Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
HEADEKBATEH1982

Эскадренные броненосцы типа "Royal Sovereign"

В этой теме 5 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Старший альфа-тестер
602 публикации
85 боёв

Эскадренные броненосцы типа "Royal Sovereign"

 

139249b02e77.jpg

 

Вступление

 

 

Броненосцы типа «Ройял Соверен» (англ. Royal Sovereign class battleships) — серия британских броненосцев 1890-х годов. Явились дальнейшим развитием броненосцев типа «Адмирал», ознаменовавшим собой окончательную выработку британскими кораблестроителями оптимальной конструктивной схемы броненосца, остававшейся в дальнейшем неизменной на последующих кораблях, вплоть до перехода к дредноутам.

 

 

Корпус

 

 

Самой бросающейся в глаза особенностью «Ройал Соверена» стал его высокий надводный борт. В течение последних 15 лет, с тех пор, когда по причине экономии веса и улучшения защиты тяжелые орудия начали размещать в бронированных башнях, британские линкоры сильно страдали от их низкого борта, вынужденно применяемого с целью экономии водоизмещения. Но с переходом к барбету Уайту удалось и обеспечить высокий борт, и повысить скорость хода. Теперь все поняли, что именно высота борта в носу прямо влияет на скорость, с которой корабль может идти против волны. При низком надводном борте при достижении определенной скорости, зависящей от состояния моря, очертания форштевня и других факторов, носом принималось столько воды, а лобовое сопротивление при этом возрастало настолько, что становилось и нежелательным, и невозможным дальнейшее увеличение хода. «Трафальгар», «Сане Парейль», «Хиро» и остальные менее крупные башенные корабли всегда очень страдали от своей низкобортное-ти при практически любом состоянии моря (за исключением разве что абсолютно спокойного), а финальную точку в порочном сочетании башни и низкого борта на линкорах Королевского флота было суждено поставить «Худу».

Даже не рассматривая вопрос со скоростью хода, высокий надводный борт был необходим и для избежания огромных туч брызг, окутывавших корабль при движении против ветра и волны, что сильно сказывалось на работе дальномеров и прицелов. В плохую погоду низкобортные корабли были вынуждены держать орудийные порты задраенными, в то время как действие немногих оставшихся орудий оставалось крайне затрудненным; условия обитаемости при этом были весьма далеки от приемлемых, что не могло не отражаться на состоянии и действиях экипажа. При всякой попытке увеличения скорости эти проблемы усугублялись многократно, поэтому корабль, от которого требовалась высокая скорость хода, для преодоления всех подобных проблем должен был обладать высоким бортом и повышенным расположением артиллерии. 116-метровые «соверены» могли крайне редко встретить волны, длина которых была сопоставима с их собственной длиной, тогда как корабли менее 105 м подчас серьезно страдали от подобного неудобства и нуждались в высоте надводного борта даже большей, чем более длинные корабли.

Увеличить высоту борта можно было несколькими путями: плавным подъемом борта в носу, добавлением полубака или развитием его в непрерывную палубу. Башенные корабли подвергались на ходу заливанию носовой части палубы сплошными потоками воды, в то время как ют захлестывала спутная волна, и на «соверенах» Уайт разом ликвидировал оба этих неудобства, добавив на всем протяжении корпуса еще одну палубу. Однако поскольку из-за более высокого борта все веса поднялись выше и центр тяжести также переместился вверх (а его следовало сохранять возможно ниже в соответствии с требованиями устойчивости – для контролируемой и плавной качки – в противоположность жесткости), Уайт возродил на новых броненосцах одну из особенностей конструкции линкоров парусного флота, придав надводному борту «соверенов» приметно заваленную внутрь форму. Подобная мера также сильно экономила вес верхней части корпуса, уменьшала жесткость и обеспечивала более плавную качку (правда, один из конструкторов, работавших тогда с Уайтом, вспоминал, что главный строитель решился на эту меру просто-напросто для того, чтобы «это выглядело так же красиво, как на французских кораблях»). Конечно, Уайт относился к своему французскому коллеге Э.Бертэну и его проектам с большим уважением, но остается фактом, что современники «соверенов» по ту сторону Ла-Манша весьма страдали от недостатка начальной остойчивости. Так, «Маджента» на 16-узловом ходу при положении руля на борт получала крен в 8° – и это при том, что бортовые тяжелые орудия крепились по-походному, параллельно диаметральной плоскости. При развороте же орудий на траверз ее крен на циркуляции возрастал до 15°, а главным фактором уменьшения начальной остойчивости (при кренах свыше 15°) становился заваленный внутрь борт.

 

 

Вооружение

 

 

Высота надводного борта на «соверенах» достигала 5,5 м, при этом высота осей орудий над ватерлинией составляла 7,0 м (верхние кромки барбетов возвышались над палубой лишь немного). В плане барбеты имели грушевидную форму, в узкой части находились элеваторы и прибойники, так что заряжание могло производиться только в положении осей орудий по диаметральной плоскости; верхний ярус отводился под поворотный стол орудий, этажом ниже располагались всевозможные гидропривода.

В конструкции новой орудийной установки Уайта тонкие подбарбетные прикрытия «адмиралов» были заменены мощным вертикальным бронированием, простиравшимся вниз до уровня верхней кромки главного пояса. Барбетные плиты имели толщину 432 мм (406 мм в тыльной части). Орудия стояли открыто и проемы сверху являлись уязвимым местом. Подобный недостаток, составлявший первоначально также особенность барбетов трех итальянских броненосцев серии «Сардиния», повторявших барбеты «адмиралов», был оперативно исправлен -итальянцы снабдили орудийные установки по верху барбетов горизонтальным бронированием. В дальнейшем это решение заимствовали для всех последующих британских тяжелых кораблей

Расположение вспомогательной артиллерии воспроизводило аналогичное на крейсерах «Блэйк» и «Бленхейм» программы 1888 г. – орудия на верхней палубе прикрывались щитами, в то время как 6" на средней палубе заключались в броневые казематы. Это хорошо подходило для орудий, далеко отстоящих друг от друга, но для расположенных на средней палубе подобные инструкции Совета Уайту положили начало установлению порочной практики, которой еще целых 10 лет придерживались как в британском, так и в других флотах, несмотря на совершенно явные недостатки – низкие и сырые помещения, захлестываемая волнами батарея и невозможность использовать орудия средней палубы на ходу в море.

Уайт желал заключить в казематы и орудия на верхней палубе, но Совет указал на необходимость содержания верхней палубы максимально свободной, так что место хватало только для прикрытия их щитами. Однако в своих расчетах Уайт доказал возможность установки этих орудий в казематах, если потребуется, и когда препоны против этого решения, по опыту службы кораблей, пали, появилась возможность конструктивной реализации этих важных элементов защиты – правда, для этого потребовалось целых 10 лет.

Противоосколочные щиты предназначались для защиты расчетов палубных орудий, но впоследствии опыт японо-китайской войны продемонстрировал, что в бою эти прикрытия абсолютно бесполезны и, более того, даже вредны. Единственное, на что они были способны – это улавливать те снаряды, которые, если бы их не было, пролетели бы мимо; при попадании этих снарядов в щиты на все вокруг, в том числе и на расчеты соседних орудий, низвергались фонтаны осколков. Если же эти случайные снаряды не попадали в щиты орудий стреляющего борта, то, пролетев над верхней палубой, они могли залететь, как в воронку, в щиты орудий противоположного борта – с не меньшим эффектом. После «соверенов» в Королевском флоте вернулись к проверенному временем эмпирическому правилу, согласно которому толщина броневой защиты орудия должна примерно равняться его калибру – или же следовало оставлять его безо всякой защиты.

С точки зрения требований Барнаби к вспомогательному вооружению линкора для подобного водоизмещения 10 пушек «соверенов» являлись довольно постным вкладом в их ударную мощь, но Уайт всякий раз отмечал, что эти скорострельные орудия вместе с их установками и боезапасом равноценны по меньшей мере двадцати 6" пушкам прежнего типа при прежней стандартной норме боезапаса. Суммарный же их вес превышал 500 т, что было в два с лишним раза больше веса шести 120мм скорострельных пушек «Трафальгара» и почти равнялось всему весу вооружения «Фьюри» в его исходном проекте 1870 г.

57-мм (6-фунтовые) пушки были широко разбросаны по кораблю на верхней и средней палубе, 47-мм (3-фунтовые) установили на навесной палубе и боевых марсах. Вместо прежних 356-мм торпед корабли получили 457-мм торпеды новой модели, а во время модернизации первоначально установленные семь торпедных аппаратов уменьшили в числе до трех.

 

 

Бронирование

 

 

Вследствие введения в проект еще одной палубы корабли получили увеличенную высоту надводного борта, а схема их броневой защиты сочетала наиболее удачные решения «Энсона» и «Трафальгара». Главный пояс длиной 76,2 м прикрывал 2/3 длины ватерлинии и имел высоту 2,6 м (из них 1,5 м ниже ватерлинии) и перекрывался поперечными траверзами – носовым в 406 мм и кормовым в 356 мм. В процессе обсуждения проекта Уайт высказал пожелание о прикрытии носа от форштевня до цитадели легкой броней для поддержания скорости при ведении боя на носовых курсовых углах, но по заключению Комитета, конфирмированному Советом, оконечности были оставлены небронированными: подводную броневую палубу в сочетании с подразделением на мелкие отсеки сочли достаточной защитой. На место угольной защиты «Энсона» и 457-мм брони «Трафальгара» «Ройал Соверен» получил верхний пояс из 127-мм гарвеевской брони (на «Рэмиллис», «Рипалс», «Ривендж» и «Ройал Оук» – никелевой стали), за которым располагались угольные ямы значительной глубины. Этого, как считалось, было достаточно для того, чтобы обеспечить разрыв снаряда среднего калибра и предотвратить свободное пробивание борта в этом месте снарядами скорострельных орудий, тогда только входившими в употребление.

Именно это тонкое бронирование (признанное удовлетворительным во время опытов с «Резистенс») стало причиной пространной тирады, которой разразился в адрес новых линкоров сэр Эдвард Рид. Но, как замечал Уайт, Рид мог и не знать о результатах этих опытных стрельб, чтобы на их основе составить правильное мнение относительно того, как будут вести себя в бою тонкие прикрытия из усовершенствованного броневого материала. Выполнение верхнего пояса из плит значительной толщины сильно увеличивало размеры корабля, и Уайт представил альтернативные проекты, показывающие различные варианты расположения бронирования в рамках отведенного веса. Морские офицеры в их оценке расположения элементов броневой защиты отталкивались от своих познаний в артиллерии, однако на тот момент они не имели возможности правильно оценить предложенный баланс качеств.

Средняя палуба не бронировалась за исключением участка под казематами 6" орудий, что было сделано впервые – и то после продолжительных раздумий и дискуссий. Великий французский кораблестроитель М. де Бюсси ввел небольшую башню для 194-мм и 163-мм орудий на своем знаменитом крейсере «Дюпюи де Лом» (заложен в июле 1888 г.) – подобное решение предлагалась и в одном из альтернативных вариантов «Ройал Соверена». Но Совет традиционно испытывал к башням отрицательное отношение по причине необходимости наличия механизмов для их поворота, которые тогда еще не поспевали за быстродействием ручных приводов одиночных орудий на центральном штыре, броневая защита которых оставалась неподвижной. Если бы вспомогательную артиллерию установили в башнях, то их оставалось водрузить только на верхней палубе – как это принято повсеместно сегодня - и британские линкоры 90-х расстались бы со своим самым крупным пробелом - казематами под верхней палубой.

В проекте «Дюпии де Лома» де Бюсси воплотил еще два заслуживающих внимания решения, позднее оказавших влияние на конструкцию британских линкоров:

1. Полное покрытие надводного борта 102-мм броней.

2. Сводчатую защитную палубу, упирающуюся в нижнюю кромку [выделено автором. - Ред.] пояса по ватерлинии вместо того, чтобы перекрывать его по верхней кромке. Из чертежа поперечного сечения корпуса видно, что ниже этой палубы на французском крейсере проходила еще и отражательная палуба, а пространство между ней и броневой палубой отводилось под угольные ямы, в то время как поверх броневой палубы вдоль бортов (позади пояса по ватерлинии) располагались мелкие отсеки коффердама, наполненные целлюлозой, а за ними – вновь угольные ямы. В теории эта целлюлоза в бою при пробитии борта и заполнении коффердама водой должна была разбухать и наглухо закупоривать пробоину (это действительно подтверждалось результатами масштабных натурных исследований, хоте с большей долей вероятности эта целлюлоза была бы просто снесена за борт при ближних разрывах среднекалиберных фугасных снарядов). Так или иначе, но Королевский флот не решился последовать этому решению, хотя французы в то время охотно доверяли защиту ватерлинии своих кораблей подобной защите.

Мелкоячеистые коффердамы по ватерлинии переняли охотнее и с тех пор начали внедрять их в проекты новых кораблей – в последний раз они были применены на американских линкорах серий «Вирджиния» и «Коннектикут» уже в 1904 г. Ценность защитной палубы, у бортов загибающейся вниз к нижней кромке пояса по ватерлинии – она была внедрена на «эльзвикских» крейсерах «Эсмеральда» и «Пьемонт» – получила признание у британских конструкторов и эта палуба несколько в измененном виде появилась через год с небольшим на «Ринауне».

Покрыв весь надводный борт броней, де Бюсси воплотил опыт расстрела старого броненосца «Белляйл», продемонстрировавшего весь драматизм действия фугасных снарядов по небронированным частям корпуса. С другой стороны, броня в 102 мм была достаточной защитой для того, чтобы вызвать разрывы снарядов снаружи корпуса, не причинив ему значительных повреждений.

Уайт, правда, придерживался относительно этой тонкой брони противоположного мнения и доказывал, что подобная условная защита, хотя и устоит под действием фугасных снарядов, но не сможет задержать дешевые снаряды Паллизера из быстроохлажденного чугуна, которые неизбежно пробьют ее и вызовут обширные разрушения внутри. Исходя из этого он предпочел на больших крейсерах «Блэйк» и «Бленхейм» (1888) ограничиться поверх броневой палубы лишь защитой из угольных ям, однако всего через год изменил свою точку зрения и последовал в проекте «Ройал Соверена» французскому примеру, введя поверх главного пояса по ватерлинии тонкий пояс гарвеевской брони в 102 мм, за которым располагались угольные ямы.

Добавленные уже впоследствии в качестве защиты 6" орудий на верхней палубе казематы из 127-мм брони были выполнены из крупповской нецементированной стали; их суммарный вес не превысил 100 т. Толщина броневой палубы поверх главного пояса составляла 76 мм, за пределами цитадели, к оконечностям, она уменьшалась до 64 мм.

 

 

Скорость хода

 

 

Благодаря их длине о обводам – рассчитанным для более высокой скорости, нежели та, которую мог обеспечить низкий борт «Трафальгара» – для хода в 16 уз требовалось 9000 л.с., а для 17 уз – 13000 л.с. Реально же лишь один «Ройал Соверен» развил эту мощность, в то время как у его собратьев она не превысила 11000 л.с. При среднем углублении 8,4 м головной корабль серии достиг отметки 18 уз при 13360 л.с. и стал первым броненосцем, преодолевшим этот рубеж скорости. Давление в кочегарках составляло 1,5 дюйма, и первые три часа все шло хорошо, но на последнем часу испытаний трубки в двух котлах дали течь, что привело к сильной потере мощности, так что для расчета средних данных пробега на полный ход взяли данные первых трех часов испытаний.

В то время при сдаче корабля подрядчиком на 4-часовом опытном пробеге при форсированной тяге допускалось избыточное давление в 2 дюйма, что вело к колоссальным перегрузкам котлов как следствие неравномерного расширения их трубок и других элементов. Это приводило к нескончаемым проблемам, которые могли возникнуть в любой момент – как в сам момент испытаний, так и позднее, когда роковое напряжение накапливалось в виде усталости в трубках и рано или поздно проявлялось.

В 1892 г. форсированное дутье было окончательно осуждено сообществом инженер-механиков, однако к тому времени все флоты уже опрометчиво приняли эту практику. В лучшем случае это означало результат, который корабль мог продемонстрировать лишь единожды и который оставался абсолютно недостижимым для повседневной службы без риска тяжелой аварии. На практике это разрушило столько котлов и вывело из строя столько кораблей, что предельным давлением стали считать давление в 1 дюйм, а для естественной тяги – не более 0,5 дюйма.

Все корабли серии превысили контрактную мощность на 200-500 л.с. и при недогрузе развили ход от 15,25 («Эмпресс оф Индия») до 17,8 («Рипалс») узлов; после модификации их показатели варьировались от 11571 л.с. и 17,25 уз («Рэмил-лис») до 11608 л.с. и 18,27 уз («Ройал Оук») – все эти значения были достигнуты при водоизмещении меньшем, чем нормальное.

 

 

Уголь

 

 

Спроектированный с 4-процентным «запасом Совета», «Ройал Соверен» имел в составе нагрузки 500 т свободного веса. Из них 250 т были израсходованы в процессе постройки на всевозможные изменения и добавления, и после вступления в строй выяснилось, что итоговый баланс весов позволяет принять на борт 1000 т угля при проектном дифференте 0,3 м на корму и средней осадке 8,4 м. Таким образом, бортовые отсеки за бункерами (изначально предусмотренные в качестве запасных угольных ям) могли теперь заполняться топливом и вместе с ними запас угля в нормальном грузу доходил до 1450 т.

 

 

Остойчивость

 

 

При проектировании этих кораблей на новый уровень вышел вопрос обеспечения остойчивости, поскольку следовало учесть беспрецедентный вес брони, высоту орудий и барбетов, а также другие факторы, дававшие в совокупности необычайно значительный момент инерции, что вело к продолжительному периоду качки даже при значительной метацентрической высоте, равнявшейся 1,08 м. Согласно расчетам, это давало период качки даже больший, чем у старых «Геркулеса», «Султана», «Монарха» и «Инвинсибла», каждый из которых являлся устойчивой орудийной платформой. Более того, разница между водоизмещением нормальным и в полном грузу доходила до 2000 т и пришлось продумать конструктивные мероприятия с тем, чтобы при переходе от одного состояния к другому корабль не испытывал существенного изменения метацентрической высоты. После вступления в строй кренование показало, что при метацентрической высоте в 1,10 м центр тяжести «Ройал Соверена» понизился относительно расчетной отметки на 44 мм, а на «Рэмиллисе» с его более тяжелыми механизмами – на 100 мм.

 

 

Мореходные качества

 

 

При вступлении кораблей в строй скуловые кили на них не предусмотрели, поскольку полагали, что влияние, которое они смогут оказать на корпус со столь значительными размерами и запасом инерции, будет ничтожным, а сами эти кили затруднят докование. Более того, ожидали, что спроектированные с большим периодом качки, эти броненосцы на волнении покажут себя устойчивыми орудийными платформами. Однако на практике все получилось совершенно иначе и «соверены» против всех расчетов оказались обладателями глубокой и непредсказуемой качки. Так, в декабре 1893 г., когда «Резолюшн» совершал переход из Плимута в Гибралтар, он попал в исключительно тяжелый шторм с короткой волной, раскачавший корабль столь сильно, что он был вынужден взять курс против волны, а в итоге вообще прервал переход, развернулся и ушел в Куинстаун на бункеровку по причине израсходования угля. В то же самое время торпедная канонерская лодка «Глинер» держалась в море гораздо лучше, чем ее более внушительный компаньон и проследовала дальше по назначению.

Хотя «валкий «Резолюшн» не получил никаких повреждений от воды, проникшей внутрь через различные неплотности, пресса была переполнена всевозможными тревожными сообщениями о том, что корабль чуть не пошел на дно и получил тяжелые повреждения надстроек. Вот тогда-то и приняли решение об установке скуловых килей – хотя в отделе главного строителя скептически взирали на эту затею, полагая ее эффект ничтожным – и «Рипалс», в тот момент достраивающийся, стал первым изо всей серии, получившим их (длиной 61 м и высотой 0,9 м). Во время сравнительных испытаний с «Резолюшн» он кренился лишь до 11°, в то время как последний раскачивался до 23°. После этой переделки все «соверены» стали устойчивыми орудийными платформами и вполне удобными мореходными судами. Полный период качки на них составлял 16 секунд.

 

 

Модернизации

 

 

В процессе продолжительных ремонтов в 1902-1904 гг. 6" орудия на верхней палубе заключили в казематы, что сильно повысило боевую ценность кораблей – первоначальное прикрытие этих орудий щитами всегда расценивалось как слабое место. Около 1907 г. боевые марсы переделали в дальномерные посты, а когда сетевую защиту перенесли еще ниже, «соверены» обрели свой самый заурядный облик и несокрушимую репутацию самых прочных кораблей изо всех, построенных когда-либо.

 

 

История службы

 

 

 

"Эмпресс оф Индия"

 

Spoiler

 

Вступил в строй в Девонпорте 4 сентября 1893 г. и определен в качестве 2-го флагманского корабля Флота канала, которым оставался до декабря 1895 г. В 1894 г. получил скуловые кили. После ремонта вновь в составе Флота канала как рядовой корабль до июня 1897 г., после чего переведен на Средиземное море, где оставался последующие 4,5 года. Участвовал в событиях на Крите в 1897-1898 гг. В октябре 1898 г. стал флагманским кораблем старшего морского начальника у Ирландского побережья. В 1902 г. прошел продолжительный ремонт (добавлены казематы 6" орудий, полка противоторпедных сетей опущена и т. п.); с сентября 1902 по май 1904 г. 2-й флагманский корабль Флота Метрополии, затем, до февраля 1905 г. рядовой корабль того же соединения. Выведен в резерв. Ремонт в Девонпорте в 1905 г. (установлена система управления огнем). Столкнулся с подводной лодкой А-10 в Плимут-саунд 30 апреля 1906 г. С мая 1907 по апрель 1909 г. – корабль специальной службы, затем в составе 4-й дивизии Флота Метрополии (Девонпорт) до 1911 г. Зачислен в Материальный резерв, столкнулся с германским барком «Виндер-худдер», находясь на переходе в Мазербэнк на буксире «Уорриора», и перед выводом из состава флота прошел небольшой ремонт. Использован в качестве судна-мишени и потоплен артиллерийским огнем у Портленд-билл в ноябре 1913 г. Полный срок службы в кампаниях 18,5 лет, а также 2,5 года в резерве.

 

 

"Рэмиллис"

 

 

Вступил в строй в Портсмуте 17 октября 1893 г. и отправлен в качестве флагманского корабля Средиземноморской эскадры, в составе которой оставался до 1903 г. Во время ремонта на Мальте в 1894 г. получил скуловые кили. Выведен из строя в Чатеме для ремонта (1903-1904 гг.), затем до ноября 1906 г. состоял в Чатеме в Резерве флота. 15 июня 1906 г. столкнулся с «Резолюшн» у Ширнесса и вновь встал в долгий ремонт в Чатеме. В марте 1907 г., после установки системы управления огнем, вступил в строй Флота Метрополии, в составе 4-й дивизии (базировался на Девонпорт) с апреля 1909 г. по август 1911 г. Затем выведен из строя и отбуксирован в Мазербэнк. 7 октября 1913 г. продан в Портсмуте за 42300 фунтов стерлингов. Полный срок службы в кампании 16 лет и восемь месяцев.

 

 

"Резолюшн"

 

 

Вступил в строй в Портсмуте 5 декабря 1893 г., определен во Флот канала, в котором состоял до октября 1901 г. (скуловые кили установлены в 1894 г., столкновение с «Рипалс» 18 июля 1896 г.). С ноября 1901 по февраль 1902 г. корабль береговой охраны в Холихэд, затем 2-й флагманский корабль Резервной эскадры. В 1902-1903 гг. прошел ремонт в Девонпорте (установлены казематы на верхней палубе). 27 февраля 1903 г. на переходе из Холихэд в Плимут потерял руль и получил повреждения корпуса и рулевого привода. В январе 1904 г. поднял вымпел в качестве корабля береговой охраны в Ширнес-се, где оставался до июня. В июле-сентябре принимал участие в маневрах, после чего переведен в Резерв флота. Вступил в Чатеме в строй Резерва в январе 1905 г. (столкновение с «Рэмиллис» 15 июля 1906 г.), ремонт в Чатеме. Корабль специальной службы в Девонпорте с февраля 1907 г. по апрель 1909 г., затем в составе 4-й дивизии Флота Метрополии. Вычеркнут из списков в августе 1911 г. и отбуксирован в Мазербэнк, где 5 марта 1912 г. с ним столкнулся пароход «Сипойнт». Продан на слом в 1914 г. Полный срок службы в кампании составил 16,5 лет.

 

 

"Ривендж"

 

 

С 22 марта 1894 г. состоял в Резерве флота в Портсмуте. Вступил в строй 14 января 1896 г. в качестве флагманского корабля Эскадры специальной службы (сформирована на время периода европейской напряженности, последовавшим за рейдом Джеймсона) и состоял в этом качестве до ноября 1896 г. С декабря 1896 г. по июнь 1900 г. 2-й флагманский корабль Средиземноморской эскадры (участвовал в операциях у побережья Крита в 1896-1897 гг.). Затем до апреля состоял в Резерве флота, после чего стал кораблем береговой охраны в Портленде и флагманским кораблем Резерва (февраль 1902 г.). В октябре 1902 г. – флагманский корабль вице-адмирала командующего Флотом Метрополии. В 1902 г. поставлен в ремонт (добавлены казематы на верхней палубе и пр.), который затянулся до 1905 г. Заменил «Колоссус» в качестве учебного артиллерийского корабля, вступив в строй в Портсмуте после ремонта в сентябре 1906 г. Столкнулся с пароходом «Бенгор Хэд» 7 января 1908 г. и с дредноутом «Орион» в гавани Порсмута 7 января 1912 г. (получил серьезные повреждения, принял большое количество воды), отремонтирован в 1912 г. В качестве учебно-артиллерийского корабля оборудован просторным марсом на фок-мачте. В том же 1912 г. тяжелые орудия заменены на пушки калибром 10", но в октябре 1912 г. снова установили прежние 13,5" стволы. В апреле 1913 – октябре 1914 г. состоял в Материальном резерве в Мазербэнк. Участвовал в операциях у Остенде и бельгийского побережья, 10 августа 1915 г. переименован в «Ридаутэбл». Орудия перестволены с уменьшением калибра до 12", дальность их действия при накренении корабля доходила до 86,5 кб. Для защиты от подводных взрывов корабль был оборудован бортовыми булями. Осадка в 8,8 м не очень подходила для действий у мелководного побережья среди минных полей, однако корабль с успехом участвовал в нескольких операциях, а затем оказался очень полезен в проводившихся на Тэмзе стрельбах, в процессе которых отрабатывались приемы ведения огня на дальние дистанции. Водоизмещение в грузу на 1917 г. составляло 14635 т. После замены выведен из активного состава флота, служил в качестве тендера «Виктори» (1 января 1918 – февраль 1919 г.), после чего выставлен на продажу. Продан 6 ноября 1919 г. за 42570 фунтов стерлингов.

 

 

"Рипалс"

 

 

Введен в строй 21 апреля 1894 г., приписан к Флоту канала, где оставался семь лет (столкновение с «Резолюшн» 18 июля 1896 г.), после чего в марте 1902 г. на время перешел в состав Средиземноморской эскадры. В апреле 1903 – декабре 1904 г. прошел ремонт (добавлены казематы на верхней палубе и пр.). С февраля 1904 г. в Резерве верфей, переведен в вооруженный резерв в Чатеме в январе 1905 г. После очередного ремонта в 1906-1907 гг. с апреля 1909 г. в составе 4-й дивизии Флота Метрополии (базировался на Девонпорт), пока в августе 1910 г. не был заменен «Маджестиком». Отбуксирован в Мазербэнк в 1910 г. Продан 11 июля 1911 г. за 33550 фунтов стерлингов.

 

 

"Ройял Оук"

 

 

С 12 июня 1894 г. в резерве в Портсмуте. Введен в строй 14 января 1896 г. в состав Эскадры специальной службы, в которой состоял до ноября 1896 г. Прошел ремонт в Портсмуте, после чего убыл на Средиземноморье (март 1897 – июнь 1902 г.). Ремонт в Чатеме (добавлены казематы на верхней палубе и пр.). 2-й флагманский корабль Флота Метрополии с февраля 1903 г., состоял в составе Морских сил канала до марта 1905 г. В вооруженном резерве в Чатеме (взрыв в погребе мелкокалиберной артиллерии 11 мая 1905 г.), в 1907 г. установлены приборы контроля огня. С апреля 1909 г. в Девонпорте, с июля 1910 г. тендер «Рипалс». Выведен в декабре 1911 г. в Резерв верфей и в августе 1913 г. отбуксирован в Мазербэнк. Продан на слом в 1914 г. за 36450 фунтов стерлингов.

 

 

"Ройал Соверен"

 

 

Вступил в строй 31 мая 1892 г. Флагманский корабль Флота канала; вместе с «Эмпресс оф Индия», «Рипалс» и «Резолюшн» под командованием лорда Уолтера Керра представлял Королевский флот на открытии Кильского канала в июне 1895 г. С декабря 1895 г. рядовой корабль Флота канала. В июне 1897 г. перешел на Средиземное море, где оставался до августа 1902 г. В ноябре 1901 г. произошел разрыв 6" орудия – шесть убитых, 19 раненых. С 1902 по май 1905 г. корабль охраны порта в Портсмуте, в 1903 г. прошел ремонт (установлены казематы на верхней палубе). С мая 1905 г. по февраль 1907 г. в Резерве верфей (Девонпорт), затем вновь введен в строй в качестве корабля специальной службы. С апреля 1909 по 1913 г. в составе 4-й дивизии Флота Метрополии, в 1913 г. выведен в Материальный резерв. Продан 7 октября 1913 г. за 40000 фунтов стерлингов.

 

 

 

 

Фотографии и чертежи

 

 

7f6ebbb70b4d.jpg

aad377146eaa.jpg

baefaed7e616.jpg

257bcb64f31b.png

9a71eba91cf3.png

 

 

Источники

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
120 публикаций
572 боя

Молодец, неплохо :smiles:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
602 публикации
85 боёв

Повтор

 

Можно ссылку на тему, которую я повторил ? Перед написанием темы я проверил разделы "Эпоха пара", "Русско-Японская война" и даже "Первая Мировая война". И ни в одном разделе не было темы про данный броненосец.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
250
[WG-W]
Старший бета-тестер, Коллекционер, Заслуженный автор Wiki
747 публикаций
8 446 боёв

 

Можно ссылку на тему, которую я повторил ? Перед написанием темы я проверил разделы "Эпоха пара", "Русско-Японская война" и даже "Первая Мировая война". И ни в одном разделе не было темы про данный броненосец.

Наверное народ не знает разницы между броненосцем и дредноутом. Ведь есть целые династии кораблей с одинаковыми названиями, а зачастую и одного класса (например крейсера "Светлана" и "Рюрик")  

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×