Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Alatriste

Письмо немецкого подводника

В этой теме 28 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Альфа-тестер
393 публикации

Плюсы закончились. Перезаряжусь - поставлю. Очень благодарен тебе за критику.

Фильм и короткое эссе сравнивать нельзя. А весь ужас подобной ситуации можно прочувствовать только там, на глубине.

Знаешь, сколько мне sauvage77 правок вкатал? )

Вам спасибо, мне очень приятно оказывать помощь в развитии, дискутировать с умными людьми, делиться и набираться опытом.

Честно говоря, без понятия, сколько :eyesup:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
1 публикация
4 боя

Здорово! Я всегда пытался избегать и отгонять от себя грустные мысли, а тут прям перед глазами "картинка" стоит и не хочется чтобы развеялась. особенно понравилось что любовь даже на пороге смерти дает человеку спокойствие и уверенность! Ну и "Лильхен" это вообще порадовало)) !

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
4 401
[SEAL]
Бета-тестер кланов, Старший альфа-тестер, Организатор турнира
2 417 публикаций
5 732 боя

...Ну и "Лильхен" это вообще порадовало)) !

Да-да ) Это именно она.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
178 публикаций
16 боёв

Надо дедушке показать,он будет рад. Талант - супер!!!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
47 публикаций
24 боя

Да-да ) Это именно она.

Написано отлично конечно, но я смотрю вы с Милкой уже сюда перебрались:trollface:.А как же самолетики или уже всё забросили?)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
294
[WG-W]
Викигвардия, Альфа-тестер, Коллекционер
2 040 публикаций
6 069 боёв

Длинному тексту -- длинная цитата

 

С «Компас роуз» происходили такие истории, которые надолго отпечатывались в памяти.
Был случай с «Мертвым Рулевым» (все исключительные события получали свои названия). Это происшествие имело театрально-фантастический оттенок и заставило Мореля хладнокровно сказать:
— Мы вступили в страну Летучих Голландцев.
Первым увидел спасательную корабельную шлюпку Бейкер, стоявший утреннюю вахту. Она быстро и смело шла поперек курса конвоя. Вой сирен кораблей, вынужденных менять курс, чтобы избежать столкновения, сопровождал ее. На мостик вызвали командира. Эриксон разглядывал шлюпку в бинокль. Она была в море, должно быть, уже много дней. Краска на корпусе пузырилась. Парус, прорванный и выцветший, превратился в тряпку. Но на корме сидел матрос, вцепившийся в румпель, и уверенно держал курс: парусное судно имело право проходить первым.
Все думали, что он направляется к «Компас роуз». Хотя рулевой и заставил поволноваться командира, со стороны это выглядело совершенно разумным: корабли охранения были лучше оборудованы для спасения пострадавших. Вполне возможно, что моряк хорошо знал об этом. Эриксон остановил машину и стал ждать, когда подойдет шлюпка. Она держала устойчивый курс, но неожиданно под сильным порывом ветра вильнула в сторону и прошла прямо за кормой «Компас роуз». Стоявший у бомбомета матрос бросил одинокому рулевому конец, а команда стала кричать, чтобы тот остановился. Однако рулевой и не подумал схватить конец. Даже взгляда не поднял. Лодка стала удаляться.
— Он совсем оглох, — ошеломленно сказал Бейкер. — Но не может же он быть одновременно и слепым!
— Это самый глухой человек на свете, — угрюмо сказал Эриксон, скомандовав: «Малый вперед» — и пошел следом за шлюпкой. Корвет медленно нагнал и остановил ее, закрыв от ветра. Кто-то бросил со шкафута конец с крюком. Лодку подтащили к борту.
Матрос терпеливо сидел на месте и, казалось, не замечал их.
Старший матрос Филиппс прыгнул в мягко покачивающуюся лодку и улыбнулся рулевому.
— Ну, ну, дружище! — ободряюще крикнул он и, удивленный безразличием сидящего, низко наклонился, протянув руку. Когда он выпрямился, лицо его посерело.
Он взглянул на Локкарта, ожидавшего на шкафуте.
— Сэр! — начал было моряк, но вдруг перегнулся и стал *** за борт.
Эриксон первый догадался обо всем. Рулевой был давно мертв и странствовал по морю много дней. Босые ноги его распухли, лодыжки стали тонкими, а рука, держащая румпель, походила на скрюченную куриную лапку. Пустые глазницы, которые с такой смелостью глядели вперед, давно выклевали морские птицы. Лицо почернело и сморщилось от горячего солнца, от холодных ночей и ветра.
На лодке не оказалось ни карты, ни компаса. В рассохшейся бочке не было ни капли воды. Кто знает, сколько времени шлюпка продолжала свой бессмысленный поход. Одинокая, идущая в открытое море, прочь от земли.

 

 Монсеррат, "Жестокое море"

 

Форматирование скорее всего съедет -- не обессудьте, я с телефона

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

×