Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
C06YTbIJIbHUK

Броненосные крейсера типа «Баян»

В этой теме 69 комментариев

Рекомендуемые комментарии

151 публикация
283 боя

Изображение



Среди кораблей — участников русско-японской войны «Баян» по праву считается лучшим представителем класса броненосных крейсеров нашего флота. Хотя он и нес по сравнению со своими японскими собратьями более легкое вооружение, в отношении броневой защиты, скорости хода и мореходности не уступал им и даже превосходил их. Успешные действия «Баяна» под Порт-Артуром способствовали заказу еще трех однотипных ему кораблей. Однако это решение оказалось ошибочным, стремительный прогресс в кораблестроении первой четверти XX века привел к тому, что этот удачный еще несколько лет назад проект оказался сильно устаревшим.

Тем не менее крейсера типа «Баян» — самая многочисленная серия броненосных крейсеров Российского Императорского флота — активно участвовали в русско- японской и первой мировой войнах, в течение нескольких лет составляли ядро морских сил Балтийского моря.


Проектирование и постройка




Опыт японско-китайской войны 1894 — 1895 годов выявил несомненную слабость защиты бронепалубных крейсеров. Так, в бою у р. Ялу на японском крейсере «Мацусима» одним разорвавшимся в батарейной палубе 305-мм снарядом убило 58 и тяжело ранило 7 человек, а одно из орудий выбросило за борт. Этот и другие аналогичные примеры заставляли вносить коррективы в разработку кораблестроительных программ во всех странах мира. В частности, в русском флоте была предпринята попытка получить в пределах водоизмещения крейсера «Диана» (6700 т) лучше защищенный и более мощно вооруженный корабль.


14 марта 1897 года капитан 1 ранга А.М.Абаза представил управляющему Морским инистерством проекты трех французских крейсеров: цитадельного (водоизмещение 5500 т, скорость 22 — 24 узла, дальность плавания 12 000 миль) «Потюо», «Дюпюи де Лом» и двух вариантов увеличенной «Светланы» (водоизмещение 4800 и 5800 т, скорость 22 узла, вооружение из 2 203-мм и 14 152-мм орудий). Морской технический комитет, рассмотрев их 29 апреля, остановился на первом. Варианты на базе «Светланы» оказались недостаточно защищенными. «Дюпюи де Лом» имел слишком малый запас угля, а про «Потюо» сам Абаза писал, что посещая его, «всякий раз радовался, что это французский крейсер, а не русский, поскольку он являл собой образец того, как не надо строить».
Вопрос о заказе крейсера для Балтийского моря был рассмотрен 7 мая 1897 года у управляющего Морским министерством на специальном совещании с участием адмиралов К.П.Пилкина, Н.И.Казнакова, С.П.Тыртова, С.О.Макарова, В.П.Верховского, Е.И.Ломена, главных инспекторов кораблестроения, механической, артиллерийской и минной частей МТК. Здесь и были сформулированы задачи новых кораблей: ««Крейсера должны будут нести разведочную службу при эскадре, не переставая в то же время быть боевыми судами».

Одновременно тщательному анализу подвергли «последние типичные образцы крейсеров»: строящиеся в России крейсера типа «Диана»; французский «Дюпюи де Лом», английские «Аврора», «Эррогант», ««Эдгар», немецкие типа ««Фрейя»; итальянский ««Карло Альберто»; чилийский ««Эсмеральда». Отмечалось, что броневая защита на ««Дюпюи де Лом» развита за счет уменьшения скорости и запасов топлива; английские проектанты «не обременяют корабли орудиями, имея возможность ставить то же число орудий на большем числе судов, что... невыгодно»; у крейсера «Эсмеральда», построенного заводом Армстронга для Чили, при всех высоко развитых тактико-технических элементах слабо защищена артиллерия.

«Совещание не могло остановиться ни на одном из рассмотренных образцов», находя, что сочетание их основных тактико-технических элементов (скорость хода, запас топлива, вооружение, бронирование) выбрано не настолько удачно, чтобы брать за прототип какой- нибудь из этих крейсеров.

В результате обсуждения была составлена программа для проектирования крейсера; полное водоизмещение, не превышающее 7000 т; корпус с двойным дном, обшитый деревом и медью в подводной части; нормальный запас топлива 10 — 12% от водоизмещения; максимальный запас угля — на 50% больше нормального; скорость полного хода 21 узел в течение 24 ч, дальность плавания экономическим ходом в 10 узлов при максимальном запасе угля 7 — 8 тысяч миль; артиллерийское вооружение 2 203-мм, 8—10 152-мм, 20 75-мм орудий и несколько малокалиберных пушек; минное — один носовой надводный и два подводных торпедных аппарата; броней должны быть защищены все 152-мм и часть 75-мм пушек, высота бортового пояса не менее 16% ширины крейсера. (В июне последовало указание управляющего Морским министерством вместо щитов к 203-мм орудиям установить броневые башни.) Специально оговаривался тип энергетической установки — котлы Бельвиля.

«Принимая во внимание настоятельную потребность в крейсерах»», на совещании пришли к выводу о необходимости размещения заказа за границей.

Император Николай II разрешил постройку одного крейсера во Франции. В связи с этим программы проектирования направили французским заводам. 12 декабря 1897 года МТК рассмотрел три французских проекта бронированных крейсеров: два общества «Форж э Шантье»» (отделение в Гавре и в Тулоне), а также фирмы «Ателье э Шантье де ла Луар». В последнем проекте было строго выдержано водоизмещение 6741 т, тогда как Гаврский и Тулонский варианты имели соответственно 7550 и 7800 т.

Однако проектанты «Форж э Шантье»» учли ранее высказанное пожелание управляющего Морским министерством разработать в Гавре проект с бронированием, аналогичным крейсеру «Потюо», а в Тулоне — с более развитой броневой защитой, соответствующей сильной артиллерии крейсера.

Рассмотрев все варианты, МТК заключил, что проект Тулонского завода (инженер М.Лагань) «представляется во всех отношениях настолько удовлетворительным, что заставляет забывать об избытке его водоизмещения в 800 т».

13 декабря 1897 года протокол заседания МТК был одобрен генерал-адмиралом великим князем Алексеем Александровичем, после чего управляющий Морским министерством дал распоряжение о заключении контракта.

В целом положительно оценив проект инженера Лаганя, отделы МТК высказали многочисленные замечания. Артиллерийский отдел потребовал устроить в среднем каземате для 2 152-мм и 4 75- мм орудий отдельные патронные погреба, увеличить углы обстрела казематных 75-мм орудий, обеспечить вентиляцию погребов для поддержания температуры не свыше 25° С. повысить скорость подачи снарядов и зарядов к 203-мм орудиям. При проверке расчетов нагрузки оказалось, что не учтены 19 т веса ряда приспособлений подачи. Кораблестроительный отдел счел необходимым усилить форштевень, подкрепить поперечные водонепроницаемые переборки и настил двойного дна, увеличить высоту кожухов дымовых труб. В совокупности эти замечания вместе с требованиями механического отдела приводили к увеличению водоизмещения почти на 200 т. Поэтому пришлось отказаться от обшивки подводной части корпуса деревом и медью. По расчетам завода при 10-узловой скорости дальность плавания должна была составить 7800 миль. По мнению МТК — всего около 3000.

Что касается бронирования, то руководству фирмы «Форж э Шантье»» удалось убедить управляющего Морским министерством отказаться от крупповской брони. Дело в том, что, хотя во Франции несколько заводов имели лицензию на изготовление брони по технологии Круппа, все они были загружены заказами, и ожидание очереди сказалось бы на сроках готовности крейсера. «В виду серьезности причин, заявленных Лаганем о невозможности поставить на заказываемый ему крейсер в 7800 т брони круппированной, нахожу возможным допустить обыкновенную гарвеироеанную броню, только условия пробы должны быть предьявлены серьезные»». — решил управляющий Морским министерством.

Французы предложили построить в Тулоне сразу два крейсера, причем второй должен быть сдан в течение шести месяцев после первого и стоить на 200 тысяч франков дешевле. Наша сторона решила пока ограничиться одним кораблем, и 25 июня 1898 года начальник Главного управления кораблестроения и снабжения (ГУКиС) В.П.Верховский и директор Тулонского отделения Общества инженер М.Лагань подписали контракт. Стоимость корабля без вооружения составила 16 400 000 франков.

21 декабря 1898 года император Николай II присвоил строящемуся крейсеру имя «Баян». 11 января следующего года приказом по Морскому ведомству корабль зачислили в списки флота. Приказом от 10 января из списков флота исключался «по совершенной негодности к дальнейшей службе»» бывший корвет — учебное судно с тем же названием. В Главном морском штабе при составлении доклада императору возник вопрос о правописании: «Баян»» или «Боян». Военно-морской ученый отдел ГМШ составил справку, в которой говорилось, что по некоторым источникам слово «баян» этимологически восходит к глаголу «баяти» — рассказывать, по другим — к глаголу «боятися» — «бояться»», и тогда нужно писать «боян». Было решено, «не вдаваясь в ученые изыскания, сохранить то же название и с тем же правописанием, которое носил его предшественник»».

Постройкой крейсера во Франции руководили президент совета администрации Ж.Пастрэ. главный директор Видман. директор завода в Ла-Сене М.Лагань, директор завода в Марселе Мадамет, главный инженер завода в Ла-Сене Ле Го, корабельный инженер Реффус, инженер- механик завода в Марселе Гейер.

http://www.nashflot....25500705313.jpg

От заказчика — Морского министерства — наблюдающим за постройкой крейсера и броненосца («Цесаревич») был капитан 1 ранга И.К.Григорович, наблюдающим по корпусу — корабельный инженер младший судостроитель К.П.Боклевский, его помощник — корабельный инженер И.А.Гаврилов, наблюдающим по механизмам — инженер-механик Д.А.Голов.
Работы на верфи Ла-Сен близ Тулона начались в конце 1898 года.

Официальная закладка состоялась 26 июня 1899 года, одновременно с эскадренным броненосцем «Цесаревич»». К этому времени на стапеле уже было собрано днище крейсера, установлены и шпангоуты выше броневой палубы.

Главные машины изготавливал завод Общества в Марселе, котлы — завод в Сен-Дени близ Парижа.
Паровые динамо-машины заказали в Париже заводу «Сотер и Харле», электродвигатели водоотливных насосов — заводу «Бреге», якорь-цепи и гребные винты приобрели в Англии.
Сталь и броневые плиты заказали известным французским заводам: «Сен- Шамон», «Шатиллон», «Шнейдер-Крезой, « Маррель», «Сент-Этьен». Договоры заключили летом 1898 года, срок поставки — конец 1899-го. Кроме двух партий брони, все остальные были поставлены с опозданием из-за технологических трудностей, бракования целых партий, а также забастовок рабочих Луарского угольного бассейна.

Первым командиром «Баяна» назначили капитана 1 ранга А.Р.Родионова, который 21 января 1900 года принял крейсер и приступил к исполнению своих обязанностей. Капитан 1 ранга И.К.Григорович стал командиром «Цесаревича», но продолжал принимать участие и в постройке «Баяна» на правах председателя приемной комиссии.

Новый командир крейсера, ознакомившись с проектом, предложил установить дополнительно гидравлический манипулятор управления золотником паровой рулевой машины, в спецификации отсутствовавший. Фирма согласилась выполнить эту дополнительную работу бесплатно. В ходе постройки проект неоднократно корректировался. Заказчик отказался от герметичных угольных ям для нефтяного отопления, вместо якорей Марреля поставили якоря Холла со штоком, изменили чертежи мачт, расположение некоторых внутренних помещений и устройств.

Русские кораблестроители Н.И.Дмитриев и В.В.Колпычев, побывавшие на заводе, писали: «Чистота и ак-куратность работ на французских заводах — замечательные, и не только оставляют за собой качество работы на английских и американских заводах, но превосходят даже качество работ на немецких заводах. Аккуратное и слишком мелочно-пунктуальное отношение завода в Ла-Сене к чистоте работы вредит даже в значительной степени скорости постройки».

26 мая 1900 года были завершены испытания отсеков на герметичность, а 30 мая крейсер спустили на воду. На церемонию из Парижа приехала великая княгиня Анастасия Михайловна. Она находилась на верхней палубе и во время схода корабля со стапеля.

После снятия спусковых полозьев углубление форштевнем составило 2,14 м, ахтерштевнем 4,52 м, водоизмещение 2900 т, перегиб корпуса 15 мм. При контрольном осмотре отсеков не было обнаружено «ни малейшей течи ни в наружной обшивке, ни в кингстонах, трюмы остались сухими, как были на стапеле».

Крейсер спустили на воду без винтов, поскольку те, что изготовили в Англии оказались совершенно негодными: шаг и толщина лопастей были существенно менее заданных, в отливках обнаружили заделанные раковины. Завод заказал новые, но на их изготовление требовалось три месяца.

Водонепроницаемость поперечных переборок угольных ям испытывалась на плаву: некоторые из них прогибались и текли, поэтому пришлось устанавливать дополнительные подкрепления.
В марте 1901 года на заводе в Марселе собрали главные механизмы. После испытаний их разобрали и доставили в Ла-Сен. Сборка главных машин шла медленно, с частыми задержками из-за выбраковки многих деталей — например, золотниковых поршней, в которых имелись трещины, коленвала левой машины, цилиндра среднего давления левой машины и др. Рама правой машины не подошла к фундаменту, и ее пришлось выгрузить и отправить на завод в Марсель для переделки, что задержало готовность крейсера на два месяца. Установка и монтаж главных котлов значительно опережали работы с машинами. Подвели и английские поставщики. Цепные канаты завода «Генри Вуд» близ Честера не выдержали испытаний и были забракованы.

29 марта 1901 года завод посетил президент Франции Э.Ф.Лубе. На палубе броненосца ему показали модели «Цесаревича» и «Баяна», представили русских офицеров. Командиров кораблей наградили орденами Почетного легиона, старших офицеров — Командирскими крестами.

В октябре на «Цесаревиче» и «Баяне» побывал генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович.

Автор проекта «Цесаревича» и «Баяна» Лагань был хорошим организато-ром и очень внимательно относился к нуждам строящихся русских кораблей. Но позже он перешел работать в администрацию общества «Форж э Шантье», а директором завода в Ла-Сене стал Фурнье. В рапорте от 4 августа Григорович писал, что «начинают чувствоваться без всякого основания разные препятствия и отказы по снабжению и постройке».

Плановая готовность крейсера оказалась сорвана из-за задержек поставок брони. Сборку многих устройств и корпусные работы приходилось приостанавливать. 16 плит поясной брони завода «Сен-Шамон», заказанной к январю 1900 года, были испытаны стрельбой в марте и оказались негодными. Забраковали и партию казематной брони завода «Рив де Жие». Также неудовлетворительной признали всю партию плит брони башен. В январе 1901 года на Гаврском полигоне 150-мм плиту для башен пробило насквозь снарядом калибра 164,7 мм. Повторные испытания в марте того же года снова прошли неудачно. Плита опять была пробита насквозь из орудия 138,6 мм. Замена всей партии брони требовала около года, и Морское министерство приостановило платежи.
Завод «Сен-Шамон» переделывать броню для башен отказался. ГУКиС предложил обратиться к фирме Круппа в Германии. но Общество уже заказало плиты для носовой башни заводу «Маррель Фрире», а кормовой — «Шатийон Комментри» в июле 1901 года.

После переделки последнюю плиту толстой поясной брони установили на место 26 апреля 1901 года, с опозданием на 456 дней.

К 1 июня 1901 года готовность по корпусу составляла 90%, а согласно контракту крейсер должен быть готов к приемным испытаниям 8 июля. Администрация общества «Форж э Шантье» предложила начать официальные приемные испытания сразу по готовности главных машин, но управляющий Морским министерством с этим не согласился.
3 сентября начальник ГУКиС писал в главное правление Общества, что «крейсер мог быть отправлен п Россию и без брони башен, если бы все на нем было готово», и требовал принять самые энергичные меры для возможно скорой сдачи крейсера.

25 октября 1901 года «Баян» ввели в док Тулонского военного порта, для окраски подводной части. Во второй половине января следующего года начали испытания котлов и вспомогательных механизмов. В феврале на крейсере шли сверхурочные работы по установке и сборке башенной брони.

http://rnns.ru/uploa...77_02027018.jpg

4 марта произведена 20-часовая проба машин на швартовых. Капитан 1 ранга Родионов телеграфировал в Петербург. что «результат превосходный».

30 марта комиссия под председательством капитана 1 ранга Григоровича начала приемку жилых помещений крейсера, а 24 апреля на «Баян» прибыли 370 человек команды и четыре офицера. Французские власти отнеслись с большим вниманием к организации переезда экипажа от Дюнкерка до Тулона, выделив отдельный поезд со специальными сопровождающими. По всему маршруту жители криками «Vivi La Russie!» приветствовали русских моряков, на станциях устраивались манифестации. В Лионе на платформе был построен почетный караул с оркестром.

По прибытии команды начались выходы крейсера на заводские испытания. Все механизмы и котлы обслуживала заводская сдаточная команда, поскольку всю ответственность за корабль до его приема в казну несла фирма.

8 мая «Баян» вышел в море на заводскую пробу, но вынужден был вернуться из-за выхода из строя рулевого привода. 15 мая крейсер на шести пробегах развил максимальный ход 20,5 узла.
Приемные ходовые испытания затянулись до конца года из-за доводки кот-лов. В декабре 1902 года на официальных приемных испытаниях на полный ход крейсер достиг 20,97 узла. 16 декабря был подписан заключительный приемный акт, в котором указывалось, что «крейсер выполнил все условия приемных испытаний и никоим штрафам не подлежит».

Опоздание же в сдаче крейсера из- за задержки готовности броневых плит предусматривалось статьей 9 контракта и поэтому не могло служить причиной предъявления штрафных санкций. Комиссия в связи с этим считала время начала испытаний со дня готовности башен — 3 января 1902 года.



Устройство корпуса


Крейсер построен из сименс-маргеновской стали. Форштевень и ахтерштевень отлиты из бронзы. Чтобы таран выдержал удар в борт корабля противника, форштевень был укреплен усиленными шпангоутами и брештуками. Плоский киль состоял из двух стальных листов: наружного и внутреннего. Стыки килевых листов скреплены тремя рядами заклепок на тpex четвертях длины корпуса в средней части и двумя рядами в оконечностях. Нумерация шпангоутов на «Баяне», как и на других кораблях французского флота, шла от мидель-шпангоута в нос и в корму. Шпангоуты днищевого набора крейсера двух типов: водонепроницаемые и с вырезанными флорами. Расстояние между шпангоутами — 0,9 м, кроме машинного отделения, где их расположение соответствовало конфигурации фундаментов главных машин. Средний внутренний киль и бортовые стрингеры в местах нахождения в междудонном пространстве отсеков для хранения котельной воды выполнялись водонепроницаемыми, а на остальном протяжении имели отверстия диаметром 100 мм для облегчения конструкции. Двойное дно подразделялось на 24 отсека, из которых восемь предназначались под хранение 160 т пресной воды для котлов, и простиралось от 39-го кормового до 41-го носового шпангоута. Параллельно килю располагались восемь стрингеров, по четыре с каждого борта. Водонепроницаемые шпангоуты в двойном дне соответствовали поперечным водонепроницаемым переборкам. Главных переборок было 14, проходили они от двойного дна до броневой палубы. Еще пять переборок в оконечностях, где не было двойного дна. простирались от наружной обшивки также до броневой палубы. Толщина листов конструкций набора на протяжении двойного дна — 8 мм, в оконечностях — 7. Продольная средняя переборка толщиной 7 мм разделяла по диаметральной плоскости машинные отделения. На всем протяжении машинных и котельных отделений проходили бортовые продольные переборки. По броневой палубе вдоль бортов располагались коффердамы, подразделенные на отсеки переборками через пять шпаций. Между броневой и батарейной палубами имелись поперечные и продольные переборки из гофрированной стали толщиной 15 мм.

Наружная обшивка от листов плоского киля до нижней кромки поясной бортовой брони состояла из поясьев мягкой стали толщиной 10 мм. набранной внакрой с высадками по всей длине бронированной части корпуса. Там, где броня заканчивалась, обшивка набиралась в один слой вгладь по пазам и стыкам. В местах установки кингстонов, забортных отверстий обшивка имела дополнительные крепления. В средней части корпуса для уменьшения качки располагались бортовые кили.

Броневая палуба настилалась из двух слоев стальных листов по 10 мм на всем протяжении поясной брони. На батарейной палубе первые бортовые поясья на половине длины корпуса имели толщину 12 мм, остальные 8—10 мм. Листы верхней палубы толщиной 7 мм, а в местах, где находились брашпиль, лебедки, якорные клюзы, их усиливали до 12 мм. Для защиты от стрельбы с боевых марсов над казематом толщина палубы составляла 15 мм. Верхняя палуба настлана из ти-ковых досок толщиной 60 мм, на мостиках — 50 мм. Батарейная палуба покрыта линолеумом.


Рангоут и забортные устройства


Крейсер имел две боевые металлические мачты диаметром в степсе 0.9. вверху — 0.7 м с деревянными стеньгами и реями. Общая высота фок-мачты над ватерлинией 38 м, грот-мачты с брам- стеньгой — 46 м. На высоте 22,8 м над ватерлинией на грот-мачте располагался боевой марс, имевший два 47-мм орудия. Элеватор для подъема на марс 47-мм патронов находился внутри мачты. Прикрывались марсы 5-мм стальными листами. На грот-мачте устанавливался гафель и грузовая стрела для спуска и подьема плавсредств с помощью паровой лебедки. Как и все корабли 1 ранга того времени, «Баян» оснащался флагштоком, гюйсштоком, шлюпбалками и кат-балками, выстрелами, тремя забортными трапами и сетевым заграждением.


Бронирование


От носа до 52-го кормового шпангоута по ватерлинии проходил нижний броневой пояс из 52 плит высотой в средней части 1,8 м, причем верхняя кромка пояса шла на 0.6 м выше грузовой ватерлинии. Плиты длиной от 3,61 до 4,75 м — трапецеидального сечения, уменьшались к нижней кромке. Толщина первых пяти плит с носа (одного борта) — 100/70 мм, шестой - 120/80 мм, седьмой — 150/90 мм. В средней части располагались плиты 200/100, последние три к кормовому траверзу — 150/90, 120/80 и 100/70 мм. Все они опирались на тиковую прокладку и крепились к металлической рубашке болтами с резиновыми прокладками. На 52-м кормовом шпангоуте бортовой пояс упирался в траверз из трех плит толщиной по 200/100 мм. От носа до 40-го кормового шпангоута от верхней кромки главного пояса до батарейной палубы располагался верхний пояс из 60-мм плит на двухслойной стальной рубашке из листов по 10 мм. На 40-м кормовом шпангоуте находился верхний траверз между батарейной и броневой палубами из таких же плит, как и верхний пояс. На протяжении среднего каземата 60-мм броневые плиты доходили до верхней палубы.

Броневая палуба карапасной формы по всей длине нижнего пояса была покрыта 30-мм плитами. Сзади нижнего траверза она снижалась к корме. Траверзы казематов имели толщину 60 мм, вращающаяся часть 203-мм башен — 150 мм, крыша башни — 30 мм. Подачная труба кормовой башни защищалась также 150- мм плитами. У носовой башни в связи с наличием бортового броневого пояса подачная труба между батарейной и броневой палубой имела толщину 60 мм. а выше батарейной — 150 мм.

Spoiler
Боевая рубка состояла из двух слоев скрепленных между собой броневых плит общей толщиной 160 мм и высотой 1,6 м и имела крышу из маломагнитной стали толщиной 30 мм. Труба для защиты переговорных труб, кабелей телеграфов и указателей была выполнена из кованой стали толщиной 80 мм и имела внутренний диаметр 0,65 м. Вертикальные плиты крейсера изготавливались из брони, цементированной по способу Гарвея, броня палубы — из мягкой судостроительной стали.


Вооружение


Два 203-мм орудия длиной в 45 калибров размещались на станках системы Металлического завода в одноорудийных башнях в носу и корме с горизонтальным углом обстрела в 270°. Возвышение оси орудия над грузовой ватерлинией у носовой башни — 8,5 м, у кормовой — 7,5. Масса башенной установки 157 т. Максимальный угол возвышения орудий 18°. Башни были уравновешены, то есть центр тяжести вращающихся весов находился на вертикальной оси вращения. Электрический привод обеспечивал поворот башни на 270е за 65 с. Элеваторы производили один подъем в 30 с. Боекомплект составлял по 100 выстрелов на башню.

Восемь 152-мм орудий системы Канэ длиной в 45 калибров на центральных станках с башенноподобными щитами располагались в трех бронированных казематах (по два в носовом и в кормовом, четыре в среднем). Каждое орудие изолировалось от других 10-мм поперечными переборками с угловыми стойка-ми и имело свой патронный погреб на 150 выстрелов. В беседке, поднимаемой из погреба элеваторами со скоростью 0.7 м/с, помещалось по три снаряда и заряда. В отличие от кораблей русской постройки, патроны (снаряды и заряды) хранились не в беседках, а в стеллажах. Поэтому в бою требовалось перекладывать снаряды и заряды со стеллажа в беседку. С учетом этого подача была способна обеспечить скорострельность 4 — 5 выстрелов в минуту.

Двадцать 75-мм орудий Канэ длиной в 50 калибров на станках системы Металлического завода располагались следующим образом: два погонных в батарейной палубе впереди носовой башни, два ретирадных в зале адмирала, восемь в среднем каземате, четыре над 152-мм орудиями среднего каземата и по два над орудиями носового и кормового казематов. Восемь орудий, стоявших на верхней палубе, имели щиты. Шесть элеваторов поднимали из погребов беседки по 18 75-мм патронов со скоростью 0,7 м/с. В отличие от 152-мм погребов, унитарные 75-мм патроны хранились в беседках. Боекомплект составлял по 250 выстрелов на орудие.

Четыре полуавтоматические 47-мм пушки системы Гочкиса располагались на верхней палубе в средней части, две — на носовом мостике и две — на грот-марсе. Две 37-мм съемные пушки предназначались для вооружения катеров и баркасов. Патроны для них хранились в двух отдельных погребах, боекомплект — 500 выстрелов на ствол. Для вооружения десанта служили две 64-мм пушки Барановского и пулеметы. Вес бортового залпа крейсера составлял 342 кг.

По первоначальному проекту предполагалось иметь три торпедных аппарата, но от носового надводного отказались по распоряжению генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича. Два подводных торпедных аппарата системы Металлического завода размещались в специальном помещении между котельными отделениями № 2 и № 3 и закреплялись стационарно под углом 65° в нос. На каждый аппарат приходилось по три торпеды (самодвижущиеся мины Уайтхеда типа R47). Паровые катера имели съемные аппараты для метательных мин.


Главные механизмы и котлы


Две главные вертикальные четырехцилиндровые паровые машины тройного расширения работали каждая на свой винт. Диаметры цилиндров: высокого давления — 1.1 м, среднего — 1,74 м и два низкого давления по 2 м. Проектная частота вращения — 140 об/мин. Общий ход поршней — 0,87 м, средняя скорость поршней 4,06 хода в минуту. Давление пара в цилиндрах высокого давления 16 кг/см2.

Пар давлением 21 кг/см2 вырабатывался в 26 главных водотрубных котлах Бельвиля, объединенных в четыре группы: в носовой — четыре котла по девять элементов в 2,3 м длиной каждый с семью этажами трубок диаметром по 115 мм; в средней шесть котлов, причем два из них по девять и четыре по десять элементов; в средней кормовой и кормовой группах — по восемь котлов (восемь элементов каждый). Все главные котлы имели экономайзеры. Общая поверхность колосников котлов составляла 127.26 м?, поверхность нагрева котлов — 2759,46 м2, поверхность нагрева экономайзеров 1225,14 м\ полная поверхность нагрева 3984,6 м2. Дымоходы всех котлов выводились в четыре дымовые трубы, высотой 20,5 м над ватерлинией и 15,0 м над верхней палу-бой. Кожухи труб выполнены из стальных 4-мм листов.



Вспомогательные механизмы, системы и корабельные устройства


Четыре паровые динамо-машины, расположенные попарно в носовом и кормовом отделениях, вырабатывали постоянный ток напряжением 100 В и силой до 500 А. Помещения и палубы крейсера освещались 600 лампочками в 16,3 и 50 свечей. Пять прожекторов системы Манжена, располагавшиеся: два на носовом мостике, два — на верхней палубе в средней части, один — на площадке грот-мачты, имели диаметр зеркала по 75 см.

Главные котлы могли питаться водой от испарителей общей производительностью 160 т в сутки или из запасов в междудонном пространстве с помощью специального насоса производительностью 20 т/ч. Два опреснителя системы Киркальди выдавали 10 000 л воды в сутки для бытовых нужд.

Водоотливная система обеспечивалась эжекторами и шестью паровыми помпами производительностью по 200 т/ч, расположенными на броневой па-лубе. Еще несколько помп служили для работы осушительной, фановой и других систем. Два пожарных насоса имели производительность по 50 т/ч. Крейсер был снабжен рефрижераторной машиной. Шлак из котельныхотделений поднимали восемь лебедок грузоподъемностью по 150 кг.



Фото

Схема

Служба



Переход на Дальний Восток

Весной 1903 года Баян совершил переход в Кронштадт, где 22 июля участвовал в генерал-адмиральском смотре, а 26 июля — в императорском смотре. В тот же день крейсер вместе с броненосцем «Ослябя» направился в Средиземное море на соединение с броненосцами «Цесаревич» и «Император Николай I». По замыслу ГМШ, этот отряд должен был выйти на Дальний Восток для укрепления эскадры Тихого океана. Однако 9 (22) августа «Ослябя» попал в аварию в Гибралтарском проливе, и «Баян» продолжил путь в одиночку. 25 сентября 1903 года броненосец «Цесаревич» и крейсер «Баян» покинули Средиземное море, направляясь на Дальний Восток. В Порт-Саид пришли 27-го, в Суэц — 30-го, в Джибути — 8 октября, в Коломбо — 21 октября, в Сабанг — 28 октября. 7 ноября вышли из Сингапура в Порт-Артур. В пути команда крейсера занималась учебно-боевой подготовкой. В 9 часов утра 19 ноября радиостанция «Цесаревича» вступила в переговоры со станцией стоящего на внешнем рейде Порт-Артура флагманского броненосца «Петропавловск». 30 ноября приказом начальника эскадры № 984 «Цесаревич» и «Баян» были зачислены в её состав. Корабли включились в программу рейдовых учений и готовились к окраске в боевой цвет.
В поход на Дальний Восток «Цесаревич» и «Баян» вышли без дальномеров Барра и Струда, а крейсер вдобавок страдал неудачной конструкцией задраек ставней орудийных портов, которые откидывались от ударов волн (что, учитывая низкое расположение бортовых батарей, фактически не позволяло использовать никакие орудия, кроме башенных 8", при более-менее сильном волнении).


В Порт-Артуре

25 января 1904 года, накануне нападения японцев, «Баян» в паре с «Боярином» отбыл свою очередь дежурства. Поставив корабль на якорь на внешнем рейде, где эскадра готовилась к практическому плаванию, капитан 1-го ранга Вирен подал рапорт на имя начальника эскадры, в котором просил разрешения установить противоминные сети, но ответа не получил. Поскольку крейсер стоял в дальнем юго-западном ряду строя эскадры, команда не догадывалась о нападении японских миноносцев. Нападавшие также не заметили крейсер, заслонённый вспомогательным крейсером «Ангара». Только с подходом катеров с подорванных кораблей на «Баяне» поняли, что произошло, и в 1 час 35 минут утра развели пары. Приказа на выход в море не поступило. В 4 часа 55 минут утра Вирен напомнил начальнику эскадры о готовности выйти в море, но приказа опять не последовало. В 8 часов 05 минут утра в виду российской эскадры появились два бронепалубных японских крейсера, но адмирал Старк не отправил на перехват крейсера, а начал выводить всю эскадру. «Баян» шёл во главе колонны крейсеров. Когда японские крейсера скрылись, эскадра вернулась на рейд.

27 января японский флот опять приблизился к Порт-Артуру. Российская эскадра в кильватерной колонне вышла навстречу. После получасовой перестрелки японский флот вышел из боя. Крейсера «Баян» и «Новик» во время боя оказались между колоннами броненосцев. После первого выстрела японского флагмана «Микаса» «Баян» открыл ответный огонь с расстояния 29 кабельтовых. После начала отхода противника русские крейсера сблизились с концевыми кораблями японцев на 19 кабельтовых и открыли огонь из всех орудий, вплоть до 75-мм. По приказу Старка крейсера присоединились к своей эскадре.
В бою крейсер получил до десяти попаданий 6" снарядов и до 350 мелких пробоин. Вышли из строя три 75-мм пушки, прожектор и три котла. Погибло 4 матроса, ранено 35 (двое смертельно). Из офицеров были ранены лейтенант А. А. Попов и командир 6" орудия поручик В. К. Самарский. Строевой квартирмейстер Никифор Печерица, несмотря на серьёзные раны, не покинул свой пост у флага. Матрос 1-й статьи Павел Адмалкин после попадания снаряда в 6" каземат один продолжал вести огонь, сделав 10 выстрелов. За этот бой Вирен получил золотое оружие «За храбрость».

В выходах из гавани навстречу японской эскадре «Баян» выполнял роль флагмана отряда крейсеров. Однако его боевые возможности уменьшала ограниченная дальнобойность 8" орудий. В перестрелках с японскими крейсерами на предельной дальности снаряды крейсера не долетали до противника.

31 марта 1904 года «Баян» вышел на помощь подбитому и потерявшему ход миноносцу «Страшный», окружённому японскими миноносцами. Подойдя к месту боя, крейсер столкнулся с отрядом из шести японских крейсеров (броненосные «Асама» и «Токива» и четыре бронепалубных). «Баян» открыл огонь, после чего под сосредоточенным ответным огнём противника спустил вельбот и ялик и начал спасать из воды команду погибшего миноносца (успели спасти пятерых матросов), после чего двинулся наперерез двум японским крейсерам, преследовавшим отряд русских миноносцев. Последний залп японских крейсеров лёг под самой кормой «Баяна», однако крейсер успел уйти от неминуемой гибели и даже подобрать шлюпки. Только сопроводив миноносцы к берегу, по приказу флагмана крейсер присоединился к эскадре. За этот бой капитан 1-го ранга Вирен был удостоен ордена св. Георгия IV степени, были также награждены некоторые офицеры и матросы.

В дальнейшем действия Порт-Артурской эскадры ограничились выходами легких судов. «Баян» оставался в гавани. 24 апреля о приказу и. о. начальника эскадры контр-адмирала Витгефта с крейсеры были сняты для установки на батарею литер «В» четыре 75-мм пушки.

10 июня «Баян» под брейд-вымпелом капитана 1-го ранга Рейценштейна участвовал в эскадренном выходе в море для генерального сражения с японской эскадрой. В 19 часов 10 минут по сигналу адмирала Витгефта «Баян» с крейсерами занял место впереди эскадры, возвращавшейся в порт, не приняв боя.

26 июня «Баян» под брейд-вымпелом Рейценштейна возглавил отряд, включавший броненосец «Полтава», крейсера и миноносцы, который обстрелял занятые японцами высоты в бухте Тахо. В перестрелке с отрядом японских крейсеров и миноносцев 8" снаряды «Баяна» опять не долетали до противника.

В июле «Баян» продолжал поддерживать огнём сухопутные войска. 14 июля он возглавлял отряд в составе броненосца «Ретвизан» и «Полтава», крейсеров «Новик» и «Аскольд», 3 канонерских лодок и 7 миноносцев, вышедший в бухту Тахо для обстрела японских позиций. В ответ японцы выслали броненосные крейсера «Ниссин» и «Кассуга». Русский отряд, не приняв боя, начал отходить. На входе в гавань «Баян» правым бортом задел мину, получив пробоину длиной почти 10 метров у бокового киля, в результате чего были затоплены первая кочегарка, две угольные ямы и правый бортовой коридор. При небольшом крене на правый борт дифферент дошёл до 2,1 м. В 18 часов 40 минут крейсер успел встать на бочку, после чего сел на грунт. Под руководством лейтенанта В. И. Руднева были подведены два пластыря, пока другая аварийная партия под руководством трюмного механика Б. П. Кошелева закрепляла переборки.

Командование эскадры перед вводом крейсера в док решило полностью его разоружить, «чтобы не надломился». Все 6" и 75-мм пушки были сняты и переданы на сухопутный фронт и на другие корабли эскадры. Две 6" пушки затонули вместе с баржей при обстреле японской осадной артиллерией. Ко 2 (15) сентября на «Баяне» уже не было ни одного 6", 8х75-мм, 8х47-мм и 2х37-мм орудий, и рассчитывать на их возвращение не приходилось.

Командир корабля сам способствовал его разоружению. 15 (28) июля на совещании командиров и флагманов Р. Н. Вирен высказал предложение: «Флоту оставаться в Артуре, составляя с ним нераздельное целое, но разделить суда на те, которые будут выходить на рейд, и другие, которые останутся в гавани, окончат кампанию, и вся команда их пойдёт на берег и примет участие в обороне Артура». После гибели Витгефта в бою в Жёлтом море именно Вирен был назначен начальником Порт-Артурского отряда кораблей и продолжил разоружение эскадры. Командование «Баяном» было поручено капитану 2-го ранга Ф. Н. Иванову — бывшему командиру минного заградителя «Амур».

В начале августа на команду «Баяна» возложили обязанность обслуживать 4x6", 3x120-мм, 12x75-мм, 9x47-мм, 12x37-мм пушек и 5 прожекторов на сухопутном фронте и 9 фугасов форта № III, для чего с корабля на берег было списано 223 человека (батареями на сухопутном фронте командовали мичманы Юрий Лонткевич, Александр Бошняк, Анатолий Романов). Еще более 200 человек было послано 7 августа в резерв сухопутных войск крепости под командованием лейтенанта В. И. Руднева 3-го и мичмана П. М. Соймонова 2-го (в героической обороне г. Высокой участвовали лейтенант В. И. Руднев, инженер-механик М. И. Глинка, младший врач А. П. Стеблов, священник о. Анатолий Куньев).

В конце сентября на «Баян» начали устанавливать 6" орудия с крейсера «Паллада», готовя его к выходу в море. Японцы обстреливали гавань из орудий среднего калибра, а потом и из 11" мортир. «Баян» получил 10 попаданий снарядами среднего калибра и 6 — 11" снарядами. 3 октября крейсер, уже получивший повреждения в ходовой части, вышел на внешний рейд, уходя от обстрела. Покончив с броненосцами, стоявшими на внутреннем рейде, 25 ноября японцы вновь перенесли огонь на «Баян». С 9 до 17 часов по крейсеру было выпущено до 320 11" и 6" снарядов. Четыре из десяти попавших в крейсер снарядов были 11" калибра. Не имея подводных пробоин, корабль всё более оседал в воду, поскольку отсеки заполнялись водой в результате борьбы с пожарами. О восстановлении корабля уже не могло быть и речи. К полудню 26 ноября крейсер, наполнившись водой, с 15-градусным креном на левый борт всем корпусом лёг на грунт Восточного бассейна.

Часть команды «Баяна» образовала десантную роту во главе мичманом Ю. Л. Леонтковичем и инженер-механиком Е. П. Кошелевым. Капитан 2-го ранга Иванов получил должность при штабе. В ночь на 20 декабря 1904 года «Баян» был взорван.


В составе японского флота

После захвата Порт-Артура японцы начали поднимать затопленные корабли. 7 августа из гавани в Японию вышел поднятый со дна крейсер «Баян». Сначала бывшие русские корабли предполагалось продать Китаю, но сделка не состоялась, и 22 августа 1905 года крейсер был включен в состав японского флота под именем «Асо». В 1906—1908 годах он прошел восстановительный ремонт в Майдзуру, получив новые котлы Миябара и орудия Виккерса.


«Паллада» — броненосный крейсер типа «Баян» Российского Императорского флота. Назван в память о бронепалубном крейсере I ранга «Паллада» (1899), захваченном японцами во время Русско-японской войны (1904—1905). Участвовал в Первой мировой войне в составе Балтийского флота.

26 августа 1914 года крейсера «Паллада» и «Богатырь» захватили сигнальную книгу с германского лёгкого крейсера Магдебург, севшего на мель вблизи острова Осмуссаар в Финском заливе. Российские власти передали книгу британскому Адмиралтейству, что сыграло решающую роль в раскрытии военно-морского кода Германии. Раскрытие кода оказало впоследствии значительное влияние как на боевые действия на море, так и на ход войны в целом.


11 октября 1914 года при возвращении из дозора в устье Финского залива был торпедирован германской подводной лодкой «U-26» под командованием капитан-лейтенанта фон Боркхейма и затонул со всем экипажем (537 человек) в результате детонации боезапаса. «Паллада» стала первым российским боевым кораблем, погибшим в Первой мировой войне.

Погибшим крейсером командовал капитан 1-го ранга С. Р. Магнус, старшим офицером состоял капитан 2-го ранга А. М. Романов. Обязанности старших офицеров по специальностям несли: артиллериста — лейтенант Л. А. Гаврилов 2-й, минера — лейтенант А. А. Измайлов, штурмана — лейтенант Ю. К. Быков 3-й. Старшим механиком был капитан 1-го ранга А. А. Дешевов.

За два месяца до войны «Палладу» прикомандировали к бригаде подлодок Балтийского флота для отработки торпедных стрельб. На учениях подлодка «Акула» «потопила» крейсер трехторпедным залпом. На ее капитана Магнуса это произвело сильное впечатление, несколько дней он, по воспоминаниям очевидцев, ходил «сам не свой». Кроме того командир «Паллады» в свое время сам командовал дивизионом подводных лодок, тем не менее он не принял в роковой день элементарных мер предосторожности. Несмотря на категорический приказ командующего флотом адмирала Н. О. Эссена, корабль шел без противолодочного зигзага. А на подходе к порту командир «Паллады» отпустил два сопровождавших его эсминца.



Баян (крейсер, 1908)


После поражения в Русско-Японской войне Российский императорский флот оказался без действующей и распланированной судостроительной программы. При этом флот остро нуждался в пополнении поредевшего корабельного состава.

10 ноября 1904 года управляющий Морским министерством принял реше­ние о постройке в Санкт-Петербурге крейсеров «улучшенного типа „Баян“» по чертежам головного крейсера серии — «Адмирал Макаров». Его постройка осуществлялась французской фирмой «Forges et Chantiers», которая передавала техническую документацию для постройки в России двух других кораблей — «Баян» и «Паллада».

Начало постройки крейсеров финансировалось кредитами, полученными Морским министерством для восполнения убыли корабельного состава Первой Тихоокеанской Эскадры после начала войны и первых потерь флота. «Баян» зачислен в списки судов Балтийского флота 15 апреля 1905 года, 15 августа 1905 года заложен на эллинге Нового адмиралтейства в Санкт-Петербурге, спущен на воду 2 августа 1908 года и вступил в строй 1 июля 1911 года. Крейсер незначительно отличался от первого «Баяна»; наиболее существенными отличиями были: переделка бронирования, возможность уборки боевых прожекторов в дневное время под защиту брони, расширение сети переговорных труб, установка специальных сальников для всех кабелей и проводов, проходящих через водонепроницаемые переборки, замена деревянных шкафов в хозяйственных помещениях на металлические и т. д.


«Баян» участвовал в составе 1-й бригады крейсеров Балтийского флота в Первой мировой войне, с мая 1918 года на консервации в порту Петрограда. Восемь демонтированных 152-мм орудий крейсера были установлены на плавбатареях Онежской военной флотилии, принимавших участие в Гражданской войне. Продан 1 июля 1922 года русско-германскому акционерному обществу «Деруметалл», осенью 1922 года отбуксирован в Германию и был разобран в Штеттине. Исключен из списков кораблей РККФ 25 ноября 1925 года.


Источники

Военно-исторический электронный журнал
В
ики

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17 034 публикации
577 боёв

Надо в РЯВ и переносить.:)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 публикация




Среди кораблей — участников русско-японской войны «Баян» по праву считается лучшим представителем класса броненосных крейсеров нашего флота. Хотя он и нес по сравнению со своими японскими собратьями более легкое вооружение, в отношении броневой защиты, скорости хода и мореходности не уступал им и даже превосходил их. Успешные действия «Баяна» под Порт-Артуром способствовали заказу еще трех однотипных ему кораблей. Однако это решение оказалось ошибочным, стремительный прогресс в кораблестроении первой четверти XX века привел к тому, что этот удачный еще несколько лет назад проект оказался сильно устаревшим.
Тем не менее крейсера типа «Баян» — самая многочисленная серия броненосных крейсеров Российского Императорского флота — активно участвовали в русско- японской и первой мировой войнах, в течение нескольких лет составляли ядро морских сил Балтийского моря.

Проектирование и постройка

Spoiler


Опыт японско-китайской войны 1894 — 1895 годов выявил несомненную слабость защиты бронепалубных крейсеров. Так, в бою у р. Ялу на японском крейсере «Мацусима» одним разорвавшимся в батарейной палубе 305-мм снарядом убило 58 и тяжело ранило 7 человек, а одно из орудий выбросило за борт. Этот и другие аналогичные примеры заставляли вносить коррективы в разработку кораблестроительных программ во всех странах мира. В частности, в русском флоте была предпринята попытка получить в пределах водоизмещения крейсера «Диана» (6700 т) лучше защищенный и более мощно вооруженный корабль.

14 марта 1897 года капитан 1 ранга А.М.Абаза представил управляющему Морским инистерством проекты трех французских крейсеров: цитадельного (водоизмещение 5500 т, скорость 22 — 24 узла, дальность плавания 12 000 миль) «Потюо», «Дюпюи де Лом» и двух вариантов увеличенной «Светланы» (водоизмещение 4800 и 5800 т, скорость 22 узла, вооружение из 2 203-мм и 14 152-мм орудий). Морской технический комитет, рассмотрев их 29 апреля, остановился на первом. Варианты на базе «Светланы» оказались недостаточно защищенными. «Дюпюи де Лом» имел слишком малый запас угля, а про «Потюо» сам Абаза писал, что посещая его, «всякий раз радовался, что это французский крейсер, а не русский, поскольку он являл собой образец того, как не надо строить».
Вопрос о заказе крейсера для Балтийского моря был рассмотрен 7 мая 1897 года у управляющего Морским министерством на специальном совещании с участием адмиралов К.П.Пилкина, Н.И.Казнакова, С.П.Тыртова, С.О.Макарова, В.П.Верховского, Е.И.Ломена, главных инспекторов кораблестроения, механической, артиллерийской и минной частей МТК. Здесь и были сформулированы задачи новых кораблей: ««Крейсера должны будут нести разведочную службу при эскадре, не переставая в то же время быть боевыми судами».
Одновременно тщательному анализу подвергли «последние типичные образцы крейсеров»: строящиеся в России крейсера типа «Диана»; французский «Дюпюи де Лом», английские «Аврора», «Эррогант», ««Эдгар», немецкие типа ««Фрейя»; итальянский ««Карло Альберто»; чилийский ««Эсмеральда». Отмечалось, что броневая защита на ««Дюпюи де Лом» развита за счет уменьшения скорости и запасов топлива; английские проектанты «не обременяют корабли орудиями, имея возможность ставить то же число орудий на большем числе судов, что... невыгодно»; у крейсера «Эсмеральда», построенного заводом Армстронга для Чили, при всех высоко развитых тактико-технических элементах слабо защищена артиллерия.
«Совещание не могло остановиться ни на одном из рассмотренных образцов», находя, что сочетание их основных тактико-технических элементов (скорость хода, запас топлива, вооружение, бронирование) выбрано не настолько удачно, чтобы брать за прототип какой- нибудь из этих крейсеров.
В результате обсуждения была составлена программа для проектирования крейсера; полное водоизмещение, не превышающее 7000 т; корпус с двойным дном, обшитый деревом и медью в подводной части; нормальный запас топлива 10 — 12% от водоизмещения; максимальный запас угля — на 50% больше нормального; скорость полного хода 21 узел в течение 24 ч, дальность плавания экономическим ходом в 10 узлов при максимальном запасе угля 7 — 8 тысяч миль; артиллерийское вооружение 2 203-мм, 8—10 152-мм, 20 75-мм орудий и несколько малокалиберных пушек; минное — один носовой надводный и два подводных торпедных аппарата; броней должны быть защищены все 152-мм и часть 75-мм пушек, высота бортового пояса не менее 16% ширины крейсера. (В июне последовало указание управляющего Морским министерством вместо щитов к 203-мм орудиям установить броневые башни.) Специально оговаривался тип энергетической установки — котлы Бельвиля.
«Принимая во внимание настоятельную потребность в крейсерах»», на совещании пришли к выводу о необходимости размещения заказа за границей.
Император Николай II разрешил постройку одного крейсера во Франции. В связи с этим программы проектирования направили французским заводам. 12 декабря 1897 года МТК рассмотрел три французских проекта бронированных крейсеров: два общества «Форж э Шантье»» (отделение в Гавре и в Тулоне), а также фирмы «Ателье э Шантье де ла Луар». В последнем проекте было строго выдержано водоизмещение 6741 т, тогда как Гаврский и Тулонский варианты имели соответственно 7550 и 7800 т.
Однако проектанты «Форж э Шантье»» учли ранее высказанное пожелание управляющего Морским министерством разработать в Гавре проект с бронированием, аналогичным крейсеру «Потюо», а в Тулоне — с более развитой броневой защитой, соответствующей сильной артиллерии крейсера.
Рассмотрев все варианты, МТК заключил, что проект Тулонского завода (инженер М.Лагань) «представляется во всех отношениях настолько удовлетворительным, что заставляет забывать об избытке его водоизмещения в 800 т».
13 декабря 1897 года протокол заседания МТК был одобрен генерал-адмиралом великим князем Алексеем Александровичем, после чего управляющий Морским министерством дал распоряжение о заключении контракта.
В целом положительно оценив проект инженера Лаганя, отделы МТК высказали многочисленные замечания. Артиллерийский отдел потребовал устроить в среднем каземате для 2 152-мм и 4 75- мм орудий отдельные патронные погреба, увеличить углы обстрела казематных 75-мм орудий, обеспечить вентиляцию погребов для поддержания температуры не свыше 25° С. повысить скорость подачи снарядов и зарядов к 203-мм орудиям. При проверке расчетов нагрузки оказалось, что не учтены 19 т веса ряда приспособлений подачи. Кораблестроительный отдел счел необходимым усилить форштевень, подкрепить поперечные водонепроницаемые переборки и настил двойного дна, увеличить высоту кожухов дымовых труб. В совокупности эти замечания вместе с требованиями механического отдела приводили к увеличению водоизмещения почти на 200 т. Поэтому пришлось отказаться от обшивки подводной части корпуса деревом и медью. По расчетам завода при 10-узловой скорости дальность плавания должна была составить 7800 миль. По мнению МТК — всего около 3000.
Что касается бронирования, то руководству фирмы «Форж э Шантье»» удалось убедить управляющего Морским министерством отказаться от крупповской брони. Дело в том, что, хотя во Франции несколько заводов имели лицензию на изготовление брони по технологии Круппа, все они были загружены заказами, и ожидание очереди сказалось бы на сроках готовности крейсера. «В виду серьезности причин, заявленных Лаганем о невозможности поставить на заказываемый ему крейсер в 7800 т брони круппированной, нахожу возможным допустить обыкновенную гарвеироеанную броню, только условия пробы должны быть предьявлены серьезные»». — решил управляющий Морским министерством.
Французы предложили построить в Тулоне сразу два крейсера, причем второй должен быть сдан в течение шести месяцев после первого и стоить на 200 тысяч франков дешевле. Наша сторона решила пока ограничиться одним кораблем, и 25 июня 1898 года начальник Главного управления кораблестроения и снабжения (ГУКиС) В.П.Верховский и директор Тулонского отделения Общества инженер М.Лагань подписали контракт. Стоимость корабля без вооружения составила 16 400 000 франков.
21 декабря 1898 года император Николай II присвоил строящемуся крейсеру имя «Баян». 11 января следующего года приказом по Морскому ведомству корабль зачислили в списки флота. Приказом от 10 января из списков флота исключался «по совершенной негодности к дальнейшей службе»» бывший корвет — учебное судно с тем же названием. В Главном морском штабе при составлении доклада императору возник вопрос о правописании: «Баян»» или «Боян». Военно-морской ученый отдел ГМШ составил справку, в которой говорилось, что по некоторым источникам слово «баян» этимологически восходит к глаголу «баяти» — рассказывать, по другим — к глаголу «боятися» — «бояться»», и тогда нужно писать «боян». Было решено, «не вдаваясь в ученые изыскания, сохранить то же название и с тем же правописанием, которое носил его предшественник»».
Постройкой крейсера во Франции руководили президент совета администрации Ж.Пастрэ. главный директор Видман. директор завода в Ла-Сене М.Лагань, директор завода в Марселе Мадамет, главный инженер завода в Ла-Сене Ле Го, корабельный инженер Реффус, инженер- механик завода в Марселе Гейер.
От заказчика — Морского министерства — наблюдающим за постройкой крейсера и броненосца («Цесаревич») был капитан 1 ранга И.К.Григорович, наблюдающим по корпусу — корабельный инженер младший судостроитель К.П.Боклевский, его помощник — корабельный инженер И.А.Гаврилов, наблюдающим по механизмам — инженер-механик Д.А.Голов.
Работы на верфи Ла-Сен близ Тулона начались в конце 1898 года.
Официальная закладка состоялась 26 июня 1899 года, одновременно с эскадренным броненосцем «Цесаревич»». К этому времени на стапеле уже было собрано днище крейсера, установлены и шпангоуты выше броневой палубы.
Главные машины изготавливал завод Общества в Марселе, котлы — завод в Сен-Дени близ Парижа.
Паровые динамо-машины заказали в Париже заводу «Сотер и Харле», электродвигатели водоотливных насосов — заводу «Бреге», якорь-цепи и гребные винты приобрели в Англии.
Сталь и броневые плиты заказали известным французским заводам: «Сен- Шамон», «Шатиллон», «Шнейдер-Крезой, « Маррель», «Сент-Этьен». Договоры заключили летом 1898 года, срок поставки — конец 1899-го. Кроме двух партий брони, все остальные были поставлены с опозданием из-за технологических трудностей, бракования целых партий, а также забастовок рабочих Луарского угольного бассейна.
Первым командиром «Баяна» назначили капитана 1 ранга А.Р.Родионова, который 21 января 1900 года принял крейсер и приступил к исполнению своих обязанностей. Капитан 1 ранга И.К.Григорович стал командиром «Цесаревича», но продолжал принимать участие и в постройке «Баяна» на правах председателя приемной комиссии.
Новый командир крейсера, ознакомившись с проектом, предложил установить дополнительно гидравлический манипулятор управления золотником паровой рулевой машины, в спецификации отсутствовавший. Фирма согласилась выполнить эту дополнительную работу бесплатно. В ходе постройки проект неоднократно корректировался. Заказчик отказался от герметичных угольных ям для нефтяного отопления, вместо якорей Марреля поставили якоря Холла со штоком, изменили чертежи мачт, расположение некоторых внутренних помещений и устройств.
Русские кораблестроители Н.И.Дмитриев и В.В.Колпычев, побывавшие на заводе, писали: «Чистота и ак-куратность работ на французских заводах — замечательные, и не только оставляют за собой качество работы на английских и американских заводах, но превосходят даже качество работ на немецких заводах. Аккуратное и слишком мелочно-пунктуальное отношение завода в Ла-Сене к чистоте работы вредит даже в значительной степени скорости постройки».
26 мая 1900 года были завершены испытания отсеков на герметичность, а 30 мая крейсер спустили на воду. На церемонию из Парижа приехала великая княгиня Анастасия Михайловна. Она находилась на верхней палубе и во время схода корабля со стапеля.
После снятия спусковых полозьев углубление форштевнем составило 2,14 м, ахтерштевнем 4,52 м, водоизмещение 2900 т, перегиб корпуса 15 мм. При контрольном осмотре отсеков не было обнаружено «ни малейшей течи ни в наружной обшивке, ни в кингстонах, трюмы остались сухими, как были на стапеле».
Крейсер спустили на воду без винтов, поскольку те, что изготовили в Англии оказались совершенно негодными: шаг и толщина лопастей были существенно менее заданных, в отливках обнаружили заделанные раковины. Завод заказал новые, но на их изготовление требовалось три месяца.
Водонепроницаемость поперечных переборок угольных ям испытывалась на плаву: некоторые из них прогибались и текли, поэтому пришлось устанавливать дополнительные подкрепления.
В марте 1901 года на заводе в Марселе собрали главные механизмы. После испытаний их разобрали и доставили в Ла-Сен. Сборка главных машин шла медленно, с частыми задержками из-за выбраковки многих деталей — например, золотниковых поршней, в которых имелись трещины, коленвала левой машины, цилиндра среднего давления левой машины и др. Рама правой машины не подошла к фундаменту, и ее пришлось выгрузить и отправить на завод в Марсель для переделки, что задержало готовность крейсера на два месяца. Установка и монтаж главных котлов значительно опережали работы с машинами. Подвели и английские поставщики. Цепные канаты завода «Генри Вуд» близ Честера не выдержали испытаний и были забракованы.
29 марта 1901 года завод посетил президент Франции Э.Ф.Лубе. На палубе броненосца ему показали модели «Цесаревича» и «Баяна», представили русских офицеров. Командиров кораблей наградили орденами Почетного легиона, старших офицеров — Командирскими крестами.
В октябре на «Цесаревиче» и «Баяне» побывал генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович.
Автор проекта «Цесаревича» и «Баяна» Лагань был хорошим организато-ром и очень внимательно относился к нуждам строящихся русских кораблей. Но позже он перешел работать в администрацию общества «Форж э Шантье», а директором завода в Ла-Сене стал Фурнье. В рапорте от 4 августа Григорович писал, что «начинают чувствоваться без всякого основания разные препятствия и отказы по снабжению и постройке».
Плановая готовность крейсера оказалась сорвана из-за задержек поставок брони. Сборку многих устройств и корпусные работы приходилось приостанавливать. 16 плит поясной брони завода «Сен-Шамон», заказанной к январю 1900 года, были испытаны стрельбой в марте и оказались негодными. Забраковали и партию казематной брони завода «Рив де Жие». Также неудовлетворительной признали всю партию плит брони башен. В январе 1901 года на Гаврском полигоне 150-мм плиту для башен пробило насквозь снарядом калибра 164,7 мм. Повторные испытания в марте того же года снова прошли неудачно. Плита опять была пробита насквозь из орудия 138,6 мм. Замена всей партии брони требовала около года, и Морское министерство приостановило платежи.
Завод «Сен-Шамон» переделывать броню для башен отказался. ГУКиС предложил обратиться к фирме Круппа в Германии. но Общество уже заказало плиты для носовой башни заводу «Маррель Фрире», а кормовой — «Шатийон Комментри» в июле 1901 года.
После переделки последнюю плиту толстой поясной брони установили на место 26 апреля 1901 года, с опозданием на 456 дней.
К 1 июня 1901 года готовность по корпусу составляла 90%, а согласно контракту крейсер должен быть готов к приемным испытаниям 8 июля. Администрация общества «Форж э Шантье» предложила начать официальные приемные испытания сразу по готовности главных машин, но управляющий Морским министерством с этим не согласился.
3 сентября начальник ГУКиС писал в главное правление Общества, что «крейсер мог быть отправлен п Россию и без брони башен, если бы все на нем было готово», и требовал принять самые энергичные меры для возможно скорой сдачи крейсера.
25 октября 1901 года «Баян» ввели в док Тулонского военного порта, для окраски подводной части. Во второй половине января следующего года начали испытания котлов и вспомогательных механизмов. В феврале на крейсере шли сверхурочные работы по установке и сборке башенной брони.
4 марта произведена 20-часовая проба машин на швартовых. Капитан 1 ранга Родионов телеграфировал в Петербург. что «результат превосходный».
30 марта комиссия под председательством капитана 1 ранга Григоровича начала приемку жилых помещений крейсера, а 24 апреля на «Баян» прибыли 370 человек команды и четыре офицера. Французские власти отнеслись с большим вниманием к организации переезда экипажа от Дюнкерка до Тулона, выделив отдельный поезд со специальными сопровождающими. По всему маршруту жители криками «Vivi La Russie!» приветствовали русских моряков, на станциях устраивались манифестации. В Лионе на платформе был построен почетный караул с оркестром.
По прибытии команды начались выходы крейсера на заводские испытания. Все механизмы и котлы обслуживала заводская сдаточная команда, поскольку всю ответственность за корабль до его приема в казну несла фирма.
8 мая «Баян» вышел в море на заводскую пробу, но вынужден был вернуться из-за выхода из строя рулевого привода. 15 мая крейсер на шести пробегах развил максимальный ход 20,5 узла.
Приемные ходовые испытания затянулись до конца года из-за доводки кот-лов. В декабре 1902 года на официальных приемных испытаниях на полный ход крейсер достиг 20,97 узла. 16 декабря был подписан заключительный приемный акт, в котором указывалось, что «крейсер выполнил все условия приемных испытаний и никоим штрафам не подлежит».
Опоздание же в сдаче крейсера из- за задержки готовности броневых плит предусматривалось статьей 9 контракта и поэтому не могло служить причиной предъявления штрафных санкций. Комиссия в связи с этим считала время начала испытаний со дня готовности башен — 3 января 1902 года.

Устройство корпуса


Крейсер построен из сименс-маргеновской стали. Форштевень и ахтерштевень отлиты из бронзы. Чтобы таран выдержал удар в борт корабля противника, форштевень был укреплен усиленными шпангоутами и брештуками. Плоский киль состоял из двух стальных листов: наружного и внутреннего. Стыки килевых листов скреплены тремя рядами заклепок на тpex четвертях длины корпуса в средней части и двумя рядами в оконечностях. Нумерация шпангоутов на «Баяне», как и на других кораблях французского флота, шла от мидель-шпангоута в нос и в корму. Шпангоуты днищевого набора крейсера двух типов: водонепроницаемые и с вырезанными флорами. Расстояние между шпангоутами — 0,9 м, кроме машинного отделения, где их расположение соответствовало конфигурации фундаментов главных машин. Средний внутренний киль и бортовые стрингеры в местах нахождения в междудонном пространстве отсеков для хранения котельной воды выполнялись водонепроницаемыми, а на остальном протяжении имели отверстия диаметром 100 мм для облегчения конструкции. Двойное дно подразделялось на 24 отсека, из которых восемь предназначались под хранение 160 т пресной воды для котлов, и простиралось от 39-го кормового до 41-го носового шпангоута. Параллельно килю располагались восемь стрингеров, по четыре с каждого борта. Водонепроницаемые шпангоуты в двойном дне соответствовали поперечным водонепроницаемым переборкам. Главных переборок было 14, проходили они от двойного дна до броневой палубы. Еще пять переборок в оконечностях, где не было двойного дна. простирались от наружной обшивки также до броневой палубы. Толщина листов конструкций набора на протяжении двойного дна — 8 мм, в оконечностях — 7. Продольная средняя переборка толщиной 7 мм разделяла по диаметральной плоскости машинные отделения. На всем протяжении машинных и котельных отделений проходили бортовые продольные переборки. По броневой палубе вдоль бортов располагались коффердамы, подразделенные на отсеки переборками через пять шпаций. Между броневой и батарейной палубами имелись поперечные и продольные переборки из гофрированной стали толщиной 15 мм.
Наружная обшивка от листов плоского киля до нижней кромки поясной бортовой брони состояла из поясьев мягкой стали толщиной 10 мм. набранной внакрой с высадками по всей длине бронированной части корпуса. Там, где броня заканчивалась, обшивка набиралась в один слой вгладь по пазам и стыкам. В местах установки кингстонов, забортных отверстий обшивка имела дополнительные крепления. В средней части корпуса для уменьшения качки располагались бортовые кили.
Броневая палуба настилалась из двух слоев стальных листов по 10 мм на всем протяжении поясной брони. На батарейной палубе первые бортовые поясья на половине длины корпуса имели толщину 12 мм, остальные 8—10 мм. Листы верхней палубы толщиной 7 мм, а в местах, где находились брашпиль, лебедки, якорные клюзы, их усиливали до 12 мм. Для защиты от стрельбы с боевых марсов над казематом толщина палубы составляла 15 мм. Верхняя палуба настлана из ти-ковых досок толщиной 60 мм, на мостиках — 50 мм. Батарейная палуба покрыта линолеумом.

Рангоут и забортные устройства


Крейсер имел две боевые металлические мачты диаметром в степсе 0.9. вверху — 0.7 м с деревянными стеньгами и реями. Общая высота фок-мачты над ватерлинией 38 м, грот-мачты с брам- стеньгой — 46 м. На высоте 22,8 м над ватерлинией на грот-мачте располагался боевой марс, имевший два 47-мм орудия. Элеватор для подъема на марс 47-мм патронов находился внутри мачты. Прикрывались марсы 5-мм стальными листами. На грот-мачте устанавливался гафель и грузовая стрела для спуска и подьема плавсредств с помощью паровой лебедки. Как и все корабли 1 ранга того времени, «Баян» оснащался флагштоком, гюйсштоком, шлюпбалками и кат-балками, выстрелами, тремя забортными трапами и сетевым заграждением.

Бронирование


От носа до 52-го кормового шпангоута по ватерлинии проходил нижний броневой пояс из 52 плит высотой в средней части 1,8 м, причем верхняя кромка пояса шла на 0.6 м выше грузовой ватерлинии. Плиты длиной от 3,61 до 4,75 м — трапецеидального сечения, уменьшались к нижней кромке. Толщина первых пяти плит с носа (одного борта) — 100/70 мм, шестой - 120/80 мм, седьмой — 150/90 мм. В средней части располагались плиты 200/100, последние три к кормовому траверзу — 150/90, 120/80 и 100/70 мм. Все они опирались на тиковую прокладку и крепились к металлической рубашке болтами с резиновыми прокладками. На 52-м кормовом шпангоуте бортовой пояс упирался в траверз из трех плит толщиной по 200/100 мм. От носа до 40-го кормового шпангоута от верхней кромки главного пояса до батарейной палубы располагался верхний пояс из 60-мм плит на двухслойной стальной рубашке из листов по 10 мм. На 40-м кормовом шпангоуте находился верхний траверз между батарейной и броневой палубами из таких же плит, как и верхний пояс. На протяжении среднего каземата 60-мм броневые плиты доходили до верхней палубы.
Броневая палуба карапасной формы по всей длине нижнего пояса была покрыта 30-мм плитами. Сзади нижнего траверза она снижалась к корме. Траверзы казематов имели толщину 60 мм, вращающаяся часть 203-мм башен — 150 мм, крыша башни — 30 мм. Подачная труба кормовой башни защищалась также 150- мм плитами. У носовой башни в связи с наличием бортового броневого пояса подачная труба между батарейной и броневой палубой имела толщину 60 мм. а выше батарейной — 150 мм.
Боевая рубка состояла из двух слоев скрепленных между собой броневых плит общей толщиной 160 мм и высотой 1,6 м и имела крышу из маломагнитной стали толщиной 30 мм. Труба для защиты переговорных труб, кабелей телеграфов и указателей была выполнена из кованой стали толщиной 80 мм и имела внутренний диаметр 0,65 м. Вертикальные плиты крейсера изготавливались из брони, цементированной по способу Гарвея, броня палубы — из мягкой судостроительной стали.


Вооружение


Два 203-мм орудия длиной в 45 калибров размещались на станках системы Металлического завода в одноорудийных башнях в носу и корме с горизонтальным углом обстрела в 270°. Возвышение оси орудия над грузовой ватерлинией у носовой башни — 8,5 м, у кормовой — 7,5. Масса башенной установки 157 т. Максимальный угол возвышения орудий 18°. Башни были уравновешены, то есть центр тяжести вращающихся весов находился на вертикальной оси вращения. Электрический привод обеспечивал поворот башни на 270е за 65 с. Элеваторы производили один подъем в 30 с. Боекомплект составлял по 100 выстрелов на башню.
Восемь 152-мм орудий системы Канэ длиной в 45 калибров на центральных станках с башенноподобными щитами располагались в трех бронированных казематах (по два в носовом и в кормовом, четыре в среднем). Каждое орудие изолировалось от других 10-мм поперечными переборками с угловыми стойка-ми и имело свой патронный погреб на 150 выстрелов. В беседке, поднимаемой из погреба элеваторами со скоростью 0.7 м/с, помещалось по три снаряда и заряда. В отличие от кораблей русской постройки, патроны (снаряды и заряды) хранились не в беседках, а в стеллажах. Поэтому в бою требовалось перекладывать снаряды и заряды со стеллажа в беседку. С учетом этого подача была способна обеспечить скорострельность 4 — 5 выстрелов в минуту.
Двадцать 75-мм орудий Канэ длиной в 50 калибров на станках системы Металлического завода располагались следующим образом: два погонных в батарейной палубе впереди носовой башни, два ретирадных в зале адмирала, восемь в среднем каземате, четыре над 152-мм орудиями среднего каземата и по два над орудиями носового и кормового казематов. Восемь орудий, стоявших на верхней палубе, имели щиты. Шесть элеваторов поднимали из погребов беседки по 18 75-мм патронов со скоростью 0,7 м/с. В отличие от 152-мм погребов, унитарные 75-мм патроны хранились в беседках. Боекомплект составлял по 250 выстрелов на орудие.
Четыре полуавтоматические 47-мм пушки системы Гочкиса располагались на верхней палубе в средней части, две — на носовом мостике и две — на грот-марсе. Две 37-мм съемные пушки предназначались для вооружения катеров и баркасов. Патроны для них хранились в двух отдельных погребах, боекомплект — 500 выстрелов на ствол. Для вооружения десанта служили две 64-мм пушки Барановского и пулеметы. Вес бортового залпа крейсера составлял 342 кг.
По первоначальному проекту предполагалось иметь три торпедных аппарата, но от носового надводного отказались по распоряжению генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича. Два подводных торпедных аппарата системы Металлического завода размещались в специальном помещении между котельными отделениями № 2 и № 3 и закреплялись стационарно под углом 65° в нос. На каждый аппарат приходилось по три торпеды (самодвижущиеся мины Уайтхеда типа R47). Паровые катера имели съемные аппараты для метательных мин.

Главные механизмы и котлы


Две главные вертикальные четырехцилиндровые паровые машины тройного расширения работали каждая на свой винт. Диаметры цилиндров: высокого давления — 1.1 м, среднего — 1,74 м и два низкого давления по 2 м. Проектная частота вращения — 140 об/мин. Общий ход поршней — 0,87 м, средняя скорость поршней 4,06 хода в минуту. Давление пара в цилиндрах высокого давления 16 кг/см2.
Пар давлением 21 кг/см2 вырабатывался в 26 главных водотрубных котлах Бельвиля, объединенных в четыре группы: в носовой — четыре котла по девять элементов в 2,3 м длиной каждый с семью этажами трубок диаметром по 115 мм; в средней шесть котлов, причем два из них по девять и четыре по десять элементов; в средней кормовой и кормовой группах — по восемь котлов (восемь элементов каждый). Все главные котлы имели экономайзеры. Общая поверхность колосников котлов составляла 127.26 м?, поверхность нагрева котлов — 2759,46 м2, поверхность нагрева экономайзеров 1225,14 м\ полная поверхность нагрева 3984,6 м2. Дымоходы всех котлов выводились в четыре дымовые трубы, высотой 20,5 м над ватерлинией и 15,0 м над верхней палу-бой. Кожухи труб выполнены из стальных 4-мм листов.


Вспомогательные механизмы, системы и корабельные устройства


Четыре паровые динамо-машины, расположенные попарно в носовом и кормовом отделениях, вырабатывали постоянный ток напряжением 100 В и силой до 500 А. Помещения и палубы крейсера освещались 600 лампочками в 16,3 и 50 свечей. Пять прожекторов системы Манжена, располагавшиеся: два на носовом мостике, два — на верхней палубе в средней части, один — на площадке грот-мачты, имели диаметр зеркала по 75 см.
Главные котлы могли питаться водой от испарителей общей производительностью 160 т в сутки или из запасов в междудонном пространстве с помощью специального насоса производительностью 20 т/ч. Два опреснителя системы Киркальди выдавали 10 000 л воды в сутки для бытовых нужд.
Водоотливная система обеспечивалась эжекторами и шестью паровыми помпами производительностью по 200 т/ч, расположенными на броневой па-лубе. Еще несколько помп служили для работы осушительной, фановой и других систем. Два пожарных насоса имели производительность по 50 т/ч. Крейсер был снабжен рефрижераторной машиной. Шлак из котельныхотделений поднимали восемь лебедок грузоподъемностью по 150 кг.


Фото





Схема

 

Большое спасибо за эту информацию, труд и оформление:)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
151 публикация
283 боя

Просмотр сообщенияDarth_Vederkin (15 Авг 2012 - 22:35) писал:

Надо в РЯВ и переносить. :)
Так если они и тут и там участвовали, куда их девать-то?


«Паллада» — броненосный крейсер типа «Баян» Российского Императорского флота. Назван в память о бронепалубном крейсере I ранга «Паллада» (1899), захваченном японцами во время Русско-японской войны (1904—1905). Участвовал в Первой мировой войне в составе Балтийского флота.

26 августа 1914 года крейсера «Паллада» и «Богатырь» захватили сигнальную книгу с германского лёгкого крейсера Магдебург, севшего на мель вблизи острова Осмуссаар в Финском заливе. Российские власти передали книгу британскому Адмиралтейству, что сыграло решающую роль в раскрытии военно-морского кода Германии. Раскрытие кода оказало впоследствии значительное влияние как на боевые действия на море, так и на ход войны в целом.

11 октября 1914 года при возвращении из дозора в устье Финского залива был торпедирован германской подводной лодкой «U-26» под командованием капитан-лейтенанта фон Боркхейма и затонул со всем экипажем (537 человек) в результате детонации боезапаса. «Паллада» стала первым российским боевым кораблем, погибшим в Первой мировой войне.

Погибшим крейсером командовал капитан 1-го ранга С. Р. Магнус, старшим офицером состоял капитан 2-го ранга А. М. Романов. Обязанности старших офицеров по специальностям несли: артиллериста — лейтенант Л. А. Гаврилов 2-й, минера — лейтенант А. А. Измайлов, штурмана — лейтенант Ю. К. Быков 3-й. Старшим механиком был капитан 1-го ранга А. А. Дешевов.

За два месяца до войны «Палладу» прикомандировали к бригаде подлодок Балтийского флота для отработки торпедных стрельб. На учениях подлодка «Акула» «потопила» крейсер трехторпедным залпом. На ее капитана Магнуса это произвело сильное впечатление, несколько дней он, по воспоминаниям очевидцев, ходил «сам не свой». Кроме того командир «Паллады» в свое время сам командовал дивизионом подводных лодок, тем не менее он не принял в роковой день элементарных мер предосторожности. Несмотря на категорический приказ командующего флотом адмирала Н. О. Эссена, корабль шел без противолодочного зигзага. А на подходе к порту командир «Паллады» отпустил два сопровождавших его эсминца.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
12
[BRIGI] bxm
240 публикаций
310 боёв

до кучи:

японский крейсер Асо, екс Баян, после подъёма и ремонта до перевооружения:

БОЛЬШОЕ ФОТО!

 

 

Изображение

 

Изменено пользователем bxm

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
151 публикация
283 боя

Просмотр сообщенияbxm (15 Авг 2012 - 22:55) писал:

до кучи:
японский крейсер Асо, екс Баян, после подъёма и ремонта до перевооружения:


Изображение


пользуйтесь спойлерами

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
4
[KLAN2] Gig_Hoh
187 публикаций
3 614 боёв

Ну и пусть и там и там участие принимали - конструктивно-то они соответсвуют началу ХХ-го века, а в I МВ были уже устаревшими. К тому же почти все пережившие войну участники РЯВ принимали участие в I МВ, но Славу, Потёмкин, Микасу и иже с ними туда же не отнесёшь.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
151 публикация
283 боя

конструктивно, но некоторые строились перед Первой Мировой, хотя это пусть уже модератор решает.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
67 публикаций
19 боёв

Собутыльник, молодец, хорошо написал))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
47 публикаций
214 боёв

ну и названьице)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
61
[WG] Guardmitr
374 публикации
7 848 боёв

Собутыльник просто малость перепутал. Броненосный крейсер Баян, который участвовал в ПМВ, это крейсер типа Адмирал Макаров(или улучшенный Баян).

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
4
[KLAN2] Gig_Hoh
187 публикаций
3 614 боёв

ну и названьице)

 

К слову сказать по поводу названья были прения как правильно назвать Баян или Боян. Сперва склонялись ко второму, т.к. оно восходит к глаголу боятиси - т.е. Боян - типа Страшный. Но остановились на первом, т.к. его носил предшественник - то ли шлюп то ли фрегат. А вот когда после потери корабля в войне с Японией был построен такой же с тем же названием - вот это и был баян....всем баянам баян...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
151 публикация
283 боя

Просмотр сообщенияGuardmitr (16 Авг 2012 - 09:02) писал:

Собутыльник просто малость перепутал. Броненосный крейсер Баян, который участвовал в ПМВ, это крейсер типа Адмирал Макаров(или улучшенный Баян).
Я написал про тип крейсеров, а не про один Баян. Тут можно долго спорить. Адмирал Макаров и Баян 2 это уже ПВМ, еще есть Паллада. Но в некоторых источниках говорили о нескольких крейсерах этого типа, их построили после РЯВ. И как я говорил ранее, пусть Модераторы решают, что, куда и как.
Изменено пользователем C06YTbIJIbHUK

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
4
[KLAN2] Gig_Hoh
187 публикаций
3 614 боёв

конструктивно, но некоторые строились перед Первой Мировой

 

Если уж на то пошло то в I МВ должны пойти все корабли, введённые в строй начиная с 1905 г. А это огромное количество броненосцев и броненосных крейсеров не говоря о более мелких единицах, а уж про долгострои в малых странах говорить как про корабли первой мировой.....

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
151 публикация
283 боя

Просмотр сообщенияGig_Hoh (16 Авг 2012 - 09:12) писал:

конструктивно, но некоторые строились перед Первой Мировой

Если уж на то пошло то в I МВ должны пойти все корабли, введённые в строй начиная с 1905 г. А это огромное количество броненосцев и броненосных крейсеров не говоря о более мелких единицах, а уж про долгострои в малых странах говорить как про корабли первой мировой.....
Тогда в разделах Истории нужно указать промежуток времени к которому они относятся и вся путаница прекратится. А так можно спорить вечно. И все же некоторые крейсера проходили модернизацию хоть и частично.
Изменено пользователем C06YTbIJIbHUK

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
12
[BRIGI] bxm
240 публикаций
310 боёв

да ладно вам.

 

1й Баян в Русско японскую войну

2й Баян, Адм Макарова, Палладу в Первую мировую

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
12
[BRIGI] bxm
240 публикаций
310 боёв

Топик стартер, если нет материала бери с вундерваффе:

Баян 1й _ttp://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/BKM/Bayan/index.htm

Адм. Макаров и Ко _ttp://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/BKM/Makarov/index.htm

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
151 публикация
283 боя

есть другие хорошие сайты)

например Военно-исторический электронный журнал

Изменено пользователем C06YTbIJIbHUK

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
12
[BRIGI] bxm
240 публикаций
310 боёв

Просмотр сообщенияC06YTbIJIbHUK (16 Авг 2012 - 11:34) писал:

есть другие хорошие сайты)
- ну что вы, вот исходник статьи используемой топик-стартером  "Крестьянинов В.Я., Молодцов С.В. Броненосные крейсера типа "БАЯН", Морская коллекция №3 1997 года.  вот более полный вариант >>> _ttp://www.wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/1997_03/index.htm

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
151 публикация
283 боя

Книжка это хорошо но иногда слишком много для форума)

Мне кажется даже моя тема великовата по тексту

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта для публикации новых ответов.

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×