Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Grasmester

Первый Русский путешественник-мореплавотель

В этой теме 6 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Альфа-тестер, Коллекционер
194 публикации
7 313 боёв

Афанасий Никитин - первый русский путешественник, автор "Хожение за три моря"

c0d4f48889d9.jpg

     Афанасий Никитин, купец из Твери. По праву считается не только первым русским купцом, побывавшим в Индии (за четверть века до португальца Васко да Гамы),  но и первым русским путешественником вообще. Имя Афанасия Никитина открывает список блестящих и интереснейших морских и сухопутных русских исследователей и первооткрывателей, имена которых золотыми буквами вписаны мировую историю географических открытий.

     Имя Афанасия Никитина стало известно современникам и потомкам благодаря тому, что он все время своего пребывания на Востоке и в Индии вел дневник, или точнее, путевые заметки. В этих заметках он со многими деталями и подробностями описал посещенные им города и страны, быт, нравы и традиции народов и правителей… Свою рукопись автор сам назвал «Хожение за три моря». Три моря – это Дербентское (Каспийское) Аравийское (Индийский океан) и Чёрное.

Биография

     Афанасий Никитин (?-1475) — русский путешественник, тверской купец и писатель. Совершил путешествие из Твери в Персию и Индию (1468-74). На обратном пути посетил африканский берег (Сомали), Маскат и Турцию. Путевые записки Никитина «Хождение за три моря» — ценный литературно-исторический памятник. Отмечен многосторонностью наблюдений, а также необычной для средних веков веротерпимостью в сочетании с преданностью христианской вере и родной земле.

     Год рождения Афанасия Никитина неизвестен. Родился в семье крестьянина Никиты (таким образом, «Никитин» — отчество Афанасия, а не фамилия). Скончался весной 1475 года.

 

Краткие сведения о путешествии Афанасия Никитина

     Точная дата начала путешествия неизвестна. По мнению ряда авторитетных историков, это скорее всего 1468 год.

Цель путешествия:

     Отплатие каравана купцов Афанасия Никитина из Твери обычная коммерческая экспедиция по Волге в составе каравана речных судов из Твери до Астрахани, налаживание экономических связей с азиатскими купцами, ведущими торговлю по Великому Шелковому пути, проходящему через знаменитую Шемаху.

     Косвенно подтверждает это предположение тот факт, что русские купцы пошли вниз по Волге в сопровождении Асан-бека, посла властителя Шемахи, ширван-шаха Форус-Есара. Шемаханский посол Асан-бек был с визитом в Твери и в Москве у великого князя Ивана III, и отправлялся восвояси вслед за русским послом  Василием Папиным.

     А. Никитин с товарищами снарядили 2 судна, нагрузив их разным товаром для торговли. Товаром Афанасия Никитина, как видно из его записей, была рухлядь, то есть пушнина. Очевидно, что в караване плыли суда и других купцов. Следует сказать, что Афанасий Никитин был купец опытный, смелый и решительный. До этого не раз посещал дальние страны – Византию, Молдавию, Литву, Крым – и благополучно возвращался домой с заморским товаром, чему есть косвенные подтверждения в его дневнике.

      Шемаха один из важнейших пунктов на протяжении всего Великого Шёлкового пути. Расположен на территории нынешнего Азербайджана. Находясь на пересечении караванных путей, Шемаха являлась одним из крупных торгово-ремесленных центров на Ближнем Востоке, занимая важное место в торговле шёлком. Ещё в XVI веке упоминаются торговые связи шемахинских и венецианских купцов. В Шемахе вели торговлю азербайджанские, иранские, арабские, среднеазиатские, русские, индийские и западноевропейские купцы. Шемаха упоминается А. С. Пушкиным в «Сказке о золотом петушке» («Подари ж ты мне девицу, шемаханскую царицу»).

     Караван А. Никитина заручился проезжей грамотой от великого князя Михаила Борисовича для перемещения по территории тверского княжества и великокняжескою проезжей грамотой за границу, с которой и поплыл в Нижний Новгород. Здесь планировали сойтись с послом московским Папиным, тоже следовавшим в Шемаху, но не успел его захватить. 

     Поидох от Спаса святаго златоверхаго и сь его милостию, от государя своего от великаго князя Михаила Борисовича Тверскаго…

Интересно, что изначально Афанасий Никитин посещения Персии и Индии не планировал!

 

Историческая обстановка во время путешествия А. Никитина

     Золотая Орда, контролировавшая Волгу, в 1468 была еще достаточно сильна. Напомним, что Русь окончательно сбросила с себя ордынское иго только в 1480 году, после знаменитого «стояния на Угре». А пока русские княжества находились в вассально зависимости. И если исправно платили дань и «не выпендривались», то им позволялись некоторые свободы, в том числе и торговля. Но опасность разбойного нападения существовала всегда, поэтому купцы и собирались в караваны.

     Почему русский купец обращается к великому князю Тверскому Михаилу Борисовичу как к государю? Дело в том, что на тот момент Тверь была еще самостоятельным княжеством, не входившим в Московское государство и ведшее с ним постоянную борьбу за первенство в русских землях. Напомним, что окончательно территория Тверского княжества вошла в состав Московского царства при Иване III (1485 г.)

 

Путешествие А. Никитина можно условно разделить на 4 части:

1) путешествие от Твери до южных берегов Каспийского моря;

2) первое путешествие по Персии;

3) путешествие по Индии и

4) обратное путешествие через Персию на Русь.

Весь его путь хорошо виден на карте.

954a9594c9f8.jpg

 

     Итак,первый этап - путешествие по Волге. Оно шло благополучно, вплоть до Астрахани. Возле Астрахани экспедиция была атакована разбойными шайками местных татар, корабли потоплены и разграблены

     И Казань есмя проехали доброволно, не видали никого, и Орду есмя проехали, и Усланъ, и Сарай, и Берекезаны есмя проехали. И вьехали есмя в Бузанъ. Ту наехали на нас три татарины поганые и сказали нам лживые вести: 'Кайсым салтан стережет гостей в Бузани, а с ним три тысящи татар'. И посол ширваншин Асанбегъ дал имъ по однорятке да по полотну, чтобы провели мимо Хазтарахан. А оны, поганые татарове, по однорятке взяли, да весть дали в Хазтараханъ (Астрахань) царю. И яз свое судно покинул да полез есми на судно на послово и с товарищи своими.

     Нападение татарских ушкуйников на купеческий караван возле АстраханиПоехали есмя мимо Хазтарахан, а месяць светит, и царь нас видел, и татарове к нам кликали: 'Качма, не бегайте!' А мы того не слыхали ничего, а бежали есмя парусом. По нашим грехом царь послал за нами всю свою орду. Ини нас постигли на Богуне и учали нас стреляти. И у нас застрелили человека, а у них дву татаринов застрелили. И судно наше меншее стало на езу, и они нас взяли да того часу разграбили, а моя была мелкая рухлядь вся в меншем судне.

     Бандиты отняли у купцов весь товар, закупленный, очевидно, в кредит. Возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Товарищи Афанасия и он сам, по его словам, «заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

 

Путешественник поневоле 

     Таким образом, Афанасий Никитин стал путешественником поневоле. Путь домой заказан. Торговать нечем. Осталось одно – пойти в разведку в чужие страны в надежде на судьбу и собственную предприимчивость. Наслышанный о сказочных богатствах Индии, он направляет свои стопы именно туда. Через Персию. Прикинувшись странствующим дервишем, Никитин подолгу останавливается в каждом городе, и делится своими впечатлениями и наблюдениями с бумагой, описывая в дневнике быт и нравы населения и правителей тех мест, в которые заносила его судьба.

     А яз пошелъ к Дербенти, а из Дербенти к Баке, где огнь горить неугасимы; а изъ Баки пошелъ есми за море к Чебокару. Да тутъ есми жил в Чебокаре 6 месяць, да в Саре жил месяць, в Маздраньской земли. А оттуды ко Амили, и тутъ жилъ есми месяць. А оттуды к Димованту, а из Димованту ко Рею.

     А из Дрея к Кашени, и тутъ есми был месяць, а из Кашени к Наину, а из Наина ко Ездеи, и тутъ жилъ есми месяць. А из Диесъ къ Сырчану, а изъ Сырчана къ Тарому…. А изъ Торома к Лару, а изъ Лара к Бендерю, и тутъ есть пристанище Гурмызьское. И тут есть море Индийское, а парьсейскым языкомъ и Гондустаньскаа дория; и оттуды ити моремъ до Гурмыза 4 мили.

     Первое путешествие Афанасия Никитина через персидские земли, от южных берегов Каспийского моря (Чебукара) до берегов Персидского залива (Бендер-абаси и Ормуза), продолжалось более года, от зимы 1467 до весны 1469.

     Из Персии, из Порта Ормуз (Гурмыз) Афанасий Никитин отправился в Индию.  Путешествие Афанасия Никитина по Индии продолжалось предположительно три года: от весны 1469 до начала 1472 (по другим данным – 1473). Именно описание пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина.

     А Гурмызъ есть на острове, а ежедень поимаеть его море по двожды на день. И тут есми взял первый Великъ день, а пришел есми в Гурмыз за четыре недели до Велика дни. А то есми городы не все писал, много городов великих. А в Гурмызе есть солнце варно, человека сожжет. А в Гурмызе был есми месяць, а из Гурмыза пошел есми за море Индийское.

     И шли есмя морем до Мошката 10 дни; а от Мошката до Дегу 4 дни; а от Дега Кузряту; а от Кузрята Конбаату. А тут ся родит краска да лекъ. А от Конбата к Чювилю, а от Чювиля есмя пошли въ 7-ую неделю по Велице дни, а шли в таве есмя 6 недель морем до Чивиля.

     Прибыв в Индию, он совершат «исследовательские походы» вглубь полуострова, подробно исследует его западную часть.

4e468b3cff7b.jpg

     И тут есть Индийская страна, и люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякый год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку. А князь ихъ - фота на голове, а другая на гузне; а бояре у них - фота на плеще, а другаа на гузне, княини ходят фота на плеще обогнута, а другаа на гузне. А слуги княжие и боярьскые - фота на гузне обогнута, да щит, да меч в руках, а иные с сулицами, а иные с ножи, а иные с саблями, а иные с луки и стрелами; а вси наги, да босы, да болкаты, а волосовъ не бреют. А жонки ходят голова не покрыта, а сосцы голы; а паропки да девочки ходят наги до семи лет, сором не покрыт.

      Обычаи и уклад жизни индусов переданы в «Хожении за три моря» детально, с многочисленными деталями и нюансами, которые подмечал пытливый взгляд автора. Подробно описываются богатые пиры, выезды и военные действия индийских князей. Хорошо отражена и жизнь простого народа, а также природа, животный и растительный мир. Многому из увиденного А.Никитин  давал свою оценку, впрочем, достаточно объективную и непредвзятую.

     Да о вере же о их распытах все, и оны сказывают: веруем въ Адама, а буты, кажуть, то есть Адамъ и род его весь. А веръ въ Индеи всех 80 и 4 веры, а все верують в бута.  А вера с верою ни пиеть, ни ястъ, ни женится. А иныя же боранину, да куры, да рыбу, да яйца ядять, а воловины не ядять никакаа вера.

     Салтан же выезжает на потеху с матерью да з женою, ино с ним человекъ на конех 10 тысящь, а пеших пятьдесят тысящь, а слонов выводят двесте, наряженых в доспесех золоченых, да пред ним трубников сто человекъ, да плясцов сто человекъ, да коней простых 300 в снастех золотых, да обезьян за ним сто, да блядей сто, а все гаурокы.

     Чем конкретно занимался Афанасий Никитин, чем питался, каким образом добывал средства к существованию – об этом можно только догадываться. Во всяком случае, сам автор нигде этого не уточняет. Можно предположить, что коммерческая жилка в нем сказывалась, и он вел какую-то мелкую торговлю, либо нанимался служить к местным купцам. Кто-то сказал Афанасию Никитину, что в Индии в большой цене породистые жеребцы. За них, якобы, можно выручить хорошие деньги. И наш герой привез с собой в Индию жеребца. А что из этого вышло:

     И яз грешный привезлъ жеребца в Индийскую землю, и дошелъ есми до Чюнеря богъ далъ поздорову все, а стал ми во сто рублев. Зима же у них стала с Троицына дни. А зимовали есмя в Чюнеря, жили есмя два месяца. Ежедень и нощь 4 месяцы всюда вода да грязь. В те же дни у них орют да сеют пшеницу, да тутурган, да ногут, да все сьестное. *** же у них чинят в великых орехех - кози гундустанская; а брагу чинят в татну. Кони же кормят нофутом, да варят кичирисъ с сахаром, да кормят кони, да с маслом, порану же дают имъ шешни. В Индийской же земли кони у них не родят, вь их земле родятся волы да буйволы, на тех же ездят и товар, иное возят, все делают.

     А в том в Чюнере ханъ у меня взял жеребца, а увядал, что яз не бесерменянин - русинъ. И он молвит: 'Жеребца дам да тысящу златых дам, а стань в веру нашу - в Махмет дени; а не станеш в веру нашу, в Махмат дени, и жеребца возму и тысячю златых на голове твоей возму'…. И господь богъ смиловался на свой честный праздникъ, не оставил милости своеа от меня грешнаго и не велелъ погибнути в Чюнере с нечестивыми. И канун Спасова дни приехал хозяйочи Махмет хоросанецъ, и бил есми ему челом, чтобы ся о мне печаловал. И он ездил к хану в город да меня отпросил, чтобы мя в веру не поставили, да и жеребца моего у него взял. Таково осподарево чюдо на Спасовъ день.

     Как видно из записей, А. Никитин не дрогнул, не променял отцову веру на посулы и угрозы мусульманского правителя. А коня он, в конце концов, продаст почти без всякого навара.

     Вместе с описаниями местностей, которые Афанасий Никитин посетил, он занес в свои записки и замечания о природе страны и ее произведениях, о народе, его нравах, верованиях и обычаях, о народном управлении, войске и т.п.

 

      Индеяне же не едят никоторого же мяса, ни яловичины, ни боранины, ни курятины, ни рыбы, ни свинины, а свиней же у них велми много. Ядят же в день двожды, а ночи не ядят, а вина не пиют, ни сыты68. А з бесермены ни пиютъ, ни ядят. А ества же ихъ плоха. А один с одным ни пьет, ни есть, ни з женою.  А едят брынец, да кичири с маслом, да травы розные ядят, а варят с маслом да с молоком, а едят все рукою правою, а левою не приимется ни за что. А ножа не дрьжат, а лжицы не знают.  А на дорозе кто же варит себе кашу, а у всякого по горньцу. А от бесермен крыются, чтоб не посмотрил ни в горнець, ни въ еству. А толко посмотрит, ино тое ествы не едят. А едят, покрываются платомъ, чтобы никто не виделъ его.

     А Шабатское пристанище Индейскаго моря велми велико…. Да родится в Шабате шолкъ, да сандалъ, да жемчюгъ, да все дешево.

     А в Пегу же есть пристанище немало. Да все в нем дербыши живут индийскыи, да родятся в нем камение драгое, маникъ, да яхут, да кирпук78; а продают же каменье деръбыши.

     А Чинское же да Мачинское пристанище велми велико, да делают в нем чини, да продают же чини в вес, а дешево. А жоны их с мужи своими спят в день, а ночи жены их ходят спати к гарипом да спят с гарипы, да дают имъ алафу, да приносят с собою еству сахарную да *** сахарное, да кормят да поят гостей, чтобы ее любил, а любят гостей людей белых, занже их люди черны велми. А у которые жены от гостя зачнется дитя, и мужи дают алафу; а родится дитя бело, ино гостю пошлины 300 тенекъ, а черное родится, ино ему нет ничего, что пилъ да елъ, то ему халялъ.

     Как хочешь, так и понимай этот абзац. Гарип – чужеземец, иностранец. Выходит, что белому иностранцу мужья индийские разрешали спать со своей женой, и если родится белый ребенок, так еще и доплачивали 300 денег. А если черный – то только за харчи! Такие вот нравы.

А земля людна велми, а сельскыя люди голы велми, а бояре силны добре и пышны велми. А все их носят на кровати своей на сребряных, да пред ними водят кони в снастех златых до 20:  а на конех за ними 300 человекъ, а пеших пятьсот человекъ, да трубников 10 человекъ, да нагарниковъ 10 человекъ, да свирелников 10 человекъ.

В салтанове же дворе семеры ворота, а в воротех седит по сту сторожев да по сту писцов кафаров. Кто пойдет, ини записывают, а кто выйдет, ини записывают. А гарипов не пускают въ град. А дворъ же его чюден велми, все на вырезе да на золоте, и последний камень вырезан да златом описан велми чюдно. Да во дворе у него суды розные.

     Изучив индийскую действительность изнутри, Афанасий Никитин пришел к выводу о бесперспективности дальнейших «исследований рынка», потому как с его купеческой точки зрения взаимный коммерческий интерес Руси и Индии был крайне скуден.

Мене залгали псы бесермены, а сказывали всего много нашего товара, ано нет ничего на нашу землю: все товаръ белой на бесерменьскую землю, перец да краска, то и дешево. Ино возят ачеи моремъ, ини пошлины не дают. А люди иные намъ провести пошлины не дадут. А пошлин много, а на море разбойников много.

     Поэтому в конце 1471 – начале 1472 Афанасий Никитин принимает решение покинуть Индию и возвращаться домой на Русь.

     И ту окаянный аз рабище Афанасие Бога вышняго, творца небу и земли, взмыслихся по вере, по христианской, и по крещении Христове и по говейных святых отец устроенных, и по заповедех апостольских, и устремихся умом поити на Русь.

6f5a1fdae791.jpg

     Город Дабул стал последней точкой индийского путешествия А.Никитин.  В январе 1473 года Никитин сел в Дабуле на судно, которое после почти трехмесячного плавания с заходом на Сомалийский и Аравийский полуострова доставило его в Ормуз. Торгуя пряностями, Никитин прошел через Иранское нагорье к Тебризу, пересек Армянское нагорье и осенью 1474 года  достиг турецкого Трапезунда. «Таможня» этого черноморского порта выгребла у нашего путешественника все добро, нажитое непосильным трудом (в том числе и индийские самоцветы), оставив его ни с чем. Дневника при этом не тронули!

     Далее по Черному морю А.Никитин добирается до Кафы (Феодосии). Потом через Крым и литовские земли – на Русь. В Кафе Афанасий Никитин, по-видимому, познакомился и близко сошелся с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван тронулся в путь (скорее всего, в марте 1475), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север становилось все холоднее. Видимо, сильно простудившись, или по какой другой причине, Афанасий Никитин слег и отдал богу душу где-то в районе Смоленска, который условно считается местом его последнего упокоения.

 

 Результаты «Хожения за три моря» тверского купца Афанасия Никитина

     Не планировав заранее путешествие за три моря, Афанасий Никитин оказался первым европейцем, который дал ценное описание средневековой Индии, обрисовав ее просто и правдиво. Его записи лишены расового подхода и отличаются редкой для того времени веротерпимостью. Своим подвигом А.Никитин доказал, что в конце пятнадцатого столетия, за четверть века до португальского «открытия» Индии, путешествие в эту страну мог совершить даже не богатый, но целеустремленный человек.

     Как было сказано,  А. Никитин не нашел в Индии ничего интересного и выгодного с точки зрения торговли для русского купечества. Интересно, что к такому же результату пришла и португальская морская экспедиция Васко да Гамы, который первым из европейцев подошел к тем же самым западным индийским берегам, только морским путем вокруг Африки в 1498 году.

     А сколько сил было положено испанскими и португальскими монархами, а также их мореходами для открытия морского пути в сказочную Индию! Какие имена: Бартоломео Диаш, Христофор Колумб, Васко да Гама, Фернандо Магеллан… Эх, прочли бы все эти джентльмены удачи записки русского купца Афанасия Никитина…Глядишь, и не стали бы ломать копья и разбивать корабли для поиска «сказочно богатой страны» под названием Индия!

766de3948da3.jpg

«Хожение за три моря», первая страница в Троицком списке.

 Интересный факт-

     Историки ведут долгие споры о том, кем на самом деле был Афанасий Никитин, совершивший в XV веке путешествие в Индию: простым купцом, попавшим в сложные обстоятельства, «торговым разведчиком», исполнявшим в дальних краях великокняжескую службу, или дипломатическим чиновником, которому крупно не повезло? Некоторые считали его еретиком и чуть ли не отступником от веры, искавшим в южных странах «новый религиозный опыт». Ереси разного рода во второй половине XV — в середине XVI столетия буквально кипели и плодились на просторах новорожденного Московского государства. Среда для поисков «нового религиозного опыта», можно сказать, цвела пышным цветом… Так что последняя гипотеза отнюдь не беспочвенна. Однако большинство склоняется к тому, что тверской купец остался верен православию в очень трудной ситуации.

 

Отражение в массовой культуре

- Памятники Афанасию Никитину 

В 1955 в Калинине (ныне Тверь) был поставлен памятник Никитину (скульпторы С. М. Орлов, А. П. Завалов, архитектор Г. А. Захаров, бронза, гранит).

В 2003 году открыли памятник в западноиндийском городе Ревданде (штат Махараштра).

В июле 2008 года в Феодосии (бывшей Кафе) был поставлен памятник Афанасию Никитину. (Скульптор - Валерий Зенонович Замеховский).

- Историческая повесть «За три моря», написанная Константином Куниным в 1940 году.

- Исторический роман «Тверской гость», написанный Владимиром Прибытковым в 1956 году.

- В 1958 в СССР на киностудии Мосфильм индийским режиссёром Ходжой Аббасом совместно с советским режиссёром В. М. Прониным был снят художественный фильм «Хождение за три моря». Роль Афанасия Никитина сыграл Олег Стриженов. Некоторые роли сыграли актёры индийского кино.

- В репертуаре Бориса Гребенщикова с конца 1990-х годов существует песня «Афанасий Никитин буги или Хождение за три моря-2»

- Группа «Эпидемия» записала одноимённую песню на альбоме «Загадка волшебной страны» в 2001 году.

- Две памятные монета Банка России, посвящённые 525-летию путешествия Афанасия Никитина в Индию. 2 рубля, серебро, 1997 год

 

 

Изменено пользователем Grasmester

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
130 публикаций

Мне просто интересно, откуда они могут знать что он первый?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
72 публикации

+++ Продолжайте в том же духе статьидела ,надеюсь, в будущем будете ВОДоделами!:trollface:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
52 публикации
115 боёв

Оболденная тема с большим интересом прочёл 

Большое спасибо за эту информацию 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер, Коллекционер
194 публикации
7 313 боёв

Мне просто интересно, откуда они могут знать что он первый?

думаю что все исторические так сказать деяния должны быть оформлены на бумаге, возможно он и не был первым!? Просто он описал своё путешествие, тем самым ввёл себя в историю, что написано пером...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×