Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
esoess1

Тип "Советский Союз"(часть I)

В этой теме 16 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Старший бета-тестер
872 публикации
329 боёв

 

Проект 23.

04f8e3cb473b0e94383686628592f8f3.jpg

Проектирование линкоров А и Б.

Во исполнение и развитие принятых правительственных решений по крупным кораблям в июне 1936 г. НИВКу была поручена разработка ТТЗ на их проектирование,а Артиллерийскому научно-исследовательскому морскому институту (АНИМИ) - ТТЗ на башенную 406-, 305-, 152- и 130-мм корабельную артиллерию и соответствующие системы управления ее огнем.
15 июля 1936 г. Наморси В.М. Орлов подписал «Решение об эскизах кораблей А и Б, адресованное начальникам НИВКа и АНИМИ, которым предписывалось составление ТТЗ на эскизные проекты кораблей и их артиллерии закончить к 1 августа. При этом Наморси предупреждал: «без моего утверждения никаких заданий по кораблям
А и Б не выдавать. За основу ТТЗ по линкору типа А предлагалось принять ГК из 9 -406-мм, ПМК из 130-мм орудий, а ЗКДБ -100-мм для первых кораблей, считая возможным переход в дальнейшем на 130-мм калибр».
Как видно, в этот период В.М. Орлов был сторонником применения на линкорах единого универсального калибра, объединяющего функции ПМК и ЗКДБ. Этот принцип использовался и на новых линкорах Великобритании и США, в отличие от флотов Германии, Италии, Франции и Японии, на новых линкорах которых ПМК и ЗКДБ были разных калибров. Однако, при оформлении ТТЗ указанный принцип (точнее -возможность его использования) был сохранен только для линкора Б.Разработанные НИВКом проекты ТТЗ на линкоры А и Б были представлены в ОК УМС 29 июля 1936 г., а уже 3 августа - утверждены Наморси В.М. Орловым.В соответствии с ТТЗ линкор А предназнаначался для:
«1. Нанесения сокрушительного огневого удара в артиллерийском бою главным силам возможного противника.
2. Мощной поддержки любых операций с тем, чтобы наличие в составе наших сил таких кораблей давало флоту уверенность в спокойном выполнении операций.Для выполнения этих задач линкор был должен:
1. Иметь возможность вести бой с любыми самыми мощными ЛК как существующими, так и имеющими быть построенными в ближайшие годы, имея при этом большие преимущества перед противником.

2. Быть надежно защищенным от артогня любых орудий.
3. Быть надежно защищенным от мин,торпед, авиабомб и химического нападения».
ГК принимался в составе 3 x 3 - 406-мм башенных артустановок с тремя команднодальномерными постами (КДП), имеющими каждый по два дальномера с 8-м базой, предусматривались главный и запасной центральные артиллерийские посты (ЦАП).

В отличие от первоначальных наметок ПМК был определен в составе 6 x 2 - 152-мм башен с 4 КДП (по два на борт) и двумя ЦАП. ЗКДБ включал 6 x 2 - 100-мм башен и МПУАЗО с тремя стабилизированными КДП и тремя центральными боевыми постами. Предусматривалось также 10x4 - 37-мм зенитных автоматов (которые тогда именовались «четырехорудийными гнездами») с местным управлением по целеуказанию от 1,5 м дальномеров, размещенных на «гнездах». Боекомплект артиллерии должен был составить: ГК - 100, ПМК - 220, ЗКДБ - 300 и зенитных автоматов - 1800 выстрелов на ствол. Авиационное вооружение включало четыре гидросамолета-разведчика-корректи-
ровщика, две катапульты и устройство для быстрого приема самолетов с воды. В состав химического вооружения входила дымаппаратура: «мощная кормовая универсальная»,носовая маскирующая, а также нефтяная
№ 1 и черная, как резервное средство.

Корабль предполагалось оснастить мощными средствами радиосвязи, обеспечивающими ее поддержание на дальностях: с главной базой до 5000 миль, с однотипными кораблями - до 6000 миль, с авиацией - до 1000

миль, с подводными лодками - до 200 миль.

Кроме того, предусматривались средства радионаблюдения и пеленгования, наблюдения и пеленгования подводных шумов, а также 4 - 90-см боевых и 4 - 60-см боевых специальных прожектора.
В ТТЗ была подробно оговорена схема бронирования: главный бортовой пояс в районе ГЭУ и артиллерийских погребов -380 мм (углубление ниже ватерлинии -1700 мм), второй (верхний) пояс в том же районе и борт в носовой оконечности по ватерлинии на протяжении около 50% длины носовой оконечности - 200 мм, траверзы цитадели: между средней и нижней палуба-ми - 250 мм, ниже - 400 мм.
В качестве главной броневой определялась нижняя палуба (в цитадели - 135 мм, а над погребами ГК - 180 мм), средняя и верхняя палубы в цитадели назначались толщиной 50 мм и 30 мм соответственно. В оконечностях нижняя палуба должна была переходить в карапасную с толщинами 75 мм (в носу) и 50 мм - между кормовым травер-
зом и румпельным отделением (крыша -135 мм, стенки - 250 мм).
Башни ГК должны были иметь лобовую стенку в 425 мм, заднюю - 250 мм, боковые -280 мм, крышу - 270 мм и переборку внутри башни - 75 мм; башни ПМК и ЗДКБ - стенки и крыши - 100 мм, а башенки 37-мм автоматов - стенки и крыши по 37 мм. Барбеты башен ГК предусматривались в 425 мм, а башен ПМК и ЗКДБ - в 75 мм.
Главная боевая рубка имела переднюю стенку 400 мм, боковые и заднюю - 380 мм и крышу - 250 мм. Две кормовые боевые рубки защищались 75-мм броней, КДП ГК имели: пол - 75 мм, стенки - 25 мм, крышу - 37 мм,а КДП ЗКДБ соответственно - 37, 20 и 20 мм.
Конструкция и сопротивляемость ПМЗ в ТТЗ не оговаривались, требовалось лишь иметь ширину (глубину) защиты не менее 7,5 м на борт в самом узком месте корабля;допускалась установка булей.

Предусматривался прием двух параванов-охранителей с механизацией их постановки и уборки.
Предписывалось также иметь индивидуальную защиту корабля, стоящего на якоре, от
авиационных торпед. Система противохимической защиты должна была обеспечить в условиях применения отравляющих веществ (ОВ) полную боеспособность личного состава корабля в течение двух часов без применения средств индивидуальной защиты.
Непотопляемость корабля должна была обеспечиваться при двух торпедных попаданиях с затоплением четырех смежных наибольших отсеков, при этом осадка не должна была превышать 9,5 м после выравнивания крена и дифферента. Скорость полного хода устанавливалась не менее 30 уз (при запасе топлива на 20-24 часа полного хода).
Дальность плавания (при водоизмещении на испытаниях) должна была соответствовать 20-24 час. полного хода, а при полном запасе топлива (включая топливо в отсеках ПМЗ) - 6000-8000 миль при скорости хода не менее 14 уз.
Экипаж (вместе со штабом) устанавливался ориентировочно в составе: начсостав - 93 чел., младший начсостав - 250 чел.,краснофлотцы - 1030 чел.

Стандартное водоизмещение ЛК типа А было определено в 41500 т. Эта цифра была назначена, ориентируясь на итальянский
опыт и свои предыдущие проработки, с учетом желательности приблизиться к договорным ограничениям (35560 метрических
тонн). Авторы ТТЗ хорошо понимали, что установить столь небольшое отклонение от договорных цифр визуально было практи-
чески невозможно.

Линейный корабль типа А. Эскизный проект КБ-4, 1936 г.Конструктивный мидель-шпангоут с ПМЗ системы «Пульезе».

Spoiler

0b3b9ba5b162658422bef82e117dc747.png

 Основное назначение линкора Б Наморси В.М. Орлов определил так: «Корабль должен на многие годы иметь возможность

уничтожать всякие крейсера, включая корабли типа Дейчланд (ГК из 2 х 3 - 280 мм)».
Вскоре на этот корабль была возложена и задача «ведения боя» с германскими линкорами типа Шарнхорст (ГК из 3 х 3 - 280 мм)
и японскими типа Конго (ГК из 4 х 2 -355 мм) на определенных (очевидно - выгодных для себя) дистанциях и курсовых углах.

Исходя из этого, вооружение линкора Б должно было включать: 3 x 3 - 305-мм, 6 х2 - 130-мм, 4 х 2 - 100-мм, 6 x 4 - 37-мм артустановок и четыре гидросамолета при двух катапультах. Главный броневой пояс предусматривался в 200 мм, верхний пояс и бортовой пояс в носу вне цитадели - 140 мм,суммарная толщина броневых палуб должна была составлять 150 мм (над погребами -180 мм), скорость полного хода назначалась 35 уз, а стандартное водоизмещение -26400 т. По совокупности своих элементов сильной артиллерии) корабль походил на(большой ход и слабое бронирование при
(большой ход и слабое бронирование при сильной артиллерии) корабль походил на линейный крейсер периода Первой миро-
вой войны.
Разработка эскизных проектов обоих кораблей поручалась на конкурсной основе КБ-4 Балтийского завода (где ее возглавил
Б.Г. Чиликин) и ЦКБС-1 (руководитель работ - А.И. Маслов).

Для наблюдения за проектированием линкоров был создан специальный аппарат.
21 августа 1936 г. В.М. Орлов и Р.А. Муклевич утвердили «Положение о взаимоотношениях наблюдения УМС РККА и КБ Глав-
морпрома» при разработке эскизного и окончательного проектов кораблей А и Б.Согласно ему УМС назначило «по одному
ответственному главному наблюдающему на каждый из кораблей» из числа корабельных инженеров. В помощь ему назначались два помощника - по артиллерийской и механической частям. По всем остальным специальностям надлежало обращаться к инже-
нерам УМС. Общая экспертиза возлагалась на начальников флотских институтов под общим руководством начальника НИВК
Н.В. Алякринского. По линкору А главным наблюдающим был назначен военинженер 2 ранга Е.П. Либель, а его помощниками капитан-лейтенант В.Н. Мельников и военинженер 2 ранга Л.А. Коршунов.

«Главморпром» присвоил проектам линкоров А и Б номера 23 и 25 соответственно.
В октябре 1936 г. эскизные проекты обоих линкоров были завершены. Следует заметить, что поскольку задания на работы
контрагентов начали расходиться по исполнителям лишь в сентябре-октябре, а опытные работы еще практически не разверну-
лись, то разработанные проекты в лучшем случае основывались на предварительных данных контрагентов по вооружению и обо-
рудованию, причем далеко не по всем его образцам, так как в тот период их разработчики еще не были окончательно определены.
При одинаковых вооружении и скоростях полного хода разработанные КБ-4 и ЦКБС-1 проекты линкора А несколько отличались друг от друга  по водоизмещению, главным размерениям (хотя в основу обоих проектов и был заложен теоретический чертеж, разработанный НИВ Ком),бронированию, а также по общей компоновке и внешнему виду.
Оба бюро превысили оговоренное в ТТЗ стандартное водоизмещение 41500 т (45900 у КБ-4 и 44900 у ЦКБС-1), но, стремясь ми-
нимизировать это превышение, несколько отступили от требований ТТЗ по бронированию (прежде всего, была уменьшена тол-
щина второго пояса). В проекте КБ-4 была снижена до 420 мм и толщина барбетов башен ГК, причем они принимались не цилин-
дрическими, а в виде усеченных конусов.
КБ-4 приняло в своем проекте ПМЗ типа примененной на итальянских линкорах -системы «Пульезе» (с криволинейной ОЗП
и воздушным цилиндром), проработав и подвариант с системой «Ансальдо» (видоизмененная американская система с криволи-
нейной ОЗП). Наблюдение нашло его «вряд ли приемлемым», отметив, однако,что и принятую систему «Пульезе» оценить
можно будет только по результатам испытаний. ЦКБС-1 представило только вариант с системой «Ансальдо».

ГЭУ в обоих проектах была принята трехвальной, поскольку, по мнению обоих бюро (как уже указывалось), применение
четырехвальной установки той же мощности привело бы к росту водоизмещения корабля и, кроме того, затруднило бы разме-
щение в его кормовой части полноценной ПМЗ. Установки различались числом и типом котлов (девять системы Вагнера у
ЦКБС-1 и шесть-девять треугольного типа у КБ-4), а главное - мощностью на валах:180000 л.с. у ЦКБС-1 (наблюдение сочло, что
скорость полного хода корабля с топливом в отсеках ПМЗ составит при этом только 29,5 уз) и 200000 л.с. у КБ-4. Расположение
ГЭУ принималось эшелонным, причем у ЦКБС-1 в носовом турбинном отделении размещались два ГТЗА, а КБ-4 в одном из
вариантов разделило этот находящийся между 2-м и 3-м котельными отделениями отсек,на два бортовых (такой вариант наблюдение признало наилучшим по живучести).

В целом проект КБ-4 выгодно отличался от разработанного ЦКБС не только наличием нескольких вариантов комплектации и
расположения ГЭУ (были разработаны, в частности, варианты с двумя и одной дымовыми трубами), но и варьированием схемы
бронирования (два варианта) и размещения артиллерии вспомогательных калибров (четыре варианта).
Рассмотрение эскизных проектов линкоров НИВКом и центральным аппаратом УМС и Главморпрома НКТП проходило в
конце октября-ноябре 1936 г. Лучшим, хотя но ряду позиций и недоработанным, был признан проект КБ-4, который НИВК и ре-
комендовал принять за основу при разработке этим бюро окончательного технического проекта линкора А (пр. 23).
Полученное обоими проектантами превышение водоизмещения линкора по сравнению с заданным ТТЗ было признано впол-
не оправданным. Главный наблюдающий Е.П. Либель в заключении по эскизному проекту линкора А отметил, что при стандарт-
ном водоизмещении 41500 т ТТЗ невыполнимо, а «корабль может получиться при водоизмещении около 46000 т » и что «для до-
стижения решительного преимущества перед возможными в ближайшем будущем линкорами иностранных флотов необходимо и
дальше увеличивать тоннаж для усиления бронирования и ПМЗ, особенно донной». В то же время начальник КБ-4 Л.С. Грауэрман и главный конструктор проекта Б.Г. Чиликин считали, что выполнение всех требований ТТЗ к линкору А без перегрузки возможно лишь при стандартном водоизмещении не менее 53900 т (и оказались в конце концов правы). Однако командование УМС и руководство Главморпрома, поддерживаемые начальником ЦКБС-1 В.Л. Бжезинским,сочли, что вполне можно уложиться в
46000-47000 т, о чем и было доложено правительству, утвердившему эскизный проект 2 ноября 1936 г. Предполагалось, что такой линкор явится сильнейшим в мире (о ведущихся в Японии работах над линкором с 460-мм артиллерией было неизвестно).
Для решения вопросов по прочности и непотопляемости 12 ноября была создана комиссия под председательством Ю.А. Ши-
манского, объединившая весь «цвет» кораблестроительной науки и практики того времени (члены А.П. Тертов, П.Ф. Папкович,
В.И. Першин, В.П. Костенко, ВТ. Власов,Н.В. Григорьев, Б.Г. Чиликин, В.А. Никитин,А.И. Маслов, в качестве консультанта при-
влекался академик А.Н. Крылов), комиссии надлежало закончить работу к 12 декабря 1936 г., ею был выработан ряд рекомендаций, в частности - обеспечение линкору А поперечной метацентрической высоты не менее 2,8 м, а линкору Б - не менее 2,3 м.

Линейный корабль типа А. Эскизный проект КБ-4.

b719a9fdd94be1f771b9f1b6f660df88.png

 26 ноября 1936 г. Наморси В.М. Орлов утвердил «Дополнения и изменения ТТЗ на проектирование линкора А, предлагаемые

при разработке общего технического проекта (ОТП)», составленные ОК УМС на основе заключения НИВКа. Стандартное
водоизмещение корабля устанавливалось 46000-47000 т, толщина второго (верхнего) броневого пояса - 220 мм, главной броне-
вой палубы - 180 мм, карапасной палубы в носовой оконечности - 135 мм. Кроме того,требовалось «усилить защиту от донных
взрывов», обеспечить боевую непотопляемость без учета небронированного борта при затоплении четырех смежных отсеков,
а также выполнить ряд проработок, в частности, по размещению авиационного вооружения в средней части, а не на юте, по раз-
мещению 37-мм автоматов в спаренных установках и т. п.

Линейный корабль типа А. Эскизный проект КБ-4, 1936 г.

3460085a1cf9f1c0ec3ebe2fb2953273.png

6b3f2171d7f9c2089f5af78cf5c3f2f5.png

 Помимо этого, в соответствии с «Дополнительными указаниями УМС по разработке ОТП ЛК А» требовалось: решить вопрос

о третьем дне в районе машинных и котельных отделений, поднять погреба боезапаса для уменьшения возможности их детонации при подводных взрывах, принять 50-мм броневой пояс в носовой оконечности по ватерлинии от фортштевня до кромки 200-мм брони (для защиты от проломов фугасными снарядами), довести суммарную производительность «машин и котлов» до 150% от полной потребности на полном ходу и т. п. Были выдвинуты также требования по полной
унификации ГТЗА линкоров А и Б. При идентификации их силуэтов за основу Главморпромом был принят силуэт линкора А с
выпрямленной первой дымовой трубой.
В конкурсе по линкору Б (пр. 25) победило ЦКБС-1, а проект КБ-4 был признан недостаточно проработанным и даже неза-
конченным. Как показали работы обоих бюро, выполнить ТТЗ, уложившись в заданное им водоизмещение 26400 т, оказалось невозможным. Поэтому ЦКБС-1 был проработан ряд вариантов корабля, которые при одинаковом (по ТТЗ) составе вооружения различались толщинами бронирования и характеристиками ГЭУ. Было установлено, что линкор в 26400 т и с 35-узловым ходом может иметь главный броневой пояс не более 140 мм, а палубы - до 95 мм (вместо 200 мм и 150 мм соответственно по ТТЗ). Были рассмотрены и варианты использования облегченных ГЭУ с прямоточными котлами системы Рамзина (давление пара - до 75 кг/см2 ,температура - 450° С), отклоненные наблюдением как преждевременные. В остальных вариантах параметры пара принимались теми же, что и в проекте линкора А (35 кг/см2,380° С). Водоизмещение корабля, удовлетворяющего основным требованиям ТТЗ, составило 30900 т (при мощности ГЭУ - 4 х 60000 л.с). Элементы линкора Б, утвержденные правительством 2 ноября 1936 г., при сохранении указанного водоизмещения предусматривали наличие на нем ГЭУ в составе 4 х 70000 л.с. (в целях унификации ГТЗА с линкором А по эскизному проекту КБ-4).

В заключении по эскизному проекту линкора Б главный наблюдающий А.Э. Цукшвердт отметил, что хотя проект ЦКБС-1

явно лучше, чем у КБ-4 и имеет удачную компоновку (он объяснял это наличием хорошего итальянского прототипа), но в нем нет
ни изобретательности, ни творческого полета. «Такой корабль может догнать Западную Европу и Японию, но никогда не обго-
нит их». Для своего ограниченного назначения (уничтожение тяжелых крейсеров) он слишком велик и дорог, а для своего водо-
измещения имеет недостаточное вооружение (в бою с двумя Дейчландами будет слабее их) и бронирование (слабее, чем у Шар-
нхорста, Дюнкерка и даже нашего Марата).
Поэтому А.Э. Цукшвердт рекомендовал увеличить число орудий ГК до 12 стволов, невзирая на рост водоизмещения (по его оцен-
кам - до 32300 т и 34900 т соответственно при ГК 280 мм и 305 мм).
НИВК в своем заключении, в основном,разделяя мнение своего главного наблюдающего, усиливать ГК не предлагал, но счел
оправданным повышение водоизмещения до 30900 т и предложил довести скорость полного хода до 36 уз (применив те же ГТЗА
мощностью по 70000-75000 л.с, что и на линкоре А), усилить броню палуб над погребами, отметив, что эскизный проект весьма
сырой из-за отсутствия контрагентских материалов (кроме как по артиллерии ГК) и поэтому, несмотря на утверждение 2 нояб-
ря правительством полученных в нем элементов, последние нуждаются в уточнении.

Утвержденными В.М. Орловым 26 ноября 1936 г. «Дополнениями и изменениями ТТЗ для линкора Б», предложенными к ис-
полнению при разработке его ОТП (пр. 25), стандартное водоизмещение повышалось до 30900 т, скорость полного хода - до 36 уз, а бронирование (в соответствии с эскизным проектом ЦКБС-1) заметно ослаблялось:
второй пояс - со 180 до 140 мм, главная броневая палуба (ГПБ) со 100 до 90 мм (над погребами со 180 до 140 мм), платформа в носовой части с 75 до 50 мм, траверз с 250 до 230 мм, стенки румпельного отделения со 140 до 75 мм, а его крыша со 100 до 75 мм.
Боевая непотопляемость (при неповрежденном бронировании борта) должна была обеспечиваться при заполнении четырех
смежных отсеков. При назначении высоты главного броневого пояса предполагалось учесть возможность обнажения его при ходе
на волнении при предельном крене (8 град.) и при крене от залпа орудий ГК. Агрегаты ГЭУ должны быть однотипными с принятыми на ЛК А. В законченной ЦКБС-1 к 28 декабря 1936 г. проработке корабля по этому измененному ТТЗ было получено стандартное водоизмещение 32050 т.

Явная неудовлетворенность проектантов и заказчика таким кораблем обусловила разработку ЦКБС-1 в конце декабря 1936 г. -
начале января 1937 г. еще нескольких вариантов линкора Б с улучшенным бронированием, различающихся также и мощностью
ГЭУ. Для технического проектирования ЦКБС-1 рекомендовало вариант стандартным водоизмещением 32870 т, с 230-мм бро-
невым поясом и 125-мм палубой, с ГЭУ мощностью 4 х 75000 л.с, обеспечивающей скорость хода 35,5 уз. В январе 1937 г. усиле-
ние бронирования корабля Б было санкционировано правительством.

Еще в октябре 1936 г. НИВКом был разработан обширный перечень опытных работ в обеспечение проектирования линкоров.

Он, в частности, включал:
- постройку и испытания опытного котла;

- форсированную постройку и испытания опытных отсеков подводной конструктивной защиты, отсеков «противовоздушной защиты», то есть палубного бронирования (на базе списанного сухогрузного судна),броневых отсеков (срубов), броневых плит;
- испытания воздействия 305-мм снарядов на палубное бронирование - стрельбой линкора Парижская коммуна по «противовоздушным» отсекам после их использования по прямому назначению;
- проведение опытов по соединению броневых плит на планках, шпонках (круглых и «ласточкин хвост»), электросваркой
и заливкой стали;
- проведение опытов по детонации боезапаса, открытию броневых крышек погребов, по затоплению и орошению погребов
боезапаса, а также по открыванию их броневых крышек;
- изготовление натурных макетов машинных и котельных отделений.

При утверждении правительством 2 ноября 1936г. элементов линкоров А и Б по результатам эскизного проектирования их
общие технические проекты предписывалось закончить к 31 марта 1937 г.Стремясь возможно скорее приступить к развертыванию опытных работ, чему мешало отсутствие официальных заказов на линкоры, руководство Главморпрома 22 но-
ября 1936 г. обратилось к командованию УВМС с просьбой об ускорении их выдачи.
Одновременно, руководствуясь постановлением правительства от 16 июля 1936 г. и упреждая события, ППО Главморпрома выда
ло заводам собственные наряды:

Ленинградским - Балтийскому - на два ЛК пр. 23,
им. А. Марти - на два ЛК пр. 25;

Николаевским: им. 61 Коммунара на постройку двух ЛК пр. 25 и третьего корпуса ЛК того же проекта, но без достройки наплаву, которая поручалась заводу им. А. Марти, наряду с постройкой еще одного ЛК пр. 25.
3 декабря 1936 г. из ОК УМС ушел в Главморпром подписанный Наморси В.М. Орловым 26 ноября заказ на постройку восьми
линкоров: на Балтике - 2 ед. пр. 23 и 2 ед.пр. 25, а на Черном море - 4 ед. пр. 25 сосроком сдачи всех кораблей в 1941 г.
В рамках рассмотрения эскизных проектов линкоров А и Б Главморпром в ноябредекабре 1936 г. принял по ним ряд важных
решений: об использовании в качестве материала корпусов не никелевой, а марганцовистой стали, о применении сварки (где для
этого будут «удобные конструкции»), по остойчивости и непотопляемости (сохранить
запроектированные КБ-4 продольные переборки в турбинных и котельных отделениях линкора А и отказаться от них на Б, обес-
печить остойчивость в соответствии с рекомендациями комиссии Ю.А. Шиманского,
что требовало уширения кораблей), о полной унификации турбинных отсеков линкоров А и Б по типу и мощности ГТЗА, по спус-
ковому весу (20000 т - для линкора А и 15000 т - для Б) и т. п. Кроме того, в ноябре 1936 г. Главморпром уже вел переговоры со
швейцарской фирмой «Броун-Бовери » о поставке комплекта ГТЗА для линкора Б (4-х 70000 л.с).
НИВК в конце 1936 г. отрабатывал теоретический чертеж линкора А, обеспечивающий достижение им скорости хода 30 уз
при мощности на валах 200000 л.с. Было установлено, что это возможно при частоте вращения гребных винтов 250 об/мин.
Согласно сводке, составленной главными наблюдающими в начале 1937 г., в КБ-4 над проектом 23 работало 220 человек (120 корпусников и 100 механиков), а в ЦКБС-1 над проектом 25 - 108 человек (40 корпусников и 68 механиков). Наблюдение отмечало отсутствие данных от контрагентов по основным комплектующим и даже, в некоторых случаях, информации, кому поручена разработка того или иного образца.

Развертывание технического проектирования линкоров А и Б.

В январе 1937 г. линкорная гонка вступила в новую фазу. 23 января вышло постановление СТО при СНК СССР о постройке восьми линейных кораблей. СТО указывал Народным Комиссариатам оборонной и тяжелой промышленности (НКОП и НКТП),что строительство линейного флота в кратчайшие сроки и усиленными темпами
является для них центральной оборонной задачей на ближайшие годы, для решения которой должны быть мобилизованы все средства и возможности.

Линейный корабль А эскизный проект ЦКБС-1.1936г.

0c2f9717e82910746820a17f859e3c07.png

4991f125c3e507c244c8fbd7de2a6c26.png

СТО обязал Наркоматы оказывать активную помощь делу строительства линкоров, подчеркивая, что эта оборонная задача потребует от всей страны большого напряжения сил и средств.

Корабли предписывалось заложить в IV квартале 1937 г., спустить на воду в 1939 г. и сдать в 1941 г. Постановлением СТО подтверждались также изменения и дополнения, внесенные в ТТЗ по результатам рассмотрения эскизных проектов.
В развитие этого постановления начальник 2 Главного Управления (ГУ) Наркомата оборонной промышленности (2 ГУ НКОП,ранее Главморпром НКТП) Р.А. Муклевич выпустил «Распоряжение по проектированию ЛК», в котором, в частности, говорилось:
«...На промышленность нашей страны возложена большая и почетная обязанность спроектировать и построить линейный флот. Для работы по проектированию ЛК требуется взаимная работа ряда заводов тяжелой и оборонной промышленности и представление заводами и проектными организациями ряда технических данных... Для обеспечения окончания проектов в установленный правительством срок - предлагаю нижепоименованным заводам разработать и представить КБ завода № 189 и ЦКБ-17 (с образованием НКОП номера были присвоены Балтийскому заводу, ЦКБС-1 и другим предприятиям и организациям)».

Далее перечислялись основные контрагенты КБ-4 и ЦКБ-17, которые должны были выдать обоим проектантам к февралю-марту 1937 г.(часть заданий была выдана еще в октябре ноябре 1936 г.) эскизные и технические
проекты образцов вооружения и другого комплектующего оборудования для линкоров А и Б. Директору завода № 189 и Начальнику ЦКБ-17 предписывалось «обеспечить совместную своевременную выдачу всех необходимых заданий...» и заключить с ними договора.

«Распоряжением» намечался также необходимый объем опытных и экспериментальных работ в обеспечение проектирования
кораблей А и Б. Были отданы и соответствующие указания по подготовке заводов к строительству линкоров. Так, выданные
Главморпромом 22 ноября 1936 г. Николаевским заводам наряды на постройку четырех линкоров типа Б были 3 февраля заме-
нены новыми на два ЛК типа А и два типа Б.
Договора между Управлением кораблестроения (УК) УМС и бюро-проектантами на разработку технических проектов линко-
ров А и Б были заключены соответственно 18 и 25 февраля 1937 г. Несмотря на формальную равнозначность для УМС обоих
линкоров, корабль А с самого начала проектирования являлся приоритетным, что определялось в первую очередь полным отсут-
ствием сомнений в необходимости его создания (в отличие от корабля Б).
Развертывание в КБ-4 и ЦКБ-17 технического проектирования линкоров зимой 1937 г. затруднялось отсутствием данных от
контрагентов. Спустя полтора месяца после выхода указанных выше документов главный наблюдающий по пр. 23 Е.П. Либель
докладывал ОК УМС: «До сих пор нет налаженных договорных отношений с основными контрагентами по артиллерийской час-
ти - ЛМЗ (Ленинградский Металлический завод), «Большевик», «Электроприбор».
Только для башен ГК разрабатывается техпроект, причем контрагент ЛМЗ - завод «Большевик» задерживает работу из-за пол-
ного отсутствия опытных работников. По ПМК и ЗК в работе только эскизные проекты. ...По механической части еще не ясен
вопрос о типе главных турбин и вспомогательных механизмов. Одновременно с КБ-4 разработку проектов турбин ведут Кировский завод, ЦКБ-17, ХЭТЗ (Харьковский электромеханический и турбогенераторный завод) и заказаны проекты фирмам «Парсонс» и «Броун-Бовери». 4 февраля эти проекты рассматривались у главного инженера 2 ГУ НКОП; при рассмотрении выяснилось,
что были заданы... элементы ГТЗА соответственно Б, а не А, и все проекты в отношении оборотов гребного винта необходимо
переделывать. ...Ясно, что к сроку окончания проекта (ЛК), установленному правительством, проект (ГТЗА) не будет закончен... Чтобы не задерживать закладку линкоров, очевидно, придется рассматривать проект без ряда деталей».
Кроме того, в разрабатывавшихся технических проектах линкоров не могли найти в нужной мере отражение и результаты опыт-
ных работ по конструктивной защите, которые зимой 1937 г. только еще разворачивались. Тем не менее, водоизмещение проектируемых линкоров продолжало неуклонно увеличиваться. Это явилось следствием просчетов, допущенных в эскизном проекте (в нем оно было явно занижено), и предъявления УМС новых постоянно растущих требований. Так, например, для удов-

летворения требований по обеспечению боевой непотопляемости потребовалось не только уширить корабль, но и увеличить
высоту его броневого пояса. Требование моряков о размещении на линкоре А хорошо защищенной флагманской боевой рубки
выливалось в 400-т перегрузку и т. п. Совокупность возникших трудностей заставила руководство УМС и НКОП обратиться в на-
чале марта в правительство с просьбой о переносе срока разработки проектов и о частичном изменении положений ТТЗ.
Признавая трудности проектантов объективными, правительство пошло им навстречу: постановлением СТО от 26 марта
1937 г. № 64 НКОП разрешалось закончить разработку проектов линкоров и представить их на утверждение СТО не позднее
1 мая 1937 г. В постановлении оговаривалась и новая величина стандартного водоизмещения линкора А - 47-47200 т (английских),подтверждались изменения в его бронировании (верхний и носовой пояса - 220 мм,главная броневая палуба в цитадели - 180 мми т. д.).
Однако в процессе разработки технического проекта водоизмещение корабля снова превысило указанную СТО величину,
даже несмотря на ослабление бронирования по сравнению с заданным (верхний пояс был принят 200 мм, главная броневая палу
ба в цитадели - 135 мм, а 180 мм только над погребами боезапаса). Поэтому 4 апреля Наморси В.М. Орлов принял решение о необходимости доклада правительству варианта линкора А, полностью соответствующего заданному СТО водоизмещению, и о подготовке материалов, иллюстрирующих изменение элементов корабля при точном соответствии его бронирования правительственному заданию. Кроме того, КБ-4 предлагалось проработать вопрос о замене шести двухорудийных башен ПМК на четыре трехорудийных, а НИВКу и НИМТИ поручалось проверить (если надо - подрывом отсеков)
«действительную силу разрушительного воздействия» на корабельные конструкции 533-мм торпеды или мины с зарядом 300 кг ВВ.

Это вынудило КБ-4 приступить к разработке II варианта технического проекта в точном соответствии с заданным водоизмещением, то есть с заведомо менее сильным бронированием, чем в варианте I, который в этой части тоже не отвечал всем требованиям задания. К маю 1937 г. техпроект 23 был в основном завершен и 20 мая представлен на рассмотрение в НИВК и Центральному аппарату НКОП и УМС.
21 мая Нарком оборонной промышленности М.А. Рухимович докладывал Сталину, Молотову и Ворошилову (в копии и
В.М. Орлову), что «...Конструкторские бюро закончили к 1 мая с.г. проектирование,но запоздали с приведением в чистый вид
схематических чертежей, спецификаций и основных расчетов... Вся эта работа... была выполнена... к 20.05. с.г».
При стандартном водоизмещении 48415 т (на испытаниях - 52640 т) и указанных выше отступлений от задания по бро-
нированию корабль имел вооружение в соответствии с ТТЗ (но с ПМК в четырех трехорудийных башнях) и должен был разви-
вать при форсировании ГЭУ до 225000 л.с. скорость хода 30 уз (для этого, впрочем, требовалась дальнейшая отработка теоретического чертежа). Как и в эскизном проекте ПМЗ была принята система «Пульезе» (ширина - не менее 7 м), а ГЭУ размещалась в шести отделениях, расположенных в следующей последовательности (от носа в корму):
два котельных отделения (КО), два машинных отделения (МО) в одном отсеке, затем третье КО, а в корму от него - третье МО.
При рассмотрении проекта наблюдение и НИВК пришли к выводу о необходимости увеличения стандартного водоизмещения
корабля. По оценке Е.П. Либеля, учитывая просчеты в определении весов, несоответствия весового и объемного водоизмеще-
ния, увеличения веса башен ГК, стандартное водоизмещение корабля составит 52000 т, а с учетом необходимости усиления
бронирования - 54000 т. Между тем, мощность ГЭУ, в связи с необходимостью унификации ГТЗА с линкором Б, оставалась неиз-
менной, что неизбежно вело к получению скорости полного хода ниже заданных 30 уз.
В итоге - главный наблюдающий предлагал проект переделать, тем более что в нем не успели найти отражение результаты начатых, но еще не завершенных опытных работ.

Линейный корабль Б.Эскизный проект от ЦКБС-1.1936 г.

084a5b6ab45763646a55dfe7b139b563.png

 В связи с получением весной 1937 г. информации о предстоящем строительстве в Японии и Германии линкоров водоизмещением не менее 50000-52000 т командование УМС, стремившееся получить линкор, заведомо, более сильный, чем любые иностранные, легко соглашалось на все предлагаемые усовершенствования корабля, не оглядываясь
на рост водоизмещения. Его договорные ограничения уже полностью игнорировались.
В заключении по линкору А УК УМС,подписанном его начальником Б.Е. Алякрицким, отмечалось, что «проект нельзя считать законченным и доработанным» и 2 ГУ НКОП предлагалось в трехмесячный срок переработать проект, внеся в него следую-
щие исправления:
1. Увеличить надежность обеспечения живучести орудий ГК увеличением толщины тела орудий, изменив соответственно
проект башни.
2. Усилить бронирование, доведя толщину второго верхнего пояса до заданных 220 мм.
3. Для улучшения непотопляемости увеличить высоту второго пояса на 300 мм, подняв одновременно и верхнюю палубу.
4. Выбрать новые главные размерения таким образом, чтобы линкор не оказался перегруженным нормальными запасами.
5. Довести стандартное водоизмещение до 53000-55000 т (английских), при этом скорость хода в полном грузу должна быть
не менее 29,5 уз.
К заключению был приложен обширный «список замечаний УК УМС по техпроекту 23». Наряду с требованием переработки те-
оретического чертежа (для обеспечения скорости полного хода 30 уз при мощности на валах 225000 л.с), предлагался ряд меро-
приятий по улучшению защиты и повышению живучести. В их числе - удлинение цитадели на 9-10 м, местное бронирование
района оголения борта при ходе на волнении, «перестановка» носовых машинных и котельных отделений для исключения воз-
можности «вывода из строя одной торпедой 100% движения корабля», обеспечение непотопляемости в случае попадания двух торпед (в днище и в борт) при разрушении на 100% небронированного надводного или 50%, но при разрушении палуб «в пределах затопленных взрывом отсеков» и т. п. Кроме того, отмечалось «стеснение» 100-мм артустановок ЗКДБ как в средней части, так и на юте (где они не имеют углов обстрела по горизонту из-за катапульт), вызывала сомнение и установка катапульт в кормовой части, так как они «...будут повреждаться от огня ГК». В те же дни, 29 мая начальник УК УМС Б.Е. Алякрицкий, обеспокоенный все более проявляющейся «разновидностью» линкоров А и Б, для восстановления их «одновидности» предлагал 2 ГУ НКОП объединить КБ-4 и ЦКБ-17, что, однако, не встретило поддержки у руководства НКОП.
В результате рассмотрения проекта 23 2 ГУ НКОП и УК УМС пришли к выводу о необходимости его переработки. В начале
июля 1937 г., перед рассмотрением проекта Комитетом обороны (КО) при СНК СССР (ранее СТО при СНК СССР) Заместитель
Наркома оборонной промышленности И.Ф. Тевосян изложил Наморси В.М. Орлову свою позицию следующим образом: «...к
окончанию техпроекта А не проведены основные опытные работы, а их результаты могут привести к серьезным изменениям.
Принять меры к их окончанию не позднее 15 сентября с.г. ...2 ГУ и УМС считают необходимым произвести переработку техпроек-
та линкора «А», что заведомо приведет к стандартному водоизмещению 55000 т и потребует 3,5 месяца. Закладка должна быть
перенесена на февраль-март 1938 г». Наморси против этого не возразил.
Предложения НКОП и УМС были одобрены на состоявшемся 3 июля 1937 г. заседании КО (под председательством В.М. Мо-
лотова и при участии И.В. Сталина). «Внести» их было поручено главному конструктору проекта Б.Г. Чиликину. Он доложил
результаты работ КБ-4 по I и II (незавершенному) вариантам техпроекта 23 и рекомендовал оба их забраковать. В тот же день
было подписано постановление КО, предусматривающее переработку проекта линкора А в соответствии с предложениями
НКОП и УМС со следующими изменениями задания: стандартное водоизмещение устанавливалось 55000-57000 т, второй пояс
брони в цитадели и главный в носовой оконечности - 220 мм, главная палуба - 180 мм,верхняя - 50 мм, скорость полного хода -
29 уз и 30 уз при форсировке механизмов,дальность плавания экономическим ходом -6800 миль, предельная осадка - 10,25 м.
Вооружение оставалось неизменным,однако боекомплект ПМК снижался до 170

выстрелов на ствол. Предписывалось обеспечить линкору «ход во льду» и иметь в проекте запас водоизмещения 1200 т. Котлы,
турбины и вспомогательные механизмы, а также артиллерийские башни (кроме ГК) линкоров А и Б должны были быть однотип-
ными. Назначался и новый срок окончания технического проекта - 15 октября 1937 г. К этому же сроку требовалось «представить
проекты... башен и пушек ГК». Закладка кораблей типа А переносилась на февраль (3 ед.) и март (1 ед.) 1938 г., а срок их сдачи
оставался прежним - 1941 г.

Разрешение правительства увеличить стандартное водоизмещение линкора А до 57000 т безусловно создало предпосылки
для создания «сильнейшего» или «лучшегов мире» линкора, чем, как вспоминают очевидцы, был весьма озабочен И.В. Сталин,
полагая, видимо, что такой корабль явится наилучшей «визитной карточкой страны».
13-15 августа снова состоялось заседание КО по флотским вопросам, на котором уточнялись типы перспективных кораблей
и требования к ним. Его результатом явился выход постановления КО № 87, которым, в частности, конкретизировались тре-
бования к защите и живучести корабля:
«Живучесть корабля при попадании в него снарядов 406-мм калибра, авиабомб до 500 кг и торпед должна быть достаточной
для ведения боя в течение 1,5 часов. Иметь возможность стрелять, двигаться и вернуться в базу при попадании двух торпед (мин) под днище или трех торпед (мин) в борт при разбитом небронированном борте. Исключение может быть допущено в случае одновременного затопления трех турбинных или трех котельных отделений. Линкор А должен быть защищен от проникно-

вения 406-мм снарядов через вертикальную броню в жизненноважные части на дистанциях больше 80 каб при курсовых углах
40-50° и 130-140° г., то же через палубы при всех курсовых углах на дистанциях меньше 200 каб...» Окончательную систему расположения палуб избрать после получения результатов производящихся опытов, произвести также опыты с усиленной верхней палубой, увеличить лобовую стенку 152-мм башен до 100 мм.
В решении также указывалось: «систему ПМЗ установить после окончания опытов...,усилить изыскания и проведение опытов
новых способов донной защиты корабля (имелись в виду опыты по размагничиванию)». Если в первом (июльском) решении
дальность плавания экономическим ходомбыла определена в 6800 миль, то в августовском были внесены существенные измене-
ния (полным ходом - 1600 миль, экономическим не менее 6000 миль, а с приемом топлива в перегрузку - до 6000-8000 миль).
Произошедшая в июле 1937 г. полная смена руководства УМС (10 июля был снят с должности и арестован В.М. Орлов, а вско-
ре и его ближайшие помощники: И.М. Лудри, Б.Е. Алякрицкий и многие другие) не отразилась на судьбе проекта линкора А.
Принятые при активном участии репрессированных флагманов решения по кораблю остались практически неизменными.
Совершенно иная ситуация сложилась вокруг проекта линкора Б.

Завершение истории проекта линкора Б.

Как уже отмечалось, сомнения в целесообразности создания «малого линкора» с 305-мм орудиями ГК прозвучали еще осенью в заключении главного наблюдающего А.Э. Цукшвердта по эскизному проекту 25. Однако командование УМС, не принимая их во внимание, заботилось, прежде всего, об удержании водоизмещения корабля в пределах, заданных правительственным постановлением (30900 т), и пошло на ослабление его бронирования, что вскоре пришлось исправлять, невзирая на рост водоизмещения.

Окончательно, в соответствии с правительственными (СТО) решениями от 23 января и 26 марта 1937 г. главный броневой
пояс линкора Б был принят 250-мм, главная палуба - 125-мм, скорость полного хода -35 уз, а стандартное водоизмещение было
ограничено 35000 т.

Тем не менее, в представленном ЦКБ-17 на рассмотрение в середине мая техпроекте 25 (руководители разработки В.А. Никитин и В.П. Римский-Корсаков*) стандартное водоизмещение линкора Б было получено 35950 т, а скорость полного хода - 33,5 уз
при номинальной мощности ГЭУ 268000 л.с. и 35 уз при ее форсировании до 300000 л.с.
Главный наблюдающий А.Э. Цукшвердт в своем заключении отметил, что в проекте остались недоработанными многие вопросы
(не испытана ПМЗ, не отстреляны броневые конструкции, проекты 130-мм, 100-мм и 37-мм артустановок - забракованы, по ПУС- нет схем, а по КДП - даже эскизов), насыщенность котельных и турбинных отделений механическим оборудованием превышает таковую даже на экспериментальном эсминце(Серго Орджоникидзе, проект 45). Однако главным недостатком была признана слабость бронирования (значительная по длине часть корпуса в носовой оконечности вообще не имела брони). Была отмечена также и неудовлетворительная непотопляемость.

В целом УК УМС и ГУ НКОП констатировали, что основные задания правительства в проекте удовлетворены ценой превы-
шения водоизмещения на 950 т, но проект требует переделки по ряду существенных пунктов, в первую очередь - из-за необходи-
мости усиления бронирования. Устранение отмеченных недостатков приведет к увеличению водоизмещения до 37300 т и займет
2,5 месяца.
Эти предложения 3 июля 1937 г. были доложены КО и, в основном, приняты им,однако, стандартное водоизмещение кораб-
ля было установлено в 36800 т, а скорость полного хода - 35 уз (табл. 6). С арестом прежнего руководства УМС,
естественно, появилась возможность свободно критиковать принятые им решения.
Развивая и обостряя свои мысли, изложенные еще в заключении по эскизному проекту 25, А.Э. Цукшвердт 21 июля 1937 г. докла-
дывал врио Наморси Л.М. Галлеру: «...в связи со сменой руководства УМС, подлежат пересмотру основные установки проектиро-
вания ЛК Б, которые или должны быть утверждены наново, или отвергнуты.
Вопросы, подлежащие пересмотру:
1. ТТЗ. Проектирование Б велось не путем технического решения вполне определенной задачи, поставленной тактикой, а
путем розысков, иногда вслепую, такого проекта, который, может быть случайно, оказался подходящим для тактических целей.
...Корабль Б первоначально проектировался как «тяжелый крейсер», затем как «большой крейсер», который превратился потом
в «малый ЛК», а теперь - просто в «линкорБ». В результате корабль настолько вырос,что его размеры перестали соответствовать возлагавшимся на него задачам. Необходим пересмотр основ ТТЗ.
2. Назначение корабля. В ТТЗ, утвержденном Наморси 3 августа 1936 г., назначение корабля не указано вовсе. В силу этого
проектирование не могло быть ни целеустремленным, ни сознательным. При проектировании руководствовались словесными
высказываниями Наморси: «Корабль на многие годы должен истреблять всякие крейсера и ЛК Дейчланд». Впоследствии к этим задачам также словесно была добавлена возможность сражения с ЛК типа Шарнхорст.
Нечеткость назначения корабля привела к тому, что для истребления крейсеров ЛК Б слишком велик и дорог, а как линкор и даже
линейный крейсер, он слаб и вынужден уходить от каждого из 45 ЛК мира.
3. Морской район действия - в ТТЗ не указан. Едва ли удастся спроектировать корабль, равно пригодный для узкостей и мелей Балтийского моря и для пространств Тихого океана, где задачи совершенно иные.
4. Вооружение (ГК - 9 - 305 мм). Морштаб не высказал четкого мнения о нужном калибре, так как до настоящего времени и о
вариантах с 254-мм и 35б-мм... Со своей стороны считаю, что для крейсера калибр 305 мм избыточен, а для ЛК - недостаточен.
5.....
6. ПУСы - с кораблестроительной точки зрения указаны в избыточных количествах:
0,1 веса всего вооружения поглощают приборы...
7. Скорость - для борьбы с крейсерами подходящая, для сражения с ЛК - избыточная.
8. Броня - для борьбы с крейсерами достаточная по толщине, но малораспространенная по длине. Для сражения с ЛК - не-
достаточная.
9. Водоизмещение - следствие универсального задания и избыточно.
10. Класс корабля - Б выпал из существующей классификации: слишком слаб, чтобы быть ЛК, велик для истребителя крейсе-
ров и не является линейным крейсером.. Создание нового класса следует приветствовать, если это является ответом на тактические требования. В данном случае этого нет.

Эволюция проекта 25.

Spoiler

9812dae80821a51be50cc511ed616ae4.png

 Задачи морской обороны Советской Родины... едва ли могут быть целесообразно решены путем постройки двух типов кораб-

лей А и Б. В связи с условиями Лондонского морского договора, подписанного СССР 17 июля 1937 г., нам рисуется необходимой
постройка трех типов крупных кораблей:
- для Тихого океана - ЛК ... типа А с 9 - 406 мм;
-для Балтики, Черного моря и Северного морей - ЛК типа Б с 9 - 356 мм, чтобы выбрать условия договора полностью, со
скоростью 30-32 уз;
- для истребления крейсеров - тяжелый крейсер с 12 - 254-280 мм, скоростью 34-35 уз и водоизмещением порядка 26-30000 т.
...При выработке главных элементов корабля должны быть проведены вспомогательные (тактические - авт.) игры, так как
без них пригодность корабля остается голословной».
В целом проект 25 был расценен как вредительский и 11/13 августа состоялось постановление правительства о прекращении
работ по нему (по оценкам ЦКБ-17, его затраты на разработку проекта 25 составили 3,047 млн. руб.). Это, однако, не означало
отказа от идеи создания линкора второго типа. Проектирование линкора Б, но уже с 356-мм артиллерией ГК, а также тяжелого
крейсера с 254-мм орудиями ГК было предусмотрено упоминавшимся выше постановлением КО от 13/15 августа 1936 г.
Врио Наморси Л.М. Галлер (занимал этот пост с 10 июля по 15 августа) полностью включил в это постановление предложения
А.Э. Цукшвердта по типажу перспективных крупных артиллерийских кораблей.Уже 16 августа 1937 г. приказом нового
Наморси М.В. Викторова для выработки проекта нового ТТЗ на линкор Б была организована комиссия под председательством
флагмана флота 2 ранга СП. Ставицкого.

В своей работе она исходила из того, что новый линкор не должен выходить за рамки официальных международных ограниче-
ний. В результате был разработан проект ТТЗ на линкор, основным назначением которого стало «создание устойчивости ма-
невренному соединению флота вдали от своих берегов и использование своей 356-мм артиллерии в комбинации с другими сред-
ствами соединения для уничтожения современных линкоров противника, вооруженных артиллерией до 406 мм включительно».
Основные элементы корабля предлагались следующие.
Вооружение: 3 x 3 - 356-мм, 6 x 2 - 152-мм,4 х 2 - 100-мм и 6 - 8 х 4 - 37-мм артустановок. Конструктивная защита - от 406-мм

снарядов, 500-кг авиабомб и торпед. Непотопляемость должна была обеспечиваться при поражениях двумя торпедами днища
или тремя борта (при условии, что небронированный борт разрушен). Скорость полного хода была определена в 28-29 уз.
Это ТТЗ и работа комиссии С.П. Ставицкого в целом были одобрены 25 августа 1937 г. Военным Советом МС РККА, а пос-
ле поступления во 2 ГУ НКОП ТТЗ было срочно отправлено 29 августа на отзыв в ЦКБ-17 и КБ-4. По первым выполненным
там ориентировочным подсчетам водоизмещение корабля должно было превышать 50000 т.
Новый начальник ЦКБ-17 (ранее ЦКБС-1) Н.П. Дубинин (прежний - В.Л. Бжезинский находился в командировке в США, а по воз-
вращении был в конце 1937 г. репрессирован), учитывая перегрузку бюро другими проектами и понимая бесперспективность
этой разработки, пытался от нее уклониться, но безрезультатно. 29 ноября 1937 г. 2 ГУ НКОП выдало ЦКБ-17 наряд на разработку эскизного проекта 64 (срок 15 февраля 1938 г.). Проект разрабатывался под руководством А.И. Маслова. К концу 1937 г.стандартное водоизмещение корабля с 356-мм главным броневым поясом было получено 48000 т, а полное - 53000 т. ГЭУ
была принята трехвальной, унифицированной с пр. 23, что обеспечивало скорость хода 29 уз.
По своим размерам и скорости хода корабль приблизился к пр. 23, заметно уступая ему по мощи артиллерии ГК и броневой защиты. Одной из причин этого явилось удовлетворение требований УМС к 356-мм орудию, которое сначала замышлялось дли-
ной в 57, а затем в 54 калибра, что привело к возрастанию массы трехорудийной башни до 2435 т (больше, чем башня с 406-мм орудиями линкора А). Кроме того, принятая ПМЗ «американского» типа получилась у ЦКБ-17 много тяжелее, чем итальянская си-
стема «Пульезе» на ЛК пр. 23.
26 декабря 1937 г. материалы проекта 64 рассматривались Военным Советом Морских сил РККА (под председательством
Л.М. Галлера). Не одобрив проекта, Совет рекомендовал переделать его, уложившись в стандартное водоизмещение 45000 т и
обеспечив скорость хода 32 уз. В конце января 1938 г. резко отрицательное заключение по проекту выдало и УК УМС. С его вы-
водами 1 февраля согласился и начальник Главного морского штаба (создан в начале 1938 г.) Л.М. Галлер. В феврале 1938 г. руководство Наркомата ВМФ, получив соответствующее соизволение И.В. Сталина, окончательно отказалось от линкора Б в пользу одного «линкора наиболее сильного типа» и проект 64 был закрыт.
Это не означало, однако, окончательного отказа от идеи создания в дополнение к линкору А крупного корабля второго типа -
«истребителя тяжелых крейсеров противника». Еще в сентябре 1937 г. в развитие решений КО от 13/15 августа комиссия под председательством СП. Ставицкого выработала проект ТТЗ на тяжелый крейсер (КРТ) с ГК из 9 - 254-мм орудий, бронированием, защищающим от 203-мм снарядов и скоростью хода 34 уз. СП. Ставицкий настаивал при этом на ограничении водоизмещения корабля (не более 18000-19000 т), «дабы этот корабль из категории наиболее сильных крейсеров не перешел в категорию наиболее слабых линкоров (как это произошло с линкором Б)». Опасения С.П. Ставицкого «блестяще» оправдались. При рассмотрении «эскиза» КРТ (пр. 69) на заседании КО 14 мая 1938 г. В.М. Молотов предложил ЦКБ-17 проработать вопрос о возможности замены 9 - 254-мм орудий на 6 - 305-мм, а уже 29 июня постановлением КО для разработки эскизного проекта «большого крейсера» 69 его ГК был определен в 9 - 305-мм орудий,главный бортовой пояс - в 250 мм, а водоизмещение - 30000-31000 т. Отличие нового корабля (пр. 69) от «вредительского» ЛК Б пр. 25, по сути, состояло лишь в величине
скорости хода - 31-32 уз вместо 35 уз. Однако, опять называть его «малым линкором» было неудобно (хотя периодически этот термин и использовался). При дальнейшем проектировании и строительстве корабль пр. 69 официально именовался тяжелым крейсером, а иногда - линейным крейсером, чем он, по сути, и являлся (стандартное водоизмещение 35240 т, скорость хода 32-33 уз,главный броневой пояс - 230 мм, палубы:90-30-мм, вооружение: 9 x 3 - 305-мм, 6 x 2 -152-мм, 4 х 2 - 100-мм, 6 x 4 - 37-мм артустановок, два гидросамолета). Попытки Наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова исключить этот корабль из программы успеха не имели.
И.В. Сталин обладал стойким и труднообъяснимым пристрастием к подобным сверхтяжелым крейсерам. Из-за задержек с раз-
работкой 305-мм артиллерии весной 1941 г.КО принял решение о вооружении строящихся КРТ тремя германскими 380-мм дву-
хорудийными башнями (пр. 69И).
Война прервала постройку двух заложенных в 1939 г. КРТ пр. 69 (пр. 69И) и их корпуса после войны были разобраны на стапе-
лях. Однако идею создания быстроходного (до 35 уз) корабля с 9 - 305-мм орудиями ГК И.В. Сталин реанимировал на новом техническом уровне в послевоенном проекте 82,когда уже больше никто в мире о подобных мастодонтах даже и не помышлял. Постройка трех заложенных в 1951-1952 гг. КРТ этого проекта была прекращена в апреле 1953 г.сразу же после смерти вождя.

 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший бета-тестер
872 публикации
329 боёв

Разработка технического проекта линкора А(пр.23).

Июльское и августовское постановления КО по проектированию линкоров поставили КБ-4 в сложное положение. С одной стороны - предлагалось завершить разработку технического проекта 23 по новому варианту III к 15 октября 1937 г., а с другой стороны - учесть в нем результаты проводимых опытных работ по бронированию и ПМЗ,
основный объем которых в заданный срок(к 15 сентября 1937 г.) заведомо не мог быть выполнен.

Это изначально обрекало начатый КБ-4 еще в июле III вариант проекта на переработку тем более, что не были закончены и работы основных контрагентов по вооружению и главным механизмам. Так оно и произошло.
В соответствии с постановлением КО от 13/15 августа для улучшения организации проектирования линкора А приказом НКО  НКОП от 16 сентября 1937 г. было образовано девять комиссий:
1-я - по руководству, организации и наблюдению за проведением опытных работ(председатель - зам. Наморси Л.М. Галлер);
2-я - по вопросам общего проектирования,выбора типов конструкций корпуса и мореходных качеств (председатель - зам. главного инженера 2 ГУ НКОП A.M. Редькин);
3-я - по проектированию мачт, мостиков,башен и решения вопросов по общему расположению (командир ЛК Октябрьская Революция Н.Н. Несвицкий);
4-я - по электромеханической части(главный инженер 2 ГУ НКОП Альбов);
5-я - по артиллерийским вопросам и броне (зав. кафедрой ВМА СП. Ставицкий);
6-я - по противоминной и противоторпедной защите (зам. главного инженера 2 ГУНКОП A.M. Редькин);
7-я - по противохимической защите (Романов, НИХИМ);
8-я - по связи (М.А. Крупский, ВМА);
9-я - по наблюдению за проектированием, изготовлением и испытаниями опытных образцов морских артиллерийских орудий крупного калибра (дивизионный инженер Беркалов, АНИМИ).
Для координации работ этих комиссий
17 сентября была образована еще одна - 10-я под председательством главного инженера 2 ГУ НКОП Альбова.
Одной из наиболее важных опытных работ (руководитель В.И. Першин), от результатов которой зависел выбор системы горизонтального бронирования линкоров,явились опыты с так называемым «сухогрузом» (опытовое судно С-53). Это был списанный старый коммерческий пароход германской постройки (длина - 54,84 м и шириной 10,8 м), переоборудованный в конце 1936 г. в «звено из 4-х бронеотсеков», являющееся целью для бомбометания с воздуха. Отсеки были забронированы по различным схемам.

Линейный корабль типа А (проект 23). Технический проект, вариант III (подвариант с 4хЗ-152-мм АУ), 1937 г.

Spoiler

07864cca9c2b65f0d957295121f5821d.png

 Предполагалось, что 1-й и 2-й бронеотсеки моделируют палубы линкоров различного тоннажа, 3-й - палубы крейсера, а 4-й -палубы тяжелого крейсера или малого линкора. В дальнейшем были испытаны и другие сочетания толщин палуб, в том числе с наиболее толстой средней.
«Сухогруз» был поставлен 6 января 1937 г. на мель в Каркинитском заливе Черного моря, где подвергался бомбежке с высоты 2000 м (при горизонтальном полете самолета) фугасными авиабомбами (ФАБ), которых (разного калибра) было на него сброшено свыше 1000. Процент попаданий был очень невелик (так, например, за четыре месяца испытаний один летчик, сбросив 54 ФАБ, добился только трех попаданий, другой, сбросив 68 бомб, не попал ни разу). Поэтому были проведены и опыты по статическому подрыву ФАБ непосредственно на верхней палубе. Проверка отсека на воздействие бронебойных авиабомб планировалась, но осуществлена не была. Предполагалось заменить ее отстрелом отсека 305-мм снарядами линкора Парижская Коммуна,что тоже не было выполнено, так как линкор находился в ремонте. Результаты испытаний оказались чрезвычайно ценными и во многом неожиданными для моряков и судостроителей. 10 октября 1937 г. было принято «Решение НМС (Наморси - авт.) по испытаниям бронированного отсека (сухогруза) на действие авиабомб», в котором говорилось:
«Можно считать установленным, что запроектированная на линкоре А система палубного бронирования не обеспечивает от внесения фугасного действия авиабомб под вторую палубу. Опыты показали, что более рациональной в расположении палубной брони нужно считать систему с более толстой средней палубой и менее толстой нижней. Необходимо это принять и для корабля Б».
До этого во всех наших проектах линкоров и тяжелых крейсеров главной броневой палубой являлась третья сверху (как и на итальянских кораблях). Решение Наморси об изменении системы горизонтального бронирования линкоров 3 ноября 1937 г.было поддержано Военным Советом МС РККА.
Но время уже было упущено, и III вариант технического проекта 23 был в ноябре 1937 г. представлен на рассмотрение заказчика без необходимых изменений в горизонтальном бронировании и с другими отступлениями от задания. При стандартном водоизмещении 57825 т (вместо 55000-57000 т по заданию) и полном 63900 т длина корабля по КВЛ составила 260 м, наибольшая ширина (по булям) - 38,5 м, предельная осадка 10,35 м (При дальнейшем проектировании эти главные размерения изменялись уже очень незначительно, а длина по КВЛ - во-
обще не менялась). Проведенные в НИВКе модельные испытания позволяли надеяться на достижение скорости хода 29,5 уз при форсаже ГЭУ (ТТЗ требовало 30 уз), Тоньше заданной (25 мм вместо 40 мм) была принята толщина броневых палуб в оконечностях. Кроме того, боевая непотопляемость линкора обеспечивалась только при пораже-
нии двумя торпедами борта или одной днища (требовалось «держать» соответственно три и две торпеды). Несколько меньшей,чем заданная, оказалась и дальность плавания экономическим ходом, а удельный расход топлива превысил заданный на 11%.
В основном варианте III 152-мм орудия ПМК размещались в шести двухорудийных башнях. Был проработан и подвариант (по аналогии с вариантом I) с четырьмя трех орудийными башнями ПМК, привлекательность которого заключалась прежде всего в меньшей скученности артустановок в средней части корабля. Следует отметить, что
«крейсерская» трехорудийная башня МК-5 для размещения на линкоре не подходила.Требовалась разработка специальной башни (МК-9) без дальномеров и меньшей массы(в проработке - 191т вместо 239 т у МК-5).
В заключении УК по III варианту ЛК отмечалось, что в проекте совершенно не проработана донная защита, система бронирования не соответствует опытам с сухогрузом, погреба двух кормовых 100-мм башен размещены вне цитадели, расположение погребов вообще неудовлетворительное,бортовые гребные валы необыкновенной
длины (103 м) и вообще система «вал-винтруль» недоработана, как и весь проект турбокотельной установки. Кроме того, отсутствуют разработанные проекты 152-, 100- и 37-мм артустановок. В подписанном НМС
М.В. Викторовым «Решении Военного Совета МС РККА по техпроекту 23», одобренном на состоявшемся 27 ноября совместном заседании с представителями НКОП и командующими флотами, говорилось:

«Признать, что представленный КБ-4 проект не может считаться законченным техпроектом... и не может представлен на утверждение правительству... считать необходимым произвести доработку проекта... При доработке проекта «принять как основу следующее бронирование ЛК А: палуба полубака -75 мм, верхняя палуба - 152 мм, средняя палуба - 60 мм. Главный броневой пояс (380 мм)...продлить вверх до верхней палубы, бортовую обшивку полубака утолстить с 20 до 25 мм для получения гарантий взведения взрывателей снарядов». Предполагалось
также защитить погреба кормовых 100-мм артустановок от 406-мм фугасных снарядов.
Окончательный выбор ПМЗ требовалось произвести на основании испытаний натурных отсеков (в 1937 г. было испытано 24 масштабных отсека), а до их окончания «базироваться на итальянской системе...»

27 декабря 1937 г. Военный совет МС РККА в своем «Решении» по вопросам, поставленным КБ-4 и возникающим в процессе проектирования ЛК, согласился с предложением бюро о сокращении количества счетверенных 37-мм автоматов («аэрогнезд», как их тогда называли) с 10 до 8.
С учетом всех полученных дополнений,изменений и замечаний КБ-4 приступило к разработке четвертого варианта технического проекта (варианта IIIу). К концу 1937 г. в проектировании линкора участвовали уже 47 организаций и заводов. 11 января 1938 г. Нарком оборонной промышленности М.М. Каганович доложил председателю КО В.М. Молотову, что срок представления техпроекта по ЛК А необходимо перенести на 1 марта 1938 г., на что уже имелось согласие и Наркома ВМФ П.А. Смирнова (Наркомат ВМФ был образован 31 декабря 1937 г.). Эта просьба была удовлетворена.
Вариант IIIу разрабатывался КБ-4 уже с учетов результатов опытных работ по бронированию и базируясь на более достоверных, чем ранее, материалах контрагентов по вооружению и энергетике. Проект начал приобретать черты завершенности.
Наиболее важным нововведением (помимо изменений горизонтального бронирования) явился практический отказ от второго(верхнего) броневого пояса, который (220 мм) сохранялся лишь на небольшом участке в корму от третьей башни ГК. На протяжении всей цитадели предусматривался доведенный до верхней палубы 380-мм пояс
(из двух рядов горизонтально ориентированных плит общей высотой 6,4 м), наклоненный на 5° к диаметральной плоскости.
Дальнейшее увеличение наклона (до 8°)было сочтено КБ-4 нецелесообразным, так как дистанция его непробития 406-мм снарядом снижалась по его расчетам всего на 5 каб, а вес бронирования увеличивался на 150 т. Во избежание оголения броневого пояса на полном ходу на основе модельных испытаний была проведена соответствующая профилировка булей. Расчеты показали, что главный пояс не пробивается 406-мм бронебойным снарядом на дистанциях 88-90 каб и более при курсовых углах 40-50°соответственно.

В носовой оконечности корпус получил ледовые подкрепления, позволяющие кораблю следовать за ледоколом
по Северному Морскому пути.
Горизонтальное бронирование было принято на основе опытов с «сухогрузом».
Главной броневой стала верхняя палуба (140 мм), а толщина средней («подхватывающей» осколки и отколы) была принята 60 мм, что должно было обеспечить защит)'от 500-кг фугасных авиабомб (ФАБ-500). Расчетная дистанция, начиная с которой палубная броня пробивалась 406-мм снарядом, составила 183 каб (вместо 200 каб по заданию).
КБ-4 окончательно остановилось на ПМЗ итальянского типа «Пульезе» (с ОЗП в виде 40-мм полуцилиндрической броневой переборки и воздушного цилиндра, окруженного жидким заполнителем), эффективность которой была подтверждена рядом опытов. В кормовой части цитадели из-за сужения в этом районе обводов была применена американская система с плоскими продольными переборками.
Донная защита (от торпед с неконтактными взрывателями) обеспечивалась за счет удаления всех погребов боезапаса на одно межпалубное пространство от второго дна.
Однако, основные надежды возлагались на использование «электротралов» (так тогда назывались мероприятия по снижению магнитного поля корабля с целью «привести в бездействие неконтактные взрыватели
торпед»).Следуя пожеланиям заказчика, в частности, о снижении длины (103 м) бортовых гребных валов, было проработано 14 вариантов расположения ГЭУ. Однако наилучшим по живучести был признан вариант с

размещением двух турбинных отделений в нос от котельных, что не позволило сколь либо заметно уменьшить длину валов.
Был также рассмотрен вариант переноса авиационного вооружения с кормы в среднюю часть (между трубами), что исключало воздействие на него дульных газов орудий ГК. Однако такое расположение было отвергнуто, так как приводило к возникновению новых трудностей, главной из которых было сочтено увеличение и без того
большой «скученности» оборудования в средней части корабля, что увеличивало опасность заклинивания башен 152 и 100-мм калибров при попадании в этот район снарядов. Эта «скученность» была несколько уменьшена после снижения по просьбе КБ-4 числа 37-мм автоматов (с 10 до 8).
Стандартное водоизмещение корабля в варианте Шу было получено 58420 т, а полное 64460 т. Скорость полного хода при этом составила 28,5 уз (при мощности на валах 201000 л.с.) и 29,5 уз (при форсировании ГЭУ до 231000 л.с). Мощность ГЭУ, как и главные размерения корабля, была уже окончательно установлена, более того, в
феврале 1938 г. началась разбивка корпуса на плазе Балтийского завода. Начальная метацентрическая высота при стандартном водоизмещении была получена 2,8 м, а при полном - 3,25 м, что соответствовало рекомендациям упомянутой ранее комиссии по непотопляемости.Разработка варианта Шу была, в основном, закончена к марту 1938 г., однако еще до ее завершения материалы проекта рассматривались не только центральным аппаратом НК ВМФ и НИВКом, но и отдельными наиболее квалифицированными специалистами (А.П. Тертов, П.Ф. Папкович,И.И. Грен, СП. Ставицкий, В.И. Першин).
Начальник кафедры ВМА инженер-флагман 2 ранга А.П. Тертов счел водоизмещение корабля завышенным вследствие неоправданного, по его мнению, увеличения масс артустановок, барбетов, также другого
местного бронирования. При принятых главных размерениях он полагал возможным уложиться в 54000 т, обеспечив скорость 29 уз. Им были отмечены, кроме того,скученность вспомогательной артиллерии(при одном попадании снаряда ГК могут быть выведены из строя две башни) и затесненность котельных и машинных отделений
(которые «...не вместят все механизмы»),а также худшие, чем на иностранных линкорах, характеристики ходкости, что требует объяснений (адмиралтейский коэффициент - 183, тогда как у Литторио - 208).
Инженер - флагман 3 ранга П.Ф. Папкович в своем отзыве также обратил внимание на «ненормально большое водоизмещение»корабля, поскольку на одно только вооружение и бронирование отведено почти 35000 т,а это целый Нельсон. Он тоже усмотрел, что «габариты машинных и котельных отделений ужаты до чрезвычайности», но зато от-
метил, что погреба боезапаса, особенно ГК,имеют преувеличенные размеры. Отметив,что наличие над главной броневой палубой полубака может привести к большим разрушениям в его межпалубном пространстве
при взрыве ФАБ, П.Ф. Папкович рекомендовал для локализации разрушений разгородить этот твиндек броневыми переборками большей толщины, чем палуба и наружная обшивка полубака. При дальнейшей разработке проекта он считал также необходимым обратить внимание на вибрацию корпуса, на макетирование помещений и постов,
расположения надстроек, приборов и т. п.
На возможность проникновения под палубу полубака (25 мм) ФАБ всех калибров обратили внимание также начальник
АНИМИ И.И. Грен и военинженер 2 ранга В.И. Першин, отметив при этом, что перенос главной броневой палубы (ГБП) еще на один твиндек вверх потребовал бы полной переделки проекта. Защищая жизненно важные помещения корабля от ФАБ-500 и от 406-мм снарядов на дистанциях только до 165 каб (по заданию требуется до 200 каб),
принятая в проекте 140-мм ГБП не обеспечивает защиты от бронебойных бомб, а также от фугасных большего, чем ФАБ-500 калибра. Для защиты от ФАБ-1000 толщина ГБП должна быть 190-200 мм, что увеличит ее массу на 2000 т и потому неприемлемо.
Тем не менее, любое утолщение ГБП сверх140 мм - желательно.
И.И. Грен в своем отзыве рекомендовалтакже снизить толщину брони остатка второго пояса в кормовой части с 220 до 180 мм(поскольку ее предназначение - лишь сохранение боевой плавучести), убрать погреб кормовых артустановок внутрь цитадели (поскольку взрыв его от попадания 406-мм снаряда «грозит... выводом из строя всего
управления кораблем») и кроме того отметил необязательность бронирования приводов кормового (среднего) руля при условии надежной защиты обоих бортовых румпельных отделений.

Линейный корабль пр. 23. Технический проект, вариант Illy, февраль 1938 г.

2f50b50cae4ad2a53f8f377577ce97ed.png

 Начальник кафедры ВМА СП. Ставицкий обратил внимание на то, что хотя бро-
нирование ЛК и рассчитано на придание ему возможности безопасно маневрировать в пределах дистанций от 75 до 165 каб, удерживая противника на курсовых углах 45° или 135°, однако предельный по возможностям броневой промышленности 425-мм цилиндрический барбет башен ГК будет пробиваться 406-мм снарядами на дистанциях до
127 каб и менее, что сужает зону свободного маневрирования корабля более, чем в два раза (до 127-165 каб). Выходом из этого положения может явиться замена цилиндрических барбетов прямоугольными из плоских 380-мм броневых плит, что уравняет бронестойкости барбетов и борта, которые не будут пробиваться 406-мм снарядами, начиная с дистанции 75 каб. Масса такой конструкции будет всего на 14% больше, чем у традиционной.
В.И. Першин в своем отзыве энергично высказался за переход от итальянской системы ПМЗ к американской, сославшись на полученную при опытных подрывах масштабных моделей ее более высокую взрывосопротивляемость:
- при одинаковых по мощности взрывах в американской системе ПМЗ оставались конструктивно целыми две-три продольных переборки, а в итальянской

- только однафильтрационная;
- при отклонении точки взрыва от половины высоты ПМЗ у итальянской системы,в отличие от американской, происходит заметное снижение взрывосопротивляемости;
- в итальянской системе количество жидкого заполнителя должно быть всегда одинаковым, а в американской - существует возможность заполнения 3-й камеры водой или легкими материалами, что приведет к повышению ее взрывосопротивляемости;
- американская система проще по конструкции и дешевле итальянской, хотя и имеет несколько (на 6%) большую массу (для линкора - это всего 100-150 т).
Как проблемный, В.И. Першин выделил вопрос обеспечения равнопрочности заклепочных соединений и листов цилиндрической переборки - ОЗП. Требовалось применение заклепок из стали повышенного сопротивления, которые при ударных нагрузках могли работать не вполне удовлетворительно.
Суммировал все отзывы по проекту для доклада правительству лично заместитель Наркома ВМФ И.С. Исаков. Отметив, что некоторые вопросы остались недоработанными (не закончены технические проекты 152-мм башен, ПУСов и КДП, нет проектов вспомогательных механизмов и 37-мм автоматов), он, тем не менее, сделал вывод, что
представленный проект можно считать достаточно проработанным для перехода к выпуску рабочих чертежей и заказу стали с последующей закладкой корабля. Недоработки могут устраняться при выпуске рабочих чертежей, что не вызовет значительных изменений. Это подтверждается следующим:
а) по ГТЗА есть четыре разработанных техпроекта, ХТГЗ разрабатывает окончательный вариант; заключен договор с фирмой «Броун-Бовери», которой приняты все задания КБ-4;
б) по вспомогательным механизмам все данные согласованы с фирмой ВИР, поставляющей их комплект, а также с отечественными заводами, приступившими к разработке техпроектов механизмов.
«Наш линкор, - заключил И.С. Исаков, -явится достаточно сильным среди всех проектируемых и строящихся в мире ЛК и безусловно превосходят по мощи все ЛК,построенные до сих пор... В случае утверждения КО требований НК ВМФ к варианту IIIy потребуется доработка техпроекта,которая может быть закончена за четыре месяца».
Технический проект 23 (вариант IIIy) был рассмотрен 28 февраля 1938 г. на заседании КО при СНК СССР под председательством В. М. Молотова при участии И.В. Сталина, который подводя итоги, предложил представленный проект одобрить и поручил НКОП ускорить завершение опытных работ, по их результатам внести в материалы
проекта коррективы, после чего представить его на окончательное утверждение.
Закладку головного линкора на Балтийском заводе, несмотря на просьбы НКОП и ВМФ перенести ее на ноябрь, было решено провести 15 июля 1938 г.

В утвержденные элементы корабля (помимо фиксации полученных в варианте IIIy - стандартное водоизмещение 58240 т,скорость полного хода 28,5 уз при мощности на валах 201000 л.с. и 29,5 уз при форсаже и т. п.) были внесены изменения в части бронирования и состава ЗКДБ. Несмотря на сопротивление И.С. Исакова, КО принял
решение о сокращении числа 100-мм башен с шести до четырех. На этом настояли Б.Г. Чиликин и И.Ф. Тевосян, опасавшиеся,что сохранение двух кормовых башен ЗКДБ в сочетании с удовлетворением требований по обеспечению полноценной броневой защиты погребов их боезапаса усугубит нежелательный дифферент корабля на корму, для устранения которого потребуется значительная переработка проекта линкора, что отдалит срок его закладки.
Предложения НК ВМФ по доработке варианта IIIy были утверждены решением КС от 7 марта 1938 г. в виде «поправок и замечаний к проекту линкора А». Ими устанавливались следующие толщины броневых палуб: главная (верхняя) - 155 мм и «подхватывающая» (средняя) - 50 мм. Толщина брони короткого второго (верхнего) пояса в корму от 166 шп. понижалась с 220 до 180 мм, бронирование приводов бортовых рулей доводилось до равноценного с основ-
ной цитаделью, при этом защита румпельного отделения кормового руля понижалась до уровня противоосколочной (75 мм).
Для улучшения углов обстрела 2-й и 3-й башен ГК предлагалось пересмотреть форму надстроек, оставив башни на своих местах. Боекомплект 152-мм артиллерии определялся в 200 выстрелов на ствол (из них 3 0 - в перегрузку). В порядке «упрощения ТТЗ» из него исключались мачтовая дымаппаратура и шумопеленгаторы, грот-мачта
укорачивалась (с 50 до 38 м), требовалось также пересмотреть в сторону уменьшения применение дистанционного управления механизмами.
Во избежание задержки в разработке проекта и выпуске рабочих чертежей предписывалось дальнейшие работы по проекту вести с использованием итальянской системы ПМЗ, КБ-4 предлагалось также провести расчеты по американской системе и форсировать сравнительные опыты с масштабными и натурными отсеками обеих систем,
дабы на основании их принять окончательное решение о типе ПМЗ для следующих кораблей. Сроки представления окончательных расчетов и чертежей по последнему варианту (в виде полного техпроекта без ссылок на предыдущие варианты) устанавливался 1 июня 1938 г. К документу прилагался обширный перечень замечаний УК по ва-
рианту IIIy (в основном, касающихся деталей) и два перечня опытных работ (один из них по артиллерии).
Постановлением КО от 11 мая была подтверждена дата закладки и установлен срок окончания постройки головного корабля -1942 г.
Уложиться в отведенный для завершения проекта срок КБ-4, естественно, не смогло.
К июню были подготовлены лишь общие и организационные материалы по окончательному варианту корабля. 2 июня на заседании КО было принято решение о присвоении закладываемому кораблю названия «Советский Союз» и об установлении срока окончания техпроекта 23 - к 1 сентября 1938 г. Закладка была осуществлена в срок,а сам «окончательный техпроект» продолжал дорабатываться. Так, например, «Объяснительная записка» (общая часть) по проекту была подписана главным конструктором Б.Г. Чиликиным только 28 сентября, а сам проект представлен на рассмотрение НК ВМФ и НКОП лишь 13 октября 1938 г.,причем опять некомплектно (отсутствовали
техпроекты ПУС, МПУАЗО и СПН и т. п.).
Стандартное водоизмещение корабля составило 58500 т, а полное - 64500 т. В проекте было учтено подавляющее большинство поправок и замечаний, содержащихся в соответствующих правительственных постановлениях и решениях УМС.
Были улучшены диаграммы углов обстрела артиллерии ГК и несколько рассредоточены башни ПМК и ЗКДБ, расположенные в средней части корабля. Для этого, однако, потребовалось сместить 3-ю башню ГК
на 6,39 м в корму, что было облегчено вследствие отказа от двух 100-мм орудийных башен, размещавшихся в предыдущих вариантах корабля на юте.
Рассмотрение возможности переноса авиационного вооружения с кормовой в среднюю часть корабля (между носовой трубой и грот-мачтой) для вывода катапульт из зоны воздействия дульных газов кормовой башни ГК дало отрицательный результат, поскольку при таком расположении:
- число самолетов в ангаре снижается до трех ед.;
- старт самолета с катапульты возможен только в наименее выгодном для выстреливания секторе (от 50° до 80° к ДП на каждый борт), причем одновременный старт двух самолетов невозможен;
- скученность оборудования в средней части еще более увеличивается, что при попадании в этот район повышает опасность заклинивания башен средней артиллерии.
Поэтому авиационное вооружение было оставлено в прежнем виде: две катапульты в кормовой части побортно, при них два подъемных крана и ангар на четыре гидросамолета КОР-1, из которого они (через два снабженных крышками люка в крыше ангара) могли подаваться кранами на катапульты.
Бронирование корабля было проработано КБ-4 в двух вариантах, различающихся,в первую очередь, толщинами брони главного пояса и траверзов.

Линейный корабль пр. 23. Окончательный технический проект, ноябрь 1938 г.

656886b7b8da1f6b822e0d7b7b27ed5f.png

 Линейный корабль пр. 23: Окончательный технический проект, 1939 г.а) вид с носа; б) вид с кормы.

e66ff0f05d69b7238a0c0a9225b35ab5.png

 В I (традиционном) варианте бронирования главный броневой пояс толщиной 380-мм на разных своих участках по длине корабля, согласно расчетам, на одних и тех же курсовых углах пробивался 406-мм снарядом с разных дистанций вследствие непараллельности обводов борта диаметральной плоскости (образующих с ней разные углы
на различных по длине участках). Так, например, у миделя он не пробивался, начиная с 75 каб, а в районе первой башни ГК -только со 102 каб.
Во II (рекомендуемом КБ-4) варианте благодаря утолщению брони в районе носовых погребов с приведением ее к приблизительной

эквивалентности с защитой в средней части, главный броневой пояс по всей своей длине на курсовых углах 40-50° и носовой траверз цитадели (с учетом другого бронирования носовой оконечности) на всех курсовых углах не пробивался 406-мм снарядом с дистанций свыше 88-84 каб.
Главная (155-мм) броневая палуба, согласно расчетам, пробивалась с дистанций 170 каб и выше в обоих вариантах бронирования. Бронирование главного пояса предусматривалось в виде двух рядов горизонтально ориентированных броневых плит.
«Итальянская» система бортовой конструктивной подводной защиты имела основную защитную преграду в виде 40-мм броневой полуцилиндрической переборки, в районе кормовой башни ГК предусматрива-
лась американская система.В части защиты корабля от взрывов торпед под днищем КБ-4 возлагало большие на-
дежды на, как это сказано в «Объяснительной записке по проекту 23», «активную защиту электротралом, воздействующим на взрыватели неконтактных торпед» (проще на размагничивание, обеспечивающее не-
срабатывание магнитных неконтактных взрывателей торпед). Проработка такого устройства велась в то время по заказу КБ-4 Ленинградским физико-техническим институтом, а опыты, проведенные на лидере Ленинград и посыльном судне Дозорный дали обнадеживающие результаты. Намечалось проведение таких испытаний и на линкореМарат.
Важным и неожиданным для КБ-4 и НИВКа (с мая 1938 г. - НИИ-45 НКОП, а с 1939 г. ЦНИИ-45 НКСП) отступлением от
задания явилось получение скорости полного хода всего 27,5 уз (и только при форсаже ГЭУ - 28,5 уз). Такой результат был получен на основе проведенных в мае 1938 г. на мерной миле у Севастополя испытаний катера-
модели корабля (КМ-2), выполненной в масштабе 1:10. Они показали падение пропульсивного коэффициента на 10% против установленного НИВКом ранее (0,497 вместо 0,55). Тот же результат дали и самоходные испытания модели в опытовом бассейне НИИ-45. В качестве одной из возможных причин такого просчета КБ-4, как это сле-
дует из «Объяснительной записки», видело принятое НИИ-45 в процессе работы над ходкостью увеличение (во избежание кавитации) площади винтов (результат печального опыта с лидером Ленинград)».
В соответствии с заданием на корабле предусматривалась установка трех рулей:среднего (кормового) и двух бортовых.
Обеспокоенное полученным в проекте дифференте на корму, КБ-4 внесло предложение об отказе от среднего руля. Как показали испытания самоходной модели КМ-2, в случае повреждения и заклинивания слабо защищенного среднего руля (только противоосколочная броня) бортовые рули не смогут вывести корабль из циркуляции, создан-
ной заклиненным средним рулем. В то же время, при переходе от трех рулей к двум,диаметр циркуляции при их полной перекладке (на 35°) возрастет с 3,18 длин корабля до 4, что вполне допустимо.
НТК РККФ, отметив в своем заключении от 30 октября 1938 г. все менявшиеся в ходе проектирования требования задания и степень их выполнения, констатировал, что до сих пор нет проектов 37-мм автоматов, по-
дачи и оборудования погребов 152-, 100-,37-мм артиллерии, ПУС ГК, ПМК, ЗК, гид роакустики, оптики и т. п., в связи с чем
«представленный проект не может считаться законченным окончательным техническим проектом ввиду большого количества основных нерешенных вопросов. ...Однако,учитывая произведенную закладку кораблей на стапеле и необходимость выпуска рабочих чертежей» НТК счел возможным «...представить проект на утверждение с обязательным выполнением вышеперечисленных вопросов в сроки, соответствующие специальным перечням».
В заключении УК РККФ от 4 ноября 1938 г. было отмечено, что «зенитной артиллерии недостаточно» и предлагалось добавить в корме две 100-мм двухорудийные артустановки в башеноподобных щитах. Было предложено также «принять схему ступенчатого бронирования борта в районе носовых башен ГК, расположив бронеплиты вертикально».
После рассмотрения проекта Главным Военным Советом НК ВМФ 22 ноября 1938 г. вышло решение НК ВМФ по проекту 23, в котором, в частности, значилось:
«Проект представлен полнее предыдущих вариантов, однако ряд принципиальных вопросов в нем окончательно не разрешен:

1. Не подтверждена опытом работа котлов, не установлена окончательно полная скорость, для ее уточнения требуются дополнительные испытания самоходной модели.
2. Броня и дистанция боя не гарантированы.
3. Конструктивно не разработана кормовая часть корабля, отсутствует проект рулевого устройства, элементы гребных винтов подлежат проверке...Объем и сроки опытных работ в значительной мере сорваны.
В проекте допущен ряд важнейших отступлений от ТТЗ и даже от постановления КО № 6 по варианту IIIу (от 07.03. 1938 г.):
1. Скорость уменьшена с 28,5 до 27,5 уз.
2. Осадка кормой превышает заданную (10,4 м вместо 10,1 м).
3. Диаграмма углов обстрела ГК исключает стрельбу по оконечностям при углах возвышения до 15 град.
4. Уменьшена скорострельность ПМК.
5. Получен перегруз 460 т...ГВС считает необходимым все исправить...»
Кроме того, ГВС потребовал:
- принять 2-й вариант бронирования(т. е. с дифференциацией толщин брони по
длине корабля);
- броневые плиты главного пояса расположить вертикально в один ряд;
- обеспечить скорость полного хода не менее 28 уз;
- подтвердить расчетами и испытаниями катера-модели возможность снятия среднего руля;
- для облегчения корабля и ввиду невозможности одновременного старта двух самолетов оставить одну катапульту;
- за счет отказа от второй катапульты и от среднего руля с его бронированием, а также от носовой дымаппаратуры усилить кормовой сектор зенитной артиллерии установкой двух спаренных 100-мм двухорудийных систем по разработанному для легких крейсеров проекту (то есть в башеноподобных щитах) с хранением боезапаса в кранцах для отражения двух атак (по 50 выстрелов на ствол).
В итоге ГВС НК ВМФ постановил:
1. Представить окончательный технический проект для утверждения.
2. Просить КО утвердить новые сроки опытных работ.
3. Предложить НКОП доработать технический проект по решениям ГВС к 1 мая 1939 г.
4. УК заключить не позднее 1 мая 1939 г.договор на строительство двух линкоров с заводами № 189 (Балтийский завод, г. Ленинград) и № 198 (завод им. А. Марти, г. Николаев).
Естественно, что в 1938 г. элементы корабля утверждены правительством не были.
В начале января 1939 г. нарком ВМФ докладывал В.М. Молотову о ходе работ по проекту 23, отметив, что «вследствие значительных недоработок техпроект не является окончательным. Однако выпуск рабочих
чертежей и постройку кораблей... следует форсировать».
Доработка проекта в ЦКБ-4 (так с начала 1939 г. стало называться КБ-4 Балтийского завода) продолжалась. К лету удалось решить, в основном, большинство отмеченных выше вопросов, включая повышение скорости полного хода на 0,5 уз (за счет разработки новых винтов), внедрения новой системы бронирования с вертикально расположенными броневыми плитами - так называемый «частокол» и т. п., кроме размещения на корабле двух дополнительных
100-мм артустановок, от чего ЦКБ-4 категорически отказывалось. Окончательный технический проект 23 и основные элементы корабля были утверждены постановлением КО при СНК СССР от 13 июля 1939 г. за № 195. В процессе проектирования стандартное водоизмещение линкора А по сравнению с ТТЗ от августа 1936 г. выросло в 1,25
раза (59150 вместо 45-47000 т), скорость полного хода понизилась (28 уз вместо 30 уз), уменьшилась и дальность плавания технико-экономическим ходом (5580 вместо 6000-8000 миль)

Вертикальное бронирование корабля за счет удвоения высоты главного пояса стало более мощным, а суммарная толщина горизонтального - снизилась(с 260 до 230 мм), хотя распределение толщин брони по палубам и стало более рациональным. Артиллерия главного (9 - 406-мм)и противоминного (12 - 152-мм) калибров изменений по сравнению с ТТЗ практически не претерпела, кроме некоторого (на 15%) снижения боекомплекта ПМК. В то же время зенитная артиллерия по сравнению с
первоначальным заданием оказалась серьезно ослабленной (8 - 100-мм орудий вместо 12 и 32 - 37-мм вместо 40).

вый Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов подписал «Замечания по материалам пр. 23, представленным НКОП на рассмотрение КО...»,
в которых, в частности, отмечалось, что в этих материалах не оговорено требование ВМФ иметь на заложенных линкорах по две
дополнительные 100-мм артустановки Б-54 в корме, так как без них зенитное вооружение корабля является недостаточным. Кро-
ме того, Н.Г. Кузнецов считал необходимым увеличить и дальность плавания линкора,тем более, что емкость топливных цистерн
позволяла это сделать. Однако, эти замечания не нашли отражения в постановлении КО от 13 июля 1939 г. (табл. 9). Н.Г. Кузне-
цов не сдавался, но добился включения этих своих требований в постановление КО только... от 14 января 1941 г. Всего, таким обра-
зом, в 1937-1939 гг. было последовательно разработано пять технических проектов линкора А (пр. 23), причем последний из
них корректировался почти полгода.Такой ход проектирования был вполне закономерным из-за постоянной спешки с
окончанием проектов в условиях столь же постоянного запаздывания с получением результатов опытно-конструкторских работ
(всего их было намечено 84), большая часть которых так и осталась незавершенной к началу войны, хотя основной их объем вы-
полнить удалось. Темп развертывания опытных работ в обеспечение проектирования линкоров мо-
жет быть охарактеризован величиной ежегодных затрат на их проведение (только работы, проводимые судостроительной про-
мышленностью):
1936 г. - 2 млн. руб. (начало изготовлениябронесрубов, бронеотсеков, масштабных отсеков ПМЗ, переоборудование «сухогруза»);
1937 г. - 6 млн. руб. (начало работ по созданию опытного котла, катеров - моделей и т. п.);
1938 г. - 20 млн. руб. (пик развертывания опытных работ);
1939 г. - 12 млн. руб. (испытания натурных и масштабных отсеков ПМЗ, катера -масштабной модели и т. п.).
Таким образом в 1936-1939 гг. только на опытные работы по линкорам, проводимые судостроительной промышленностью, было
истрачено около 40 млн. руб., а с учетом аналогичных затрат по другим отраслям промышленности (в интересах разработки воо-
ружения, энергетики и т. п.) - на опытные работы пошло не менее 70-80 млн. руб. (до 6-7% стоимости постройки самого линейно-
го корабля). Как уже отмечалось, опытные работы продолжались и в 1940-1941 гг.


 
 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший бета-тестер
872 публикации
329 боёв
 

Вооружение корабля.

Артиллерия и ПУС.

Spoiler

Заложенная в основу проекта 23 идея создания сильнейшего в мире линкора получила воплощение в вооружении его тремя 406,4-мм орудийными башнями, получившими шифр МК-1 (Морская корабельная № 1). Выбор этого калибра был обусловлен,
прежде всего, наличием 406-мм орудий на наиболее мощных иностранных линкорах,тогда как имевшие место попытки повысить
его (в частности, до 457-мм на английских легких линейных крейсерах в период Первой мировой войны) окончились неудачей
и развития не получили. Сведения же о намерениях повысить калибр перспективных иностранных линкоров сверх 406-мм в 1936 г.
отсутствовали. В нашей стране наибольшим освоенным промышленностью для морских орудий был калибр 356 мм (недостроенные линейные крейсера типа Измаил). Выполненные ВМА исследования показали, что при водоизмещении линкора 50000 т 3 х 4 -356-мм башни будут менее эффективными,нежели 3 x 3 - 406-мм, а 2 х 3 - 457-мм не имеют явного преимущества перед последними. Кроме того, против применения 457-мм орудий существовали и аргументы чисто технического характера. Памятуя трудности с изготовлением стальных шаров для шаровых погонов трехорудийных 356-мм башен, возникшие еще перед первой мировой войной, производственники и артиллеристы опасались, что трехорудийные 457-мм башни с массой вращающейся части до 3000 т при уровне нашей техники середины 30-х годов могут оказаться вообще практически нереализуемыми.
Тактико-технические задания на артиллерию линкора А были подготовлены АНИМИ летом 1936 г. и в дальнейшем неоднократно
корректировались. Постановлением СТО при СНК СССР от 16 июля 1936 г. разработка 406,4-мм орудия Б-37 была поручена Ленинградскому заводу «Большевик» (завод № 232 НКОП), а трехорудийной башни МК-1 - Ленинградскому Металлическому заводу
(ЛМЗ) им. Сталина (завод № 371 НКОП).
Проектированием орудия руководил Е.Г. Рудяк (непосредственным разработчиком был М. Крупчатников), а башни - Д.Е. Бриль.
Окончательный вариант технического проекта орудия Б-37 был готов в сентябре 1937 г. и утвержден КО при СНК СССР в
начале 1938 г. Орудие имело ствол длиной 20,7 м (50 калибров) и было разработано в двух вариантах: со скрепленным стволом
(без лейнера) и лейнированное (основной вариант). Смена лейнера в корабельных условиях по предварительным оценкам требо-
вала около 200 часов. Серийное производство орудий (с затворами и казенниками)поручалось заводу «Баррикады» в Сталин-
граде (завод № 221 НКОП) и Ново-Краматорскому машиностроительному заводу (НКМЗ). На последний возлагалось также
изготовление люлек орудий со всеми механизмами качающейся части. Первым, в марте 1939 г., завод № 221 изготовил опытное
орудие со скрепленным стволом. Оно состояло из внутренней трубы, четырех скрепляющих цилиндров, кожуха и казенника.
Для испытаний орудий на Артиллерийском научно-испытательном морском полигоне (АНИМП) заводом № 371 (ЛМЗ) под

руководством М.А. Пономарева была спроектирована опытная одноорудийная установка МП-10 («полигонный станок»), изго-
товленная к началу 1940 г. на НКМЗ. Государственные испытания опытного орудия и боеприпасов к нему проводились с 6 июля
по 2 октября 1940 г. комиссией, возглавлявшейся начальником АНИМИ контр-адмиралом И.И. Греном. После 173 выстрелов ре-
зультаты были оценены положительно,было отмечено лишь повышенное рассеивание снарядов по дальности (в основном, из-
за некачественного пороха в зарядах). Было установлено, что при боевом заряде 310 кг начальная скорость снаряда массой 1108 кг достигает 830 м/с, а дальность стрельбы 250 каб (45,67 км). Первоначально предполагалось (в ТТЗ на первоначальный проект
орудия), что 1105 кг снаряд будет разгоняться до скорости 870 м/с, обеспечивающей дальность его полета 49,8 км. Однако от это-
го пришлось отказаться, так как из-за чрезмерно большого давления в канале ствола при выстреле (до 3200 кг/см2) недопустимо
снизилась бы его живучесть. Комиссия однако рекомендовала выдать задание на работы по доведению начальной скорости сна-
ряда до 870 м/с. Живучесть ствола орудия Б-37 была оценена в 500 выстрелов (при давлении в канале ствола 3000 кг/см2). Для
серийного производства рекомендовался лейнированный ствол (с внутренним усройством по чертежам скрепленного
ствола).

Диаграмма углов обстрела.

1dabfef4fc081c5c940c1aa49d731c42.png

Всего до начала войны заводом № 221 было изготовлено 12 стволов, из них 11 -лейнированные для орудий Б-37, а также
пять качающихся частей для них. Была выпущена и первая партия 406-мм снарядов.
Небезынтересно отметить, что с 29 августа 1941 г. опытная установка МП-10 (с лейнированным стволом), находясь на НИМАП
(Ржевка), эффективно использовалась для обстрела германских и финских войск под Ленинградом. Она сохраняется на полиго-
не до сего времени.
Эскизный проект башни МК-1 был завершен ЛМЗ в мае 1937 г. В ноябре 1937 г.проект башни был утвержден Главным Во-
енным Советом ВМС РККА. Башни для головного линкора, строившегося в Ленинграде, должны были изготавливаться ЛМЗ
и доставляться на Балтийский завод водным путем. Для линкоров, строившихся в Николаеве и Молотовске, башни предпо-
лагалось изготовлять самими заводами -строителями кораблей, для чего на них создавались специальные башенные цеха. Ни
одна из башен МК-1 так и не была полностью изготовлена.
Башня МК-1 оснащалась тремя, имеющими углы возвышения от - 2° до + 45°, орудиями Б-37 в индивидуальных люльках со 180-мм
качающимися щитами. Заряжание (с досылкой боеприпаса в ствол с помощью цепного прибойника) осуществлялось при фикси-
рованном угле возвышения 6°, на который после каждого выстрела ствол приводился автоматически. Поэтому скорострельность башни зависела от углов возвышения орудий при стрельбе: 2,5 выстрела в минуту на ствол при углах до 14° и 1,73 -при больших. Для вертикальной и горизонтальной наводки (скорости 6,2°/с и 4,55°/с соответственно) использовался электропривод с гидравлическими регуляторами скорости. При ручной наводке ее скорость резко снижалась.
Каждое орудие находилось в собственном боевом отделении, выделенном двумя 60-мм переборками. В специальных выгородках кормовой части башни располагались стереодальномер с базой 12 м, а также башенный центральный пост с автоматом
стрельбы и стабилизированный прицел МБ-2 с визиром перескопического типа. Это обеспечивало автономное управление огнем
башни, а также использование башенных прицелов в качестве дублирующих визиров центральной наводки (на случай выхода из
строя КДП). Вращающаяся часть башни (масса 2087 т) опиралась на шаровой погон диаметром 11,5 м со 150 стальными шарами
диаметром по 206,2-мм. Их предполагалось получить по импорту (как и до первой мировой войны), а на случай непоставки из-за
рубежа был разработан посильный для изготовления нашей промышленностью вариант с заменой шаров на горизонтальные кат-
ки. Для восприятия горизонтальных нагрузок при выстреле и передаче их на корпусные конструкции предусматривались 204
вертикальных катка.

Разрез 406-мм башенной артустановки МК-1.

404521097eea496bb8373bdede8c08f3.png

 Толщина литых лобовых броневых плит составляла 495 мм, задних плит - 410 мм, а брони стенок и крыши - 230 мм.

Подача и перегрузка боеприпасов из погребов осуществлялась зарядниками, движущимися по вертикальным криволинейным
направляющим, и поворотными платформами. Все процессы подготовки к выстрелу были механизированы, а во многом и авто-
матизированы. На тракте подачи боезапаса устанавливалось водогазонепроницаемые захлопки, отсекавшие отдельные его
участки.

Визирная колонка - прицел МБ-2 башенной артустановки МК-1.

8857d7971f2fd84ec27dbe852cf8501f.png

 Каждая башня имела по два погреба -снарядный и под ним зарядный (как менее чувствительный к детонации при подводных взрывах), отделенный от второго дна одним междудонным пространством. Кроме того, снарядный и зарядный погреба были

смещены относительно оси вращения башен в нос или в корму. Это обеспечивало повышение взрывобезопасности корабля,

поскольку в случае взрыва в боевом отделении башни либо воспламенения в нем или в трактах подачи заряда, форс огня
должен был ударить не в погреб, а в трюм.
Погреба и тракт подачи боезапаса оборудовались системой спринклерного орошения, работающей от пожарной магистра-
ли. Кроме того, предусматривались и резервные источники рабочей воды для борьбы с пожарами в погребах - пневмоцистерны. Пожарная система могла срабатывать автоматически - от инфракрасных и температурных датчиков. Погреба ГК,как и все другие, отделялись от соседних «теплых» отсеков коффердамами (ширина не менее 0,5 м).
Погреба и помещения башен имели выхлопные крышки, способные автоматически открываться при резком повышении давле-
ния, что всегда сопутствует воспламенению боезапаса. Все эти противопожарные средства отрабатывались на натурном макете зарядного погреба ГК, где при экспериментах сжигали по несколько полноразмерных 406-мм зарядов. Погреба ГК могли затоп-
ляться через перепускные клапаны в палубах. Время затопления зарядных погребов должно было составить 3-4 мин., а вышеле-
жащих снарядных около 15 мин. Каждый снарядный погреб вмещал 300 406-мм снарядов, а зарядный - 306-312 зарядов (с уче-
том вспомогательных для согревания каналов стволов перед стрельбой при минусовых
температурах).
Боекомплект ГК должен был включать снаряды: бронебойные (фугасность - 2,3%,рассчитывались на пробитие 406-мм брони
под углом 25° от нормали с дистанции 13,6 км),полубронебойные (фугасность - 8%) и фугасные в комплекте с усиленно-боевыми,
боевыми, пониженно-боевыми и уменьшенными зарядами. Такой набор зарядов обеспечивал бы наиболее гибкое использование
артиллерии в бою: так, применение усиленно-боевого заряда вместе со специальным сверхдальнобойным снарядом (он так и не
был создан) позволило бы вести огонь на дистанциях до 400 каб, а пониженно-боевым поражать на дистанциях до 180 каб
корабль противника через его палубу и т. п.К началу войны удалось создать лишь бронебойный и полубронебойный 406-мм сна-
ряды. Разработка снарядов была осуществлена Ленинградским филиалом НИИ-24, а их изготовление поручалось заводам № 232
(«Большевик») и «Красный профинтерн» (г. Брянск).Приборы управления стрельбой орудий ГК обеспечивали их центральную наводку:
- по одной или двум видимым или вре-
менно скрывающимся морским целям,
имеющим скорость до 42 уз, на дистанциях
до 250 каб;
- по одной видимой или невидимой мор-
ской или береговой цели на дистанциях от
200 до 400 каб при целеуказании и коррек-
тировке огня с самолета;
- по подвижной морской или береговой
цели группой кораблей при максимальном
расстоянии между стреляющими кораблями
до 25 каб на дистанциях до 400 каб;
- по одной морской цели ночью или в
условиях плохой видимости на дистанциях
до 40 каб.
Кроме того, как уже упоминалось, предусматривалось автономное управление каждой башней ГК при стрельбе по видимым
морским целям на дистанциях до 150 каб,а также по торпедным катерам завесами при управлении огнем всеми орудиями
централизованно или каждой башней в отдельности.
Система ПУС ГК включала центральный автомат стрельбы ЦАС-0, преобразователь координат ПК-3, ряд специальных вычисли-
тельных приборов, оптические визиры различного назначения и дальномеры, а также целый ряд выдающих и принимающих при-
боров целеуказания, сигналов и докладов,обратного контроля положения оружия и т. п.

Предусматривалась возможность управления стрельбой группы кораблей по одной

цели с передачей команд по специальной
радиолинии.
Главный калибр линкора обеспечивался тремя командно-дальномерными постами (КДП) с двумя 8-м стереодальномерами ДМ-8-1
и стабилизированным визиром ВМЦ-4 на каждом. При этом носовой КДП2-8-1 должен был иметь более сильное бронирование
(стенки - 45, крыша 37, пол - 200 мм), чем кормовой и расположенный на фор-марсе КДП2-8-П (соответственно 20, 25 и 25 мм).
Заводскими шифрами этих КДП были Б-41-1 и Б-41-2. Из КДП данные о курсовых углах своих и цели, а также о дистанции до цели
должны были поступать в два (носовой и кормовой) одинаковых по приборному оснащению центральных артиллерийских по-
ста (ЦАП), основным элементом которых являлся ЦАС-0. Носовой ЦАП ГК размещался на платформе между носовыми турбин-
ными отделениями, а кормовой - в трюме,в корму от 3-го котельного отделения.
Разработка системы ПУС велась КБ Ленинградского завода № 212 «Электроприбор» под руководством С.Ф. Фармаковского. КДП проектировались заводом № 232, а их изготовление велось Старо-Краматорским машиностроительным заводом (СКМЗ). Дальномеры и оптическая часть визиров разрабатывали ГОМЗ, ЛОМЗ, завод «Прогресс». К началу войны все эти системы и устройства как ГК, так и других калибров существовали, в лучшем случае, в опытных образцах.
Противоминная артиллерия линкора состояла из 12 - 152,4-мм орудий Б-38, размещенных попарно в шести башнях МК-4. Ору-
дие Б-38, окончательное ТТЗ на которое было утверждено лишь в сентябре 1938 г.,разрабатывалось КБ завода № 232 («Боль-
шевик») под руководством Е.Г. Рудяка. Первый его образец был изготовлен этим заводом (с опытной качающейся частью завода
№ 232) в начале 1940 г. и проходил в июне -сентябре испытание на НИМАПе. Лейнированное орудие имело длину - 57 калибров,
при которой 23-кг заряд придавал снаряду массой 55 кг начальную скорость 950 м/с,обеспечивая дальность стрельбы до 155 каб.
По баллистическим характеристикам Б-38 оказалось в своем калибре лучшим в мире.
Оно должно было использоваться также на тяжелых крейсерах проекта 69, легких крейсерах проекта 68 и на проектировавшихся
канонерских лодках проекта 61. Серийный выпуск орудий Б-38 был освоен до начала войны.Башня МК-4 разрабатывалась КБ завода № 371 (ЛМЗ) под руководством Г.И. Апокина. Ее эскизный проект был утвержден в марте 1938 г., а технический - в октябре того же года. Производство башен было поручено Старокраматорскому машиностроительному им. Серго Орджоникидзе заводу, однако ни одну из башен МК-4 изготовить не удалось.
По проекту башен их 152,4-мм орудияимели раздельное вертикальное наведение (скорость 130/с) в пределах углов возвыше-
ния от - 5° до + 45° и скорострельность 4,8- 7,5 выстрелов в минуту на ствол. Скорость горизонтального наведения составляла 6°/с.
Разделенные переборкой на два отделения башни имели 100-мм броню лобовой части и крыши, стенки были приняты в 65 мм.
Масса вращающейся части составила 140 т,диаметр шарового (шары диаметром по 101,6-мм) погона - 4,4 м. Башня не имела
дальномеров, в ней предусматривались лишь два нестабилизированных прицела МБ-3, а также башенный автомат стрельбы,
что обеспечивало возможность автономного управления огнем. Прорабатывавшиеся для размещения на линкоре трехорудийные
152-мм башни МК-9 также не имели дальномеров, а их масса была меньшей, чем у аналогичных башен МК-5 (191 т вместо 239 т),
предназначенных для крейсеров проекта 68.
Башни МК-4 размещались на корабле побортно, образуя две батареи, каждая с собственной системой ПУС. Принципы расположе-
ния погребов снарядов и зарядов, а также обеспечения их взрывопожаробезопасности были теми же, что и для артиллерии ГК.
Снарядный и зарядный погреба каждой башни вмещали боекомплект на 380 выстрелов (из них 40 засчитывалось в перегруз). Пре-
дусматривались полубронебойные и фугасно-осколочные снаряды с боевыми и пониженно-боевыми зарядами.
ПУС каждой батареи должен был обеспечивать стрельбу по видимой и временно скрывающейся морской цели, имеющей ско-
рость до 60 уз на дистанциях до 150 каб, а ночью или в условиях малой видимости до 45 каб. Предполагалось, что ПМК сможет участвовать и в ПВО корабля, обеспечивая постановку завес с таким расчетом,чтобы воздушная цель «врезалась» в зону
поражения ее осколками разорвавшихся
снарядов.
Основой системы ПУС каждой батареи ПМК являлся центральный автомат стрельбы ЦАС-2, получавший целеуказания от раз-
мещенных побортно четырех КДП2-4т-1 (заводское наименование Б-42-1), имеющих по два стереодальномера ДМ-4 с базой 4 м. Два сдвоенных ЦАП ПМК располагались в промежуточных (между энергетическими) отсеках в трюме.

Командно-дальномерный пост противоминногокалибра КДП2-4т (заводской индекс Б-42-1)

653b2835526386e3c36748be96ec6126.png

 Зенитный калибр дальнего боя кораблей проекта 23 по состоянию на весну 1941 г.должен был состоять из шести спаренных

артустановок (со 100-мм орудиями Б-54),объединенных попарно в три батареи: две бортовые с двумя башнями МЗ-14 (МК-14) в
каждой и кормовую - с двумя палубно-башенными артустановками Б-54 (того же типа,что и на легких крейсерах проекта 68). При
этом боекомплект бортовых установок МЗ-14 принимался по 300 выстрелов на ствол, а кормовых - только по 50 (в кран-
цах первых выстрелов), что должно было обеспечить участие в отражении двух атак авиации (после чего кранцы могли быть по-
полнены из погребов бортовых башен). Такая неоднородность состава ЗКДБ была обусловлена тем, что в феврале 1938 г. при
рассмотрении IIIу варианта техпроекта Комитет Обороны, члены которого традиционно недооценивали угрозу кораблям в море
от авиации, согласился, вопреки возражениям НК ВМФ, с предложением КБ-4 об отказе от двух кормовых башен ЗКДБ. КБ-4
было в ту пору озабочено, прежде всего,борьбой с нежелательным дифферентом корабля на корму и утверждало, что остав-
ление на корабле этих башен приведет к необходимости переработки проекта и отдалит срок закладки корабля. «Вернуть» эти
две артустановки на корабль НК ВМФ удалось лишь постановлением КО от 14 января 1941 г., причем, поскольку проект к тому
времени был полностью завершен, в несколько «облегченном виде» (палубно-башенная установка Б-54 имела общую массу
41,9 т вместо 69,7 т у башни МЗ-14).

Разрез 100-мм универсальной башенной артустановки МК-14.

3cf20c1ffb3f5fc9f68a3ec9ad49f380.png

 В обеих артустановках использовались разработанные заводом № 232 под руководством Е.Г. Рудяка орудия Б-54 (с длиной ство-

ла 56 калибров), размещаемые в общей люльке. Унитарный патрон с зарядом в 5,3 кг придавал снаряду массой 15,6 кг на-
чальную скорость 900 м / с , обеспечивающую досягаемости по дальности и высоте соответственно 22 и 11 км. Живучесть ствола
оценивалась в 750 выстрелов.
Обе артустановки были полуавтоматическими, имели углы вертикального наведения от -8° до +85°, им же соответствовали и
углы заряжания, и скорострельность одного ствола - 16 выстрелов в минуту. Разрабатывавшаяся КБ ЛМЗ под руководством
В.В. Скворцова стабилизированная башня МЗ-14 имела бронирование крыши 100 мм и стенок 65 мм, а щит нестабилизированной
палубно-башенной установки Б-54 (разработчик - КБ завода «Большевик») изготовлялся из 25-мм броневой стали. Это предопре-
делило значительную разницу масс их вращающихся частей соответственно 65 и 37,7 т. Более легкая установка Б-54 обладала
более высокими скоростями наведения:
15°/с в обеих плоскостях вместо 12°/с в горизонтальной и 10°/с в вертикальной плоскостях у МЗ-14.
Башня МЗ-14 обслуживалась электрическими элеваторами и имела, как и Б-54, устройство для автоматической установки трубок
дистанционных взрывателей на нужное замедление. В боекомплект ЗКДБ должны были войти кроме дистанционных гранат фугас-
ные, ныряющие и осветительные снаряды.
К началу войны ЛМЗ был почти закончен опытный образец башни МЗ-14, а опытная установка Б-54 даже прошла заводские
испытания.
Управление стрельбой батарей ЗКДБ должно было осуществляться системой морских приборов управления артиллерийским
зенитным огнем (МПУАЗО) «Мотив-3», получающей данные о целях от трех стабилизированных постов наводки СПН-300 с 4-м
дальномером ДМ-4 (два располагались побортно, а кормовой в ДП).

СПН-300.

2b1d4cb1a2e4bcde38b1b298dd72e1cc.png

 Система обеспечивала:

- стрельбу с центральной наводкой ба-
шен на дистанциях до 18 км по воздушным
целям, идущим со скоростью 150 м/ с на вы-
сотах до 10 км в условиях хорошей и сред-
ней видимости;
- стрельбу с центральной наводкой по
морским целям на дистанциях до 16 км в ус-
ловиях хорошей и средней видимости и до
40 каб при плохой.

Изготовить СПН-300 так и не удалось.Зенитный калибр ближнего действия линкора включал восемь 37-мм счетверенных автоматов 46-К в специальных бронированных (25-мм) гнездах. Разработка автомата была осуществлена КБ Ленинградско-
го завода - № 8 им. М.И. Калинина, где главным конструктором был М.Н. Логинов.

Зенитный 37-мм автомат 46-К.

ccc2066ebc5a64cf7498f786d702b282.png

 Стволы (длиной 67,5 калибров) имели водяное охлаждение. Унитарный патрон с зарядом 0,2 кг разгонял снаряд массой 0,75 кг

до скорости 880 м/с, что обеспечивало досягаемость по дальности 27 каб, а по высоте 3 км. Живучесть ствола оценивалась в
1200 выстрелов. Максимальная скорострельность установки составляла 160-180 (по другим данным - 145) выстрелов в минуту (при ручной загрузке 5-ти патронных обойм в элеватор и на автомат). Углы наведения и заряжания лежали в пределах от -8 до +85°, скорости вертикального и горизонтального наведения составляли соответственно 15 и 20°/с. К началу войны был изготовлен лишь один опытный автомат 46-К. Боекомплект автоматов (осколочно-трассирующие и бронебойно-трассирующие снаряды) принимался в проекте 23 из расчета 800 выстрелов на ствол. В перегруз предусматривался прием еще до 22000 снарядов (в ящиках). Центральной наводки 37-мм автоматы не имели и должны были действовать автономно, для чего на них предполагалось установить 1,5-м дальномеры ДМ-1,5у (для дистанций от 4 до 120 каб).
Личный состав артиллерийской боевой части (БЧ-2) линкора должен был включать (помимо командира БЧ):
- 369 чел. (из них восемь лиц началь-
ствующего состава) в дивизионе ГК;
- 406 чел. (из них 13 лиц начальствую-
щего состава) в дивизионе ПМК;

ТТХ артустановок ЛК пр.23.

4f70b6c645113f7f05313594fba375c2.png

 

Авиационное вооружение.

Авиационное вооружение корабля предназначалось, прежде всего, для обеспечения ведения разведки над морем и корректиров-
ки артиллерийского огня. В соответствии с ТТЗ на корабле предусматривалось базирование четырех гидросамолетов-разведчиков-
корректировщиков (имелось в виду размещение их в ангаре) и установка двух катапульт, а также устройства для быстрого
подъема самолетов с воды. Такой состав авиационного вооружения принимался во всех последовательно разрабатывавшихся
вариантах эскизного и технического проектов, вплоть до конца 1938 г. Ангар располагался в кормовой части полубака и состоял
из двух разделенных тамбуром секций (подва самолета КОР-1 в каждой). Секции ангара имели потолочные люки с закрытиями,
через которые самолеты при помощи подъемных кранов правого и левого бортов должны были подаваться на катапульты. Та-
кая схема надежно обеспечивала сохранность всех летательных аппаратов при стрельбе кормовой башни ГК. Краны пред-
полагалось использовать и для подъема самолетов с воды.
По результатам рассмотрения в 1938 г. окончательного технического проекта 23 Главный Военный Совет НК ВМФ принял
решение об отказе от второй катапульты и сокращении веса авиационного вооружения (вдвое) с тем, чтобы облегчить размещение в кормовой части корабля двух дополнитель ных 100-мм артустановок ЗКДБ.При доработке проекта по замечаниям
НК ВМФ кормовая оконечность корабля претерпела существенные изменения. Катапульта была перенесена в диаметральную
плоскость, а обе секции ангара были почти вдвое обужены (каждая - до 4,7 м), после чего стали вмещать только два самолета (со
сложенными крыльями), вывод которых на открытую палубу должен был осуществляться через двери в торцевой переборке полу-
бака. Штатным местом размещения двух других самолетов стали катапульта и палуба юта в нос от нее, что серьезно ограничило углы обстрела третьей башни ГК, а в боевых условиях, вероятно, привело бы к снижению количества базирующихся на корабле самолетов до двух. Между тем, как уже отмечалось, при доработке проекта в 1939 г. дополнительных 100-мм артустановок ЦКБ-4 на корабле не предусмотрело (решение об их размещении было принято КО лишь в январе 1941 г.).
Проектирование корабельных катапульт велось сначала НИВКом (с 1938 г.НИИ-45, в дальнейшем ЦНИИ-45), а затем было поручено ЦКБ-19. Их изготовление возлагалось на Ленинградский завод подъемно-транспортного оборудования
им. СМ. Кирова. По планам, принятым в 1939 г., первые три катапульты для линкоров проекта 23 предполагалось выпустить
в 1942 г. Катапульта должна была быть пневматической с тросово-полиспастным приводом разгонной тележки. В СССР такие катапульты были созданы для легких крейсеров проекта 26бис.

Необходимость в разработке специально для кораблей проекта 23 новой катапульты была обусловлена тем, что на них, в отли-
чие от кораблей других проектов, катапульта устанавливалась на юте, в зоне действия дульных газов орудий кормовой башни ГК
и поэтому к элементам ее конструкции должны были предъявляться повышенные требования в части прочности. Их выработка
и согласование были затруднены из-за отсутствия соответствующих экспериментов с имеющимися катапультами, на проведении
которых настаивала промышленность. Поэтому подготовленное ЦКБ-4 в конце 1940 г.
ТТЗ на разработку катапульты для линкора проекта 23 было утверждено НТК ВМФ лишь 10 июня 1941 г. Она должна была
иметь массу не более 35 т. Испытаниям на воздействие дульных газов было решено подвергнуть только эту новую катапульту.
На всех стадиях разработки проекта 23,включая окончательный технический проект 1938 г., на чертежах общего расположения корабля прорисовался двухместный гидросамолет КОР-1 (Бе-2) разработки КБ Г.М. Бериева, построенный и испытанный

в 1937 г. Этот однопоплавковый и одномоторный биплан (полетная масса около 2,5 т)со складывающимися крыльями обладал не-
плохими летно-техническими характеристиками, но имел низкую мореходность.
Поэтому на замену ему разрабатывался (с начала 1939 г. в КБ Г.М. Бериева) более совершенный разведчик - корректировщик КОР-2(Бе-4), пригодный для использования и в качестве легкого бомбардировщика. Привязка этого самолета к кораблю велась при доработке его проекта в 1939 г. и позже.
Опытный образец КОР-2 был построен в 1940 г. и прошел госиспытания в феврале 1941 г. Одномоторная двухместная летаю-
щая лодка - моноплан имела полетную массу около 3 т, размах крыльев 12 м, длину -10,5 м, скорость свыше 350 км/час, практи-
ческий потолок до 8500 м и максимальную дальность полета свыше 800 км. Самолет имел два 7,62-мм пулемета, мог принимать
две авиабомбы по 100 кг и сбрасывать их в пикировании под углом 60°.
В июле 1941 г. на Финском заливе в районе Ораниенбаума удалось успешно провести совместные испытания КОР-2 и предназначавшейся для крейсеров катапульты,установленной на барже (было выполнено 12 стартов). Серийное производство самолетов КОР-2 было организовано в 1942 г.
Самолеты-корректировщики, базирующиеся на линкоре, предполагалось оснастить приборами, обеспечивающими одновременное определение места цели и своего корабля, а также передачу цифровых радиосигналов непосредственно в ЦАП стре-
ляющего корабля.
Принимаемый на корабль запас авиационного бензина (6 т) должен был храниться под инертным газом во вкладной цистерне без отстойников и зачистных трубопроводов, но с водоотделителем. Хранилище авиагорючего располагалось в кормовой
оконечности корабля рядом с хранилищем керосина (для катеров) и было оборудовано системой углекислотного тушения.

Запасы моторного масла хранились в небольшой цистерне, находящейся на верхней палубе, между секциями ангара. Заправка
самолетов горючим предусматривалась как на борту корабля, так и при нахождении их на воде у борта под выстрелом (подобно
катерам).20 января 1941 г. врио начальника ГМШ контр-адмирал В.А. Алафузов потребовал разместить на линкоре авиационный боезапас (авиабомбы) в составе 12 ПЛАБ-100,6 ФАБ-100 и 6 САБ (сигнальные). ЦКБ-4 просило оформить это соответствующим решением КО при СНК СССР.

Гидросамолет КОР-2.

Spoiler

47026f97b8648fcc43d7091547978b19.png

  

Корабль должен был иметь четыре 90-см боевых прожектора с управлением от четырех манипуляторных колонок, на которые
поступало целеуказание из боевой рубки (от ночных визиров и механически связанныхс ними визиров боевой рубки). Существова-
ло намерение заменить 90-мм боевые прожектора на более мощные 120-см ПЭ-Э 12,0-1 с силой света 490 млн. свечей. Сигнальных прожекторов намечалось установить четыре диаметром по 45 см.Средства радиосвязи в соответствии с ТТЗ 1936 г. должны были включать аппаратуру типов «Ураган-М-1», «Шторм-М-1»,«Бриз-М-1», «Скат-1», «Рейд-3». В окончательном техническом проекте предусматривался ряд приемников, передатчиков и радиостанций системы «Блокада-2», характеризовавшейся широким использованием коротковолнового диапазона частот (ранее в наших связных системах использовались главным образом длинноволновый и средний диапазоны, что ограничивало дальность их действия)). Новая система позволяла поддерживать радиосвязь на расстояниях до 6000 миль. По ТТЗ корабль должен был иметь и «подводнозвуковую связь с подводными лодками». Средства внутрикорабельной связи включили командно-трансляционную систему, прямую громкоговорящую связь мостиков, телефон, звонковую сигнализацию и пневмопочту.
Для наблюдения за надводной обстановкой ночью первоначально предусматривалась установка теплопеленгаторов (или «спецпрожекторов», как их тогда называли) типа «Уран», однако по состоянию на 30 июля 1940 г. эта система в проекте 23
65 отсутствовала. В ТТЗ 1936 г. указывались и другие «специальные средства»: приборы «Хризолит», «Рым», «Марс-фрегат». Однако в материалах окончательного технического проекта 23 какие-либо упоминания о размещении на корабле радиолокационных средств отсутствовали. Не исключено, что это явилось просто следствием высокой секретности работ в данной области. Ведь первая наша корабельная РЛС «Редут-К» была установлена на легком крейсере Молотов (проект 26бис) еще до начала войны.
Для обнаружения подводных лодок на корабле предполагалось разместить гидроакустическую станцию «Полярис» (в нагруз-
ке масс на нее отводилось 6,2 т).В состав штурманского вооружения корабля входили три гирокомпаса «Полюс»,три магнитных компаса, два лага, два эхолота ЭМС-23 (разработаны в 1939 г. специально для проекта 23), два радиопеленгатора, три автоматических прокладчика. Кроме штурманской рубки предусматривались два (носовой и кормовой) центральных
штурманских поста. Оба они располагались в трюме: носовой между турбинными отделениями, а кормовой - под погребами бое-
запаса третьей башни ГК.
В соответствии с ТТЗ 1936 г. химическое вооружение корабля должно было включать кормовую универсальную, носовую маски-
рующую и нефтяную (включая черную) дым аппаратуру. В процессе проектирования состав химического вооружения изменялся в
сторону сокращения. Так из проекта были исключены носовая и мачтовая (на грот-мачте) дымаппаратура. В окончательном техни-
ческом проекте (1939 г.) на корабле предполагалось установить два комплекта химической дымаппаратуры ДА-10 и один клмплект
паронефтяной ДА-1, а по постановлению КО от 4 июля 1940 г. - два комплекта типа ДА и один комплект унифицированной
дымаппаратуры № 2Б для постановки «нейтральных» завес.
Для защиты от якорных мин на ходу на корабль принимались четыре пары параванов-охранителей К-1 (две основные и две
запасные), а для их постановки и уборки на верхней палубе, в носовой и средней части устанавливались четыре параван-крана (но
совые использовались также для подъема и опускания шлюпок).

 

А.М.Васильев-"Линейные корабли типа Советский Союз"

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
210 публикаций
102 боя

Может лучше сразу в источниках книгу указать А.М.Васильев, "Линейные корабли типа "Советский Союз", СПб, 2006

 

// Просьба не указывать прямые ссылки на скачивание. Ставьте линк на сторонние сайты, откуда уже можно перейти и скачать.// Vlegris

Изменено пользователем Vlegris

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
2 388 публикаций
2 363 боя

Может лучше сразу в источниках книгу указать А.М.Васильев, "Линейные корабли типа "Советский Союз", СПб, 2006

 

Давайте дождемся когда ТС закончит оформление! Я уже видел пост в котором ТС указал источником как раз эту книгу.

Зачем спешить то с выводами? Это ради набития постов делаете?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
131 публикация
2 601 бой

Тема объемная, много информации, мне кажется некоторым читать будет трудновато, зато прочитав тему про ЛК типа "Советский Союз" можно уже ничего другого не искать. 406-мм пушка предназначенная для этих кораблей была изготовлена в единственном экземпляре и участвовала в обороне Ленинграда в 1941 году.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
130 публикаций
1 571 бой

Тема объемная, много информации, мне кажется некоторым читать будет трудновато, зато прочитав тему про ЛК типа "Советский Союз" можно уже ничего другого не искать. 406-мм пушка предназначенная для этих кораблей была изготовлена в единственном экземпляре и участвовала в обороне Ленинграда в 1941 году.

 

Кстати вот она, красава

5040400m.jpg 

Во время блокады установка произвела 81 выстрел.

Изменено пользователем Lis5

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
201 публикация

Укажите источник.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
195 публикаций

Очередной шедевр тс-а. С нетерпением жду продолжения.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
36 публикаций
5 186 боёв

Только недавно узнал что в моём ЦКБ "... в 1938-40 годах на заводе была выполнена работа по изготовлению 12 стволов с казёнником и затвором для уникальных 406-мм орудий главного калибра Б-37 строящихся линкоров типа «Советский Союз»."

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
8 публикаций
54 боя

Ну да раньше(во время 2-й мировой, холодной и т. д.), главным параметром был размер орудия(чем больше тем эффективней), мне кажется тут имел место быть фактор устрашения противника размерами стволов орудий) Как тогда мы создали термоядерную боеголовку: 

АН602 (она же «Царь-бомба», она же «Кузькина мать»)  и вот страху то нагнали)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
238 публикаций
147 боёв

Да всё таки были и есть у нас корабли хорошие 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший бета-тестер
5 публикаций
159 боёв

Отличная тема ТС молодец! Жду продолжения

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
108 публикаций
2 804 боя

Может лучше сразу в источниках книгу указать А.М.Васильев, "Линейные корабли типа "Советский Союз", СПб, 2006

 

// Просьба не указывать прямые ссылки на скачивание. Ставьте линк на сторонние сайты, откуда уже можно перейти и скачать.// Vlegris

 

У меня тоже эта книга имеется, знал бы, что такая тема появится, мог бы и с экономить:teethhappy:

 

Хорошая статья, копипаст но кто не читал думаю, будет познавательно=)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
29 публикаций

Книгу не имею,а вот на форуме прочитать могу,спасибо за тему.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
[-UNV-]
Видеоблогер, Коллекционер, Старший бета-тестер
470 публикаций
5 114 боёв

Не уверен, нужна ли кому эта информация, но все же решил поделиться.

Есть замечательная книга из разряда альтернативной истории как раз про действия (возможные) такого линкора против англичан и американцев. Автор Сергей Анисимов "Вариант Бис". Не на правах рекламы, просто тем, кто интересуется различной техникой: танки, корабли, самолеты, эта книга может быть интересна. Сам прочитал 3 раза.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×