Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Darkofag

Азовский флот Часть 5.

В этой теме 4 комментария

Рекомендуемые комментарии

[TSOT]
Старший альфа-тестер, Старший альфа-тестер
233 публикации
2 271 бой
 

Глава 5

Оборона Приазовья в период Крымской войны

BpCIY05lWns.jpg

В первой половине девятнадцатого столетия во флоте произошли глубокие преобразования. Во многих странах вместо парусных судов стали строиться вначале паровые с гребными колесами, имевшие одновременно и паруса, а затем паровые винтовые корабли. С их появлением намного возросла мощность, вооруженность, скорость и маневренность военных кораблей.

Ко времени Крымской войны, начатой Турцией против России в октябре 1853 года, русский флот значительно уступал турецкому как по количеству, так и по качеству. В состав Черноморского флота в это время входили 14 парусных линейных кораблей, 6 фрегатов, 4 корвета, 12 бригов, 7 пароходо-фрегатов, 32 транспорта, 24 малых парохода, 54 парусных и 28 гребных судов.

Несмотря на то, что русский флот был намного слабее турецкого, уже в 1853 году он одерживает ряд побед. 5 ноября прошел первый в истории морской бой паровых кораблей. 11-пушечный флагманский корабль «Владимир», которым командовал капитан-лейтенант Г. И. Бутаков, в трехчасовом бою победил десятипушечный турецкий «Первазбахри», а через 3 дня фрегат «Флора» выиграл сражение с тремя турецкими пароходами «Тайф», «Фрейзи-Бахри» и «Саик-Ишаде».

Самое крупное сражение в этом году между русским и турецким флотом состоялось 18 ноября. В этот день черноморская эскадра из 8 парусных судов, возглавляемая вице-адмиралом П. С. Нахимовым, атаковала в Сннопской бухте турецкую эскадру из 16 кораблей и уничтожила ее. В бою погибло 3200 турецких матросов и офицеров. На русских кораблях были убиты 37 и ранены 235 человек.

Эта победа была обеспечена благодаря флотоводческому мастерству П. С. Нахимова, решительным и инициативным действиям командиров кораблей, героизму и мужеству русских моряков. Блестящую оценку Синопскому сражению дал вице-адмирал В. А. Корнилов: «Битва славная, выше Чесмы и Наварина… Ура, Нахимов! М. П. Лазарев радуется своему ученику!».

В начале войны Россия одержала ряд крупных побед над турецкими сухопутными войсками. 19 ноября в сражении при Башкадыкларе (Турция) были разгромлены их главные силы.

Победы России серьезно обеспокоили союзников Турции — Англию и Францию. В феврале 1854 года они ввели в Черное море свой объединенный флот и объявили России войну. Против 700-тысячной русской армии они выставили армию в 1 миллион человек. Преимущество противника было также в том, что на его вооружении находилось нарезное оружие, а на вооружении Российской армии — гладкоствольное.

Боевые действия охватили многие территории — Европейский Север, Камчатку, Балканы, Кавказ. В сентябре 1854 года англо-французский флот, состоящий из 89 боевых кораблей и 300 транспортных, высадил в Крыму экспедиционную армию в количестве 62 тысяч человек, нанес поражение русским войскам под командованием А. С. Меншикова и осадил Севастополь. Героическую оборону города возглавили адмиралы В. А. Корнилов, П. С. Нахимов и В. И. Истомин. Первым штурм Севастополя, предпринятый неприятелем 5 октября, был отбит. Многие его корабли, принимавшие участие в обстреле города, получили серьезные повреждения. Вражеский флот отошел от города и больше в его бомбардировках не участвовал.

До мая 1855 года союзники предприняли еще пять массированных бомбардировок и штурмов, но севастопольцы выстояли. Осада главной базы Черноморского флота продолжалась.

Стремись сломить сопротивление Севастополя и ускорить осуществление своей захватнической программы, союзное командование весной 1855 года разработало план экспедиции англо-французского флота в Азовское море, рассчитывая нанести удар по важному в экономическом и стратегическом от ношениях району южной России — Приазовью.

Ко времени Крымской войны Приазовье являлось одним из крупнейших хлебоэкспортных районов России. Кроме хлеба в Таганрог, Ростов, Ейск, Мариуполь и другие порты из разных областей страны привозились для продажи большие партии шерсти, кож, железа, леса, меда, масла, сала и многих других продуктов. Через Приазовье пролегал кратчайший путь из Центральной России на Кавказ. С началом войны Приазовье стало крупной продовольственной и военной базой, откуда в Крым и на Кавказ поступали боезапасы, продовольствие, воинское пополнение.

Стратегическое значение Азовского моря и Приазовья определялось также их промежуточным положением между Кавказом и Крымским полуостровом, где развернулись решающие военные действия.

Одной из главных задач, которая стояла перед Азовской экспедицией англо-французского флота, было уничтожение наших южных опорных береговых пунктов и военно-продовольственных баз, а также уничтожение военного и торгового флота.

Согласно разработанного объединенным командованием плана, 12 мая 1855 года англо-французский флот из 57 кораблей, 11 плавбатарей и нескольких десятков мелких судов вошел в Керченский пролив. На его борту находилось 16-тысячное войско.

Первой в бой с противником вступила Павловская батарея. Как только показались вражеские канлодки, ее гарнизон открыл яростный огонь и оказывал врагу сопротивление до тех пор, пока на Амбелакских высотах, вблизи батареи, не появились французские солдаты. Не ожидая окружения, батарейцы взорвали все орудия, пороховой склад и отступили в глубь Керченского полуострова. Вскоре по этой причине прекратили сопротивление Ак-Бурунская (Николаевская) и соседние батареи. С помощью многотысячного десанта противник занял Керчь.

Русская Азовская флотилия, охранявшая Керченский пролив, из-за своей малочисленности и слабости не могла противостоять мощному вражескому флоту. Ее командующий, контр-адмирал Н. П. Вульф принял решение уничтожить большую часть своих судов, а на четырех уйти в Азовское море. Среди сожженных и затопленных были пароходы «Бердянск», «Донец», корвет «Могучий», тендер «Нырок», транспорты «Арагва», «Доб», «Мамай», «Кодос» и др.

Упорное сопротивление англо-французским кораблям, пытавшимся прорваться в Азовское море, оказали гарнизоны русских батарей у Еникале и на Северной косе (Чушке). О действиях этих батарей генерал-лейтенант Врангель сообщал, что они произвели «усиленную и удачную канонаду по неприятельским пароходам, устремившимся в Еникальский пролив». В другом донесении отмечалось, что «встреченные огнем батарей Еникале и Чушки англо-французские корабли должны были отступить».

Батарея Еникале вела ожесточенный обстрел вражеского флота 12 мая до самого вечера и не давала ему возможности прорваться в Азовское морс. Это позволило пароходам Азовской флотилии «Аргонавт», «Боец», «Молодец» и «Колхида» уйти к северным берегам.

Артиллеристы еникальской батареи прекратили огонь лишь при угрозе захвата се врагом со стороны суши. Заклепав орудия и уничтожив все, что могло попасть в руки неприятеля, гарнизон батареи оставил позиции и присоединился к главным силам, которые при отступлении уничтожили продовольственные и военные склады.

Значительно дольше оборонялась батарея на Чушке. Утром 13 мая, уже после падения Еникале, она возобновила бой с неприятельскими кораблями, пытаясь воспрепятствовать их проходу в Азовское море. Более суток шел неравный бой. Только при движении обходных колонн противника артиллеристы взорвали батарею и отступили к своим войскам.

К сожалению, все керченские береговые укрепления, созданные в основном с марта 1854 по апрель 1855 годов не были рассчитаны на долговременную оборону. Будучи открытыми со стороны суши, они не могли препятствовать противнику высаживаться в стороне от укреплений и заходить им в тыл.

Захват побережий Керченского пролива давал возможность англо-французскому флоту войти в Азовское морс, нанести удар по его портам — важнейшим базам снабжения русских войск продовольствием, военным снаряжением, людскими резервами, прекратить с ними морские сообщения Крыма, Причерноморья и Закубанского края, создать угрозу сухопутным коммуникациям Крыма с Россией через Арабатскую Стрелку и Чонгарский мост, проникнуть в низовье Дона и нанести удар по основной операционной линии на Кавказе, приступить к активным боевым действиям на Таманском полуострове и оказанию помощи турецким войскам на северо-западном Кавказе, овладеть всем Керченским полуостровом и, используя его ресурсы, а также продовольственные запасы, сосредоточенные в портах Приазовья, улучшить снабжение своих войск в Крыму.

Приступая к операциям на Азовском море и рассчитывай на их успешное решение, англо-французское командование стремилось отвлечь часть русских сил с главных театров войны — Крымского и Закавказского.

Победами объединенного флота в Азовском море союзное командование надеялось поднять моральный дух своих войск, утративших веру в успех осады Севастополя.

Предвидя ввод англо-французского флота в Азовское море, русское командование предприняло ряд мер по укреплению морского побережья. Уже в феврале 1854 года в Приазовье было объявлено военное положение. В Таганрогском градоначальстве был назначен военный губернатор, в должность которого с 16 марта вступил генерал-майор Г. П. Толстой. Для обороны Приазовья главный начальник Екатеринославской губернии распорядился создать два оборонных отряда — первый для охраны побережья от устья Дона до Тамани и второй — до Крыма. В состав первого отряда входили 4 донские полка и 3 конно-артиллерийские батареи, а в сослав второго — 3 донских полка, одна конно-артиллерийская батарея, Азовское войско, все инвалидные команды, таможенная и карантинная службы.

Однако вскоре, в связи с военной необходимостью, все полки, размещенные в Северном Приазовье, были направлены в Крым. Охрана линии между Таганрогом и Мариуполем возлагалась на объездчиков из местных жителей, а в Таганроге — на береговой надзор, караульную, жандармскую, таможенную и другие команды, в которых насчитывалось около 600 человек, а также на отряд правительственных судов, состоящих из лоцманского судна «Секстан», брандвахтенной шхуны «Унылая», двух барж и трех гребных таможенных катеров. На своем вооружении лоция и яхта имели 14 орудий и свыше 1000 снарядов. Общая численность экипажей не превышала 70 человек. Однако, как только на Дон поступила весть о захвате Керченского пролива и вторжении неприятельской эскадры в Азовское море, штаб Войска Донского немедленно приступил к формированию казачьего ополчения для защиты от иноземных захватчиков низовьев Дона, Северного и Восточного Приазовья.

Прорвавшись в Азовское море, быстроходная неприятельская флотилия, состоявшая из 14 английских и 4 французских пароходов, большого количества канонерок и других судов, взяла курс на Бердянск, пытаясь воспрепятствовать отступлению русских кораблей на восток.

Но когда днем 14 мая большая часть англо-французской эскадры бросила якорь у оконечности Бердянском косы, русских судов уже не было: но решению командования, их взорвали и сожгли, сошедшие на берег экипажи перебрасывались в Таганрог посуху.

На другой день вражеские корабли вошли в Берлинскую бухту и выстроились в линию правым бортом к городу. В числе его защитников было лишь 6 полицейских и 150 казаков, которые находились в это время за городом. Воспользовавшись этим, командующий объединенной эскадрой английский капитан Лайонс высадил на берег небольшой отряд матросов и морской пехоты. Десантники сожгли 4 каботажных судна, несколько рыбачьих лодок и 2 продовольственных склада, в которых хранилось до 40 тысяч четвертей пшеницы.

Несколько ранее другая часть вражеской флотилии подошла к Арабату. Несмотря на малочисленность гарнизона и наличие только 5 слабомощных орудий, защитники города под ожесточенным огнем врага не дрогнули и даже сумели повредить своим огнем дна неприятельских судна.

16 мая интервенты предприняли попытку захватить Генический пролив и проникнуть в Сиваш с тем, чтобы затем уничтожить Чонгарский мост, через который осуществлялась связь Крыма с остальной Россией. Вначале к Геническому проливу подошли 2 английских парохода, рассчитывая овладеть входом в Гнилое море и воспрепятствовать русским торговым судам, находящимся на внешнем рейде у Геническа, укрыться в Сиваше. Часть судов им удалось уничтожить, но другая — сумела уйти.

Спустя некоторое время, к этим кораблям подошли еще 12. Через парламентеров было предъявлено требование немедленно выдать оставшиеся в порту суда, хлебные запасы и все казенное имущество. Получив отказ, неприятель приступил к бомбардировке города. Во время артобстрела ему удалось направить в Сиваш несколько своих шлюпок с хорошо вооруженными командами, которые потопили несколько десятков русских лодок с провиантом и фуражом. Но огонь двух орудий, переброшенных руководителями обороны к проливу, вынудил вражеские шлюпки отступить к своим судам.

hsHRfY2GAs0.jpg

Для предотвращения аналогичных действий неприятельского флота в дальнейшем, и особенно возможного прорыва противника к Чонгарскому мосту и Перекопу, русское командование установило в этом районе 2 батареи и укрепило генический участок пехотными и кавалерийскими частями.

После безуспешных попыток неприятеля занять Генический пролив и прорваться через Сиваш к Перекопскому перешейку его главные усилия были направлены на Таганрог, занимавший в военно-стратегических планах союзного командования важное место. Во-первых, здесь были сосредоточены большие продовольственные и сырьевые запасы, захват которых наносил серьезный ущерб снабжению русской армии в Крыму и Приазовье и в то же время облегчал продовольственное снабжение англо-французских войск и флота. Во-вторых, Таганрог, господствуя над входом в Дон, мог явиться базой для их дальнейшего продвижения по Дону в район Ростова, где находились продовольственные и военные склады, и через который проходил кратчайший путь на Кавказ. Помимо этого, переход Таганрога в руки англичан и французов означал бы крупный успех военно-морского флота интервентов.

Против неукрепленного Таганрога вражеское командование направило 13 боевых пароходов и 20 винтовых канлодок и мелких судов.

22 мая 1855 года, подойдя к городу на близкое расстояние, противник направил в Таганрог парламентеров с требованием к местным властям сдать город без боя. Несмотря на отсутствие в Таганроге артиллерии и наличие только 2 казачьих полков, гарнизонного полубатальона и 200 ополченцев из местных жителей, военный губернатор города Г. П. Толстой через парламентеров дал достойный ответ: «Русские не сдают своих городов. Таганрог не крепость; орудий у нас нет. Вы можете бомбардировать город безнаказанно, не опасаясь получить в ответ хотя бы единый выстрел. Но таково ли призвание воина? Выходите на берег, мы померяемся силами, и если ваша возьмет, то мы ляжем до последнего, исполнив свой долг».

В таком же духе ответил командующий войсками Таганрогского отряда генерал-лейтенант И. И. Краснов: «Военная честь запрещает уступать без боя город… Предлагаю выйти на берег и вступить в бой, пусть оружие решит, кому владеть сегодня городом».

Как только был получен ответ, вражеские корабли приступили к обстрелу города и вели его без перерыва 6 часов. Каплодки обстреливали северную часть города и район Лесной биржи до Каменной лестницы, а пароходы — пристань и остальную часть города. Наибольшему обстрелу с их стороны подверглась территория бывшей крепости, на которой находились 2 церкви, слободка и госпитали, имевшие хорошо видимые желтые флаги.

Под артиллерийскую канонаду неприятель предпринял попытку захватить город при помощи десантников. Высадка первого десанта состоялась в районе набережной, у Крутого спуска. После короткой рукопашной схватки непрошенные гости были сброшены с горы в море. Второй десант проводился у Каменной лестницы. Неприятельский отряд в 100 человек пытался подняться по ней на Греческую улицу, но под ударом сотни 68-го казачьего полка вынужден был отступить и возвратиться на свои суда.

Одновременно ожесточенная схватка с врагом произошла на берегу у Лесной биржи. Здесь противодействовал ему отряд добровольцев под командованием отставного капитана I ранга Зигури. Как только вражеские десантники высадились на берег, ополченцы бросились на них в контратаку и сбили в море.

Главная атака англо-французами была предпринята в 3 часа дня в направлении Крутой горы, против Константиновской церкви (ныне ул. Греческая, 54). Под прикрытием сильного корабельного огня на набережную был высажен отряд, состоящий из 300 человек. Прикрываясь кустарником, вражеские десантники открыли по защитникам города плотный штуцерный огонь и стали взбираться по крутому склону на возвышенность. Стрелки роты гарнизонного полубатальона, возглавляемые отставным подполковником Македонским, открыли ответную стрельбу. Заметив замешательство в передовой неприятельской линии, таганрожцы пошли в штыковую атаку, «дружным ударом опрокинули десантников и принудили их опрометью побежать к своим лодкам».

В боевых действиях с неприятелем принимали участие многие мирные жители, в том числе женщины.Так, во время сильного артиллерийского обстрела района бывшей крепости, где находился гарнизонный полубатальон, простая русская женщина, жена отставного унтер-офицера, Анисья Гавриловна Лядова снабжала солдат водой, делала перевязки, оказывала другую помощь. Увидев у горящего дома маленькую девочку, возле которой разрывались вражеские снаряды, она смело бросилась к ней и перенесла в безопасное место.

За бесстрашие и самоотверженность Анисья Лядова была награждена серебряной медалью «За усердие» и 25 рублями серебром.

После провала десантной операции неприятельская эскадра удвоила огонь по городу. С наступлением темноты его прекратили, а на рассвете следующего дня вражеские корабли ушли в море.

Много позже английский офицер Берроу, участвовавший в Азовской экспедиции, писал в своих мемуарах: «В плохо укрепленном Таганроге мы встретили неожиданное и отчаянное сопротивление русских. Сюда как бы долетел дух упорства, владевший защитниками Севастополя. Стойкость русских поражала».

Оставив Таганрогский рейд, англо-французская эскадра направилась на юг, чтобы принять участие в боевых действиях против русских войск, расположенных на Северо-Западном Кавказе и Таманском полуострове.

Продвигаясь в сторону Керченского пролива, часть неприятельской эскадры 24 мая подвергла сильной бомбардировке г. Мариуполь, а вторая, состоявшая из 20 пароходов и канонерок, 25 мая появилась у Ейска, простояла возле него целый день и к вечеру удалилась, не причинив городу никакого вреда.

По замыслу англо-французского командования ушедший от Таганрога флот должен был высадить в районе Темрюка десант для удара по русским войскам, которые перед угрозой наступления турецких войск и восставших против России кавказских горцев стали отходить на Таманский полуостров. Оставив Новороссийск и Анапу, большой отряд русских войск под командованием вице-адмирала Серебрякова двинулся к Темрюку. В пути было получено известие о подходе к нему неприятельской эскадры. Для отходящих русских войск создавалась угроза оказаться запертыми в плавнях. Ценой громадного напряжения сил анапскому гарнизону удалось 27 мая выйти к Темрюку, на рейде которого уже находилось 18 неприятельских паровых судов и множество баркасов, предназначенных для десанта.

Заняв позиции, русские войска стали готовиться к отражению врага. Однако внезапно поднявшаяся 28 мая буря сорвала высадку противника. К тому же, узнав о приходе сюда русских войск, командование флотилии не решилось начать сражение.

Таким образом, попытка англо-французских интервентов, имевшая целью при содействии восставших горцев и турецких войск отрезать путь к отступлению русских войск на Таманский полуостров, полностью провалилась, Не был также осуществлен план широкого наступления горцев на Прикубанье с целью прорыва укрепленной кордонной линии. Основная масса горского населения не только не поддержала англо-турецких захватчиков и их вассалов, но и враждебно отнеслась к ним.

Упорная борьба русских войск в районе Таманского полуострова и на юго-востоке Азовского побережья не позволила союзному командованию сорвать активные операции армии генерала Н. И. Муравьева в Закавказье и обеспечила условия для успешного штурма и взятия русскими войсками турецкой крепости Карс. Ее захват решил исход кампании в Закавказье в пользу русских. Англо-турецкие планы порабощения народов Кавказа и Закавказья потерпели полный провал.

В соответствия с требованием военного министерства страны «обратить все свое внимание на обеспечение защиты берегов Азовского моря и в особенности устья Дона» штаб Войска Донского к середине июня 1855 года сформировал 16 казачьих полков, из них 5 полков располагались между Сенявкой и Мариуполем, шесть — по берегам Дона и залива между Сенявкой, Ростовом и Ейском, два — по побережью между Ейском и Темрюком и три полка находились в резерве, вблизи Новочеркасска.

Для защиты донских гирл была выделена Азовская гребная флотилия. Ее построили в ст. Аксайской на Дону и спустили на воду перед самым вторжением англо-французской эскадры в Азовское море. Флотилия состояла из канонерских лодок, баркасов, каюков и челнов. Во всех экипажах было 606 человек, в том числе 4 штаб-офицера, 13 обер-офицеров и 678 матросов. Командовал флотилией капитан I ранга Певцов.

В подчинении флотилии находился казачий полк, который вместе с добровольцами из местного населения составлял особый отряд стрелков, располагавший 43 каюками и неводниками, для действий на них в донских плавнях.

Азовская флотилия держала под артиллерийским прицелом вход в донские гирла со стороны моря. На всей судоходных рукавах несли круглосуточное дежурство 8 ее канлодок и 16 баркасов, на борту которых имелось 34 морских орудия.

Как только стало известно о появлении неприятельского флота в Азовском море, немедленно были начаты работы по запружению устьев Дона барками с камнем и якорями, которые, не препятствуя течению реки, были надежным и весьма опасным препятствием для прохода неприятельских судов.

Уже к началу июня были запружены все 4 рукава донского устья; Перевалочное гирло — шестью барками, 31 якорем и каменными набросами между барками; Егурчанское — двумя затопленными барками, одним баркасом, четырьмя якорями и одним бугром из камня; Каланчинское — четырьмя барками, одной лодкой и одним каменным бугром; Донской рукав — двумя барками, двумя лодками и значительным каменным завалом. Запруды и заграждения были устроены и в самом Дону, у Гниловской станицы. В этом месте у правого и левого берегов было уложено на дне 53 якоря, в том числе 45 двухлапных весом от 70 до 200 пудов каждый, и 8 якорей четырехлапных весом свыше 10 пудов.

Водные преграды защищались артиллерией. Артиллерийские батареи были установлены у Рогожкинской пристани, недалеко от устья Мертвого Донца, и несколько батарей в районе Ростова. Количество пушек на них превышало 30 единиц.

Укрепление берегов проводилось при активном участии населения. Так, на строительстве Петровского и Каланчинского укреплений бесплатно работали 570 крестьян казенных селений Троицкой волости Таганрогского округа. Устройство переправ для войск выполнялось силами 2879 поселян Нахичеванского округа. Кроме того, для заграждений Дона, устройства батарей, перевозки войск, снаряжения, продовольствия проводился сбор средств, выделялись безвозмездно продукты питания, транспорт и пр.

В результате принятых мер по укреплению низовьев Дона и Северо-Восточного Приазовья, благодаря мужеству защитников Таганрога и других мест все попытки противника прорваться к Ростову были обречены на провал.

Особенно серьезная борьба за донскую дельту развернулась в июле 1855 года. Англичане и французы усиленно готовились к операциям на Дону, о чем свидетельствуют часто совершаемые ими промеры и рекогносцировки при входе в донские гирла, которые проводились неоднократно, в том числе 8, 9 и 11 июля. Двенадцатого июля попытка противника прорваться канлодкой и двумя баркасами к запрудам на Дону была пресечена пароходом «Таганрог»[102] и двумя канлодками Азовской флотилии.

В этот же день английская канлодка «Джаспер», неоднократно обстреливавшая Таганрог и прибрежные деревни, села на мель у Кривой Косы. Случилось это после того, как ранее установленные ею вехи на глубоких местах неизвестным николаевским рыбаком были переставлены на мелкие, в результате чего канлодка и засела на мелководье. Казаки выбили с нее экипаж, сняли орудия, паровую машину, а судно взорвали. Весть об этом событии быстро облетела все Приазовье, подняла и укрепила моральный дух его защитников.

Утром 24 июля 3 хорошо вооруженные канлодки, плавучая батарея и множество мелких судов неприятеля с Таганрогского рейда подошли к гирлам Дона. У Перевалочного рукава от этого отряда судов отошли 10 баркасов и шлюпок с десантниками, встреченных ружейным огнем казаков и вынужденных вернуться к своим судам, которые поспешно снялись с якорей и ушли в сторону Таганрога.

Неприятельские корабли предпринимали еще несколько попыток прорваться к Ростову, но каждый раз безуспешно.

Ко времени июльских событий в гирлах Дона Таганрог получил значительные подкрепления: экипажи сожженных в Бердянске кораблей флотилии контр-адмирала Н. П. Вульфа и 70-й Донской казачий полк. В середине июля на смену учебного казачьего полка, переведенного в Новочеркасск, в город вошел 74-й Донской казачий полк. Из моряков Азовской флотилии был сформирован морской сводный батальон пехоты, а из охотников-милиционеров — 2 полубатальона. В это же время г. Таганрог перебрасывается артиллерия: 2-я Донская батарея из 8 орудии и запасная гренадерская полубатарея из 4-х орудии. Артиллерией был усилен также участок между Таганрогом и донскими гирлами; тут находились две батареи, а также два казачьих полка.

Укреплялись, пополнялись воинскими частями многие другие населенные пункты Приазовья. Русское военное командование организовало строевую и боевую подготовку во всех вновь сформированных полках и отрядах. Во время занятии ополченцы и казачьи отряды шли на всякие уловки и хитрости: не отвечали на бесцельную стрельбу, подпускали «десантников» на близкое расстояние и дружно атаковали их, умело прятались во дворах, зарослях, окопах, за буграми и т. п.

На протяжении июля, кроме срыва операций по захвату низовьев Дона, провалились десантные операции у Петровской станицы, Бердянска, Мариуполя, Кривой Косы. Об этом убедительно свидетельствуют рапорты наказного и походного атаманов Главнокомандующему сухопутными и морскими силами в Крыму от 7 и 8 июля 1855 года. «3 июля с рассветом, — говорится в первом из них, — показалась от Керченского пролива неприятельская эскадра, которая подошла к Бердянску и стала на якорную стоянку. Часу в третьем пополудни началась бомбардировка города. На другой день утром совокупная громада в числе 13 паровых судов, от канонерских лодок до большого фрегата включительно, двинулась к Петровской станице. В 8 часов флот остановился на Петровском рейде, а в 9 часов 30 минут открыл борта и повел канонаду по станице.

К 2 часам пополудни, после 1036 выстрелов, показался пожар от казачьих домов, а в 3 ч. 30 мин. неприятель направил огонь на постройки более капитальные и церковь во имя Св. Николая. Не прекращая грома своей артиллерии с фланговых судов, противник направил к берегу на 26 баркасах десант. Он был встречен артиллерийским и ружейным огнем нашего батальона и заставил десантников вернуться к своим баркасам.

Наконец, неприятель отправился с рейда Петровского в числе 11 пароходов к Мариуполю, а двумя канлодками — к Бердянску, продолжая пальбу по лежащим у морского берега частным рыбным заводам».

Во втором рапорте сообщалось, что 7 июля в 2 час. 30 мин. дня 4 неприятельских парохода открыли огонь у переправы Миуса и по рыбному заводу. Вскоре к этим пароходам со стороны Мариуполя прибыли еще два. Остановившись против слободы Платовой-Еланчицкой, один из них сделал несколько выстрелов по Ляпиной косе. В это время другие пароходы открыли огонь по х. Семеновскому, расположенному на территории бывшей крепости. Три баркаса, спущенные ими на воду, приблизившись к берегу, намеревались зажечь строения, но встреченные ружейным огнем казаков 76 полка ушли в противоположную сторону Миусского лимана.

24 июля 3 английских парохода с 12-ю судами разного размера, потерпев поражение в устьях Дона, вновь приблизились к Таганрогу и стали на якорь напротив Воронцовской пристани. Для отражения возможного десанта таганрогское командование расположило в скрытых местах добровольческую милицию, сводный морской и гарнизонный полубатальоны, 4 сотни спешенных казаков 68 и 74 Донских полков. Остальные казачьи сотни и 2-я Донская легкая артиллерия находились в резерве.

В 6 часов вечера противник открыл по городу ураганный огонь, который продолжался два часа. За это время неприятель, стреляя ядрами, бомбами, картечью и конгреевыми ракетами, сделал более 300 выстрелов. Под прикрытием корабельного огня вражеские лодки с десантниками несколько раз подходили к берегу, но всякий раз метким ружейным огнем отгонялись назад.

Этой неудачей закончились июльские операции неприятеля как у Таганрога, так и в других местах.

Во второй половине августа 1855 года англо-французское командование предприняло третье крупное нападение на Азовское побережье. К этому времени Таганрог был опоясан траншеями и усилен артиллерией. В середине месяца сюда прибыла бригада пехоты в составе 4 тысяч человек, а также 2 батареи по четыре 24-фунтовые пушки в каждой.

Весьма примечательно применение защитниками Таганрога стрелковых окопов в виде сплошных траншей, использование которых с многочисленными ходами сообщений резко снижало эффективность вражеского обстрела и позволяло защитникам города выдерживать артобстрел почти без потерь.

При появлении у Таганрога 19 августа 3 англо-французских пароходов воинские и другие части быстро заняли боевые позиции: 4 батальона в траншеях, отряд «охотников» на Лесной бирже, отдельные части в окрестных селах.

Как только один из вражеских пароходов приблизился к берегу и открыл огонь, по нем тот час же ударили русские пушки. Неприятельское судно поспешно возвратилось в море. В тот же день пароходы противника западнее Кривой косы подошли близко к берегу и открыли огонь по поселку Кирпичева.

После обстрела высадили на берег до 80 десантников. Лежащий в засаде отряд из 60 казаков обстрелял их и бросился и атаку с шашками наголо. В бою казаки захватили в плен двух офицеров и одного матроса. Несколько вражеских моряков получили различные ранения. Среди казаков убитых и раненых не оказалось.

Героическая оборона Таганрога сыграла решающую роль в боевых действиях в Приазовье. Провал англо-французской эскадры под Таганрогом окончательно предрешил крах всей Азовской экспедиции союзников, так как ставка на получение базы для развертывания последующих боевых действий с целью осложнить положение русских войск на Кавказе и в Крыму оказалась битой. Самоотверженная борьба защитников Таганрога у Азовского побережья оказала известное влияние на общий ход войны.

Даже после падения 28 августа 1855 рода Севастополя города Приазовья, расположенное в них русские войска и казачьи полки, отряды добровольцев продолжали мужественно сражаться против иноземных захватчиков. Последний крупный бой состоялся 31 августа под Таганрогом, В этот день 3 вражеских корабля приблизились к городу и начали его обстрел из крупногабаритных орудий. Таганрогские батареи открыли ответный огонь Орудийная дуэль закончилась тем, что корабли неприятеля вынуждены были уйти в море и больше в районе Таганрога не появлялись. Однако на побережье военные действия продолжались до 23 октября 1855 года. Противник продолжал обстреливать мирные села и города, разрушал здания, рыбные заводы и хижины рыбаков.

За время своей экспедиции англо-французский флот нанес городам и селам огромный материальный ущерб. Только в Таганроге были потоплены 20 торговых судов, разбиты пли повреждены 94 дома и 238 городских построек. Общий ущерб составил здесь около 1 млн. руб.

В силу своей мощности союзный флот безраздельно господствовал на Азовском море, но как только неприятель сталкивался с армейскими и казачьими войсками, ополченцами и дружинниками, стоявшими на защите Приазовья, он терпел одно поражение за другим. Ему не удалось, исключая Керчь и Еникале, захватить ни одного населенного пункта, расположенного на берегу Азовского моря. «Героическая оборона Приазовья, — пишет донской историк А. Г. Коломойцев, — в результате которой интервенционистские планы в этом районе потерпели неудачу, сыграла значительную вспомогательную роль в борьбе русских войск на основных театрах войны — Крымском и Закавказском. Крах военно-стратегических и политических планов Англии, Турции и Франции в Приазовье в результате сгонкой борьбы русских поиск и поселения полностью опровергает распространенные и в военно-исторической, особенно в иностранной, литературе взгляд о якобы успешной экспедиции англо-французской эскадры в Керченском проливе и Азовском море».

1HnvGDM0f4U.jpg

В конце 1855 года военные действия практически прекратились на всех фронтах. Россия пошла на заключение в марте 1856 года тяжелого для нее Парижского договора. Крымская война раскрыла военную и экономическую отсталость России. В то же время она дала толчок развитию вооруженных сил, военного и военно-морского искусства во всех европейских странах, в том числе и в России. Лишившись права иметь на Черном море флот, необходимый для защиты ее южных рубежей, Россия готовилась в короткий срок провести военную реформу, создать сильный военно-морской флот, способный надежно защитить страну.

Говоря об отрицательных результатах Крымской войны, следует подчеркнуть, что в борьбе с англо-франко-турецкими агрессорами русский народ проявил массовый героизм. Мужественно и отважно при защите Приазовья сражались воинские и казачьи части, экипажи военных и торговых судов, многочисленные отряды самообороны.

Одной из ярких страниц летописи самоотверженной борьбы русского народа против иноземных захватчиков является подвиг защитников Таганрога. Ратный труд 163 таганрожцев отмечен различными наградами, из которых наиболее отличившиеся — орденами и медалями «За храбрость». Всем добровольцам-ополченцам была пожалована медаль в намять войны 1853–1856 годов.

 
Изменено пользователем Soviet_Military

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
741 публикация

http://www.razlib.ru/istorija/azovskii_flot_i_flotilii/p7.php

 

Чисто скопированный тект от сюда! И вы за свою тему выдаете? Даже ссылку не указали.

 

Хоть бы фото вставили, текст отредоктировали, с других источников набрали бы информации, а то.

Изменено пользователем alex03071971

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
160 публикаций
7 боёв
[TSOT]
Старший альфа-тестер, Старший альфа-тестер
233 публикации
2 271 бой

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×