар. - Если да если... А если вы влепите в "Посыльного", то запахнет не геометрией...

- Какая уж тут геометрия, сплошной трибунал, - удовлетворенно подсказал флагманский штурман.

Флагарт покосился на него взъяренным взглядом и пошевелил подбородком в воротнике кителя.

- Это невозможно, - ответил он комиссару твердо. - Самое худшее, что может произойти, - это если корабль пойдет не по заданной окружности, а по какой-нибудь изобаре*. Штурмана у нас нынче свихнулись на метеорологии, и если они плавают так, как предсказывают погоду, тогда уж я не знаю, куда снаряды упадут. Во всяком случае, не в "Посыльного". Я на него готов сына посадить. 

 

- Сын - это ваше частное дело, дорогой товарищ, - сказал комиссар недовольно. - Это романтика, а я требую гарантии.

- Андрей Иванович однажды гарантировал, - ядовито заметил флагштур, отмщая метеорологию, - а за быка все же платить пришлось...

Бык, и точно, был разделен на килограммы шестидюймовым снарядом при опытной стрельбе по болоту: снаряд взял левее болота по причине опечатки в таблицах.

Флагарт нагнул голову, подобно упомянутому быку при жизни, и горло его издало звук, похожий на ревун перед сокрушительным залпом. Но командир бригады прервал завязавшийся междуведомственный бой протянутой над чертежом стрельбы рукой.

- С одной стороны, - сказал он, повернув руку ладонью вверх, - нельзя не признаться, что стрельба малопривычная, даже, может быть, совершенно новая. Но, с другой стороны, - здесь он повернул руку ладонью вниз, - с другой стороны, нельзя не сознаться, что метод этот изучить интересно, даже, может быть, необходимо. Французский флот этим методом стреляет давно и очень успешно, о чем даже печаталось в "Морском сборнике"...

Флагман посмотрел по очереди на всех собеседников и сказал, ставя в конце совещания точку:

- Стрелять будет "Низвержение". Пристрелку начнет кормовая башня.

 

Башенный командир Затемяшенный был женат всего полтора месяца, в течение которых приезжал домой три раза - когда на сутки, когда всего на вечер. У Жены были необычайно хрупкие плечи, и когда они жалобно вздрагивали в рыданиях - это было совершенно непереносимо. Плакала же она с начала семейной жизни три раза, по числу отъездов Феденьки. Поэтому нет ничего удивительного, что 9 этот июльский вечер хрупкие плечи и великая жалость юного сердца временно выключили из сознания Затемяшенного тяжкий контур линкора и вверенную ему кормовую башню. В двадцать три года июльские вечера темны и медлительны, а ночи - стремительны и солнечны. Когда метафорическое солнце любви превратилось в реальное, изучаемое космографией, часы показывали шесть - час, означенный в корабельном расписании словом "побудка", и едва хватило времени добежать до первого прямого парохода. Помощник командира "Низвержения", конечно, не стал бы вдаваться в лирические причины запоздания с берега командира четвертой башни. Поэтому Затемяшенный, возрождая рыцарские времена, ни словом не упомянул про хрупкость плеч и солнце любви. К чему?..

- Явитесь к старшему артиллеристу, он вас с фонарем искал, а о прочем побеседуем позже, когда придете проситься на берег, - неприветливо сказал помощник командира, весь поглощенный неравной борьбой второй роты с восьмидюймовым тросом: линкор собирался вытягиваться из гавани, и у борта уже шипели и плевались буксиры.

Башенный командир Затемяшенный, зная по опыту, что перед стрельбой старший артиллерист находится в повышенно нервозном состоянии, предпочел его не беспокоить, отложив неприятный разговор до окончания стрельбы. Поэтому, не щадя молодой энергии и выходных брюк, он тут же полез в узкое горло кормовой башни и опытным взглядом окинул свое смертоносное хозяйство.

 

Сковорода начала нагреваться, и кусок масла, дрогнув и теряя очертания, пополз к краю, ибо корабль имел небольшой крен на левый борт. Дед Андрон, склонившись над хронометрическим ящиком, выпрямился, и на старом синем бархате ящика, как крупный жемчуг в футляре, матово просиял десяток яиц. Сковорода зашипела, и штурманская рубка "Принцессы Адель" наполнилась запахом жареного, отчего свернувшаяся у дедовой койки Савоська чихнула и проснулась, зевнув и щелкнув зубами. Дед, сложив морщинистый кулак в трубочку, нацелился яйцом на солнце (яйца были давнишней покупки). Солнце недавно простилось с морем и висело на небе чисто вымытым и потому ослепительным кругом. Первые два яйца оно пронизало розовым светом, ручаясь за их доброкачественность, отчего оба они, щелкая и ворча, очутились на сковороде. В третьем же лучи зацепились за непроницаемое пятно - и, собственно, отсюда и начинается история о двух яичницах.

- Тухлое, - неодобрительно сказал дед, и собака подняла ухо. - Тоже кооператоры, чтоб их вымочило...

И он в сердцах пустил яйцом за борт, повернувшись при этом к открытой двери рубки. Яйцо, подгоняемое легкой утренней рябью, поплыло курсом вест, доказывая свою тухлость, а старик, приставив ладонь козырьком, остался у двери, подозрительно всматриваясь в действия внезапно обнаруженного им линейного корабля.

Линкор, пуская в недвижный воздух два толстых столба дыма, быстро удалялся от "Принцессы".

Дед Андрон вообще недолюбливал линкоры по причине крупности их снарядов, дыры от которых требовали большого количества досок. Этот же особенно не понравился ему тем, что палуба его, как он успел заметить, была безлюдна, а башни пошевеливали орудиями, как пианист, разминающий перед игрой пальцы.

- Эй, Савоська, - сказал тревожно старик, - смотри, что делают, ироды! Неужто палить собираются?

Собака, посмотрев на хозяина, облизнулась и выразительно махнула хвостом на "буржуйку" с шипящей сковородой. На линкоре, удалившемся меж тем на порядочное расстояние, пополз на фок-мачту красный с косицами флаг, обозначающий, что линкор собирается заняться неприятным делом и потому для проходящих судов небезопасен. Дед ринулся вон из рубки.

- Что вы делаете, черти окаянные! - завопил он не своим голосом. - Заявление подам, не посмотрю, что флагман!

Желто-красный блеск ударил вдоль кормовой башни, и старик скатился вниз по трапу много скорее, чем в молодые годы по вантам на царском смотру. Собака выскочила за ним из рубки, но тут же взвизгнула и пустилась за стариком, так как воздух раскололся и мощный рев двенадцатидюймового залпа плотно треснул, ухнул и раскатился по небесам, встряхнув собачьи внутренности и зазвенев сковородкой. Яйца же в бархатном покое ящика остались невредимыми, ибо ящик, снабженный пружинами, был построен для хронометров, механизм коих, как известно, хрупкостью превосходит яичный.

 

Штаб бригады линкоров, как сказано выше, был необыкновенно изобретателен, но мало распорядителен. Поэтому снятие деда Андрона с "Принцессы" перед этой эффектной стрельбой флагманский артиллерист доверил флаг-секретарю, который, по заносчивости нрава, подобное мелкое поручение счел для себя просто унизительным и передоверил его штабному писарю. Последний позвонил об этом в охрану порта, справедливо полагая, что раз речь идет о каком-то стороже, то его участью должно интересоваться именно управление охраны. Дальнейшая судьба этого распоряжения затерялась в телефонных проводах, но, как показывают события, катер на "Принцессу" не пришел, и дед Андрон, собиравшийся заняться делом мирным и созидательным, был поставлен лицом к лицу с линейным кораблем, кружившим вокруг "Принцессы" с целями воинственными и разрушительными.

 

Сковорода начала нагреваться, и кусок масла, дрогнув и теряя очертания, пополз к краю, так как корабль имел небольшой крен на левый борт. Посыльное судно "Посыльный", кроме того что употреблялось на разнообразные беспокойные нужды, имело еще один существенный недостаток: маленький камбуз. Поэтому командир Ичиков давно уже приобрел примус и по утрам жарил яичницу в кают-компании собственноручно, достигнув в этом деле большого искусства.

В текущее превосходное утро, установив свой корабль на якоре в заданной штабом бригады точке и приказав команде иметь отдых, командир Ичиков, дождавшись нужного нагрева сковороды, выбрал три яйца покрупнее и обследовал их на свет, сложив кулак трубочкой. Яйца оказались свежими, и яичница обещала быть первоклассной.

- Товарищ командир, - загнусила переговорная труба голосом вахтенного, - "Низвержение" повернуло на норд!

- Хорошо, - благодушно сказал Ичиков и, ударив ножом по яйцу, осторожно расцепил ногтями его половинки болтуньи он не любил и желток выливал целым.

- Товарищ командир, - проскрипела труба, - на "Низвержении" боевая тревога!

- Очень хорошо, не препятствовать, - сказал Ичиков, углубляясь в выливание второго яйца; это вылилось не так удачно, и желток пустил какой-то полуостров.

- Товарищ командир, - заунывно продолжала труба, - на "Низвержении" боевой до места!

- Да ладно, знаю, - рассеянно ответил Ичиков, стараясь не повторить ошибки, но третье яйцо вылилось целехоньким желтком и погасило собой шипенье сковороды. Яичница начала густеть, и пора было ее солить.

 

Едва ступив ногой на скользкое дно трюма, дед Андрон тотчас же промолвил:

- Вот ведь гадина, огонь забыл, старая орясина!..

Забытая дедом в поспешном бегстве "буржуйка", которая в близком соседстве с досками топилась на корабле, ожидавшем в борт крупный снаряд, могла и в самом деле вызвать гибельные последствия учебной стрельбы. В ответ на восклицание деда в трюм шлепнулась Савоська, сорвавшись с трех последних ступенек, ибо, как известно, спуск по трапу собакам сильно затруднен наличием у них двух лишних ног. Шлепнувшись же, Савоська завизжала нервно и длительно.

- Молчи, ***, - сказал дед в темноту, - чего скулишь, не тебе ведь за пожар отвечать.

Вслед за этим обоснованным замечанием дед Андрон вступил в короткую борьбу с самим собой, противопоставляя чувству самосохранения чувство ответственности. Что ж из того, что за все стрельбы ни один снаряд не угадал в рубку? А теперь, как нарочно, возьмет да попадет, опрокинет "буржуйку", займутся доски, и пойдет полыхать по всему пароходу...

- Тьфу, будь оно неладно, мать честная, - сказал дед в расстройстве. - Вылазить, что ль?

А как вылезешь, когда снаряды валятся? Пока добежишь, пока зальешь - ударит в темечко, и будьте здоровы...

- Чисто, брат, Цусима, ей-богу, - сказал дед, томясь в сомнении, - тоже, как фалы перебило, на мачту выслали, под снаряды...

Тут деду померещилось, что "буржуйка" уже опрокинулась на хромую ногу и повалила угольями на доски... Цусима забурлила мутными давними волнами в старом военном сердце и героическим потоком своим увлекла деда Андрона на первую ступеньку трапа. Белый день ослепительно сверкнул в глаза, когда дед, пригнувшись и поглядывая на далекий линкор, пустился от люка к рубке. Но еще ослепительнее и ярче блеснула в глаза желтая вспышка на корме линкора и на бегу остановила деда в томительном и подсасывающем ожидании.

Ухая и свистя, прогромыхал в воздухе снаряд, но всплеска от него около "Принцессы" не встало. Дед Андрон оглянулся вокруг и, найдя на воде белый оседающий фонтан, подумал, покачал головой и пошел в рубку.

- Чудаки, - сказал он недоумевающе. - Ну и смелый народ пошел, чтоб им повылазило!

Яйца на сковороде уже слились в глянцевый желто-белый блин, и дед, ухватив тряпкой сковороду, сдвинул ее на приготовленную досочку.

- Чудаки, - сказал он еще раз, поглядывая на море и разломив кусок хлеба. Так была изготовлена одна яичница.

 

Вторая же яичница, начавшая румяниться на "Посыльном", была испорчена уже тем, что командир Ичиков ее пересолил. Случилась же эта несвойственная ему оплошность по причинам достаточно уважительным. Когда Ичиков, набрав на конец ножа соли, начал кругообразно водить им над сковородкой, кают-компания подскочила, и сковорода, скосившись на примусе, готова была упасть.

Командир Ичиков совершил одновременно две ошибки: первую - уронив нож с чрезмерной порцией соли в готовую яичницу, и вторую - ухватив голыми пальцами край сковороды, пытаясь удержать ее от падения.

Сперва зашипели пальцы, а потом и сам Ичиков, болтая ими в воздухе, а над головой взвыла переговорная труба:

- Снаряд под кормой! - После чего раздался топот многих ног и короткая брань Ичикова, ринувшегося на высоты командного мостика.

- Пошел шпиль! - закричал Ичиков, упершись животом в телеграф и настойчиво требуя от машины полного хода.

Машина, и точно, завернула с места самый полный, отчего "Посыльный" рванулся вперед. Но, натянув тугую якорную цепь, посыльное судно тут же остановилось, скосив, казалось, форштевень к левому клюзу, подобно лошади, которую подвыпивший возница одновременно нахлестывает кнутом и затягивает вожжами.

Воздух разорвался над головой с пренеприятным треском, и неподалеку ахнул в воду второй снаряд.

- Пошел же шпиль, в самом деле! - крикнул Ичиков вне себя.

Но шпиль так и не пошел, а пошло само посыльное судно, освобожденное от якоря ударом топора по стальному тросу, который на "Посыльном" именовался якорной цепью. Поступок этот, покрывший славой боцмана Наколокина, был подготовлен забывчивостью кока, который имел привычку разрубать мясо на баке, почему топор лежал рядом со шпилем.

- Фу, - сказал Ичиков, - что они, с ума сошли или ослепли?

Труба "Посыльного", уходившего небывалым ходом от заданной штабом бригады небезопасной точки, дымила густо и старательно.

 

Но не меньший дым и чад стояли в кают-компании, где предоставленная событиями самой себе, чадила и дымила сгоревшая до углей яичница командира Ичикова. Когда "Низвержение самодержавия" искусством флагманского штурмана начало чертить по воде гигантскую окружность, утверждая законы геометрии, и на стеньгу взвился до места боевой флаг - комиссар и флагман одновременно вздохнули с видом людей, открывших клетку со львами и выжидающих, что из этого проистечет.

Флагманский артиллерист совершенным именинником разглядывал в узкую прорезь боевой рубки якобы невидимую "Принцессу", ожидая первого пристрелочного залпа кормовой башни.

Артиллерист же "Низвержения", погребенный на самом дне корабля в центральном посту, угадывал по разнообразным стрелкам, дискам и приборам направление и расстояние до действительно невидимой ему "Принцессы".

Комендоры, оседлав сиденья у прицелов, пошевеливали башнями, удерживая крестовины прицелов на трубе "Посыльного", орудия же, задрав в небо свои холодные еще дула, исправно угрожали "Принцессе", как в том удостоверились флагман и комиссар, взглянув перед уходом в боевую рубку на доступные с мостика для обозрения три носовые башни.

И лишь в четвертой башне, скрытой от недоверчивого взора начальства пирамидой кормовой надстройки, и прицелы и орудия с завидной согласованностью смотрели на маленького "Посыльного".

Последнее обстоятельство показалось горизонтальному наводчику левого орудия, готового к залпу, неестественным, и он впал в сомнение.

- Товарищ старшина, - сказал он негромко, не отрывая глаз от прицела и вращая башню чуть заметным, но непрерывным движением руки, - спросите главстаршину, туда ли наводим. Это же "Посыльный".

Сомнение тревожной волной пробежало по башне от старшины к главстаршине и, как о скалу, разбилось о непоколебимый авторитет башенного командира Затемяшенного.

- Наводить, куда приказано, - сказал он твердо, и наводчик, покачав головой, положил вертикальную нить прицела на трубу "Посыльного", предопределяя этим путь снаряда, ожидающего в канале орудия, ось которого с точностью совпадала с оптической осью прицела.

Однако собственные сомнения Затемяшенного, возникшие еще до вопроса наводчика, всколыхнулись, и сердце его упало.

"Черт его знает, что-то неладно", - подумал он и пожалел, что избежал неприятного разговора со старшим артиллеристом.

- В центральном! - крикнул он в телефон, стараясь не выказывать волнения. - Спросите старарта, нет ли ошибки: кормовая башня наводит по "Посыльному".

В телефонную трубку донеслось щелканье приборов центрального поста и недовольный голос старшего артиллериста, отвечающий телефонисту:

"- Пусть глупостей не спрашивают, ясно, что в "Посыльного"..."

У Затемяшенного отлегло: очевидно, стрельба будет на недолетах, когда из центрального поста дают нарочно меньший прицел.

Но сомнение, ликвидированное в кормовой башне, переметнулось в боевую рубку, ужалило флагмана и повлекло его к телефону.

- Четвертая, - сказал он озабоченно. - Проверьте, как у вас прицелы стоят!

- В порядке, - бодро ответил голос Затемяшенного, - сам проверял. Лично.

- Есть, есть, - невесело сказал флагман и отошел к амбразуре рубки.

Рубку встряхнуло - кормовая башня дала залп, - и все бинокли поднялись к глазам, исключая бинокль командира "Низвержения": последний, загнанный штабом в щель между машинным телеграфом и спиной рулевого, мог только обозревать затылок флагманского артиллериста, чем он и занимался с нескрываемой желчностью, - вот ведь какую кашу заварил.

- Очевидно, перелет... Не вижу, куда упал, - сказал флагарт, опуская бинокль после длительного молчания.

И, погрузив лицо в широкий раструб переговорной трубы в центральный пост, он вступил с артиллеристом "Низвержения" в узкоспециальный разговор о вире, вилке, кабельтовых и прочих профессиональных понятиях.

Комиссар тем временем решительно шагнул к двери.

- Я на мостике буду, - сказал он флагману, - здесь ни черта не видно, и вообще это не стрельба, а... Стоп все! Вы с ума сошли! - вдруг закричал он, кидаясь к рубке, но одновременно снизу но переговорной трубе глухо донеслась команда судового артиллериста:

- Залп!

- Отставить залп! - бесполезно крикнул вниз флагарт, чуя нехорошее.

Но снаряд, как слово, - не воробей: вылетит - не поймаешь. Покинув длинный ствол левого орудия кормовой башни, он гудел и громыхал в ясном небе, по необъяснимой причине направляясь к посыльному судну "Посыльный".

 

- Кажется, стрельбу кончили? Прямо руль, курс сто двадцать, - сказал удовлетворенно флагманский штурман и добавил, ни к кому не обращаясь:

- Что бык? Бык - пустяки. Бык - не посыльное судно.

 

Письмо:

"Милая Клюшка. Я страшно занят, не огорчайся, я не смогу приехать еще около месяца. Идем в поход... (зачеркнуто). Мне тут выпала нагрузка по... (зачеркнуто). Я немного заболел... (зачеркнуто, дальше написано твердым почерком человека, отыскавшего наконец форму для мысли). Командир дал мне очень ответственную секретную работу, сама понимаешь, подробностей писать не могу, но ты не вздумай, пожалуйста, хлопотать пропуск и приезжать сама, я все равно не сумею вырваться на берег, загружен на все сто процентов. Но ты не волнуйся, все идет хорошо, и я тебя часто вспоминаю, милая Клюшенька, ты у меня... (дальше лирично и несдержанно до подписи).

Твой навсегда Федюка".

 

Другое письмо:

"...и, пожалуйста, зайди к Клюшке и подтверди, что я страшно занят, я не хочу ей писать, а то она будет реветь, а я не могу, если она ревет. Ври крепче, да не запутайся. Главное, что в конечном итоге все это вышло из-за нее, и, если все рассказать, ей будет неприятно, и она будет себя винить, что тогда я не поехал вовремя. А кто же знал, что они выдумали такую нечеловеческую стрельбу, раз я опоздал и не был на собрании комсостава, где командир объяснял? Думал, стрельба нормальная. Главное, я тогда обрадовался, что в башне никого нет, были только два ученика-электрика, а я как осмотрел прицелы, так и ахнул: вижу, что сворочены градусов на тридцать в сторону, вот, думаю, хорошо, что вовремя заметил, еще ученикам на вид поставил. А они говорят: утром приходил старший артиллерист, за вами посылал, ждал, ждал, потом говорит: ладно, появится, дам ему жизни, - и свернул прицелы на сторону. Я и подумал, что проверяет мою бдительность, и, понимаешь, сам тихонько давай согласовывать по собору, чтоб никто не знал, что у меня в башне заведение, - ***, и больше ничего. А командир, когда потом мне хвост наламывал, спрашивал: "Тов. Затемяшенный, чем у вас голова набита? Когда вы получили приказание наводить по "Посыльному", неужели не могли сообразить, что ненормальность и будете сейчас крыть "Посыльного"? А главное, я правильно удивился, почему же стреляют в "Посыльного", а потом догадался, что, наверное, стрельба на недолетах, как, помнишь, раз стреляли, и сам флагарт тут, он же видит. Хотел сделать лучше, а вышло - чуть не угробили "Посыльного", и теперь мне такой срам на весь РККФ, хоть стреляйся, да жалко Клюшки, выходит, что недослужишь - бьют и переслужишь - бьют. Пока прощай, пожалуйста, пересылай мне Клюшкины письма прямо сюда, я буду отвечать. Жму руку. С артиллерийским приветом твой товарищ Ф. Затемяшенный. 

 

21 июля 1926 года, гарнизонная гауптвахта".

________

 

 

Л. Соболев.

Рассказы капитана 2-го ранга В.Л.Кирдяги, слышанные от него во время "Великого сиденья".

Изменено пользователем SergantSergius
  • Плюс 10

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 895
[ANIME] Kirito______
Коллекционер
3 370 публикаций
12 278 боёв

Сразу вспомнил - 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
630
[COD] EnsignBear
Коллекционер-испытатель
8 189 публикаций
8 310 боёв

Сразу вспомнил - 

 

Очень древний баян. 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Коллекционер
7 134 публикации

Тоже слышал старую байку такую от североморцев:

Командир одной из наших АПЛ заядлым охотником был, просто фанатом. До того доходило, что на боевой выход с собой двустволку брал - по чайкам там пострелять, ещё по чему что попадётся... Воот...(это присказка была, основное впереди).

В общем и целом не затягивая долго - происходит у них всплытие где-то в районе Восточной Сибири, к Чукотке ближе. Берег недалеко, в кабельтове или меньше даже - крутой, обрывистый... а прямо на верхушке обрыва северный олень стоит. Красавец, самец матёрый - рога метровые, грудь широкая с опушкой и всё такое:B.

Кэп естественно не утерпел, такой трофей добыть каждому завидно. Тащит двустволку, целится, жахает дуплетом... попал:red_button:!

Олень падает с утёса в море. А за ним... падают нарты с чукчей.

Занавес. Срочное погружение:hiding:.

  • Плюс 5

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 640
[AE] Novosib79
6 491 публикация

+ спасибо, давайте ещё :honoring:

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 735 публикаций
1 301 бой

Играли так в волейбол на нефтеналивной барже.

Мячик концом к штанге привязывали, удовольствие еще то, но мячиков не напасешься.

А сверху ОТа поливает с брандспойта дисперсным дождиком, ну чтоб тапочки к палубе ни прикипали:teethhappy:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
7 222
[WG-V] nevic
19 554 публикации
9 901 бой

Весело тут у вас!

Про "Ключ от клотика" было?

Так вот я был участником, непосредственным.

"Пацаном меня дядька капитан земснаряда взял юнгой на "Сормовский" и в первый или второй день вызвал к себе в каюту и приказал принести ему срочно ключ от клотика....

Продолжать о том, что дальше происходило, как я бегал и всех доставал и что я ему принес - не буду, дюже стыдно

Да, он у меня на "Ленинском Комсомольце" служил, потом по здоровью списали, поэтому он не чужд "военно-морского" юмора."

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 735 публикаций
1 301 бой

Да уж, люди служивые умеют и любят шутить.

Но до "водоплавающих" им далеко

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Коллекционер
317 публикаций
5 363 боя

Забавно:)

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
531
[C0D] 3aMupCOBETOB
1 350 публикаций
5 324 боя

Сумнительно про 80-ые - это уже "время разрядки блокового противостояния" и "не поддаваться на провокации". Скорее 70-ые или 60-ые годы, а в 80-ые за такую "провокацию" механика "на берег" и "партбилет на стол".

 

В шестидесятых противостояние было острое, и наводили друг на друга, и по курсу стреляли. От вертолётов лучше средство - дымовая шашка, дым завихряется вокруг машины и пилот сразу вверх-назад уходит; от топмачтовых пролётов отучали стрельбой из ракетниц и линемётов.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
291
[WG-V] SergantSergius
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
1 143 публикации
4 909 боёв

Добавлена байка от 14.03. Старые байки буду теперь убирать под спойлер, а последнюю размещать без спойлера.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
531
[C0D] 3aMupCOBETOB
1 350 публикаций
5 324 боя

Про медосмотр - :facepalm::bajan::bajan::bajan:

 

Когда такая зараза приходит в в/ч, то причастных командой отправляют в гражданский КВД либо привозят специалистов из него же. А потом в полугодовом приказе по ТБ доводят :trollface:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
291
[WG-V] SergantSergius
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
1 143 публикации
4 909 боёв
Добавлена байка от 15.03.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
291
[WG-V] SergantSergius
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
1 143 публикации
4 909 боёв

Добавлена Байка от 16 .13.17. Про батарейку и верность...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
291
[WG-V] SergantSergius
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
1 143 публикации
4 909 боёв

Добавлена байка от 17.13.17. "Зайчик"

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
291
[WG-V] SergantSergius
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
1 143 публикации
4 909 боёв

После перерыва на выходные публикую Байку от 20.13.17. "Поросенок". Специально про подводников. Ненормативную лексику вроде бы всю позаменял :).

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
291
[WG-V] SergantSergius
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
1 143 публикации
4 909 боёв

Добавил байку от 21.03. В шапке слетела картинка. Сама картинка у меня на другом компьютере, завтра перезалью на другой хостинг.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
291
[WG-V] SergantSergius
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
1 143 публикации
4 909 боёв

Добавлена байка от 24.03

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
531
[C0D] 3aMupCOBETOB
1 350 публикаций
5 324 боя

Добавлена байка от 24.03

 

 

Жесть!

Янкесы проводили исследования по поводу содерждания общения в бою во время Второй мировой.

 

Самое длинное, и, следовательное, самое неэффективное было у японцев, т.к. у них обращение строго формализовано и сказать просто "Вверх!" нельзя, надо оборатиться по форме "Полюбука-сан, нам надо (ля-ля-ля)". И это не менялось никак во всех их ВС.

 

Дальше шли сами амеры, т.к. разговаривать им в радость (вернее - проколотить понты какой типа крутой говорящий) и часто говорили много лишнего, употребляя совершенно без необходимости "четырёхбуквенные слова". Однако, в некоторых подразделениях, которые имели большой опыт взаимодействия, и матерились меньше, и общались чуть короче.

 

Дальше шли немцы, где формальностей было мало или не было вообще, ругались только "свои" и в бою редко, больше просто за жизнь. При этом в некоторых видах ВС и отдельных частях общались ещё короче - ваффен-СС, панцеры, люфты, кригсмарины.

 

Самое короткое было в РККА/СА, причём если в обычной обстановке оно было насыщено матом просто так, то в боевой доля мата увеличивалась за счёт сокращений всех остальных слов, но при этом сообщения вообще сокращались до 2-4 слов из 3-5 букв.

 

Что, собственно, косвенно отражает вышеприведённая байка. :izmena:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×