Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Darkofag

Азовский флот Часть 2

В этой теме 7 комментариев

Рекомендуемые комментарии

28
[TSOT] Darkofag
233 публикации
2 157 боёв

Часть 2

Азовский флот

 

 

     …Россия в древние времена была довольно мужественна и храбра, но не довольно вооружена, и как политическая пословица сказует о государях, морского флота не имеющих, что токмо руку имеют, а имеющие флот, обе. Что и наша Россия одну токмо руку имела.

wg2kOmkfx0c.jpg
Петр I

y8KrlMifHww.jpg      

Итак, страна, окруженная морями, к концу семнадцатого столетия имела только один порт — Архангельск, через который могла осуществлять деловые и торговые контакты с другими странами. «Ни одна великая нация, — писал К. Маркс, — никогда не существовала и не могла существовать в таком отдаленном от моря положении, в каком первоначально находилось государство Петра Великого; никогда ни одна нация не мирилась с тем, чтобы ее морские побережья и устья рек были бы от нее оторваны; Россия не могла оставлять устья Невы, этого естественного выхода для продукции Северной России, в руках шведов, так же как устья Дона, Днепра, Буга и Керченского пролива в руках кочевых татарских разбойников».

В интересах политического и экономического развития Российского государства Петр I, в числе многих других мероприятий, предпринимает Азовские походы. С учетом международной обстановки и правильной оценки расстановки сил в Европе он решил в норную очередь продолжить войну за освобождение некогда принадлежащего древнерусскому государству побережья Азовского и Черного морей. Прорыв к морю было решено начать со взятия Азова, являющегося своеобразным ключом к Черному морю.

Первый Азовский поход состоялся в 1695 году. В русских войсках насчитывалось около 31 тысячи человек. Они состояли из стрельцов, солдат, полков «нового строя», поместной дворянской конницы. В походе участвовали первые регулярные полки — Семеновский, Преображенский, Бутырский и Лефортовский. На вооружении русской армии находились 170 гладкоствольных орудий, нарезные пищали, гранаты, мушкеты, бердыши и пики. Войска, разбитые на три группы, возглавлялись главнокомандующими А. М. Головиным, Ф. Я. Лефортом и П. И. Гордоном. Их решения подлежали утверждению Петром I. Для отвлечения внимания турок и крымских татар от Азова в низовья Днепра было направлено 120-тысячное войско под командованием Б. П. Шереметева.

Авангард русской армии под командованием П. И. Гордона выступил из Москвы к Азову в начале марта. Главные силы, возглавляемые А. М. Головиным и Ф. Я. Лефортом, выступили в поход почти через два месяца. Их путь пролегал по Москва-реке, Оке, Волге и Дону. На одном из стругов находился царь.

При продвижении на юг русские войска пополнились казачьими отрядами, в которых насчитывалось до 10 тысяч человек. 5 июля вся армия подошла к Азову и стала готовиться к его осаде. Вскоре к нему прибыло двадцать турецких галер с войсками. У русских не было военного флота, и они не могли блокировать город с моря.

Турецкие янычары совершали частые вылазки в расположение русских войск, подвижная конница татар нарушала доставку продовольствия и боеприпасов. Подвозу водным путем мешали башни-каланчи по обе стороны реки, деревянные сван и частокол между ними. Военный совет принял решение овладеть башнями. Для участия в операции вызвались 200 казаков-добровольцев. На рассвете 14 июля, переплыв Протоку и Широкий ерик, они решительно бросились на одну из башен и заняли ее. Из вражеских орудий казаки открыли огонь по второй каланче и вынудили ее гарнизон к бегству. В двух башнях ими было захвачено в качестве трофея свыше 20 пушек.

5 августа более четырех тысяч русских солдат предприняли штурм главной крепости, по были отбиты. Не принесла успеха и попытка казаков взять ее со стороны Дона. Через 50 дней осаждавшие вторично пошли на штурм крепости, по были вновь отбиты и понесли значительные потери. Не дали положительных результатов их попытки подкопать и взорвать стены крепости. А между тем подступила осень, приближались холода. Петр I решил снять осаду Азова и вернуться в Москву. 2 октября русские части покинули боевые позиции. В Каланчинских башнях и во вновь построенной Ново-Сергиевской крепости царь оставил 3-тысячный гарнизон под руководством воеводы А. Ржевского, приказав казакам в случае нужды оказывать ему помощь, а над неприятелем непрерывно чинить «воинские промыслы». Выполняя наказ Петра I, Войско Донское в начале января 1696 г. направило к Азову 2 тысячи казаков, а несколько позже — еще 400.

Причина провала первого Азовского похода в отсутствии единого командования, неопытности многих офицеров, плохой организации и слабой подготовке к осадным операциям, в не достаточной обученности и низкой дисциплине, особенно среди стрельцов. На боевых действиях русской армии отрицательно сказалось отсутствие военного флота. Азов был блокирован ею только со стороны суши, а со стороны моря турецкий флот свободно проходил к крепости, обеспечивая свой гарнизон бое припасами, продовольствием, свежими войсками.

Y7Aac0_ODNc.jpg

Потерпев неудачу в первом Азовском походе, Петр I сразу же приступает к подготовке второго. Уже в конце ноября 1695 г. им был издан указ о создании Азовского военного флота. Намечалось построить 2 парусных судна, 4 брандера, не менее двух десятков военных галер, 1300 стругов, 500 лодок и 100 плотов. В декабре последовал второй царский указ о мобилизации 27 800 работных людей на «корабельное строение». Определили и главное место для строительства военных судов — старинный русский город Воронеж. В пользу этого выбора говорило многое: близость достаточного количества корабельного леса, железоделательных, канатных и парусиновых предприятий, выгодное географическое положение: он находился в 25 километрах от впадения реки Воронеж в Дон и в 1200 километрах от Азова. В этом районе было немало опытных плотников, конопатчиков, кузнецов, т. к. с давних пор на Дону и его реках строились речные суда, на которых шло снабжение казацких войск, уходили в дальние южные плавания купцы, осуществлялось рыболовство. До 1695 года только на небольшой судостроительной верфи в Воронеже было построено 578 судов разных типов длиной от 19 до 32 метров.

И вот сюда были согнаны тысячи работных людей, на плечи которых легла основная тяжесть постройки Азовского флота. Круглые сутки на берегах рек горели костры, с шумом валились на землю деревья-великаны, неустанно трудились лесорубы, плотники, кузнецы, канатчики. Сотни саней подвозили к Воронежу материалы, готовые части судов.

Здесь, на Воронежской верфи, были заложены и к весне 1696 г. построены 2 парусных корабля: галеасы «Апостол Петр» и «Апостол Павел», имевшие 36 метров в длину и 9 метров в ширину. На вооружении каждого из них имелось по 36 пушек.

Кипела работа в судостроительной мастерской, созданной в селе Преображенском под Москвой. Собранные сюда лучшие плотники России делали заготовки частей для галер, которых к февралю 1696 г. было изготовлено 22 комплекта и санным путем отправлено в Воронеж. Полный комплект на 23-ю галеру прибыл из Голландии.

К весне галеры были готовы к спуску на воду. Каждая из них имела 38 метров в длину, 6 метров в ширину и высоту от киля до палубы около 4 метров. Вооружение состояло из 3–6 пушек с двухфунтовыми ядрами. Экипаж отдельных галер достигал 170 человек. Галера — гребное судно с 30–38 парами весел могла развивать скорость до 15 километров в час. Этот тип корабля наиболее отвечал условиям предстоящих боевых действий: галеры имели небольшую осадку, хорошую маневренность и могли успешно использоваться в устьях и мелководье низовьев Дона и прибрежных водах Азовского моря.

В строительстве галер и других судов проявились талант, умение, сноровка и трудолюбие многих сотен мастеровых русских людей. Но среди них особо выделялись многоопытные и знающие плотники Осип Щека и Яким Иванов, вологодские и архангельские корабелы Андрей Ермолаев, Федот Рудаков, Максим Карпов, Ефим Григорьев, Иван Букин, Борис Матулин и др. Общее руководство строительными работами осуществлял стольник Г. С. Титов. Первый учитель Петра I морскому делу Франц Тиммерман, наблюдая за постройкой галер, занимался заготовкой железа, древесины, исполнял обязанности казначея. Организация судостроения возлагалась на военный приказ-разряд, во главе которого был назначен воевода Т. Н. Стрешнев.

Для постройки судов Петр I пригласил 50 иностранных мастеров. Среди них корабелы-венецианцы Иван Юрьев и Яков Теодоров, грек И. Федоров, голландцы К. Кок, Э. Бакар и др.

Помимо галеасов и галер на Воронежской верфи собрали 4 брандера, заготовки для которых также были сделаны в Преображенском. Такие боевые корабли загружались воспламеняющимися веществами и направлялись по течению или по ветру в расположение вражеских судов, где они взрывались, нанося противнику значительный урон. В Воронеже строились также дощаники — прототип нынешнего десантного судна. Имея длину около 15 метров, они размещали на своих бортах до 50 солдат. Тут же, на Воронежской верфи, собирали мелкие струги и лодки, детали для которых доставлялись из Брянска. Строительство стругов длиной 24–25 метров и шириной от 4 до 8 было поручено четырем уездам. Отдельные из них не только выполняли задание, но и перевыполняли его. Так, Сокольский уезд должен был поставить 350 судов, а поставил 130. Строились такие суда в Сокольске, Добром, Козлове.

В создании Донской флотилии активно участвовали Тула, Липецк, Тамбов, откуда в Воронеж поставлялись металл, якоря, парусина, тросы, крепеж и другие материалы.

С наступлением весны, как только реки очистились ото льда, все вновь построенные и собранные корабли и суда были спущены на воду. В состав их экипажей было зачислено около 6 тысяч и, в том числе 2 тысячи иностранных матросов. Экипажи галер состояли в основном из солдат Семеновского и Преображенского полков. Адмиралом флота был назначен Ф. Я. Лефорт.

К началу 2-го похода в состав Азовского флота вошли: 2 парусных корабля «Апостол Петр» и «Апостол Павел», 23 галеры, 4 брандера, около 1500 стругов, плотов, барок, морских и речных лодок.Таким образом, благодаря самоотверженному труду русских людей, их высокому мастерству в центре России, за тысячу верст от моря, в исключительно короткий срок был создан «морской воинский караван» — первое соединение флота.

В этот же период шла ускоренная подготовка сухопутных войск. Для второго Азовского похода армия была увеличена до 55 тысяч человек: во главе ее был поставлен единый главнокомандующий — генералиссимус А. С. Шеин. В марте-апреле 1696 г. войска прибыли из Москвы в Воронеж, где было назначено сосредоточение основных сухопутных и морских сил, участвующих в походе.

Приняв в Воронеже 8 полков, осадную артиллерию, снаряды, продовольственные и другие грузы, 110 транспортных судов 23–25 апреля отправились к Азову. Часть армии ушла к нему по суше. С 3 по 25 мая вниз по Дону отбыли четыре отряда галер. Одним из них командовал капитан галеры «Принципиум» Петр Алексеев — царь Петр I. Он же фактически командовал всем флотом.

Поход по Дону был тяжелым и напряженным. Многие корабли были еще недостроены, поэтому в пути на них продолжались отделочные работы. Петр I требовал скорейшего прибытия к Азову: команды кораблей почти не отдыхали, суда шли и под веслами, и под парусами днем и ночью. Об огромном напряжении моряков повествуют скупые строки «Журнала о путешествии 1696 года»:

3 мая. «От города Воронежа пошли в путь свой при доброй погоде. В ночи часу в 3-м из-за погоды стали на якоре; был ветер велик».

10 мая. «В полночь прошли город Иловля, перед светом прошли городок Качалин».

11 мая. «Шли во дни и ночи парусом и греблею».

14 мая. «По утру во 2-м часу прошли городок Быстрец. День и ночь шли под парусом и греблей».

Во время похода царем были разработаны первые правила организации корабельной службы и ведения морского боя, объявленные в специальном «Указе по галерам», который требовал активных и решительных действий против неприятеля, строгой дисциплины на судах. Особо подчеркивалась важность взаимной выручки в бою. «Под всяким запрещением, — говорилось в указе, — должны друг друга не оставлять и всячески о том радеть…» Эта же мысль содержится в заключительных строках: «Если в бою кто товарища своего покинет, или не в своем месте пойдет, таково наказать смертью, разве законная причина к тому его привела».

На одиннадцатый день пути первый отряд галер подошел к Черкасску (ныне ст. Старочеркасская), куда накануне прибыл и авангард сухопутных войск. К этому времени русские войска пополнились 20 тысячами донских, запорожских и уральских казаков. Их возглавляли атаманы Флор Минаев, Яков Лизогуб, Андрей Головач.

Незадолго до прибытия первой группы галер возле Азова была проведена разведка неприятельских сил. Отряд донских казаков из 250 человек под руководством Леонтия Позднева, обнаружив в низовьях Дона два турецких корабля, решил атаковать их. Небольшие казацкие лодки стремительно двинулись к вражеским судам и сошлись с ними вплотную, но так как их борта оказались очень высокими, то казаки ничего не смогли сделать и вынуждены были отступить.

Узнав, что на взморье всего два неприятельских корабля, Петр I решил захватить их. Вечером 19 мая два пехотных полка под командованием генерала П. Гордона двинулись к Азову, а царь с частью войска и казаков на 9 галерах и 40 лодках отправился на взморье. Однако из-за мелководности Кутюрьмы вынужден был оставить галеры и двинуться к ее устью на лодках. Вскоре показались турецкие корабли, по их было не два, а тринадцать. Вступать с ними в схватку при своей малочисленности и отсутствии боевых кораблей Петр I не решился и вернулся на галеры, оставив у взморья часть казацких лодок. Ночью русские галеры возвратились в Ново-Сергиевск.

Между тем на взморье разыгрались совершенно неожиданные события. Оставшиеся казаки увидели, как часть янычар высадилась на лодки и ушла в сторону Азова, а другие стали нагружать на транспортные суда-тунбасы различные грузы. Загрузившись, тунбасы направились к Каланче. Когда они поравнялись с ее устьем, казаки смело бросились на турецкие суда, окружили их и большую часть захватили. Сопровождающий тунбасы конвой бежал на лодках к своим кораблям. Не разобравшись в ситуации, неприятельские суда снялись с якорей и ушли в море. Два из них не успели сняться. Один из судов захватили и сожгли нападавшие, а второй сожгли сами турки.

Такой оборот событий обрадовал царя. С радостью сообщал он о первой морской победе над турецким флотом в Москву. «У турок было захвачено, — писал он А. Виниусу 31 мая, — десять тунбасов, 300 бомбов великих пудов по пять, 500 копей, 5000 гранат, 86 бочек пороху, 26 человек языков и много всякого припасу — муки, пшена, уксусу ренского, бекмасу, масла деревянного, а больше сукон и рухляди многое число; и все, что к ним на жалованье и на сиденье прислано, все нашим в руки досталось».

Спустя неделю на взморье до Каланчинскому рукаву было выведено 22 галеры. Они заняли позицию поперек Таганрогского залива, преграждая путь в Кутюрьму, Бугурчу, Мокрую и Сухую Каланчу и в основное русло Дона. Одновременно с блокадой Азова с моря, он был блокирован со стороны суши. С каждым днем кольцо блокады вокруг крепости становилось все меньше и меньше. Русская артиллерия непрерывно обстреливала город, а 15 тысяч солдат ежедневно под вражеским огнем засыпали крепостной ров. В устье Дона были сооружены две береговые батареи, которые усиливали морскую блокаду. Для этой цели предназначались также форты на правом берегу Дона напротив Азова, в районе Ново-Сергиевска и на правом берегу Каланчи. В случае прорыва кораблей турецкого флота сквозь линию русских галер, их должны были встретить береговые батареи и не допустить к крепости.

Не прошло и месяца с момента отступления первой турецкой эскадры, как в море появилась вторая, состоящая из 7 линейных кораблей, 17 галер и множества мелких судов. На них находился 4-тысячный отряд турецких войск, предназначенный для пополнения азовского гарнизона.

Командующий турецкой эскадрой Турночи-паша, обнаружив русский флот, остановился на большом расстоянии от него. Несмотря на значительное превосходство в силах, турки не решались атаковать русскую флотилию, занимавшую выгодную позицию и опиравшуюся на береговые укрепления. Почти две недели прошли в обоюдном бездействии. Лишь 28 июня турецкий адмирал решил высадить на берег десантный отряд. Однако увидев, что русские галеры стали сниматься с якорей и идти навстречу его кораблям, Турночи-паша отступил и вскоре ушел обратно в Константинополь. Азов был полностью лишен подвозов и подкреплений, что сыграло важную роль в исходе осады. 15 июня главнокомандующий русскими войсками А. С. Шеин и сообщал в Москву: «Город Азов осажден накрепко, въезду и выезду в него и из него нет; сухие и водяные пути, море и устья донские все заперты судами морского каравана».

В нюне русское командование приняло план возведения у крепостных стен гигантского земляного вала, и каждое утро осажденные видели, как вырастала за ночь эта громадина. Систематически продолжала обстреливать крепость артиллерия. Особенно сильный огонь был сосредоточен по одному из угловых бастионов, который в результате многодневных бомбардировок был сильно поврежден. Используя это, атаманы Минаев и Лизогуб решили вести казаков на штурм. 17 июля около 2000 казаков, быстро взобравшись на вал, сбили турок и проникли внутрь крепости, едва не ворвавшись в цитадель. Туркам удалось отбить приступ. Не получив подкреплений, казаки вернулись на вал и засели в угловом бастионе.

На другой день был дан приказ об общем штурме.В полдень 18 июля, как только русские начали артиллерийскую подготовку, над турецкой крепостью взвился белый флаг: неприятель капитулировал. 21 июля пала крепость Лютик, прикрывавшая выход в море по Мертвому Донцу. Азов и гирла Дона стали русскими.

 

                                                                                                                                  

 Морским судам быть

3xvXOvXZdqQ.jpg

Взятие Азова ни в коей мере не решило вопроса о возвращении выходов к морям для свободной морской торговли, тем более, что Россия продолжала находиться в состоянии войны с Турцией. Необходимо было решить проблему овладения берегами Керченского пролива, находившегося под контролем Турции. Кроме того, предстояла трудная и упорная борьба с одной из сильнейших держав того времени — Швецией, господствовавшей на Севере Европы уже около 150 лет и с особым упорством противодействовавшей попыткам русских выйти на побережье Балтики.

Взятие Азова явилось лишь началом того большого плана Петра I, к осуществлению которого он приступил сразу же по возвращении в Москву. Для закрепления первых успехов необходимо было создать регулярный военно-морской флот. Этот вопрос он выносит на решение Боярской думы. Выступая перед боярами, Петр I заявил: «Понеже фортуна сквозь нас бежит, которая никогда так близко на юг не бывала: блажен, кто хватает ее за волосы. Посему приговорите, бояре: разоренный и выжженный Азов благоустроить вновь и населить войском немалым, да неподалеку оттуда, где заложена мною крепость Таганрог, сию крепость благоустроить и населить же… И еще потребно, — еще нам способнее морем воевать, нежели сухим путем, — построить караван в 40 али более того судов… Ничто же лучше мню быть ежели воевать морем, понеже зело близко есть и удобно многократ паче, нежели сухим путем. К нему же потребен есть флот».

После длительных горячих споров по настоянию Петра I Боярская дума 20 октября 1696 года приговорила: «Морским судам быть». Этот день принято считать датой основания русского регулярного военно-морского флота.

Принятое Боярской думой решение гласило: «Корабли сделать со всей готовностью и с пушками, и с мелким ружьем, каким быть к войне». Предстоящее строительство требовало огромных средств. Только расходы на постройку одного большого корабля определялись в крупную по тому времени сумму — 10 тысяч рублей. К тому же для кораблей нужны были в большом количестве пушки, порох, боевое снаряжение, обмундирование для экипажей. Кроме этого требовались значительные расходы на постройку верфей, пристаней, освоение и расширение предприятий, обеспечивающих судостроение железом, тросами, парусиной, краской, смолой, паклей и т. п. Таких средств государство не имело. 4 ноября 1696 года, опять-таки по настоянию Петра I, Боярская дума принимает второе решение: о создании дворянских, монастырских и гостинных «кумпанств» (компаний), на которые возлагались задачи постройки и полного оснащения кораблей и судов.

Введение корабельной повинности было враждебно встречено со стороны многих землевладельцев и купцов, готовых откупиться от этой обязанности, а не обременять себя организацией кораблестроительных работ. Но Петр I жестко требовал выполнения этого решения и сурово наказывал виновных, лишал их земли и подвергал ссылке в отдаленные края.

К началу 1697 года было создано 52 «кумпанства». В течение года они должны были построить по одному кораблю и обеспечить его всем необходимым. Позднее задание увеличилось до 77 кораблей и срок их готовности был перенесен на конец 1698 года. Кроме больших кораблей намечалось построить также свыше 1500 стругов, лодок и плотов.

В январе 1697 года «кумпанствам» выделили в государственных рощах лесные участки, где они должны были заготовить и за свой счет доставить к месту постройки кораблей и судов необходимое количество леса, а только для одного корабля требовалось 1400–1500 дубовых и сосновых стволов.

Помимо Воронежа, строительство кораблей и судов началось в Брянске, Преображенском, Козлове, Добром, Сокольске, Ступине, Коротояне, Чертовицком и Чижове. В Воронеже, наряду с существующей верфью, ранней весной 1697 года выделили в центре города два участка для постройки больших кораблей и малых судов. Тут же началось строительство адмиралтейского двора, складов для хранения оружия, материалов и корабельных припасов, а также бараков и землянок тля работных людей и дома для царя.

С большим трудом шло комплектование строительных артелей. Особенно тяжело было с набором плотников. Только для постройки одного корабля требовалось свыше 60 плотников, 4 кузнеца, одни столяр, живописец, а также иноземные специалисты — мастер и два подмастерья.

Немалые трудности возникли при заготовке материалов. Для каждого судна требовалось более 20 тысяч железных гвоздей, 5 якорей, 1350 кусков парусиновых полотен, около 200 ружей и до 50 пушек.

Как ни было трудно, весной 1697 года кораблестроительные работы развернулись в полном объеме. Как и год назад, во время подготовки второго Азовского похода, в Воронеж и другие места судостроения стекались тысячи людей со всех сторон России; сюда же непрерывным потоком, шли материалы. Масштабы кораблестроения возрастали. Только на Воронежских верфях количество судов увеличилось вдвое. А ведь строились не гребные галеры с несколькими пушками на борту, а довольно большие для того времени двух- и трехмачтовые парусные корабли, вооруженные 25–40 орудиями каждый. Воронеж становился подлинной «колыбелью русского флота».

Наладив закладку судов, Петр I в составе большого посольства выехал за границу и 16 августа 1697 года прибыл в Голландию. Основная задача посольства заключалась в том, чтобы найти союзников в войне с Турцией и Швецией и получить заем, необходимый для ведения войны и создания военно-морского флота. Однако немаловажной целью было изучение зарубежного опыта в деле государственного устройства, реорганизации вооруженных сил, расширения внешних торговых и культурных связей.

Отправляясь на запад, Петр I взял с собой 30 волонтеров из числа давних соратников по «потешному флоту», сведущих в морском деле, и 69 молодых стольников, преимущественно из знатных боярских и дворянских родов, для обучения их кораблестроению и военно-морскому искусству.

На голландских верфях Петр I лично изучал правила постройки корабля — от закладки до спуска его на воду и получил звание «доброго корабельного мастера».

В начале 1698 года он отравился в Англию. Пробыв здесь 3 месяца, Петр I пришел к заключению, что способы английской постройки кораблей лучше голландских. Это послужило основанием для отстранения многих голландских мастеров от руководства строительством кораблей и приглашения большого числа английских специалистов.

Поездка Петра I в Западную Европу, завершившаяся в конце 1698 года, не полностью оправдала его надежды. Ему не удалось получить в Голландии и Англии займа. Эти крупные морские державы не хотели, чтобы Россия, считавшаяся великой сухопутной державой, обзавелась своим флотом и успешно конкурировала с ними на море.

В то же время поездка оказалась полезной, так как дала возможность Петру I и его сподвижникам глубоко изучить передовой опыт кораблестроения в наиболее развитых странах Западной Европы, подготовить значительную часы, отечественных морских специалистов, подобрать и пригласить на русскую службу около 600 иностранных специалистов-ученых, корабелов, порто-строителей, опытных судоводителей и моряков.

Вернувшись на Родину, Петр I сразу же отправляется в Воронеж. За полтора года здесь многое изменилось. Кругом кипела работа. Окруженные лесами, строились большие корабли. Повсеместно возвышались различные сооружения. Однако, критически оценивая увиденное, царь остался многим недоволен. На некоторых кораблях было слабое вооружение, плохая оснастка, допущены серьезные дефекты при постройке корпусов, доски из невыдержанного леса рассыхались. Но в письме, посланном в Москву, он писал: «Семь кораблей, которые строятся, не зело добрые, по голландскому образцу построены, однако к службе годны». Отмеченные недостатки и недочеты государь приказал устранить.

С приездом царя работы по строительству кораблей и судов значительно оживились. Официально занимая должность «адмиралтейской верфи баса» (мастера), Петр I активно включился в общее руководство строительством Азовского флота. Вместе с Федосеем Скляевым, одним из талантливых русских корабелов, он разработал таблицу типовых главных размерений для кораблей различных классов («добрых пропорций»). Царским указом строжайше запрещалось отступать от этой таблицы.

19 ноября 1698 года в торжественной обстановке Петр Ι заложил свой первый «государев» корабль — 58-пушечный «Гото-Предестинация», длиной 36 и шириной 9,5 метра. 

Из соображения национального престижа его строили русские корабелы Федосей Скляев и Лукьян Верещагин.

К весне 1699 года на Воронежской и других верфях были спущены десятки кораблей и судов. Среди них 62-пушечнын корабль «Скорпион» и 46 пушечный «Крепость» — в Паншине, бомбардирские «Гром», «Молдовия», «Громовая стрела» и «Миротворен» — в Чижовке, 52 пушечный «Отворенные врага», 50 пушечный «Безбоязнь» и 34-пушечный «Благое начало» — на Хопре, корабли-барколоны «Три рюмки», «Стул», «Весы», галеры «Периная тягота» и «Заячий бег» — в Воронеже и другие.

Строительство Азовского флота проходило в сложной военно-политической обстановке. Турецкое правительство стремилось вернуть себе Азов. В мае 1697 года турецкий флот, пользуясь отсутствием основных русских сил, попытался высадить десант в устье Дона. Находившийся здесь отряд донских казаков вышел на лодках навстречу неприятельским десантным судам и в завязавшемся бою потопил часть из них, а остальные обратил в бегство.

В июле этого года 27-тысячное войско крымских татар и ногайцев подошло к Азовской крепости и пыталось захватить ее. В обороне города участвовали части армии А. С. Шеина и казаки. Сражение продолжалось более 10 часов. Русские выиграли бой, а преследовавшие отступающего противника казаки причинили ему тяжкие потери.

Через год к Азову подошла большая турецкая эскадра, которая блокировала город с моря. Однако и на этот раз русский Азов устоял. В это же время крупные турецкие силы были направлены против русской армии к устью Днепра.

Между тем союзники России — Австрия, Венеция, Польша — при посредничестве Англии и Голландии начали сепаративные переговоры с Турцией о заключении мирного договора. Россию в эти переговоры не включили. Выразив протест австрийскому правительству за нарушение союзнических обязательств, Петр I добился включения своего представителя в мирный конгресс. После долгих проволочек, направленных против выдвинутых русскими требований, между Россией и Турцией было заключено временное перемирие на два года, в течение которых предполагалось выработать условия мирного договора. С этой целью русское правительство решило направить в Константинополь опытного дипломата Емельяна Украинцева, препроводив его туда морем на своем военном корабле.

Весной 1699 года русская эскадра в составе 10 кораблей, 11 галиотов и 13 бригантин отправилась к Азову. Переждав непогоду и дождавшись высокой воды, основная часть судов прибыла в Таганрог. Здесь под защитой мола их конопатили, смолили, исправляли оснастку, грузили балластом. Целыми днями висел в люльке за бортом Петр I. Посвистывая, стучал молотком по конопати. Иногда занимался креплением новой реи, подводил хитрое крепление кормовых шпангоутов. На других кораблях трудились корабельные мастера Федосей Скляев, Михаил Аладушкин, Лукьян Верещагин, Джон Дрен, Осин Най и другие.14 августа 1699 года «морской караван», состоящий из 10 кораблей и двух галер, под командованием адмирала Ф. А. Головина снялся с якоря и направился в море. Начался первый морской поход русского флота.

Во главе эскадры стал флагманский корабль «Скорпион», имевший 62 орудия и 253 члена экипажа, затем корабли «Благое начало» (капитан — вице-адмирал К. Крюйс), «Крепость» (капитан — П. Памбург) с послом Емельяном Украинцевым на борту, «Отворенные врата» (капитан — Петр Михайлов — Петр I).

За трое суток корабли миновали Азовское море и оказались вблизи Керчи. Пораженный неожиданностью, турецкий градоначальник Асан-паша сделал все, чтобы не пропустить в Константинополь посольскую «Крепость» и сопровождающие ее корабли.

Целую неделю продолжались напряженные переговоры. Наконец, Асан-паша согласился пропустить «Крепость» в сопровождении четырех своих судов. Караван русских кораблей вышел в обратный путь, а «Крепость» взяла курс на столицу Турции.

7 сентября 1699 года первый военный корабль России «Крепость» встал на якорь против султанского дворца. Вскоре начались переговоры, которые длились около года. Турецкое правительство, поддерживаемое западно-европейскими дипломатами, категорически отказывалось дать выход России к Черному морю. «Послы английский и голландский, — писал Е. Украинцев Петру I, — во всем держат крепко турскую сторону… Торговля английская и голландская корабельная в турском государстве исстари премногая и пребогатая, и что у тебя, государя, завелось морское корабельное строение и плавание под Азов и у Архангельского города, тому они завидуют и того ненавидят, чая себе от того в морской своей торговле великой помешки».

И все-таки 3 июля 1700 года посольским дьяком Емельяном Украинцевым в Константинополе был подписан с Турцией мирный договор, сроком на 30 лет, согласно которому за Россией оставались Азов, Таганрог, побережье Азовского моря и приазовская степь до Днепра.

Наличие Азовского флота и продолжавшееся строительство новых кораблей сделало турецкое правительство более сговорчивым. Заключением Константинопольского договора был завершен первый этап борьбы России за выход к берегам Азовского и Черного морей.

…Вернувшись из Керчи в Таганрог и пробыв в нем три дня, Петр I 4 сентября направляется в Воронеж. Накануне отъезда он отдал распоряжение провести зимовку флота в Азове, так как Таганрогская гавань была еще не готова. Однако корабли «Крепость», «Безбоязнь», «Святой Петр» и «Святой Павел» зимовали в Таганроге.

В Воронеже предметом особой царской заботы стал корабль «Гото-Предестинация», при строительстве которого были внесены весьма существенные конструктивные усовершенствования. Если до этого киль изготавливался из одного массивного бруса, то Петр I и Федосей Скляев решили изготовить его из двух брусьев, скрепленных между собой деревянными нагелями. В случае удара о грунт отваливался только нижний брус, само же судно оставалось неповрежденным. Небезынтересно, что киль такой конструкции стали применять в других странах только в первой половине XIX века.

В конце апреля 1700 года корабль «Гото-Предестинация» был в торжественной обстановке спущен на воду. Присутствующие на церемонии спуска иностранные дипломаты и специалисты, многочисленные гости с восхищением смотрели на петровское детище. Крутая корма его, с тремя ярусами квадратных окошек, была искусно изукрашена дубовой резьбой. По черным бортам пролегали две белые полосы. На медных петлях откинуты пушечные люки. На тупом носу, расположенном значительно ниже кормы, длинный бушприт, несущий, в отличие от прежних кораблей, одни только косые паруса.

Датский посланник об этом корабле писал на родину: «Понимающие люди единогласно признали его как превосходный корабль». Посол из Голландии Ван-де-Гульстр, еще недавно сообщавший из Воронежа, что «из 30 кораблей четыре пли пять во всем исправны, остальные же, построенные итальянскими мастерами, немного стоят», о «Гото-Предестинации» писал следующее: «Будучи в Воронеже, мы там видели спуск корабля… Корабль сей весьма красивый, был сооружен русскими без содействия немецких мастеров».

Восторженно отозвался о своем корабле Петр I: «Весьма красивый, зело изряден пропорцией, изрядного художества и зело размером добрым состроенный».

В апреле 1701 года «Гото-Предестинация» прибыла в Азов. В Таганроге ее достроили, дооснастили и вооружили. Она обладала хорошей устойчивостью, великолепной маневренностью и оказалась самым быстроходным кораблем Азовского флота.

К весне 1700 года «кумпанства» в основном выполнили судовую повинность, и Петр I издал указ о приеме построенных кораблей. Часть судов находилась в разных стадиях готовности и продолжала достраиваться. Прекратив постройку новых судов через «кумпанства», царь повел дальнейшее строительство за счет государства. К этому времени для Азовского флота было построено 40 парусных кораблей и 113 гребных судов. Большинство из них находилось на Азовском море и надежно охраняло южные морские рубежи.

Создавая регулярный военный флот, Петр I думал и о завтрашнем дне.

Наличие Азовского флота и продолжавшееся строительство новых кораблей сделало турецкое правительство более сговорчивым. Заключением Константинопольского договора был завершен первый этап борьбы России за выход к берегам Азовского и Черного морей.

 

Возглавил ее один из ближайших сподвижников царя — генерал-адмирал Ф. А. Головин.

В школу принимались подростки и юноши всех сословий, кроме крепостных. Обучалось в ней от 300 до 500 человек. Курс обучения состоял из трех ступеней или классов. Готовя флотские кадры, навигационная школа проводила важные исследования и вскоре стала центром научной мысли. «Школа оная, — говорилось в одном из указов царя, — не только потребна единому мореходству и инженерству, но и артиллерии и гражданству к пользе».

Для подготовки низшего кадрового звена отечественного кораблестроения в Воронеже, Архангельске, позже в Санкт-Петербурге и Казани стали создаваться «цифирные» школы, а затем адмиралтейские, которые готовили старших плотников, десятников, корабельных комендоров, мастеров парусного, мачтового, блокового, машинного дела и «разных художеств».

После заключения Константинопольского договора Россия получила право владеть Азовским морем, но свободного выхода в Черное море не добилась. В договоре был даже пункт, запрещающий «своевольным казакам выходить с чайками и с суды водяными в Черное море».

В то же время Порта предприняла меры по дополнительному укреплению Керченского пролива. С этой целью турки начали строить недалеко от Еникале крепость на берегу, а на противоположной стороне — подводную каменную насыпь, которая должна была перекрыть пролив на глубину в 12 футов. На ее конце предполагалось построить крепостную башню Побывавшие в этом районе с разведывательной целью подполковник Иван Нестеров (1703 г.) и штурман Давыд Волганов, (1704 г.) стали свидетелями усиленных фортификационных работ турок. Первый сделал зарисовку увиденного, а второй произвел глазомерную съемку и составил план Керчь-Еникальского пролива. В связи с грубыми техническими просчетами, допущенными турецкими специалистами при сооружении подводных укреплений, осенью 1704 года они были выбиты льдом и разнесены по проливу.

В самом начале XVIII века, в связи с обмелением реки Воронеж, встал вопрос о строительстве новой верфи для постройки больших линейных кораблей. Выбор пал на село Таврово, расположенное вблизи впадения р. Воронеж в Дон. Уже к концу 1703 года на стапелях Тавровской верфи можно было заложить четыре 60-пушечных и два 80-пушечных корабля.

Несмотря на то, что значительная часть судостроительного хозяйства из Воронежа была переведена в Тавров, Воронежская верфь продолжала играть важную роль в строительстве кораблей. В 1705–1709 годы с ее стапелей сошли на воду 50-пушечная «Ласка», 60-пушечные «Шпага», «Сулица», «Скорпион» и «Цвет войны», 70-пушечные «Старый дуб», «Спящий лев» и самый большой 80-пушечный корабль «Старый орел». Достраивались, оснащались и вооружались эти корабли в Таврове.

К этому времени Тавров стал главным центром донского судостроения. Только в 1709 году здесь были спущены на воду четыре новых корабля. За эти годы на Тавровской верфи был сооружен также плавучий док, в котором годные суда ремонтировались, а устаревшие разбирались.

В этот период на других воронежских, донских и хоперских верфях продолжали строиться бригантины, галеры, галиоты, фрегаты, шнявы, десантные и другие лодки.

В петровский период в России было 26 крупных верфей, из них 10 располагались на Дону и его притоках. Об их вкладе в создание Азовского флота наглядно свидетельствует следующая таблица, позаимствованная авторами из книги П. А. Быховского «Петровские корабелы».

9aIXrh3z2lY.jpg

В строительство многих кораблей для Азовского флота вложил свой талант, труд, умение первый отечественный «корабельный бас» Петр Михайлов — Петр I. Он непосредственно занимался проектированием и постройкой кораблей, фрегатов, шняв и других судов. При личном участии царя было построено более двух десятков судов, из которых половину строили под его руководством.

В этот период в России была воспитана целая плеяда замечательных отечественных кораблестроителей, многие из которых трудились на воронежских и донских верфях. Наиболее талантливые из них Федосей Скляев, Лукьян Верещагин, Гаврила Меншиков, Иван Немцов, Анисим Моляров, Филипп Пальчиков.

В подготовке русских мастеров-судостроителей, в постройке многих военных кораблей для Азовского флота огромная заслуга иностранных корабельных специалистов, среди которых на первом месте стоят англичане Осип Най и Ричард Козенц. Только О. Най за годы службы в России построил более 40 военных и иных судов, из которых половину составили многопушечные корабли и фрегаты. В ознаменование его заслуг перед российским кораблестроением Адмиралтейств-коллегий установила ему пожизненную пенсию в размере 500 рублей в год.

С 1700 но 1707 гг. отечественное кораблестроение возглавлял Ф. М. Апраксин. За 7 лет под его руководством для Азовского флота были построены десятки кораблей и судов, расширена, оборудована доками и шлюзами Воронежская верфь, перестроена Азовская крепость, выполнен большой объем работ на строительстве Таганрогской гавани, заново сооружена Петропавловская верфь. За это время возглавляемый Апраксиным Азовский флот стал реальной силой.

 

 

 

Фотографии добавлены.

i_003.png

i_004.png

0018-020-Azovskie-pokhody.png

i (5).jpg

Изменено пользователем Soviet_Military

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
176
[FH] dimafil25515
Альфа-тестер, Бета-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
1 118 публикаций
4 543 боя

фото добавьте и все супербудет

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
28
[TSOT] Darkofag
233 публикации
2 157 боёв

фото добавьте и все супербудет

добавлю завтра ,сегодня времени нет сори

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
276 публикаций

Источники добавьте 

 

Вот ещё информация можешь добавить про азовский флот

Азовский флот, создавался Россией с конца 1695 для действия на Азовском море после неудачи 1-го Азовского похода 1695, связанной с отсутствием флота (см. Азовские походы 1695 — 96). Главным центром строительства был Воронеж, где сооружались крупные корабли, собирались галеры и брандеры, строившиеся в селе Преображенском (под Москвой) и в Брянске; в Козлове и др. местах строились транспортные суда. 1-й поход боевых судов А. ф. из Воронежа начался 3 мая 1696. А. ф. сыграл решающую роль во взятии Азова. Базой А. ф. стал Таганрог. Адмиралтейство было переведено в Тавров на Азовском побережье. В 1696—1711 было построено 215 судов. В результате неудачного для русских Прутского похода 1711 А. ф. был уничтожен в связи с возвращением Азова туркам. Создание А. ф. положило начало русскому регулярному военному флоту.

Источник

http://slovari.yandex.ru/Азовский%20флот/БСЭ/Азовский%20флот/

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
275 публикаций

добавлю завтра ,сегодня времени нет сори

 

Только не с мобильников пожалуйста, а то из-за плохого качества такелаж не видно.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
310 публикаций
191 бой

что это?это статья или сплошная стена текста?ТС подредактируй тему!

 вот почитай,полезно будет!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×