Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Djigit

Морской фронт России на Дальнем Востоке 1854-1855 годы

В этой теме 10 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Участник
40 публикаций

      Крымская (Восточная) война в 1853-1856 годах инициировалась противниками России на Черном море и Балканах, и оказалась для России неблагоприятной во всех отношениях (причины неудач подробно освещаются в открытой литературе и в Интернете).

4461668m.png

      Однако не только в Крыму были инициированы военные действия. Они велись на Дунае, на Кавказе, на Балтике, на Белом море и наиболее значимые для России на Тихом океане. Там гарнизоном и кораблями Петропавловска под командованием адмирала В. С. Завойко 18—24 августа 1854 года, отражено нападение англо-французской эскадры под командованием контр-адмирала Дэвида Прайса и разбит высаженный ею десант.
Порт Петропавловск, тогда ещё совсем маленький город в глубине Авачинской губы, в ещё меньшей бухте, защищенной с моря естественным полуостровом, на котором образованы две сопки – Никольская и Сигнальная. Вход в бухту преграждает узкая песчаная коса Кошка.

4481127m.jpg

      У англо-французской эскадры было 3 фрегата, бриг, корвет и пароход – 2600 человек и 218 пушек. У русских кроме основных сил, без которых невозможна была будущая победа, фрегата «Аврора» (капитан Изыльметьев]) и транспорта «Диана»(капитан Васильев) вход в бухту защищали (см. рис. ниже) 2 батареи – 1-я на юге Сигнальной сопки и 2-я на Кошке , напротив располагалась 4 батарея, которая их прикрывала. 3-я батарея находилась между сопками, а за ней уже в городе, через бухту, была еще одна (батарея 5), но она в боевых действиях не участвовала. Ещё одна (7-я) батарея прикрывала город с северо-западного направления, опасного в случае высадки десанта. За ней стояла 6-я, закрывающая дорогу в город с севера.
Стрелковые отряды были мобильны и могли перебрасываться на необходимые участки обороны.

                                                                                                

                                                  4515942m.jpg                                                    

18 августа 1854 года

 

18 августа 1854 года неприятель начал первый разведывательный бой, под вечер, в пятом часу артиллерийской атакой на батареи 1 и 2, и продолжал его около часа. Получив ответный огонь наших кораблей и береговых батарей англо-французская эскадра отступила.
Утром следующего дня британский пароход «Virago» плавал на вход в Авячинскую губу для разведки, т.к. противник боялся появления нашей эскадры, которая могла запереть их в Аваченской губе.

 20 августа 

       20 августа в 9 часов утра начался штурм города Петропавловска через вход в порт (атака в лоб) артобстрелом 1, 2 и 4-й батарей, защищающих вход. Для этого вначале пароход «Virago» отбуксировал фрегаты на соответствующие позиции перед входом в малую губу. Первый открывает огонь французский фрегат «Forte”. Фрегаты расположились таким образом, что огонь их сперва сосредоточивался на открытых пяти орудиях Сигнальной батареи (1-я батарея) и 3-х орудиях Красного Яра (2-я батарея). При всей стойкости прислуга 1-й и 2-й батарей не смогли долго вести интенсивный огонь по кораблям противника, т.к. их засыпала снарядами и щебнем и осколками с гор. Однако, вражеским судам не удавалось полностью сосредоточится на подавлении 1-й и 2-й батарей, из-за массированного огня орудий «Авроры» и «Дианы» и пушек 4-й батареи с тыла. Поэтому против 4-й батареи был высажен десант. Командир 4-й батареи мичман Попов действовал по неприятелю с отменным успехом, а увидев приближение десанта, спрятал порох, сделал еще по выстрелу из каждого орудия, заклепал их, и стал, отстреливаясь отступать к отряду стрелков, который к этому времени поспешил по берегу на подмогу под неприятельским обстрелом. Неприятель все же захватил 4-ю батарею , поднял французский флаг и стал ломать орудия. Но, попав под обстрел с наших судов, да ещё одно ядро было по ошибке выпущено с их же парохода и попало в самую гущу людей, решил отступить, не дожидаясь прихода наших стрелков.
Русские снова заняли 4-ю батарею, но, попав под вражеский огонь, отступили.

                                                                                                4458598m.jpg
       Была еще одна попытка высадить десант – на перешейке между сопками, но 3-я батарея (Маскутов 2-й) дала столь решительный отпор, потопив один бот и повредив другой так, что десантники ретировались. В это время совершил подвиг мичман Фесун, который доставил на весельном катере боеприпасы с «Авроры» на Кошечную 2-ю батарею прямо под огнем противника.
Подавив наши 1-ю и 4-ю батареи, неприятель сосредоточил огонь всех трх фрегатов на Кошечной 2-й батарее и нащих кораблях. Командир 2-й батареи Максутов 1-й (брат 2-го) посылал меткие выстрелы, распоряжаясь как на учении. Храбрость Маскутова оценили и противники. Однако, несмотря на точный арт-огонь наших кораблей, руководимый капитаном «Авроры» Изыльметьевым неприятелю удалось разгромить три самые опасные для него батареи. И казалось, ему оставалось подавить огонь русских кораблей и высадить десант для прорыва в город, но он неожиданно ушел с боевой позиции….
Защитники Петропавловска обрадовались этому и сразу начали ремонтировать поврежденные укрепления.

 21 августа

 

       К утру 21 августа неприятеля ждало всего на три орудия меньше, чем в предыдущий день.
Потом выяснилось, что непонятный отход англо-французов был связан с тем, что на флагманском фрегате «President» застрелился контр-адмирал Прайс в результате несчастного случая (хотя в русской литературе утверждалось, что Прайс погиб от русского снаряда, но это осталось недоказанным).   

В период до второго штурма французы на бриге «Ольдигадо» пытались, восполнить свои потери в орудийных расчетах за счет наших 4-х матросов случайно пленных на яле, выполнявшем транспортный переход в бухте до сражения. Матрос Удалой не пошел к пушке и сказал другим: «Ребята! Грех на своих руку подымать! Уж лучше смерть! Французский лейтенант затопал ногами и закричал: Ежели не пойдешь к пушке, то сейчас повешу!» Удалой поднялся вверх по мачте и крикнул оставшимся троим : «Ребята, не подымайте рук на своих, не делайте сраму на сем свете и греха на том! Прощайте! Видите, что я принимаю смерть!» и с этими словами кинулся в воду. Этот подвиг произвел сильное впечатление на участников сражения.                                                                          

        После уточнения разногласий между формально ставшим командующим французским адмиралом Дю-Пуант и фактически — молодым и решительным английским капитаном Николсоном принято решение о втором штурме Петропавловска, однако с другого северного направления.

 24 августа

       Утром 24 августа пароход «Vigaro» отбуксировал фрегаты – английский «President» и французсий «Forte” – и поставил их напротив 7-й и 3-й батареей соответственно. И, как пишет очевидец, если 20-го был ад, то 24-го стал «кромешный ад». Через три часа арт-дуэли наши 3-я 7-я батареи были почти сломлены, тогда, уже не боясь за людей, противник начал высадку десанта со стороны Никольской сопки.

                                                            4505720m.jpg

        Однако, благодаря русским артиллеристам, досталось и неприятелю, последствия этого боя еще долго ощущались на британском флагмане, который потом с трудом пересек океан.
Третья батарея выполнила свою задачу благодаря геройскому поступку русского офицера, командира 3-й батареи Александра Петровича Максутова, который в трудную минуту сам бросился к орудию и стал его заряжать. Это подействовало на команду. Батарея во главе с отважным командиром, продолжала гибельный для неприятельского судна огонь и утопила одну шлюпку с десантом. Князь Максутов 2-й сам наводил орудия до тех пор, пока не пал с оторванной рукой. Александр Петрович скончался спустя 15 дней от раны и воспаления легких.

                                                                4497528m.jpg

         Неравный бой продолжался и у 7-й батареи, прикрывавшей город с северо-запада и которую просто завалили ядрами с «Forte» и с парохода. Отвечала же она только тремя орудиями из пяти – остальные были неудачно развернуты. Контуженного командира батареи Кораллова силой оттаскивали от замолчавших пушек.
Высадка десанта продолжалась. Препятствий захвату города, казалось бы, уже не было не каких. С внешнего рейда вражеские корабли прикрывали высадку, стреляя по городу и порту. Но особых разрушений не нанесли, пожары быстро тушились. В это время кондуктор Петр Белокопытов, стоявший на часах около порохового погреба, совершил подвиг. Готовую вот-вот разорваться неприятельскую бомбу он, недолго думая, схватил и выкинул в овражек. Спустя пару секунд раздался взрыв.
Тем временем вражеский десант окончательно высадился. Часть вражеских солдат, высадившихся к Никольской сопке, стала взбираться по ней, другая часть врагов была встретила картечью 6-й батареи поручика Газехуса. Нашу стрелковую группу поручика Губарева из 50 человек на северо-западном склоне сильно потеснили вследствие неравнозначности сил. Противник продолжал продвигаться в районе Никольской сопки. Завойко отправил на сопку последний резерв – 30 бойцов под командой капитана 1 ранга Арбузова, который возглавил контратаку всех находившихся там русских (280-300 человек) против 700 человек союзников. Контратака была стремительной и отважной. Враг оторопел, попятился и стал в беспорядке отступать. В результате была победа. Враг оставил на поле боя знамя британской королевской морской пехоты и кандалы (!), в которые, по-видимому, англичане и французы хотели заковывать русских пленных, как дикарей!
Вот что писал в последующем о штурме Петропавловска француз Э.де-Айи, участник нападения на Петропавловск: «Новый факт в истории народа дополнит пробелы в службе русских моряков, действиями которых управляло благоразумие. Дождавшись союзную эскадру в пределах отдаленной Сибири, отразив её нападение на полуострове, где никогда ещё не раздавался звук европейской пушки, два офицера, названные нами (Завойко и Изыльметьев), доказали, что русские моряки умеют сражаться и сражаться счастливо, они имеют право, чтобы имена их сохранились в летописях русского флота».
Однако, на Дальнем Востоке понимали, что война не закончена, и союзники попытаются взять реванш.
Весной следующего, 1855 года к самому удаленному форпосту Российской империи на Камчатке- Петропавловску была послана целая флотилия из 26 французских и английских военных кораблей. Среди них даже был линейный, несший 84 пушки, корабль. Этой военной армаде русский дальневосточный флот мог противопоставить всего девять судов и кораблей, из которых только три корвет «Оливутца» и фрегаты «Аврора» и «Паллада» были по- настоящему военными, хорошо вооруженными судами.
Учитывая это адмирал Г. И. Невельской, возглавлявший в то время Российский флот на Дальнем Востоке, принял решение эвакуировать жителей Петропавловска в низовья Амура: От Петропавловска до устья Амура русским судам предстояло пройти более 1000 миль.

                                                                              Английское знамя десанта, взятое в бою 24 августа 1854 года

                                                                          200px-EngFlag.jpg

 

 4 марта 1855 год

       С 4 марта 1855 года закипела работа. Приходилось с огромными трудностями спускать с берега пушки и везти их к кораблям на салазках по гнущемуся от тяжести и готовому провалиться мартовскому льду. На корабли грузилось все — имущество порта и жителей, продовольствие, оружие. Противнику оставались только голые стены домов. Одновременно с погрузкой матросы прорубали во льду проход для выхода эскадры из Петропавловской гавани. Проход надо было сделать достаточно широким и свободным ото льда, приходилось работать по 8-10 часов без отдыха, на сильном ветру. Проход к чистой морской воде был открыт только к 29 марта.
Не желая связывать боевые корабли с тихоходными транспортами, В.С.Завойко решил первым отправить последние — «Иртыш» и «Байкал».

 

 4-6 апреля

      4-6 апреля 1855 года из Петропавловска вышли в путь первыми «Иртыш» и «Байкал», а затем остальные суда — фрегат «Аврора», транспорт «Двина», бот и корвет «Оливуца». Местом встречи кораблей была назначена бухта Де-Кастри на побережье Татарского пролива в 100 милях южнее устья Амура. Русские моряки сумели проскочить буквально под носом у вооруженной до зубов вражеской эскадры.
Устье Амура в это время было еще закрыто льдами и поэтому промежуточным пунктом назначения был выбран залив Де-Кастри.

                                                        4495483m.jpg

      Когда англо-французская эскадра вошла в Авачинскую бухту там побеждать ей было уже некого Взбешенные англичане и французы разделили свою армаду на части и начали методично обыскивать все побережье Охотского моря, Сахалина, Приморья.

 

5 мая

      К 5 мая 1855 года все русские корабли, вышедшие из Петропавловска, обойдя остров Сахалин с юга, достигли Императорской гавани и бухты Де-Кастри. Здесь им пришлось ожидать вскрытия ото льда Амурского лимана. Штормовое весеннее море потрепало эскадру. У фрегата «Аврора» волнами выломало головку руля, и пришлось завести по бортам дополнительные штуртросы, как вожжи. Людям тоже пришлось несладко. Однако переход обошелся без человеческих жертв и больших материальных потерь.

 

8 мая

      8 мая 1855 года три вражеских корабля под предводительством коммодора Чарльза Эллиота, 40-пушечный французский фрегат «Sybille», и два английских: 17-пушечный паровой корвет «Hornet» и 12-пушечный бриг «Bittern», появились у входа в Де-Кастри, где обнаружили русскую эскадру. По количеству пушек русские имели некоторое превосходство, однако у противника был винтовой корвет, и преимущества в маневре у него были бесспорны. Русские решили драться насмерть. Английский винтовой корвет «Хорнет» направился к русской эскадре — с ним в бой вступила наш корвет «Оливуца», корабли обменявшись артиллерийскими залпами и англичанин отступил.
Коммодор Эллиот отправил «Хорнет» за подкреплением, а сам, с фрегатом и бригом, остался в Татарском проливе для наблюдения за русскими кораблями. Англичане и французы полагали, что Татарский пролив является заливом и доступ к устью Амура возможен только с севера, поэтому русским кораблям, для того, чтобы эвакуироваться в Амурский лиман, волей-неволей придется идти к югу, чтобы обогнуть Сахалин.

 15 мая

Между тем, 15 мая, на русской эскадре получили сообщение, что Амурский лиман освободился ото льда. На следующий день, пользуясь густым туманом, русские корабли покинули Де-Кастри и ушли на север. Ушли во-время — через 14 часов после их ухода англичане получили подкрепление, и шесть вражеских кораблей были готовы вступить в бой. Но, как и в Авачинской губе, в Де-Кастри побеждать было уже некого. 

 26 мая

Русская эскадра, включая «Оливуцу», 26 мая благополучно вошла в Амурский лиман.
Через три дня после ухода нашей эскадры из Де-Кастри туда пришли остальные неприятельские суда и высадили десант с целью захватить кого-либо и узнать, куда ушли наши корабли. Не найдя в Де-Кастри ни одного человека и никакого имущества, неприятельская эскадра вышла из залива и направилась к югу, предполагая, как впоследствии оказалось, что наша эскадра не могла никуда уйти, кроме этого направления. Неприятель был твёрдо убеждён, что в Амурский лиман из Татарского пролива войти невозможно, из-за сплошной отмели, соединяющей Сахалин с материком. Этим обстоятельством оправдывался впоследствии начальник неприятельской эскадры.

 

 

август 1855 года

       В августе 1855 года коммодор Эллиот решил реабилитироваться и напал на порт Аян (в Охотском море в 220 милях на северо-западе от Татарского пролива), но повторилась история с Петропавловском и Де-Кастри: городок оказался практически пуст. Перед британцами предстали только архиепископ Сибирский (так его называет американский историк Дж. Стефан), да несколько жителей. Эллиот разрушил и спалил в Аяне всё, что мог – ещё один бравый военный подвиг англичан в Крымской войне.

 16 октября

        16 октября 1855 года эскадра Эллиота, обойдя Сахалин, снова вернулась в Де-Кастри и попыталась высадиться, но горстка казаков с тремя пушками ухитрилась дать отпор и прогнать десант. Побродив немного по акватории Татарского пролива, отчаявшийся Эллиот не выдержал, поднял белый флаг перемирия и обратился к вышедшим на берег казакам с одним-единственным вопросом: «Послушайте, ну, в самом деле, куда девались русские корабли?» Казаки посочувствовали ему и, пожав плечами, пожелали усердия в изучении географии. Эллиот не знал, куда деваться со стыда.
В 1855 году «Таймс» вынуждена была объективно написать: «Русская эскадра под командой адмирала Завойко переходом из Петропавловска в Де-Кастри и потом из Де-Кастри нанесла нашему британскому флагу два чёрных пятна, которые не могут быть смыты никакими водами океанов в веки веков».
Эти неудачи так взбесили командование союзного флота, что стали даже причиной специального разбирательства в английском парламенте в феврале 1856 года. Чарльза Эллиота и капитана «Хорнета» Чарльза Форсайта в английской прессе назвали «трусами, неспособными отличить фрегат от транспорта» и «адмиралами, боящимися запаха пороха»

 

18 мая 1908 года в память о заслугах адмирала В.С.Завойко на Дальнем Востоке на пожертвования приморцев во Владивостоке был сооружен памятник в честь 50-летия подписания Айгунского договора между Россией и Китаем о границах и взаимной торговле- Айхунь [Айгун], 16/28 мая 1858 г.

                                                                          4513914m.jpg

       Сегодня памятника адмиралу Завойко нет, его место теперь принадлежит мемориалу Сергею Лазо, в честь которого названа улица, где он и стоит. Революция жестоко обошлась с В.С.Завойко. Первоначально его просто заколотили досками в этакий вертикальный гроб. С 1927 года памятник Завойко стоял обезглавленный, а в 1945 году статуя и памятные доски были сданы на переплавку…

                                                             4509818m.jpg

          В 2011 году в Петропавловске – Камчатском, получившим, благодаря Завойко,. статус « Город воинской славы», сегодня денег на памятник адмиралу пока не нашлось, был лишь установлен его закладной камень и бюст в школе № 17, работы владивостокского скульптора Георгия Шароглазова.
Люди, по – прежнему, ещё в долгу перед Василием Завойко и свершённое им ждёт своих исследователей.

 

Источник

 

Амурский лиман

 

Изменено пользователем Djigit

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
40 публикаций

Прайс Дэвид Пауэлл

200px-David_Price.jpg

Родился в семье помещика Риса Прайса. После нескольких лет учёбы в школе поступил юнгой на линейный корабль «Ардент» капитана Томаса Берти, ветерана Войны за независимость США и французских Революционных войн, участвовал в сражении под Копенгагеном, затем ходил на малых судах в Вест-Индии. На флоте с 1 января 1801 года. В 13 лет произведён в мичманы, участвовал в нападении англичан на остров Мартиника.

На корабле «Центавр» под командованием Сэмюэла Худа участвовал в боевых действиях у крепости Ла-Рошель и 25 сентября 1806 подРошфором, затем — снова под Копенгагеном. Руководил захватом датской фелуки, сменив раненого лейтенанта Джеймса Ши. Сам был ранен в руку. 26 августа 1808 участвовал во взятии русского линейного корабля «Всеволод» при Рогервике.

В 1809 году Дэвид Прайс стал исполняющим обязанности лейтенанта и вновь был назначен на «Ардент», находившийся под командованием Роберта Хонимэна. На острове Ромс в Балтийском море после неравного боя был взят в плен. Датчане обменяли его на своих соотечественников, захваченных англичанами. Позже, находясь на захваченном неприятельском корабле, снова попал в плен к датчанам после того, как корабль сел на камни. Как и в первый раз, был возвращен к своим.

В 1811 году был переведён на бриг «Хок» под командование к Генри Бурчиру. 16 августа Прайс, командуя шлюпкой, сумел захватить под Барфлёром французское судно, невзирая на сильный огонь береговых батарей. Через два дня «Хок» встретил большой французский конвой, направлявшийся в Барфлёр. В этом бою три группы захвата, одной из которых командовал Дэвид Прайс, на шлюпках овладели 16-пушечным бригом «Нерон» и тремя транспортами. В августе, опять же на шлюпке и снова под сильным ружейным огнём с берега, захватил французскую шхуну. 21 октября участвовал в неудачном захвате брига, где чуть не попал в плен. Спустя три месяца был тяжело ранен в рукопашном бою штыком и долго пролежал в госпитале.

Только через год, в сентябре 1812 года, Прайс смог вернуться к службе. 6 декабря 1813 года был произведен в чин коммандера и назначен командовать плавучей батареей «Вулкан», которую летом 1814 года повёл к берегам Северной Америки — присоединиться к флоту Александра Кокрейна. Участвовал в бомбардировке форта Мак-Генри. Позже Прайс служил на реке Потомак под командованием контр-адмирала Палтни Малкольма. 24 декабря во время боя с американцами Прайсу прострелили бедро. Ранение было тяжёлым, но адмирал Малкольм всё же написал: «Я верю, что рана его не опасна, поскольку он настолько же доблестный молодой человек, насколько и превосходный офицер». Далее «Вулкан» прикрывал отступление английских войск, обстреливая форт Св. Филиппа на Миссисипи, а затем принял участие в осаде форта Бойер в бухте Мобил (ныне Форт-Морган в штате Алабама). После заключения всеобщего мира «Вулкан» вернулся в Портсмут 31 мая 1815 года13 июня 1815 года Дэвиду Прайсу был присвоен чин капитана. Затем на протяжении почти двадцати лет Прайс находился на берегу на половинном жаловании.

1 мая 1834 года капитан Прайс назначается командиром 50-пушечного корабля «Портленд» в составе Средиземноморской эскадры. Командуя этим кораблем, Прайс участвовал в войне за независимость Греции. За умелое командование и личную храбрость греческий король Отто I в 1837 году наградил Прайса Орденом Спасителя, а также повелел написать его портрет стоящим на палубе своего корабля на фоне вечерних Афин. В этом же году уже капитан Прайс получил поздравительное письмо от сэра Эдмунда Лайонса, а также парадную саблю от вице-короля Египта Мухаммеда Али.

С 10 ноября 1846 года Дэвид Прайс командовал 98-пушечным кораблем «Оушен», а с 1 марта 1848 года 80-пушечным кораблем «Веллингтон». Одновременно с командованием кораблями Прайс в 1844—1850 годах был суперинтендантом кораблестроительной верфи вШирнесс (остров Шеппи, графство Кент). Затем вновь был отправлен на половинное жалование. В это время он живёт в графствеБрекнокшир, исполняя выборную должность мирового судьи. В 1844 году женился на Элизабет Тэйлор — дочери Джона Тэйлора и племяннице адмирала Уильяма Тэйлора.

17 августа 1853 года, когда Англия вовсю готовилась к Крымской войне, Прайс был назначен на пост командующего Тихоокеанской эскадрой.

 Крымская война

Незадолго до начала войны главнокомандующий Дэвид Прайс прибыл в перуанский порт Кальяо, где стояли основные силы вверенной ему Союзной эскадры. Здесь он встретился с французским контр-адмиралом Де Пуантом. Была выбрана тактика морской операции — последовательный захват русских портов. 17 июля эскадра в составе трёх британских и четырёх французских боевых кораблей прибыла к Гавайским островам. 25 июля англо-французская эскадра из восьми кораблей взяла курс на Камчатку и 29 августа достиглаПетропавловска-Камчатского.

 Осада Петропавловска-Камчатского

31 августа после согласования плана штурма города началась подготовка и вывод кораблей на позиции. Однако приготовления не успели завершиться из-за известия о том, что главнокомандующий Дэвид Прайс был убит случайным выстрелом из собственного пистолета. Последующие неэффективные действия английского капитана Фредерика Николсона, принявшего командование английской эскадрой, и последовавшее поражение английских сил сделали удобной точку зрения о том, что английский контр-адмирал застрелился перед сражением от волнения.

Похоронен 2 сентября 1854 года на берегу Тарьинской бухты Петропавловска-Камчатского.

Источник https://ru.wikipedia.org/wiki

Изменено пользователем Djigit

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
40 публикаций

Арбузов Александр Павлович (1811-78)

      Воен. моряк, контр-адмирал (1863). Участник обороны Петропавловского порта.
6 декабря 1853 года был произведен в капитаны 2-го ранга, был назначен помощником камчатского военного губернатора, командиром 47-го флотского экипажа и капитаном над Петропавловским портом с произведением в капитаны 1-го ранга. 24 июля 1854 года на транспорте "Двина" прибыл с 333 солдатами в Петропавловск. 18 августа 1854 года из-за разногласий с военным губернатором Камчатки В. С. Завойко был отстранен от должности.
В дни обороны Петропавловска поступил волонтером на фрегат "Аврора". При отражении атаки неприятеля проявил храбрость и распорядительность. Возглавлял партию стрелков в пешем бою.
27 июня 1855 года был переведен на Балтийский флот. В 1856 году командовал в Свеаборге отрядом абовских канонерских лодок, затем резервным экипажем 1-й бригады 3-й флотской дивизии. 14 августа 1858 года был назначен командиром форта Князь Меншиков. 4 ноября 1863 года был произведен в контр-адмиралы с увольнением в отставку. 22 апреля 1865 года поступил на службу шадринским уездным исправником Пермской губернии. В августе был переведен в город Верхотурск. С 18 сентября 1865 года занимал должность кандидата в мировые посредники в Верхотурском уезде.
Похоронен в Житенном монастыре Осташковского уезда Тверской губернии.
 
Из Военной энциклопедии:
Получив образование в морском корпусе, он был в 1828 году выпущен в мичмана и назначен в Черноморский флот, где и начал свою боевую службу на судах дунайской флотилии, участвуя при взятии крепости Тульчи и Силистрии. С 1845—1852 г., в чине капитан-лейтенанта, Арбузов ежегодно командовал мелкими военными судами в крейсерстве у берегов Абхазии, и за 18 морских кампаний получил орден св. Георгия 4 класса. При начале Восточной войны 1853—1856 г., в чине капитана 2 ранга, он был переведен из Черноморского флота и назначен помощником камчатского военного губернатора, капитаном над Петропавловским портом и командиром тамошнего 47 флотского экипажа. Путь от С.-Петербурга до Петропавловска Арбузов совершил не совсем обычным способом. прибыв Зимним путем в Иркутск, он спустился от дер. Шилки до озера Кизи по новооткрытому тогда для судоходства Амуру с отрядом войск, следовавшим на плотах и барках к устью Амура, под предводительством военного губернатора Восточной Сибири, генерал-лейтенанта Муравьева. От Кизи до порта Де-Кастри Арбузов следовал тундрами и болотами с 450 рекрутами Сибирского батальона, а затем на транспорте Двина", в августе 1854 г., прибыл морем в Петропавловск. Здесь, Арбузов не сошелся с военным губернатором, генерал-майором Завойко, во взглядах на службу, и, отрешенный от служебных обязанностей в момент прихода неприятельской англо-французской эскадры в Авачинскую губу, поступил волонтером на находившийся у Петропавловска фрегат "Аврора". Начавшиеся затем военные действия против Петропавловска заставили призвать Арбузова к отправлению служебных обязанностей. При нападении неприятеля он обнаружил отличную распорядительность и храбрость, опрокинув неприятельский десант с Никольской горы к морю, чем и способствовал победе, заставившей неприятеля отступить от Петропавловска. Посланный военным губернатором в Иркутск, Арбузов в том же 1854 г. был переведен в Балтийский флот. По окончании Восточной войны, Арбузов был в Финляндии при разоружении Абоских батарей и, получив в 1858 г. чин капитана 1 ранга, вскоре зачислен по резервному флоту. В 1863 г. (4-го ноября) он произведен в контр-адмиралы с увольнением от службы. Главный морской архив, формулярный список "Русс. Стар." 1870 г., апрель. С. О. {Половцов} Арбузов, Александр Павлович — капитан 1-го ранга. Воспитывался в Морском корпусе, произведен в мичманы в 1828 г. Боевую службу начал в Черноморском флоте, на судах Дунайской флотилии. Командуя канонерской лодкой, участвовал во взятии крепостей Тульчи и Силистрии. Дальнейшая служба А. протекала в том же флоте, в крейсерствах у берегов Абхазии и в Архипелаге, во время которых он преимущественно командовал мелкими судами. В 1853 г. А. был переведен в Балтийский флот, произведен в кап. 2-го ранга и назначен помощником камчатского воен. губернатора, командиром 47-го флотского экипажа и капитаном над Петропавловским портом. Путешествие на Дальний Восток А. совершил сухим и отчасти речным путем, проследовав с генерал-лейтенантом Муравьевым на плотах по р. Амуру от впадения в нее р. Шилки до оз. Кизи, а оттуда пешком до залива Де-Кастри с отрядом в 450 новобранцев через тундру и болота Вост. Сибири. От Де-Кастри А. пришел в Петропавловск морем, на транспорте "Двина", в авг. 1854 г. Отрешенный от должности вследствие разногласий с воен. губернатором генерал-майором Завойко перед самым открытием воен. действий, когда англо-франц. эскадра была уже в Авачинской губе, А. поступил волонтером на находившийся в Петропавловске фрегат "Аврору" и способствовал отражению неприятельского десанта, отличившись особой распорядительностью и смелостью в этом деле. В 1855 г. переведен обратно в Балтийский флот, где командовал резервным экипажем и фортом "Князь Меньшиков" в Кронштадте. Уволенный от службы в 1863 г., А. скончался в 1878 г. В "Морск. Сборнике" за 1860 г. помещена его статья о Петропавловском деле.
Источник

 

Николай Алексеевич Фесун

   Николай Алексеевич Фесун (1835-?) — русский военный моряк, контр-адмирал, мемуарист.
По одним данным, племянник, по другим - зять адмирала Василия Степановича Завойко, губернатора Камчатки, командовавшего обороной Петропавловска.

В 1853-54 гг., во время Крымской войны, будучи мичманом на парусном фрегате «Аврора» под командой И. Н. Изыльметьева, перешел из Кронштадта в Петропавловск-Камчатский вокруг мыса Горн. 
В 1854 г., в возрасте 19 лет участвовал в обороне Петропавловска-Камчатского, возглавляя один из десантных отрядов матросов. За отличие в обороне получил звание лейтенанта.

В 1855 г. участвовал в сражении с англо-французской эскадрой в заливе Де-Кастри. 
В 1856-57 гг. на том же фрегате (под командой М. П. Тироля) перешел из Де-Кастри вокруг мыса Доброй Надежды в Кронштадт (т.е. совершил кругосветное плавание). 
В 1858-59 гг. плавал в Средиземном море и спас несколько тонувших людей. 
В 1860-1862 годах на винтовой лодке «Морж» перешел из Кронштадта в Тихий океан через Магелланов пролив и составил его подробное описание. 
В 1897 г. представлял команду фрегата «Аврора» на церемонии закладки крейсера «Аврора».
Похоронен на Русском православном кладбище Кокад (Cimetière Orthodoxe de Caucade) в Ницце.

 

 

Источник

сайт:http://lib.rus.ec/a/3325

 

Изменено пользователем Djigit

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
40 публикаций

Одиссея корвета "Менелай-Оливуца"

4477052m.jpg

Закладка и достройка

4467839m.jpg

    В начале XIX века в русском флоте появились корабли нового класса - корветы, имевшие три мачты с полным парусным вооружением и обладавшие хорошей скоростью и маневренностью. На открытой батарее они несли до 32 орудий. Корветы использовались для разведки, посыльной службы, крейсерских операций. По своим размерениям и вооружению эти корабли занимали промежуточное положение между фрегатами и бригами.

30 мая 1839 года на стапеле Севастопольского Адмиралтейства был заложен 20-пушечный корвет. Чертежи корабля лично утвердил главный командир Черноморского флота и портов Михаил Петрович Лазарев. Адмирал уделял большое внимание строительству новых кораблей, утверждая проекты закладывающихся на верфях судов и контролируя ход строительства. При М.П.Лазареве Черноморский флот значительно укрепился, многие его корабли вызывали восхищение не только русских, но и иностранных моряков. Руководил постройкой корвета подполковник корпуса корабельных инженеров А.П.Прокофьев. Этот талантливый судостроитель более пятидесяти лет посвятил морской службе. Он построил 13 кораблей в Севастопольском Адмиралтействе и впоследствии в звании генерал-майора возглавлял корабельных инженеров Черноморского флота и местный Ученый кораблестроительный комитет. 2 ноября 1841 года корвет был спущен на воду. Новому кораблю дали имя "Менелай" (согласно древнегреческой мифологии - спартанский царь, участник Троянской войны). Следует отметить, что черноморские корветы традиционно носили имена мифологических героев Древней Греции. Новый корабль имел длину по гон-деку (нижней палубе) 39,4 м, а по килю - 35,2 м, ширину - 10,7 м, максимальную осадку (по ахтерштевню) в полном грузу - 5,0 м. Вооружение его состояло из двадцати 24-фунтвых пушек-карронад.

 Вход в состав флота

 4471935m.jpg

     После достройки и вооружения "Менелай" вошел в состав Черноморского флота. Первым командиром его был капитан-лейтенант И.Г.Арищенко. Весной 1842 года корвет вышел из Севастополя к берегам Абхазии. В составе отряда судов Абхазской экспедиции он крейсировал у побережья, прерывая связи горцев с Турцией и английскими покровителями. В следующем году "Менелай" пришел в Николаев и, приняв на борт учеников Черноморской штурманской роты, вышел в практическое плавание. Корвет рассекал форштевнем ласковое Черное море, будущие штурманы брали высоты светил, изучали береговые ориентиры, прокладывали курс корабля, а в Севастополь из столицы мчался фельдъегерь с пакетом. Командующему Черноморским флотом было предписано приготовить "Менелай" к октябрю 1843 года для посылки из Черного моря в восточный океан. Но не суждено было корвету совершить дальнее плавание. В августе император Николай I своим приказом отменил экспедицию.

 Средиземноморье и новое "рождение".

4459647m.jpg

И все же летом следующего, 1844 года "Менелай" отправился в заграничное плавание. Правда, на этот раз не в Тихий океан, а в Эгейское море. Под командованием капитан-лейтенанта П.И.Кислинского корвет шел в Пирей стационером. В этом порту, морских воротах греческой столицы, постоянно, сменяя друг друга, находились русские корабли. Они использовались русским посланником для доставки депеш в Россию, для плаваний на острова Архипелага и т.п. В конце июня "Менелай" вошел в гавань Пирея, а стоявший там бриг "Персей" ушел в Севастополь. В том же году корвет получил новое имя - "Оливуца": в ту пору на острове Сицилия в местечке Оливуца отдыхала царская семья, и корабль использовался для прогулок по Средиземному морю. В Палермо "Оливуца" присоединилась к отряду вице-адмирала Ф.П.Литке. Он состоял из кораблей Балтийского флота "Ингерманланд" и "Князь Варшавский". Отряд совершал заграничное плавание с Великим князем Константином Николаевичем. По воле своего отца - императора Николая I - он предназначался к военно-морской службе. Почетное звание генерал-адмирала он получил в младенчестве - в 4 года, а первый офицерский чин мичмана - в 7 лет. В 1832 - 1853 годах Великий князь воспитывался под руководством Ф.П.Литке. Для морской практики наследника ежегодно формировались отряды кораблей разных классов. Константин Николаевич совершил плавания по Балтике, Черному морю, Атлантике, Средиземноморью, северным морям до Архангельска, изучая особенности морских театров, "азы" управления кораблем и соединением, знакомясь с портами различных стран.

 Капитан, карнавал по курсу!

 4462719m.jpg

    Выйдя из Палермо, отряд совершил плавание по маршруту: Неаполь - Тулон - Алжир - Гибралтар - Лиссабон - Портсмут - Копенгаген. 23 июня 1846 года моряки "Оливуцы" ступили наконец на родную землю. Но это был не солнечный Севастополь, покинутый три года назад, а суровый Кронштадт. Корвет был перечислен в Балтийский флот и три кампании плавал по Финскому заливу. В конце лета 1850 года "Оливуца" начала готовиться к плаванию в Тихий океан. В эти годы участились браконьерства англичан и американцев в дальневосточных водах России. Их суда вели промысел китов в Охотском море, у берегов Камчатки и Русской Америки. Китобои, кроме того, вырубали ценные породы деревьев на малонаселенных берегах, притесняли местных жителей. Россия имела на Дальнем Востоке Охотскую флотилию. Но она была малочисленной, суда ее были небольшими и слабовооруженными. Сказывалось отсутствие промышленности на этой окраине России. Флотилия не могла пресечь незаконные действия иностранцев. Поэтому, для защиты интересов России, на Тихий океан направлялись корабли с Балтики. Наконец все приготовления к дальнему плаванию закончились, и 23 сентября "Оливуца" вышла в море. В Тихий океан ее вел новый командир капитан-лейтенант И.Н.Сущев. За кормой остались Балтика, Копенгаген, Скагерак, Северное море. 19 октября корвет пришел в английский порт Плимут. После почти месячной стоянки корабль надолго покинул Европу. Выйдя на океанский простор, "Оливуца" взяла курс на Южную Америку. 24 декабря традиционным праздником моряки отметили пересечение экватора. Новый, 1851 год корвет встретил в 500 милях от Рио-де-Жанейро. 4 января он бросил якорь на рейде тогдашней столицы Бразилии. После двухнедельного отдыха, пополнив запасы провизии, "Оливуца" покинула гостеприимный рейд Рио и взяла курс на юг. Южнее широты 40 градусов корабль был встречен сильными ветрами. Пройдя между берегом Патагонии и Фолклендскими островами, корвет 11 февраля достиг Огненной Земли. Здесь стихия устроила серьезную проверку русскому кораблю и его экипажу. Штормы, сильные встречные ветры изматывали экипаж. Подчас после суток лавировки корабль не продвигался и на милю вперед. Только на 28-е сутки упорной борьбы с океаном мыс Горн остался за кормой. Не всегда морякам удавалось пройти этим более "быстрым", но опасным и трудным маршрутом. В свое время шлюп "Диана" так и не смог выйти в Тихий океан и от мыса Горн повернул к мысу Доброй Надежды.

 Эх, Сущев, ну как так получилось?

4515966m.jpg

Двухнедельная стоянка в Вальпараисо, и снова в море, к российским берегам. 29 мая "Оливуца" вошла в Авачинскую бухту, на рейд Петропавловска. Переход из Кронштадта занял 8 месяцев и 25 дней. Больных в экипаже не было - довольно редкий случай в дальних плаваниях.

После непродолжительного отдыха "Оливуца" опять вышла в море. Корвет перевозил грузы и пассажиров между Петропавловском, Аяном и Петровским. Во время переходов сигнальщики с салингов зорко осматривали горизонт, но браконьеров не обнаружили.

23 сентября во время стоянки в Авачинской бухте произошел нелепый, но трагический случай. Командир корабля Сущев на восьмерке (8-весельном яле) съезжал на берег. Шлюпка перевернулась, Сущев и три матроса погибли. В память об этом случае по сей день имя Сущева носят бухта и два мыса - в Охотском и Беринговом морях. В командование "Оливуцей" вступил старший офицер лейтенант И.Ф.Лихачев - в будущем видный мореплаватель, основатель Владивостока, вице-адмирал. В ноябре корвет перешел в столицу Русской Америки Ново-Архангельск, где остался на зимовку. 

От Камчатки до Нагасаки.

4516990m.jpg

Весной пришло распоряжение морского министерства о том, что "Оливуца" поступает в 46-й экипаж, то есть причисляется к Охотской флотилии. В апреле 1852 года с началом навигации корвет ушел на Камчатку, а затем в Охотск. 1 июля, преодолев битый лед, "Оливуца" вошла в Охотский порт. Здесь на нее были погружены дела Управления Охотского порта и флотилии, поскольку решено было перевести главный порт в Петропавловск.

До сентября 1852 года корвет поддерживал связь между российскими портами и окончил кампанию, зазимовав в Петропавловске. Весной следующего года был получен приказ выйти в Гонолулу на соединение с эскадрой Е.В.Путятина. В марте 1853 года на "Оливуцу" был назначен новый командир - капитан-лейтенант Н.Н.Назимов. Под его командованием 31 марта "Оливуца" вышла к Сандвичевым островам.

26 апреля 1853 года корвет вошел в гавань Гонолулу, причем во время этого перехода скорость "Оливуцы" достигала эскадры Е.В.Путятина, состоявшей из фрегата "Паллада", шхуны "Восток" и транспорта Российско-Американской компании "Князь Меньшиков". После встречи с эскадрой все корабли пошли к островам Бонин в 850 милях от японского порта Нагасаки. Затем они участвовали в гидрографической съемке островов Байли. 4 августа эскадра, закончив съемки, снялась с якоря и спустя пять дней прибыла в Нагасаки.

 Открываем новое.

4518014m.jpg

В начале 1854 года "Оливуца" уже самостоятельно продолжила плавание по южным морям до Манилы. Только в марте корвет взял курс к берегам Сибири. В Японском море у берегов Кореи моряками корабля была открыта скала, названная в честь своего корвета Оливуцей. Зайдя в Императорскую гавань и залив Анива, 26 мая 1854 года "Оливуца" вернулась в Петропавловск из заграничного плавания.

Орудия к бою! А нет, обошлось.

Еще в Маниле из почты, полученной с испанского парохода, экипаж корвета узнал о славной Синопской победе русского флота на Черном море. Но эта победа влекла за собой войну с Англией и Францией. Поэтому в Императорской гавани командиру корвета был вручен пакет с распоряжением генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьева о подготовке Петропавловска к обороне. По приказу губернатора генерал-майора В.С.Завойко команда "Оливуцы" приняла активное участие в сооружении укреплений Петоропавловского порта на случай возможного нападения англо-французского флота. 19 апреля 1854 года в Петропавловск пришел фрегат "Аврора", однако половина его команды была больна цингой, поэтому идти далее - в Де-Кастри - фрегат не мог и туда, к Е.В.Путятину, была направлена "Оливуца". 27 июня все матросы корвета, прекратив участие в строительстве береговых батарей Петропавловска, вернулись на "Оливуцу", и корвет вышел в море, прибыв 30 июля в Де-Кастри. Таким образом, корвет не смог участвовать в знаменитой обороне Петропавловска в 1854 году, прославившей его защитников. Однако представители корвета все-таки участвовали в сражении. Лейтенант с "Оливуцы" Д.П.Максутов был назначен Завойко для обучения волонтеров из местного населения артиллерийскому делу. Во время боя он командовал батареей № 2, самой мощной в системе обороны порта. В Де-Кастри от казаков узнали, что Е.В.Путятин с другими кораблями находится в 80 милях - у мыса Лазарева.
 

 Неужели отступаем?

4507774m.jpg

Вновь в Петропавловск корвет вышел только 19 августа, по дороге он осматривал китобоев и к 1 сентября подошел к Петропавловску. Накануне с корвета в тумане видели мачты нескольких кораблей - это была англо-французская эскадра, бесславно покидавшая Петропавловский рейд. Однако на следующий, 1855 год Англия и Франция решили направить для овладения Петропавловском более сильную эскадру в составе 26 кораблей, включая один 84-й пушечный линейный. Русское командование заблаговременно узнало об этом, однако успешно защитить Петропавловск от этой армады оно не имело сил. Поэтому 3 марта 1855 года в Петропавловск прибыл курьер генерал-губернатора Восточной Сибири с предписанием об эвакуации. Было приказано - вооружить суда, погрузить на них все имущество, весь гарнизон вместе с семьями и ранней весной покинуть Камчатку. Пункт назначения русских кораблей, для сохранения военной тайны, был объявлен только одному контр-адмиралу В.С.Завойко: это было устье Амура, таким образом, судам предстояло пройти более 1000 миль. С 4 марта закипела работа - времени на сборы и погрузку оставалось совсем мало. Приходилось с огромными трудностями спускать с берега пушки и везти их к кораблям на салазках по гнущемуся от тяжести и готовому провалиться мартовскому льду. На корабли грузилось все - имущество порта и жителей, продовольствие, оружие. Противнику оставались только голые стены домов. Одновременно с погрузкой матросы прорубали во льду проход для выхода эскадры из Петропавловской гавани. Проход надо было сделать достаточно широким и свободным ото льда, приходилось работать по 8-10 часов без отдыха, на сильном ветру. Проход к чистой морской воде был открыт только к 29 марта.

Не желая связывать боевые корабли с тихоходными транспортами, В.С.Завойко решил первым отправить последние - "Иртыш" и "Байкал". Они вышли из Петропавловска 4 апреля, а 6 апреля в путь отправились остальные суда - фрегат "Аврора", транспорт "Двина", бот и корвет "Оливуца". Местом встречи кораблей была назначена бухта Де-Кастри на побережье Татарского пролива в 100 милях южнее устья Амура.

 В бой, товарищи, в бой!

4506750m.jpg

Жестокие штормы и густые туманы встретили русскую эскадру. Шторм - враг моряка, но туман стал союзником русских - из-за него удалось избежать встречи с вражескими кораблями. Когда англо-французская эскадра вошла в Авачинскую бухту - там побеждать ей было уже некого. Тогда ее силы были брошены на поиски русских кораблей вдоль побережья Камчатки, в Охотском море и у берегов Кореи. К 5 мая все русские корабли собрались в Де-Кастри. Здесь пришлось ожидать вскрытия ото льда Амурского лимана.

На рассвете 8 мая три английских корабля коммодора Эллиота появились у входа в Де-Кастри. По количеству пушек русские имели некоторое превосходство, однако у противника был винтовой корвет, и преимущества в маневре у него были бесспорны. Русские решили драться насмерть. Английский винтовой корвет "Хорнет" направился к русской эскадре - с ним в бой вступила "Оливуца", и англичанин бежал. Громкое "ура" раздалось на русских кораблях. Эллиот отправил винтовой корвет за подкреплением, а сам, с фрегатом и бригом, остался в Татарском проливе для наблюдения за русскими кораблями. Англичане и французы полагали, что Татарский пролив является заливом и доступ к устью Амура возможен только с севера.

 Москва - Воронеж ... догонишь!

Между тем 15 мая на русской эскадре получили сообщение, что Амурский лиман освободился ото льда. На следующий день, пользуясь густым туманом, русские корабли покинули Де-Кастри и ушли на север. Ушли вовремя - через 14 часов после их ухода англичане получили подкрепление, и шесть вражеских кораблей были готовы вступить в бой. Но, как и в Авачинской бухте, побеждать было уже некого. Русская эскадра, включая "Оливуцу", 26 мая благополучно вошла в Амурский лиман.

 Мир! Мир! Но, как-то грустно сразу стало.

Лондонская газета "Таймс" так оценивала действия своего флота: "Русская эскадра под командованием адмирала Завойко переходом из Петропавловска в Де-Кастри и потом из Де-Кастри нанесла нашему британскому флагу два черных пятна, которые не могут быть смыты никакими водами океанов вовек". Подписанием в марте 1856 года Парижского мирного договора была поставлена точка в крымской войне. Эта война вынесла окончательный приговор парусному флоту. На верфях Санкт-Петербурга и Архангельска спешно строились корабли с паровыми двигателями. "Оливуца" была еще крепким судном, но боевой ценности уже не представляла, поэтому было решено отправить ее на Балтику. На корвет был назначен новый командир - капитан 2-го ранга В.А.Римский-Корсаков. Воин Андреевич происходил из старого морского рода. В 1852 - 1854 годах он, командуя паровой шхуной "Восток", совершил переход из Англии в Тихий океан и произвел опись западного берега Сахалина. Младший брат его Николай, тоже морской офицер, больше известен как великий русский композитор.

 Последний поход.

18 сентября "Оливуца" покинула Де-Кастри. Зайдя в Хакодате, корвет пошел на юг вдоль восточного берега Японии. Более месяца простоял он в бухте Синода, где почти два года назад во время землетрясения погиб фрегат "Диана". 2 декабря корабль вышел в море. Пройдя мимо Тайваня, посетив Макао, Гонконг и Манилу, "Оливуца" через Зандский пролив вышла в Индийский океан. Остались за кормой Кокосовые острова, Маврикий, и 7 июня 1857 года корвет обогнул мыс Игольный, а 26 июля в четвертый раз пересек экватор. Короткие стоянки на Даунском рейде и в Копенгагене и, наконец, 16 сентября "Оливуца" пришла в Кронштадт, завершив кругосветку, начавшуюся семь лет назад. Больше в море корвет не выходил. С 1858 года он числился "сверх штата", а 11 сентября 1863 года был исключен из списков Российского флота.

"Оливуца" оставила заметный след в истории нашего флота. Это был единственный корабль, входивший в состав трех разных флотов. Тысячи моряков прошли на ней хорошую морскую практику, многие ее офицеры достигли высоких постов. В.А.Римский-Корсаков стал контр-адмиралом, Директором Морского корпуса, контр-адмиралами стали участники кругосветного плавания П.Л.Овсянкин, А.С.Махевский, вице-адмиралами стали И.Ф.Лихачев - командующий первой русской броненосной эскадрой на Балтике, А.Е.Клоун - командующий Сибирской флотилией в 1870-х годах. Сам же корвет, вернее его корпус, был затоплен на северном фарватере Кронштадта, чтобы предотвратить возможность прорыва вражеских кораблей к столице.

 Источник

 

P.S. Завтра ещё буду добавлять, про оставшиеся корабли которое участвовали как и в обороне Петропаловска-Камчатскоготак и в нападении. Хотя искал фотографию да и хотябы материал по французскому  фрегату Forte и ещё по нескольким, так особо не нашёл, постараюсь посмотреть ещё другие источники и если найду то дополню тоже.

Изменено пользователем Djigit

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
11 публикаций
98 боёв

тема сделана неплохо,не мало фактов так что автору явно +

вот только бы добавить еще фото последних контр-адмиралов и все было бы прекрасно и еще ссылки на сайты где брал инфу были бы кстати

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
741 публикация

Вообще получается по названию темы повтор  темы - Героическая оборона Петропавловского порта.

 

А вторая часть темы - Одиссея корвета "Менелай-Оливуца" , не вписывается в название . Потому тема долджна быть или про оборону Петропавловска ( что является повтором) или про Одиссею корвета "Менелай-Оливуца". 

 

 

Изменено пользователем alex03071971

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
21 публикация
79 боёв

Вот больше бы фото, а так тема хорошая

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
27 публикаций
517 боёв

Мы затопили свой флот из-за того, что вмешались броненосцы франции и британии(у нас и у турков последними были деревянные парусники), но до этого наш флот одержал победу над турецким( так же это был триумф Нахимова).

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
171 публикация

Тема сделана очень хорошо, информация полезная. Автору +

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×