Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
raven_shpana

Броненосцы: "Пересвет", "Ослябя", "Победа".

В этой теме 35 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Участник
85 публикаций
54 боя

Всем доброго времени суток. В этой теме я хочу рассказать о броненосцах типа "Пересвет". На нашем форуме я нашел много упоминаний о них, и всего одну тему про судьбу 2-го броненосца "Ослябя" . В своей теме я расскажу о  всех 3 кораблях этого проекта. И так, приступим.

 

"Пересвет"( первый корабль этой серии).

 

 

В истории проектирования, постройки и службы броненосцев типа «Пересвет» отразилась целая эпоха отечественного флота. Построенные по кораблестроительной программе 1895 года, они предназначались для действий, как в европейских водах, так и на Дальнем Востоке, как в составе эскадр, так и в отдельных крейсерсоставах. Такие противоречивые требования предопределили достоинства и недостатки этих кораблей. Они имели большие, чем у предшествовавших им броненосцев типа «Полтава», дальность плавания, скорость и мореходность, но более слабое артиллерийское вооружение и бронирование. Оказавшись во время русско-японской войны в одной эскадре с разнотипными броненосцами, «Пересвет» и «Победа» лишились основных своих преимуществ, но выдержали испытание в сражении 28 июля 1904 года в Желтом море. «Ослябе» же не повезло — вошедший в состав 2-й эскадры флота Тихого океана броненосец стал первой жертвой Цусимского сражения.

 

Эти корабли строились в рамках принятой в 1895 году семилетней программы судостроения 1896—1902 годов. Считавшаяся «программой обороны Балтийского моря» и декларировавшая необходимость создания противовеса быстро возраставшим морским вооружениям Германии, она в действительности была нацелена на формирование, прежде всего крейсерских сил. Признавая необходимость комплектования ядра флота (по примеру европейских держав) из мореходных броненосцев, предназначенных для эскадренного боя, авторы программы, по меткому выражению известного кораблестроителя В.П. Костенко, постройку броненосцев подчинили задачам крейсерской воины. Такие корабли могли бы помочь решению все более усложнявшихся задач флота, который со времен Крымской войны развивался по трем направлениям: путем создания броненосцев для эскадренного боя, крейсеров для действий на торговых путях Англии (а затем — с появлением новой угрозы — и Германии), кораблей, предназначенных для защиты своего прибрежья, — броненосцев береговой обороны и миноносцев. Новым фактором становилась угроза столкновения с Японией, требовавшая переброски подкреплений на Тихий океан.

 

Не обладая средствами для одновременной постройки кораблей по всем трем направлениям, Россия неизбежно должна была прийти к некоему компромиссу, каким и стал «Пересвет». Зачисленный в класс эскадренных броненосцев, он в то же время являлся по существу башенной модификацией крейсера «Россия». «Броненосцы-крейсеры» — так называли эти корабли в Морском техническом комитете. Интересно услышанное в свое время автором этих строк мнение адмирала В.А. Белли о том, что корабли типа «Пересвет» следует считать предшественниками класса линейных крейсеров. Воплотившие в себе ряд прогрессивных технических новшеств, свидетельствовавших о высоком уровне отечественной инженерной школы и судостроения, корабли типа «Пересвет» приняли участие в двух крупнейших войнах начала XX века — русско- японской и Первой мировой — и испытали воздействие всех видов оружия того времени. В какой же мере они соответствовали своим столь многоплановым задачам и насколько оправдали возлагавшиеся на них надежды?

 

Spoiler

39d8bfb2c9d4.jpg

 

 

                                        История проектирования 

 

 

Выбор типа русского облегченного броненосца напрямую связан с появлением в Англии броненосцев «Барфлер» и «Центурион» и их модификации — «Ринаун». Еще в 1889 году в английском Адмиралтействе было принято решение о постройке двух броненосцев второго класса для использования на китайских и тихоокеанских станциях. При водоизмещении около 11 000 т они имели вооружение из 4 254-мм орудий с длиной стволов по 30 калибров в двухорудийных установках, 10 152-мм, 8 57-мм и 12 47-мм орудий. На испытаниях в 1893 — 1894 годах эти корабли развили максимальную скорость 18,7 — 19 узлов. Броня компаунд главного пояса толщиной 305 мм защищала только среднюю часть корпуса. В 1895 году был спущен на воду третий корабль— «Ринаун». Он имел уменьшенную осадку в 8,2 м и нормальное водоизмещение 12 350т; подводную часть, обшитую деревом и медью; броневой пояс из гарвеевских броневых плит в средней части толщиной 152 — 203 мм; оконечности защищались 75-мм броневой карапасной палубой.

 

Spoiler

6e4bf1afedf7.jpg "Ринаун"

Руководителей русского Морского министерства привлекало в этом типе броненосца уменьшение водоизмещения, а значит, и стоимости. В рабочей переписке корабли нового проекта часто именовались «броненосцами-крейсерами», броненосными крейсерами и просто крейсерами. В случае войны с Англией их предполагалось использовать на морских коммуникациях вместе с броненосными крейсерами и пароходами Добровольного флота.

Во второй половине 1894 года управляющий Морским министерством адмирал Н.М. Чихачев распорядился разработать в МТК эскизный проект «сильного современного броненосца, скорее охарактеризованного броненосным крейсером», то есть обладающего возможно большим районом плавания и скоростью. Но в отличие от прототипа — английского «Барфлера» — требовалось увеличение длины главного броневого пояса с 55% до 66% длины корабля по грузовой ватерлинии. Главная артиллерия из 4 254-мм орудий должна была располагаться не в барбетных установках со сравнительно легким броневым прикрытием, а во вращающихся башнях, как на строившихся эскадренных броненосцах типа «Полтава» и броненосцах береговой обороны типа «Адмирал Ушаков».

В связи с появлением скорострельной артиллерии среднего калибра и взрывчатых веществ большой разрушительной силы требовалось также изменить систему бронирования. Броневая палуба поверх броневого пояса дополнялась броневой карапасной палубой, спускавшейся к нижним кромкам пояса. С целью увеличения дальности плавания предполагалось для экономического хода использовать третью (среднюю) машину. В ноябре 1894 года составленный в МТК проект броненосца водоизмещением в 10 500 т обсудили на расширенном собрании адмиралов и командиров. Облегченный 254-мм калибр артиллерии, исходя из крейсерского назначения корабля, признали правильным. Одобрили и конструкцию корпуса со спардеком (или удлиненным полубаком), которая в отличие от гладко-палубного английского прототипа уменьшала заливаемость носовой башни в свежую погоду. При рассмотрении вопроса о калибре средней артиллерии отдали предпочтение 152-мм калибру против 120-мм. Управляющий Морским министерством нашел скорость 17 узлов недостаточной и после нескольких совещаний относительно боевых качеств броненосца, броневой защиты, скорости хода, рай­она плавания приказал составить новый проект. В результате водоизмещение воз­росло до 11 232 т. Переработанный эскизный проект был разослан адмиралам и кораблестроителям для отзыва. Высказанные мнения оказались противоречивы. Вице-адмирал В.П. Верховский, исходя из предназначения броненосца действовать в океане и в наших восточных водах, предлагал еще больше увеличить дальность плавания, скорость хода довести до 18 узлов, улучшить мореходность за счет облегчения вооружения, бронирования и замены угольного отопления на нефтяное. Адмирал считал, что весом брони и числом орудий броненосец «подавлен» и что три винта хуже, чем два. Контр-адмирал А.А. Бирилев, напротив, не придавал особого значения скорости. По его мнению, при формировании эскадр во всех флотах в их состав будут входить суда разных сроков службы и потому эскадренный ход в любом случае будет менее 15 узлов. Бирилев обращал внимание на то, что запас водоизмещения в 100 т в проекте слишком мал и его необходимо увеличить до 600 т. «Не было еще примера, чтобы мы строили суда с перегрузкой менее нескольких сот тонн... броня уходит в воду и теряет свой боевой смысл, когда в воде оказывается совсем не та фигура, на которую все расчеты и вычисления». Это мнение разделяли вице-адмиралы П.П. Тыртов и Н.И. Казнаков, но тем не менее болезнь перегрузки в русском флоте оставалась хронической и до Цусимы и даже после. Контр-адмирал Н.Н. Ломен, так же как и Бирилев, считал, что запас угля мал и водоизмещение необходимо увеличить хотя бы до размеров строившихся в Англии японских броненосцев.

В середине января 1895 года управляющий Морским министерством Н.М. Чихачев поручил Балтийскому заводу раз­работать проект броненосца с большей скоростью (18 узлов) и большей дальностью плавания, чем проект МТК. Причем предлагалось «вес артиллерии и бронирования иметь в виду на третьем и четвертом плане и в крайнем случае жертвовать частью их весов для достижения заданной скорости полного хода и увеличения запаса угля.» Завод предоставил вскоре эскизы четырех вариантов проектов: по типу английского броненосца «Ринаун»; усовершенствованного типа «Петропавловск»; два варианта увеличенного по водоизмещению проекта МТК; переработанные заводом. Но Чихачев отказался от первого варианта и остановился на проекте МТК водоизмещением 12 380 т с расположением орудий среднего калибра как на французском броненосце типа «Шарлемань», но сделал ряд замечаний: необходимо было ввести бронирование оснований дымовых труб и элеваторов между нижним и верхним казематами за счет уменьшения толщины бортового бронирования нижнего и верхнего казематов и броневых рубок против предложенных в чертежах МТК. Кроме того, был укорочен траверз между 152-мм орудиями, добавлены два подводных минных аппарата и выполнен ряд других переделок.

При проверке расчетов в МТК в марте 1895 года выяснилось, что водоизмещение по теоретическому чертежу составило не 12 380, а 12 577 т. Испытание в Опытовом бассейне модели корабля, изготовленной по теоретическому чертежу Балтийского завода, показало, что для достижения 18-узловой скорости потребуется мощность главных машин 17 600 и.л.с. вместо 14 500 по проекту. Специалисты бассейна предложили удлинить корабль на 6 м при том же водоизмещении и ширине, что позволяло развивать 17,5 узла при принятой мощности 14 500 и.л.с. Для достижения 18 узлов необходимо было увеличить длину до 137,2 м, а ширину уменьшить до 21,2 м.

15 июня Балтийский завод представил в МТК проект броненосца по типу французского «Шарлемань» и четыре различных эскиза главных механизмов. Предпочтение было отдано трехвальной энергетической установке на основании расчета расхода угля. По сведениям, имевшимся в МТК, у двухвинтовых уста­новок английских броненосцев «Барфлер» и «Центурион» расход угля в сутки на 10-узловом ходу достигал 86 т с учетом 5 т на судовые нужды. Движение под одной средней машиной в экономическом режиме позволяло бы снизить расход до 47 т. 4 июля подробные чертежи были рассмотрены на заседании МТК и одобрены с оговоркой, что необходимо обязать завод удлинить корабль на 6 м в соответствии с рекомендациями Опытового бассейна. Управляющий Морским министерством не согласился с удлинением корпуса броненосца и разрешил «приполнить мидель» и заострить обводы в оконечностях в соответствии с чертежом Опытового бассейна с модели, у которой получалась расчетная скорость 17,5 узла. После проверки в МТК и корректировки весовая нагрузка выглядела следующим образом: корпус с дельными вещами 4828 т, бронирование 2965, механизмы 2027, уголь 1200, артиллерия 905, минное вооружение 115, снабжение 522, запас водоизмещения 112 т. 24 июля чертежи представили императору Николаю II, который разрешил постройку двух кораблей этого типа: одного на Балтийском заводе, второго в Новом Адмиралтействе. По проекту Балтийского завода вооружение состояло из 4 254-мм орудий в башнях, 8 152-мм, 5 120-мм, 14 47-мм и 10 37-мм пушек. Мощность механизмов при естественной тяге в 11 500 л.с. должна была обеспечить скорость 16,5 узла, а при форсированной в 14 500 л.с. — 18 узлов. Спецификацию, разработанную Балтийским заводом, 7 августа МТК утвердил, а через десять дней правление Балтийского завода опреде­лило стоимость постройки — 300 рублей за тонну водоизмещения и срок готовности корабля — через четыре года при условии своевременности поступления утвержденных чертежей, спецификаций и выполнения заказов контрагентами. Интересно, что в ряде документов МТК 1895 года эти корабли именовались «трехвинтовыми стальными броненосными крейсерами в 12 674 т».

В марте 1898 года генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович приказал изучить вопрос о замене 254-мм орудий на 305-мм при сохранении тех же сроков постройки броненосцев. Увы, справиться с поставленной задачей отечественные заводы были не в состоянии. 8 апреля под председательством управляющего Морским министерством состоялось совещание, принявшее решение немедленно приступить к разработке будущих броненосцев того же водоизмещения, но с 12-дюймовыми орудиями. Однако, учитывая, что к моменту спуска на воду головного броненосца проект вряд ли будет готов, следующий корабль решили строить на Балтийском заводе по лишь ненамного измененным чертежам — без деревянной обшивки и с новыми 10-дюймовыми башенными установками.

Постройка и испытания.

 

 

Первый корабль — «Пересвет» — заложили 9 ноября 1895 года в старом деревянном эллинге Балтийского завода. Его строителем был корабельный инженер В.Х.Оффенберг. В тот же день в большом каменном эллинге Нового Адмиралтейства состоялась закладка второго однотипного броненосца — «Осляби». Механизмы для обоих кораблей заказали Балтийскому заводу для «Пересвета» 19 декабря 1895 года, а для «Осляби» — 22 декабря. По предварительным расчетам 1896 года стоимость одной индикаторной силы мощности механизмов «Пересвета» должна была составить 214 рублей — чуть больше, чем на крейсере «Россия» (210 руб. 50 коп.), хотя вес трех машин броненосца был на 12% больше, чем у крейсера, при одинаковой мощности. На «Ослябе» одна индикаторная сила должна была стоить 219 рублей в связи с постройкой корабля не на Балтийском заводе, а на Адмиралтейском.

28 октября 1897 года МТК решил усилить мелкую артиллерию «Пересвета». К этому времени патронные погреба уже были готовы и началась переделка, обошедшаяся в 3942 руб. 7 мая 1898 года «Пересвет» спустили на воду(фото

Spoiler

329898eb3142.jpg

в присутствии государя императора. 3 ноября броненосец ушел в Кронштадт. Сборка башен задерживалась большим опозданием поставки брони. Не выдерживались и сроки изготовления артиллерии. В начале апреля 1900 года управляющий Морским министерством для ускорения достройки «Пересвета» приказал передать на этот броненосец орудия, предназначавшиеся для крейсера «Паллада».

Строителем «Осляби» сначала назначили корабельного инженера А.И. Мустафина, затем его сменил А.Е. Леонтьев. Наблюдающим за постройкой механизмов для броненосца был старший инженер-механик Г.И. Калиновский. Работы в Новом Адмиралтействе продвигались значительно медленнее, чем на головном корабле. Причины отставания — задержки в получении штевней с завода Пульмана, установке и расточке кронштейнов гребных винтов и многое другое. 27 октября 1898 года «Ослябю» спустили на воду. Началась установка броневых плит каземата и верхнего пояса брони, монтаж орудийных башен, их подачных труб и расточка погонов для шаровых подшипников поворота башен. 24 августа 1899 года в мастерской Балтийского завода собрали и «опробовали проворачиванием» три главные машины броненосца.

Главный корабельный инженер С.-Петербургского порта Н. Субботин в феврале 1900 года подал специальную записку о ходе работ на «Ослябе». В ней указывались причины срыва всех сроков готовности корабля: «Медленность в устройстве водоотливной системы из-за выполнения несколькими фирмами: один делает турбины, другой трубы, третий электромоторы. Появляются вопросы, нарождается переписка, объяснение, обсуждение, а дело стоит. Какая громадная разница с Балтийским заводом. Там все в одних технических руках, да и завод обладает в сто раз большими средствами для исполнения работ. Что на Балтийском заводе решается и выполняется в месяц, то в Адмиралтействах потребует шесть месяцев, если не более. Пока главные устройства и системы не будут выполняться одной фирмой без дробления одной и той же работы ради некоторой экономии в расходах между несколькими, часто малоопытными в сложных судовых работах контрагентами, достройка судов в казенных Адмиралтействах будет идти черепашьими шагами». Действительно, чисто казенная организация производства в Новом Адмиралтействе отличалась медлительностью, огромными накладными расходами и отсутствием материальной заинтересованности работников в увеличении производительности, что постоянно превращало создание кораблей в «долгострой».

12 июля 1900 года МТК принял решение грот-мачту с «Осляби» удлинить и поставить на «Победу». Главные машины, изготовленные на Балтийском заводе, были смонтированы, и вскоре «Ослябя» перешел в Кронштадт с установленными башнями без орудий. 23 августа 1900 провели испытания на швартовах главных машин корабля. В феврале — апреле 1901 года броненосец находился в Александровском доке Кронштадта, где шли работы по установке недостававшей брони и тиковой обшивки. Обнаружились деформации во флорах, хотя киль и стрингеры не прогибались. В связи с этим специальная комиссия сделала вывод, что днищевой набор данного типа кораблей слаб. В течение 1901 года установили медную подводную обшивку и минные аппараты, но выход на ходовые испытания пришлось перенести на следующий год из-за неготовности рулевого устройства.

После утверждения «программы для нужд Дальнего Востока» было принято решение о постройке на Балтийском заводе еще одного корабля данного типа. 11 января 1898 года ему присвоили название «Победа». На новом броненосце отказались от деревянной и медной обшивки в подводной части, высоту жилой палубы снизили на 356 мм. Это позволило уменьшить вес корпуса до 4798 т (против 4956 т на «Пересвете»), увеличить номинальный запас угля с 1046 до 1142 т, а полную вместимость угольных ям — с 2058 до 2155 т. Бронирование усилили за счет замены гарвеевских плит крупповскими. Отказавшись от предусматривавшийся проектом «Пересвета» кормовой боевой рубки, оставили только носовую, применив для ее защиты также крупповские плиты и увеличив их толщину до 229 мм. В качестве горизонтальной защиты применили палубную броню из более прочной хромоникелевой стали. Башни изготовил Путиловский завод. Наряд Балтийскому заводу на изготовление механизмов для нового корабля был выдан 14 апреля 1898 года. Дейдвудные, опорные и промежуточные валы частично заказывались в Англии, коленвалы главных машин — во Франции и на заводе в Перми. Постройка броненосца началась уже 18 мая; официальная же закладка состоялась только 9 февраля следующего, 1899 года. В марте 1900 года на штатные места установили корпуса котлов. 17 мая «Победу» спустили на воду. При отдаче левого якоря лопнула якорь-цепь, но корпус броненосца был остановлен правым якорем. 16 августа в мастерской Балтийского завода состоялось проворачивание главных машин, после чего началась их установка на корабле.

20 октября 1898 года прошли испытания механизмов «Пересвета» на швартовах, а 23 октября 1899 года состоялась первая ходовая проба. Углубление корабля оказалось значительно меньшим, чем проектное, из-за отсутствия многих штатных грузов и снабжения. Поэтому пришлось заполнить водой бортовые и междудонные отсеки и даже нижние кормовые угольные ямы. В связи с болезнью главного инженера-механика управление машинами принял на себя начальник завода К.К. Ратник. Член МТК, генерал-майор В. Афонасьев отметил в отчете, что «Ксаверий Ксаверьевич обходился с машинами как опытный и спокойный инженер-механик, а в общем машины крейсера «Пересвет» внушают к себе полное доверие и наверное оправдают себя при всякой усиленной работе». Во время шестичасового непрерывного испытания на полный ход за четыре пробега по мерной миле средняя скорость составила 18,44 узла. Частота вращения — 101 у левой, 104 у средней и 99 об/мин у правой машин. Расчеты показали, что левая машина развила в среднем за шестичасовое испытание 4709,2, средняя — 5257, правая — 4566,21 л.с. Суммарная мощность равнялась 14 532,63 л.с. — то есть превзошла контрактную (14 500). Последнее вместе с превышением контрактной скорости дало основание комиссии принять механизмы в казну. Но учитывая, что бортовые машины развили мощность меньше контрактной, а так­же то, что имело место нагревание рамовых и мотылевых подшипников, комиссия посчитала необходимым после устранения замечаний заводом провести еще одно испытание на полный ход.При стоянке на Большом Кронштадтском рейде кингстоны оказались засорены песком, который даже попал в трубы заливания трущихся частей и в подшипники, хотя глубина в месте стоянки «Пересвета» была около 9 м, а осадка — 7,93 м.

В октябре 1899 года испытывалось рулевое устройство на различных режимах: управление золотником паровой рулевой машины с помощью механического, гидравлического (телемотор Пайдаси) и электрического приводов и с помощью электрической рулевой машины. Основной привод управления рулем действовал как от паровой рулевой машины, так и от электрической. Принятый на предыдущем типе броненосцев («Полтава») — с помощью действия цепного штуртроса на румпель — являлся запасным. Приемная комиссия признала наилучшей комбинацию паровой рулевой машины с электрическим приводом управления ее золотником. При действии телемотора «Пайдаси» было замечено несоответствие положения руля с положением верхнего штурвала. Во время испытаний 28 октября электрической рулевой машины также имело место рассогласование положения руля и штурвала. На следующий день были достигнуты лучшие результаты, но выяснилась необходимость замедления вращения штурвала для устранения неравномерности нагрузки на мотор. Кроме того, выяснилось, что при положении руля «прямо» корабль отклонялся вправо. По этому поводу было даже высказано предположение, что при спуске от корпуса не отделилась часть копыльев и брусьев, так как в начале кампании при работе винтов из-под кормы всплыло несколько брусьев. В то же время в первых выходах в море отклонений от курса не замечалось. Броненосец ввели в Александровский док в Кронштадте, и специальная комиссия осмотрела подводную часть. Оказалось, что рулевая рама погнута от диаметральной плоскости вправо на 63 см. Повреждение было исправлено. По решению МТК гидравлический привод системы Пайдаси, показавший неудовлетворительные результаты, демонтировали. 17 апреля 1900 года главный командир Кронштадт­ского порта вице-адмирал С.О. Макаров обратил внимание начальника ГУКиС В.П. Верховского на чрезмерно большой расход угля на стоянке эскадренного броненосца «Пересвет». Впоследствии выяснилось, что это — общий недостаток всех трех кораблей серии; порт-артурцы называли «Пересвет» и «Победу» «углепожирателями».

19 сентября 1900 года испытывались механизмы на полный ход и действие рулевых приводов. Уголь — отборный кардифф, у котлов работали кочегары Балтийского завода — 60 с «Громобоя» и 40 со «Светланы». Из-за открытых люков избыточного давления воздуха в котельных отделениях не было.

При водоизмещении 12 224 т в течение шестичасового испытания средняя скорость составляла 18,64 узла, причем за первые четыре часа—19,08. Когда вывели из действия один котел, скорость снизилась до 18 узлов. Средняя суммарная мощность механизмов составила всего 13 775 л.с. Несмотря на не достижение контрактной мощности, управляющий Морским министерством приказал больше испытаний на полный ход «Пересвета» не проводить, а механизмы и котлы «считать удовлетворяющими требованиям». Из-за сильного задымления из труб и попадания искр на грот-марсе временами было невозможно находиться людям, а чехлы прожекторов приходилось поливать водой. 30 сентября комиссия освидетельствовала подводную часть «Пересвета» в Александровском доке. Поврежденные 17 листов медной обшивки исправили в доке.

17 августа 1901 года император Николай II осмотрел «Пересвет» и приказал дополнить носовой мостик крыльями — чтобы командир корабля мог видеть корму: Работу эту выполнили в срочном порядке. 6 сентября носовая башня «Пересвета» сделала два залпа. Дальнейшую стрельбу пришлось прекратить из-за обнаруженных неисправностей. На следующий день четыре залпа произвели из кормовой башни. При этом больших повреждений не отмечалось. Оказались разбиты только два стекла, остаточного прогиба палуб зафиксировано не было.

31 октября прошли швартовые испытания механизмов броненосца «Победа». Корабль заложили на четыре года позже «Осляби», спустили на воду всего через два года, а на ходовые испытания он вышел годом раньше — в октябре 1901-го. Официальная проба механизмов состоялась 6 октября. «Победа» достигла скорости 18,5 узла, в то время как «Ослябя» только 18,33. Правая, левая и средняя машины «Победы» развили соответственно 5245, 5013 и 5320 л.с.; средняя суммарная мощность трех машин равнялась 15 578 л.с. при частоте вращения винтов 107,5 об/мин. Испытания артиллерии и башенных установок стрельбой на «Победе» и «Ослябе» провели в сентябре — октябре 1902 года.

5 сентября на протяжении четырех часов в четырех пробегах на мерной миле броненосец достиг средней скорости 18,33 узла. Машины при этом превысили суммарную контрактную мощность на 533 л.с. (правая, левая и средняя развили соответственно 4890, 5429 и 4732 л.с.). Давление пара в котлах и средняя частота вращения гребных винтов вместо спецификационных 17 атм и 115 об/мин составили 11,8 атм и 102 об/мин. При проверке весов механизмов выяснилось, что главные машины на 103,15т тяжелее, чем положено по спецификации, зато котлы на 88,8 т легче. 27 сентября прошли испытания вспомогательных механизмов, после чего приемная комиссия актом от 1 ноября 1902 года постановила принять котлы и механизмы в казну.

При испытаниях вооружения «Осляби» 11 и 12 октября время заряжания башенных установок составило 1 мин 22 с. Вертикальное наведение с помощью электрического привода на углах от — О до +35° осуществлялось за 16 с, а вручную за 49 с. Горизонтальное наведение с разворотом башни на 180° занимало 53 с, вручную - 3 мин 5 с для носовой и 4 мин 25 с для кормовой башни, то есть в пределах, оговоренных контрактом с Металлическим заводом. Залпы из башен с применением полных боевых зарядов при углах возвышения до +35° и в направлении до 105° на борт от диаметральной плоскости никаких деформаций в корпусе корабля и конструкциях башен не вызвали — только в штурманской и командирской рубках разбилось несколько стекол. Решением комиссии под председательством контр-адмирала А.П. Кашерининова результаты испытаний признали удовлетворительными. Отделочные же работы и приемные испытания минных аппаратов продолжались до середины лета 1903 года.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
85 публикаций
54 боя

Устройства кораблей.

 

 

В этом разделе мы рассмотрим полное устройства кораблей и их различия.

Корпус:

 

Spoiler

 

Вертикальный киль имел длину 89 м и состоял из листов толщиной 12,7 мм; горизонтальный склепывался из двух листов толщиной по 15,9 мм. Наружный киль изготавливался из тика, фальшкиль — из дуба. Параллельно вертикальному килю шло по пять продольных стрингеров с каждой стороны. Двойное дно имело высоту 0,99 м и располагалось по длине между 18-м и 96-м шпангоутами. На протяжении двойного дна длина шпации составляла 1,22 м, а да­лее в нос и в корму 0,9 м. Верхние концы шпангоутов упирались в броневой шельф. Ближайший к горизонтальному килю пояс наружной обшивки имел толщину 22,2 мм, а толщина остальных девяти поясов по мере удаления от киля последовательно уменьшалась с 19,1 до 12,7 мм. Листы наружной обшивки укладывались «край на край», имели длину не менее 6 м и ширину в средней части корпуса 1,22—1,6 м. Скуловые кили, обшитые у «Пересвета» и «Осляби» де­ревом и медью, имели высоту 0,76 м. Бимсами служили швеллеры высотой от 203 до 254 мм; вблизи башен они подкреплялись дополнительными продольными ребрами. Водонепроницаемые переборки делили корпус на десять отсеков: таранный, носовых погребов боезапаса, подбашенный носовой, три котельных, два машинных, подбашенный кормовой и румпельный. На «Победе» водонепроницаемые переборки располагались на 29; 41,5; 53,5; 66; 75; 84-м шпангоутах. Бортовые угольные ямы имели продольную переборку и вместе с углем обеспечивали дополнительную защиту. В переднем машинном отделении по диаметральной плоскости также проходила продольная переборка.

В надводной части корпус кораблей на два межпалубных пространства разделяли три палубы: нижняя (броневая), жилая (батарейная) и верхняя, выше которой на протяжении двух третей длины корпуса проходила четвертая палуба — навесная, являвшаяся продолжением полубака. На всю высоту пространства между вторым дном и нижней палубой размещались машинные и котельные отделения, погреба боезапаса, провизии, подводные минные аппараты, рулевое устройство. Подводная часть «Пересвета» и «Осляби» была обшита тиковыми четырехдюймовыми досками в один слой, «как в английском флоте». Доски крепились бронзовыми болтами. Между медными листами и деревом прокладывалась просмоленная бумага в два слоя. На «Пересвете» и «Ослябе» форштевень и ахтерштевень были бронзовыми, а на «Победе» — стальными.

Непотопляемость корабля обеспечивалась делением корпуса поперечными водонепроницаемыми переборками на 10 отсеков:

1)Таранный отсек;

2)Носовой артиллерийский отсек;

3)Носовой подбашенный отсек;

4)Первый кочегарный отсек;

5)Второй кочегарный отсек;

6)Третий кочегарный отсек;

7)Носовой машинный отсек;

8)Кормовой машинный отсек;

9)Кормовой подбашенный отсек;

10)Рулевой отсек.

Силуэт броненосца имел две мачты и три трубы, а в корме, в районе батарейной палубы был устроен балкон. Мачты имели диаметр 1,83 метра и внутри их располагались винтовые трапы.

 

 

 Бронирование:

 

 

У «Пересвета» броневой пояс по ватерлинии высотой 2,35 м с углублением ниже ватерлинии на 1,44 м состоял из плит гарвеевской брони. Концы пояса замыкались броневыми 178-мм траверзами (носовой на 18-м, кормовой — на 96-м шпангоутах), образуя броневую цитадель. Толщина плит в средней части борта составляла 229 мм, уменьшаясь к траверзам до 178 мм, а к нижней кромке—до 127 и 102 мм. Горизонтальная защита — покатая к бортам броневая па­луба толщиной 37,1 мм, уложенная на стальной 12,7-мм настил и примыкавшая к нижним краям броневого пояса. Вне цитадели броневая палуба имела скосы не только к бортам, но и к оконечностям, образуя носовой и кормовой карапасы. Толщина брони здесь составляла 38,1 — 57,2 мм, а стального настила — 25,4 мм. Это конструктивное решение было заимствовано из проекта английского броне­носца «Маджестик» и в дальнейшем стало применяться на всех крупных кораблях отечественного флота.Верхний броневой пояс толщиной 102 мм между нижней и батарейной палубами замыкался траверзами ломаной формы на 35 — 37-м и 77 — 82-м шпангоутах, образуя верхнюю цитадель. Последняя вместе с броневой палубой служила дополнительной защитой основаниям дымоходов и цилиндрам главных машин.

Казематы средних 152-мм орудий на «Пересвете» и «Ослябе» прикрывались 127-мм броней, на «Победе»—64-мм. Остальные казематы имели броню 51 мм. Для защиты от продольного огня между батарейной и навесной палубами были установлены броневые траверзы толщиной 127 мм (носовой) и 102 мм (кормовой). Внутри каземата располагались противоосколочные переборки толщиной 38,1 и 19 мм. Броневая палуба в оконечностях имела карапасную форму и толщину 70 — 44,5 мм в носовой части и 70 мм — в кормовой. Жилая палуба покрывалась 38-мм плитами, а вне каземата в нос и в корму (до нижних траверзов поясной брони) — 50,8-мм. На «Победе» в пределах цитадели броневая палуба была утолщена до 127 мм. Навесная па­луба над казематом имела толщину 9,5 + 12,7 мм, карапасная 19 + 63,5 — 38 мм, жилая палуба 19 + 31,8 мм в пределах каземата и 44,5 мм вне его.

Башни главного калибра защищались 229-мм броней и имели крышу толщиной 38 мм на 12,7-мм стальной рубашке. 203-мм броневые плиты поданных труб были изготовлены в Германии на заводе Крупна из цементированной закаленной брони; для «Осляби» — на Обуховском заводе. 152-мм орудия имели щиты толщиной 63,5 мм. Кожухи дымоходов и элеваторы прикрывались 38-мм броней, три котельных люка между батарейной и верхней палубой — 38,1-мм продольными и 19-мм поперечными пли­тами на 12,7-мм рубашке. Броня боевых рубок на «Пересвете» и «Ослябе» имела толщину 152 мм, на «Победе» — 229 мм; у кормовой рубки «Пересвета» — 102 мм. Основным отличием бронирования «Победы» стало применение хромоникелевой брони, что при тех же толщинах плит на 20% усиливало защиту.

 

Движетили и Электрооборудование:

 

 

Три главные вертикальные паровые машины тройного расширения, имели спецификационную мощность 14 500 л.с.  Диаметры цилиндров высоко­го, среднего и низкого давления равнялись соответственно 965, 1420 и 2130 мм, ход поршня — 990 мм.

30 водотрубных котлов системы «Бельвиля» модели 1894 года с общей поверхностью нагрева 4036,5 м2 и площадью колосниковых решеток 129,36 м2 вырабатывали пар давлением 17 атм. Естественная тяга обеспечивалась высотой трех дымовых труб по 27 м от колосниковых решеток. В каждом котельном отделении работали по два вентилятора общей производительностью до 400 м3/ч; суммарная же производительность 8 нагнетательных воздушных насосов составляла 6000 м3/ч.

 

Электрооборудование:

Электроэнергией корабли обеспечивались четырьмя динамо-машинами на 1000 А (105 В постоянного тока) и двумя по 640 А, которые находились в батарейной палубе в районе 62 — 63-го шпангоутов. Общая мощность корабельной электростанции составляла 555 кВт.

Броненосцы имели по 6 прожекторов системы «Манжена» диаметром 75 см с электрическим дистанционным управлением. Минные катера имели 40-см прожектора «Манжена».

Впервые в русском флоте на броненосцах типа «Пересвет» были установлены электрические приводы рулевых машин. Перекладка руля с борта на борт происходила за 40 с. Электродвигатели рулевой машины поставила французская фирма «Соттер  Харле».

В состав разнообразного электрооборудования входили приводы башен, 16 элеваторов, носовой и кормовой шпили, 9 водоотливных турбин, 5 вытяжных и 28 вдувных центробежных вентиляторов, водяные помпы, тестомешалка, токарный станок, электрические звонки, телеграфы, указатели. Половина машинных вентиляторов, кроме электрических, имела еще и паровые приводы. По первоначальному проекту предусматривалось 30 телефонов системы лейтенанта Колбасьева( возможно ссылка)!!!! и 30 колоко­лов громкого боя. В ходе постройки их количество было увеличено соответственно до 41 и 38. На «Пересвете» насчитывалось 1265 электрических лампочек.

 

Вооружение:

 

 

Артиллерийское вооружение

 

Spoiler

68c08dd989da.jpg

Четыре 254-мм орудия главного калибра располагались попарно в носовой и кормовой башнях. На «Пересвете» устанавливались башни Металлического завода, на «Ослябе» и «Победе» — Путиловского. Последняя была вооружена новыми 254-мм орудиями, специально для нее спроектированными в 1898 году. Они весили на 4,9 т больше, чем предыдущие. Действие прибойников, вращение башен, наведение орудий и подача боеприпасов осуществлялось с помощью электропривода. Замки орудий открывались либо вручную, либо автоматически, с использованием силы отката. Наибольший угол возвышения +35°, снижения -5°, горизонтальный угол обстрела каждой башни 270°. Электрический привод горизонтального наведения обеспечивал скорость поворота башни на 180° в минуту при крене 8°. Ручной привод позволял усилиями 16 человек развернуть башню на 180° за 10 минут при крене до 8°. Время вертикального наведения на максимальный угол возвышения с помощью электрического привода составляло около 15 с, а вручную — до 2 минут. При ручной подаче снаряда и заряда требовались усилия 5 человек. Расчетная техническая скорострельность — 1,5 выстр/мин, без учета времени на банение орудий; практически установки позволяли производить 2 выстрела за 1,5 мин.

Средний калибр броненосцев состоял из 11 шестидюймовых пушек Канэ(Пушка Канэ) с длиной ствола в 45 калибров. 8 из них находились в четырех двухъярусных казематах, расположенных по углам верхней цитадели. 2 орудия размещались в одинарных казематах в средней части цитадели. Носовая погонная пушка защищалась лишь щитом. 20 75-мм орудий длиной в 45 калибров располагались по 4 на батарейной и верхней палубах в средней части корабля и 4 на навесной палубе (2 под носовым и 2 под кормовым мостиками). Проект предусматривал наличие 14 47-мм пушек, но затем их число было увеличено до 20. На «Пересвете» пушки располагались следующим образом: 6 на батарейной палубе, 4 на навесной; по 2 на носовом и кормовом мостиках; 4 на фор-марсе и 2 на грот-марсе. На «Ослябе» в связи с отсутствием грот-марса пушки стояли в кормовой части навесной палубы. У «Победы» на батарейной и навесной палубах находилось по 8 пушек и 4 на фор-марсе. Первоначально на всех трех кораблях планировали установить по 10 37-мм пушек Гочкиса(Пушка Гочкиса),но впоследствии  их число уменьшили. Для вооружения катеров и шлюпок предназначались 6 37-мм одноствольных пушек: 2 на минные катера, 2 на паровые и 2 на баркасы. По-походному они располагались на коечных сетках в средней части навесной палубы. Для вооружения десанта имелось также по 2 64-мм пушки Барановского и по 7 пулеметов. Боекомплект на один ствол составлял: для 254-мм орудий — 23 бронебойных, 23 фугасных, 26 чугунных, 8 сегментных выстрелов; для 152-мм орудий — 47 бронебойных, 47 фугасных, 47 чугунных, 31 сегментный и 8 картечных выстрелов; для 75-мм пушек— 125 бронебойных и 175 чугунных унитарных патронов; для 47-мм — 540 стальных и 270 чугунных гранат.

Минное вооружение

11 ноября 1897 года минный отдел МТК для кораблей типа «Пересвет» определил наличие трех надводных и двух подводных аппаратов для мин длиной 5,8 м. Из надводных один располагался в носу, а два по бортам, около 45-го шпангоута; подводные находились в трюме между 26-м и 30-м шпангоутами. Для двух минных катеров имелось по одному съемному носовому минному аппарату для мин длиной 4,58 м, а для двух паровых катеров — по одному метательному аппарату. Боекомплект состоял из шести мин по 5,8 м, шести длиной 5,2 м для подводных аппаратов, четырех по 4,58 м и шести метательных. Кроме того, на паровых катерах предусматривалось еще и шестовое вооружение на форштевнях, а в минном погребе хранились 8 шестовых мин с зарядом по 6,75 кг. В минном трюме на 13— 19-м шпангоутах располагались 50 мин заграждения.

 

Общие корабельные устройства:

 

 

На каждом корабле имелось по четыре становых якоря Мартина весом в 7 т. Якорные цепи Ижорских заводов были длиной по 70 саженей, весом 11 т, диаметром 63,5 мм. Носовой брашпиль и кормовой шпиль — электрические.

Диаметр мачт кораблей — 1,83 м (внутри них находились винтовые лестницы); вес фок-мачты 21,5 т, грот-мачты 22,8 т.

В число плавсредств входили 2 минных паровых катера, 2 паровых катера, 2 20-весельных баркаса, 2 16-весельных, 2 12-весельных рабочих катера, 2 14-ве-сельных легких катера, 2 6-весельных яла и 2 вельбота. На «Пересвете» и «Победе» стояло по одному 12,2-м и одному 10,4-м паровому катеру, на «Ослябе» — два 10,4-м. «Победа» имела 2 минных катера длиной по 15,2 м, а другие броненосцы — по одному 17,1 и 15,2 м. Различным было и размещение плавсредств. На «Пересвете» и «Победе» по бортам в средней части навесной палубы (считая с носа в корму) располагались по 2 паровых катера, затем — по 2 минных катера и по 2 20-весельных баркаса. Все они спускались на воду S-образными шлюпбалками. На «Ослябе» 20-весельные баркасы находились посередине — между паровым и минными катерами и спускались на воду шлюпбалка­ми прямой формы. Часть шлюпок устанавливалась на кильблоках на кормовом мостике, причем на «Пересвете» и «Победе» — перед грот-мачтой, а на «Осля­бе» — по обеим сторонам от нее. Эти шлюпки спускались на воду с помощью двух стрел, закрепленных на грот-мачте.

 

 

Тактико-технические элементы броненосцев типа «Пересвет»

 

Длина наибольшая, м........... 132,4

Длина по конструктивной ватерлинии, м.................. 130,0

Длина между перпендикулярами, м........... 122,3

Ширина, м........................ 21,8

Осадка с наружным деревянным килем (у «Пересвета» и «Осляби»), м — 7,93

Осадка без киля, м............... 7,7

Водоизмещение проектное, т ... 12674

Отношение длины к ширине......... 6

Коэффициент общей полноты___ 0,576

Увеличение водоизмещения на 1 см осадки, т................ 20,55

Площадь грузовой ватерлинии, кв.футов..................  21 945

Площадь мидель-шпангоута, кв.футов....................   1634

Запас угля   нормальный, т ...   1046*

Запас угля полный, т ........  2058**

Скорость хода проектная, узлы ..18,0

Дальность плавания 10-узловой скоростью (расчетная), миль.. 5610***

 

*«Победа» — 1142 т.

**«Победа» — 2155 т. 23 июля 1901 года водоизмещение «Пересвета» составило 12 781,5 т, причем до полной нагрузки недоставало грузов на 2008 т. Таким образом полное водоизмещение было 14 789,5 т. Полный запас угля был определен в 2148 т или на 1102 т больше нормального.

***«Победа» - 6080 миль.

 

Тактико-технические данные броненосца типа "Пересвет"(конкретное ТТХ броненосца "Пересвет")

Водоизмещение:      проектное 12674 тонн, полное 14790 тонн.  

Длина наибольшая:     

132,4 метра

Длина по КВЛ:     

130 метров

Ширина наибольшая:     

21,8 метра

Высота борта в носу:     

16,55 метра

Высота борта по миделю:     

16,03 метра

Высота борта в корме:     

13,96 метра

Осадка по корпусу:     

8,43 метра

Силовая установка:     3 паровые машины по 4833 л.с., 30 котлов, 

3 винта ФШ, 1 руль.  

Электроэнергетическая

система:     

постоянного тока 105 В, 4 динамо-машины по 26,25 кВт,

2 динамо-машины 67,2 кВт.

Скорость хода:     

полная 18,5 узла, экономическая 10 узлов.

Дальность плавания:     

5610 миль при 10 узлах.

Автономность:     

24 суток при 10 узлах.

Мореходность:     

без ограничений.

Вооружение:     .  

артиллерийское:     

4х1 254-мм орудий, 11х1 152-мм орудий, 20х1 75-мм пушек 

Канэ, 20х1 47-мм пушек Гочкиса, 6х1 37-мм пушек Гочкиса.

торпедное:     

3х1 381-мм надводных и 2х1 381-мм подводных ТА.

минное:     

50 сфероконических мин Герца.

противоминное:     

бортовые шесты и сети.

Экипаж:     

778 человек (28 офицеров, 12 кондукторов)

 

 

 

Внешние отличия.

 

 

«Победа» при тех же главных размерениях, что и у двух других броненосцев, существенно отличалась формой корпуса. Практически корабль был построен по новому теоретическому чертежу: форштевень, ахтерштевень и борт в средней части имели другой наклон, надводная часть в корме получила более полные обводы, отсутствовала подводная деревянная и медная обшивки. «Пересвет» легко узнавался по наличию боевого марса на грот-мачте. На «Ослябе» от второго боевого марса отказались, и заказанную для него грот-мачту с марсом установили на «Победе» в качестве фок-мачты. Внешне «Победа» от «Осляби» отличалась рангоутом: на первой стеньги располагались впереди мачт, на втором — сзади. Кроме того, «Ослябя» не имел кормовой боевой рубки на навесной палубе, на кормовом мостике за грот-мачтой у него находился кормовой машинный телеграф, а на верхней палубе — металлическая рубка для беспроволочного телеграфа. Кормовой мостик у этих броненосцев был удлинен, и на нем устроены крепления для коечных сеток. «Ослябя», в отличие от других, имел переходной мостик над навесной палубой, по которому можно было пройти с носового мостика на кормовой. На «Победе» фор- и ахтер­штевень, рулевая рама, кронштейны — стальные, на других — бронзовые. На кораблях Балтийского завода ахтерштевень к килю крепился болтами, а на «Ослябе» — заклепками. На «Пересвете» настил верхней палубы был сделан из сосновых досок, на «Ослябе» — из тиковых.

Оба носовых прожектора «Осляби» и «Победы» находились на носовом мостике, а у «Пересвета» — на салинге фок-мачты. Два средних прожектора располагались по бортам на коечных сетках, у «Пересвета» — напротив первой дымовой трубы, у «Осляби» — у третьей. У «Победы» же средняя пара прожекторов была на площадке спереди средней дымовой трубы. Кормовая пара прожекторов на «Пересвете» устанавливалась на площадке внизу грот-мачты, на «Победе» — там же, но один над другим, на «Ослябе» — в самом конце кормового мостика. Запасные якоря на «Пересвете» хранились на полубаке, а на «Ослябе» и «Победе» — по бортам в носовой части. Шесты противоминных сетей, как правило, на «Пересве­те» по-походному заваливались в нос, у двух других кораблей — в корму, хотя шарнирное устройство позволяло разворачивать шесты в обе стороны.

Отличалась на «Победе» и форма башен главного калибра. О различиях же в установке 47-мм пушек, шлюпок и катеров уже говорилось выше.

 

Так же хотелось бы отметить, что  по штату экипаж насчитывал 28 офицеров, 750 нижних чинов. «Пересвет», предназначенный быть флагманским кораблем, отличался от двух других броненосцев планировкой и количеством жилых помещений, имел столовый зал, кабинет, спальню адмирала с уборной и ванной, кабинет, спальню и уборную командира, буфет адмирала и командира, офицерский буфет, кают-компанию, флагманские и офицерские каюты, каюту вестовых. В каютах обивка мебели была сделана из шагреневой кожи коричневого цвета, а сама мебель — из белого полированного дуба.

 

 

Общая оценка проекта

 

 

Подведем итоги этого раздела нашей темы. Стоило ли построение этих кораблей таких затрат и усилий, или же нет?Почему корабли данного проекта не оправдали надежд возложенных на них? На этот вопрос каждый ответит сам себе, сделая выводы из прочитанного.)))

«Пересвет» обошелся казне в 10,54 млн., руб., «Ослябя» — в 11,34, «Победа» — в 10,05. При одинаковой стоимости брони (1,34 млн.), вооружения (1,62 млн.) и механизмов (3,1 млн.) стоимость работ Нового Адмиралтейства по постройке «Осляби» составила 5,3 млн., что на 1,3 млн. дороже «Победы» Балтийского завода. Все три корабля оказались построены с перегрузкой: «Пересвет» — на 1136 т (9%); «Ослябя» - на 1734 т (13,6%), «Победа» - на 646 т (5%). В результате осадка «Пересвета» с нормальным запасом угля составляла 8,43 м вместо 7,93 м по проекту. Верхняя кромка главного броневого пояса возвышалась над водой всего на 40 см вместо 91 см. При полном же запасе угля водоизмещение достигало 14 790 т, осадка 9,1 м и главный броневой пояс уходил под воду на 30 см. Начальник эскадры Тихого океана вице-адмирал Н.И. Скрыдлов, осмотревший «Пересвет» сразу после прихода на Дальний Восток, признал облегченный броненосец, который скорее напоминал крейсер, «как малоудовлетворительный». Существенным недостатком корабля адмирал считал и рас­положение казематов, сильно ограничивающих углы обстрела 152-мм орудий, и незащищенность 75-мм пушек.В ходе войны выявились и другие, еще более серьезные минусы проекта. Создатели «Пересвета» предполагали, что при попадании снарядов в незащищенные оконечности выше броневой палубы объем затопленных отсеков окажется небольшим и не приведет к значительному увеличению осадки корабля. Помещения ниже броневой палубы, по замыслу конструкторов, со стороны бортов будут защищаться скосами и толщей воды. Практика показала несостоятельность этих расчетов. Не оправдались и надежды на дальнобойность новых 254-мм орудий. Увеличение угла возвышения с +15° до +35° должно было обеспечить дальность стрельбы в 120 кбт. Но практически из-за стремления максимально облегчить орудия прочность стволов оказалась недостаточной. В связи с этим пришлось уменьшать заряд и усиливать конструкцию, а также ограничить максимальный угол возвышения величиной в +20°. В результате максимальная дальность стрельбы «Победы» составила всего 88 кбт, «Пересвета» — 95, «Осляби» — 115. «Победа» получила на вооружение утяжеленные орудия с весом ствола в 31 т.

Энергетическая установка кораблей на практике оказалась неэкономичной, а расход угля — повышенным. Из опыта плаваний выяснилось, что броненосцы этого типа расходуют в сутки 100— 114 т угля при скорости хода 12 узлов. (Для сравнения: «Цесаревич» расходовал 76 т в сутки при 12 узлах.) Это ограничивало дальность плавания до 5000 миль вместо 6860 по проекту, да и то лишь в хорошую погоду.

В то же время корабли типа «Пересвет» по сравнению с броненосцами предыдущих проектов отличались и рядом несомненных преимуществ. Высокий удлиненный полубак повышал мореходность, обеспечивал действие носовой башни в свежую погоду, а принципиально новая схема автономной водоотливной системы стала образцом для всех последующих кораблей отечественного флота.

Любопытна эволюция взглядов на использование «Пересветов»: чем дальше продвигалась их постройка, тем больше руководство Морского ведомства привыкало к тому, что эти корабли — не крейсера, а полноценные эскадренные броненосцы. С уходом в отставку адмирала Н.М. Чихачева — крестного отца и апологета проекта — «крейсерский компонент» их назначения стал забываться. Во время русско-японской войны они входили в соединения, которыми командовали адмиралы, или не знакомые с идеями Чихачева, или их не разделявшие. «Ослябя», которого начало войны застало в Красном море, казалось, самой судьбой был поставлен в условия, дававшие возможность наилучшим образом использовать свою большую автономность. Находясь на океанских путях сообщений противника, он одним своим присутствием мог оказать существенное влияние на стоимость фрахтов, страхование грузов и судов, интенсивность перевозок важнейших для Японии грузов. Он мог бы стать удачливым рейдером и обеспечивать боевую устойчивость крейсерского соединения из бывших в отряде адмирала А.А. Вирениуса «Авроры», «Дмитрия Донского», а также пароходов Добро­вольного флота. Для противодействия ему противнику пришлось бы отправить с театра военных действий на океанские коммуникации значительные силы, что несомненно улучшило бы положение русской Порт-Артурской эскадры и Владивостокского отряда крейсеров. Конечно, у корабля возникло бы множество проблем, связанных с малой мощностью опреснителей, неудовлетворительной для южных морей вентиляцией, сложностью в организации снабжения и т.д., впрочем, все они были в той или иной степени решаемы. Однако «Ослябю», проделавше­го почти половину пути до театра военных действий, возвратили на Балтику, и он не был задействован в решении задач, ради которых строился.

В бою 28 июля 1904 года «Пересвет» и «Победа» были поставлены в один строй с «Цесаревичем», «Ретвизаном», другими «настоящими» броненосцами, и им пришлось вести дуэль с главными силами противника. Также и «Ослябя» при Цусиме занял почетное, но ставшее для него роковым пятое место в кильватерной колонне вслед за эскадренными броненосцами типа «Бородино». Если сосредоточенный огонь нескольких кораблей противника выбивал из строя броненосцы с полным броневым поясом по ватерлинии и качественно лучшей броней («Цесаревич», «Князь Суворов»), то для кораблей типа «Пересвет» он безусловно означал гибель. Напомним, что у последних бронирование и артиллерию сознательно принесли в жертву увеличению дальности плавания и скорости.

Однако на основании трагической судьбы кораблей типа «Пересвет» и отрицательного опыта их использования в русско-японской войне было бы неправильно выносить осуждающий приговор заложенным в проект идеям.

В своей работе о кораблях этого типа известный петербургский историк Р.М. Мельников приводит мнение адмирала В.А. Белли о том, что корабли типа «Пересвет» «следует считать предшественниками класса линейных крейсеров». Вряд ли с этим утверждением можно согласиться. Линейные крейсера превосходили современные им линкоры в скорости и незначительно уступали в артиллерии. Корабли же типа «Пересвет» имели скорость, равную эскадренным броненосцам, и по­этому не могли уйти от сильнейшего противника. Так что общее у «пересветов» с линейными крейсерами не достоинство — скорость, а недостаток — ослабленное бронирование. Когда наши корабли проектировались, идея превосходства в скорости над броненосцами того времени (1894 — 1895 гг.) действительно принималась в расчет. Но когда они вошли в строй — броненосцы по скорости уже догнали их. Предтечей линейных крейсеров как по тактическим свойствам, так и по их использованию в боевых действиях гораздо с большим основанием можно считать противников «пересветов» — японские броненосные крейсера.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
85 публикаций
54 боя

История службы кораблей.

 

 

В составе эскадры Тихого океана.

 

11 октября 1901 года «Пересвет» вышел из Кронштадта на Дальний Восток.

Spoiler

765e515752b8.jpg

Переход по Балтике проходил благополучно, но вечером 18 октября броненосец сел на мель в проливе Большой Бельт около Ньюборга и был снят с помощью датских буксиров только через 32 часа. Осмотр водолазами показал, что местами сорвана медная обшивка, в районе 66-67 -го, 73-75 -го, 86-87 -го шпангоутов имеются три вмятины в днище со стрелкой прогиба до 50 мм. Течи не наблюдалось, и поход продолжили. В море определили режим экономического хода: при 10 работавших котлах и двух бортовых машинах скорость составляла 10— 10,5 узла и расход угля — около 100 т в сутки. 19 ноября корабль ввели в док в Тулоне, где он ремонтировался месяц. 15 января 1902 года «Пересвет» пришел в Порт-Саид, имея в угольных ямах всего 150 т угля. При этом осадка носом составляла 7,63 м, кормой — 8м. Для прохода Суэцким каналом осадка в то время не должна была превышать 7,8 м, поэтому пришлось корабль ставить на ровный киль перемещением ряда грузов. При проходе канала опять подтвердился замеченный еще в Кронштадте факт, что при малой глубине корабль, обычно очень послушный и поворотливый, почти совсем перестает слушаться руля.

Далее «Пересвет» благополучно пересек Красное море, Индийский океан и с заходами в Аден, Коломбо, Батавию и Гонконг 5 апреля 1902 года прибыл в Порт-Артур. При плавании в жарком климате выяснилась недостаточность вентиляции, малые размеры лазарета в жилой палубе. В помещении кормовых динамо-машин при усиленной вентиляции температура достигала +39°, в помещении носовых +42°; в хлебопекарне до +48°; в машинных отделениях внизу до +28°, а вверху до +41,5°С. Переход через Индийский океан оказался очень тяжелым для машинистов и кочегаров. В Суэце и Адене не удалось сделать больших запасов пресной воды, поэтому пришлось добавлять для питания котлов соленую воду, так как испарители из-за большой солености воды не обеспечивали необходимого количества пресной.

В августе 1902 года «Пересвет» прошел докование во Владивостоке. Специальная комиссия осмотрела стальные болты, скрепляющие бронзовый ахтерштевень с килем. Выяснилось, что большинство головок сильно разъедено, а между медной обшивкой, бронзой ахтерштевня и стальными болтами в морской воде образуется электрическая пара. Часть болтов просто забита в отверстия, как нагели — без резьбы. Одно из отверстий оказалось просверленным наполовину и закрыто стальной пробкой на резьбе. Для устранения дальнейшего разъедания болтов комиссия предложила закрыть их головки медными планками, которые крепились к бронзовому ахтерштевню небольшими болтами. Для получения водонепроницаемости планки ставились на резиновом клее. Любопытно, как начальник Балтийского завода К.К .Ратник объяснял выявленные недостатки. В письме на имя главного инспектора кораблестроения он утверждал, что «нарезка болтов съедена коррозией, болты отпускаются со склада по числу, и между нарезанными болтами принять не нарезные невозможно. Нарезанный болт забить в не нарезанное отверстие нельзя... Что обшивка тиком подводной части «Пересвета» была поручена самым надежным людям плотничьего цеха, а крепление ахтерштевня с килем производилось под наблюдением также самых опытных и надежных людей судостроительного цеха, вследствие чего приписать вышеозначенные недочеты небрежности и невниманию во время работы не считаю возможным».

С 30 сентября по 2 октября 1902 года «Пересвет» участвовал во впервые организованных гонках броненосцев и, как и следовало ожидать, вышел победителем: весь путь от Нагасаки до Порт-Артура он преодолел за 36 часов, показав среднюю скорость в 15,7 узла и оставив далеко позади «Полтаву» и «Севастополь».

В январе — феврале следующего года он совершил плавание с заходами в порты Японии и Кореи — в Иокогаму и Нагасаки. В последнем порту броненосец прошел докование, а в сентябре пришел из Владивостока в Порт-Артур.

«Победа» летом 1902 года приняла участие в военно-морском параде на рейде Ревеля по случаю встречи императора Николая И. с кайзером Вильгельмом II и в коронационных торжествах на Спитхэдском рейде в Англии.

cf09d604195c.jpg

По докладной записке старшего офицера «Победы» лейтенанта Реммерта, на переходе в Портленд броненосец израсходовал 1400 т угля и во время плавания вставал вопрос — дойдет ли броненосец со своим запасом угля до места назначения. Во время перехода зола и сажа из труб покрывала горками палубу, набиралась в жилые помещения. Находиться на юте было невозможно — дым и золу несло в глаза. Из-за тумана и дождя грязь расплылась по бортам и надстройкам. В Англии корпус выкрасили в белый цвет, но на обратном пути все повторилось.

29 октября броненосец, завершив испытание артиллерии и минных аппаратов, присоединился к отряду контр-адмирала Э.А. Штакельберга в Либаве, а через два дня отряд в составе двух броненосцев и трех крейсеров вышел в поход на Дальний Восток. По пути в механизмах «Победы» возникали многочисленные неисправности — в основном по вине плохо подготовленной машинно-котельной команды. Помощник начальника Балтийского завода инженер-механик И.П. Павлов писал в рапорте: «Приглядываясь во время сдаточных заводских проб к личному машинному персоналу на судах флота, я просто изумлен почти полным несоответствием его применительно к таким сложным и дорогостоящим механизмам, каковыми им приходится управляться. Слабость и несоответствие этого персонала есть почти факт всеобщий на судах нашего флота». «Победу» пришлось оставить в греческом порту Пирей для чистки котлов, в то время как остальные корабли отряда продолжили путь на восток.

Ремонт затянулся, броненосец покинул Пирей 27 марта 1903 года и только в июне присоединился к порт-артурской эскадре. В июле корабль в составе эскадры пришел во Владивосток, где подвергся доковому осмотру и ремонту, а в середине сентября вернулся в Порт-Артур. В октябре «Пересвет» и «Победа» вступили в вооруженный резерв.

18 января 1904 года началась кампания, и броненосцы вышли на внешний рейд, а 21 января участвовали в походе эскадры к мысу Шантунг и вернулись вечером 22-го. На «Пересвете» держал свой флаг младший флагман контр-адмирал князь П.П. Ухтомский. В течение последующих четырех дней русские корабли находились на внешнем рейде Порт-Артура.

В ночь с 26 на 27 января на «Победе» шла погрузка угля и корабль был ярко освещен. Внезапно из темноты появились японские миноносцы и атаковали стоявшие на рейде корабли. Две торпеды прошли у самой кормы броненосца. Как только прогремели первые взрывы, на «Победе» пробили тревогу, включили прожектора и открыли огонь по обнаруженному японскому миноносцу. Правда, князь Ухтомский долго не верил в происходящее, несмотря на взрывы и стрельбу с других кораблей. Адмирал приказал спустить вельбот и сам направился к подорванному торпедой «Ретвизану». И только лично убедившись в повреждении корабля, он вернулся на «Пересвет» и приказал направить катера и шлюпки на помощь торпедированным кораблям. «Пересвету» и «Победе» повезло — они избежали попаданий. Одна невзорвавшаяся торпеда была обнаружена у борта «Победы»; ее подняли стрелой и разоружили на палубе. При отражении атаки «Победа» выпустила 80 сна­рядов: 2 152-мм, 18 75-мм, 60 47-мм.

Утром 27 января при приближении японского флота к Порт-Артуру русские корабли снялись с якоря. «Победа» вступила в строй третьим броненосцем вслед за «Петропавловском» и «Полтавой» и приняла участие в бою. Ее орудия выпустили 303 снаряда: 7 254-мм, 66 152-мм, 230 75-мм. В «Победу» попало два снаряда: один 305-мм фугасный пробил палубу среза у кормового 152-мм орудия между 89 — 90-м шпангоутами, наружный борт и, разорвавшись, уничтожил две каюты, причинив много мелких повреждений осколками; второй снаряд калибра 76 мм попал в палубу и повредил паровой катер. «Пересвет» шел в кильватерной колонне русских броненосцев последним и в бою выпустил 308 снарядов: 17 254-мм, 86 152-мм, 205 75-мм. Попаданий и повреждений не имел.

Следующую ночь эскадра провела на внешнем рейде в готовности к отражению атак миноносцев, а днем 28-го стала заходить на внутренний рейд. Шедший последним «Пересвет» в проходе сел на мель. Его быстро сняли с помощью портовых буксиров, но из-за окончания прилива он вынужден был остаться еще на одну ночь на внешнем рейде. С выходом из строя в результате торпедных попаданий двух лучших броненосцев эскадры — «Цесаревича» и «Ретвизана» — русская эскадра оставалась пассивной и стояла в гавани. Только с приездом нового командующего вице-адмирала С.О. Макарова ее деятельность активизировалась. 27 февраля состоялся первый выход эскадры в море под его командованием. 9 марта во время бомбардировки Порт-Артура японской эскадрой 254-мм орудия «Пересвета» и «Победы» открыли ответный огонь через горный массив Ляотешань. По свидетельству наблюдателей, один снаряд попал в броненосец «Фудзи», после чего японцы прекратили стрельбу. Оба броненосца вышли на рейд и присоединились к остальной эскадре, но японцы боя не приняли и отошли от крепости.

13 марта во время выхода эскадры к островам Мяотао «Пересвет» ударил форштевнем в кормовую часть левого борта броненосца «Севастополь». Оба корабля получили повреждения, и эскадра вернулась в гавань.

Утром 14 мая «Победа» в составе эскадры вышла в море навстречу вражескому флоту. Японцы убедились, что в ходе ночной атаки пароходов-брандеров закупорить выход не удалось, и удалились в море. «Пересвет» в этот день в море не выходил, устраняя повреждения.

31 марта стало одним из самых трагичных дней в истории Российского флота. Вице-адмирал Макаров вывел эскадру в море. При выходе из гавани «Пересвет» сел на мель и из-за этого отстал от других кораблей. Когда он присоединился к эскадре, флагманский броненосец «Петропавловск» уже повернул назад, но внезапно подорвался на мине и в считанные минуты затонул. Вместе с кораблем погибло 682 человека, в том числе С.О. Макаров, начальник его штаба контр-адмирал М.П. Молас и известный художник-баталист В.В. Верещагин.

В командование эскадрой вступил находившийся на «Пересвете» контр-адмирал Ухтомский. Он приказал кораблям построиться в кильватер за «Пересветом». В момент перестроения в 10.10 «Победа» также подорвалась на мине. Взрыв произошел с правого борта в отделении носовых угольных ям, разрушив борт от 54-го до 58-го шпангоута. Центр пробоины площадью 8x5,3 м был в 5 м ниже ватерлинии. Вода затопила угольную яму № 6 между 49-м и 54-м шпангоутами, яму № 7 между 54-м и 58-м шпангоутами и два отделения нижнего бортового коридора между 49-м и 58-м шпангоутами. Далее распространение воды удалось задержать водонепроницаемыми переборками. «Победа», приняв 550 т воды и получив крен 6° на правый борт, застопорила ход. Сразу же начали готовить к спуску плавсредства. Полагая, что причина взрыва — атака подводной лодки, орудийные расчеты открыли огонь по воде. Стрельбу подхватили остальные корабли эскадры. Убедившись в исправности машин и рулевого управления, командир приказал прекратить спуск шлюпок, дал ход и направил броненосец к проходу на внутренний рейд. У маяка «Победу» встретили портовые буксиры и ввели ее в Восточный бассейн. По­скольку порт-артурский док был слишком мал для броненосцев, началась подготовка кессона. Здесь пригодился опыт работ по восстановлению получивших торпедные попадания в первый день войны эскадренных броненосцев «Цесаревич» и «Ретвизан».

 

2 апреля у Порт-Артура появились японские броненосные крейсера «Ниссин» и «Касуга» и из своих дальнобойных орудий начали обстрел города и внутреннего рейда. Стрельбу корректировали по радио крейсера «Такасаго» и «Касаги», державшиеся на траверзе полуострова Тигровый Хвост. Ответный огонь открыли башни «Пересвета». Стрельба велась с дистанции около 90 кабельтовых, при этом башни корабля получали значительные сотрясения; при углах возвышения в 25° —30° ненадежно работала система электрической подачи. Один выстрел сделали и из кормовой башни «Победы», но получился большой недолет. Радиостанция поврежденного броненосца работала на передачу — для создания помех корректировке стрельбы японских кораблей. Это был один из первых случаев радиоэлектронной борьбы в войне на море.

Вскоре после боя «Победу» переставили под Золотую Гору в ожидании ремонта. 29 апреля под пробоину подвели кессон. С броненосца сняли и установили на берегу девять 152-мм и одно 75-мм орудие. 5 июня пробоина была заделана, и через день кессон отвели от борта. Для ускорения ремонтных работ пришлось использовать деревянные брусья, однако вода продолжала поступать внутрь корпуса. Тогда пазы залили цементом и загрузили это место углем.

После гибели вице-адмирала С.О. Макарова выходы эскадры в море прекратились. Японцы высадили десант на Ляодунский полуостров, отрезали Порт-Артур, взяли укрепленную Кинчжоускую позицию и подошли непосредственно к крепости. Эскадра начала готовиться к прорыву во Владивосток. Выход планировался 7-го, затем 8 июня, но из-за неготовности артиллерии «Победы» его каждый раз откладывали. Командир броненосца капитан 1 ранга В.М.Зацаренный заболел тропической лихорадкой, и его заменил командир крейсера «Паллада» капитан 1 ранга В.С. Сарнавский (Зацаренный все это время оставался на борту). 10 июня 1904 года эскадра вышла в море, намереваясь прорваться во Владивосток. Но при появлении главных сил японского флота командующий нашей эскадрой контр-адмирал В.К. Витгефт приказал повернуть назад. При возвращении броненосец «Севастополь» подорвался на мине. В наступившей темноте «Пересвет» и «Победа» принимали участие в отражении атак миноносцев противника. «Победа» из артиллерии среднего калибра, имевшая всего 3 152-мм и 15 75-мм орудий, израсходовала 8 254-мм, 17 152-мм, 92 75-мм и 174 47-мм снарядов. «Пересвет» выпустил 7 254-мм, 61 152-мм, 150 75-мм и 426 47-мм снарядов.

В середине июля японские войска подошли к Порт-Артуру на дальность стрельбы башенных орудий русских броненосцев. «Пересвет» и «Победа» включились в артиллерийский обстрел сухопутных позиций войск противника. Японцы, заняв Волчьи Горы, 25 июля провели первую бомбардировку Порт-Артура с суши. Дальнейшее пребывание эскадры в гавани теперь было сопряжено с риском попасть под снаряды осадных орудий. Стало ясно, что не­обходимо вновь попытаться прорваться во Владивосток.

К тому времени на «Пересвете» недоставало трех 152-мм пушек, на «Победе» — восьми 152-мм и пяти 75-мм (их передали для сухопутных батарей). Адмирал Витгефт приказал в экстре­ном порядке передать на броненосцы орудия с подорвавшегося на мине и нуждавшегося в серьезном ремонте крейсера «Баян». К 28 июля работы удалось в основном завершить. На «Победе» отсутствовало лишь одно 152-мм орудие и одно 75-мм. К трем казематным орудиям не успели подогнать щиты. 27 июля в «Пересвет» попало два 120-мм снаряда, и один угодил в стоявший у борта кран, грузивший 152-мм орудия. Тем не менее все пушки (кроме одной 152-мм) успели установить на свои места, но весь личный состав, включая комендоров, был чрезвычайно утомлен напряженной работой накануне выхода.

На рассвете 28 июля корабли русской эскадры начали выходить на внешний рейд и, построившись в строй кильватера, направились в море вслед за тралящим караваном. «Победа» шла третьей в строю броненосцев, «Пересвет» — четвертым. Эскадра была готова к бою. На верхней палубе и на мостиках лежали спасательные круги, пояса и койки, катера и шлюпки на кильблоках не были закреплены, чтобы в случае гибели к­рабля свободно всплыть.

Около полудня произошел первый бой на контркурсах с главными силами японского флота. «Пересвет» первым открыл огонь из носовой башни с расстояния около 65 кабельтовых. В этой фазе боя в «Пересвет» попал один 305-мм снаряд, выведший осколками из строя правое кормовое 152-мм орудие.

fa0c24b37538.jpg

Во второй фазе боя японские броненосцы обогнали русскую колонну с правого борта и сосредоточили огонь на флагманских кораблях — «Цесаревиче» и «Пересвете». Оба корабля получили многочисленные попадания, имели повреждения и несли потери. Внезапно «Цесаревич» вышел из строя влево и начал описывать циркуляцию. «Пересвет» уменьшил ход и последовал сначала за ним, но после того, как на флагманском корабле был поднят сигнал «адмирал передает командование», попытался повести эскадру за собой. Однако на броненосце оказались сбиты обе стеньги, а сигналы, привязанные к поручням мостика, с других кораблей были не видны и, естественно, не выполнялись. Строй нарушился, корабли смешались. С наступлением темноты броненосцы, за исключением «Цесаревича», повернули назад к Порт-Артуру. Отразив атаки японских миноносцев, «Пересвет» и «Победа» утром 29 июля вошли в гавань.

В этом бою «Пересвет» израсходовал 109254-мм (9 бронебойных и 100 фу­гасных), 720 152-мм (60 бронебойных и 660 фугасных), 315 75-мм и 755 47-мм снарядов. Погибли один офицер — командир носовой башни лейтенант А.В. Салтанов — и 12 матросов. 69 человек было ранено, в том числе и командир—капитан 1 ранга В.А.Бойсман, получивший осколочные ранения в плечо, живот и ногу, но после перевязки уже через 10 минут вернувшийся в боевую рубку и продолжавший командовать кораблем вплоть до ввода его в Западный бассейн и постановки на бочки. И только после этого Бойсман был отправлен на госпитальное судно «Монголия», а в командование кораблем вступил лейтенант Дмитриев 5-й. Впоследствии Бойсман скончался в плену от ран, полученных в этом бою. Всего в «Пересвет» попало около 40 снарядов. Через пробоину в жилой палубе впереди носовой переборки вода затопила носовое помещение на 45 см. Вторая большая пробоина в той же палубе находилась за переборкой. Через нее вода попадала в жилую палубу и поступала в подбашенное отделение, погреба, отделение подводных минных аппаратов и динамо-машин. Последние пришлось остановить, а личный состав был выведен наверх. В связи с прекращением подачи электроэнергии носовая башня перешла на ручное наведение и заряжание. Поступление воды в подбашенное отделение прекратилось после того, как все люки были задраены; остававшиеся там люди (около 25 человек) продолжали работу, будучи отрезанными сверху затопленными помещениями. Заделать пробоину на ходу из-за волнения было невозможно. Еще один снаряд попал в этом же районе ниже ватерлинии, но брони не пробил, а лишь деформировал 5 шпангоутов и переборку. Под носовым казематом 305-мм сна­ряд угодил в угол броневой плиты и вдавил его на 0,6 м вглубь. Образовалась пробоина, через которую поступило около 160 т воды, и корабль получил крен на правый борт. Для его выравнивания в отсеки левого борта было принято такое же количество воды. К концу боя «Пересвет» стал плохо слушаться руля, при перекладке его на борт броненосец мед­ленно кренился в сторону, противоположную повороту. Вода, скопившаяся в носовых отсеках жилой палубы, перетекала в сторону крена, который увеличился до 8°. Поняв, что в результате израсходования части боезапаса и угля, затопления некоторых помещений и наличия в них свободной поверхности воды остойчивость корабля опасно снизилась, командир приказал затопить отсеки междудонного пространства, за исключением носовых. По словам очевидца, «эффект был поразительный: броненосец вновь приобрел свои прежние мореходные качества».

Два крупных снаряда попали в носовую башню и повредили привод горизонтального вращения. При этом пострадала и часть личного состава. Ночью 57-мм снаряд с японского миноносца попал в ствол правого 254-мм орудия носовой башни и сделал выбоину глубиной 45 мм — пушка вышла из строя.

При возвращении в Порт-Артур выяснилось, что исправными оставались 3 254-мм, 8 152-мм, 13 75-мм и 17 47-мм пушек. Были выведены из строя два котла, и на некоторое время в конце артиллерийского боя останавливалась средняя машина. Корабль имел большое количество повреждений в надстройках, рангоуте, такелаже: сбиты обе стеньги, сильно повреждены трубы, мостики, пробита навесная палуба. Если бы артиллерийский бой продолжался еще какое-то время, то «Пересвет» наверняка погиб бы от повреждений в носовой небронированной части.

На «Победе» в бою 28 июля погибли 3 матроса, 29 человек ранило. Позже один раненый матрос скончался. В дневном бою «Победа» выпустила 115 254-мм (60 бронебойных и 55 фугасных), 408 152-мм и 351 75-мм снаряд. При отражении ночных атак миноносцев было сделано 86 выстрелов из 152-мм орудий, 376 из 75-мм и 1540 из 47-мм. С правого борта пробило ниже ватерлинии восьмидюймовую броневую плиту, причем выбитый снарядом кусок пробил внутренний борт и попал в нижнюю угольную яму под броневой палубой вместе с головной частью японского 305-мм снаряда. Эта яма и прилегающие три отсека оказались затоплены. В районе миделя пробило плиту верхнего броневого пояса, и снаряд разорвался в жилой палубе над патронным погребом. Еще одна броневая плита от взрыва снаряда перекосилась, и ее угол оказался вдавлен на глубину 19 см. Наружный борт, защищенный броней, больше не пострадал, хотя во многих местах виднелись следы по­паданий, выделявшиеся пятнами выгоревшей краски. Борт, не защищенный броней, пробило в пяти местах. Серьезные повреждения получили пушечные порты, так что их стало невозможно закрыть. В отделение носового минного аппарата через пробоины в кондукторской каюте поступала вода, которую откачивали вручную с помощью двух брандспойтов из-за отсутствия приспособлений для спуска воды из жилой палубы в трюм, откуда можно было бы ее откачивать, используя стационарные водоотливные средства. Средняя дымовая труба имела большую снарядную пробоину, остальные — многочисленные осколочные. Все гребные суда, кроме трех, были повреждены. Во время боя на 21-м выстреле сломался контршток компрессора 254-мм орудия кормовой башни, и оно вышло из строя. В бою временно не действовали 3 152-мм орудия из-за повреждения подъемных дуг. Их удалось исправить силами самих расчетов. В результате попаданий в небронированные части батареи также вышли из строя 3 75-мм орудия.

После возвращения в Порт-Артур команды снова включились в оказание помощи сухопутной обороне крепости. «Победе» выделили участок сухопутного фронта от форта № 6 до бухты Белого Волка. С нее сняли и передали на сушу 2 152-мм, 4 75-мм, 2 47-мм, 5 37-мм пушек и 5 прожекторов. Для их обслуживания откомандировали 56 человек лично­го состава. Кроме того, «Победе» передали для обслуживания одно 254-мм орудие, установленное на Электрическом утесе. «Пересвет» получил в заведование участок от укрепления № 4 до батареи литеры Д. Броненосец сдал на сухопутный фронт 3 152-мм орудия, 2 75-мм, 2 47-мм и 4 37-мм пушки и 3 прожектора. Для их обслуживания на берег было направлено 103 моряка. Орудия, оставшиеся на броненосцах, вели обстрел войск противника, во время штурмов с кораблей на берег свозились десантные роты. 7 сентября японцы заняли часть Длинной Горы и получили возможность просматривать часть внутреннего рейда и, соответственно, корректировать огонь 120-мм орудий. 15 сентября в «Победу» попало 5 снарядов, повредивших небронированные части корабля. При этом было убито и ранено два матроса. На другой день в нее попал один, а на следующий день — 8 120-мм снарядов. «Пересвет» в начале сентября получил 17 попаданий.

19 сентября японцы начали обстрел крепости и рейда из 280-мм орудий. В тот день в «Пересвет» попало 9 280-мм снарядов. Но никаких попыток к выходу в море русская эскадра не предпринимала — в возможность прорыва во Владивосток уже никто не верил. На кораблях сократились ремонтные работы, а часть личного состава переправили на берег. 25 сентября «Победа» переменила место, подтянувшись ближе к Золотой Горе, чтобы укрыться от корректировщиков противника с Длинной Горы. Сделали это весьма своевременно, так как на следующий день японцы продолжили интенсивный обстрел крепости и гавани. 28 сентября в «Пересвет» попало 11 280-мм снарядов, 30-го еще 4. Падавшие под большим углом к горизонту снаряды осадных мортир пробивали несколько палуб, разрывались во внутренних помещениях и причиняли большие повреждения. Вертикальная броня пояса и казематов против навесных выстрелов была бесполезна. В ночь на 1 октября «Пересвет» перешел ближе к берегу у Перепелиной Горы. 11-го в «Победу» попал 120-мм снаряд, который пробил палубу и, разорвавшись в каюте штурмана, вызвал пожар. 15 октября в «Победу» угодил первый 280-мм снаряд, разорвавшийся в батарейной палубе и уничтоживший 75-мм орудие, при этом тяжело ранило 5 матросов. Броненосец переменил место, но 30 октября получил еще один 280-мм снаряд — взрыв произошел в салоне командира. В этот период катера броненосца «Победа» продолжали участвовать в тралении, а 23 октября минные катера (с «Победы» — под командованием лейтенанта Дудорова и с «Пересвета» — под командованием мичмана Поливанова) выставили мины в бухте Луиза. 17 октября на них подорвалась и погибла японская кано­нерская лодка «Сай-Иен».

В боях за гору Высокую, с которой просматривался внутренний рейд, принимали участие десантные роты с обоих броненосцев. В эти критические для эскадры Дни противник продолжал стрельбу и по кораблям. 21 ноября 152-мм снаряд попал в «Победу», не причинив, правда, существенных повреждений. На следующий день японцы окончательно овладели горой Высокой и начали расстрел русских кораблей. 23 ноября по 5 280-мм снарядов попало в «Победу» и «Пересвет», хотя главной целью в этот день был «Ретвизан». Покончив с ним, 24 ноября японцы основательно взялись за «Пересвет»: в него попало около 20 280-мм снарядов. После первых 10 попаданий начался сильный пожар. Командовавший кораблем капитан 2 ранга Дмитриев, опасаясь взрыва погребов, приказал открыть кингстоны. Броненосец затонул, причем вода в кормовой части дошла почти до верхней палубы. Еще некоторое время обстрел продолжался, затем японцы перенесли огонь на «Победу». В нее было выпущено 270 280-мм снарядов, в цель попали лишь 23. Через образовавшиеся пробоины вода свободно распространялась по отсекам, так как водонепроницаемые переборки во многих местах оказались пробиты осколками. Броненосец сильно накренился на правый борт. Чтобы уменьшить крен, командир приказал затопить шесть бортовых коридоров левого борта, левую машину и две угольные ямы. Крен уменьшился, но из-за большого количества принятой в корпус воды корабль сел на грунт всем днищем. Японцы продолжали расстрел до вечера. С наступлением темноты команда сошла на берег.

Уже после гибели «Победы» ее минный катер под командованием квартирмейстера Апалинова в ночь на 2 декабря охранял «Севастополь» и выпустил торпеду по миноносцу противника. Экипаж броненосца продолжал сражаться на сухопутном фронте до капитуляции крепости. Перед сдачей Порт-Артура затопленные в гавани корабли подорвали. Однако это не причинило им таких повреждений, которые исключали бы их подъем и использование противником.

f3b4fe47c7d4.jpgДекабрь 1904г.,f1e12f59c872.jpg

17 октября 1905 года японцы подняли «Победу» и произвели торжественную церемонию переименования корабля в «Суво» (древнее название одной из провинций префектуры Ямагучи). В 1906 — 1908 годах броненосец прошел капитальный ремонт и модернизацию. В 1909-м его переклассифицировали в корабль береговой обороны 1 класса и использовали в качестве учебного корабля. В начале Первой мировой войны «Суво» являлся флагманским кораблем вице-адмирала Като в действиях Японии против германской военно-морской базы Циндао, принимал участие в бомбардировках. До 1922 года «Суво» служил учебным кораблем береговой обороны. В апреле 1922 года его разоружили в Куре, 13 июля при снятии броневых плит корабль опрокинулся у стенки завода и был окончательно разобран. 

После захвата Порт-Артура на «Пересвете» побывал английский журналист Н. Сеппинг-Райт, он вспоминал: «Палуба представляла картину разгрома и разрушения... Носовая башня была полуразрушена, орудия и станки — разбиты вдребезги... Снаряд сбил верхнюю часть башни, и на палубе лежала ее крыша. Остальная часть башни вся расшаталась и представляла сходство с лопнувшим гранатовым яблоком. Мостик был уничтожен, а попавший в боевую рубку снаряд привел ее в полную негодность. Все закоптело и искорежилось от действия пожара. Огонь докончил разрушение всего уцелевшего от действия японских снарядов. Сильно пострадали дымовые трубы: одна из них имела вид безобразной груды изогнутого железа. Задний мостик находился в таком же состоянии разрушения, как и передний, хотя бушевавший на броненосце пожар сгладил много следов повреждений, нанесенных японскими снарядами».

29 июня 1905 года «Пересвет» был поднят японцами, переименован в «Сагами»

b22b6e79d197.jpg

(древнее название японской провинции Канагава) и торжественно включен в состав японского флота. Своим ходом он совершил переход в Сасебо и был поставлен в док. 17 августа броненосец закончил доковый ремонт и направился в Токийский залив для участия в торжественном параде японского флота по случаю победоносного окончания войны.  После парада 10 октября «Сагами» встал на капитальный ремонт и модернизацию, продолжавшиеся до 1909 года. А еще через 7 лет ему довелось вновь поднять Андреевский флаг, но об этом — чуть позже.

 

Походы и гибель "Осляби"

 

 

Сразу скажу в этом разделе я частично повторюсь с темой про "Осляби"(актив ссылка в начале темы) нашего форума. Так, что сильно не ругайтесь.

 

25 июля 1903 года «Ослябя» вместе с крейсером «Баян» вышел из Кронштадта. По Балтике они следовали вместе, затем самостоятельно. В ночь с 8 на 9 августа в условиях плохой видимости маячных огней при проходе Гибралтарского пролива броненосец коснулся какого-то подводного препятствия. На корабле почувствовали два слабых толчка. Проверка днищевых отсеков показала, что в средней и кормовой кочегарках два продувочных крана оказались приподнятыми из-за вдавленности обшивки на 50 мм. По прибытии в Алжир в ходе водолазного осмотра выявились обширные деформации флоров, расхождение обшивки корпуса на протяжении 46 шпангоутов. От 13-го до 24-го шпангоута оказался сломан деревянный киль и фальшкиль; с 24-го до 31-го — легко повреж­ден фальшкиль; с 31-го до 34-го — легкое помятие дна; с 31-го до 65-го — сорван фальшкиль; с 65-го до 85-го — сильное помятие фальшкиля; с 93-го до 97-го — сорван фальшкиль. Повреждена обшивка по левому борту, и с 61-го до 70-го шпангоута вдавлено дно. В ряде междудонных цистерн произошло засоление запасов пресной воды. Повреждение медной и деревянной обшивки грозило резким увеличением электрохимической коррозии корпуса. Перейти на питание котлов опресненной водой не представлялось возможным из-за недостаточной производительности опреснителей. В связи с этим из Пороса корабль направился в Специю, где 12 октября 1903 года встал в док. Проба водой междудонных отделений после исправления наружной обшивки показала, что обшивка внутреннего дна пропускает воду через швы и заклепки. Однако полное исправление повреждений решили отложить до очередного капитального ремонта. Затратив на ремонт почти два месяца, «Ослябя» вместо немедленного следования на Дальний Восток направился в Бизерту, где взял на буксир миноносцы № 212 и 213. Вместе с ними броненосец вошел в состав отряда судов контр-адмирала А.А. Вирениуса для совместного следования в Порт-Артур. 23 ноября 1903 года Вирениус обратил внимание главного инспектора механической части на большой расход угля на «Ослябе». Если «Цесаревич» на якоре в сутки требовал 8 т, а при скорости 12 узлов — 76 т, то «Ослябя» сжигал на стоянке до 26 т, а на ходу — 114т.

31 января 1904 года отряд прибыл в Джибути, где моряки узнали, что уже несколько дней идет война с Японией. Вирениусу было приказано возвращаться на Балтику.

В апреле 1904 года «Ослябя» пришел в Кронштадт и встал на ремонт. Кроме плановых профилактических работ н­сколько улучшили систему вентиляции. После этого броненосец вошел в состав 2-й эскадры флота Тихого океана, и началась подготовка к походу. Корабль стал флагманским броненосцем 2-го броненосного отряда под флагом младшего флагмана контр-адмирала Д.Г.Фелькерзама (в отряд вошли эскадренные броненосцы «Сисой Великий», «Наварин» и крейсер 1 ранга «Адмирал Нахимов»).

2 октября эскадра вышла из Либавы на Дальний Восток. В Танжере она разделилась. Отряд Фелькерзама направил­ся в Средиземное море, а «Ослябя» присоединился к отряду вице-адмирала З.П.Рожественского и в его составе совершил переход вокруг Африки до Мадагаскара. В Носсибе отряды встретились, и контр-адмирал Фелькерзам снова поднял свой флаг на броненосце. Команды кораблей в полной мере испытали на себе все тяготы почти трехмесячной стоянки на Мадагаскаре, перехода через Индийский океан, скитания вдоль берегов Индокитая. На последнем переходе к Корейскому проливу 10 мая на борту «Осляби» скончался контр-адмирал Фелькерзам. По приказанию Рожественского об этом не был оповещен личный состав эскадры, а обязанности командующего 2-м броненосным отрядом стал исполнять командир капитан 1 ранга В.И.Бэр, контр-адмиральский флаг по-прежнему развевался над кораблем. Утром 14 мая орудия левого борта «Осляби» открыли огонь по приблизившимся к эскадре японским крейсерам.

В момент появления главных сил японского флота броненосец шел головным в левой колонне. Командующий эскадрой начал перестраивать броненосные корабли в строй кильватера, и четыре эскадренных броненосца 1-го броненоного отряда начали выходить в голову левой колонне. С получением сигнала с флагманского броненосца: «второму броненосному отряду вступить в кильватер первому отряду», «Ослябя» был вынужден уменьшить ход, чтобы дать воз­можность «Бородино» и «Орлу» занять свое место в строю. Шедший сзади «Сисой Великий» также уменьшил ход, но по инерции медленно приближался с кормы. Неудачное маневрирование при вступлении в бой русской эскадры стало роковым для «Осляби». Его черный высокобортный корпус с тремя высокими желтыми трубами, еле двигающийся вперед, был прекрасной мишенью. В 13.49 флагманский корабль «Князь Суворов» открыл огонь, через три минуты вступи­ли в бой японцы. Когда кильватерная колонна русской эскадры немного вы­ровнялась и «Ослябя» снова дал ход, несколько снарядов уже поразили его. Град снарядов обрушился на носовую часть корабля. Орудия левого борта и башен открыли огонь вслед за флагманским кораблем, но из носовой башни успели сделать всего три выстрела. Один из трех попавших в нее снарядов влетел в амбразуру и поразил всю прислугу. Крупный снаряд взорвался у первой перебор­ки жилой палубы. Большая часть образовавшейся пробоины находилась над ватерлинией, но из-за волнения с наветренного борта вода затопила первое и второе отделения жилой палубы и через разбитые вентиляционные трубы стала поступать в левый носовой 152-мм погреб и подбашенное отделение носовой башни. Распространение воды по жилой палубе на некоторое время было остановлено второй водонепроницаемой переборкой. От взрывов носовые отсеки заполнились дымом в такой степени, что не было видно горящих электрических лампочек. Отсеки удалось проветрить, отдраив на время иллюминаторы правого борта. Вода, затопившая носовые отсеки жилой палубы, отрезала несколько минеров, находившихся в отделении носовых динамо-машин и подводных аппаратов. С ними поддерживали телефонную связь. Матрос Чернов по приказанию минного офицера через носовую башню пробрался в носовые отсеки и вывел попавших в ловушку людей.

Через четверть часа после начала боя «Ослябя» потерял грот-стеньгу, трубы настолько изрешетили осколки, что они казались не желтыми, а черными, в носу зияло не менее полутора десятков пробоин.

Броненосец стал заметно крениться на левый борт и оседать носом. Крупный снаряд, пробив броню, попал в угольную яму № 10, вода через пробоину быстро затопила ее и стала заливать левую запасную крюйт-камеру. Для выравнивания крена начали затапливать три правых бортовых коридора, а затем и правые патронные погреба. С увеличением крена и дифферента все больше надводных пробоин входило в воду и скорость затопления возрастала. Несмотря на повреждения и пожары, «Ослябя» продолжал удерживать свое место в строю. Если в начале боя его обстреливали только броненосцы противника, то позже к ним присоединились несколько броне­носных крейсеров. Вскоре после начала боя все мелкие орудия левого борта «Осляби» и 3 казематных 152-мм орудия вышли из строя. Огонь продолжали вести кормовая башня и 2 152-мм орудия кормового каземата. Около 14.20 «Ослябя», накренившись до 12° на левый борт и сев в воду носом по якорные клюзы, с пожаром на рострах вышел из строя вправо. Вода с левого борта уже дошла до орудийных портов нижней батареи, стала вливаться в них потоками и растекаться по кораблю через вентиляционные трубы, неплотности дверей, люков и горловин. Матросы под руководством лейтенанта М.П. Саблина и мичмана П.С. Бачманова пытались заделать орудийные порты койками, матросскими чемоданами, работали по пояс в воде. Щиты полупортиков во многих местах пробило снарядами и осколками и искорежило взрывами, цепочки порвало, так что прекратить поступление воды было невозможно. Лейтенант Саблин поднялся на мостик и доложил командиру о неизбежности гибели броненосца. Капитан 1 ранга В.И.Бэр отдал приказание команде выходить наверх и спасаться. Сам он, будучи раненным в начале боя, не захотел покинуть обреченный корабль. Около 14.40 «Ослябя» опрокинулся на левый борт и несколько мгновений плавал с креном 90°. Дым из труб, оказавшихся вровень с поверхностью воды, стлался по волнам. Гибель корабля произошла на глазах концевых броненосцев отряда Н.И.Небогатова. Очевидец с броненосца береговой обороны «Адмирал Ушаков» написал об этом так: «Не дай Бог никогда больше видеть русским морякам картин подобно той, которая в этот момент открылась моим глазам и была лишь первым из целого ряда ужасов это­го дня. «Ослябя», оборотившись к нам носом, лежал совсем на левом боку. Обнаженная подводная часть правого борта высилась как гора, и на вершине этой горы кишел муравейник людей, столпившихся и с отчаянием ожидавших последней минуты... И она не заставила себя ждать — эта минута. «Ослябя» вдруг лег окончательно, перевернулся, в воздухе мелькнули винты, киль — и все было кончено. Пучина чуждого моря равнодушно приняла свою первую жертву, и на ее сомкнувшейся вновь поверхности лишь чернели плавающие и тонущие люди».

Вместе с кораблем погибли: командир капитан 1 ранга В.И. Бэр, старший офицер капитан 2 ранга Д.Б. Похвистнев, старший артиллерист капитан 2 ранга С.Э. Генке, лейтенанты И.В. Дьяченков, Ф.М. Косинский, В.А. фон-Нидермиллер, В.П. Палецкий, К.К. Тундерман, мичманы В.В. Майков, В.П. Шаповалов, П.С. Бачманов, прапорщики Ф.Н.Шинкенгефер, И.В. Болдырев, старший судовой механик полковник Н.А. Тиханов, поручики П.Ф. Успенский, Г.Г. Даниленко, А.А. Быков, А.Г. Шевелев, корабельный инженер К.А. Змачинский, прапорщики по механи­ческой части С.А. Майструк, В.И. Медведчук, врачи Г.С. Васильев и Г.Р. Бунтинг, 9 кондукторов и 472 нижних чина. К месту гибели корабля, где среди всплывших деревянных обломков, ящиков, рангоута, шлюпок, коек плавали сотни людей, подошли миноносцы «Бравый», «Буйный», «Быстрый» и буксир «Свирь» и, несмотря на рвущиеся вокруг японские снаряды, начали спасать людей. Им удалось поднять из воды 376 человек. Однако во время боя на миноносце «Бравый» погибло еще пятеро моряков с «Осляби» и 22 на крейсере «Дмитрий Донской».

 

«Пересвет» снова под Андреевским флагом

 

 

В 1916 году в связи с потребностью в кораблях для только что созданной флотилии Северного Ледовитого океана Россия приобрела в Японии линкор «Сагами» за 7 миллионов иен. 21 марта он вместе с линейным кораблем «Танго» (бывшая «Полтава») и крейсером «Сойя» (бывший «Варяг») прибыл во Владивосток под флагом японского контр-адмирала Яманака. 27 марта его снова переименовали в «Пересвет» и на нем подняли Андреевский флаг. На этот раз он вошел в состав Российского императорского флота как крейсер.

23 мая 1916 года «Пересвет» вышел в море под флагом командующего отрядом кораблей контр-адмирала А.И.Бес­тужева-Рюмина для испытания машин и производства артиллерийских стрельб. При возвращении во Владивосток  в семи милях восточнее маяка Скрыплева в тумане крейсер выскочил носом на прибрежный риф в 120 м от берега. Часть носовых отсеков оказалась затопленной. В ходе произведенного водолазного обследования было установлено, что нос до 10-го шпангоута сидел на каменной плите, наружное дно повреждено на протяжении 22,8 м, а вертикальный киль — на 34,8 м. Все усилия сойти с мели без посторонней помощи оказались тщетными. В течение нескольких дней предпринимались попытки стянуть крейсер линейным кораблем «Чесма» и портовыми буксирами. Не помогли и разгрузка носовой части, затопление ряда кормовых отделений. Тогда обратились за подмогой к японцам. 7 июня начались спаса­тельные работы: пробоины залили цементом, подвели баржи-понтоны и откачали воду из затопленных отсеков. Корабль всплыл и был отбуксирован во Владивосток, затем поставлен в док. После временной заделки пробоин «Пересвет» 6 августа ушел в Майдзуру, где был окончательно отремонтирован. Общая стоимость аварийно-спасательных работ и ремонта составила 740 000 рублей.

19 октября 1916 года крейсер вышел из Майдзуру, направляясь на русский Север по маршруту Гонконг — Синга­пур — Аден — Суэц, и 6 декабря 1916 года прибыл в Порт-Саид.

22 декабря 1916 года (4 января 1917 года по новому стилю) «Пересвет» в сопровождении английского эскадренного миноносца вышел из Порт-Саида в Сре­диземное море. Опасаясь атак подводных лодок, корабли шли противолодочным зигзагом. В 17.30 «Пересвет» подорвался сразу на двух минах. (В начале декабря германская подводная лодка U-73 выставила у побережья Египта на подступах к Суэцкому каналу несколько минных банок.) Первый взрыв раздался в носовой части с левого борта, напротив башни главного калибра. Очевидно, произошла детонация боезапаса погребов. Мощный двойной взрыв снес крышу башни. Почти одновременно прогремел второй взрыв — в корме. Считая, что корабль торпедирован подводной лодкой, расчеты противоминной артиллерии открыли огонь по воде. Крейсер погружался носом и быстро кренился на левый борт. Положение было безнадежным, и командир капитан 1 ранга Иванов приказал команде спасаться. Из-за большого крена и волнения удалось спустить на воду только один паровой катер. В 17.47 «Пересвет» опрокинулся и затонул на глубине около 45 м в 10 милях на норд-ост 24° от выхода из Порт-Саида. В течение четырех часов английский эсминец и подошедшие французские траулеры спаса­ли экипаж погибшего корабля. Из воды были подняты 557 человек, но 9 из них впоследствии скончались от ран и переохлаждения. Погибли 252 человека, или 30,4% личного состава. 28 марта 1917 года «Пересвет» был исключен из списков флота.

В 1955 году в Порт-Саиде на средства Министерства обороны СССР на могиле моряков с «Пересвета» установили памятник.

 

 

Источники:

 

Wikipedia;

В. Я. Крестьянинов, С. В. Молодцов. Броненосцы типа «Пересвет» («Морская коллекция» № 1 за 1998 г.);

Р. М. Мельников. Броненосцы типа «Пересвет»;

Ссылки на сайты использованные в теме:

http://www.tinlib.ru/voennaja_istorija/linkory_britanskoi_imperii_chast_iv_ego_velichestvo_standart/p6.php

http://and-kin2008.narod.ru/biperesvet.html;

http://keu-ocr.narod.ru/Peresvet/chap01.html;

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
85 публикаций
54 боя

677dc830023a.jpg

b22b6e79d197.jpgПарад японского флота

da76cd9cefe2.jpge9d5e1a4c87d.jpg

f6e71b471bb3.jpg Перед передачей России,f6e71b471bb3.jpg

a80c3ba441ec.jpgВладивосток октябрь 1916г.

2a7a158aeb84.jpg

 

P.S. Вроде все) 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
176 публикаций
2 963 боя

Спасибо за хорошо структурированную статью, порадовали фоточки так как события описанные выше еще раньше исследовал.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
131 публикация
2 601 бой

Интересная и содержательная статья, отдельный + автору за фотографии. Если не ошибаюсь то гибель "Осляби" взята из книги И. Бунича "Князь Суворов". Интересная книга о 2-й Тихоокеанской эскадре и ее флагманском корабле "Князь Суворов", походе во Владивосток и Цусимском сражении.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
8 публикаций
341 бой

Отличная тема, однозначно плюс.

За кораблики обидно - ну не тянули они на ЭБр. На хороший, годный броненосный крейсер - да, а вот броненосец ... 

Ещё и адмиралы "старались" (ситуация, в которой оказался "Ослябя" в начале цусимского сражения).

И, кстати, всем советую 2 книги по теме : Валентина Пикуля "Крейсера" (про 1-ю Тихоокеанскую эскадру) и Алексея Новикова-Прибоя "Цусима" (2-я и 3-я эскадры. Есть вероятность ниасилить - очень большая книжка).

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 394 публикации
577 боёв

 

И, кстати, всем советую 2 книги по теме : Валентина Пикуля "Крейсера" (про 1-ю Тихоокеанскую эскадру) и Алексея Новикова-Прибоя "Цусима" (2-я и 3-я эскадры. Есть вероятность ниасилить - очень большая книжка).

Лучше почитать Русско-японская война 1904-1905 гг. Действия флота. Документы

http://www.runivers.ru/lib/book3352/

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
8 публикаций
341 бой

Лучше почитать Русско-японская война 1904-1905 гг. Действия флота. Документы

http://www.runivers.ru/lib/book3352/

 

Так то ж серьезное историческое исследование, а не художественная литература. Вывод : прочитать стоит и то, и другое.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
1 535 публикаций
292 боя

Так то ж серьезное историческое исследование, а не художественная литература. Вывод : прочитать стоит и то, и другое.

ну почитать, конечно, стоит, но у меня к Пикулю в последнее время довольно смешанное отношение. у него половина оценочных суждений основаны на исторических анекдотах. это несколько смазывает впечатление, хотя как художественная литература - вполне на уровне

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
173 публикации
333 боя

ну почитать, конечно, стоит, но у меня к Пикулю в последнее время довольно смешанное отношение. у него половина оценочных суждений основаны на исторических анекдотах. это несколько смазывает впечатление, хотя как художественная литература - вполне на уровне

Вообще то Пикуль никогда и не претендовал на то, что бы его труды называли научно-историческими, он писал военно-патриотические романы.  

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
1 535 публикаций
292 боя

Вообще то Пикуль никогда и не претендовал на то, что бы его труды называли научно-историческими, он писал военно-патриотические романы.  

да тут я согласен полностью. и то что писал он во времена, когда история подлежала цензуре учитываю. но все равно, некоторые вещи не срастаются и осадочек остается))))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
541 публикация
4 545 боёв

 Алексея Новикова-Прибоя "Цусима" (2-я и 3-я эскадры. Есть вероятность ниасилить - очень большая книжка).

 

Читается на одном дыхании зато. Да и 2 тома - не такой уж и большой объем.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
173 публикации
333 боя

да тут я согласен полностью. и то что писал он во времена, когда история подлежала цензуре учитываю. но все равно, некоторые вещи не срастаются и осадочек остается))))

Ну в принципе вы правы... 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
58 публикаций
245 боёв

Не понял о чём спор. Вроде должен о кораблях. Изначально проект великолепный, но как использовались корабли. Место этим кораблям на коммуникациях, а не в линии. Если б использовали их как рейдеров, то возможно они б и нарушили снабжение японской армии. 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
425 публикаций
3 548 боёв

Однозначно, на коммуникациях... особенно обидно что из-за раздолбайства отряд Вирениуса не попал в Артур, и еще "Александр III" мог бы попасть к началу войны... во Владик отправить 3 пересвета  и все богини... 9 кораблей здорово бы разгрузили артутцев и веселее было бы на коммуникациях

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
58 публикаций
245 боёв

Однозначно, на коммуникациях... особенно обидно что из-за раздолбайства отряд Вирениуса не попал в Артур, и еще "Александр III" мог бы попасть к началу войны... во Владик отправить 3 пересвета  и все богини... 9 кораблей здорово бы разгрузили артутцев и веселее было бы на коммуникациях

Полностью согласен учитывая то блокада Владивостока крайне затруднена, а броненосные крейсера Камимуры бесполезны против броненосцев. 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
1 535 публикаций
292 боя

Однозначно, на коммуникациях... особенно обидно что из-за раздолбайства отряд Вирениуса не попал в Артур, и еще "Александр III" мог бы попасть к началу войны... во Владик отправить 3 пересвета  и все богини... 9 кораблей здорово бы разгрузили артутцев и веселее было бы на коммуникациях

ну это если бы точно знать когда война начнется и максимально ускорить отправку Александра III и Осляби на дальний восток - да, можно было делов наделать, да только очевидных причин для немедленного аврала не было

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×