Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
zxxx_Puma_xxxz

Этот день в истории. 20 сентября.

В этой теме 5 комментариев

Рекомендуемые комментарии

1 475
[NG-F] zxxx_Puma_xxxz
11 049 публикаций
8 867 боёв

Доброго дня всем форумчанам.

Сразу предупреждаю - много букв, поэтому, кто не любит читать и не любит историю - лучше сразу закройте страничку.

 

Сегодня 20 сентября 2016 года.

День, который много интересных событий привнес в историю, но мало кто знает, что это были за события. Давайте попробуем заполнить этот пробел и вспомним, что происходило 20 сентября в разные года.

 

1. 1066 год.  Битва при Фулфорде.

      Битва при Фулфорде (англ. Fulford; 20 сентября 1066 г.) — сражение между армией короля Норвегии Харальда Сурового и североанглийским ополчением в период норвежского вторжения в Англию в 1066 г. Победа норвежцев в этой битве была достигнута ценой значительных потерь, что ослабило войска Харальда Сурового и способствовало краху последней попытки скандинавских викингов утвердиться в Англии.

      После смерти в январе 1066 г. короля Эдуарда Исповедника на престол Англии был избран Гарольд Годвинсон, лидер национальной англосаксонской партии. Однако претензии на английскую корону выдвинули герцог Нормандии Вильгельм, названный Эдуардом собственным наследником в 1051 г., а также норвежский король Харальд Суровый. Последний обосновывал своё право на престол Англии соглашением, заключённым в 1038 г. между Магнусом Благородным, королём Норвегии, и Хардекнудом, королём Дании и Англии. Согласно этому соглашению, в случае смерти одного из монархов без детей, второй получал право наследовать его королевство. После смерти бездетного Хардекнуда в 1042 г. норвежским королям по разным причинам не удавалось реализовать условия этого соглашения в отношении Англии. Возможность для этого представилась лишь в 1066 г.

        Летом 1066 г. на сторону норвежского короля перешёл Тостиг,брат короля Гарольда II, и один из высших аристократов англосаксонской монархии, бывший эрл Нортумбрии, изгнанный из страны в результате восстания 1065 г. Он убедил короля Харальда Сурового ускорить приготовления ко вторжению в Англию. Ситуация была благоприятной, поскольку основные сухопутные и морские силы английского королевства были сконцентрированы на южном побережье в ожидании вторжения Вильгельма Нормандского. Кроме того, английский флот был крайне слабым и не мог оказать отпор норвежцам.

      В сентябре 1066 г., пользуясь попутными северными ветрами (которые, в свою очередь, задержали отплытие нормандской армии), флот Харальда (300 кораблей) отплыл к Англии и в устье Тайна соединился с эскадрой Тостига. Объединённые силы насчитывали по разным источникам от 360 до 460 кораблей. Союзники спустились вдоль побережья Нортумбрии до Хамбера, разоряя по пути прибрежные поселения Йоркшира. Небольшой отряд английских кораблей, охранявший эти земли, был вынужден отступить вглубь территории, вверх по реке Узе и далее в Варфу до Тэдкастера. Харальд решил запереть англичан и бросил якорь на нижней Узе в районе Риккола, отсюда до Йорка было около 15 км на север. Оставив небольшой гарнизон для защиты кораблей, скандинавская армия высадилась на берег и двинулась в сторону Йорка.

      В связи с тем, что основные силы английского королевства находились в южной Англии, организация отпора норвежскому вторжению легла на плечи северо-английских вассалов короля Гарольда — братьев Моркара, эрла Нортумбрии, и Эдвина, эрла Мерсии. Армия, которой располагали братья, состояла, в основном, из ополчения североанглийских графств, а также отрядов тэнов (англосаксонский аналог дворян) и хускерлов (профессиональных воинов скандинавского происхождения) Нортумбрии и Мерсии. Войска Моркара и Эдвина заняли позиции на подступах к Йорку, неподалёку от деревни Гейт-Фулфорд в 3-х километрах к югу от города. Наступающие в этом же направлении норвежцы, вероятно, не были готовы к серьёзному сопротивлению.

       20 сентября 1066 г. отряды Моркара атаковали авангард норвежской армии и заставили его бежать в расположенные поблизости болота. Однако король Харальд сумел перегрупировать свои силы и ввести в бой свежие отряды викингов. В ходе кровопролитной контратаки норвежцев на центр позиций англосаксов, последние были вынуждены отступить. В результате этого отряд Эдвина оказался отрезанным от основных английских сил болотами и был вынужден отойти к Йорку. На других флангах норвежцы также потеснили англичан, а подошедшие новые отряды викингов довершили разгром.

       Снорри Стурлусон дал описание боя со стороны норвежцев. Король Харальд вытянул своих воинов в линию от реки Уза до глубокой канавы, заполненной водой, причем около реки находился он сам с лучшими викингами, а около канавы расположил людей послабее и поменьше. Англосаксы легко потеснили викингов возле канавы. Тогда король развернул строй и прижал англичан к канаве. Началось избиение смешавшихся англосаксов, их погибло так много, что викинги переходили широкую канаву, не замочив ноги.

       По словам Флоренса Вустерского «больше англичан утонуло в реке чем погибло на поле брани». Выжившие англичане укрылись в крепости Йорка.

fb32fd444bf91c33cdd25186537eb921.png

Норвежское вторжение в Англию в 1066 г. Пунктиром обозначены границы владений дома Годвина.

      Узнав о поражении англосаксонской армии, жители Йорка заключили перемирие с норвежцами и согласились оказать помощь Харальду Суровому в отвоевании английского престола взамен на сохранение города от разорения. Но потери, понесённые в битве норвежцами, вероятно, существенно ослабили боевую силу викингов, что в конечном итоге облегчило разгром, нанесённый спустя несколько дней норвежским войскам подошедшей армией короля Гарольда Годвинсона в сражении при Стамфорд-Бридже.

     Кроме того, существует точка зрения, что именно жестокие потери североанглийского ополчения в битве при Фулфорде не позволили эрлам Эдвину и Моркару оказать помощь королю Гарольду в критический момент для судьбы англосаксонского государства — в период вторжения нормандской армии герцога Вильгельма, завершившегося в октябре 1066 г. сражением при Гастингсе и нормандским завоеванием Англии.

 

2. 1854 год.  Сражение на Альме в ходе Крымской войны.

        Сражение на Альме, Альминское сражение 20 сентября 1854 года — первое крупное сражение Крымской войны между войсками коалиции Великобритании, Франции и Турции, с одной стороны, и России — с другой.

8ac2ad87e20f5343eddd7ace75da61a9.jpg

Второй батальон Стрелковой бригады английских войск переправляется через Альму.

        Высадка экспедиционного корпуса коалиции в Евпатории, начавшаяся 14 сентября 1854 года, не встретила сопротивления, и за первые дни сентября на берег было переправлено около 61 тысячи солдат. Союзные силы высадились в 50 км к северу от Севастополя. и двинулись вдоль побережья на юг, к Севастополю — базе Черноморского флота России и основной цели союзников в Крымской кампании. На полпути к Севастополю, у устья реки Альмы, размещалась русская армия, ставившая своей целью остановить продвижение союзников и не допустить захвата Севастополя с ходу, поскольку город в этот момент совершенно не был подготовлен к обороне.

         Войска союзников находились под двойным командованием. Английскими войсками командовал лорд Раглан, французскими — маршал Сент-Арно. Их войска, участвовавшие в сражении, составляли по разным оценкам, от 50 до 59 тысяч солдат, из которых половина приходилась на французов. Союзники располагали 132 орудиями, кроме того, артиллерийскую поддержку с моря осуществлял флот. Почти вся союзная армия, вступившая в бой под Альмой, была вооружена штуцерами, в то время как в русской армии оказалось лишь 1660 человек штуцерников, то есть 1/22 часть всех бывших под Альмой войск. По данным М.И.Богдановича штуцерных было 2200, но из них 700 не были задействованы в сражении. Лагерь армии союзников находился на реке Булганак, в 6 километрах от реки Альма.

       Русскую армию возглавлял генерал-адъютант князь Александр Сергеевич Меншиков. Он располагал 35 тысячами солдат и 84 орудиями. Меншиков выбрал для обороны позицию на левом берегу реки Альма. Высота левого берега делала позицию выгодной, а возвышенности в тылу позволяли армии в случае неудачи отступать на высоты. Минусом позиции была её растянутость на несколько километров (Тотлебен пишет про 8 вёрст) и тот факт, что левый фланг нельзя было примкнуть к морю из-за угрозы неприятельского флота.

       Справа стояла 16-я пехотная дивизия О. А. Квицинского и два полка казаков под общим командованием начальника 6-го корпуса П. Д. Горчакова. Слева — 17-я пехотная дивизия В. Я. Кирьякова, в которой отсутствующий бутырский полк был заменён резервной бригадой 13-й пехотной дивизии, состоящей из 5-го и 6-го батальонов брестского и белостокского пехотных полков. Каждая дивизия имела два полка в 1-й линии, один полк во 2-й и один полк в резерве. Полки, имевшие четыре батальона, выстраивались, как правило, в две линии батальонных колонн.

      В резерве находилась 1-я бригада И. П. Жабокритского из 14-й пехотной дивизии, состоящая из минского и волынского пехотных полков и 2-я (гусарская) бригада И. А. Халецкого 6-й кавалерийской дивизии. На трудно-доступный участок протяжённостью около 2-х вёрст между оконечностью русского левого фланга и морем, простреливаемый артиллерией флота союзников, был выдвинут 2-й батальон минского пехотного полка.

     В связи с начавшимся обходом левого фланга французами резервы были выдвинуты им навстречу и русские войска приняли следующее положение.

   Правый фланг русских удерживал Курганный Холм, здесь располагались Казанский, Владимирский и Суздальский пехотные полки, командовал генерал Пётр Дмитриевич Горчаков (брат главнокомандующего Дунайской армией генерал-адъютанта князя Михаила Горчакова). Холм был усилен двумя редутами.

Командовать левым флангом был назначен генерал Кирьяков. В его подчинении находился Минский пехотный полк, Московский полк, и части артиллерии. Тотлебен пишет, что левый фланг доходил только до альматамакской дороги, из чего следует, что участок от Алматамака до моря не планировалось оборонять. Вместе с тем Тарле пишет, что «генерал Кирьяков получил от Меншикова перед битвой 20 сентября самое трудное и ответственное поручение: стоять на левом фланге, у подъёма с моря и встретить неприятеля батальным огнём, когда неприятельский авангард начнет восходить на высоту.».

         Центром, включавшим Белостокский, Брестский, Тарутинский и Бородинский пехотные полки, командовал непосредственно князь Меншиков. Здесь находилась господствующая высота — Телеграфный Холм с недостроенной башней телеграфа. При этом Белостокский и Брестский полки стояли непосредственно на склоне, а Тарутинский — во второй линии. Бородинский полк стоял прямо на евпаторийской дороге.

       Три стрелковых батальона были развернуты в цепи на правом берегу Альмы.

    По свидетельствам очевидцев (каких очевидцев? информация непроверенная), генерал Кирьяков, при получении от Меншикова приказа о диспозиции, сопровождавшегося требованием встретить атакующего противника на подъёме на высоты фронтальным огнём, ответил:

                 — Не беспокойтесь, Ваше сиятельство. Шапками закидаем неприятеля. Выражение «закидаем шапками» стало после этого нарицательным. Однако неясно, по поводу какой именно высоты это было сказано.

       Сам главнокомандующий Меншиков до того уверен в победе, что приглашает жителей Севастополя наблюдать за ходом боя.

     Союзники планировали атаковать одновременно с фронта и в обход обоих флангов. Фронтальной атакой руководил маршал Сент-Арно, целью которого был захват господствующей высоты центра — Телеграфного Холма. Английские части лорда Раглана должны были обходить правый фланг русской армии, а части генерала Боске — обойти левый фланг со стороны моря.

      В 05:30 отряд французских войск генерала Боске численностью 14 000 человек двинулся в обход позиций Кирьякова. Предполагалось, что Боске отвлечет на себя внимание русской армии, тогда французы атакуют Телеграфный Холм, после чего англичане смогут взять Курганный Холм. По этой причине Боске начал наступать на час раньше, чем остальные части армии. Однако англичане задерживались, и Боске вынужден был ждать — его солдаты даже успели сварить себе кофе.

       В 12:00 наступление возобновилось: Боске выслал вперед цепь из зуавов и алжирских стрелков, а за ними отправил войска в двух колоннах. В левой колонне шла 1-я бригада, в правой колонне, по песчаной отмели в устье Алмы — 2-я бригада генерала Буа. За ними шла турецкая дивизия. Зуавы, перешли реку и беспрепятственно поднялись на высоты правого берега Альмы. Генерал Боске, удивленный тем, что по его войскам не было сделано ни одного выстрела, сказал окружавшим его офицерам: «эти господа решительно не хотят драться».

       По поводу дальнейших событий существует несколько версий. По одной, более распространенной, зуавы оказались в тылу 2-го батальона Минского полка и открыли по нему огонь. Командир батальона подполковник Ракович отступил по долине Улюкол за деревню Орта-Кисек.

       По другой версии (её придерживался участник сражения И. Ф. Приходкин), после появления французов на плато Меншиков направил туда Московский полк и затем — Минский полк. Теперь левый фланг русской армии был загнут под прямым углом. Два полка стояли фронтом на запад, упираясь правым флангом в Телеграфный Холм. Правее этих полков держали позиции Белостокский, Брестский и Тарутинский полки. На левом фланге 5 русских батальонов встретились в бою с 10 батальонами 2-й французской дивизии, однако русскую пехоту поддерживала артиллерия, а французские орудия ещё были в пути. Тотлебен говорит о 6000 человек в двух русских полках против 7000 человек дивизии Боске.

        По одной из версий, русские полки попали под огонь артиллерии флота, которая почти уничтожила Минский полк, однако ряд исследователей в этом сомневаются. Видимо, основной проблемой стали французские штуцера, а чуть позже — французская артиллерия.

                           Неприятель все ближе и ближе подходил к нам, так что уж ядра наши стали понемногу долетать до них и вырывать из их рядов жертвы, но вот, лишь только подошли они на пушечный выстрел, наша артиллерия уже целыми рядами стала истреблять их, а они все-таки шли вперед, как бы не замечая и не заботясь о своих убитых собратьях!.. Наконец они подошли к нам почти уж на ружейный выстрел, как на сцену явились их убийственные штуцера, а с моря посыпались тучи ядер, которые в несколько минут уничтожили Минский полк, поставленный близ моря под неприятельские выстрелы бог знает для чего и для какой пользы…

       Отсутствие артиллерии стало проблемой для французов и задержало их атаку почти на целый час. Меншиков приказал Кирьякову немедленно бросить полки в штыковую атаку, но непонятно, был ли этот приказ выполнен. Между тем с севера подошла дивизия генерала Канробера, отбросила некоторые части Московского полка за Альму, и стала угрожать всему левому флангу. С этого момента стало ясно, что отбросить Боске за реку не удастся и едва ли удастся удержать сам левый фланг. Одновременно французы успели поднять на плато артиллерию и открыли огонь по позициям Минского и Московского полков. Полки были вынуждены отойти примерно на 500 метров на восток.

       В это самое время три полка в центре русской армии оставили свои позиции и отошли.

       Английская армия двинулась вперед через полчаса после Боске — в 06:00. Они должны были обойти правый фланг русской армии, но оказалось, что движение в обход создает опасный разрыв между частями, поэтому Раглан приказал дивизиям сместиться вправо. В итоге англичане задержались с наступлением на несколько часов и вместо фланговой атаки получилась фронтальная. Британские войска были построены в две линии: первая была сформирована Лёгкой Дивизией Джорджа (Брауна) Броуна (левое крыло) и 2-й дивизией Джорджа де Ласи Эванса (правое крыло). Во второй линии шли 3-я дивизия Ричарда Ингланда и 1-я дивизия герцога Кембриджского. 4-я дивизия Джорджа Каткарта и кавалерия Лукана находились в резерве. Английский командующий лорд Раглан имел здесь примерно 26 000 человек, однако ему пришлось наступать на самый сложный участок противника, и артиллерия флота не могла его поддержать.

         Легкой Дивизии пришлось идти в наступление на Курганный Холм, на котором был размещен Казанский полк, усиленный двумя редутами — Большим и Малым. Редуты удерживали Владимирский и Углицкий полки, Суздальский полк прикрывал правый фланг. Общее командование обороной холма осуществлял генерал Онуфрий Квицинский.

          Британские дивизии перешли реку и двинулись на Курганный холм. Однако генерал Браун был близорук и не заметил, что передовые дивизии двигаются не по параллельным линиям. В результате правый фланг Легкой Дивизии смешался с левым флангом 2-й дивизии и порядок в войсках был потерян. Британская армия теперь напоминала неорганизованную толпу. Не имея возможности навести порядок в построении, британские офицеры приказали атаковать, как есть. Англичане начали подниматься вверх по склону, а навстречу им двинулась русская пехота: 8-й и 4-й батальоны Казанского Великого Князя Михаила Николаевича егерского полка. Эта атака принесла больше вреда, чем пользы, поскольку атакующие казанцы не дали возможности вести огонь артиллерии редута. Англичане открыли огонь и заставили казанцев отступить с потерями: погиб командир полка Селезнев и оба батальонных командира. Русская артиллерия открыла огонь по наступающим, но так как английская пехота двигалась не в плотном строю, а отдельными цепями — из-за неровности рельефа — то артиллерия нанесла только незначительный урон.

         Продолжая подниматься, англичане вышли к Большому Редуту и ворвались в него на плечах отступающих батальонов казанского полка. Два другие батальона (3-й и 4-й), деморализованные отступлением первых двух, не смогли ничего предпринять. Англичанам удалось взять редут и захватить несколько орудий. Однако их положение осложнилось отсутствием резерва. 1-я дивизия (гвардия и шотландская бригада) все ещё переходили реку. А между тем в контратаку на редут были посланы 1-й и 2-й батальоны Владимирского полка, которых повел лично генерал Квицинский. Владимирцы предприняли классическую штыковую атаку — практически без выстрелов они бросились на редут и обратили в бегство полк Королевских фузилёров. (Во время атаки был ранен командир владимирцев, полковник Ковалев.) Отступая, фузилёры смешали ряды наступающего полка Шотландской Гвардии, который так же начал отступать. Горчаков вел в бой 3-й и 4-й батальоны Владимирского полка и лично возглавил новую атаку. Владимирцы оттеснили противника до самой реки. Шотландцы потеряли 200 человек.

                    Всем этим атакам, произведенным силами 29 батальонов, Меншиков противопоставил в своей первой и второй линиях только 9 батальонов, в подкрепление которым скоро подошли ещё 7. Эти 16 батальонов, поддержанные 40 орудиями и 4 эскадронами гусар, должны были выдерживать всю тяжесть атаки неизмеримо превосходивших их по численности французов, которые вскоре были поддержаны остальными 9 батальонами дивизии Форе.

        Однако эта атака была произведена в то время, когда центральные высоты уже были заняты французами. Обнаружив артиллерию противника на своем фланге, Владимирский полк был вынужден отступить. В этом бою Владимирский и Казанский полк потеряли примерно по 1200 человек каждый убитыми и ранеными.

       Французская армия в центре двинулась вперед одновременно с англичанами. Генерал Сент-Арно послал в наступление 1-ю и 3-ю французские дивизии (по 10 батальонов в каждой). Против них был направлен Московский полк, но он попал под винтовочный огонь и отошёл, не нанеся французам существенного урона. Французы заняли село Алматамак и перешли реку. В авангарде шёл 1-й зуавский полк. Они вышли как раз во фланг Московскому полку, который вместе с Минским сдерживал наступление дивизии Боске. Когда французы начали подниматься на высоты, они попали под огонь 2-го и 3-го батальонов Московского полка и понесли некоторые потери. Осколком был ранен генерал Канробер. Тогда маршал Сент-Арно направил на помощь наступающим резервную 4-ю дивизию. Около 14:00 русские полки начали отступать. Был ранен командир Минского полка Приходкин и командир Московского полка Куртьянов.

      В то время как два полка оказались под ударом с двух сторон, два другие полка — Белостокский и Брестский, деморализованные видом отступающих батальонов Московского полка и артиллерийским обстрелом, бросили свои позиции и начали отступать. За ними ушёл и Тарутинский полк, стоящий на Телеграфном Холме. С этого момента Телеграфный Холм защищали только правофланговые батальоны Московского полка.

    В английской литературе утвердилась версия, согласно которой Телеграфный Холм был взят без боя. Принято считать, что лорд Раглан в поисках удобной наблюдательной позиции отправился в расположение французской 3-й дивизии и случайно оказался на Телеграфном Холме. Обнаружив, что этот ключевой пункт обороны вообще никем не занят, Раглан распорядился доставить на холм два 9-фунтовых орудия и они открыли огонь по Владимирскому полку, который в этот момент как раз наступал к реке. Попав под фланговый обстрел, полк был вынужден прекратить наступление и отойти к редуту.

     По российской версии, приказ на отступление с Телеграфного Холма дал сам генерал Кирьяков. Начальник штаба Меншикова генерал Вунш описывает это так:

            «Французские стрелки беспрепятственно взбирались уже на оставленную генералом Кирьяковым позицию и открыли по нас штуцерный огонь. Проскакав ещё некоторое пространство, мы встретили генерала Кирьякова в лощине, пешего. На вопрос, где же его войска, он ровно ничего не мог ответить, кроме обличавших не совсем нормальное его состояние и не относящихся к вопросу слов, что „под ним убита лошадь“!»

      Однако Э. Тотлебен писал: «левый фланг [Московского полка] остановившись у телеграфа, оказал французам последнее сопротивление, и только после упорной борьбы вынужден был окончательно уступить несоразмерному превосходству в силах». Наконец, бригада Ореля и несколько батальонов из дивизии Канробера штурмом взяли Телеграфный Холм. Постепенно туда были доставлены 7 французских батарей, 42 орудия. Однако Минский полк ещё держался и даже пытался контратаковать. Только узнав об отступлении всей армии, командир полка дал приказ отступать. Полк потерял в сражении 856 человек убитыми и ранеными.

      Общие потери союзников в сражении на Альме составили от 2000 до 3000 человек:

     Французы потеряли 274 человек убитыми, (в том числе — 6 офицеров), 1195 ранеными (в том числе — 2 генерала, 57 офицеров) и 2 пропавших без вести. Всего — 1471 чел.

     Англичане потеряли 374 убитыми (в том числе — 26 офицеров), 1633 ранеными (в том числе — 1 генерал, 92 офицера) и 19 пропавших без вести. Всего — 2026 чел.

     Потери турецкой армии до сих пор неизвестны. Итого в двух армиях — 648 убитых, 2828 раненых, 21 пропавший без вести. Всего — 3497 человек.

     Потери русской армии составили 5709 человек, из них 1801 убитых (в том числе — 46 офицеров) и 735 пропавших без вести (в том числе — 7 офицеров). Было потеряно два орудия.

      Однако есть и другие оценки потерь, на которые опирается академик Е. В. Тарле: «По одним показаниям, союзники потеряли в день Альмы 4300, по другим — 4500 человек. По позднейшим подсчетам, наши войска потеряли в битве на Альме 145 офицеров и 5600 нижних чинов» (Е. В. Тарле. «Крымская война»).

        Эти цифры согласуются с данными, которые приводит Эмиль Дэниэльс: минимум 3000 англичан и 1300 французов, без учета турок, а у - русских 3700.

       Несмотря на отступление русских войск, союзники не преследовали противника из-за того, что солдаты генерала Арно оставили свои ранцы на противоположном берегу реки и вынуждены были за ними вернуться. Немецкий историк Эмиль Дэниэльс иначе объясняет бездействие союзников. Незадействованные Меншиковым силы полностью сохранили боеспособность и были свежими, в то время как союзники сильно утомлены боем и понесли потери, больше чем русские. Это и заставило союзников приостановит движение на Севастополь для того, чтобы привести армию в порядок.

        На настоящий момент остаётся спорным вопрос: был ли левый фланг оставлен незащищённым по ошибке или это была сознательная мера Меншикова. Спорен также вопрос о том, прав или неправ был Меншиков, отказавшись от возведения укреплений. Однако в управлении войсками его просчёты очевидны. Фактически только половина армии приняла участие в сражении: Казанский, Бородинский и Владимирский полки удерживали правый фланг, Московский и Минский — относительно успешно удерживали левый, но в то же самое время Брестский, Белостокский, Тарутинский и Углицкий полки оставили поле боя, не сделав ни единого выстрела по противнику.

      Несмотря на победу союзников на Альме и на то, что теперь путь на Севастополь экспедиционному корпусу был открыт, сражение приостановило их приближение к Севастополю, что позволило избежать взятия оставленного без войск города штурмом и дало время для подготовки к осаде. Они действовали осторожно, полагая, что имеют дело только с авангардом русской армии. «И в самом деле, кто бы мог поверить, что у русских для защиты Крыма, для сохранения Черноморского флота оставлена только горсть войска, когда привыкли считать нашу армию в миллион?»

291c5c4880ee514ae3e12a8b1969a5f8.jpg

Памятник солдатам Владимирского полка у с. Вилино.

 

3. 1862 год.  В Великом Новгороде открыт памятник «Тысячелетие России».

        Па́мятник «Тысячеле́тие Росси́и» — монумент, воздвигнутый в Великом Новгороде в 1862 году в честь тысячелетнего юбилея легендарного призвания варягов на Русь. Авторами проекта памятника являются скульпторы Михаил Микешин, Иван Шредер и архитектор Виктор Гартман. Памятник находится в новгородском детинце, напротив Софийского собора и бывшего здания Присутственных мест.

f063ba1d3c5a4e4e4a2d7693757ffee0.jpg

     Памятник представляет собой гигантский шар-державу на колоколообразном постаменте; общие очертания монумента колоколообразные (по некоторым предположениям, был призван «благовестить потомкам о героическом прошлом России»). Вокруг державы установлены шесть скульптурных групп. Общая высота памятника 15,7 м (высота пьедестала — 6 м; высота фигур — 3,3 м; креста на державе — 3 м).

       Диаметр гранитного постамента — 9 м; шара-державы — 4 м; окружности горельефа — 26,5 м. Вес металла памятника — 100 тонн, вес бронзового литья — 65,5 тонны (шар-держава — 400 пудов; колоссальных фигур — 150 пудов; крест на шаре — 28 пудов).

        Всего памятник содержит 128 фигур.

        Скульптурные изображения делятся на три уровня:

  1. Группа из двух фигур — ангела с крестом в руке (олицетворение православной церкви) и коленопреклоненной женщины (олицетворение России). Установлена эта группа вверху на державе (эмблема царской власти), венчая композицию. Держава украшена рельефным орнаментом из крестов (символ единения церкви и самодержавия) и опоясана надписью: «Свершившемуся тысячелѣтію государства Россійскаго въ благополучное царствованіе императора Александра ІІго лѣта 1862».
  2. Среднюю часть памятника занимают 17 фигур (т. н. «колоссальные фигуры»), группирующиеся в шесть скульптурных групп вокруг шара-державы, символизирующих различные периоды истории Русского государства (согласно официальной историографии того времени). Каждая группа ориентирована на определённую часть света, что имеет символический смысл и показывает роль каждого государя в укреплении определённых рубежей государства.
  3. В нижней части монумента расположен фриз, на котором помещены горельефы 109 исторических деятелей, воплощая идею опоры самодержавной власти на общество в лице его славнейших представителей. Внутри каждого раздела персоны расположены согласно позиции на памятнике слева направо.

 

      В 1857 году, в преддверии памятной даты 1000-летия призвания Рюрика на княжение, по пожеланию министра внутренних дел и последовавшего за ним постановлению Комитета Министров был объявлен конкурс на лучший проект памятника, который планировалось поставить в Новгороде, куда, согласно легенде, варяг и был призван. Государство объявило о начале повсеместного сбора денег от всех сословий населения на сооружение этого памятника. Планировалось, что стоимость памятника составит полмиллиона руб., но народ пожертвовал только около 150 тыс. руб.; и основная сумма в 400 тыс. руб. была добавлена государством.

       В апреле 1859 года в печати объявили о начале конкурса между скульпторами на осуществление этого проекта, а также озвучили программу, которой должен был соответствовать памятник (шесть периодов истории России). На проекты отводилось полгода (до 1 ноября 1859 года). Шесть периодов должны были быть осуществлены в скульптурных группах, высота памятника должна была быть не больше 18 метров.

237fae1140bd44d909b0c90b6a4266bf.jpg

Один из ранних макетов памятника, ГИМ. По-другому оформлено завершение памятника.

    На конкурс было подано 52 проекта (подавались анонимно под девизами), из которых Конкурсный совет, созданный при Академии художеств, под председательством её вице-президента князя Г. Г. Гагарина с участием архитекторов и инженеров, командированных от Главного управления путей сообщений и публичных зданий, признал соответствующим условиям конкурса только три проекта:

        архитектора Антипова. Проект был подражанием памятника «Бавария» в Мюнхене и был слишком большим для новгородской площади;

        академика Горностаева. В этом проекте Россия была аллегорически изображена в виде большой статуи. Комиссия решила, что эта аллегория не будет понятна широким слоям и не произведёт впечатления;

         художника Микешина.

       Между Горностаевым и Антиповым была разделена вторая премия (1000 руб.), первая — присуждена Микешину (4000 руб.). Также участвовали Николай Штром, Я. Домбровский и другие.

          Первоначальный проект Микешина представлял собой опрокинутую «шапку Мономаха» и состоял из трёх частей.

       Весь памятник решено было соорудить из бронзы. Открытие памятника намечено было на 26 августа 1862 года. Строительство памятника было поручено Главному управлению путей сообщения и публичных зданий. «Для достижения стилистического и композиционного единства памятника Главное управление путей сообщения заказало Микешину и Шредеру модель в одну пятую часть натуральной величины. Модель была выполнена Шредером. Шредер работал, не зная отдыха, забывая о сне, и выполнил ответственное поручение с честью». Сначала были изготовлены все части памятника в одну пятую величины из гипса, затем все было изготовлено в натуральную величину, также из гипса.

       На цоколе, где сейчас располагаются исторические деятели, по первоначальному плану должны были располагаться барельефы, которые изображали шесть эпох и отделялись друг от друга медальонами. После избрания проекта предполагалось, что их подготовят в течение трёх месяцев. Задание было поручено Клодту. Но в июне 1860 года император Александр II осмотрел модель и увидел, что сюжеты барельефов всего лишь повторяют сюжеты шести скульптурных групп. Он повелел (Микешин пишет, что по его рекомендации) заменить отдельные барельефы на пьедестале сплошным скульптурным поясом со знаменитыми людьми России. К 1 сентября 1860 года Микешин представил новый вариант проекта.

      Долгий период заняло также утверждение списка этих «видных людей»: были исключены поэт Кольцов, драматический актёр Дмитревский, поэт Кантемир и флотоводец Ушаков. Не помещены на памятнике знаменитые русские зодчие: Воронихин, Захаров, Баженов, Казаков. Разразился скандал с вычеркиванием из списка поэта Тараса Шевченко. Среди государственных деятелей отсутствует изображение Ивана Грозного: его изображение пришлось убрать по требованию горожан из-за кровавой расправы, учинённой опричниками в Новгороде в 1570 году. Николай I добавлен в последний момент. В Российском государственном историческом архиве сохранился первоначальный список Микешина, исправленный Чевкиным.

        Модель скульптурного пояса была изготовлена М. Микешиным и Шредером.

        В июле 1860 года Главное управление путей сообщения заключило со скульпторами контракты, по которым за лепку каждой фигуры в глине, затем за отливку её в гипсе в двух экземплярах с последующей доставкой на бронзовую фабрику было назначено вознаграждение в 4000 рублей. К 1 июля 1862 года все бронзовые группы, рельефы и решетка вокруг памятника были собраны в литейной мастерской, и на их осмотр пригласили царя. Он одобрил готовые части памятника. Вскоре их переправили по Неве и Волхову в Новгород.

      Победивший проект принадлежал молодым скульпторам М. О. Микешину (за год до этого закончившему Академию) и И. Н. Шредеру. Формально автором проекта считается только Микешин, однако Шредер также участвовал в его создании (в частности, он вылепил уменьшенную модель памятника). Живописец, не имеющий опыта работы в скульптуре, Микешин привлек к разработке памятника своего сверстника Шредера — вольноопределяющегося ученика скульптурного класса Академии художеств.

       Строителем назначили инженера Евреинова, а производителем работ инженера Адамса, десятником А. Казакова.

    Совет академии считал целесообразным привлечь к сотрудничеству нескольких скульпторов, которые должны были выполнить отдельные группы и рельефы пьедестала".

      В создании скульптур приняли участие Р. К. Залеман (группы Михаила Федоровича, Владимира Святого и Дмитрия Донского), П. С. Михайлов (группа Рюрика), Н. А. Лаверецкий («Государственные люди»), А. М. Любимов («Военные люди»), М. А. Чижов («Просветители», «Военные люди») при участии архитекторов Г. А. Боссе (железная решетка) и В. А. Гартмана. Микешин и Шредер выполнили группу из ангела с крестом и «России», группы Петра I и Ивана III, отдельно Шредер — «Писатели и художники».

       Закладка памятника состоялась 28 мая 1861 года на кремлёвской площади, между Софийским собором и зданием присутственных мест. До этого там находился памятник Новгородскому ополчению 1812 года, который перенесли на площадь перед зданием Дворянского Собрания.

        На глубину 10 метров был заложен фундамент, выполненный в виде цилиндрической стены, расширяющейся книзу, с пустотой внутри около 4 м в диаметре. В фундамент был заложен гранитный камень, в выемку в котором был вставлен бронзовый ящик с надписью о времени закладки памятника и его назначении. В этот ящик были вложены медали времен Александра II, а также золотые и серебряные монеты 1861 года. На фундаменте был возведен гранитный пьедестал, постепенно суживающийся кверху. Он также имеет внутри пустоту, покрытую сводом. Наружная облицовка — серый полированный сердобольский гранит, добытый на северном берегу Ладожского озера. Бронзовые части памятника отлиты в Петербурге на фабрике Плинке и Никольса.

        Памятник был торжественно открыт 21 сентября 1862 года в присутствии Александра II. В связи с возведением и торжественным открытием памятника Новгород был отремонтирован и заново замощён. Был устроен торжественный парад, торжества длились три дня.

      В Новгород к этому событию приехало всё августейшее семейство с членами ближайшей свиты, было привезено до 12 тысяч солдат и офицеров, а также просто зрители. Численность населения Новгорода на несколько дней практически удвоилась. Церемония включала: крестный ход к Софийскому собору после литургии во всех храмах Новгородского кремля и в Знаменской церкви, переложение святых мощей строителя Софийского собора князя Владимира Ярославича из обветшавшей деревянной раки в новую серебряную (7 сентября); на следующий день царь принял депутацию от местных дворян, затем объехал войска, построенные для парада, а затем вместе с императрицей и свитой под колокольный звон направился в Софийский собор, где отстоял литургию. После этого крестный ход двинулся от собора к памятнику, вокруг которого стояли войска и разместилась на специально сооруженных помостах публика. С памятника было снято покрывало. За этим последовал салют из 62 пушек, военный парад, торжественный обед. Третий день празднования совпал с днём рождения великого князя Константина Николаевича. После молебна в соборе царь принял хлеб-соль, преподнесённые ему крестьянской депутацией на деревянном блюде. Затем он посетил гимназию и приют, и за этим последовал обед, а вечером бал.

       Специально к открытию были выпущены два путеводителя по Новгороду (первые в истории города). В конце апреля-начале мая 1862 года вышел «Путеводитель по Новгороду с указанием на его церковные древности и святыни» (Автор — митрополит Макарий; СПб, 1862. — 32 с.). В июле-августе — «Путеводитель по Новгороду: Справочная книга для едущих на открытие памятника тысячелетию России» (Книга была выпущена анонимно. Автор —В. А. Долгоруков. СПб, 1862. С.27).

       После революции монумент воспринимался как памятник самодержавию и был зашит фанерой и досками. Однако, позже он снова был открыт для обозрения.

      15 августа 1941 года в Новгород вошли немцы. Немецкий генерал фон Герцог, служивший в штабе немецкой армии, осаждавшей Ленинград, приказал разобрать памятник «Тысячелетие России» и вывезти в Германию, решив сделать подарок своему другу на родине. Зимой 1943—1944 года начались работы по демонтажу. Железной дорогой успели увезти бронзовую решётку работы профессора Боссе, окружавшую памятник, а также бронзовые фонари художественной работы, стоявшие вокруг него. Разобранный памятник оккупантам вывезти не удалось. 20 января 1944 года Новгород был освобождён советскими войсками.

      К этому моменту монумент представлял собой совершенно голый пьедестал, на котором оставалась нижняя половина шара-державы. Верхняя её часть была полуразрушена. Ранее окружавшие шар колоссальные фигуры были разбросаны вокруг памятника. При этом многие из них оказались испорченными: трёхметровый крест, стоявший на шаре-державе, был срублен у основания и согнут в дугу; бронзовое крепление всюду было перерублено или вырвано из своих мест. Такие небольшие детали, как шпаги, мечи, посохи, щиты и т. п. бесследно исчезли.

       Комитет по делам архитектуры при СНК СССР и исполком Ленинградского областного Совета депутатов трудящихся принял решение восстановить памятник в прежнем его виде в самый короткий срок, причём в числе первых объектов разорённого Новгорода. Этим занимался Ленинградский областной отдел архитектуры. «Для передвижения и подъёма фигур был построен узкоколейный путь, а для установки фигур на свои места вокруг памятника устроены леса и изготовлены необходимые приспособления. Потребовалось изготовить более 1 500 недостающих деталей». Памятник был восстановлен уже ко 2 ноября 1944 года, после чего состоялось его второе торжественное открытие.

    В 1954 году была произведена доделка прежних работ по восстановлению (сварка швов, укрепление отдельных плит литья, все бронзовые части были патинизированы).

        Вторая половина 1970-х годов — специалисты Ленинградского научно-производственного объединения «Реставратор» восстановили вокруг памятника фонари и решетку (вместо увезённых в Германию).

        Апрель-июнь 1982 года — тщательный осмотр и чистка.

      Наконец, в 1994 году детальный осмотр памятника выявил его угрожающее состояние по причине частичного разрушения и значительной коррозии деталей стальной несущей конструкции верхней части памятника. Отсутствовали некоторые элементы декора (не восстановленные в 1982 году). АО «Ампир» (Санкт-Петербург) в период с февраля по октябрь 1995 года провёл очередной цикл восстановительных работ.

       В 1990-х годах в маленьком помещении внутри монумента специалисты отыскали своеобразные сталактиты, сталагмиты и остатки лестницы, забытой в середине XIX века.

 

4. 1875 год.  Инцидент у острова Канхвадо. Усиление разногласий между Японией и Кореей, за спиной которой стоял Цинский Китай.

       Инцидент у острова Канхвадо (яп. 江華島事件 Ко:като: дзикэн, кор. 강화도사건 Канхвадо сагон) — вооружённый конфликт между Японией и Кореей, произошедший в 1875 году в районе корейского острова Канхвадо, недалеко от Сеула. Японская канонерская лодка «Унъё», которая приблизилась к корейским берегам, была обстреляна артиллерийской батареей острова. В ответ корабль уничтожил батарею, а его команда захватила соседний остров Ёнджондо.

Во второй половине XIX века Корейский полуостров стал ареной борьбы между несколькими имперскими державами, включая Россию и Францию, а также Китай и Японию.

       После реставрации Мэйдзи японское правительство стремилось установить двусторонние дипломатические отношения с Чосонской Кореей. Корейская сторона отказывалась от японских предложений, соблюдая режим самоизоляции. Династия Чосон уже имела ограниченные контакты с японским островом Цусима и не желала развивать отношения с японцами, считая их «нецивилизованным» народом. В ответ официальный Токио выбрал путь политического давления на Корею. Японские военные корабли время от времени прибывали к корейским берегам, провоцируя корейцев.

     Корея, ввиду её географической близости к Японии, рассматривалась последней как «нож, направленный в сердце Японии». Недопущение иностранного, особенно европейского, контроля над Кореей, а желательно взятие её под свой контроль, было главной целью японской внешней политики.

    После упразднения сёгуната Токугава новое правительство Японии 19 декабря 1868 года отправило к правительству корейского вана письмо, в котором сообщалось о создании нового правительства Японии. Тем не менее, корейцы отказались принять письмо, потому что в нем содержались китайские иероглифы («император») и («императорский указ»). В соответствии с тогдашней политической системой, эти иероглифы подразумевали исключительное их использование в официальной переписке только в отношении китайского императора,  так как они означали суверенную императорскую власть в Китае. Таким образом, использование этих символов японской стороной для представителей Чосонской Кореи казалось неприемлемым, так как это подразумевало равенство Императора Японии и императора Цин.

     Китайские сановники предложили корейской стороне принять послание из Японии, потому как догадывались о планах властей Японии на тот момент относительно Цинского Китая и подчинённых ему Тайваня и Чосонской Кореи. Несмотря на ведении переговоров в высших правительственных кругах, на проведённых в мае 1875 года в Пусане совещаниях не был достигнут хоть какой-нибудь значительный прогресс. Напротив, напряжение между сторонами росло, так как корейцы по-прежнему отказывались признать претензии Японии на равенство с Китаем.

      20 сентября 1875 года японская канонерская лодка «Унъё», которой командовал Иноуэ Ёсика, вошла в прибрежные воды острова Канхвадо без разрешения корейской стороны. Официально этот японский военный корабль был направлен в конце лета того же 1875 года для обследования прибрежных вод Жёлтого моря. До этого он в составе гидрографической экспедиции, поднимаясь вверх по Восточно-корейскому морю из порта Пусан, где во время переговоров он проводил «артиллерийские учения», пытаясь запугать феодальное правительство Кореи, занимался измерительными работами и даже заходил в залив Кымя, совершая разведывательные акты, после чего вернулся в Нагасаки. «Унъё» двигался из Японии к берегам острова Канхвадо, открывавшего путь вдоль реки Ханган к сердцу Кореи — Сеулу.

      Сам остров был местом ожесточённых столкновений между войсками корейских и иностранных сил в предыдущие десятилетия. В 1866 году остров был на короткое время занят солдатами французской экспедиции в Корее, а также в 1871 году американцами в период Синмиянё.

        Остров располагался неподалёку от Сеула, корейской столицы, поэтому островная артиллерийская батарея обстреляла незваных гостей, так как воспоминания о столкновениях с иностранными интервентами были ещё свежи, и не было сомнений, что корейский гарнизон будет открывать огонь по любому приближающемуся иностранному судну.

        Формально японцы хотели пополнить запасы питьевой воды на острове, но имели правительственную инструкцию спровоцировать конфликт. В 21-й день 8-го лунного месяца судно подошло к южной части острова Канхвадо. Капитан корабля Иноуэ отправил на шлюпках 20 японцев к форту Чхочжиджин. Когда лодки приблизились к форту, корейская артиллерия открыла огонь, оказавшийся, впрочем, неэффективным. «Унъё» не пострадала от обстрела, однако ответила огнём из пушек и уничтожила корейскую батарею. После этого корабль высадил японский десант на южном острове Ёнджондо, который сжёг местное поселение, убил в сражении 35 корейских граждан, 16 взял в плен и захватил 38 орудий в качестве трофеев. У японцев только двое получили лёгкие ранения. 28 сентября «Унъё» вернулась невредимой в порт Нагасаки.

        Под предлогом этого инцидента японское правительство заставило корейскую династию Чосон приступить к переговорам, обвинив Корею в том, что именно корейская сторона спровоцировала инцидент. В результате этого военного похода японцы убедились в слабости корейской армии, а японское императорское правительство получило хороший повод для снаряжения ещё одного военного похода к берегам Кореи, с целью «выяснения обстоятельств» инцидента и имея твёрдое намерение подписать с Кореей неравноправный торговый договор по образцу тех, которые в 1850-е годы были заключены западными державами с Японией.

       Императорский флот Японии блокировал корейские территориальные воды в непосредственной близости от побережья, а Токио, от имени которого в Корее действовала миссия Куроды, потребовал официальных извинений от правительства Чосон. В следующем, 1876 году, обе стороны заключили японско-корейский договор о дружбе. Это соглашение было неравноправным, поскольку предоставляло японским гражданам право экстерриториальности и лишало Корею таможенной автономии, открывая её для внешней торговли с Японией.

 

5. 1918 год.  Расстрел бакинских комиссаров.

      «Баки́нские комисса́ры» («26 бакинских комиссаров») — в основном руководители Бакинского совнаркома (исполнительный орган Бакинской коммуны), вошедшие в историографию своей гибелью: в ночь на 20 сентября 1918 года они были казнены под Красноводском по решению местных властей за сдачу Баку турецко-азербайджанским войскам.

         15 ноября 1917 года, спустя неделю после падения Временного правительства в Петрограде, в Баку был сформирован Бакинский совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов (Баксовет), который позже возглавил большевик Степан Шаумян. В апреле 1918 года Бакинский Совет при поддержке вооружённых отрядов армянской партии «Дашнакцутюн» в результате кровопролитных мартовских событий утвердил свою власть в Баку.

        25 апреля 1918 года на заседании Бакинского совета был образован Бакинский совет народных комиссаров (Совнарком), состоящий из большевиков и левых эсеров. В Бакинский СНК вошли большевики: С. Г. Шаумян (председатель СНК и нарком по внешним делам), П. А. Джапаридзе (нарком по внутренним делам), Я. Д. Зевин (нарком труда), М. А. Азизбеков (губернский комиссар), Г. Н. Корганов (нарком по военным и морским делам), Н. Н. Нариманов (нарком городского хозяйства), И. Т. Фиолетов (нарком народного хозяйства), А. Б. Каринян (нарком юстиции), Н. Н. Колесникова (нарком просвещения); и левые эсеры: М. Г. Везиров (нарком земледелия), И. Сухарцев (нарком путей сообщения, морского транспорта, почт и телеграфов).

          Бакинский СНК приступил к проведению социально-экономических преобразований на контролируемой территории. В апреле был принят Декрет о ликвидации частной собственности на недвижимое имущество в городах. Многие дома были реквизированы у прежних владельцев и переданы рабочим, не имевшим жилья и проживавшим в перенаселённых либо опасных для здоровья квартирах. В июне Бакинский СНК издал декреты о национализации нефтяной промышленности, Каспийского торгового флота. На предприятиях был введён 8-часовой рабочий день, повышена зарплата рабочих. Были созданы народный университет и школы для взрослых. 18 июня 1918 года Бакинский СНК опубликовал декрет за подписью Мир Гасана Везирова о конфискации помещичьих земель и передаче их трудящимся крестьянам.

       СНК пытался организовать оборону города от турецких и азербайджанских войск, путём создания Кавказской армии. Однако в конце июня 1918 года войска Совнаркома потерпели поражение под Гёйчаем и спустя три недели турки были уже под Баку. 19 июля в Баку из Царицына прибыл хорошо вооружённый отряд Г. К. Петрова в составе эскадрона конницы, роты матросов, команды конных разведчиков (30—40 шашек) и одной батареи шестиорудийного состава.

      По мере успехов Кавказской исламской армии усиливались настроения в пользу приглашения английских войск. Оппоненты правительства — социалисты различных оттенков: правые эсеры, меньшевики и армянские социалисты — на чрезвычайном заседании Бакинского совета 25 июля 1918 года предложили резолюцию «О приглашении в Баку англичан и образовании власти из представителей всех социалистических партий», которая была принята большинством голосов — 259 голосов «за», 236 голосов «против» (большевики и их сторонники, при этом более четверти членов фракции большевиков находилось на фронте). 31 июля 1918 года Бакинский Совнарком заявил о сложении своих полномочий и решил бежать в Астрахань, которая в тот момент была в руках советской власти. Власть в Баку с 1 августа 1918 года перешла в руки нового правительства — Временной диктатуры Центрокаспия и Президиума Временного исполнительного Совета рабочих и солдатских депутатов, сформированного блоком правых социалистов. Большевистские газеты «Известия» и «Бакинский рабочий» были закрыты.

        4 августа в Баку прибыл отряд английских войск во главе с полковником Стоксом. 15 августа по распоряжению контрреволюционного правительства около тридцати народных комиссаров и работников аппарата Совнаркома были арестованы «…за попытку бегства без сдачи отчёта о расходовании народных денег, вывоз военного имущества и измену». В тот же день был разоружён отряд Петрова. Разоружённых красноармейцев отправили в Астрахань, а самого Петрова присоединили к арестованным. Местная Чрезвычайная комиссия произвела следствие и 11 сентября опубликовала постановление о предании арестованных военно-полевому суду.

         В связи со сложившейся ситуацией 16 августа руководящие деятели Бакинской коммуны вместе с отрядом Петрова погрузились на пароходы и направились в Астрахань. Однако военные суда Диктатуры Центрокаспия догнали их и принудили вернуться в Баку, где 17 августа 35 человек арестовали и заключили в Баиловскую тюрьму. 7 сентября Чрезвычайная следственная комиссия приняла заключительное постановление о привлечении Шаумяна, Корганова, Коганова, Джапаридзе, Костандяна, Осепянца, Ионесянца, Амирова, Полухина, Тер-Саакянца, Нуриджаняна и Петрова к ответственности за то, что они бросили бакинский пролетариат в «минуты смертельной опасности», призывали население к «ниспровержению существующей власти» и т. д. и т. п. 11 сентября дело об арестованных большевиках было передано военно-следственной комиссии для предания их военному суду.

     Однако военные неудачи преследовали и Диктатуру Центрокаспия. 13 сентября английские войска оставили Баку. На другой день за ними последовало правительство Диктатуры Центрокаспия. Ночью 14 сентября, когда турецко-немецкие войска вплотную подошли к Баку, комиссары были выпущены из тюрьмы. На рассвете 15 сентября они успели погрузиться на последнее судно, эвакуирующее беженцев и представителей прежней власти в Астрахань — пароход «Туркмен». Пароход по дороге в Астрахань был вынужден зайти в Красноводск для пополнения запасов топлива.

     Накануне входа в Баку турецких и азербайджанских войск Анастас Микоян, бывший депутатом Бакинского Совета (назначенный руководить бакинским большевистским подпольем), добился у главы Диктатуры эсера Велунца разрешения на эвакуацию комиссаров. Однако они не успели на пароход с большевистской командой «Севан» и погрузились на последний отходивший из Баку пароход «Туркмен», в основном с дашнаками под командой Татевоса Амирова. Из-за недостатка топлива (а по другим версиям, по требованию дашнаков и двух английских офицеров) пароход причалил не в Астрахани, а в Красноводске. Красноводск подчинялся ашхабадскому Закаспийскому временному правительству, состоявшему из эсеров во главе с машинистом Фёдором Фунтиковым; непосредственно в Красноводске власть принадлежала комитету во главе с эсером В. Куном.

         По приказу командира английского отряда в Красноводске полковника Баттина бакинские большевики вновь были брошены в тюрьму. При обыске у Корганова, являвшегося старостой в бакинской тюрьме, был отобран список товарищей, среди которых он распределял продукты. В этом списке значилось 25 из 36 имён. Власти Красноводска приняли этот список за руководящих деятелей Бакинской коммуны, хотя в действительности не все из них являлись таковыми. В списке отсутствовали имена А. Микояна, старых большевиков В. Джапаридзе, О. Фиолетовой и М. Туманян, которые не сидели в бакинской тюрьме; видных военных деятелей Бакинской коммуны С. Канделаки и Э. Гигояна, лежавших в бакинской тюремной больнице, а также Сурена и Левона Шаумянов, которых освободили на поруки за 2—3 недели до эвакуации из Баку. К списку, содержавшему 25 имён, прибавили командира партизанского отряда дашнака Татевоса Амирова, в результате чего получилось число 26. На судебном процессе по делу Ф. Фунтикова, проходившем в Баку в 1926 году, Сурен Шаумян в качестве свидетеля показал:

                     Этим объясняется то обстоятельство, что такие видные большевики, как Анастас Микоян и тов. Самсон Канделаки, остались живы, тогда как в число 26 попали несколько работников незначительной величины (Николашвили, Метакса, младший Богданов) и даже случайные т. т. (Мишне), арестованные в Баку по недоразумению. Будучи случайно арестованными в Баку, они попали в список старосты, впоследствии оказавшийся проскрипционным.

        Комиссарам Бакинского совнаркома было предъявлено обвинение в сдаче Баку азербайджанским войскам, и они были приговорены к смертной казни.

       По версии советской историографии, решение о расстреле бакинских комиссаров было принято английской военной миссией (генерал У. Маллесон, капитан Р. Тиг-Джонс) и эсеровским правительством (Ф. Фунтиков, Курылёв, С. Дружкин, Л. Зимин, В. Кун). На самом деле англичан в то время в Красноводске ещё не было. Все подлинные обстоятельства гибели бакинских комиссаров стали известны ещё в 1922 году, когда были опубликованы результаты работы специальной комиссии ВЦИК РСФСР под руководством В. А. Чайкина.

      В ночь на 20 сентября двадцать шесть человек посадили на экстренный поезд, направившийся в сторону Ашхабада. Поезд, который вели машинист З. Е. Щеголютин и его помощник А. Курашев, остановился на 207-й версте между телеграфными столбами № 118 и № 119, где комиссаров расстреляли.

         Существует версия, что комиссаров не расстреляли, а отрубили им головы.

Список бакинских комиссаров:

Авакян, Багдасар Айрапетович — комендант города Баку (по другим данным Авекян).

Азизбеков, Мешади Азим-бек-оглы — бакинский губернский комиссар.

Амирян, Татевос Минасович — член партии «Дашнакцутюн», командир кавалерийского отряда.

Амирян, Арсен Минасович — редактор газеты «Бакинский рабочий».

Басин, Меер Велькович — член Военно-революционного комитета Кавказской армии.

Берг, Эйжен Августович — матрос, начальник связи советских войск в Баку.

Богданов, Анатолий Абрамович — служащий.

Богданов, Соломон Абрамович — член Военно-революционного комитета.

Борьян, Арменак Артёмович — журналист.

Везиров, Мир-Гасан Кязим оглы — народный комиссар земледелия.

Габышев, Иван Яковлевич — комиссар бригады.

Джапаридзе, Прокофий Апрасионович — председатель Бакинского Совета рабочих, крестьянских, солдатских и матросских депутатов.

Зевин, Яков Давидович — народный комиссар труда.

Коганов, Марк Романович — член Военно-революционного комитета.

Корганов, Григорий Николаевич — народный комиссар по военно-морским делам.

Костандян, Арам Мартиросович — заместитель народного комиссара продовольствия.

Малыгин, Иван Васильевич — заместитель председателя Военно-революционного комитета Кавказской армии, член коллегии Народного комиссариата по военно-морским делам.

Метакса, Ираклий Панаитович — личный охранник Шаумяна.

Мишне, Исай Абрамович — делопроизводитель Военно-революционного комитета.

Николайшвили, Иван Михайлович — личный охранник Джапаридзе.

Осепян, Сурен Григорьевич — редактор газеты «Известия Бакинского Совета».

Петров, Григорий Константинович — военный комиссар Бакинского района, командир красногвардейского отряда.

Полухин, Владимир Фёдорович — член коллегии комиссариата по военно-морским делам РСФСР.

Солнцев, Фёдор Фёдорович — военный работник, комиссар военно-инструкторской школы.

Фиолетов, Иван Тимофеевич — председатель Совета народного хозяйства.

Шаумян, Степан Георгиевич — чрезвычайный комиссар Кавказа, председатель Бакинского Совета народных комиссаров.

8aeca59e19e9ca572e851a7fb38cdf98.jpg

Памятник 26 бакинским комиссарам в Баку. 1987 год.

        В сентябре 1920 года останки бакинских комиссаров были перевезены в Баку и торжественно захоронены на площади, получившей название «Площадь 26 бакинских комиссаров». В 1958 году на площади был установлен памятник, а в 1968 году сооружён пантеон. 12 января 2009 года руководство Азербайджана демонтировало памятник. При проведении работ по перезахоронению останков были обнаружены останки только 23 человек (останки трёх человек обнаружены не были). В частности, среди 23 бирок, которыми были помечены останки, отсутствовала бирка с именем председателя Бакинского СНК Степана Шаумяна. Останки 23 комиссаров были перезахоронены на Говсанском кладбище в бакинском районе Сураханы.

       Внучка Шаумяна — руководитель центра индийских исследований Института востоковедения РАН Татьяна Шаумян предположила, что если останков трёх человек действительно нет в могиле, то «с ними могло что-то произойти уже после 1920 года». По её словам, в 1930-е годы руководство ЦК Компартии Азербайджана требовало репрессировать родственников Шаумяна, пытаясь представить их «врагами азербайджанского народа». Татьяна Шаумян также отметила, что с останками «могло что-то произойти и в 1980-е годы», когда обострился армяно-азербайджанский конфликт.

      Согласно судебно-медицинским исследованиям скелетных костей, проведённым 24—26 января при участии учёных Национальной Академии наук Азербайджана и специалистов Объединения судебно-медицинской экспертизы и патологической анатомии Министерства здравоохранения Азербайджана, возраст 11 лиц, которым принадлежат скелеты, находится в интервале 20—29, возраст 10 — в интервале 30—39, а возраст 2 — старше 40 лет. Обнаруженные на скелетах многочисленные повреждения указывают на то, что эти лица были убиты огнестрельным оружием двух типов.

     26 января 2009 года останки комиссаров были перезахоронены на Говсанском кладбище при участии мусульманских, христианских и иудейских религиозных деятелей и с отправлением соответствующих религиозных обрядов.

c2dae3788f0e2f0d9febe6b0c7fe9042.jpg

Баку, 2005 год. Табличка на здании бывшего Бакинского Совнаркома (1918 года).

    С началом 90-х в азербайджанской периодике и научной печати с подачи академика Зии Буниятова деятельность «26 Бакинских комиссаров» стала рассматриваться как заговор армянских националистов и их приспешников против Азербайджанской Демократической Республики.

 

6. 2002 год.  Сход ледника Колка в Кармадонском ущелье в Северной Осетии. в результате стихийного бедствия погиб Сергей Бодров и съёмочная группа фильма «Связной».

        Колка (осет. Хъолхъа) — карово-долинный ледник, находящийся в верховьях долины реки Геналдон бассейна реки Терек горной системы Большого Кавказа в Геналдонском ущелье на северном склоне Казбекско-Джимарайского горного массива. По распространённым, широко циркулирующим данным, длина ледника Колка 3,2 км, площадь 2,5 км². По другим, более точным научным данным, длина ледника значительно больше — 8,4 км, площадь 7,2 км².

ee493f802cbe9e1756bec461ff28c0e0.jpg

Колка осет. Хъолхъа.

       Ледник берёт начало от вершин высотой 4780 м (г. Джимара), язык оканчивается на высоте 1981 м. Высота фирновой линии (граница снега) — 3000 м. Ледник Колка относится к пульсирующему типу, для которых характерно резкое продвижение тела ледника в определённые периоды времени (подвижки ледника, или сёрджи), сопровождающееся обвалами льда, образованием гляциальных селей. Некоторые сёрджи могут вызывать катастрофические последствия. Так, в сентябре 2002 года здесь произошла крупнейшая в России гляциальная катастрофа. При сходе гляциального селя погибло, по крайней мере, 125 человек.

       В конце XIX века ледник Колка сливался с ледником Майли, который также относится к бассейну реки Геналдон (длина его 6,2 км, площадь 7 км²), но с тех пор обособился и отступил вглубь обширного цирка. Известны наступания этого ледника в 1902 и в 1969—1970 гг, первое из которых привело к человеческим жертвам и нанесло большой ущерб, однако подвижки ледника Колка, по мнению экспертов-гляциологов, вероятно, были и в прежние века. Так, например, «замедленный» или «классический» сёрдж Колки, подобный подвижке 1969 года, был отмечен в 1834 году.

       В июле 1902 года в результате продвижения ледника погибло 36 человек, около 1800 голов скота. Был завален курорт Кармадон, разрушено много построек.

Подвижка 1902 года представляла собой ледово-каменный сель, который с огромной скоростью прошёл по долине реки Геналдон около 9 км. Было вынесено 70-75 млн.куб.м. льда и камней, что примерно равно кубу со стороной 415 м. Затем вынесенный лёд стал таять, и через 12 лет, в 1914 году долина ниже конца ледника Майли освободилась ото льда. По скорости движения ледово-селевой массы, оцениваемой в 30-40 метров в секунду (100—150 км/час) подвижка 1902 года весьма напоминает ту, что произошла 20 сентября 2002 года.

      Наступание 1969 года протекало несравненно более сглаженно и без катастрофических последствий. Начав двигаться 28 сентября 1969 года, к 4 октября ледник Колка за неделю прошёл всего 1300 м, достигнув конца ледника Майли (средняя скорость 10 м/час). Затем скорость движения ледника ещё более замедлилась — до 1 м/час, и ледник остановился 10 января 1970 года. При этом за всю подвижку ледник продвинулся на 4.1 км, опустившись вниз по долине на 785 м по высоте.

     Согласно анализу гляциологов, активизация перед подвижкой ледника 1969 года началась ещё в 1940-х годах. Процесс протекал почти незаметно. Ледник медленно, словно крадучись, наступал и к сентябрю 1969 года продвинулся на 650 м, при этом внешне его контуры почти не изменились. После наступания 1969 года внешний вид ледника Колка преобразился весьма значительно: он превратился в хаотическое нагромождение ледово-фирновой брекчии с включениями камней, щебня и грязи. На глубине лёд был более монолитным. Толщина нижней половины продвинувшегося ледникового языка составляла 100—130 м, верхней половины — 85-100 м, а в зоне, откуда началось движение льда — 50-60 м. Объём льда, переместившегося во время подвижки, оценивается в 80 млн.куб.м., что примерно равно кубу со стороной 430 м. После подвижки 1969—1970 годов длина ледника Колка выросла больше чем в два раза, а его площадь увеличилась с 3.7 до 8.7 кв.км. Однако в научно-популярных статьях и общеупотребительных справках 1970—2000 гг. ошибочно указывалась прежняя длина ледника, фактические размеры и объёмы не учитывались при прогнозе ледниковой обстановки в Кармадонском ущелье и возможных последствиях нового схода ледника.

      В 1970 году гляциологи полагали, что время таяния подвинувшегося ледника должно занять около 25 лет.

     В сентябре 2002 года крупнейшая в России гляциальная катастрофа унесла жизни как минимум 125 человек. По официальным данным, при сходе гляциального селя тогда погибли 19 человек, 106 числятся пропавшими без вести, в том числе 42 человека из съёмочной группы Сергея Бодрова-младшего, снимавшего в Северной Осетии фильм «Связной».

    Ледово-грязе-каменный поток 20 сентября 2002 года, стартовав в 20 часов 08 минут, стремительно продвинулся почти на 20 км по долине реки Геналдон со скоростью 150—200 км/час, разрушив строения, базы отдыха, линии электропередач. В результате подпруживания реки Геналдон и её притоков образовалось несколько запрудных озёр. Во многом катастрофа 2002 года стала неожиданностью для специалистов и органов власти, которые, памятуя о подвижке 33-летней давности, предполагали при новом наступании аналогичное плавное и замедленное движение ледника, не сопровождающееся разрушительными последствиями. Кроме того, выдвигаются версии продвижения ледника, связанные не с типичной пульсацией ледника Колка (по прогнозам гляциологов она должна была произойти около 2030 года), а с внезапной подвижкой, обусловленной комплексом причин сейсмического, вулканического и метеорологического характера.

418ff4a9db6c309de8c18991edfa2e14.jpg

Последствие схода гляциального селя с ледника Колка.

3e8f76e8b7db5eb7e851ee1ed296f895.jpg

Плита со списком пропавших без вести.

       Единственным бесспорным фактором, который признан всеми экспертами, является газодинамический взлом ледника. В остальном мнения учёных расходятся.

      Согласно гипотезе руководителя лаборатории дистанционного зондирования Земли из космоса Института географии РАН Льва Десинова, причиной катастрофы стало нагружение ледника массой льда, которая накапливалась в течение почти двух месяцев. Колка была разорвана водой вследствие накопления поствулканических газов, эту ситуацию учёный сравнивает с эффектом шампанского.

     Ближе к официальной версии катастрофы другая гипотеза. Приверженцами её являются главный научный сотрудник Института геологии и рационального природопользования при СКГМИ, академик РАЕН Михаил Бергер и научный сотрудник географического факультета МГУ Сергей Черноморец. По этой версии, накапливаемая вода в леднике не является причиной катастрофы, а внезапный сход Колки связан с висячими ледниками и обвалами.

       В результате внезапного и непредвиденного обвала со скалы на горе Джимара сорвалась глыба льда. Она упала на ледник Колка, в результате чего большая часть его фирново-ледового тела соскользнула с ложа и двинулась по ущелью со скоростью более 200 км/ч, захватывая за собой камни. Этот поток накрыл Кармадонское ущелье.

       Спасательные работы в Кармадонском ущелье продолжались более полутора лет. Всё это время, кроме спасателей и учёных, поиски пропавших без вести вели их близкие и добровольцы, которые разбили в ущелье постоянный лагерь. Они до последнего надеялись, что кто-то мог укрыться в тоннеле. Родные погибших настояли на том, чтобы пробурить в толще льда скважины, которые вывели бы спасателей в тоннель.

     Специалисты считали эту попытку бесперспективной, так как под 100-метровой толщей льда практически невозможно было рассчитать место расположения бывшего тоннеля. Между тем спасатели всё-таки прорубили 19 скважин и только 20-я, длиной 69 метров, привела их в тоннель. Однако он оказался заполнен водой, что полностью исключало версию спасения людей.

       Таким образом, крупномасштабные спасательные и поисковые работы не дали результата. 7 мая 2004 года было принято решение о прекращении поисков.

     В марте 2008 года работники предприятия «Горный клуб „Каскад“», которые прокладывали трубопровод по берегу реки Геналдон, обнаружили вымытые из селевой массы фрагменты кузова автомобиля марки Москвич, в котором были найдены обрывки истлевшей одежды и неопознанные человеческие останки.

   20 сентября 2002 года в Кармадонском ущелье проходили съёмки эпизода фильма Сергея Бодрова «Связной». Вечером, по пути обратно в город, кинематографистов, среди которых были семеро участников конного театра «Нарты», настиг несущийся по ущелью поток гляциального селя. Спастись никто не успел. Крупномасштабные спасательные и поисковые работы не привели к обнаружению тел. Однако по мере таяния ледника, которое будет продолжаться десятилетиями, картина трагедии может проясниться.

9592c625335a7819c38c7e7cf5533d30.jpg

Памятник погибшим от схода ледника Колка.

 

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki

                                    

P.S. Знаю, много букв. Но кто осилил – Молодец.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
2 945
[FOGHA] Grand_Old_Lady_Warspite
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
3 829 публикаций
11 341 бой

Немного дополню.

20 сентября 622 года начался исход пророка Мухаммеда из Мекки в Медину, положивший начало распространению ислама.

 

Кроме того, сегодня - 20 сентября 1792 года произошло сражение при Вальми, в ходе Войны первой коалиции, ставшей частью Французских революционных войн. Силы французской Армии Север под командованием Франсуа Дюмурье и французской Армии Центр под командованием Франсуа Кристофа Келлермана остановили продвижение прусской армии под командованием Карла Вильгельма Фердинанда, герцога Брауншвейгского, к Парижу. 
Победа при Вальми стала поворотным моментом военной кампании. 
Десять дней спустя, без единого выстрела, армия союзников начала отход с территории Франции. На следующий день после этой первой военной победы революционной Франции, 21 сентября, в Париже декретом Национального Конвента была упразднена монархия и провозглашена республика. Победа при Вальми действительно стала не только первой в Старом Свете победой армии, вдохновлённой исключительно гражданственностью и патриотизмом, но и предвестником конца эпохи абсолютизма.

 

Изменено пользователем Grand_Old_Lady_Warspite

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 380
[C0D] Dieseltruck
5 804 публикации
1 918 боёв

Пума, 1981 год не указан:sceptic:

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 475
[NG-F] zxxx_Puma_xxxz
11 049 публикаций
8 867 боёв

Пума, 1981 год не указан:sceptic:

 

Все события этого дня в одну тему не поместишь. :(

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 380
[C0D] Dieseltruck
5 804 публикации
1 918 боёв

Ну 6 событий же поместилось)))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×