Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
zxxx_Puma_xxxz

Этот день в истории. 17 сентября.

В этой теме 4 комментария

Рекомендуемые комментарии

1 550
[NG-F]
Модератор, Модератор
11 300 публикаций
9 168 боёв

Доброго дня всем форумчанам.

Сразу предупреждаю - много букв, поэтому, кто не любит читать и не любит историю - лучше сразу закройте страничку.

 

Сегодня 17 сентября 2016 года.

День, который много интересных событий привнес в историю, но мало кто знает, что это были за события. Давайте попробуем заполнить этот пробел и вспомним, что происходило 17 сентября в разные года.

 

1. 1631 год.  Тридцатилетняя война: произошла Битва при Брейтенфельде (1631), в которой шведские и саксонские войска под общим командованием Густава II Адольфа, одержали триумфальную победу над армией Священной Римской империи, под командованием Иоганна фон Тилли.

     Битва при Брейтенфельде — один из эпизодов Тридцатилетней войны, в ходе которого шведы нанесли тяжёлое поражение Католической лиге под командованием Тилли. Первая крупная победа протестантов в столкновениях с католиками.

2ded31dc4228339cb854b6ccbc2e73dc.jpg

    В этой битве шведы впервые применили элементы линейной тактики, что позволило им более эффективно использовать огнестрельное оружие. Это и явилось причиной победы. Именно после Тридцатилетней войны началось распространение этой тактики. Армии стали располагаться в две линии, причем кавалерия образовывала фланги, а пехота — центр. Артиллерия помещалась перед фронтом или в интервалах между другими войсками. Значительный вклад в победу при Брейтенфельде внесла шведская артиллерия, которая не только прикрывала огнём боевые порядки, но и активно маневрировала на поле боя вместе с пехотой и кавалерией.

     Швеция долгое время не принимала участия в Тридцатилетней войне, так как была занята противостоянием с Польшей за Балтийское побережье. В 1630 году Швеция закончила войну и, заручившись поддержкой России (обеспечивала льготные поставки зерна), вторгается в северную Германию. Так начинается шведский период Тридцатилетней войны (1630—1635). Вскоре к ним присоединяется и Саксония, которая вынуждена была отойти от политики нейтралитета после осады Магдебурга, столицы Саксонии. Курфюрст Иоганн Георг заключает союз со шведским королём Густавом Адольфом против генералиссимуса Тилли.

    Шведские войска комплектовалась как за счёт подворной воинской повинности свободного шведского крестьянства, так и за счёт вербовки наёмников. Благодаря этому армия Швеции оказалась более дисциплинированной, чем наёмные армии других западноевропейских стран. Пехота в шведской армии состояла наполовину из пикинёров, наполовину из мушкетёров, и имела более свободное построение. Значительно увеличилась доля конницы в общей численности войск (до 40 %). Усовершенствованию подверглась и артиллерия шведской армии, орудия стали легче и короче. Это повысило маневренность шведских батарей и позволило их широко применять в полевых сражениях.

        С усовершенствованной армией Густав Адольф двинулся вглубь Германии. 17 сентября 1631 года состоялось сражение при деревне Брейтенфельд, недалеко от Лейпцига. Поле при Брейтенфельде представляло собой слегка всхолмленную равнину протяжённостью в три километра, которая ограничивалась лесом с юга и ручьём Лобербах с северо-востока.

      Шведско-саксонская армия насчитывала 34 000 человек, из них около 19 000 шведов (11 000 пехоты, 7 000 конницы, более 600 артиллеристов, а также 75 орудий) и около 15 000 саксонцев (11 000 пехоты, 4 000 конницы, около 40 орудий). У шведов имелась тяжёлая артиллерия (батарейные орудия), облегчённые полковые орудия и кожаные пушки, у саксонцев — 16 батарейных и 26 картечных орудий. Правое крыло шведско-саксонской армии возглавлял Юхан Банер, центр — Тейфель, левое крыло — Густав Горн. Каждая из трех частей армии была построена в две линии, артиллерию установили в центре первой линии, позади имелись пехотные и кавалерийские резервы. Король находился на правом фланге, вдохновляя своим присутствием солдат.

    Имперская армия, состоявшая из войск германских государств, входивших в Католическую лигу, насчитывала 32 000 человек, в том числе 21 000 пехоты и 11 000 конницы, а также 28 тяжёлых полевых орудий. В построении применялась старая тактика квадратных колонн, называемых испанскими бригадами. В центре стояла пехота, по флангам — кавалерия. Орудия были установлены так, что могли обстреливать всю долину. Левым крылом имперцев командовал Паппенгейм, общее командование осуществлял Тилли.

      Битва началась утром с артиллерийской канонады, длившейся в течение двух часов. К полудню Густав Адольф приказал правому крылу своей армии наступать к Брейтенфельду, а левому — обеспечивать тактическую связь с выдвинувшимися вперёд саксонцами. Те несли большие потери от имперской артиллерии, а после того, как имперцы контратаковали их пехотой с фронта и конницей с левого фланга, они вовсе бежали с поля боя, бросив всю артиллерию. Тилли стал теснить левое крыло шведов, а конница Паппенгейма атаковала их правый фланг, но все его 7 атак были отбиты стройными залпами шведских мушкетёров и контратаками кавалерии. После четырёхчасового безуспешного боя Паппенгейм вынужден был отойти назад.

      К 14 часам 30 минутам дня войска Тилли охватили противника с обоих флангов, но сами разорвались на три части. Сражение вступило в самую драматическую фазу развития: три пехотные бригады имперцев атаковали центр шведской армии. В ответ Густав Адольф выдвинул артиллерийский резерв, а сам с частью конницы бросился в тыл неприятеля. Шведская артиллерия стреляла при этом с дистанции 300 метров, нанося противнику большие потери. Лёгкая артиллерия шведов и мушкетёры с близкого расстояния расстреливали имперскую пехоту. Вся тяжёлая артиллерия имперской армии была захвачена шведами.

      Тилли с небольшой частью пехоты отошёл к северу, причём сам он чуть не погиб. Шведы организовали преследование разгромленных частей противника, однако действовали не слишком решительно. В итоге, имперские войска потеряли 8000 убитыми и 6000 пленными. Последние пополнили шведскую армию, в результате чего она стала сильнее, чем была до битвы. Армия Густава Адольфа потеряла около 3000 человек, из них шведов погибло только 700 (остальные — иностранные наёмники).

       В результате победы при Брейтенфельде шведы заняли Саксонию. Вся северная Германия оказалась в руках Густава Адольфа, и он перенёс свои действия на юг Германии. Весной 1632 года произошло сражение в Баварии на реке Лех, в котором Тилли вновь потерпел поражение. Войска его были разгромлены, а сам он смертельно ранен и умер в Ингольштадте в апреле того же года. В мае 1632 года Густав Адольф занял Аугсбург и столицу Баварии Мюнхен, создав угрозу австрийским землям Габсбургов. Союзники Густава Адольфа, саксонцы, вторглись в Чехию и заняли Прагу. Правда, к этому времени обнаружилось, что шведские войска так же грабили и разоряли местное население, как и наёмные армии, а потому крестьяне, которые сначала поддерживали шведов, видя в них освободителей от габсбургского господства, стали поднимать восстания в тылу шведской армии. Это заставило Густава Адольфа летом 1632 года временно прекратить военные действия на юге Германии.

 

2. 1789 год.  Английский астроном Уильям Гершель открыл спутник Сатурна Мимас.

         Ми́мас — спутник Сатурна, открытый 17 сентября 1789 года Уильямом Гершелем. Назван в честь Мимаса — одного из титанов греческой мифологии.

      Имея размер около 400 километров, является двадцатым по величине спутником в Солнечной системе, а также самым маленьким известным космическим телом, которое имеет округлую форму из-за собственной гравитации.

0298059a822cbaf11c753ad3f39817fe.jpg

Мимас, фотография сделанная аппаратом «Кассини» (НАСА) в 2005 г.

       Щель Кассини, промежуток между двумя самыми широкими кольцами Сатурна, образовалась в том числе и из-за гравитационного воздействия Мимаса.

Мимас был обнаружен астрономом Уильямом Гершелем 17 сентября 1789 года. Он записал открытие Мимаса так:

                   Большая светосила моего тридцатидевятифутового телескопа была очень полезна: 17 сентября 1789 г. я усмотрел седьмой спутник, находившийся тогда в наибольшем западном удалении от своей планеты.

      Имя Мимасу дал сын Гершеля в 1847 году, в честь одного из титанов греческой мифологии — Мимаса.

     Орбита Мимаса имеет почти идеальную круговую форму. Среднее расстояние от Мимаса до центра Сатурна составляет около 185 539 км. Эксцентриситет орбиты равен 0,0196, орбита наклонена на 1,574 градуса к экватору Сатурна. Из-за малого эксцентриситета орбиты расстояние от Мимаса до Сатурна изменяется примерно на 7300 километров].

     Орбита следующего внутреннего малого астероида-спутника Сатурна Эгеона составляет в среднем около 18 000 километров от орбиты Мимаса; орбита Мефоны, которая находится за орбитой Мимаса, удалена в среднем на 8900 км.

        Мимас находится в орбитальном резонансе с несколькими спутниками Сатурна:

       Эгеоном, в соотношении 6:7, который вызывает 4-летние 4-километровые колебания большой полуоси Эгеона;

       Тефией, в соотношении 4:2 (Мимас-Тефия);

       Пандорой, в соотношении 3:2 (Мимас-Пандора).

      Полный оборот вокруг Сатурна Мимас делает за 22 часа 37 минут.

     Низкая плотность Мимаса (1,15 г/см³) показывает, что он состоит в основном из водяного льда с небольшими вкраплениями камней. Из-за приливных сил Сатурна, действующих на него, Мимас не совсем сферичен, его длинная ось на 10 % длиннее, чем короткая (размеры спутника — 418×392×383 км). Другой версией не сферической формы является версия о том, что под плотной ледяной коркой спутника скрыт океан. Неправильность формы хорошо заметна на снимках, переданных автоматической межпланетной станцией «Кассини».

      Правила именования деталей рельефа Мимаса утверждены Международным астрономическим союзом (IAU) в 1982 году. Детали рельефа получают имена, взятые главным образом из британских легенд о короле Артуре и рыцарях Круглого стола в изложении Томаса Мэлори (роман «Смерть Артура»). Это связано с тем, что первооткрыватель Мимаса, Уильям Гершель, был британским учёным. Кратеры называют именами персонажей легенд, а другие детали рельефа — именами упомянутых там географических объектов. Исключение составляет самый большой кратер — Гершель, названный в честь первооткрывателя спутника. Кроме того, некоторые каньоны получили имена географических объектов, фигурирующих в мифах о титанах. Это мотивируется тем, что сам спутник носит имя гиганта Миманта.

127a62dc0e5fcd4437cc5cf9eef5b213.jpg

На освещённой стороне Мимаса отчётливо видны кратеры различных размеров.

       По состоянию на сентябрь 2015 года, 42 образования на поверхности Мимаса имеют собственные названия, из них 35 кратеров, 6 — каньонов: Пангея (диаметр 150км), Камелот (150 км), Авалон (120км), Эта (110км), Пелион (100км), Осса (95км) и одна цепочка кратеров — Тинтагиль (диаметр 55 км).

       Отличительной особенностью Мимаса является огромный ударный кратер Гершель, диаметром 139 км, названный в честь первооткрывателя спутника. Вероятно, далеко в прошлом с Мимасом столкнулся огромный астероид и образовал данный кратер. Удар, от которого образовался кратер Гершель, по всей видимости, чуть не расколол Мимас. Трещины, заметные на противоположной стороне спутника, вероятно, образованы ударными волнами, прошедшими сквозь его тело. Диаметр кратера составляет почти треть диаметра самого Мимаса. Высота стен кратера составляет почти 5 км, наибольшая глубина 10 км. Центральное возвышение выдаётся на 6 км над уровнем дна кратера. Если бы кратер пропорциональных размеров был на Земле, его диаметр составил бы более 4000 км, что почти равно протяжённости территории России с севера на юг. Поверхность Мимаса усеяна более мелкими ударными кратерами, ни один из которых не сопоставим по масштабам с Гершелем.

      8 августа 2008 года, благодаря снимкам «Кассини», Международный Астрономический Союз утвердил наименования 6 новых обнаруженных кратеров на поверхности Мимаса: Dagonet (диаметр 28 км), Lucas (40 км), Marhaus (34 км), Melyodas (40 км), Nero (22 км) и Royns (22,1 км).

        С помощью снимков инфракрасной камерой космического аппарата «Кассини» в 2009—2010 годах исследователи получили возможность измерить колебания температуры на поверхности спутника. Получившееся изображение напомнило астрономам изображение персонажа компьютерной игры 1980-х — Пакмена (англ. Pac-Man).

ce2e8983e746793fc504a6004841bc3a.jpg

Мимас на голубом фоне северных широт Сатурна.

     1 сентября 1979 года космический аппарат НАСА — «Пионер-11», пролетая мимо Сатурна, приблизился к спутнику на расстояние в 104 263 км. В 1980 году автоматический зонд «Вояджер-1» пролетал мимо Мимаса на расстоянии в 88 440 км, а «Вояджер-2» в 1981 на расстоянии в 309 990 км. Начиная с 2005 года Мимас неоднократно фотографировал и исследовал автоматический космический аппарат «Кассини».

44d5bfee10f0fedfb544482334df10e1.jpg

Колебания температуры.

 

3. 1794 год.  Восстание Костюшко: произошла Сражение у Крупчиц, закончившееся победой Императорской армии.

       Сражение у Крупчиц — сражение русского отряда с отрядом польских повстанцев в ходе восстания Костюшко 17 сентября 1794 около кармелитского монастыря в местечке Крупчицы (сейчас деревня Чижевщина, Жабинковский район, Брестская область.

       Корпус генерал-поручика графа Суворова-Рымникского был образован 18 августа 1794 после получения подтверждения о нежелании Порты войны с Россией, что позволило освободить находящиеся на территории Украины войска для подавления польского восстания. Утром 25 августа Суворов выступил в поход с 8,000 человек.

       Преодолевая расстояния до 60 км. в день пешим маршом, корпус Суворова уже к 14 сентября достиг Ратно. 14 и 15 сентября состоялись две стычки с поляками (у Дивина и у Кобрина), в которых русским неизменно сопутствовал успех. В результате 16 сентября Суворов прибыл в занятый накануне Кобрин. Узнав, что войско Сераковского направляется к Бресту, Суворов поспешил за ним.

    Дивизия генерала Сераковского была сформирована из Варшавского гарнизона и первоначально выполняла задачу по прикрытию столицы от генерала Дерфельдена с юго-востока. Двигаясь на параллельных курсах с Дерфельденом, Сераковский перешёл Буг и продолжал военные действия в основном против Дерфельдена, О’Бриена де Ласси и Дивова.

     После капитуляции Вильно 12 августа Сераковский получил приказ от Костюшко прикрывать Брест от наступающих отрядов Буксгевдена, Маркова и австрийцев. Действия Сераковского были сильно ограничены тем, что он был вынужден действовать практически в одиночку против множества отрядов противника и невозможностью оставить без прикрытия стратегически важный Брест. В Кобрине стоял отряд кобринской конной милиции из неполных двух сотен человек под руководством Рущица. Около сотни всадников той же конницы было выдвинуто к Дивину в качестве дозора (14 и 15 сентября оба этих отряда были разбиты). 14 сентября Сераковский получил приказ выступить против русских, 16 сентября в 10-м часу достиг Крупчиц, где была обнаружена выгодная оборонительная позиция.

Сераковский занял выгодную позицию за болотистой речкой Тростяницей под защитой артиллерийской батареи из двух орудий большого калибра. Сераковский поручил командование правым крылом генералу Понятовскому, левым — генералу Красинскому, резервом — полковнику Кёнигу. В резерве находились: брестский батальон, соединенный с батальоном Рафаловича, а также полки Кёнига, Казановского и два эскадрона 3 полка авангарда литовского.

         На 14 (25) сентября 1794 дивизия генерала Сераковского состояла из 6½ батальонов пехоты, 15 кавалерийских эскадронов и 26 орудий. Всего около 5000 человек. Однако есть свидетельства, что часть дивизии Сераковский оставил прикрывать Брест. Российские военные рапорты приводят другие цифры: свыше 16000 человек и 28 орудий.

      Русские занимали линию вдоль противоположного берега реки. Середину занимал Буксгевден с 12 батальонами пехоты (считая справа: 2 батальона инфляндских и 2 белорусских егерей, 4 херсонских гренадеров, 3 азовских и 2 рижских мушкетеров), левый фланг — генерал Шевич 26 эскадронами кавалерии, правый — генерал Исленев с 10 эскадровами переяславского конноегерского полка. В резерве оставалось 5 эскадронов глуховских карабинеров под командованием бригадира Владычина. Авангардом в составе трех казацких полков руководил бригадир Исаев.

      Таким образом, русская армия перед битвой состояла из 12 батальонов, 41 эскадрона, 3 казацких полков и 39 орудий, 21 из которых батальонное, что составляло примерно 7000 пехоты, 4000 конницы, 800 казаков. и 200 человек при артиллерии.

      Бой начался около 9 часов утра 17 сентября попыткой русских с ходу преодолеть Тростяницу, но вынужденных отступить по причине обстрела польской артиллерией. Чтобы противодействовать полякам на холме неподалеку была выставлена батарея из 14 орудий под рукододством бригадира Владычина, скоординированный огонь которой и наступление пехоты, вынудил поляков оставить укрепление перед мостом.

        Тем временем генералом Исленевым был предпринят конный манёвр с юга, а кавалерии генерала Шевеча удалось выполнить дальний обход с северо-запада. К 15 часам русским удалось перебраться через болото, и тем самым оказаться в тылу польских позиций.

       Практически окруженный Сераковский отдал приказ на отступление, для прикрытия был оставлен Брестский гарнизон Рафаловича, занимавший сильную позицию и поддержанный артиллерией. Поляки успели сформировать колонну для отступления, состоявшую из с обеих сторон прикрытой конницей пехоты. Часть дивизии, отсеченная от главной колонны, отходила самостоятельно. Битва закончилась в 16 часов.

         Организованная русскими пятикилометровая погоня не принесла результата, колонна укрылась в лесу. Утром 18 сентября дивизия вернулась в лагерь в Тересполе. По причине значительной утомлённости во́йска, прошедшего 560 вёрст за предыдущие 20 дней, Суворов не стал сразу преследовать Сераковского, однако после короткого отдыха приказал выдвигаться к Бресту, где уже 19 сентября Сераковский был окончательно разбит.

В литературе существует серьёзные разночтения по поводу потерь сторон. Польские источники обычно приводят данные о потерях порядка 300 человек у Сераковского и «значительно больших» у Суворова.

        По российским военным рапортам, поляки потеряли 3000 человек убитыми, ранеными и пленными. Библиограф Суворова Петрушевский считал, что потери русских составили 325 человек, а цифра в 700 человек явно завышена. Современные авторы число потерь обычно оценивают в 2000-3000 у поляков и 700 человек у русских.

 

4. 1894 год.  В ходе Японо-китайской войны произошла Битва при Ялу.

            Битва в устье Ялу или Ялуцзянское сражение — главное морское сражение японо-китайской войны 1894—1895 гг. Также в литературе встречаются названия Битва у острова Хайяндао (по ближайшему острову) и Битва в Жёлтом море. Произошло 17 сентября 1894 г. в акватории Жёлтого моря в районе между устьем р. Ялу (Ялуцзян) и о. Хайян (Хайяндао). В сражении приняли участие, с одной стороны, Бэйянская (северная) эскадра военно-морских сил Китая под командованием адмирала Дин Жучана и, с другой стороны, Объединённый японский флот под командованием вице-адмирала Сукэюки Ито.

0de4169d36cf4190e0574ac19284ce84.jpg

Битва при Ялу. Китайские крейсера «Чжиюань» и «Чингъюань» под огнём.

         В начале осени 1894 г. китайский и японский флоты выполняли задачи по сопровождению транспортов с войсками к берегам Кореи. 16 сентября адмирал Дин, конвоируя пять транспортов, привел к устью Ялу практически все боеспособные силы Бэйянской эскадры, усиленной несколькими кораблями южнокитайских флотилий. Флот адмирала Дина состоял из двух устаревших броненосцев 2-го класса, трёх броненосных крейсеров 3-го класса, трёх бронепалубных крейсеров 3-го класса, минного крейсера, трёх безбронных крейсеров, четырёх (по другим данным — двух) малых устаревших канонерок и четырёх миноносцев (канонерки и два миноносца не приняли участия в сражении, оставаясь для охраны транспортов в устье реки). В тот же день адмирал Ито, получив известие о появлении в море китайского конвоя, оставил свои транспорты в устье р. Тэдонган под охраной миноносцев и устаревших судов — корветов и канонерок, а сам направился на север, к устью Ялу с главной эскадрой и «Летучим» крейсерским отрядом. Всего у адмирала Ито было семь бронепалубных крейсеров 2-го класса, крейсер 3-го класса с броневым поясом, два небольших устаревших броненосных корабля, канонерка и штабное судно.

      Утром 17 сентября 1894 г. поднимавшиеся на юге из-за горизонта дымы японской эскадры были замечены в устье Ялу на китайских кораблях, которые стали немедленно разводить пары и готовиться сниматься с якорей. Через полтора часа дымы китайских кораблей стали видны японцам, взявшим курс на север. Две эскадры двигались навстречу друг другу. Китайские корабли были окрашены в серый и чёрный цвета, японские — в ярко-белый. Погода в этот день, по одним сведениями, была «великолепной, лёгкий восточный ветерок едва рябил поверхность», по другим, «дул свежий восточный ветер, при большом волнении, и небо было пасмурно».

c8121b57e9071dab5da1089a7f79dcb2.png

Битва при Ялу. Первый этап.

       При примерном численном равенстве японский и китайский флоты сильно различались по своему составу. Японская эскадра в основном состояла из единообразных бронепалубных «эльзвикских» крейсеров с высокой скоростью и многочисленной (до 10-12 орудий) среднекалиберной артиллерией. Четыре наиболее быстроходных крейсера, выделенные в особый отряд, могли действовать самостоятельно от более медлительных кораблей. Главным преимуществом китайцев было наличие у них двух больших тяжеловооружённых броненосцев, которые были крупнее и намного лучше защищены, чем любой японский корабль. Однако китайские крейсера были существенно меньше японских. При ограниченном тоннаже китайские корабли несли крупнокалиберную артиллерию (броненосцы — по четыре 12-дюймовых орудия, крейсера — от одного 10-дюймового до трёх 8-дюймовых орудий), количество же орудий среднего калибра ограничивалось одним-двумя. Большинство китайских орудий было устаревших образцов с низкой скорострельностью. Следует также учитывать разницу в типах боеприпасов: японцы использовали осколочно-фугасными снаряды, частично с зарядом из мелинита (в частности, на «Ёсино» и, возможно, некоторых других новейших кораблях). Китайские снаряды, как правило, были бронебойными. Вопреки требованиям адмирала Дина о поставке эффективных против легкобронированных японских крейсеров фугасных снарядов, они составляли всего четверть от боекомплекта китайских броненосцев. Крупнокалиберные орудия китайских броненосцев были способны бить на расстоянии до 7 км (в первые же минуты боя 12-дюймовый снаряд поразил крейсер «Ёсино» на расстоянии около 5000 м), однако японцы навязали наиболее благоприятный для их среднекалиберной артиллерии бой на дистанции 15-20 кабельтовых, когда главную роль играла скорострельность орудий.

      В итоге китайская эскадра значительно превосходила противника по крупнокалиберной (8-дюймов и более) артиллерии — 27 орудий против 12. Однако в среднекалиберной артиллерии (4,7-6 дюймов) полное преимущество было у японцев — 84 орудия против 25, причём по новым скорострельным орудиям, стреляющим в 3-4 раза чаще, японское превосходство было пятикратным — 64 против 8. Это давало японскому флоту полное превосходство в силе огня: «По приблизительному расчету, вес бортового залпа всего китайского флота за 10 минут равнялся 58 620 фунтов, тогда как корабли, сражавшиеся в линии, не считая береговой эскадры, могли выпустить за тот же промежуток времени снаряды весом 53 100 фунтов. С другой стороны, вес снарядов, выпущенных в течение такого же времени японцами, равнялся 119 700 фунтам, так что превосходство их артиллерии может быть выражено отношением 119:58, или 2:1».

        Серьёзным преимуществом японцев было превосходство в скорости. Китайские корабли были тихоходнее японских, особенно новейших крейсеров. Кроме того, утверждалось, что что из-за износа судовых механизмов и отсутствия необходимого обслуживания китайские корабли не могли развивать установленной скорости. Подготовка китайских матросов и офицеров, как показали военно-морские манёвры в мае 1894 г., стояла на надлежащем уровне, однако старший командный состав не проявил в бою должной инициативы. Боевой дух обеих эскадр был высоким.

       Исходя из имевшихся у них сил, командующие эскадрами разработали тактику действий в предстоящем бою. Китайский адмирал придерживался считавшимся тогда традиционным фронтального построения, что наилучшим образом подходило для приспособленных к встречному бою кораблей Бэйянского флота, с сильным носовым огнём. Японский командующий, напротив, избрал кильватерный строй, в котором его корабли достигали наибольшей мощи огня в бортовом залпе. При этом японцы должны были стараться окружить китайцев и поражать их сосредоточенным огнём. Важнейшим отличием в тактике боя двух флотов, по мнению М. А. Петрова, было то, что адмирал Дин считал, что его корабли должны готовиться к общей свалке, в которой каждый должен будет действовать самостоятельно, а адмирал Ито ввел правило, что каждое судно — есть неразрывная часть своего отряда, что должно командирами соблюдаться при всех обстоятельствах боя. По другой версии адмирал Дин имел в виду только случай, если управление боем с адмиральского корабля будет нарушено. Китайские корабли, согласно его указаниям, должны были прикрывать друг друга в бою, действуя однотипными парами.

          Китайский флот шёл на юг со скоростью в 7 узлов. Бэйянская эскадра образовала фронтальную линию, изогнувшуюся в виде обращенного к противнику полумесяца или клина. Впереди, в центре, шли два сильнейших китайских корабля — броненосцы «Динъюань» (флагман Дин Жучана) и «Чжэньюань». С двух сторон их прикрывали небольшие броненосные крейсера «Цзинъюань» и «Лайюань», бронепалубные «Чжиюань», и «Цзинъюань»(«Чингъюань»), на флангах двигались, сильно отстав, слабейшие корабли: бронепалубный крейсер «Цзиюань» (участник боя при Асане), композитный безбронный крейсер-авизо (канонерская лодка) «Гуанцзя» и устаревшие малые безбронные крейсера «Чаоюн» и «Янвэй».

        Японский флот двигался настречу китайцам в одной кильватерной колонне на скорости 10 узлов. Впереди, в авангарде, шёл «Летучий» отряд контр-адмирала Кодзо Цубои из наиболее быстроходных крейсеров: «Ёсино» («Иосино»), «Такачихо», «Нанива» (командир — капитан (и будущий адмирал) Х. Того) и «Акицусима» (командир — капитан Х. Камимура). Главную эскадру вице-адмирала Сукэюки Ито составляли крейсера «Мацусима» (флагман), «Тиёда» («Чиода»), «Ицукусима» и «Хасидатэ». В арьергарде шли устаревшие и слабые корабли — малый казематный броненосец «Фусо», броненосный корвет «Хиэй», канонерка «Акаги» и штабное судно «Сайкё-мару». В 12 часов, обнаружив, наконец, в пределах прямой видимости китайскую эскадру, адмирал Ито прибавил ход до 14 узлов. «Летучий» отряд развил ход в 16 узлов и стал уходить вперед, отделяясь от главных сил. В дальнейшем адмирал Цубои действовал самостоятельно.

         В 12.50 китайскими кораблями были сделаны первые выстрелы. На флагманском броненосце «Динъюань» ударная волна при залпе из расположенных в центре корабля 12-дюймовых башенных орудий обрушилась на мостик, контузив несколько офицеров, в том числе адмирала Дина. На некоторое время командование китайской эскадрой перешло к командиру «Динъюаня» капитану Лю Бучаню. В час дня огонь открыли и японцы. Оставаясь на недосягаемой для китайцев дистанции, «Летучий» отряд адмирала Цубои, а затем главные силы адмирала Ито, уходя от фронтального удара китайского строя, стали огибать его с запада, осыпая противника градом фугасных снарядов. В наибольшей степени от обстрела пострадали безбронные крейсера «Чаоюн» и «Янвэй» на ближайшем к японцам правом фланге. Оба самых маленьких и старых китайских корабля получили множество попаданий и, охваченные пожарами, повернули к берегу.

       Тем временем китайский центр повернул на юго-запад и атаковал тихоходные корабли японского арьергарда, отставшие от главных сил адмирала Ито. Сблизившись с корветом «Хиэй», китайские броненосцы обстреляли его из крупнокалиберных орудий и выпустили торпеды. Торпеды прошли мимо, но несколько попаданий 12-дюймовыми снарядами причинили «Хиэй» тяжёлые повреждения. Корвет избежал гибели лишь благодаря смелому манёвру. Резко повернув навстречу фронту противника, горящий «Хиэй» прошёл прямо сквозь строй китайских кораблей. При прохождении между двумя броненосцами «Хиэй» получил два попадания 12-дюймовыми снарядами с короткой дистанции. Китайские моряки были уверены, что корабль затонет, но «Хиэй» вышел из боя и команда смогла спасти свой корабль.

ea0792ad2fc5ae480e9590f368f20b2e.jpg

Кормовое орудие «Цзиюаня» (фото сделано во время службы корабля в японском флоте, броневая башня снята).

       Канонерка «Акаги» повернула на юг, её стал преследовать броненосный крейсер «Лайюань». На японской канонерке были сбиты труба и мачта, погибли командир и часть экипажа. В свою очередь ответный огонь японцев вызвал на «Лайюане» пожар, заставивший крейсер прекратить преследование. Пароход «Сайкё-мару», где находился прибывший для инспекции начальник японского морского штаба вице-адмирал Сукэнори Кабаяма, прошёл под обстрелом мимо всего китайского строя и получил множество попаданий, лишь чудом не задевших машинное отделение. Видя тяжелое положение штабного корабля, которого стали преследовать сразу два китайских крейсера, адмирал Ито направил для спасения «Сайкё-мару» «Летучий отряд» адмирала Цубои. Главная японская эскадра продолжала обстреливать основные китайские силы, огибая их по кругу.

        Китайские корабли потеряли строй, они беспорядочно маневрировали и мешали друг другу. Инструктор-англичанин У. Тайлер предложил капитану Лю Бучаню передать крейсерам приказ отойти назад, чтобы броненосцы могли вести огонь по противнику. Однако выполнить эту рекомендацию было невозможно — японский снаряд поразил марс на грот-мачте флагманского «Динъюаня» и уничтожил сигнальный пост. В наставшем хаосе крейсер «Цзиюань» обратился в бегство, и, пробираясь среди сгрудившихся судов, протаранил и потопил стоявший без хода «Янвэй». За крейсером «Цзиюань» (капитан Фан Боцянь, казнен за трусость 24.09.1894) последовал «Гуанцзя». Оба корабля ушли в сторону Люйшуня. Сильно повреждённый «Чаоюн» затонул на мелководье вблизи берега.

       Оставив собственные крейсера, вступившие в бой с «Летучим» отрядом Цубоя, броненосцы «Динъюань» и «Чжэньюань» развернулись и пошли вслед за главной японской эскадрой. Навстречу им с севера шло подкрепление — задержавшиеся с выходом из устья реки броненосный крейсер (малый броненосец) «Пинъюань», минный крейсер «Гуанбин», миноносцы «Фулун» и «Цзои». Идущие навстречу друг другу китайские корабли грозили зажать в тиски японскую эскадру. Однако адмирал Ито успел пройти между двумя китайскими отрядами, хотя «Мацусима» оказался в опасной близости от «Пинъюаня», который поразил флагманский японский крейсер из своего тяжелого носового орудия. 10-дюймовый бронебойный китайский снаряд повредил на «Мацусиме» снаряженный торпедный аппарат и разбил цистерну с маслом, но не взорвался.

       К 2 часам дня японцы, используя преимущество в скорости хода, уже полностью навязали китайцам свою тактику боя. Японские корабли окружили всё более отдалявшиеся друг от друга броненосцы и крейсера Бэйянской эскадры. Главная эскадра адмирала Ито — четыре крейсера и малый броненосец «Фусо» — описывала круги вокруг медленно двигавшихся контркурсами к ним броненосцев «Динъюань» и «Чжэньюань». «Летучий» отряд адмирала Цубоя совершал циркуляции вокруг китайских крейсеров, иногда присоединяясь к Ито для обстрела броненосцев Дина с двух сторон. Бывшие на трёх японских крейсерах типа «Мацусима» сверхтяжёлые 12,5-дюймовые орудия, специально предназначавшиеся для уничтожения китайских броненосцев, сделали лишь по несколько выстрелов, не добились попаданий и вскоре вышли из строя, зато среднекалиберная артиллерия вела частый и достаточно меткий огонь. Место сражения заволокло дымом из труб кораблей и от пожаров, разгоравшихся на повреждённых судах. В стелющимся под ветром над морем дыму корабли теряли друг друга из вида, ориентируясь только по мачтам, возвышавшимся над дымовой завесой.

       Жестокий обстрел вызывал на китайских крейсерах и броненосцах разрушения и пожары, однако на дальних дистанциях фугасные японские снаряды средних калибров не могли нанести броненосным и бронепалубным кораблям Бэйянской эскадры фатальных повреждений. Наиболее хорошо были защищены броненосцы «Динъюань» и «Чжэньюань», где перед боем, в дополнении к основному бронированию, соорудили брустверы из мешков с песком и углем, а расчеты палубных орудий укрыли от осколков заграждением из коек. «Дисциплина была прекрасная, из орудий целились хорошо, и кораблем управляли с некоторым искусством».

          Когда адмирал Ито, стремясь увеличить эффективность своего огня, приблизился к броненосцам адмирала Дина на 10 кабельтовых, китайцы накрыли вражеский флагман своим залпом. Один 12-дюймовый снаряд пролетел через корпус «Мацусимы» насквозь, не взорвавшись, но другой вызвал детонацию боезапаса на батарейной палубе. «Мацусиму» потряс страшный взрыв, почти сто матросов и офицеров было убито или ранено, вспыхнувший пожар грозил взрывом уже главной крюйт-камеры и гибелью корабля. Благодаря решительным действиям экипажа пожар был потушен, но крейсер «Мацусима» потерял боеспособность. Адмирал Ито был вынужден на некоторое время выйти из боя, чтобы перейти на крейсер «Хасидатэ». Повреждённая «Мацусима» отправилась в сторону Японии. Крейсер «Ицукусима» тоже был поражен 12-дюймовыми снарядами — в носовое торпедное и машинное отделения, а также в мачту. Так как снаряды не взорвались, крейсер особенно не пострадал.

        Несмотря на меткий огонь китайских комендоров, огневое превосходство японцев в сражении было полным. Броненосец «Динъюань» получил 159 попаданий, «Чжэньюань» — 220. На флагманском корабле адмирала Дин Жучана взрывы японских фугасов вызвали масштабный пожар, вся носовая часть броненосца была охвачена огнём, заставившим расчеты покинуть обе башни главного калибра. «Динъюань» продолжал вести огонь лишь из одной кормовой 6-дюймовки. «Чжэньюань» также горел и, кроме того, потерял вследствие поломки затвора носовую 6-дюймовку. Было повреждено и одно из 12-дюймовых орудий.

     В более тяжелом положении находились китайские крейсера — «Лайюань», «Цзинъюань», «Чжиюань», «Чингъюань» («Цзинъюань»), к которым позже присоединились «Пинъюань» и «Гуанбин». Небольшие китайские крейсера (фактически — канонерки) почти безнаказанно расстреливались гораздо более сильными крейсерами японского «Летучего» отряда. Решительный и храбрый командир бронепалубного крейсера «Чжиюань» Дэн Шичан, расстреляв боезапас главного калибра, попытался в одиночку атаковать флагман адмирала Цубои «Ёсино» («Иосино») и таранить его. Отделившись от остальных китайских крейсеров, «Чжиюань» пошёл на «Ёсино», но сразу попал под обстрел всех японских кораблей и, не прекращая вести огонь из орудий, затонул после взрыва в носовой части (возможно, из-за попадания в снаряженный торпедный аппарат).

        Позднее попытку сблизиться и таранить флагман Цубои предпринял охваченный пожаром броненосный крейсер «Цзинъюань», на который тут же обрушился сосредоточенный огонь с «Ёсино» и «Такатихо». Разбитый снарядами «Цзинъюань» потерял управление, стал беспорядочно кружить на месте, потом перевернулся и затонул. Другие китайские крейсера вели себя пассивно, лишь маневрируя на малом ходу, чтобы постоянно держаться к противнику носом. Командам приходилось непрерывно бороться с пожарами. В наибольшей степени пострадал «Лайюань», пожары на котором не прекращались несколько часов. Из-за угрозы взрыва боезапаса пришлось затопить боевой погреб, крейсер горел, пока на нём оставались деревянные части и выгорел сверху практически целиком, тем не менее, сохранив способность управляться. Повреждения от пожаров были и на «Чингъюане», однако там команде удалось с ними справиться.

      Отдельно действовали два китайских миноносца. Отогнанные от главной японской эскадры, они атаковали штабное судно «Сайкё-мару», исправлявшее повреждения в стороне от боя. «Сайкё-мару» отразил миноносцы огнём малокалиберных скорострелок, три торпеды, выпущенные «Фулуном», прошли мимо. Миноносцы сыграли роль в спасении экипажей потопленных китайских крейсеров. Кроме того, активность вражеской минной флотилии оказывала на японцев психологическое воздействие — с приближением сумерек угроза нападения миноносцев на большие корабли становилась всё более реальной.

      Продолжавшееся уже почти четыре часа сражение постепенно затихало, у противников подходили к концу снаряды, корабли обменивались лишь редкими выстрелами. Воспользовавшись пассивностью японцев, потерявших надежду сломить сопротивление китайских броненосцев и отдалившихся на большую дистанцию, адмирал Дин с «Динъюанем» и «Чжэньюанем» соединился со своими крейсерами. Поскольку адмиральский флаг на «Динъюане» был сбит, флаг командующего эскадрой поднял командир крейсера «Чингъюань» Е Цзугуй. Бэйянский флот выстроился в одну кильватерную колонну.

       Как позднее сообщал адмирал Ито: «В 5 час. 30 мин после полудня, видя, что к броненосцам Ting-Yen и Chen-Yen присоединяются другие суда, тогда как летучая эскадра отдалилась от меня на большое расстояние, а также видя, что солнце приближается к закату, я прекратил бой и отозвал летучую эскадру». Японский флот вернулся на свою временную базу близ устья р. Тэдонган, где корабли сразу приступили к исправлению полученных в бою повреждений.

       Адмирал Дин со своими кораблями оставался близ устья Ялу до сумерек, после чего отправился на ремонтную базу в Люйшунь. Через сутки туда же ушли и разгрузившиеся транспорты в сопровождении 4 миноносцев и 2 канонерских лодок.

8619caf96eaeb43c7b150dc541eca8b8.jpg

      Отступление японского флота формально давало победу в сражении адмиралу Дин Жучану. Тактически он не проиграл. Китайская эскадра выполнила поставленную перед ней оперативную задачу — не допустила уничтожения японцами охраняемых транспортных судов. В то же время в стратегическом плане победа принадлежала японцам. Их потери в личном составе — 300 человек убитых и ранеными — были значительно меньше китайских, у которых только погибших было более 650 человек (в основном — из экипажей затонувших кораблей). Самым же важным стало ослабление Бэйянской эскадры. Она потеряла пять крейсеров (включая севший на скалы у острова Саньшаньдао и подорванный при приближении японцев «Гуанцзя»), остальные корабли нуждались в ремонте. Что касается японцев, то ни один их корабль не был потоплен, а уже через неделю после сражения все крейсера, исключая только сильно повреждённую «Мацусиму», были вновь готовы к бою. Однако в результате боя, несмотря на быстрое исправление повреждений на китайских кораблях, правительство Китая, шокированное гибелью у Ялу сразу нескольких кораблей и опасаясь ещё больших потерь, запретило Дин Жучану выходить в море, чтобы дать японцам новый бой. Таким образом, господство в Жёлтом море полностью перешло к японскому флоту, что обеспечило переброску в Корею и Северо-Восточный Китай новых японских дивизий и победу в сухопутной кампании.

       Битва при Ялу в 1894 г. стала первым после боя при Лиссе в 1866 г. крупным эскадренным сражением и привела к серьёзным изменениям во взглядах на войну на море. Если ранее, основываясь на опыте Лиссы, наилучшей тактикой в морской битве считалось сближение флотов в разнообразных фронтальных построениях с последующим превращением боя в поединки отдельных кораблей, то после Ялу указывалось, прежде всего, на необходимость во время сражения постоянного управления флотом как единым целым: «Все прежние искусственные тактические построения были отброшены, и их место заняла простая линейная тактика кильватерных колонн. Теперь уже совершенно отказались от возникшего после Лиссы вместе с таранной тактикой мнения, что сражения должны решаться боем одиночных кораблей. За основной принцип приняли то, что только планомерные совместные действия могут привести к победе».

        Благодаря успешным действиям при Ялу японских «эльзвикских» крейсеров были сделаны выводы о важнейшем значении в бою для корабля быстроходности и наличия у него большого количества скорострельных орудий среднего калибра. В то же время стойкость, проявленная китайскими броненосцами, доказала беспочвенность высказывавшихся ранее утверждений об окончании эпохи броненосных судов. Важные выводы из битвы при Ялу сделала, прежде всего, Япония, взявшая после войны с Китаем курс на создание у себя мощного флота быстроходных хорошо защищенных броненосцев и броненосных крейсеров, имевших как тяжёлые орудия главного калибра, так и многочисленное среднекалиберное вооружение.

         Битва при Ялу была первым морским сражением, в ходе которого велась фотографическая съемка.

       Наиболее мощные корабли обеих сторон в этом сражении, по сути дела, реализовывали концепции итальянского кораблестроения. Так, китайские броненосцы были построены по "цитадельной" схеме, впервые реализованной в проекте итальянских броненосцев типа «Кайо Дуилио», а японские тяжеловооружённые бронепалубные крейсера типа «Мацусима» развивали идею тяжеловооружённого бронепалубного корабля, впервые воплощенную в проекте «Италия». Таким образом, обе итальянские кораблестроительные доктрины в итоге прошли проверку боем в одном сражении.

 

5. 1935 год.  Состоялся первый полёт немецкого пикирующего бомбардировщика Юнкерс Ju.87 «Штука».

     Юнкерс Ю-87 «Штука» (нем. название «Юнкерс», рус. прозвище «певун», «лаптёжник», реже — «лапотник») (нем. Stuka = Sturzkampfflugzeug — пикирующий бомбардировщик) — одномоторный двухместный (пилот и задний стрелок) пикирующий бомбардировщик и штурмовик времён Второй мировой войны.

2c173fb70895c1424316a71338dd1c69.jpg

         Отличительными чертами самолёта стали крыло типа «перевёрнутая чайка», фиксированное неубирающиеся шасси и рёв сирены при пикировании. Ju 87 можно увидеть во многих исторических военных фильмах — как олицетворение мощи Германии и символ немецких побед времён блицкрига 1939—1942 годов. В советских войсках имел прозвища «лаптёжник» (за неубирающиеся специфического вида шасси) и «певун» или «шарманщик» (за вой сирены, «иерихонской трубы» или «шарманки», во время пикирования).

       Несмотря на низкую скорость и посредственную аэродинамику (стойки шасси были неубирающиеся), был одним из самых эффективных боевых самолётов Люфтваффе благодаря способности к бомбометанию с крутого пикирования.

       Ju 87 в начале второй мировой войны применялся с большим успехом для непосредственной авиационной поддержки войск и для борьбы с кораблями. Эти самолёты составили основу воздушных рейдов во время вторжения в Польшу в сентябре 1939 года и во вторжении в Норвегию в 1940 году. В мае 1940 года Ju 87 сыграл важную роль в блицкриге против Нидерландов, Бельгии и Франции. Прочные, точные и весьма эффективные против наземных целей, самолёты Ju 87, подобно многим другим пикировщикам, были уязвимы для современных истребителей. Во время битвы за Британию сказался недостаток манёвренности, скорости и оборонительного вооружения, рейды Ju 87 требовали сильного истребительного прикрытия.

       Ju 87 продолжали с успехом применяться и после битвы за Британию. Его возможности очень точного бомбометания пригодились немецким войскам во время Балканской кампании, операциях в Африке и Средиземном море, а также на ранних этапах Великой Отечественной войны, когда «лаптёжников» применяли для непосредственной авиационной поддержки, борьбы с кораблями и для борьбы с танками.

       Когда люфтваффе потеряло превосходство в воздухе, Ju 87 снова стал лёгкой мишенью для вражеских истребителей. Поскольку самолёту не было замены, эту модель продолжали производить вплоть до 1944 года. К концу войны «юнкерсов» большей частью заменили штурмовые модификации истребителей Фокке-Вульф FW-190, но пикировщики применялись до последних дней войны. Производство Ju 87 всех версий с 1936 по август 1944 года оценивается в 6500 штук.

        Наиболее известным пилотом Ю-87 был Ганс Ульрих Рудель, получивший самые высокие награды среди пилотов Люфтваффе.

   В апреле 1934 года отдел лётной техники управления вооружений сухопутных войск объявил конкурс на создание пикирующего бомбардировщика (SturzKampfFlugzeug). В конкурсе участвовали компании Heinkel c He 118, Arado c Ar 81, Blohm + Voss c На-137 и Junkers c Ju 87. После проведения сравнительных испытаний в испытательном центре Люфтваффе в Рехлине Ju 87 был объявлен победителем.

     Конструктором машины был Герман Польман (Hermann Pohlmann). Первый полёт в 1935 году. Первое боевое применение — в 1936 году в составе легиона Кондор в Испании. Всего было построено более 6500 Ju 87.

       Конструкция «Штуки» содержала несколько инновационных идей. Например автоматические воздушные тормоза под обеими консолями крыла для обеспечения вывода самолёта из пикирования, даже если пилот потеряет сознание от перегрузок, и сирены, называемой «иерихонской трубой» (применялась до 1943 года), которая приводилась в действие потоком набегавшего воздуха, и производила вой во время пикирования, помогая пилоту оценивать скорость пикирования без взгляда на приборы (тональная высота звука увеличивалась с ростом скорости), а также оказывая психологическое воздействие на противника. Хвостовое оперение представляло собой однокилевое цельнометаллическое оперение с подкосным стабилизатором. На каждом руле высоты было по два триммера. Внутренние триммеры служили лётчику для облегчения управления самолётом, а наружные триммеры были связаны с автоматом пикирования Abfanggerat и тормозными щитками. Характерным штрихом внешнего вида стабилизатора и, в целом, всего самолёта были весовые компенсаторы в виде полукруглых сегментов на концах рулей высоты.

      Неубираемые шасси позволяли взлетать с импровизированных аэродромов, расположенных близко к линии фронта, и быстро оказывать поддержку наступающим наземным силам вермахта.

      Существовало множество вариантов самолёта — первое поколение Ju87 началось с первых прототипов, потом появилась серия A и закончилось сериями B и R. Второе поколение Ju87 было представлено серией D, получило продолжение в серии F и закончилось моделями G-1 и G-2.

Ju 87A

Мог нести одну 500-кг бомбу, но без заднего стрелка и на небольшие расстояния.

Ju 87B

Мог нести одну 1000-кг бомбу, но без стрелка-радиста и на небольшие расстояния.

Ju 87C

Палубный вариант Ju 87B, предназначенный для действия с авианосца Граф Цеппелин. Оснащён складывающимся вручную крылом, водилом для катапульты, тормозным гаком, спасательной лодкой и отстреливающимся шасси для аварийной посадки на воду.

Ju 87D

После первого года войны высшее командование люфтваффе осознало, что, несмотря на первоначальный огромный успех, в текущих условиях Junkers Ju-87B больше не соответствовал предъявляемым требованиям. Оборонительное вооружение не могло на равных бороться с вражескими истребителями, а броневые плиты не выдерживали возросший зенитный огонь. Характеристики двигателя мощностью всего в 1200 л. с. также были недостаточны.

        Была проведена тотальная модернизация машины — новая версия получила обозначение Ju87D-1. Проблемы с новым двигателем Jumo 211J (двенадцатицилиндровый двигатель с объёмом в 35 литров и взлётной мощностью в 1420 л. с.) привели к длительной задержке производства — производство этой модели было начато в сентябре 1941 года. Первые Ju 87D были переданы 1 группе 2-й эскадры непосредственной поддержки войск, сражающейся в CCCP, в январе 1942 года. Вскоре под Ленинградом произошло первое боевое крещение новой машины.

        Зимние условия в России со снегом, льдом, аэродромами, покрытыми слякотью, а также экстремально низкими температурами нанесли тяжёлый урон новым самолётам. Первые винты, производства Heine с изменяемым шагом и деревянными лопастями, растрескивались из-за слишком низкой температуры и были вскоре заменены на винты Junkers VS 11, также с изменяемым шагом, но выполненными из металла. Шасси модели D также было признано неудовлетворительным. По этой причине на первых серийных самолётах этой модели использовалось шасси от модели В, что в результате уменьшения размера колёс, привело к очень сильному снижению максимальной взлётной массы до 5009 кг. Новое нормальное шасси Ju-87D было внедрено значительно позже. До конца 1942 года было выпущено 559 единиц Ju-87 D-1.

        В отличие от моделей серий B и R, в ней переработали планер и фонарь, усилили бронирование. Самолёт получил новый стрелковый прицел Revi C/12C. Защитное вооружение также было изменено — хвостовой пулемёт MG-15 был заменён на двуствольный пулемёт MG-81. Ju-87 D-2 был похож на D-1 — основным отличием стало приспособление для буксировки планёра.

         К 1943 году стало ясно, что Ju-87 не может больше использоваться исключительно в качестве пикирующего бомбардировщика. Более того, стало очевидно что Ju-87 должен был быть переоборудован для полётов на малой высоте для поддержки сухопутных войск. Для этого в Берлине и Бремене в середине 1943 года была разработана модель Ju-87 D-3. Она отличалось усиленной броневой защитой двигателей и кабины лётчика. Пропеллеры сирен на опорах шасси либо удалили, либо закрыли кожухом. Всего было построено 1559 самолётов этой модели.

       Также существовала уникальная версия Ju-87D-4 — представляющая собой модель D-3 переоборудованную в самолёт-торпедоносец берегового базирования. Эта модель не нашла применения на фронте и была превращена обратно в Ju-87 D-3.

       Чуть позже начался процесс замены D-3 новой моделью D-5. Она имела более длинное крыло, отстреливаемые с помощью пиропатрона стойки шасси и новое крылевое оружие (пулемёты MG-17 были заменены на пушки MG 151/20). Кроме того, в некоторых самолётах отсутствовал воздушный тормоз. Всего было построено 1178 самолётов D-5. В конце была начата разработка переоборудованной модели D-6, однако она так и не была построена.

       Серия D также включала в себя ряд модификаций, предназначенных для ночных вылетов. Модификация D-7 (в основе которой лежала модель D-3) стала первой ночной моделью серии D. На ней устанавливались пламегаситель выхлопа и комплект радиооборудования FuG 16Z, дополняющий старую радиостанцию FuG 25. Также существовала длиннокрылая ночная версия D-8, переделываемая из D-5. Заказ на предварительное проектирование и переоборудование опытного образца в ночной бомбардировщик поступил в сентябре 1943 года. Точное число переоборудованных для ночных полётов самолётов не известно.

Ju 87E

Палубный вариант Ju 87D. Имел возможность нести торпедное вооружение.

Ju 87G

Штурмовик. Вооружался двумя 37-мм пушками BK 37.

        С течением войны Ju-87 всё менее использовался в качестве пикирующего бомбардировщика. Новой главной задачей самолёта стало нанесение ударов с малых и сверхмалых высот по бронетанковой технике, являющейся наибольшей угрозой для наземных войск, и по частям снабжения. Учитывая то, что новые русские танки Т-34 получили очень действенную броневую защиту, бомбовая нагрузка Ju-87 совсем не подходила для их уничтожения.

Решением стало использование 37-мм. авиационной пушки BK 37, созданной на базе 3,7 cm FlaK 18. Летом 1942 года две пушки закрепили под консолями крыла Ju-87.

       Магазин орудий вмещал шесть подкалиберных снарядов с сердечником из карбида вольфрама весом в 1.46 кг. Весной 1944 года началось переоборудование имеющихся Ju 87 D-3 и D-5 в охотники за танками (модели G-1 и G-2). Первым подразделением получившее новые Ju 87 G стала 4 группа 2-я эскадра «Иммельман» под командованием полковника Ганс-Ульриха Руделя. В то время как другие группы пересели с Ju-87 на Fw 190, 4 группа продолжала летать на Ju-87 — на её счету 519 русских танков. 7 марта 1944 года эту группу переименовали в десятую группу по борьбе с танками и перебросили в Якобстад и Лиепаю для оказания поддержки 18-й армии во время прибалтийской операции.

      Вариант Ju 87 G стал известен как «охотник за танками» (Kanonenvogel — Птичка с пушкой). Невысокая скорость полёта, стабильное положение в воздухе и возможность атаковать бронированную цель с наименее защищённой стороны способствовали успеху при атаке танков. Именно на Ju 87G летал известный немецкий ас Ганс-Ульрих Рудель.

Ju 87R

Ju 87B увеличенного радиуса действия, сменил его в производстве. Обладал дополнительными баками в крыльях (два по 150 л) и возможностью подвески двух 300-литровых подвесных топливных баков, что практически удваивало дальность полёта, доводя до 1470 км. Платой стало снижение боевой нагрузки до 250 кг (при подвеске баков), а также снижение максимальной скорости потяжелевшей машины.

Ju 87H

Тренировочный вариант, всё оружие демонтировано.

Ju 87K

Экспортный вариант.

        Первой войной для Ju 87 Stuka стала Гражданская война в Испании. В 1936—1937 годах в Испании испытывался прототип Ju 87. В 1938 году в страну перебросили три Ju 87 A. Они вошли в состав легиона «Кондор». В реальных боевых условиях проходила финальная обкатка машины и новой тактики применения пикирующих бомбардировщиков. В конце 1938 года лётчики «Кондора» пересели на Ju 87 B.

         Stuka использовалась в авангарде немецкого вторжения в Польшу 1 сентября 1939 года, являясь ключевым элементом немецкого блицкрига. На Ju 87 была одержана первая воздушная победа стран оси во время Второй мировой войны — 1 сентября 1939 года пилот люфтваффе лейтенант Ф. Нойберт сбил польский истребитель PZL P.11, пилотируемый капитаном Мечиславом Медвецким. После этого Ju 87 успешно применялся во время вторжения в Норвегию, Голландию и Францию.

       Несмотря на прочность, точность и высокую эффективность, «Штука» обладала низкой скоростью и недостаточной манёвренностью. Слабое оборонительное вооружение делало её лёгкой добычей вражеских истребителей. Во время Битвы за Британию немцы узнали, что прежде, чем могут быть использованы штурмующие самолёты, должно быть достигнуто превосходство в воздухе. Из-за слишком больших потерь применение этих самолётов в битве за Британию было приостановлено.

       После Битвы за Британию Ju 87 мало использовались в западной Европе, но оставались достаточно эффективны на юге, где истребители союзников имели плохое снабжение, особенно в Битве за Крит и Мальту. В средиземноморье самолёт успешно использовался против кораблей. Ju 87 также использовался в югославской операции и греческой операции. Кроме того бомбардировщики Ju 87 поддерживали танковые удары африканского корпуса в северной Африке.

Ярким примером большой уязвимости Ju 87 для вражеских истребителей является случай, когда 5 декабря 1941 года над Ливией австралийский ас Клайв Колдуэл (Clive Caldwell) сбил пять Ju 87 в течение нескольких минут на своём P-40 «Tomahawk».

      В больших количествах «Штуки» применялись на восточном фронте, но с ростом мощи советских ВВС, подразделения, оснащённые этим самолётом, стали нести тяжёлые потери на завершающих стадиях войны. Так, старший лейтенант Горовец в одном бою сбил 9 бомбардировщиков.

        В последние месяцы войны Ju 87 был заменён на штурмовые варианты Fw-190A.

     Находясь на 4600 метрах, пилот отыскивает цель бомбометания через наблюдательное окно в полу кабины. После выпуска аэродинамических тормозов и убавления газа он переворачивал самолёт на 180 градусов и переходил в пикирование под углом 60—90 градусов. Для контроля угла пикирования относительно горизонта на остеклении фонаря кабины была нанесена градусная сетка.

       Когда самолёт приближался к земле, загоралась лампочка на контактном альтиметре (обычно, на высоте 450 метров). Пилот сбрасывал бомбы нажатием кнопки на ручке управления, тут же включался механизм автоматического выхода из пикирования. Захват, находившийся под фюзеляжем, отводил бомбу от воздушного винта, и самолёт начинал выравниваться с перегрузкой до 6 g.

      Когда нос «Штуки» оказывался выше горизонта, воздушные тормоза убирались, дроссель открывался и шаг винта устанавливался на набор высоты. Пилот брал управление и возвращался к нормальному полёту. Оставшиеся бомбы под консолями крыла могли быть использованы на другие цели.

57577fd6c562b4f031213c792286ed43.jpg 9d35e77e30fa1e0a15b5ab261b5e3be9.jpg

Junkers Ju 87 G-2 в музее RAF в Хэндоне.

 

6. 1955 год.  Первый полёт самолёта (NB-36) с работающим ядерным реактором на борту.

        Convair B-36 (Конвэр Б-36) — американский межконтинентальный бомбардировщик. Неофициальное название — «Миротворец» (англ. Peacemaker). Является самым большим по размаху крыла и высоте боевым самолётом за всю историю авиации.

35daaf0998b6ba7318f2e6c584237485.jpg

B-36J в полете.

      B-36 имел 6 поршневых двигателей с толкающими винтами. На поздних модификациях (начиная с B-36D) дополнительно устанавливали 4 турбореактивных двигателя J47, модифицированных для работы на авиационном бензине (то есть всего на самолёте стало 10 двигателей). Эти дополнительные турбореактивные двигатели размещались в двух спаренных гондолах, очень похожих на внутренние гондолы B-47.

      Разработка самолёта началась в начале 1941 года. Он предназначался для бомбардировки Германии с территории США в случае падения Англии. К началу Холодной войны B-36 стал основой стратегических ядерных сил США, поскольку он мог, базируясь на территории американского континента, доставлять ядерные бомбы к целям на территории СССР.

20fefd7672d0c523492fcd29c43a5496.jpg

Первый полет.

        С появлением серийных образцов B-52, к концу 50-х годов устарелость B-36 стала очевидной, и почти все машины были вскоре отправлены в металлолом. Этому способствовала и относительно низкая надёжность и трудоёмкость обслуживания поршневых двигателей по сравнению с газотурбинными.

         B-36 никогда не участвовал в реальных боевых действиях, однако широко использовался как разведывательный самолёт (модификация RB-36). Его огромные размеры позволяли размещать в нём фотокамеры высокого разрешения, а большая высота полёта делала его недосягаемым для зенитной артиллерии и истребителей тех лет. Предполагают, что в 1950-х годах B-36 совершил несколько разведывательных полётов над территорией Китая и СССР.

       B-36 использовался также в ряде экспериментов. Специально переоборудованный самолёт NB-36H в рамках программы по созданию атомолёта совершал полёты с работающим ядерным реактором на борту. Целью этих полётов было изучение влияния радиации на экипаж и системы самолёта. Однако работы по созданию самолётов с ядерным источником энергии не получили продолжения.

d46d4827e42fe7e628125d7fe83d5543.jpg

В-29 и В-36.

        22 мая 1957 года бомбардировщик B-36 перевозил термоядерную бомбу с авиабазы «Биггс» на базу «Киртлэнд» в Нью-Мехико. При подлёте к конечной точке маршрута бомба выпала из самолета. Боеприпас упал в семи километрах от контрольно-диспетчерского пункта авиабазы «Киртлэнд» и всего в 500 метрах от склада ядерного оружия «Сандия». При падении сдетонировало обычное взрывчатое вещество бомбы, которое в нормальных условиях инициирует детонацию плутониевого ядра, однако ядерного взрыва не произошло. На месте падения бомбы образовалась воронка глубиной 3,7 метра и диаметром 7,6 метра.

        Двигательная система B-36 (6 винтовых и 4 реактивных двигателя) имела прозвище «Шесть крутятся, четыре горят» (англ. six turning, four burning). Из-за частых пожаров и общей ненадежности с подачи экипажей эта формула была переделана в «Два крутятся, два горят, два дымят, два прикалываются, а еще два куда-то делись» (англ. two turning, two burning, two smoking, two joking, and two more unaccounted for).

38496703fe67158fb4238d806bd3afca.jpg

Самолет с реактором на борту.

NB-36H (X-6) — самолёт с ядерной силовой установкой.

Convair XC-99 (1947) — экспериментальный военно-транспортный самолёт, построен 1 экземпляр (который довольно интенсивно эксплуатировался).

Convair Model 37' — проект пассажирского самолёта на 204 места; не построено ни одного.

Convair YB-60 (1952) — экспериментальный реактивный бомбардировщик, построен 1 экземпляр (ещё 1 был не достроен); по итогам испытаний предпочтение было отдано проекту Boeing B-52 Stratofortress.

DB-36H — самолёт-носитель крылатой ракеты GAM-63 RASCAL. В них было переоборудовано четыре серийных B-36H.

Стратегические бомбардировщики:

XB-36 — экспериментальная машина, без вооружения. Отличалась от последующих самолётов конструкцией шасси и кабины экипажа. В 1946 году была изготовлена одна машина.

YB-36 — второй опытный самолёт, имел бортовую РЛС и новую кабину. В 1947 г. была изготовлена одна машина. После завершения испытаний YB-36 был переоборудован в RB-36E.

YB-36A — первая машина предсерийной партии, предназначенная для проведения прочностных испытаний. Был выполнен единственный полёт с завода к месту проведения испытаний. В 1947 г. был изготовлен в единственном экземпляре.

B-36A — предсерийная партия, без вооружения, установлены новые четырёхколёсные основные стойки шасси и двигатели R-4360-25. В 1947 г. было выпущено 22 самолёта.

XB-36 с одноколёсными основными стойками шасси.

Экспериментальное гусеничное шасси для взлёта с мягкого грунта.

B-36B — первая серийная партия с полным составом вооружения. Установлены двигатели R-4360-41. В 1948 г. изготовлено 73 машины, впоследствии 64 из них были модернизированы до уровня B-36D.

B-36C — нереализованный проект с двигателями R-4360-25 и тянущими винтами.

B-36D — установлено четыре дополнительных ТРД J47-GE-19. В 1949 г. построено 22 машины, в 1954 г. модернизированы в соответствии со спецификацией III и получили название B-36D-III.

B-36F — установлены двигатели R-4360-53, новая бомбардировочная РЛС K-3A и кормовая прицельная РЛС AN/APG32. В 1950 г. изготовлено 34 самолёта, в 1954 г. модернизированы в соответствии со спецификацией III и получили название B-36F-III.

B-36H — установлена прицельная бомбардировочная система модернизированная по программе Blue square. В 1951 г. изготовлено 83 машины, в 1954 модернизированы в соответствии со спецификацией III и получили название B-36H-III. Четыре самолёта переоборудованы в DB-36H носители крылатых ракет GAM-63 «Раскл».

B-36J — модификация с дополнительными топливными баками и усиленным шасси. В 1953 г. изготовлено 19 самолётов в 1954 г. все машины модернизированы в соответствии со спецификацией III и получили обозначение B-36J-III.

B-36J-III — самолёты, изготовленные в соответствии со спецификацией III, в 1954 г. выпущено 14 машин.

f9deeb63e4d0393f5139f98d9b1e0a86.jpg

XB-36 с одноколёсными основными стойками шасси.

Стратегические разведчики:

RB-36D — на месте бомбового отсека № 1 имел герметичный отсек, в котором располагалось 14 различных фотокамер для плановой и перспективной съемки и помещение для проявки фотоплёнок и предварительного анализа разведданных. Отсек № 2 мог размещать 80 осветительных бомб, для проведения ночной фотосъёмки. В отсеке № 3 мог размещаться дополнительный топливный бак на 11350 литров бензина. Отсек № 4 был заполнен оборудованием для электронной разведки. В зависимости от полётного задания численность экипажа варьировалась от 19 до 22 человек. Всего было построено 17 RB-36D, и 7 было переоборудовано из B-36B. В дальнейшем 11 RB-36D были модернизированы по спецификации III. В середине 1950-х годов 10 разведчиков переоборудовали в носители RF-84K по проекту FICON.

RB-36E.

RB-36F — мог применяться в качестве бомбардировщика. В первой части бомбоотсека имелся герметичный отсек с разведоборудованием, остальная его часть позволяла подвешивать бомбы. Экипаж составлял 19-22 человека. Было изготовлено 24 самолёта, один из них был переделан по спецификации III.

RB-36H.

72147455bfdde425b90eeb04d9bd9b6d.jpg

Экспериментальное гусеничное шасси для взлёта с мягкого грунта.

Лётные характеристики:

Максимальная скорость: 685 км/ч (с включёнными турбореактивными двигателями).

Крейсерская скорость: 380 км/ч (с выключенными турбореактивными двигателями).

Дальность: 11 000 км с полезной нагрузкой 4535 кг.

Перегоночная дальность: 16 000 км.

Практический потолок: 15 000 м.

Скороподъёмность: 9,75 м/с.

Нагрузка на крыло: 272,3 кг/м².

Тяговооружённость:

поршневые двигатели: 120 Вт/кг.

реактивные двигатели: 0,078.

Аэродинамическое качество: 20,2.

Вооружение:

Пушечное вооружение: 16×20 мм пушки M24A1.

Бомбовая нагрузка: 39 010 кг.

 

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki

                  http://www.korabli.eu/blogs/bronenoscy/srazheniya/boy-vozle-reki-yalu-17-09-1894

                  

P.S. Знаю, много букв. Но кто осилил – Молодец.

  • Плюс 4

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
7 351
[SHELF]
Участник, Коллекционер, Лидер Форума
11 885 публикаций

Пункт за нумером 3,весьма спорный и не однозначный.

Но всё равно  плюсанул.

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
79
[FUR-S]
Бета-тестер
258 публикаций
8 393 боя

По прежнему: плюс и уважение за труд.

 Интересно почитать.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 550
[NG-F]
Модератор, Модератор
11 300 публикаций
9 168 боёв

По прежнему: плюс и уважение за труд.

 Интересно почитать.

 

:honoring:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×