Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Uboat88

Военно-морские силы Эстонии 1918-1940 г.г.

В этой теме 15 комментариев

Рекомендуемые комментарии

192 публикации
1 340 боёв

Военно-морские силы Эстонии 1918-1940 г.г.

Изображение с кодом 4553463


       В основном, эстонский военно-морской флот был создан на основе бывших русских боевых кораблей и вспомогательных судов, оставшихся со времен Гражданской войны. Береговая оборона, входившая в состав ВМС Эстонии, получила в свое распоряжение целый ряд крупнокалиберных батарей, которые впоследствии были модернизированы эстонскими инженерами. В период 1920-1930-х гг. эстонский военно-морской флот не пополнялся новыми надводными боевыми кораблями, поэтому не представлял собой большой боевой ценности. Единственным исключением стали две современные подводные лодки, построенные и купленные в Англии в 1937 г. В 1940 г., после присоединения Эстонской республики к Советскому Союзу, ВМС страны были включены в состав Краснознаменного Балтийского флота. 


Создание ВМС Эстонии.


     Как и ВМФ Финляндии, военно-морской флот буржуазной республики Эстония также  возник в 1918 г., на базе оставшейся инфраструктуры российского Балтийского флота. Как и в случае с Финляндией, эстонский флот получили «в наследство» немало старых русских боевых кораблей и вспомогательных судов, брошенных в портах Ревеле (Таллине) и Балтийском (Палдиски) из-за невозможности их увода по техническим причинам (пребывание в капитальном ремонте), а также захваченных в боях Гражданской войны. 
     Именно эти корабли-трофеи и образовали костяк ВМС Эстонии. Некоторый процент составили корабли немецкого ВМФ, потерянные в ходе 1-й мировой войны, которые затем были подняты и отремонтированы.  Общая численность личного состава ВМФ Эстонии на тот момент  составляла 2100 офицеров и матросов. 

 

Состав на момент создания:

 

Spoiler

 

  •  2 эскадренных миноносца - «новика» – «Lennuk» и «Vambola» бывшие русские эсминцы «Автроил» и «Спартак»
  •  2 канонерские лодки – «Lembit» бывшая русская канонерка «Бобр» захваченные англичанами 26 и 27 декабря 1918 г. во время авантюрного набега на Таллин. поначалу громко названная эстонцами крейсером.
  •  «Lood» и  «Laene» бывшее русское посыльное судно «Спутник», захваченная немцами в Гельсингфорсе весной 1918 г.), 
  • 2 минных заградителя – «Kalev» и «Olev» бывшие русские моторные катера №№ 8 и 10
  • 4 тральщика – «Alice», «Edith», «Kaethe» и «Una» (переоборудованы из буксиров),
  • 10 малых катеров-тральщиков
  • военный  транспорт «Kalewi Poeg» (бывший русский пароход «Алексей»
  •  ледокол «Hercules»

 

 

Кроме того, эстонское командование располагало Чудской военной флотилией,:

 

  • 4 канонерские лодки – «Taara» (бывший пароход «Цесаревич Алексей»), «Tartu» (бывший пароход «Юрьев»),  «Uku» (бывший пароход    «Дельфин») «Vanemuine»  (бывший пароход «Император»), переоборудованные из русских пассажирских пароходов ещѐ во время Первой          Мировой войны, 
  •  военный транспорт «Kajak» (бывший русский  пароход «Гагара»). 

 

 

 

ВМС Эстонии в Освободительной войне Эстонии 1918—1920

 

 

    С помощью этих судов капитан Йохан Питка осуществил несколько десантов в тыл Красной Армии, самым удачным и крупным из которых была высадка десанта  в районе деревни Удрия , и последовавший за этим бой с превосходящими силами РККА, имевший место 17—19 января 1919 года, целью которого являлись поддержка движения сухопутных войск в направлении Нарвы и захват городов Гунгербург и Нарва. Десант выступил из Кунда 17 января, в нём участвовали шесть кораблей ВМС Эстонии во главе с эскадренным миноносцем «Леннук». Десантное подразделение образовали десантный батальон (примерно 400 бойцов) и 1-й отряд финских добровольцев (примерно 600 человек). У противника были в этом районе подразделения 6-й и 10-й стрелковой дивизии, всего около 1500 человек. Десант высадился в Удрии двумя группами: 17 января с 13:30 до 18:40 часов до 250 бойцов, и остальные 17 января поздно вечером с 23 часов до 11 часов утра 18 января. В результате десанта Удрия были захвачены 18 января в 11 часов город Гунгербург (ныне Нарва-Йыэсуу) и 19 января к 9 часам утра город Нарва.

 

 

 

Подгатовка личного состава:

 

     Практики для подготовки эстонского ВМФ в период Гражданской войны было мало,  так как кроме похода к Риге в 1919 г., а также похода одного из ЭМ в Хельсинки, никаких других мероприятий не проводилось. В январе 1919 г. эстонскими кораблями было 
проведено минирование вод в р-не от мыса Стирсудден до Карколаматтала и мыса Колганпя. 15 мая эсминец «Lennuk», канонерские лодки «Laene» и «Lembit» высадили десант в Лужской губе. В последующие дни (например, 17 мая) высадки десантов были проведены в р-не Пейпии. Сравнительно редкая активность эстонских ЭМ объяснялась отсутствием необходимого количества нефти, а также еѐ дороговизной . В 1921 г. Финляндия отпустила Эстонии из своих запасов 500 штук 102-мм снарядов, за счѐт чего эстонскими эсминцами была проведена практическая стрельба. Своих мастерских для изготовления снарядов у эстонцев не имелось. В 1919, 1920 и 1921 гг. эстонский флот, при помощи финнов, проводил тральные работы. Всего, в 1920 г. дивизионом тральщиков было вытралено 200 мин, а в 1921 г. – 30 мин. За 1921 г. дивизионом тральщиков было протралено 300 кв. морских миль, а за месяц 1922 г. – 180 кв. морских миль. В ходе траления, на минах взорвалось 3 эстонские лайбы – в р-не Штапельботтена. 

 

 

 


    Постепенно, Эстонский ВМФ избавлялся от наиболее старых и малоценных судов. В 1923 г. из состава Чудского дивизиона, который ранее включал в себя вооружѐнные пароходы «Ahti», «Tartu», «Uku», паровой катер «Erilaene» и 5 моторных лодок, оставлены только 3 корабля – «Ahti» и «Tartu» и 1 броневой катер. Все остальные суда, по распоряжению командующего Морскими силами, в декабре 1922 г. были  разоружены и переданы в ведение торгового флота. 

 

   В 1924 году Морской дивизион ВМФ Эстонии пополнился миноносцем «Sulev». Это был бывший германский миноносец «А 32», потерянный в ходе боевых действий Первой мировой войны. Он был выброшен штормом на эстонское побережье, у острова Сааремаа (Эзель), 25 октября 1917 г. Осенью 1923 г. миноносец был снят с камней эстонской спасательной службой и прошѐл восстановительный ремонт. В августе 1924 г., после ремонта на Русско-Балтийском заводе, миноносец «Sulev» вступил в строй .Однако, помимо пополнения, эстонский флот также в этом году понес и потери. 14 ноября при проведении работ по тралению мин, в 2 милях западнее о-ва Нарген, подорвалась на 
мине и погибла канонерская лодка Морского дивизиона «Meeme». От взрыва на КЛ была так сильно разворочена корма, что она ушла под воду почти сразу же после взрыва. Из команды погибли 2 человека, в том числе помощник командира младший лейтенант Габерман.
     Новое пополнение эстонский флот получил осенью 1927 г.: в Финляндии были куплены бывшие русские колесные тральщики №№ 18 и 19, ранее носившие название «Апостол Петр» и «Апостол Павел». Теперь тральщики получили новые названия «Suurop» и  «Ristna». Несколько позже, в 1928 г. из состава Морского дивизиона ВМФ была исключена канонерка «Lembit» . 

 

 


Совместные учения: ВМФ Латвии ВМС Эстонии .

 

 

       Еще в конце марта 1924 г. в Таллине состоялось совещание между командующим ВМФ Латвии контр-адмиралом А. Г. Кейзерлингом и начальником штаба ВМС Эстонии капитаном  флота Г. Зальца, по вопросам военного сотрудничества двух стран. После окончания первого  раунда переговоров, оба командующих переехали в Ригу, где переговоры продолжились уже  с участием латвийского высшего военного командования. Главной задачей военно-морских  сил обоих государств, в случае совместных действий, была определена «защита столиц при  помощи береговых батарей и флотов». В дальнейшем, обе стороны пришли к выводу, что реальных возможностей для военного сотрудничества обоих флотов, в принципе, нет. Причин тому было несколько: 1) Во-первых, каждый из вероятных противников Эстонии – как с запада (Германия), так и с востока (Советский Союз) был во много раз многочисленнее и сильнее; 2) Во-вторых, водные пространства обоих государств, подлежавшие защите, были расположены сравнительно далеко друг от друга; 3) В-третьих, надежды на значительное увеличение Морских сил обоих государств были весьма проблематичны. В 1934 г. начальник штаба ВМС Эстонии капитан флота В. Мере сделал вывод, что «единственным видом сотрудничества возможна радиосвязь и связь корабельная для информационных целей». К этому моменту связь между военно-морскими силами Латвии и  Эстонии была уже налажена (радиосвязь между о-вом Аэгна (Вульф) и Вентспилсом (Виндавой) и корабельная связь между п-овом Церель и латвийским побережьем). Поэтому,  было сочтено, что особой надобности в проведении частых совместных учений не имеется, но были бы желательны учения в виде манѐвров, во время которых возможно также  дальнейшее развитие дружественных связей между личным составом обоих флотов и  ознакомление с взаимными достижениями.

    Наибольшее развитие в конце 1920-х – начале 1930-х гг. получили учения эстонского и 

латвийского флотов в Моонзундском архипелаге и в Рижском заливе (они проводились в 1929, 1930, 1931, 1932 гг., а также в последующие годы). Главной задачей на этих учениях,  как считала эстонская сторона, было ознакомление с теми видами вооружения, которое  отсутствовало у них самих. К примеру, эстонские моряки очень интересовались латвийскими подводными лодками и гидросамолѐтами, а латыши – эстонскими быстроходными эсминцами – «новиками». В программы совместных учений, как правило, входили такие  задачи, как артиллерийские и торпедные стрельбы, учебные минные постановки, высадка  десанта, упражнения по отражению воздушных и подводных атак на корабли. 

 

 

Пополнения.

 

    Моральная и физическая устарелость подавляющего большинства кораблей эстонского  ВМФ напоминали руководству флотом о необходимости кардинального обновления имевшейся материальной части. Уже в 1926 г. командующим ВМС Эстонии контр-адмиралом Г. Зальца был составлен «Проект приобретения необходимого флота».  Основным возможным противником Эстонии был определѐн СССР. В разделе, посвящѐнном стратегическим сюжетам, подробно расписывалось, какие корабли и самолѐты необходимо приобрести, их задачи в боевой обстановке, тактико-технические характеристики и пр. В экономическом разделе предусматривалось выделение кредитов на покупку вооружения в течение 14 лет, на общую сумму 18 миллионов эстонских крон. 

 

     В 1930 г. от командующего ВМС контр-адмирала Г. Зальца был подан рапорт военному министру, в котором было сделано предложение о приобретении кораблей для 
 морского флота Эстонии. Перед эстонским ВМФ, усиленным новыми кораблями, могли быть поставлены следующие задачи: 1) Обеспечение своему государству свободного использование моря; 2) Воспрепятствование противнику в использовании моря; 3) Оборона собственного побережья. В качестве программы-минимум, предлагалось приобрести 3 подводные лодки и 4 торпедных катера. 

     Командование эстонскими ВМС давно хотело отказаться от бывших русских эсминцев-«новиков», ввиду дороговизны их содержания (собственной нефти для котлотурбинных установок ЭМ в Эстонии не имелось и еѐ приходилось долгое время покупать за границей, после чего эстонцы стали производить нефть из масляного плитняка). В 1933 г. эсминцы «Lennuk» и «Vambola» были проданы правительству Перу через фирму «Ludwig Bing & Co», по цене в 410 000 золотых американских долларов (что равнялось 2 314 000 эстонских крон). В августе 1933 г., когда приехали команды из Перу, началось их ознакомление и обучение на новоприобретенных кораблях. 22 августа на эсминцах были подняты перуанские флаги, а 3 сентября они уже ушли из Таллина в Перу. 

      Полученные от продажи ЭМ средства было решено пустить на строительство в Англии, для нужд эстонского ВМФ, двух подводных лодок. 12 декабря 1934 г. правительство Эстонской республики заключило с английской корпорацией «Vickers-Armstrong» договор на постройку двух подлодок общей стоимостью в 360 000 английских фунтов стерлингов, или 6 611 059 эстонских крон. Уже в мае 1935 г. были заложены корпуса обеих ПЛ.  Поскольку от продажи ЭМ было выручено менее 2,5 млн. крон, необходимо было где-

то изыскать ещѐ более 4 млн. эстонских крон. Общественная подписка, проведѐнная в  Эстонии, дала за 5 лет (с 1934 по 1939 гг.) незначительный результат - всего лишь 400 тыс. крон. Поэтому всю остальную сумму пришлось постепенно взыскать с налогоплательщиков. Тем временем, 7 июля 1936 г. на заводе «Vickers-Armstrong» состоялся торжественный спуск обеих эстонских ПЛ, получивших название «Kalev» и «Lembit». Директор главной конторы фирмы дал гарантию, что к весне 1937 г. обе ПЛ будут построены. И действительно, 1 июня 1937 г. подводная лодка «Kalev» пришвартовалась к причалу Таллинской бухты, а 8 июля туда же пришла и ПЛ «Lembit». Командирами подлодок были назначены старшие 
лейтенанты А. Понтак (на «Kalev») и Ф. Шмидехельм (на «Lembit»). 

 

 

Проблемы новых лодок:

 

Spoiler

Практика показала, что дифферент, дающий возможность ПЛ стоять без хода на перископной глубине был достигнут только при помощи находившихся в р-не центра 
тяжести ПЛ цистерн быстрого погружения. Но это, в свою очередь, лишало цистерны их основного предназначения – т.е. быстрое погружение. Тогда командир «Kalev» капитан-лейтенант В. Пууранд предложил ввести в систему дифферентовки вспомогательную цистерну № 1 вместимостью в 3830 тонн, с тем, чтобы сделать еѐ продуваемой. Впрочем, осуществить это интересное усовершенствование эстонским кораблестроителям до июня 1940 г. так и не удалось. 
        Возникла даже небольшая проблема с окраской ПЛ в маскировочный цвет. Дело в том, что с началом войны, в сентябре 1939 г., подлодки ВМФ Эстонии были полностью 
окрашены в чѐрный цвет. Поскольку данный камуфляж оказался не очень удачным и в  ночных, и в дневных условиях, командир ПЛ «Kalev» капитан-лейтенант В. Пууранд 16 
марта 1940 г. попросил командира Морского дивизиона, чтобы данный вопрос был обсуждѐн специалистами. Со своей стороны, командир «Kalev» предложил для окраски тѐмно-зелѐный и серый цвета. В качестве примера В. Пууранд привѐл польскую подлодку «Orzel», зеленовато-серая окраска которой, по его словам, «сливалась с фоном моря и казалось, будто команда ходит по борту в воздухе, лодки самой было очень трудно отличить в снопе лучей прожектора». 

 

 

 

 

 

Стареющий флот:

 

      Следующим по классу боевым кораблѐм был устаревший миноносец немецкого  происхождения «Sulev». Относительно его боевых качеств отмечалось, что он «вследствие малой скорости в состоянии осуществлять торпедные атаки только при благоприятных условиях». Считалось, что для проведения дальней разведки он непригоден ввиду «малой скорости и слабого артиллерийского вооружения». Военно-морские эксперты сходились на том, что М «Sulev» больше всего подходит для сторожевой службы и охраны минных полей в районе морских крепостей, а также для действий в ограниченном водном пространстве, например, в Моонзунде, и сопровождения торговых судов. Канонерская лодка «Laene», бывшее торговое судно, вследствие малой скорости и слабого вооружения, годилась только для несения сторожевой службы и охраны минных полей в р-не морских крепостей. Причѐм, как отмечалось эстонскими специалистами, канонерка «последнее задание в состоянии исполнить только против тральщиков».
     Другая канонерская лодка – «Mardus», также будучи переоборудованным торговым судном, по своим боевым свойствам было ещѐ слабее, чем КЛ «Laene». Еѐ дальнейшее боевое применение было явно под вопросом, так как «вследствие старости, превратится через несколько лет в негодность». 
    Следующими крупными кораблями эстонского ВМФ были минные заградители  «Ristna» и «Suurop», купленные в 1927 г. в Финляндии. Являясь переоборудованными 
торговыми судами, они обладали слишком малой скоростью хода, из-за чего их можно было употреблять только в совершенно защищѐнных районах, т.е. в секторе огня морских крепостей. Кроме того, эти корабли годились также в качестве тральщиков, хотя были для этого «слишком большие и имеют большую осадку». 

     Тральщики «Keri» (бывший «Kalev») и «Vaindlo» (бывший «Olev») были маленькими моторными тральщиками, годными для траления лишь в прибрежных водах, а также для постановки небольших минных полей. По причине слабых механизмов и малого хода, «траление далѐких водных пространств им не по силам». 

Вспомогательное судно «Kompass», являясь буксиром, могло также выполнять  функцию морского тральщика. 

   Два других небольших вспомогательных судна – паровые катера «Tahkona» и «Sakala» во время боевых действий тоже можно было использовать для траления в береговых водах. Ледокольный буксир «Jaan Poska», ввиду общей ветхости, был уже не годен для употребления в военных целях. 

    Моторные катера №№ 1, 4, 8, 10, 11 и 12 могли использоваться как для несения сторожевой службы и службы связи, так и для траления в прибрежных водах. 

 

     Эстонскому морскому командованию было очевидно, что с настоящим составом ВМФ,  а также с учѐтом получаемого в ходе войны пополнения, невозможно выполнить все 
 виды военных действий, так как для этого не хватает кораблей для  проведения успешных надводных торпедных атак, для постановки больших минных  заграждений, успешного отражения ПЛ и дальней разведки. Кроме того, затруднялось  проведение подводных торпедных атак, так как имевшиеся ПЛ находились постоянно в патрульной службе. Для освобождения их от этой обязанности, была необходима замена в виде сторожевых кораблей, которых не было. Даже такая простая, на первый взгляд, задача, как отражение неприятельских тральщиков, была слишком трудной для эстонского флота, так как имевшиеся канонерские лодки по своему артиллерийскому вооружению и ходовым качествам были для этого слишком слабы. 

 

 

Складские запасы:

 

Spoiler

     Снабжение флота артиллерийским вооружением и боезапасами носило неровный характер и более или менее обеспечивало его скромные текущие потребности. В 
Таллинском арсенале имелись 1 152-мм и 2 102-мм орудий, предназначенных для установки, в случае военных действий, на ледоколе «Tasuja» (бывший русский «Геркулес») и КЛ «Vanemuine». По программе, должно было быть 17 75-мм орудий, но в наличии имелось только 12, да и то устаревшего типа. Оценив состояние и устройство имеющихся стволов, эстонские военно-морские эксперты посчитали нецелесообразным их модернизацию. Необходимые по программе 4 47-мм орудия имелись, но были устаревшего типа и для модернизации уже не подходили.Практически полным был запас 40-мм зенитных автоматических орудий для ПЛ и МЗ (при норме в 5 орудий имелось 4 «совершенно новых орудия»). Но зато 20-мм автоматических зенитных орудий, предусмотренных для ПЛ и КЛ, в наличии вообще не было. 
     Для 152-мм орудия необходимо было иметь не менее 300 снарядов, но их на складах не было. Два 102-мм орудия были обеспечены необходимым боезапасом – 600 снарядов (по 300 на орудие). Однако, так как снаряды были 20-летней давности, требовалось обновить взрыватели и тротил в течение ближайших 5 лет. Для 75-мм орудий требовалось, как минимум, 3000 снарядов. В наличии же был даже некоторый избыток – 3484 годных снаряда и 77 снарядов с дефектами. Имевшиеся снаряды были в хорошем состоянии, но приблизительно 50% из них требовали небольшой чистки для дальнейшего хранения. Поскольку срок службы пороха и патронов некоторых партий составлял 22-28 лет, то порох и взрыватели требовали обновления в течение ближайших 8 лет. На складах необходимо было иметь 2400 снарядов 47-мм калибра, что перекрывалось хранившимся запасом – 2618 снарядов. Но так как боеприпасы были уже старые, давали 5% осечек и обладали малой разрушительной силой, требовалось срочно обновить их. Для 40-мм зенитных орудий снаряды были только заказаны - в количестве 1000 штук и необходимо было в дальнейшем  приобрести ещѐ 2000 снарядов. Боеприпасов для 20-мм зенитных автоматов в наличии не было, так как не было и самих орудий, которые только предполагалось приобретать.


     С минным вооружением на флоте всѐ обстояло сравнительно благополучно. На складах имелось 457 больших и 419 малых гальваноударных мин (мины немецкого изготовления на русских якорях обр. 1908 г. – Авт.). Данный запас вполне удовлетворял потребности флота и не требовал пополнения. Правда, 160 больших мин были без якорей, которые надо было изготовить. Кроме того, по программе требовалось иметь 425 мин типа В (они представлялисобой эстонский вариант русской гальваноударной мины обр. 1908 г. – Авт.), но их ещѐ не было. К 1 апреля 1939 г. предполагалось выпустить в портовых мастерских 225 мин. Также флот располагал 897 минами «Рыбка» (КМ). Из этого числа, в хорошем состоянии было 547 мин, требовали приведения в порядок 118 мин и полностью негодных 232 мины. Пополнение  данного запаса не предвиделось.              Неудовлетворительным оставалось положение с  глубинными бомбами. При потребности в 200 бомб налицо имелось только 27 ГБ, причѐм с малым зарядом, пригодных только для учений. Плохо было также и с аппаратами для постановки дымовых завес: при норме в 17 аппаратов имелось только 2. Недостающие 15 аппаратов, как, впрочем, и глубинные бомбы, следовало заказывать за границей. 

 

      Но хуже всего обстояло дело с обеспечением ПЛ торпедами. При весьма скромной  норме в 40 533-мм торпед, в наличии имелось лишь 12 штук, приобретѐнных вместе с 

подлодками. Иными словами, на одну ПЛ приходилось всего-навсего 6 торпед – только один боекомплект (4 торпеды в ТА и 2 торпеды запасные). А это означало, что эстонские лодки не могли себе позволить проведение учебных стрельб даже в минимальном объѐме, ибо они тогда могли запросто остаться без своего основного вооружения. 
        От русского флота осталось 14 парогазовых 450-мм торпед обр. 1912 г., которых  вполне хватало для текущих нужд. Кроме того, предполагалось иметь в запасе ещѐ 16 450-мм торпед для торпедных катеров (которые, опять-таки, только предполагалось приобрести), но их не было.

      

 

 

 

 

Авиация ВМФ


ВМС Эстонии располагали отдельным гидроавиационным отрядом,  базировавшимся в Таллине. Он имел на вооружении 8 гидросамолетов типа «Hawker Hart».Отряд располагал летной гаванью, расположенной в 1,5 км к N.-W. от западного мола  Таллинской гавани, а также ангаром, рассчитанным на 30–40 самолетов. 

 

Изображение с кодом 4540936

 

Изображение с кодом 4567563

 

Изображение с кодом 4532747

 

Об самих Ангарах:

Spoiler

     Согласно утвержденному в 1911 году Николаем II плану постройки оборонительных сооружений Таллинна на территории между морской крепостью (батарейной тюрьмой) и судостроительным предприятием Noblessner должны были появиться два идентичных друг другу ангарных комплекса для базирования гидропланов. Конкурс на проект и проведение строительных работ выиграла датская фирма Christiani & Nielsen.
В Летной гавани есть два ангара, построенные в 1916 и 1917 годах, и являющиеся частью Морской крепости Петра Великого. Каркас строения и три купола, впервые в мире такой величины, были выполнены из железобетона. Схему с тремя куполами выбрали, скорее всего, из принципа максимально освободить внутреннее пространство ангара. Морской музей Эстонии – Лётная гавань (Таллинн, Эстония)
Размеры ангара: длина более 120 метров, ширина 50 метров, высота трёхэтажного дома. 
Во время первой мировой войны на вооружение российской морской авиации состояли несколько типов иностранных самолётов, такие как поплавковые гидросамолёты "Морис Фарман", "Депердюссен", "Донне-Левек" и другие, но все в единичных экземплярах или малых количествах. 
Первым отечественным гидросамолётом поступившим в серию стал самолёт Игоря Ивановича Сикорского С-10 "Гидро". Морской музей Эстонии – Лётная гавань (Таллинн, Эстония)Самыми выдающимися и массовыми стали летающие лодки Дмитрия Павловича Григоровича М-5 и М-9, запущенные в серийное производство в 1915 году. В 1917 году в гидро-аэропланные части стала поступать летающая лодка Д. П. Григоровича М-11. Для этих самолётов и строилась лётная гавань и ангар. 
Ангары использовались по назначению и во времена Эстонской Первой Республики. Уже 10 января 1919 года территория Лётной гавани была отдана техническому отделу отряда Военно-Воздушных сил. В начале 1930-х в ангаре располагались самолёты Отдельного отряда Морской Авиации, мастерские, а также здесь хранили вооружение и технику частей ПВО и авто-танкового полка. В 1939 году Отдельный отряд Морской Авиации был ликвидирован. 
В советское время это была закрытая военная зона.
После ухода российских войск на территории гавани начали создавать филиал Морского музея, который открылся в 2006 году.  

 

 

В Итоге:


    Продемонстрировать эффективность оперативного плана на деле военно- морским силам Эстонии не довелось, так как осенью 1939 г. политическая обстановка на  Балтике изменилась коренным образом.  Согласно пакту о взаимопомощи между СССР и Эстонской республикой от 28 сентября  1939 г. и трѐм протоколам соглашений советской и эстонской комиссий от 11 октября 1939 г., Краснознамѐнному Балтийскому флоту были предоставлены эстонские рейды и гавани  Таллин (для временной стоянки), Палдиски, Кярдла, Кыйгусте, Курессааре-лахт, Мьенту, Кихельконна-лахт, Тагалахт, Кюдемалахт. Кроме того, для защиты базирования флота от нападения с моря и воздуха, советское морское командование получило право устанавливать береговые и зенитные батареи, а также посты ВНОС, на полуостровах Сырве, Харилайд, Нина, Паммана, Сыру, Кыпу, Тахкона и Сеяре. 11 октября 1939 г. эстонская и советская комиссии подписали ещѐ 4 протокола, в которых оговорили следующие вопросы: 1) Порядок связи между советскими и эстонскими портами; 2) Порядок производства гидрографических работ и обмен материалами между советским и эстонским морскими командованиями; 3) Посещение военными и торговыми кораблями третьих держав эстонских портов, являющихся местами базирования советских военных кораблей; 4) Сохранение военной  тайны. По соглашению о базировании советских боевых кораблей в Таллине, эстонское командование приняло на себя содействие в организации охраны ВМБ Таллина, учредив систему морского дозора на подходах к ней. Таким образом, Советский ВМФ без единого выстрела занял практически все морские базы Эстонии и прочно обосновался там, что сразу сделало для него доступным всѐ Балтийское море. Но это был ещѐ только первый шаг по пути окончательного решения прибалтийского вопроса.


9 июня 1940 г. нарком обороны СССР маршал С. К. Тимошенко подписал приказ №  02622, предназначавшийся для командующего КБФ вице-адмирала В. Ф. Трибуца. В приказе перед Балтийским флотом были поставлены следующие задачи: «1. Краснознамѐнному Балтийскому флоту с 05 минут 10 июня перейти в оперативное подчинение Командующему войсками ЛВО и к 12 июня быть в готовности к выполнению боевых задач по указанию последнего…; б) по указанию Командующего войсками ЛВО захватить суда эстонского и латвийского военного флотов, находящихся в базах и в плавании; захватить морской флот Литвы (Поланген)…». Однако, применять военную силу Советскому Союзу так и не пришлось. Уже 16 июня Советское правительство сделало официальные заявления правительствам Латвии и Эстонии, в которых потребовало от последних срочно сформировать новые «народные» правительства и обеспечить свободный пропуск на территорию Эстонии и Латвии советских воинских частей.


  Любопытно отметить, что формальное постановление Совета народных комиссаров 
Эстонской ССР о «передаче Военно-Морских сил Эстонской Народной Армии, в том числе и береговой артиллерии, в состав Рабоче-Крестьянского Военно-Морского флота» состоялось лишь 29 августа 1940 г., то есть, по сути дела, было проведено задним числом. Согласно постановлению СНК ЭССР, следовало «всѐ вооружение, имущество, здания и сооружения Военно-Морских Сил и Береговой Обороны передать Краснознамѐнному Балтийскому флоту». Ещѐ 28 августа 1940 г. начальник тыла КБФ принял корабли Эстонского ВМФ со всем штатным личным составом в состав КБФ, с зачислением на все виды довольствия. Так прекратил своѐ существование флот независимой Эстонской республики, просуществовавший меньше 22 лет. 


   Полученные эстонские боевые корабли были оценены советским военно-морским  командованием по-разному. Например, подлодки «Kalew» и «Lembit» английского 
производства были сочтены очень ценным приобретением для КБФ, но подавляющая часть надводных кораблей, ввиду их моральной устарелости и сильной изношенности, не представляли собой особой ценности. Так, начальник тыла КБФ генерал-майор М. И. Москаленко докладывал Военному Совету флота, что миноносец «Sulev» и минные 
заградители «Keri» и «Vaindlo» никакой ценности как боевые корабли не представляют и «могут быть использованы только как вспомогательные».

 

 

В дальнейшем, судьба кораблей бывшего эстонского ВМФ сложилась по-разному. 


    Подлодка «Калев» (бывшая «Kalev») прожила довольно короткую жизнь: она успела произвести в начале Великой Отечественной войны лишь 2 боевых похода и в ноябре 1941 г. погибла в р-не Найссаара от подрыва на мине заграждения. Другой же ПЛ – «Лембит» (бывшая «Lembit»), наоборот, была уготована необычайно длинная и славная судьба. В ходе войны «Лембит», под командованием капитан-лейтенанта А. М. Матиясевича, совершила 6 боевых походов, за время которых потопила торпедами и таранным ударом 2 боевых корабля и 2 вспомогательных судна противника. На минах, поставленных ПЛ «Lembit», подорвались и утонули 3 боевых корабля и 5 судов. Можно сказать, что это была одна из самых результативных советских подлодок. 10 июня 1955 г. ПЛ была разоружена и переведена в категорию УТС. В 1979 г. лодка была передислоцирована в Таллин, а 5 мая 1985 г., после восстановительного ремонта, поставлена на вечную стоянку в Таллине в качестве мемориальной ПЛ и филиала музея ДКБФ. 

 

     Из остальных крупных кораблей бывшего эстонского ВМФ благополучно пережили 
Великую Отечественную войну СКР «Аметист» (бывший М «Sulev»), ТЩ № 49 (бывшая КЛ «Laene»), МЗ «Ристна» (бывший «Ristna») и ТЩ «Вайндло» (бывший «Vaindlo»), которые были проданы на слом уже в 1950-х гг. Во время войны погибли на минах или были затоплены канонерские лодки «Эмбах» (бывшая «Ahti»), «Нарова» (бывшая «Tartu»), «Исса» (бывшая «Vanemuine») и «Плюсса» (бывшая «Ilmator») из состава Чудской военной флотилии, МЗ «Суроп» (бывший «Surop») и ТЩ «Кери» (бывший «Keri») из состава КБФ. 

 

 

Изменено пользователем Uboat88

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
192 публикации
1 340 боёв

Подробнее о самих кораблях:

 

ПЛ «Kalev» и «Lembit» 
 

Изображение с кодом 4563468

 

Тип корабля: подводный минный заградитель
Скорость (надводная)    13,5 узлов/8,5 узлов
Рабочая/Предельная глубина погружения:70 м/90м
Автономность плавания: 20 суток
Экипаж: 38 человек
Водоизмещение надводное    665 т/853т
Длина: 59,5 м
Ширина : 7,24 м
 осадка 3,5 м

Силовая установка
Дизель-электрическая, двухвальная.
2 дизеля суммарной мощностью 1200 л. с.,
2 электродвигателя суммарной мощностью 790 л. с., два винта

Вооружение Торпедно- минное вооружение    4 носовых ТА x 533 мм, 8 торпед, 20 мин
ПВО    автоматическое орудие «Бофорс» калибра 40 мм, пулемёт «Льюис»

 

подробнее о Калеве, и Лембите.

 

 

 

М «Sulev»,  Бывший  Германский  Миноносец  «А-32». 

 

Построен в 1916 г. В  Германии,  Потоплен в 1917 г., поднят в 1923 г., 
вступил в строй в  1924 г., капит. рем.  в 1934/35 гг. 

 

Водоизмещение    230т.
Длина: 50,15м.
Ширина : 5,3м.
 Осадка 1,8 м.

Силовая установка
1 турбина с зубчатой передачей, 1 водотруб- ный котѐл «Норманд», 1 винт. Мощность гл. машины 3500 л.с. Макс. скор. 23 уз. Запас топлива 53 т

Вооружение :
2 ,75мм.
2, станковых пулемѐта, 
1 ,2-х труб- ный 450-мм ТА. 

Изображение с кодом 4523532

 

 

 

 «Лембит» (канонерская лодка)

 

первый боевой корабль ВМС Эстонии.

Водоизмещение    990 т.
Длина: 65,6 м
Ширина: 10,97 м
Осадка: 3,22 м
Бронирование: Боевая рубка: 12—20 мм
Двигатели    Две вертикальные паровые машины тройного расширения, четыре котла Бельвиля
Мощность    868 л. с.
Движитель    2
Скорость хода:12,5 узлов
Дальность плавания: 1100 морских миль
Экипаж:10 офицеров и 138 матросов
Вооружение:
Артиллерия    2 × 120-мм/45,
4 × 75-мм/50 пушек Канэ,
3 × 7,62-мм пулемета
Минны: до 60 мин заграждения

Лодка находилась в составе эстонского флота до 1927 года, когда была сдана на слом.

 

Изображение с кодом 4556302

 

 

Эсминцы : «Леннук» и  «Вамбола»

 

История Эсм. Автроил , позже Леннук

Spoiler

В сентябре-октябре 1917 года «Автроил» участвовал в Моонзундской операции, во время которой получил три попадания 88-мм снарядами. Перешёл на сторону Советской власти 25 октября 1917 года. В зиму 1917—1918 годов базировался на Гельсингфорс, в период с 10 по 19 апреля 1918 года в составе 5-го эшелона участвовал в «Ледовом походе» Балтийского флота в Кронштадт. В ноябре 1918 года корабль вошёл в состав ДОТа, в ноябре-декабре выполнял прикрытие минных постановок в районе Кронштадта; неоднократно выходил для разведки побережья Эстонии и района Ревеля.

24 декабря 1918 года «Автроил» был включён в состав Отряда судов особого назначения. 26 декабря корабль вышел для проведения разведки и обстрела английских судов в Ревеле; на следующий день в районе плавучего маяка Ревельстейн у острова Мохни (Экхольм) «Автроил» был перехвачен отрядом английских кораблей, состоящим из 2 крейсеров и 4 эсминцев, и предпринял попытку отхода, но был отрезан ещё одной группой английских кораблей в составе крейсера и двух эсминцев. После первых же выстрелов противника корабль сдался в плен, так и не произведя ни единого ответного выстрела, после чего был отведён англичанами в Ревель. 2 января 1919 года эсминец был передан Эстонии, которая зачислила его в состав своих военно-морских сил, переименовав «Автроил» в «Леннук» (Lennuk).

Изображение с кодом 4584962

 

История Эсм. «Спартак»  , позже «Вамбола»

 

    Выйдя в море, «Спартак» направился к острову Нангерн и обстрелял его 26 декабря около полудня. Через полчаса эсминец задержал финский пароход, который был с призовой командой отправлен в Кронштадт. На этот арест было потрачено около двух часов, и на горизонте появились дымы кораблей, шедших со стороны Ревеля. Это был английский отряд в составе лёгких крейсеров «Калипсо», «Карадок» и 2 эсминцев, идущий на перехват «Спартака». На борту советского эсминца началась паника и он начал отходить. Машины «Спартака» находились в плохом состоянии, но кочегары и механики «выжали» из них все возможное, в результате чего расстояние до противника перестало уменьшаться. На преследовании противник вел редкий огонь, «Спартак» отстреливался из кормовых 102-мм орудий, тем не менее, попаданий не достигла ни одна из сторон. Командующий отрядом и командир эсминца всё это время на мостике отсутствовали. Около 14 часов старший штурман был контужен первым же выстрелом из носового орудия, сделанным под слишком острым углом к корме; на мостике, где выстрел приняли за попадание неприятельского снаряда, возникла паника и неуправляемый советский эсминец выскочил на камни в районе банки Карадимульсей. Как только английские корабли приблизились, на «Спартаке» спустили флаг. Вышедший вслед за «Спартаком» «Автроил» также был захвачен англичанами.

   Советские эсминцы были отбусированы в Ревель и 3 января 1919 года переданы в состав Военно-морских сил Эстонии. «Спартак» получил новое название «Вамбола» (эст. «Wambola»). Зимой 1919 года он был отремонтирован и в течение боевых дейстий активно действовал вместе с английскими кораблями против кораблей ДОТа и войск Красной Армии.

   После окончания Гражданской войны и заключения Тартуского мира корабль с сокращённым составом команды преимущественно стоял в порту, до того как в 1933 году был переведён в резерв. 30 июня 1933 года «Вамбола» был продан Перу и вошёл в состав её ВМС с новым названием — «Альмиранте Виллар» (исп. Almirante Villar). В сентябре 1933 — июле 1934 годов совершил переход из Таллина в Перу.

15 сентября 1954 года исключён из состава флота и разобран на металл.

Изображение с кодом 4534787

 

Изображение с кодом 4580866

 

Тип "Новик"

Основные характеристики:

Водоизмещение: 1100
Длина: 98
Ширина: 9м.
Осадка: 4 м.
Бронирование: нет
Двигатели    паровые турбины
Мощность    21 357 л. с. (тип «Дерзкий»)
28 000-31 660 л. с. (тип «Лейтенант Ильин»)
34 900 л. с. (тип «Изяслав»)
Движитель    2 - 3 винта
Скорость хода    28—35 узлов (полная)
Дальность плавания    1200—1717 миль
на экономической скорости (21 узел)
675-700 миль
на 30 узлах
Экипаж    113—158 человек
Вооружение: 
Артиллерия    : 3-5 102-мм пушек Обуховского завода
Зенитная артиллерия    Сильно различалось.
На кораблях первой серии — 2 47-мм, второй 1-2 40-мм 
Минно-торпедное вооружение: от 3 до 5 спаренных или строенных 457-мм ТА (10-14 торпед), 80 морских мин образца 1908 года

 

 

 

канонерская лодки –  «Tartu» (бывший пароход «Юрьев»)

 

Изображение с кодом 4529695

Изображение с кодом 4549150

 

до 1919 г. "Юрьев", до 22.03.1941 г. "Tartu"
Водоизмещение 110 т. Размерения 39.2 х 6.3/10 (по кожухам колес) х 0.8 м. ПМ 120 л.с. Скорость 11 узлов. Бронирование 6 мм. Вооружение: 3 х 45 мм. 
Бывший колесный служебный пароход МПС, построен в 1897 г. ("Ланге и сын", Рига). В 1915 г. призван по военно-судовой повинности и 9.09.1915 г. вошел в состав Чудской флотилии. 25.02.1918 г. захвачен германскими войсками в Пскове и включен в состав отряда судов оз. Пейпус (Чудского) под названием "Graf Kirchbach". В конце 1918 г. при уходе германских войск из Тарту продан частному судовладельцу. 20.12.1918 г. отбит войсками РККА, но впоследствии захвачен эстонскими войсками и 2.03.1919 г. включен в состав озерного дивизиона ВМС Эстонии. После вхождения Эстонии в состав СССР 18.09.1940 г. включен в состав плавсредств тыла КБФ, а 22.03.1941 г. зачислен в Отряд учебных кораблей Чудского оз. в качестве учебного судна. 30.06.1941 г. вооружен, переформирован в канонерскую лодку и переведен в состав Чудской флотилии. 22.07.1941 г. поврежден авиацией противника и 23.07.1941 г. затоплен в устье р. Омедо. Поднят в сентябре 1941 г. германскими саперами, отремонтирован и получил название "Heimatland". Потоплен советской авиацией 26.08.1944 г. на р. Эмайыги. Поднят после войны, доставлен в Тарту и сдан на слом. 

 

«Vanemuine»  (бывший пароход «Император»)

Водоизмещение 291 т. Размерения 37.85 х 6.25 х 1.9 м. ГЭУ котломашинная, 2 х 208 л.с. (с 1923 г. 300 л.с.) Скорость 10 узлов, дальность 300 миль. Вооружение: 2 х 76-мм, 1 х 45-мм, 1 х 7.62-мм пулемет. Экипаж 48 чел.
Бывший товаро-пассажирский пароход, построен в 1914 г. (Варкаус, Финляндия). В августе 1915 г. приобретен Морведом и зачислен в состав Чудской флотилии. 26.10.1917 г. перешел на сторону Советской власти и вошел в состав красной Чудской флотилии. 28.10.1918 г. уведен из Раскопеля в Псков под германский контроль. 20.12.1918 г. отбит войсками красных, но 14.01.1919 г. захвачен эстонскими войсками и 27.01.1919 г. вошел в состав озерного дивизиона ВМС Эстонии. 25.03.1920 г. разоружен и передан в аренду эстонской судоходной компании, оставаясь в резерве для переоборудования в канонерскую лодку. В 1933 г. снова включен в состав озерного дивизиона ВМС Эстонии в качестве канонерской лодки. После вхождения Эстонии в состав СССР 18.09.1940 г. вошел в состав плавсредств тыла КБФ. 22.03.1941 г. зачислен в Отряд учебных кораблей Чудского оз. в качестве учебного судна. 30.06.1941 г. вооружен, переформирован в канонерскую лодку и включен в состав Чудской флотилии. 22 - 23.07.1941 г. поврежден авиацией противника, 2.08.1941 г. разоружен и оставлен на мели в устье р. Ранапунгерья, где к 6.08.1941 г. окончательно затонул. Поднят к концу сентября 1941 г. германскими саперами, отремонтирован и под наименованием "Vanemuine" использовался как каботажный пароход. Поврежден 26.08.1944 г. советской авиацией в устье р. Ранапунгерья и при отходе германских войск в сентябре 1944 г. затоплен. Поднят после войны, доставлен в Тарту и поставлен в отстой в ожидании восстановления. После 1953 г. сдан на слом. 

Изображение с кодом 4573713

 

 

Изменено пользователем Uboat88

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
92 публикации

   В основном, эстонский военно-морской флот был создан на основе бывших русских боевых кораблей и вспомогательных

 Неправда.

Основой ВМФ Эстонии были корабли Демократической Республики Конго:wub:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
803 публикации
144 боя

 Неправда.

Основой ВМФ Эстонии были корабли Демократической Республики Конго:wub:

Откуда такие сведения?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
198 публикаций
1 583 боя

 Неправда.

Основой ВМФ Эстонии были корабли Демократической Республики Конго:wub:

 

ага, привезли из будущего.:sceptic: для тонкого троллинга надо хотя бы среднюю школу окончить:honoring:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
4 публикации
849 боёв

интересно, сейчас у Эстонии корабли боевые остались?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
171 публикация
583 боя

интересно, сейчас у Эстонии корабли боевые остались?

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE-%D0%BC%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8B_%D0%AD%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B8

За тему автору+

Изменено пользователем _Heimdallr

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
131 публикация
2 601 бой

Скромный флот для скромной страны. У небольшой прибалтийской страны не было возможностей развивать свой флот, строить новые корабли и создавать для них инфраструктуру. Флот удовольствие дорогое, экономика не каждого государства способна выдержать нагрузку по созданию и содержанию мощного флота.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
198 публикаций
1 583 боя

Скромный флот для скромной страны. У небольшой прибалтийской страны не было возможностей развивать свой флот, строить новые корабли и создавать для них инфраструктуру. Флот удовольствие дорогое, экономика не каждого государства способна выдержать нагрузку по созданию и содержанию мощного флота.

а зачем развивать то? единственная задача береговая охрана. флот нужен для колониальных держав.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
323 публикации

а зачем развивать то? единственная задача береговая охрана. флот нужен для колониальных держав.

Колониальных держав? Где вы сейчас видите в мире эти державы?

Если начали создавать что-то( в данном варианте флот), то надо сделать все максимум качественно.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
198 публикаций
1 583 боя

Колониальных держав? Где вы сейчас видите в мире эти державы?

Если начали создавать что-то( в данном варианте флот), то надо сделать все максимум качественно.

 

суть то не изменилась...или вы верите в демократию, мир во всем мире, цветочки....:sceptic:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
4 публикации
849 боёв

Колониальных держав? Где вы сейчас видите в мире эти державы?

Если начали создавать что-то( в данном варианте флот), то надо сделать все максимум качественно.

 

А, вдруг, приплывут сомалийские пираты? Или русские браконьеры (которые, конечно, не чета китайским). А так хоть есть чем припугнуть

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
164 публикации
141 бой

Тральщики им видимо для операций в составе НАТО, так как у тех же США их нет, странно, а кто выполняет роль береговой охраны, неужели нет чего то шустрого, судя по Википедии http://ru.wikipedia.org/wiki/Береговая_охрана_Эстонии , в береговой охране только вертолеты и самолеты..да моторные лодки, им бы пару сторожевиков:izmena:

Изменено пользователем Black_ork_Sich

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
192 публикации
1 340 боёв

Скромный флот для скромной страны. У небольшой прибалтийской страны не было возможностей развивать свой флот, строить новые корабли и создавать для них инфраструктуру. Флот удовольствие дорогое, экономика не каждого государства способна выдержать нагрузку по созданию и содержанию мощного флота.

Полностью с вами согласен, на мой взгляд Эстония могла обойтись и патрульными  катерами. Но из за особенностей местного характера, Эстония всегда видит угрозу с востока , как в 20-30 гг. так и по нынешнее время.

Интересно какой , был бы флот у Эстонии , если-бы не Русские корабли =)

И гражданскую войну в России  , Эстонцы почему то называют, Освободительная война .

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
192 публикации
1 340 боёв

 

Изображение с кодом 4600210

 

 

Итак, Йохан (Юхан по метрике) Питка родился 19-го февраля 1872-го года в деревне Яалгсема Выхмутаской волости Вейсенштейнского (Ярвамааского) уезда шестым ребёнком в семье. В 1881-м году он поступил учиться в Селикюласкую волостную школу, в 1885-м продолжил учёбу в Александровской гимназии в Ревеле (Таллинне), а уже в 1890-м году связал свою жизнь с морем. Питка поступил в 1891-м году в мореходное училище Кясму, в 1892-м перевёлся в Аренсбург (Куресааре), а в 1894-м поступил в мореходное училище Балтийского Порта (Палдиски), закончив его в 1895-м с долгожданным дипломом капитана дальнего плавания.
В том же году он стал капитаном на паруснике «Калвис» и бригантине «Альбатрос», в следующем – штурманом на ледоходе «Стадт Ревал». В период 1896-1900-ых годов совершил два дальних плавания в Южную Америку, после чего служил на корабле береговой охраны «Адмирал Ушаков» и работал на судостроительном заводе в Санкт-Петербурге.
В 1904-м году Питка переехал в Великобританию, в 1907-м основал эстонско-латвийское корабельное агентство, а в 1911-м пароходство «Йох. Питка и Ко», став одним из самых влиятельных торговых судовладельцев в Эстонии. Был в числе организаторов Морского союза взаимного страхования, Службы спасения на водах и других морских объединений.
Всё вышеприведённое показывает, что Питка был вполне солидный человек, несклонный к дешёвым авантюрам, которому было что терять, а потому его дальнейшая роль в событиях в Эстонии после 1917-го года видится нам не попыткой ловли рыбки в мутной воде, как у большинства деятелей той поры, а вполне продуманным и рассчитанным выбором сердца.


     После Февральской революции с июня 1917-го года Питка был членом эстонского Верховного солдатского комитета, в рамках которого занимался вопросами возвращения солдат Русской армии эстонского происхождения на территорию Эстонии. На организацию и обеспечение эстонских национальных частей Русской армии Питка пожертвовал огромную даже по тем временам сумму - 100 000 рублей. Эта его кипучая деятельность не осталась без внимания эстонских большевиков, которые, напротив, старались развалить армию, и они заочно приговорили его к смерти, что вынудило Питку перейти на подпольное положение, пребывая в котором он создал прообраз будущего Союза Обороны – организацию «Самооборона».
В 1918-м году во время германской оккупации Эстонии Питка продолжает работу «Самообороны» по консолидации желающих бороться за независимость страны с оружием в руках, а после ухода германских войск налаживает производство бронепоездов и броневиков и организовывает снабжение Эстонской Народной армии.
    После официального учреждения Союза Обороны на заседании Временного правительства Эстонии 11-го ноября 1918-го вместе с Яаном Наарисе и генерал-майором Эрнстом Пыддером организует работу СО. 17-го декабря Питка назначен командующим ВМФ Эстонии, сначала в звании капитана флота, а позже - контр-адмирала. В январе 1919-го Питка руководил высадкой десанта у Локса и другими операциями против Красной армии.
       После окончания Освободительной войны в 1919-1920-х годах был депутатом Учредительного собрания от Народной партии. В 1920-м году Питка основал Союз стражи, боровшийся против бюрократизма и коррупции, издавал газету «Ээсти» и журнал «Вальве». В 1921-м написал книгу «Мои воспоминания».
В 1923-м году Питка основал Национал-либеральную партию, которая потерпела поражение на выборах в Государственное собрание. Борцу по натуре, ему больше не было места в складывающейся политической системе Эстонии. Осознав это, в 1924-м году Питка с семьёй и несколькими единомышленниками переехал в Канаду, где возле Форта Св. Джеймса в Британской Колумбии основал эстонское поселение. В Канаде Питка попробовал начать жизнь с чистого листа, занявшись фермерским хозяйством, однако, попав под каток всемирного финансового кризиса, в 1929-м году вернулся на родину, где ему была назначена государственная пенсия. Карта Канады до сих хранит следы пребывания нашего знаменитого земляка, на ней имеются залив Питки, река Питка, гора Питки, а также другие места названные в его честь или в память об Эстонии.
     В Эстонии Питка сходу снова с головой окунулся в общественную деятельность: стал директором Центрального эстонского объединения потребительских обществ, основал Таллиннский Клуб боевого братства, стал заместителем председателя крайне правого Центрального союза участников Освободительной войны («вабсов»), откуда, впрочем, предусмотрительно вышел в 1932-м. Одновременно, используя свой морской опыт и связи, он всячески содействовал развитию в Эстонии судостроения и мелкой промышленности. В 1937-м году сбылась мечта Питки - он был выбран в члены Национального собрания.

 

Памятник в  Таллине:

Изображение с кодом 4641173

 

также у современной Эстонии был штабной корабль Обеспечения. Флагман , так сказать Эстонских ВМС.  EML Adriral Pitka  . Но он уже списан 2006 году.

Изображение с кодом 4606357

 

Изменено пользователем Uboat88

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×