Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
kolesnikov_yaroslav

Литературный конкурс "Морской бой"

В этой теме 66 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Коллекционер
337 публикаций

Здравствуйте, уважаемые пользователи!

 

У вас появилась возможность попасть в альфа-тест World of Warships, получить призы от компании Wargaming и проявить свои творческие способности!

 

Внимание! Данная тема предназначена только для размещения конкурсных работ. Обсудить конкурс и задать вопросы можно в этой теме.

 

Тема конкурса:

 

Мы предлагаем описать одно из морских сражений, которое происходило или могло бы произойти в период с 1906 по 1953 год. Форма и стиль повествования, уклон в юмор или драму остается на усмотрение автора. Альтернативная история допускается, но в рамках указанного исторического периода.

 

Условия конкурса:

 

1. От одного участника принимается один текст. Работа публикуется в этой теме, одним сообщением.

2. Работа должна быть создана специально для конкурса и соответствовать теме. Размещение копипасты или переработанного чужого текста автоматически влечет за собой отстранение от конкурса!

3. Максимальный объем текста – 3000 знаков без учета пробелов. Организаторы оставляют за собой право не рассматривать работы, не проходящие по этому критерию.

4. Тексты не должны нарушать Правила Форума.

5. Данный конкурс проводится только для участников форума. Работы от альфа-тестеров или участников, которые уже получили инвайт (в очереди на инвайт), не принимаются.

 

Оценка производится по следующим критериям:

 

1. Качество и грамотность

2. Оригинальность и выразительность

 

Жюри:

 

kolesnikov_yaroslav

JamesWhite

Sub_Octavian

Testra

laikaan

 

Сроки проведения:

 

Начало приема работ – сразу после публикации.

Окончание приема работ - 19.01.14 до 18:00.

Рассмотрение работ и оглашение победителей – до 24.01.14 включительно.

 

Призы:

 

I место: подарок от компании Wargaming и приглашение на альфа-тест

II место: подарок от компании Wargaming и приглашение на альфа-тест

III место: приглашение на альфа-тест

 

Организаторы конкурса оставляют за собой право награждать участников дополнительными призами.

 

Удачи!

Изменено пользователем Sub_Octavian

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 публикация

В 1916 году произошло единственное в Первой мировой войне генеральное сражение двух крупнейших флотов — германского Флота открытого моря и британского Большого флота — Ютландский бой, состоявшийся 31 мая- 1 июня. Командующий германским Флотом открытого моря адмирал Шеер собирался совершить набег на английский порт Сандерленд на восточном побережье, рассчитывая вызвать на генеральное сражение весь или часть британского Гранд-Флита. Но плохая погода воспрепятствовала рейду на Сандерленд.

Тогда Шеер решил отправиться к берегам Норвегии, надеясь встретить там часть Гранд-Флита и нанести противнику тяжелые потери. О германских приготовлениях стало известно британскому Адмиралтейству. В конце 30 мая Гранд-Флит покинул свои базы и: направился к Ютландскому побережью. Его командующий адмирал Джеллико не подозревал, что здесь он встретится со всем германским флотом. Также и Шеер не знал, что навстречу ему движется весь британский флот.



Столкновение двух флотов произошло во многом случайно. Сражение началось в 14 часов 30 минут 31 мая с боя авангардов. Германский авангард попытался навести эскадру адмирала Битти на главные силы Шеера. В ходе боя аваигардов немцы потеряли два эсминца, а англичане — два линейных крейсера и два эсминца. Адмирал Ше«р не успел расправиться с неприятельским авангардом до подхода главных сил Гранд-Флита. Немцам удалось в конце концов выйти из боя с превосходящим по мощи неприятельским флотом. Они потеряли 1 линейный крейсер, 1 легкий крейсер и 2 эсминца, англичане — 1 линейный крейсер, 2 броненосных крейсера, а еще 2 британских линкора были повреждены. Завершением сражения стал ночной бой между отдельными: кораблями. В ходе этих столкновений немцы потеряли один линкор, 3 легких крейсера и 2 эсминца, англичане — 1 броненосный крейсер и 5 эсминцев. На рассвете 1 июня, когда немецкие корабли уже ушли за пределы досягаемости Гранд-Флита, один германский линкор подорвался на английской мине. но своим ходом дошел до базы.



В целом ютландский бой закончился вничью, хотя потери англичан и превысили немецкие. Английский флот лишился 3 броненосных крейсеров, 1 лидера эскадренных миноносцев и около 7 тысяч членов экипажа убитыми, ранеными и пленными. Немцы потеряли 1 линейный и 4 легких крейсера, 5 эсминцев и 1 устаревший линкор, не имевший большого боевого значения. Потери немецкого флота в людях составили 3 тысячи человек.



В Ютландском бою сказалось превосходство в боевой подготовке германских моряков и качественное превосходство германской артиллерии. Однако из-за общего численного превосходства британского флота (имевшего 28 линкоров-дредноутов против 16 у немцев) это сражение не имело стратегического значения.Германскому флоту гак и не удалось прорвать морскую блокаду, установленную Антантой с началом войны.



Источник - "100 великих битв", М., Вече, 1998.



Уважаемый xotabych_666, это - литературный конкурс, он предполагает публикацию творческой работы, а не копипасты. Ваш текст не принят, Вы отстранены от участия в конкурсе. С уважением, Sub_Octavian. 


Изменено пользователем Sub_Octavian

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
160 публикаций
7 боёв

Бой с подводной лодкой



Артем шагнул к двери, и в этот же момент загрохотали колокола громкого боя. Лейтенант выскочил на палубу. В сплошной темени матросы разлетались по постам. Одни проваливались в черные дыры люков, другие обезьянами карабкались по трапам.



На мостике Артем быстро осмотрелся:



— А где этот питютя-матютя?



— Землечерпалка уже вошла в бухту, мы идем одни.



— Так что же произошло?



— Подводные лодки, — ответил Самаров.



— Где?



— Не знаем. Где-то здесь. Сейчас они долго болтали по радиотелефону. Мы их засекли коротковолновым пеленгатором. Одна из них передала в Нарвик сводку погоды….



— Когда рассвет, штурман? — спросил Пеклеванный.



— Через полчаса начнет светать…



Рябинин потянул Пеклеванного к себе за рукав:



— Иди-ка сюда, помощник. Подумаем…



Решили так: из этого квадрата моря не уходить, держаться для безопасности на ломаных зигзагах и проверить весь район. В штаб отправили сообщение: «Поймали радиоконтакт с немецкими лодками. Начали свободный поиск». Штаб ответил: «Идите в квадрат восемнадцать. По окончании поиска следовать в Иоканьгу. Ждите дальнейших распоряжений».



После получасовой «болтанки» на зигзагах напряжение на мостике «Аскольда» как-то уменьшилось. Первый луч рассвета, посеребривший волны, застал команду еще на боевых постах. Но вестовой уже позаботился принести на мостик крепкий горячий чай. На зубах офицеров хрустели сухари; прикуривали на страшном ветру от зажигалки штурмана.



— Может, прекратим поиск и пойдем в Иоканьгу? — предложил Самаров. — Немцы поболтали, разошлись или же легли на грунт. Черта ли им здесь делать?



— Ну, не говори так, — возразил Рябинин. — Вон, видишь, какой-то союзник на полных оборотах «чапает»!



Мимо «Аскольда» скоро прошел американский корвет типа «Кептен» с канадской командой на борту и с британским флагом на мачте. Когда он поравнялся с патрульным кораблем, все прочли выведенную вдоль его грязного ржавого борта чудовищную надпись: «МЫ НЕ ЖЕЛАЕМ СЛУЖИТЬ НА ФЛОТЕ…»



— Какой поразительный цинизм! — возмутился Пеклеванный. — Неужели адмиралтейство не запретит им эту наглость?



— Флот его величества, — ответил Самаров, — совсем неплохой флот. И воюют английские матросы неплохо. А это просто какой-то сброд, немцы даже брезгают топить их…



Рябинин велел прекратить поиск и следовать прямым курсом в Иоканьгу. Море постепенно успокаивалось, гребни волн сглаживались под стихнувшим ветром. Видимость, однако, была скверной, что не помешало Мордвинову разглядеть вдалеке плавающее бревно.



— Товарищ командир, — крикнул он, — «топляк» плавает!



Офицеры вскинули бинокли к глазам. Все-таки, что ни говори, а в пустынном море даже поганое бревно может служить развлечением.



Но вот из «бревна» вдруг потянуло серым дымком. Артем ахнул: ведь это дизель подлодки выбрасывал наружу выхлопные газы, которые тут же конденсировались в морозном воздухе.



— Шнорхель! — заорал он, скидывая чехол с приборов. — Подлодка! Я вижу шнорхель!

Один матрос, лица которого Пеклеванный впоследствии так и не мог вспомнить, сказал только одно слово:



— Ай! — и прямо с мостика сиганул вниз. Ветер колоколом раздул полы его шинели, всплеснула и сомкнулась вода, но… обратно он уже не выплыл. Океан сразу глубоко засосал труса в свою жуткую глубину.



— Вот тебе и «ай»! — сказал Мордвинов.



Все это произошло стремительно. Беспечность «немца» была непонятна. Может, он уже видал проходивший мимо себя корвет и решил, что такого противника можно не остерегаться. Шнорхель подводная лодка убрала, когда на корму «Аскольда» уже летело приказание:



— Глубинные бомбы — то-о-овсь!



На мокрой обледенелой палубе не так-то легко доставать через люк и готовить к взрыву громадные бочки по сто и двести килограммов весом.



— Проходим над лодкой! — крикнул Векшин, стоя на ветру с открытой головой.



И первая серия бомб обрушилась за борт. Вода, продолжая фосфориться, вскинулась в небо, как огненный куст. Взрыв глухо отдался в гулком корабельном чреве.



На юте Григорий Платов, возглавлявший минную команду, уже подкатывал к срезу кормы новую серию глубинных бомб. Матросы работали без шапок и ватников — так было удобнее. Палуба, вздрагивая от взрывов, больно била матросов в пятки.



Повернув к мостику свое мокрое, иссеченное брызгами лицо, с взлохмаченными волосами, Платов следил за сигнальным фонарем Мордвинова. Вот фонарь дает короткий проблеск, и Григорий кричит:



— Пошел!.. Пошел!..



Глубинные бомбы, подталкиваемые матросами, летят за борт, где кипит взбудораженная винтами вода.



— Прямо по корме всплывает подводная лодка! — вдруг доложил Мордвинов. — Прямо по корме!



В туче брызг, фонтаном выбросив на поверхность воду, субмарина врага — вперед задранным носом — выскочила на поверхность. Если бы команда «Аскольда» обладала большим боевым опытом, она нашлась бы в такой обстановке скорее. Но тут даже Рябинин в страшном удивлении не успел опомниться, как люк подлодки откинулся, и на палубу стали выскакивать матросы. Одно мгновение — и подлодка сама навязала кораблю артиллерийскую дуэль…



— Огонь! — скомандовал Пеклеванный, и в уши сразу ударило грохотом. Желтое пламя осветило верхушки волн. Горячий воздух сильно толкнул в грудь. В лицо пахнула пороховая гарь и мигом растаяла.



Дробно загрохотали пулеметы и эрликоны. Нескольких немецких комендоров словно слизнуло с палубы. Окруженная всплесками разрывов, подлодка вдруг снова пошла на срочное погружение. Было хорошо видно, как один гитлеровец кинулся к люку рубки, но люк был уже захлопнут изнутри, и лодка тут же ушла у него из-под ног…



— Пройти над местом погружения, — ровным голосом скомандовал Рябинин, словно дело шло о том, чтобы пройти с тралом над косяком рыбы.



— Есть пройти, — отозвался из рубки Хмыров.



Заскрипел барабан штурвала, наматывая стальные штуртросы, тянущиеся к румпелю. «Аскольд» развернулся и, натыкаясь на волны, двинулся вперед — туда, где над местом погружения подлодки крутился в глубокой воронке оставленный на гибель матрос…



Контрольное бомбометание не дало никаких результатов. На поверхность выбросило лишь содержимое гальюнов. То ли от близкого взрыва, повредившего фановую систему, то ли немцы решили просто продуть гальюны сжатым воздухом, чтобы вид их *** оскорбил противника…



Пеклеванный стоял, стиснув руками поручень, еще не смея верить в победу. Глубоко глотнув воздух, произнес только одно слово:



— Неужели?



— А, кажется, так, — ответил помполит, понимая, о чем думает в этот момент Пеклеванный. Рябинин спросил штурмана:



— Векшин! Сколько длилось… все это?



Прохор Николаевич почему-то не сказал «бой». Наверное, еще не совсем верил в случившееся. А скорее всего, в его представлении бой выглядел совсем иначе: слишком уж просто все, что произошло сейчас, — какой же это бой?..



Штурман в иллюминатор рубки крикнул:



— Товарищ командир! Бой с подлодкой длился минуту и сорок пять секунд! — Векшин, пожалуй, единственный ничему не удивлялся.



Рябинин, оставив рукоять телеграфа, шагнул к Пеклеванному, в щедрой улыбке блеснули его зубы.



— Ну, помощник, — сказал он, — это твоя лодка. Без тебя мы, конечно, ничего бы не сделали, спасибо тебе, лейтенант: это ты, все ты! Это ты обучил команду! Спасибо тебе…



 



Валентин Пикуль, "Океанский Патруль". Вы отстранены от конкурса. Sub_Octavian.


Изменено пользователем Sub_Octavian

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
36 251
[WG] Sub_Octavian
Администратор
8 828 публикаций
3 936 боёв

Уважаемые конкурсанты! На мой взгляд, правила конкурса достаточно ясно указывают на недопустимость использования чужого текста.

Работы будут проверятся на плагиат всеми возможными методами. Пользователи, занимающиеся плагиатом, будут отстранены от конкурса.

Если тенденция продолжится - последуют перманентные отказы от участия во всех стадиях закрытого теста, а также баны и другие неприятные вещи.

Пожалуйста, уважайте друг друга, тех, кому интересно ваше авторское творчество  и хотя бы чуть-чуть - тех, кто будет проверять ваши работы. Удачи! :honoring:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
240 публикаций
5 108 боёв

Подходим.......

                         мы всё ещё живы..............

    Эти мысли крутились в голове матроса Фёдора Емельянова, висящего на штормотрапе и оттолкнувшего мину от борта крейсера. Дальше по борту её сопровождали на отдалении от борта его сослуживцы матросы молодого, но славного крейсера "Киров"

   Там , у берегов Таллина артиллерия крейсера расстреляла наступающие на город войска неприятеля: танки, мототехнику - уничтожили вместе с переправой. Огонь палубной артиллерии  недавал фашистам закрепиться на господствующей высоте. Остаётся только догадываться какой хаос и разрушения принесли врагу 180мм снаряды А потом начался кромешный ад. Вся бухта словно кипела от взрывов бомб и артиллеристких снарядов. Крейсер находился в постоянных манёврах, изредка ложась в дрейф чтобы произвести серию залпов. На третий день фашисты всё-таки закрепились на высотеи огонь вражеской артиллерии усилился. Лишь мастерство нашего нового капитана и огромного везения сопровождавшего нас в те дни смогли убереч крейсер. Ангел хранитель отвернулся от нас лишь однажды - вражеский артиллерийский снаряд попавший в корму привёл к пожару,потушили быстро но 9 наших товарищей уже никогда не увидят берега родного Ленинграда

 5 дней и ночей продолжался обстрел фашистских частей - штурмовавших город. Шла эвакуация......И вот под огромной дымовой завесой крейсер, вместе с кораблями боевого охранения покинул бухту. Кругом минное поле. Из-за малого хода - параван использовать невозможно и мины отталкивали вручную.

Но вот прозвучала команда - "всем на борт", и крейсер увеличивая скорость стал заметно удаляться от кораблей боевого охранения.
Мы справились...........

Ура!
Впереди Ленинград.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
11 публикаций
61 бой

- Митька, а ну дуй быстро суда, бесёнок, етиху мать!- громко гаркнул кочегар, едва утерев потное, засаленное лицо промасленной тряпкой. На траулере «Восток»  все, включая капитана, звали его уважительно – Ефим Михайлович, толи от изрядно поседевшей головы, толи попросту уважали одинокого старого волка избороздившего вдоль и поперек Охотское и Японское море, но лишь сорванец по имени Митька звал его по свойски - Михалыч. В свою очередь Михалыч ничуть не обижался на мальца, потому как всем сердцем считал его родной душой. Нет, они не были ни отцом с сыном, ни племянником с дятькой, они даже небыли знакомы до этого выхода в Петропавловск-Камчатский. Этого рыжеволосого сорванца он подобрал в порту Владивостока, весь в лохмотьях он замерзал пытаясь раскусить совсем белоснежными зубами, чёрствый сухарь, так предусмотрительно спрятанный им под старой ни к чему непригодной спасательной шлюпке, которая по совместительству и являлась его домом и рвом над головой. Увидев его, Ефим Михайлович, на силу сдержав слезы, предложил малому горячего киселя из смородины, чтоб размочить сухарь, и теплой одежонки, которую он с войны хранил у себя в кочегарке на память о своем сыне и о семье. Долго дожидаться ответа не пришлось, и они быстрым шагом отправились рыболовное судно.



- Не Митька, а Дмитрий Ефимович! – с гордостью и детской обидой, раздался тонкий голосок юного моряка.



- А ну вылазай из рундуков, ишь что удумал, я те покажу как новую одёжу гваздать! – по доброму улыбаясь и крутя шикарные, густые усы пробормотал Михалыч.



– Ладно опосля покалякаем. А сейчас принеси ка мне малость водицы, дюжа жажда одолела меня – сказал добродушный моряк, и грузно уселся в темный угол своей родной кочегарки.



Не успев и глазом моргнуть как бандит мигом выскочил из рундуков, набитых на треть углем, и на лету схватив алюминиевую кружку посвистывая от радости побежал к бакам с пресной водой, которые находились у командирской рубки.



- Ща, Михалыч, я мигом! – раздался звонкий голос уже скрывшегося за дверью кочегарки.



На траулере царило сонное царство. Судно шло ровным ходом, море было спокойное и безмятежное, словно ночь в родном хуторе на краю Волгодонского района. Михалыч волновался, что его Митька простынет на палубе – Удумал тожа, выскочил в чем мать родила, чай не май месяц на дворе, январь бушует, а он вовсе раздеты выскочил. Нет, не гоже, увальнем сидеть пока дитя раздетый в мороз носится, пойду, тулуп свой накину, мне чай у котлов то он без надобности.



Громко вздохнув и привстав малость со скамьи, Михалыч услышал громкий, непрерывный звон колокола, оповещающий «Тревогу», то звонил в колокол Митька, не на миг не выпуская из руки алюминиевую кружку с прохладной водой.



Тонким и уже изрядно охрипшим голосом Митька изо всех сил старался всем донести лишь одну весть: - МИНА, МИНА, МИНА!



Со всех сторон раздавались невозмутимые приказы старших офицеров.



Под покровом ночи раздался оглушительный грохот немецкой плавучей мины.


Двенадцатого января 1952 года у берегов Петропавловска-Камчатского, пропал без вести траулер «Восток». Выживших нет.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17
[ELYS] Medinius
222 публикации
3 902 боя

Шли седьмые сутки, очень важного для адмирала Уильямса и для всей американской нации, боевого похода. Авианосная ударная группировка направлялась в японское море, для блокирования южных акваторий острова Кюсю. Адмиралу не спалось, хоть ночь была тихая и спокойная, его терзали смутные сомнения может он поступает не верно, и в случае чего он и только он ответит за последствия своих действий. Связь с командованием была потеряна, двое суток радисты ловили только помехи и всё вокруг пропиталось каким то тягучим, непонятным ожиданием. Адмирал знал что от его воли зависит не только судьба тех кто находится под его командованием, но и его родины. Тихий ночной гул от турбин "Аризоны" разрезал топот  ботинок в коридоре, стук в дверь.

- Войдите, - проворчал Уильямс, дверь распахнулась и в каюту адмирала вбежал помощник вахтенного офицера главный старшина Уайт.

- СЭР! Ваше присутствие срочно необходимо на мостике!

 - Что случилось? - поинтересовался адмирал доставая из ящика одну из своих любимых кубинских сигар.

- Хьюстон останавливается и запрашивает связь с Вами, - чётко и быстро отрапортовал главный старшина.

- Сейчас приду, - произнёс адмирал положив спички в брючный карман. Что за *** там у них происходит, двигаясь по отсекам размышлял адмирал, только чп нам в походе не хватало... Поднявшись по трапу на мостик Уильямс запросил связь и вахтенный офицер, тут же не дожидаясь пока адмирал договорит, передал ему трубку:

- Докладывайте, - произнёс адмирал спокойно и твёрдо.

- Адмирал, - прозвучало на другом конце. - Наши радисты засекли слабый японский сигнал, видимо отразившийся от атмосферы, говорят что "Советы" нанесли ядерный удар по территории США, Вашингтон уничтожен и они ликуют... информация об этом уже известна экипажу, начались волнения, что нам делать...

- Объявляйте боевую тревогу и общее построение, - произнёс на автомате Уильямс, а сам замер и провалился в своём сознании вспоминая дом и семью проживающую в пригороде столицы. Что с ними? Живы ли они?.... стоп, сейчас думать нужно не об этом... Адмирал про себя досчитал до пяти и начал собирать в логическую цепочку план действий, возможно стоит вернуться назад, ведь американские города горят и населению нужна помощь, но тем самым нарушив приказ главнокомандующего или продолжать выполнять поставленную его группировке задачу.

Нельзя отступать, здравый смысл подсказывал адмиралу, только вперёд, терять теперь нечего... Больше, до самого острова Кюсю, радиосигналов не было, лишь одни помехи. Адмирал со всеми командирами кораблей тщательно готовили экстренный план атаки, прорабатывал снова и снова все тонкости, ведь они последний шанс, последний удар дяди Сэма. Всё время, до точки старта самолётов, техники на борту авианосца "Хорнет" готовили экспериментальные ядерные бомбы для пикировщиков SBD Dauntless. Группировка кораблей подошла на рассвете к точке досягаемости авиацией острова, утро выдалось туманным и хмурым, экипажи получив лётные задания один за другим поднимались в воздух и выстраивались звеньями в боевые порядки. Всё стихло, группировка легла в дрейф, до целей было 20 минут лёту, пилотам было приказано сохранять радио молчание до самого выхода на цель, но уже через 15 минут пошли первые донесения.

- Остров в огне! Бомбить нечего! Нас кто то опередил, мы возвращаемся.... 

 

Спасибо за Вашу работу, но Ваша заявка в АТ была принята на общих основаниях:honoring: Sub_Octavian.

Изменено пользователем Sub_Octavian

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
100 публикаций
197 боёв

Тяжелый крейсер Японского Императорского флота "Фурутака" вместе с  эсминцами "Касуми" и "Терузуки"  сопровождал поврежденный легкий авианосец "Сёхо". Два дня назад "Сёхо" чудом удалось пережить налет ударной группы с авианосца "Лексингтон". В том налете в авианосец  попали торпеда и 3 авиабомбы  и теперь ему предстоял долгий путь в доки для прохождения ремонта. Хотя все могло закончится гораздо трагичнее, если бы не самолеты  с авианосцев "Сёкаку" и "Дзуйкаку". Авиагруппа которой командовал лейтенант Такахаси Какуити смогла сначала отразить повторный налет на "Сёхо", а потом и отомстить зарвавшимся ***ам отправив "Лексингтон" на дно. 



 



Капитан "Фурутаки" тайса (капитан первого ранга) Цуто Араки играл со своим старшим помощником Каору Хаякава в сёги (японская настольная игра)  когда ему сообщили приближении двух тяжелых крейсеров противника.



-- Ну  Каору -- сказал Цуто вставая из за стола -- похоже тебе сегодня везет.

-- Везет? --  Хаякава выгледел озадаченно

-- Ну да, везет. Американцы решили спасти тебя от мата.

Каору улыбнулся:

-- Ну, тогда я думаю стоит поблагодарить их из всех орудий.



 



Десять минут спустя "Фурутака" и "Касуми" сменили курс на  встречный американским кораблям, а "Терузуки" и "Сёхо" на противоположный. Стоя на мостике и наблюдая за приготовлениями к бою Араки прокручивал в голове предстоящий бой. И чем больше он думал тем мрачнее становилось его лицо. Шансов победить не много, а помощи ждать было неоткуда. С "Сехо" радировали, что возможности поднять в воздух самолеты нет. Все силы оперативной группы флота в этом районе сейчас были связанны боем в котором решалась судьба Порта--Морсби. И хотя события складывались в пользу Императорского флота "Футокаке" от этого было не легче. Два часа спустя на горизонте показались американские корабли.  Это были крейсера "Йорк" и "Тускалуза"



 



Получив указания от Араки "Касуми" круто ушел в право. "Фурутака" лег на курс в 45 градусов к американским кораблям и произвел первые залпы по "Йорку". Американские крейсера незамедлительно открыли ответный огонь. Первые снаряды противника легли достаточно далеко от "Фурутаки", но с каждым залпом они, хоть и медленно, ложились все ближе и ближе.  Ответные залпы японцев были куда точнее, уже третий залп накрыл попаданиями американца после чего тот резко потерял ход и задымил. 



 



Убедившись в том, что "Касуми" приблизился к противнику Цуто отдал приказ произвести торпедный залп по поврежденному кораблю.  "Йорк" начал совершать противоторпедный маневр. Это то и надо было японцам. Молнией рванув вперед , не обращая внимания на ведущийся по нему огонь "Китсуми" выпустил торпеды, поставил дымовую завесу и отвернул. От торпед идущих двумя разными курсами потерявший ход крейсер увернуться уже не мог. Огромный столб воды вырос там где секунду назад была корма корабля.  Но и японцу не повезло, один из снарядов попал таки в эсминец вызвав многочисленные повреждения и пожар. Произведя еще один залп и добившись попаданий Араки приказал перенести огонь на "Тескалузу". Спустя пол часа, после попадания "Фурутаки", на американском крейсере произошел взрыв боекомплекта одной из башен главного калибра. Огромный огненный шар буквально за секунду превратил некогда могучий корабль в ад.



 



Тяжелый крейсер Японского Императорского флота "Фурутака"  вместе с эсминцем "Терузуки" сопровождал поврежденные легкий авианосец "Сёхо" и эсминец "Касуми" в доки для прохождения ремонта.



-- Еще пара ходов и вам мат тайса -- сказал улыбающийся Хаякава 

-- Как мат? -- Цуто Араки казалось был удивлен 

Хаякава молча продолжал улыбаться:

-- Да действительно -- Араки тоже улыбнулся -- где эти чертовы американцы когда они так нужны.


Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
451
[P-Z-N] MaGaDaN42
[P-Z-N]
512 публикации
9 286 боёв

(вымысел на тему..)



 



«Раскинулось море широко…»



 «Раскинулось море широко. И волны бушуют в дали, Товарищ мы едем далёко. Подальше от нашей земли…» Бубнил в седые усы моторист Григорич, копаясь в машинном отделении и частенько поглядывая в сторону кормы, где беззаботно, закатав штанины плескал ногами в теплом августовском прибое юнга Петька , 13 лет отроду.



    «Эй Петро!» строго гаркнул Григорич «Опять мохры у пехоты наканделябрил?» заметив как тот вытащил «козу» и кармана.



     Петька не долго думая, дал стрекоча по пирсу.



    «Эх тыж японский городовой!»  Негодовал Григорич в след «Я те ухи надеру!».



     Петька резко затормозил у штабного барака, увидев как командир о чем то толкует  с капитаном «тральщика».



   «Петро. Дуй на «Ласточку»! Выходим через 6 часов, скажи нашим, чтоб все готово было!» скомандовал командир.



   «Есть! Товарищ гвардии капитан» Петька рванул обратно.



 



    Светало, торпедный катер заглушив двигатели притаился за скалистым мысом.  Капитан беспокойно поглядывал наверх, ожидая сигнала от дозорного. Вот первый! Второй! Третий!



    «Машина! Полный ход! Левый , правый товсь!»



      Машины взревели, катер рванул вперед, словно хищник учуявший добычу. «Ласточка» на 40 узлах безнаказанно влетела в строй охранения фашистского транспорта, немчура, явно не ожидала такой наглости.



     «Правый пли!» Петька, охваченный одновременно страхом и яростью пустил торпеду в транспорт.



       Капитан резко положил катер на левый борт, выходя курсом на немецкого минного тральщика. «Левый пли!»



       Немцы уже опомнились, сторожевики «ощетинились»  вспышками выстрелов.     было поздно.   Почти одновременно, два оглушающих взрыва прогремели в предрассветном небе.



      «За Мамуу!!!» обливаясь слезами, не слыша сам себя, сквозь рев машин и разрывы снарядов проорал Петька.



       Один из немецких сторожевиков набирая ход пошёл за «Ласточкой», еще два остались на месте продолжая вести огонь по удалявшемуся противнику и спуская шлюпки для помощи  своим.



        Капитан повёл за собой «немца» через проливчик. «Ласточка» изрядно потрепанная осколками  маневрировала, не давая вести по себе прицельный огонь. Уже на выходе из пролива, осколком фугаса тяжело ранило Григорича и тут же раздался третий большой взрыв , сторожевик фашистов напоролся на мину, установленную до этого нашим тральщиком. Капитан которого видимо хорошо знал свое дело.



 



       «Григорич! Григорич! Григорич!» …



 



«Деда!»



Петр проснулся.



«Деда ты опять воюешь во сне, все Григорича зовешь».



«Да уж, внучка, видимо до конца буду воевать».



Петр встал с кресла, достал из кармана самокрутку, завернул ее «козьей ножкой» пошел на балкон.



На шкафу висел парадный китель морского офицера, торжественно блистая  орденами и медалями., Завтра 9 мая.


Изменено пользователем MaGaDaN42

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
5 публикаций

2013.12.05

Я отправился в свой старый дом который уже разваливался,копаясь на чердаке я обнаружил записи которые повергли меня в шок.И вот о них я вам и расскажу... .

Шла пятая неделя войны на тихом океане,а может быть и пятая.Капитан Найго писал свои последние записи в судовой журнал,одна из его записей взбудоражила историков:(Шла пятая неделя плавания,мы из последних сил сдерживали врага,команда истощена и слаба но до последних сил сдерживает недруга,мы потеряли много матросов и каждая потеря для меня это ножом по сердцу.Но мы не может отступить на нас лежит большая обязанность...).Последняя запись Капитан была записана за два дня до гибели:(Мы уже на грани команда стало сходить с сума мы не можем сдерживать неприятеля,много раненых и убитых команда дохнет от жажды,как это отвратительно мы находимся в в воде но умираем от жажды,сегодня умер кок мы каждую секунду отбиваем атаки,я обращаюсь к своей жене "Дорогая боюсь я не сдержу обещания,я не смогу вернуться передай нашей дочери что я любил её...).Это были последние слова Капитана Найго остальное сгорело в пожаре.

А началось всё это в далеком далеком прошлом во времена кровопролитной войны. Найго только стал капитан и уже был отправлен на войну, первые недели команда отважно обороняло свою родину. Найго был отважным и смелым капитаном команда ровнялась на него...но один день изменил всю жизнь команды.Массивный авианалет повредил судно и уничтожил большую часть команды вышла из строя навигационная система рация не работала на суше думали что судно затонуло,но обо всё ещё сдерживала натиск.

 Команде приходилось есть чаек и пойманную рыбу мы умираем кричали они многие сошли с сума но Найго не падал духом он верил что их спасут,всячески приободряя команду он поднимал их боевой дух,но сам плакал в своей каюте он знал что больше увидит свою жену не обнимет дочку,не сможет дать благословение на свадьбе собственной дочери,но он знал что сражается ради неё... .

Когда я дочитал эти записи на моих глазах проступили слёзы,я понял каково было на войне понимать что ты умрёшь выносить боль и страдания но верить в своё дело защищать своих матерей,жён детей,отцов.Я наконец осознал ту боль и страдания моего прадеда я смог проникнуться ко всем тем кто прошёл войну тем самым поняв всю самоотверженность теперь мы можем понять за что сражались все наши прадеды отцы деды.Мы продолжатели рода,мы единственные кому не приходилось это проходить да надеюсь мы это не пройдём,если так будет то пусть мы будем такими  же отважными как те кто сражался за нас.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
163 публикации
1 038 боёв

 

Первый выстрел войны.

FrRR4mu5.jpg

 

Ночь выдалась великолепной. Купол небосвода, цветом похожий на темный китайский шелк, был усеян алмазными крупинками звезд. Ветер стих. Океан погрузился в надменное, величественное спокойствие.

Завершив двухдневное патрулирование, эсминец «Уорд», немилосердно дымя своими четырьмя трубами, шел в Перл-Харбор. Там старик эсминец – дитя Первой мировой, отдохнет у причальной стенки, пока его немногочисленная команда будет просаживать деньги в барах и борделях Гонолулу.

Но вот спокойствие ночи нарушил тревожный сигнал семафора с тральщика «Кондор»:

- Замечена подводная лодка в погруженном положении, следующая на запад со скоростью 9 узлов!

Иерихонскими трубами звучит сигнал громкого боя. Сбросив ржавчину прожитых лет, заслуженный ветеран ожил. Именно ради этого он и был рожден в далеком 1918 году на стапеле морской верфи Мэр-Айленда. Жадно клацнули, принимая во чрево пушек смертоносные снаряды, замки 102-миллиметровых орудий. Надсадно взвыли, набирая полные обороты, винты. Готовый к схватке эсминец устремился на поиски подлого врага, что боится честного боя и коварно прячется под водой.

Секунды складываются в минуты, минуты в часы. Рыская зигзагами, эсминец, словно вставшая на след гончая, жадно ищет добычу. Впередсмотрящие шарят окулярами мощных морских биноклей по поверхности воды. Рыщут по волнам лучи прожекторов. Оператор гидролокатора вслушивается в шумы океана. Где же ты враг? Куда ты спрятался?

- Отбой боевой тревоги! – раздается команда с мостика.

Неужели сигнал с «Кондора» был ложным?

Светает. Поначалу с боязнью и неохотой, но постепенно все смелее, солнечный диск появляется над горизонтом. Старый эсминец, окончательно потеряв надежду отыскать неизвестную подводную лодку, идет в порт. Неподалеку от эсминца появляется буксир «Антарес». Простой рабочий труженик военно-морской базы уже занят делом и тащит на буксире баржу-мишень, что едва ли не в три раза больше кораблика.

Но что это за тень рядом с баржей-мишенью?

И вот уже слышится крик впередсмотрящего:

- Наблюдаю рубку неизвестной подводной лодки!

Вновь бьет колокол громкого боя.

- Полный вперед! Все орудия к бою!

 Эсминец радостно бросается в сторону неприятеля.

Цель все ближе. Становится совершенно ясно, что это действительно не друг, а враг. Наводчики ловят силуэт подводной лодки в прицел.Сто ярдов до цели и вот с мостика приходит долгожданная команда «Огонь!».

Коротко и зло рявкает носовое орудие. Промах! Снаряд в бессильной злобе разрывается за рубкой подводной лодки. Второй выстрел… Есть! Получив попадание под ватерлинию, маленькая подводная лодка начинает уходить на глубину. Но нет, это не бегство - это агония смертельно раненного хищника, что внезапно стал добычей.

Хлопают аппараты сброса глубинных бомб, бочкообразные снаряды уходят в сторону лодки и с плеском ныряют в воду. Секунда... другая... и вот уже лодка скрывается в пенных столбах взрывов и стремительно тонет.

Победа! Но радости нет. Откуда взялась эта неизвестная лодка? Такой крохе не под силу пресечь океан. А значит враг близко, он что-то замышляет. В штаб флота уходит тревожная радиограмма с донесением.Выполнив свой долг, старый эсминец ложится на обратный курс.

Было утро 7 декабря 1941 года. На Тихом океане началась война...
Качественный рерайт, но не получилось.

 

Лорд, Уолтер Lord, Walter
"День позора"

Глава 3. «Белые огни — ворота открыты»
Глава 4. «Ты бы удивилась, узнав, что здесь творится»
Есть еще мысли по поводу источников.

Пруфы под спойлером. Вы отстранаяетесь от конкурса и от участия в АТ. Sub_Octavian.

 

 

Но вот спокойствие ночи нарушил тревожный сигнал семафора с тральщика «Кондор»:

- Замечена подводная лодка в погруженном положении, следующая на запад со скоростью 9 узлов!

 В 3.58 «Кондор» прожектором передал эту новость на Дежурный эсминец «Уорд», который находился неподалеку, неся сторожевую службу: «Обнаружили подводную лодку в подводном положении на западном курсе, скорость 9 узлов».

 

Иерихонскими трубами звучит сигнал громкого боя. Сбросив ржавчину прожитых лет, заслуженный ветеран ожил. Именно ради этого он и был рожден в далеком 1918 году на стапеле морской верфи Мэр-Айленда. Жадно клацнули, принимая во чрево пушек смертоносные снаряды, замки 102-миллиметровых орудий. Надсадно взвыли, набирая полные обороты, винты. Готовый к схватке эсминец устремился на поиски подлого врага, что боится честного боя и коварно прячется под водой.

Секунды складываются в минуты, минуты в часы. Рыская зигзагами, эсминец, словно вставшая на след гончая, жадно ищет добычу. Впередсмотрящие шарят окулярами мощных морских биноклей по поверхности воды. Рыщут по волнам лучи прожекторов. Оператор гидролокатора вслушивается в шумы океана. Где же ты враг? Куда ты спрятался?

- Отбой боевой тревоги! – раздается команда с мостика.

Неужели сигнал с «Кондора» был ложным?

 Когда «Кондор» повернул к входному бую, его запросили по радио с «Уорда»: «Укажите примерно расстояние и курс, на котором вы обнаружили подводную лодку».

«Курс был почти тот же, на котором шли и мы, — ответили с тральщика, — 020 магнитный, а расстояние примерно 1000 метров от входного буя». Это было гораздо восточное того района, который значился в первом сообщении с «Кондора» и Аутбридж решил, что искал лодку совсем не в том месте. В действительности же, в сообщениях «Кондора» говорилось о двух разных вещах. Его первое сообщение давало курс подводной лодки, когда ее потеряли из вида, а новое сообщение давало курс лодки, когда ее впервые заметили. С тральщика так и не объяснили, что в промежутке между этими двумя сообщениями лодка резко изменила свой курс. Поэтому «Уорд» помчался на восток, прочесывая район, где лодки никогда не было. Но несмотря ни на что, с эсминца поблагодарили «Кондор» за помощь: «Благодарим за информацию... Мы будем продолжать поиск».

 

 

Светает. Поначалу с боязнью и неохотой, но постепенно все смелее, солнечный диск появляется над горизонтом. Старый эсминец, окончательно потеряв надежду отыскать неизвестную подводную лодку, идет в порт. Неподалеку от эсминца появляется буксир «Антарес». Простой рабочий труженик военно-морской базы уже занят делом и тащит на буксире баржу-мишень, что едва ли не в три раза больше кораблика.

Уилльям Блэкмор, проработавший 16 лет на вспомогательных судах флота, в настоящее время был старшим механиком буксира «Косанква». Он спешил на свое судно, которое в 6 часов утра должно было выйти в море, чтобы встретить транспорт «Антарес» и принять от него баржу, буксируемую из Пальмиры.

 

Но что это за тень рядом с баржей-мишенью?

И вот уже слышится крик впередсмотрящего:

- Наблюдаю рубку неизвестной подводной лодки!

Когда «Антарес», появившись с юго-запада, пересек курс эсминца, рулевой внезапно заметил странный черный объект, казалось бы, привязанный к буксирному концу между «Антаресом» и его баржой. Эсминец находился примерно в миле от транспорта, и Рейнбиг указал на подозрительный объект вахтенному сигнальщику старшине Гирину.

 

 

Вновь бьет колокол громкого боя.

- Полный вперед! Все орудия к бою!

 Эсминец радостно бросается в сторону неприятеля.

   Услышав крик «Командира на мостик!», Аутбридж спрыгнул со своего диванчика в штурманской рубке и появился на мостике, кутаясь в японское кимоно. Едва взглянув на подозрительный объект, он приказал пробить боевую тревогу. Было 6 часов 40 минут.

В кубрике под полубаком второй за последние три часа сигнал боевой тревоги сорвал с койки матроса Сиднея Нобля. Борясь со сном, он натянул рабочие брюки, сунул ноги в ботинки, не надев носков, накинул форменку и помчался на свой боевой пост.

Старшина-комендор Луис Гернер немного задержался внизу, задраивая люк, ведущий к шпилевым машинам, а затем кинулся за остальными на боевой пост. Комендоры уже разворачивали орудие № 1 на носу, наводя его на рубку неизвестной подводной лодки.

На корме младший лейтенант Хейни готовил к бою орудия № 2, 3 и 4, крича комендорам, чтобы те обеспечили подачу боеприпасов. Его беспокоило орудие № 3 — заряжающий матрос Эмбрус Домежелл находился на вахте в качестве рассыльного. Но с первыми звуками боевой тревоги тот бросился к орудию, открыл замок и с трехдюймовым снарядом в руках ждал, когда остальные комендоры присоединятся к нему.

— Полный вперед! — скомандовал Аутбридж, и старенький «Уорд» рванулся к цели, за пять минут доведя скорость с 10 до 25 узлов. — Лево на борт! — приказал командир рулевому.

 

Цель все ближе. Становится совершенно ясно, что это действительно не друг, а враг. Наводчики ловят силуэт подводной лодки в прицел.Сто ярдов до цели и вот с мостика приходит долгожданная команда «Огонь!».

 — Открыть огонь! — приказал Аутбридж.

Эсминец находился теперь всего в 100 метрах от цели, и старшина Арт, командир орудия № 1 — понял, что дистанция слишком мала, чтобы использовать прицел. Он прицелился в лодку, как будто стрелял из ружья по белкам — и выстрелил.

 

 

Коротко и зло рявкает носовое орудие. Промах! Снаряд в бессильной злобе разрывается за рубкой подводной лодки. Второй выстрел… Есть! Получив попадание под ватерлинию, маленькая подводная лодка начинает уходить на глубину. Но нет, это не бегство - это агония смертельно раненного хищника, что внезапно стал добычей.

 Было точно 6 часов 45 минут, когда первый снаряд пролетел над рубкой подводной лодки и упал в море.

Более удачливыми охотниками на белок оказались комендоры орудия № 3. Командир орудия Рассел Непп скомандовал «Залп!» на тридцать секунд позже, когда цель находилась менее чем в 50 метрах от «Уорда». Снаряд попал в основание рубки. Лодка подпрыгнула в воде, но продолжала движение.

 

Хлопают аппараты сброса глубинных бомб, бочкообразные снаряды уходят в сторону лодки и с плеском ныряют в воду. Секунда... другая... и вот уже лодка скрывается в пенных столбах взрывов и стремительно тонет.

 Четыре быстрых и коротких сигнала сирены послужили приказом старшине-минеру Маскцавилцу сбрасывать глубинные бомбы. Одна... две... три... четыре глубинные бомбы исчезли в бурлящей пене за кормой эсминца. Огромные гейзеры воды, поднявшиеся над морем, совершенно скрыли лодку. Минер успел заметить, что «уже первый взрыв, казалось, переломил лодку пополам».

 

Победа! Но радости нет. Откуда взялась эта неизвестная лодка? Такой крохе не под силу пресечь океан. А значит враг близко, он что-то замышляет. В штаб флота уходит тревожная радиограмма с донесением.Выполнив свой долг, старый эсминец ложится на обратный курс.

 На «Уорде» лейтенанта Гепнера одолевали более мрачные мысли. Он приходил в ужас от одной мысли, что атакованная лодка могла быть американской. Конечно, американская лодка не могла и не должна была находиться в этом районе, да и не похожа она была ни на одну из американских лодок, которые лейтенанту приходилось видеть. Но мало ли что могло случиться? Вдруг это свои?!

 

Было утро 7 декабря 1941 года. На Тихом океане началась война...

 

 

Изменено пользователем Sub_Octavian

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
3 публикации

Подводные письма





- Первая ушла, – отчитался Николай



- Отсчет. Приготовится к пуску второй, – приказал капитан.



- Есть отсчет. Торпедный – приготовится к пуску второй.





Когда старший помощник капитана Николай Захарович Фоменко впервые познакомился с экипажем, он сразу положительно оценил своеобразный юмор экипажа: при знакомстве с торпедным отсеком подлодки он заметил аккуратно закрепленную возле пускового аппарата баночку белой краски. На немой вопрос старпома матрос ответил следующее:



- А шо?! Письма до немчуры не доходят, дык хоть на торпедах пару строк пусть прочитают.



- Добро. А можно и мне пару слов написать?



- Конечно, товарищ старший помощник. Только аккуратнее, форму не испачкайте.



 Долго не думая, размашистым почерком Николай написал на боку торпеды «За Родину!».





 «За Родину!» - именно эта торпеда сейчас неслась наперерез идущему вдалеке лайнеру «Вильгельм Густафф».



- Второй аппарат готов.



- Огонь.



- Вторая ушла.



- Отсчет. Приготовится к пуску второй.





«Передайте Гитлеру», «За дом!», «За сестренку!», «За братьев!», «За мать!» - каждый член экипажа желал оставить свою приветственную надпись, дабы дошла она адресатам. После удачных рейдов, матросы по цепочке передавали друг другу новость о том, какое именно послание в этот раз прочли немцы. Авторов данных писем не находилось, так как у всех было общее дело и общая цель. Поэтому и слова у всех были общие.





В тот день враги смогли еще прочесть «За советский народ!» и «За Ленинград!». «За Сталина!» прочесть им не удалось, так как готовая к пуску торпеда заклинила в пусковом аппарате, поэтому ее в срочном порядке пришлось обезвредить. После чего был отдан приказ задраить люки и уходить на глубину. Но и тех посланий оказалось достаточно, чтобы огромное судно «Вильгельм Густафф», переоборудованное под учебный центр подводников, пустить на дно.



Оставались еще непрочитанные письма, которые подводная лодка С-51, под руководством капитана А.И. Маринеско, обязана была доставить другим адресатам. Но это уже другая история.



 



С.у. Davidov_kul


Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
14 публикаций
403 боя

Основано на событиях битвы при Нордкапе.



 



   Барон Нордкапский – такой титул после событий у норвежского мыса, имя которому дал соотечественник Р. Ченслер без малого 400 лет назад, получил адмирал флота её Величества Брюс Фрейзер. Кто знает, его ли талант флотоводца или ошибка, а быть может самонадеянность, контр-адмирала Бэя привели к потере немецким флотом линкора «Шарнхорст». Фатальный просчёт, унесший жизни почти двух тысяч человек.



   Утром моряки кригсмарине выдвинулись навстречу конвоям, Атлантика  встретила их с сильным штормом. Полные решимости вступить в бой и выйти из него победителями, немцы не догадывались, что их планы уже известны врагу. 10 часов разделяли «Шарнхорст» от встречи с британцами  до гибели корабля.



   Желание расправиться с конвоями и капризы погоды вынудили  Эриха Бэя разделиться с эсминцами. Оставшись без поддержки, линкор первыми на своём пути встретил королевские крейсера. «Норфолк» открыл огонь, обрушив мощь своих орудий на носовую часть – «ахиллесову пяту» противника. Огрызаясь, бронированный гигант покидал место стычки – конвой не был найден, а преимущество в скорости всё ещё позволяло выполнить главную цель.



   Выключив кормовой радар, командир линкора рассчитывал уйти, но освещенный снарядами корабль под градом свинца, как загнанный зверь сопротивлялся до конца. Удача на миг улыбнулась, с помощью РЛС они снесли часть антенны «Дюк оф Йорк». Появилась надежда на спасение, однако этот миг был коротким. Главное котельное отделение было повреждено, вскоре ход корабля с 20 упал до 8 узлов. Участь линкора была уже решена. Волны торпедных атак взрывали бронированную мощь, корабль долго и мучительно шёл ко дну.



   А в это время жители небольшой рыбацкой деревушки Хоннингсвог праздновали Рождество и может быть даже не обращали внимания на раскатистые залпы яростного сражения.


  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
63
[KLOKB] Arbatish
106 публикаций
5 138 боёв

Немножечко альтернативки.



 



Последний рейдер.



 



Крейсер «Тёси» патрулировал район восточнее Иводзимы. Слегка испещрённый осколками авиабомб, величественный корабль рассекал океанскую гладь. В этом походе он должен был быть не один, но единственный его спутник, эсминец «Харуцуки», уже неделю покоился на океанском дне, потопленный американской авиацией. Шел ноябрь 1945 года...



 



Капитану Исороку Кохаме была поставлена сложнейшая задача — нарушить снабжение боеприпасами американской авиабазы на Иводзиме. Задача почти невыполнимая для одиночного корабля, но у Кохаме был свой козырь. Его крейсер «Тёси», третий из серии «Тоне» был не обычным — на корме кроме самолётной имелось ещё две необычных катапульты, на которых виднелись хищные силуэты новейшего оружия — крылатых ракет «Ока 22».



 



Целью был средний конвой из двадцати транспортных судов, около десятка эсминцев, трёх тяжелых крейсеров и двух эскортных авианосцев. Радар показывал дальность в пятьдесят километров. Скоро американцы как минимум поинтересуются, «кто же это такой храбрый?». Время действовать.



 



          - Боевая тревога! Рулевой, три градуса влево. Огонь ракетным аппаратом правого борта!



 

Раздался грохот порохового ускорителя плавно перерастающий в рокот ракетного двигателя.



 



          - Рулевой, шесть градусов вправо. Огонь ракетным аппаратом левого борта!



 

Пшшшфффвввв...



 



          - Курс сто семьдесят четыре, идём параллельно цели!



 

Капитан знал, это атака может быть, а скорее всего и будет, последней в его карьере. В штабе флота ему явно сказали — конвой должен получить максимальный ущерб. Что-то важное он перевозил, раз так заботятся о его уничтожении. Чего стоил один прорыв из Осаки... А вот американцы чувствуют себя хозяевами. После Хиросимы и Нагасаки то...



 



Пятнадцать минут прошли в томном ожидании. К капитану подошёл старпом.



 



          - С корректировщика докладывают, есть попадание по одному из авианосцу. Полётная палуба повреждена. Вторая ракета - отказ.



          



План не удался. Если бы и второй авианосец лишился своего главного оружия, то Кохаме мог спокойно отстрелять все шесть залпов и лишь потом вступить в линейный бой с эскортом. Сейчас же всё гораздо хуже. Через двадцать минут над «Теси» уже будут пикировщики, через тридцать пять подойдёт эскорт и миссия рейдера закончится. 



 



         - Рулевой, курс на цель! Машинное отделение — полный ход! Ускорить перезарядку ракетных аппаратов! Орудия к бою!



 

***



 



Капитан очнулся. Рубка была наполнена дымом, сквозь большую дыру виднелись искореженные башенные установки. Залпов орудий не было слышно. Где-то на корме слышались оружейные выстрелы. «Тёси» брали на абордаж. Исороку Кохаме попытался встать, но не смог. Превозмогая боль он пополз к «особому» пульту. Правой рукой достал ключ из разодранного осколками кителя и вставил в небольшое отверстие. Сейчас он взорвет погибающий крейсер вместе с теми кто хочет его захватить. Но тут он заметил слабо горящую лампу готовности ракетного аппарата. Недолго думаю, капитан надавил на кнопку и хриплым голосом произнёс...



 



          - Пусссск.



 

Звука двигателя он уже не слышал, лишь взглядом проводил уносящуюся в даль ракету. А затем одним ударом разбил уже треснувшее стекло и нажал на красную кнопку...



 



***



 



Американский крейсер медленно погружался. Рядом горел эсминец, обнажил винты и ёще один «Балтимор». Между ними уходили на дно остатки «Тёси». Как только нос рейдера скрылся под водой, горизонт озарила ярчайшая вспышка взрыва...



 



 


Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
339 публикаций

Это был конец июня 1951 года. Плавучая крепость "Киото" в сопровождении половины имперского флота Японии приближалась к архипелагу Мидуэй. Предстоящая битва была довольно символичной из-за разгрома японского авианесущего флота в 42-м, теперь же похожая судьба ждала истощенные силы флота США.

 

Возможно, всё сложилось бы совершенно иначе, если бы небольшое количество совпадений (или свершившихся тайных умыслов), изменивших ход проиграшной войны в 1944 году. Сначала была катастрофа на "атлантическом вале", когда в силу героических действий подводного флота и разведки Германии была сорвана выскадка союзных сил во Франции, затем, из-за разгильдяйства прапорщика в рядах советской армии взорвался склад осветительных ракет, что нарушило порядок подготовки к операции "Багратион". Это дало возможность перегрупироваться немцам и утопить в белорусских болотах половину ударных сил СССР. В тот же месяц счастья перепало и японскому коммандованию, когда в первых числах то ли из будущего, то ли из параллельного мира вылетел реактивный самолет, уничтоживший полетные палубы американских авианосцев. 

Суммарно это дало много полезных для стран Оси последствий. Германия получила очень важную для неё передышку, давшую возможность перегруппироваться и склонить в свою сторону чашу весов. Японские силы отжали Гуадалканал, Соломоновы острова, Австралию, снабжению американских флотов в Тихом океане был нанесен огромный ущерб и им пришлось отступить на довоенные позиции.

 

А сейчас, в 1951 году, "Киото" первыми залпами вырывает из земли деревья, бетонные плиты укреплений, переворачивает тяжелые зенитные орудия, выворачивает из земли железобетонные огневые позиции. Второе сражение за Мидуэй началось.

Американские линкоры вместе с большинством крейсеров к тому времени выстроились в кильватерную колону севернее островов и двигались на северо-восток, с целью обойти японцев с северного фланга. Эсминцы в это время вместе с несколькими крейсерами имитировали бурную деятельность застигнутого врасплох флота в двух километрах южнее островов. Американцы понимали, что силы не равны, но всё равно собирались бороться до последнего, ведь каждый потопленный японский корабль тут - это дополнительное послабление для Западного Побережья, куда и будет нанесен в последствии удар японцев.

Тем временем, авиация наземного и палубного базирования готовилась к удару по японским линкорам и флагману-крепости "Киото". Еще до того, как корабли начали перестрелку, в воздухе начался свой смертельный балет, с участием терпящих поражение американцев а текже массированного залпа реактивных установок пво на кораблях и реактивных истребителей. В это же время японская ударная авиагруппа из старых, поршневых, самолетов с новыми радарами, раскрыли расположение и количество американцев в дыму завес, секрет был раскрыт. 

Но было уже поздно, и японские тяжелые корабли оказались ножкой классической "буквы Т", а легкие крейсеры и эсминцы уже ушли в сторону обманного флота. Первым же залпом американцы изрешетили северный фланг японцев и этим принудили все пострадавшие корабли выйти из боя (кроме тех, кто отправился на дно). Остальные развернулись в колонну, двигающуюся параллельно американцам в противоположном направлении. Теперь натерпелись от снарядов американцы. Вышедшие корабли были вынуждены капитулировать, уцелевшие развернулись и бежали в сторону Гавайских островов. 

Это был последний бой американских военно-морских сил.  

 

Пожалуйста,  обратите внимание на допустимый объем работы - 3000 знаков (без учета пробелов). И про продолжение - это не к месту. Sub_Octavian.

 

Спасибо всем, кто оценивали и указали на ошибки, апдейт смог сделать только сегодня.

Изменено пользователем Poln_Kopetz

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
16 публикаций

Мы плыли на предельной скорости, уворачиваясь от огня немецких пушек. Замедлив ход мы расчехлили пулеметы и расстреляли группу немцев. Мы думали все плывем обратно как вдруг налетели самолёты, нас выручили старые лендеровские пушки. Вот и сбит немецкий бомбардировщик, лежать на дне тебе Ю-88!Крикнул комендор. Прикрывшись дымом вышли из боя без потерь.



Вот так и дошли до Берлина. Смекалка смелость стойкость!


Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
47 публикаций

Бой у островов Санта-Крус .



USS_Wasp_(CV-7)_brennt.jpg



«Санта-Крус» одно это название оставило удар в сердцах американских и японских моряков , которые отдавали свои жизни за самое ценное: родных , любимых , близких и Матушку Родину ! Эта сражение оставит за собой кровавый след  в истории морской битвы , между военно-морскими силами США и Императорским флотом Японии , но и продвижение , продвижение в новую развивающуюся эпоху морской индустрии . Но не надо забывать тех людей которые отчаянно сражались за то , что бы доказать как и насколько они сильно любят свою страну , ибо они отдавали свою жизнь не спроста !



 



Солнце светило .



Ветер бушевал .



Птицы пели морские песни .



Моряки в полосатых тельняшках ,



Вдыхали вкус морских глубин .



 



Двигатель жужжал .



Матросы пели .



И аллые трубы ,



Красили небо в белый цвет .



Облака соединились .



Тучи появились .



Молния засверкала .



Дождь похлебывал .



И раздался грохот , грохот морской тишины .



 



Кровь лилась .



Люди гибли .



И вспоминаешь одно выражение .



«Санта-Крус»



 



 26 октября 1942 года



Это было четвёртое сражение  в битве за Тихий океан . В этой битве приняло участие 27 кораблей разного вида класса , 388 самолётов и около 1000 моряков . Бой у островов Санта-Крус  был жестоким , жарким и очень длительным  . После поражение японских сил в Мидуэе они не могли себе позволить себе еще одно поражение .Они одержали заслуженную победу , которая далась им не легко . Я считаю героем в этом сражение был японский адмирал Ямамото . Именно он приказал своему флоту преследовать отступающие силы врага , а потом их разгромил . А ведь мы знаем , что на то время японские главнокомандующие имели кроме своих узких глазиков , еще не стандартные тактические мышления  ! И таким мышлением обладал Ямамото . Который не упустил возможность ,  и с помощью самолётов уничтожил всех на той час известных американских авианосцев   «Энтерпрайз» , после чего дало ему колоссальное преимущество . «Это была сладкая месть»- именно эти слава сказал Ямамото празднуя свою победу .


Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 публикация

Капитан ! Вскрикнул старший матрос! Справа по борту подлодка! Выпустить торпеды скомандовал капитан Алексей. Удар , тряска , вода... Оказалось что вражеская подлодка заметила наш Урал , раньше чем мы ее. Радары в то время были не то что сейчас и правил боем тот у кого первого засветится точка. 

Подымаясь с колен и держась за голову Алексей обернулся по сторонам, судя по системе корабль был готов нанести боевой удар! Тут же не теряя времени , он приказал, полный ход так как он знал что его судно быстрое и скорее всего шанс попасть на ходу в него второй раз , будет намного меньше , но у него почти не теряется точность. Наводка ... Торпеды в бой... взрыв и вражеское судно пошло на дно... Это была победа , но победа не в войне , а в бою! Много еще предстояло ему пережить... 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 публикация

                                                              Мичигано

 

   Шол третий день боёв,моряки смотрели в даль и задумчиво думали о завтрашнем дне который мог бы и не настать в их жызни.Океан бунтовал,и казалось что сама природа постала против людей.

Но история эта о другом,а именно,о моряке Мичигано,о котором и будет идти наш короткий рассказ

   Мичигано был не высокого роста, с карими глазами и чёрными волосами,на его лице были видны следы жестокой войны,и большая пышная борода.Служыл он на американском Крейсере,и гордился тем, что побывал в самом аду войны,и остался жыв.Как вы уже поняли Мичигано это только прозвище,настоящие имя которого Колувей,родился наш герой в штате Мисури,с малых лет он мечтал быть моряком,и мечта сбылась,но не так как хотелось.

   Наступало утро , волны океана приветствовали моряков,и в дали были видны Дельфины которые сопровождали Крейсер.Команда по тихоньку занимала боевое положения и приступала к роботе.

Служба у моряков была тежолая,они драяли палубы,варили корпуса корабля разорванного в клочья

от снарядов японских крейсеров,чистили пушки,словом мелкая и тонкая робота,вить чистота и исправность корабля,залог жызни и победы.Моряки так же любили смотреть за Китами которых встречали в Океане.

Иногда казалось что с под воды выходила вражеская субмарина,на столько большими они были.Купались моряки под конвоем,они спускались на шлюпке в Океан с вооружонным конвоем,который обеспечивал безопасность моряков в случаи нападения Акул.Дни летели на флоте медлено и казались вечностью.

Вечером, не ожыданно для всех, заорала тревожная сирена.

-Японский крейсер по правому борту!

-Принять боевое положение,по местам!

Все моряки приняли боевое положение,Мичигано смотрел на свои руки и видел как они покрываются потом и дрожат от страха,страх был  превыше всего.Даже пройдя множество боев,каждый новый был для него словно первым.Полетела первая торпеда,матросы молили Бога о том что бы не было промаха.

-Попали,попали!-кричали матросы.

Клубы дыма из красного огня рынули в небо,огонь плавил железо,за борт японского крейсера вылитали как куклы японские моряки,но враги не заставили себя ждать,они дали ответный удар,торпеда волшла в правый борт словно палец в воду.

-Попали,пробоина по правому борту!

-Держать удар,не подпускать,или ваши задницы будут  гореть в аду!

Моряки на последнем вздохе дали залп с дальнобойных пушек,небо разрывалось от грохота,все горело и укрывалось чёрными тучами.Мичигано смотрел  в перископ и видел как за бортом японского корабля плавают трупы погибшых моряков.Но тут от куда не возьмись появились на горезонте вражыские истрибители.Ето было самое страшное в японской авиацыи ,“Камикадзе”!Мичигано бросился за пулемет.

-Они уже на подходе!

-Мичигано,тысяча чертей,дай им прикурить!

Мичигано чувствовал как бьют в его голове вены,сердце вылетало и  тело.

-Первый пошёл!

Первый самолет повержен,он попал ему прямо в моторный отсек что повело к возгоранию,но японец направил самолет на крейсер.

-Этот чертяка мчится на нас!                                                                                                                              

Вражеский истребитель  врезался в палубу на такой скорости что палуба стала похожа на огромный ров,трески летели везде,тех кого зацепило лежали уже холодными,корабль был похож на розорваный кусок сыра и был готов пойти на дон,но доброта Господа и немного удачи не дали это сделать.Последний самолет летел в крутом пике на судно с бешеной скоростью.Мичигано бросил пулемет и бросился в двери что вели в трюм,но у вы его груди прошил осколок винта что отлетел от японского самолета,Мичигано упал…….

 

 Жизнь реальна и от нее не убежишь,лишь в сказках всегда побеждает добро,а герои остаются жить долго и стщасливо !

 

   В память о погибших моряках

    ******************************************

     Тут нету спасенья и нету утех

     Тут волны бунтуют и краю им нет

     Сражения за волю за веру детей

     Стальные гиганты пугают людей

    *******************************************

     И тех кто там служит заждались уже

     А может они не вернутся уже

     Стекая в крови они падали к небу

     Спасенья было их последней утехой

     ******************************************

     Но то все что было загадка судьбы

     Кому-то подарки ком-то стихи

     А им лишь поклон да к могилке цветы

     Рожденный погибнуть судьбою войны

     *******************************************

 

Пожалуйста,  обратите внимание на допустимый объем работы - 3000 знаков (без учета пробелов). Sub_Octavian.

Изменено пользователем Sub_Octavian

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
11 публикаций
7 402 боя

"Бой века"



Новый год капитан подводной лодки С-13 Маринеско встречал на берегу Финляндии. Боевой поход должен начаться 2 января, но ему не дано было случиться, так как капитан отмечал новый год на берегу, и остался ночевать у своей возлюбленной. За данное нарушение капитану грозил трибунал. От трибунала командира С-13 спас его экипаж, который отказался выходить в море под руководством другого капитана. Следующий выход в море для Маринеско состоялся при одном условии, что на борту его судна будет присутствовать сотрудник НКВД. Вследствие чего данный поход стал для капитана штрафным.



С-13 на протяжении десяти дней находилась в море в поисках противника и боя. Капитану нужна была только победа, только так он бы смог избежать наказания за свой поступок.



И тут один из членов экипажа на горизонте заметил яркие огни. Он незамедлительно доложил об этом командиру. Капитан вышел на мостик и услышал приближающийся шум винтов. Маринеско принял решение преследовать судно. С-13 начала двигаться вдоль берега на предельной скорости, а его цель двигалась параллельно. Командир С-13 пошел на очень большой риск, так как лодка могла не выдержать такой гонки. Моторы работали на полную мощность, приборы стали отказывать, а в отсеках лодки запахло гарью.



Через 4 часа преследования лодка С-13 обошла корабль противника и легла на боевой курс, приготовившись к бою. Первая торпеда.... вторая..... третья..........



"Есть попадание!!!"-доложили капитану. Корабль противника затонул за 26 минут. Из 8 тысяч человек на борту спаслись 1230. 



И только по возвращению домой капитан узнал что за корабль он затопил, это был немецкий лайнер "Вильгельм Густлофф" на борту которого находилась элита немецких войск. Это была самая крупная военно - морская катастрофа 20 - го века.



 



 


Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта для публикации новых ответов.

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×