Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
mishgan_juggernaut

История авианосцев в СССР

В этой теме 89 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Бета-тестер
56 публикаций
949 боёв

В августе 1953 года главком ВМС Николай Кузнецов представил министру обороны СССР Николаю Булганину доклад, в котором изложил свои взгляды на задачи и развитие флота, а также сформулировал предложения по строительству новых боевых кораблей. В докладе подчеркивалось, что «в послевоенных условиях без наличия авианосцев в составе ВМС решение основных задач флота обеспечено быть не может». С того времени прошло более 50 лет, а в составе отечественного флота есть единственный недоукомплектованный авианосец «Адмирал Кузнецов», и время жизни российского военного флота в открытом море в случае настоящей войны исчисляется минутами.

 

Первые идеи:

Появившись в 20-х годах прошлого века, авианосцы поначалу рассматривались исключительно как средства обеспечения боевых действий основной ударной силы флота – линкоров. Так было до 7 декабря 1941 года, когда японский авианосный флот утопил американские линкоры в Перл-Харбор. Сразу после нападения американцы заложили серию из 24 авианосцев типа «Эссекс» – таких больших серий столь крупных боевых кораблей в истории мирового кораблестроения не было ни до, ни после. Семнадцать авианосцев из серии успели войти в строй еще во время войны и позволили США выиграть битву на Тихом океане. Примечательно, что самый мощный из когда-либо построенных линкоров, японский «Ямато» с девятью 457-мм орудиями, за всю войну так и не сумевший нанести серьезный ущерб кораблям противника, был потоплен в апреле 1945 года самолетами с американских авианосцев.

После войны всем странам стало понятно, что на морских просторах появились новые безраздельные хозяева – авианосцы. Всем, кроме СССР. Впрочем, был и в нашей стране ярый приверженец нового вида кораблей – флагман флота 2-го ранга Николай Кузнецов, назначенный в апреле 1939 года наркомом ВМФ. Благодаря его стараниям в планах третьей пятилетки 1938–1942 годов значилась закладка двух авианосцев, по одному для Северного и Тихоокеанского флотов. Однако уже в январе 1940 года план ВМФ сократили наполовину, и авианосцев в нем не оказалось. Сталин питал необъяснимую страсть к огромным линкорам, и ему мало кто осмеливался возражать. Но Кузнецов не унимался – по его указанию в ЦКБ-17 под руководством В.В. Ашика продолжалась разработка авианосцев. Работа велась по двум направлениям: большой авианосец с двухъярусным ангаром на 62 самолета (проект 72) и малый, с одноярусным на 32 самолета (проект 71). Палубный истребитель планировалось заменить корабельной модификацией известного истребителя Яковлева Як-9К, ОКБ Туполева должно было разработать корабельные торпедоносцы ПТ-М71. Основным способом взлета самолетов с авианосцев был свободный разбег по полетной палубе, использование катапульт предусматривалось лишь при максимальной взлетной массе и неблагоприятных метеоусловиях.

Созданная Кузнецовым в начале 1945 года комиссия по выбору необходимых типов кораблей для послевоенного формирования флота пришла к необходимости создания в первую очередь авианосцев двух типов: эскадренных (больших) – для Северного и Тихоокеанского флотов и малых – для Балтийского и Черноморского. На основании выводов комиссии Главный морской штаб при разработке предложений по перспективному плану послевоенного развития ВМФ предусматривал строительство девяти больших авианосцев (шесть для Тихого и три для Северного флотов) и шести малых для Северного флота. При рассмотрении в правительстве количество авианосцев уменьшили до четырех, а Сталин подвел черту: «Хорошо, построим две штуки малых». Но из конечного варианта плана исчезли и они: руководители Наркомсудпрома заявили, что «пока не готовы строить такие принципиально новые корабли». Парадокс заключался в том, что без таких кораблей строительство других теряло всякий смысл. Так в СССР начали строить бессмысленный флот.

 

Но вот приходит Хрущев:

В 1951 году Кузнецова снова назначают военно-морским министром СССР и он снова реанимирует авианосную тему. Но все его доклады не имеют никакого успеха ни до, ни после смерти Сталина. Единственное, чего ему удалось добиться, – это сохранение легкого авианосца (проект 85) в плане проектирования кораблей на 1955–1960 годы. 

Между тем наступила эра реактивной авиации. Проектируемый легкий авианосец должен был нести 40 реактивных истребителей, два вертолета, иметь стандартное водоизмещение в 24 000 т и дальность плавания от 5000 миль. Но создание такого корабля требовало объединения ресурсов не только Минсудпрома и Минтяжмаша, но и Минавиапрома, который саботировал проект. В апреле 1955 года Кузнецов напрямую обратился к Хрущеву с просьбой привлечь к проекту КБ Яковлева, Микояна и Сухого. Это была последняя попытка Кузнецова спасти авианосец – через месяц он слег с инфарктом, а затем был снят с должности министром обороны Жуковым «за неудовлетворительное руководство флотом» и понижен в должности. Лишь через 14 лет после смерти талантливому флотоводцу вернули звание Адмирала флота Советского Союза. 

Авианосцы остались без защиты. Новый главком ВМФ адмирал Горшков был всецело поглощен единственной задачей – удержать собственное кресло (и это ему удалось – он оставался главкомом ровно тридцать лет), поэтому предпочитал ни с кем не ссориться. А при Хрущеве в моду вошло ракетное оружие, которое и было призвано решать почти все задачи – от уничтожения кораблей противника до противовоздушной обороны. Работы по авианосцам были прерваны, а вместо этого ЦКБ-16 была поручена разработка ракетного корабля ПВО (проект 81), который, к слову, также построен не был. Разработанная Горшковым программа военного судостроения на 1958–1965 годы предусматривала защиту кораблей от авиации противника в океане исключительно ракетным оружием. Безграмотная с военной точки зрения программа была блестящей с точки зрения карьеры – Хрущев был без ума от ракет. Слово «авианосец» попало в разряд табу.

 

Подпольщики
Тем не менее были люди, которые понимали, что без авианосцев флоту никуда. В 1959–1960 годах ЦКБ-17 (ныне Невское ПКБ) по поручению Госкомитета по судостроению выполнило проектную проработку «плавучей базы истребительной авиации» (ПБИА), так как за употребление термина «авианосец» можно было легко лишиться работы. Действовать ПБИА должна была в паре с кораблем ПВО, взаимно дополняя друг друга. «База» водоизмещением около 30 000 т несла 30 истребителей, четыре самолета радиолокационного дозора и два вертолета и выполняла следующие задачи: поиск соединений кораблей противника, уничтожение вражеской авиации на дальних подступах, обнаружение низколетящих целей за горизонтом. Однако проработка не имела никакой поддержки со стороны смежных отраслей промышленности и выполняла скорее роль тренера конструкторских кадров для дальнейших работ по авианосцам, в появлении которых большинство флотских экспертов не сомневались. Но они недооценили Горшкова – этот выдающийся стратег в своих публикациях громил авианосцы как «оружие агрессии», раздувая, с одной стороны, их непомерную стоимость, а с другой – приписывая им мнимую уязвимость от ракетного оружия, в том числе баллистического. Основная ставка в его доктрине делалась на подводный стратегический флот и морскую стратегическую авиацию.

 

 

Охотники за подлодками:

15 ноября 1960 года на свое первое боевое патрулирование вышла атомная ракетная подводная лодка «Джордж Вашингтон», вооруженная 16 ядерными баллистическими ракетами «Поларис А1», – первая в одноименной серии американских подводных ракетоносцев. Учитывая небольшую дальность («Поларис А1» – 1200 миль, «Поларис А3» – 2500 миль) полета ракет, районы патрулирования находились в Северной Атлантике и Средиземном море. Для борьбы с ними по замыслу Горшкова создавались поисково-ударные группы, состоящие из сторожевых кораблей, охотников за подводными лодками, и ракетных эсминцев, задачей которых была защита сторожевиков. Особой гордостью Горшкова стали ракетные эсминцы 58-й серии – «Грозный», «Адмирал Фокин», «Адмирал Головко» и «Варяг», волевым решением главкома переименованные в «крейсеры», что дало право заявить о создании «первых и мире ракетных крейсеров, не имевших зарубежных аналогов». К слову, американские эсминцы 1970-х превосходили наши крейсеры по водоизмещению почти вдвое. Но это не главное – сторожевики со своей задачей хронически не справлялись. 

К этому времени Хрущева сменил Брежнев и министром обороны стал Андрей Гречко. Горшков тут же изменил свой курс на 180 градусов и вернулся к идеям Кузнецова по созданию океанского флота – правда, в своеобразно усеченном варианте. В 1967 году Черноморский флот пополнился очередным «не имеющим аналогов в мире» творением Горшкова – противолодочным крейсером (ПКР) «Москва», кораблем противолодочной обороны дальней зоны с групповым базированием вертолетов. Подпалубный ангар вмещал в себя 14 вертолетов, которые справлялись с задачами поиска субмарин гораздо эффективнее сторожевиков. Основной задачей «Москвы» был круглосуточный поиск лодок, для чего в воздухе, на удалении 50 км от корабля, непрерывно находилась четверка вертолетов. Через год был поднят флаг на однотипном ПКР «Ленинград». Первые же дальние походы «Москвы» и «Ленинграда» показали, что эти корабли не способны противодействовать американским подводным лодкам из-за возросших боевых качеств последних. К тому же американские авианосные группировки в Средиземном море вели себя крайне нагло, демонстративно выполняя полеты над самой палубой наших вертолетоносцев, а то и провоцируя прямые столкновения кораблей. 

 

Вертикальный взлет:

В июле 1967 года на воздушном параде в аэропорту Домодедово был показан удивительный аппарат, который впервые увидели не только простые граждане, но и многие военные, – самолет вертикального взлета и посадки Як-36, наследник экспериментальных «турболетов» 1950-х. Изначально Як-36 разрабатывался как фронтовой штурмовик, который мог оказывать поддержку войскам в условиях разрушенных прифронтовых аэродромов, взлетая прямо с лесных просек. Армейскую авиацию самолет не удовлетворил, и Яковлев попытался пристроить его во флот, благо еще в 1963-м пилот Билл Брэлфорд совершил на английском экспериментальном Hawker Siddeley P.1127 (предшественнике Harrier) вертикальную посадку на палубу авианосца «Арк Ройал», бороздившего воды Ла-Манша. Яковлева поддержал Дмитрий Устинов (в то время зампред Совета министров СССР), и Горшков не смог устоять – постройка третьего корабля серии «Москва» (под него уже начали резать металл) в Николаеве была приостановлена. Взамен было принято решение о начале строительства ПКР серии 1143 «Киев» с самолетами вертикального взлета и посадки (СВВП). Мало того, для отпугивания американских авианосцев было предусмотрено шесть пусковых установок гигантских противокорабельных ракет П-500 «Базальт». Техпроект нового корабля сделали в кратчайшие сроки к апрелю 1970 года, а в декабре 1972-го «Киев» был спущен на воду. Новому кораблю Горшков придумал и новое название – тяжелый авианесущий крейсер, ТАВКР. Само собой, СССР создал первый в мире ТАВКР. А летом 1976 года этот ТАВКР с пятью боевыми серийными СВВП Як-З6М и одним учебным Як-З6МУ совершил переход вокруг Европы к месту своего базирования на Северном флоте. В Средиземном море у острова Крит состоялись первые за пределами СССР полеты Як-З6М. Американцы на этот раз держались от корабля подальше – их предупредили, что на нем могут быть специальные боевые части для «Базальтов». 

Через три года на Тихий океан в обход Африки отправился близнец – ТАВКР «Минск» с более совершенными самолетами – Як-38. Полеты в тропиках окончательно развеяли мифы о самолетах СВВП – в условиях высокой температуры и влажности воздуха подъемные двигатели перестали запускаться. А даже когда они запускались, летать могли лишь при снятом вооружении и неполной заправке. Тем не менее строительство этих дорогостоящих кораблей продолжалось: в 1982 году был спущен на воду ТАВКР «Новороссийск», а в 1987-м – «Баку». Лишь смерть Устинова в 1984 году и последовавшая через год отставка великого флотоводца Горшкова привели к остановке производства ТАВКРов – советских чудо-кораблей.

В легком весе

В 1967 году в Домодедове помимо самолетов вертикального взлета и посадки демонстрировались и истребители с изменяемой в полете стреловидностью крыла. Именно под них в 1968 году в Невском ПКБ возобновилась проработка легких авианосцев (АВЛ) водоизмещением 45 000–50 000 т. Авианосец должен был нести 28 истребителей с изменяемой геометрией крыла (типа МиГ-23), четыре самолета дальнего радиолокационного наблюдения (ДРЛО), два разведчика – постановщика помех на базе истребителя и четыре поисково-спасательных вертолета Ка-25ПС. Анекдотичность ситуации состояла в том, что проектантам авианосцев была доступна информация только по вертолетам (они базировались ранее на вертолетоносцах типа «Москва»). В силу секретности того времени никаких данных по разрабатываемым самолетам они получить не могли и поэтому проектировали советские авианосцы исходя из параметров американских (!) самолетов – истребителя F-111B и самолета ДРЛО E-1 Tracer, – почерпнутых из открытой печати. Несмотря на это, проект был довольно реалистичен: проектировщики отказались от бредовой идеи объединить в одном корабле все функции, сосредоточившись на авиационной компоненте. Из дополнительного вооружения были оставлены два зенитных ракетных комплекса самообороны «Оса», четыре универсальных 100-мм орудия, четыре 30-мм шестиствольных зенитных автомата и четыре противоторпедных реактивных бомбомета. Дуэльная ситуация с американскими авианосцами даже не рассматривалась, задача-максимум советского авианосца – хотя бы нейтрализовать действия американской авианесущей группировки. Для выполнения этой задачи авианосец должен был действовать в тесном контакте с морской ракетоносной авиацией наземного базирования и ударными подводными лодками (например, проекта 949, к которым относился печально известный «Курск»). 

Проект в целом понравился, и в плане военного судостроения на 1971–1980 годы появилась разработка эскизного проекта авианосца, и что главное – авиационного вооружения для него. Одновременно в начале 1970-х была выполнена комплексная научно-исследовательская работа «Ордер», которая рассматривала вопросы взаимодействия авианосцев, морской ракетоносной авиации и ударных подлодок. Подготовленный Невским ПКБ аванпроект авианосца содержал восемь вариантов корабля с водоизмещением от 40 000 до 100 000 т. Летом 1972 года главный конструктор аванпроекта Аркадий Морин представил корабль министру обороны Гречко одновременно с докладами главных конструкторов атомных подводных ракетоносцев (впоследствии проект 941 «Акула/Тайфун» и проект 949А «Антей/Оскар»). Все три проекта активно поддерживал министр судостроительной промышленности Борис Бутома, считавший их основой будущего советского флота. В июле 1973 года Невскому ПКБ рекомендовали для дальнейшего проектирования вариант атомного авианосца (проект 1160) с самолетами катапультного взлета (истребители Су-27К и противолодочные П-42) водоизмещением 80 000 т.

Невское ПКБ подтвердило готовность заложить головной корабль сразу после спуска на воду «Минска» – в 1975 году. В 1981 году должен был быть сдан флоту первый авианосец этого проекта, до 1986 года – еще два корабля. Вся программа (три авианосца, их авиационное вооружение, обеспечение базирования, обучение личного состава и др.) оценивалась в 5,5 млрд руб. У СССР впервые появился шанс получить полноценный авианосец. Даже не один, а три!

Непотопляемые ТАВКРы

Но тут в дело вмешался главный конструктор ТАВКРов Аркадий Маринич, заявив в аппарате ЦК КПСС, что готов решить те же задачи за меньшие деньги, поставив на ТАВКРах катапульты и переоборудовав их под базирование МиГ-23К и Су-25К. Этот проект был поддержан Дмитрием Устиновым, в то время секретарем ЦК КПСС по оборонным вопросам. В итоге вместо атомного авианосца проекта 1160 после «Минска» был заложен модернизированный ТАВКР проекта 1143М «Новороссийск» с обещанным базированием на нем уже сверхзвуковых СВВП-истребителей Як-41. Однако при более детальной проработке предложения выяснилось, что Маринич не укладывается ни в установленные сроки, ни в размерность кораблей типа «Киев». Единственное, чего он смог добиться, – это прекращение разработки проекта 1160.

Переход «Киева» в 1976 году вокруг Европы продемонстрировал для многих очевидную истину – корабли такого типа беспомощны против полноценных авианосцев. Невскому ПКБ дается новая вводная – в экстренном порядке реанимировать тему атомных авианосцев. Правда, так как часть средств уже съели ТАВКРы, новый авианосец проекта 1153 должен был быть меньше по водоизмещению проекта 1160 на 10 000 т. Соответственно, сокращалось и количество самолетов (типа МиГ-23К, Су-25К и Су-27К). Главным конструктором проекта назначают начальника Невского ПКБ В.Ф. Аникеева, которому ставится задача ввести в строй к 1985 году два таких корабля (вместо четвертого и пятого ТАВКРов). Кажется, уже ничто не могло помешать появлению – хотя бы и запоздалому – у СССР настоящих авианосцев. В Крыму приступили к строительству наземного испытательно-тренировочного комплекса «Нитка», а за труднейшую задачу создания корабельной катапульты взялся Пролетарский завод (который с ней, отметим, справился). И тут проект авианосца попал в очередную полосу невезения. В 1976 году умерли оба его основных сторонника – Гречко и Бутома. Новый министр обороны Дмитрий Устинов вскоре прикрыл проект 1153 и настоял на продолжении строительства пресловутых ТАВКРов. И в 1978 году на освободившемся стапеле Черноморского завода в Николаеве закладывают уже четвертый (!) ТАВКР проекта 11434 (будущий «Баку / Адмирал Горшков») под несуществующие истребители СВВП Як-41. Идиотизм ситуации иллюстрирует и тот факт, что через десять лет после ввода в эксплуатацию этот самый ТАВКР все же пришлось переделывать в палубный авианосец, чтобы продать Индии под наименованием Vikramaditya – даже за небольшие деньги авианесущие крейсеры нигде в мире не нужны. Создавалось ощущение, что людям было не важно, чем загрузить свободную верфь, лишь бы на ней не начали строить настоящий авианосец.

 

Новая попытка:

В 1978 году, сразу после прекращения работы над проектом 1153, Невскому ПКБ уже в который раз поручают разработку «авианосного корабля, оснащенного катапультами, аэрофинишерами, вертолетами и самолетами как с вертикальным, так и горизонтальным взлетом и посадкой». Проект получил номер 11435, подчеркивающий, что корабль представляет собой дальнейшую эволюцию ТАВКРов, пятый корабль в серии. Этот миф до сих пор и кочует по многочисленным монографиям, посвященным советскому авианосному флоту. Сами же проектанты «пятерки» утверждают, что создание проекта 11435 было не результатом эволюционного развития кораблей типа «Киев», а третьей попыткой осуществления начатого еще в 1971 году проектирования авианосца проекта 1160. Или, как печально пошутил Аркадий Морин, третьим удалением от него.

Тем не менее Невское ПКБ разработало пять вариантов нового корабля, включая один с атомной силовой установкой. В итоге был утвержден минимальный вариант с котлотурбинной силовой установкой, парой паровых катапульт и полным водоизмещением 72 000 т. Отказ от атомной установки объясняют боязнью Устинова отрицательной реакции стран-соседей по Черному морю. Да и Турция могла бы запросто заблокировать проход атомного авианосца через свои проливы. А что делать авианосцу в «лягушатнике» Черного моря?

Требования к новому кораблю пересматривались с калейдоскопической быстротой – менялись состав авиагруппы, дополнительного оборудования, количество зенитных средств и водоизмещение. В 1980 году Устинов требует сократить на 10 000 т водоизмещение проектируемого авианосца, убрать катапульты и переориентировать его на самолеты укороченного взлета и посадки, для старта которых применить трамплин, а разработку самолетов катапультного взлета Су-25К и Су-27К прекратить. Если вы считаете это пределом маразма, то ошибаетесь. Генштаб в лице заместителя начальника по ВМФ адмирала Амелько всячески лоббировал закладку вместо «пятерки» сразу двух «бюджетных» вертолетоносцев (проект 10200 «Халзан») на базе серийных газотурбинных грузовых судов типа «Капитан Смирнов».

Идея взлета самолетов с трамплина не нова – ее первыми применили англичане для взлета с коротким разбегом своих СВВП «Харриер». Традиционный вертикальный взлет сжигал слишком много горючего, а взлет с трамплина позволял существенно увеличить как массу подвешенного вооружения, так и дальность действия самолетов. Только вот советский Як-38 похож на Harrier лишь внешне – английский самолет гораздо совершеннее. В первую очередь благодаря уникальному компактному единому подъемно-маршевому двигателю с отклоняемым вектором тяги Rolls-Royce Pegasus. Из-за невозможности создания аналога такого двигателя отечественной промышленностью на самолетах конструкции Яковлева стояло три (!) двигателя – один подъемно-маршевый и два подъемных, служащих в полете обычным балластом. При такой схеме у самолета почти не оставалось запаса по полезной нагрузке. Но без вооружения военный самолет бесполезен. Чтобы хоть что-то разместить на Яках, конструкторы вынуждены были максимально облегчить, а значит, и ослабить конструкцию фюзеляжа самолета. В итоге, в отличие от английского «Харриера», Як-38 не был рассчитан на нагрузки, возникающие при взлете с трамплина, – он мог просто развалиться.

Спрашивается, о чем думал Устинов, убирая катапульту с авианосца и заменяя ее трамплином и самолетами с укороченными взлетом и посадкой, если такие самолеты не могли взлететь с этого трамплина? Об этом мы можем только догадываться.

Дело в том, что, не сумев создать достойного конкурента «Харриеру», Яковлев пообещал к началу 1980-х разработать Як-41 – сверхзвуковой истребитель-перехватчик с вертикальными взлетом-посадкой и с единым двигателем, по всем летно-техническим характеристикам превосходящий английского конкурента. Самолет мог бы летать со скоростью до 2 М и иметь дальность полета до 2100 км. Не надо быть специалистом, чтобы понять утопичность этого проекта. И действительно, уже в 1980 году на Як-41 появились три двигателя, к 1991 году было построено всего два летных образца, которые не уложились ни в один из основных заявленных параметров. Такой самолет оказался никому не нужен, и в 1992 году финансирование проекта было прекращено. Тем не менее свою роль в развитии отечественных авианосцев Як-41 сыграл – «пятерку» начали строить без катапульты.

Но если Як-41 не готов, что же будет летать с «пятерки», ведь это все же авианосец? И летом 1982 года в Крыму на комплексе «Нитка» начались экспериментальные работы по взлету с трамплина самолетов Су-27 и МиГ-29, которые в итоге завершились успехом. По уточненному ВМФ заданию проект 11435 был в очередной раз скорректирован – катапульты окончательно заменяли трамплином, но основной машиной все еще оставался Як-41, хотя появлялась возможность базирования самолетов трамплинного взлета Су-27К и МиГ-29К.

Интересно, что почти одновременно с нами и США проводили эксперименты по взлету с трамплина своих палубных самолетов F-14 и F-18. Несмотря на полный успех испытаний, от катапульт американцы не отказались. По простой и понятной причине: катапульта на авианосце гарантирует взлет самолета в любых условиях и уменьшает зависимость от взлетной массы.

Существует, кстати, большое количество домыслов вокруг отечественной катапульты, оправдывающих, скажем мягко, неумные решения руководства советского ВМФ. Например, что страна просто не в состоянии была создать паровую катапульту. Это на самом деле неправда. Уже на «Нитке» начали строительство двух катапульт (напомним, производства «Пролетарского завода»). Первая предназначалась для испытания аэрофинишеров, вторая, направленная в сторону моря, – для обучения пилотов корабельных самолетов. Так вот, по директиве Устинова ее и прикрыли. Первую же катапульту спасли хитростью, назвав ее в документах «разгонным устройством для испытания аэрофинишеров». К 1986 году она заработала, причем по энерговооруженности превосходила американскую катапульту «Нимица» на 10%. Вот так.

Spoiler

Про заложенный в сентябре 1982 года на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве головной корабль серии 11435 написаны тома. Напомним, что первоначально он назывался «Рига», в феврале следующего года его перезаложили с новым наименованием «Леонид Брежнев», а в 1987 году «пятерочке» присвоили уже третье имя – «Тбилиси». На этом чехарда не закончилась – 4 октября 1990 года корабль был переименован в «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Но вернемся к нашим авианосцам.

 

 

 

 

Первый атомный:

В 1984 году умер главный противник авианосцев – Устинов. Практически сразу после этого Невскому ПКБ вновь поручили проектирование настоящего атомного авианосца с увеличенным водоизмещением и количеством самолетов, предусмотренным планом военного судостроения 1986–1995 годов. Несмотря на существенное отличие от кораблей типа «Киев», авианосец все же продолжают называть седьмым ТАВКРом – проект 11437. При закладке этого корабля на стапеле Черноморского судостроительного завода в Николаеве 25 ноября 1988 года он получил наименование «Ульяновск».

Рост водоизмещения по сравнению с кораблями типа «Тбилиси» дал возможность увеличить размеры полетной палубы и предусмотреть на ней в дополнение к трамплину две катапульты. Это позволило сократить временные характеристики группового взлета самолетов до уровня американских авианосцев типа «Нимиц». Одновременно усиливались зенитные огневые средства и конструктивная защита корабля. Со строительством «Ульяновска» Невское ПКБ и Черноморский судостроительный завод попадали бы в элитный клуб строителей крупных авианосцев, где с 1961 года в одиночестве находилась американская компания Newport News Shipbuilding Co. Однако в 1991 году, когда корпус корабля на три четверти был готов, ВМФ приостановил платежи украинскому Черноморскому заводу, и годом спустя корпус несостоявшегося первого российского атомного авианосца с катапультным взлетом самолетов был разрезан на металлолом. А место России в элитном клубе атомных авианосцев заняла Франция, в 1995 году спустившая на воду свой первый атомный авианосец «Шарль де Голль».

 

Источник:

 

Мнение автора:

Существуют различные мнения об эффективности авианосцев в бою. Свою эффективность они доказали в Тихом Океане, оставив линкоры на второй план. Но не стоит забывать, что и сам авианосец - это огромная мишень, к тому же недешевая. В условиях малых морей они будут довольно-таки бесполезны, например в Средиземном Море, но в Тихом или Атлантическом Океане ценность их как боевых единиц существенно возрастает, так как береговая авиация не сможет влиять на ход событий. России необходимо иметь авианосцы, главным образом для Тихого и Северного Океана. 

 

Вот ссылки на другие полезные материалы об авианосцах:

 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
465 публикаций

Тс, вы переоцениваете значимость авианосцев. Не забывайте, это всего лишь платформа для запуска самолётов, и не более. 1й современной подлодки будет достаточно что бы потопить такой корабль со всем его конвоем, особенно если подлодка использует тактическую атомную бомбу  ракету или крылатые ПКР

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
339 публикаций

Тс, вы переоцениваете значимость авианосцев. Не забывайте, это всего лишь платформа для запуска самолётов, и не более. 1й современной подлодки будет достаточно что бы потопить такой корабль со всем его конвоем, особенно если подлодка использует тактическую атомную бомбу  ракету или крылатые ПКР

Дело в том, что утопить чей-нибуть флот АО без явного нарушения конвенций ООН очень сложно. А вот в безъядернх противостояниях авианосец превращается в "корабль-матку" целого флота, с которого можно атаковать все цели кроме космических или находящхся в глубине суши.

Изменено пользователем Poln_Kopetz

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
465 публикаций

Дело в том, что утопить чей-нибуть флот АО без явного нарушения конвенций ООН очень сложно. А вот в безъядернх противостояниях авианосец превращается в "корабль-матку" целого флота, с которого можно атаковать все цели кроме космических или находящхся в глубине суши.

Теми же крылатыми ракеты АВ топится не хуже чем АО.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
56 публикаций
949 боёв

Тс, вы переоцениваете значимость авианосцев. Не забывайте, это всего лишь платформа для запуска самолётов, и не более. 1й современной подлодки будет достаточно что бы потопить такой корабль со всем его конвоем, особенно если подлодка использует тактическую атомную бомбу  ракету или крылатые ПКР

Я с вами полностью согласен, но вся современная военная стратегия укладывается в правило: Кто первый обнаружил, тот и победитель. Не только авианосцу хватит одного попадания противокорабельной ракеты, чтобы он пошел ко дну. Авианосец это всего лишь транспорт, но на этом транспорте вмещаются самолеты, способные на сотни км совершать боевые задачи

Изменено пользователем mishgan_juggernaut

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
37 публикаций
645 боёв
хм... даже не знаю что ответить 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
28 публикаций
606 боёв

Тс, вы переоцениваете значимость авианосцев. Не забывайте, это всего лишь платформа для запуска самолётов, и не более. 1й современной подлодки будет достаточно что бы потопить такой корабль со всем его конвоем, особенно если подлодка использует тактическую атомную бомбу  ракету или крылатые ПКР

Смею не согласится с вами поскольку авианосец всегда ходит в сопровождении , да и у самого достаточно средств для перехвата и уничтожения подводной лодки, любой угрожающей цели , ТАКР исходное название советских авианосцев "Тактический Авианесущий Крейсер" если быть более точным , и если посмотреть по еволюции советских авианосцев то вам станет ясно что начало было с малих кораблей типа МИНСК , РИГА , КИЕВ которые были сначала крейсерами!

Изменено пользователем Dantist_Alex_1983

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
354 публикации
772 боя

Тс, вы переоцениваете значимость авианосцев. Не забывайте, это всего лишь платформа для запуска самолётов, и не более. 1й современной подлодки будет достаточно что бы потопить такой корабль со всем его конвоем, особенно если подлодка использует тактическую атомную бомбу  ракету или крылатые ПКР

А потому, сегодня АВ превратились в кнут для заведомо более слабого противника!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
50 публикаций

Дело в том, что утопить чей-нибуть флот АО без явного нарушения конвенций ООН очень сложно. А вот в безъядернх противостояниях авианосец превращается в "корабль-матку" целого флота, с которого можно атаковать все цели кроме космических или находящхся в глубине суши.

 

ТО есть потопить корабль с помощью военных самолетов можно без нарушения конвенций ОНН)))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
56 публикаций
949 боёв

Смею не согласится с вами поскольку авианосец всегда ходит в сопровождении , да и у самого достаточно средств для перехвата и уничтожения подводной лодки!!

Дело еще в том, что большинство АПЛ созданы не для того, чтобы громить конвои, а как ракетоносцы. Для подводной лодки с крылатыми ракетами нужны главное координаты цели, ей не обязательно самой искать конвой, для этого есть эсминцы, своя же авиация. Если же авианосец находится далеко от берегов, вне действия авиации, то обнаружить его довольно сложно

Изменено пользователем mishgan_juggernaut

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
10 публикаций
1 бой

Тс, вы переоцениваете значимость авианосцев. Не забывайте, это всего лишь платформа для запуска самолётов, и не более. 1й современной подлодки будет достаточно что бы потопить такой корабль со всем его конвоем, особенно если подлодка использует тактическую атомную бомбу  ракету или крылатые ПКР

 

Можно вспомнить, что одного ПТРК достаточно, чтобы уничтожить танк, а иногда и РПГ справится. И что бронетехника исчезла? Пусть авианосец уязвим, однако вдали от родных берегов делать нечего без авианесущих кораблей. Флот без прикрытия авиации недопустимо уязвим.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
56 публикаций
949 боёв

 

Можно вспомнить, что одного ПТРК достаточно, чтобы уничтожить танк, а иногда и РПГ справится. И что бронетехника исчезла? Пусть авианосец уязвим, однако вдали от родных берегов делать нечего без авианесущих кораблей. Флот без прикрытия авиации недопустимо уязвим.

В теме я оставил две ссылки на другие темы с форума: советую почитать. Там иной взгляд на авианосцы,  отрицательный. Я считаю, что авианосцы нужны тогда, когда государство имеет амбиции вдали своих берегов. Для обороны же хватит и крейсеров с береговыми средствами и подлодками

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
171 публикация
2 111 боёв

Дело еще в том, что большинство АПЛ созданы не для того, чтобы громить конвои, а как ракетоносцы. Для подводной лодки с крылатыми ракетами нужны главное координаты цели, ей не обязательно самой искать конвой, для этого есть эсминцы, своя же авиация. Если же авианосец находится далеко от берегов, вне действия авиации, то обнаружить его довольно сложно

 Сложно но можно, в нашем флоте этим как раз занимаются корабли радио и радиотехнической разведки, одна из их приоритетных задач обнаружение АУГ и передача координат авиации и флоту., в т.ч. АПЛ.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
10 публикаций
58 боёв

Почему же авианосец имеет небольшое тактическое значение? Своевременный авиаудар может решить исход боя, не говоря уже о мобильности аэродрома (авианосца).

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
140 публикаций

Тс, вы переоцениваете значимость авианосцев. Не забывайте, это всего лишь платформа для запуска самолётов, и не более. 1й современной подлодки будет достаточно что бы потопить такой корабль со всем его конвоем, особенно если подлодка использует тактическую атомную бомбу  ракету или крылатые ПКР

 

Да, да и 1000 раз да! авианосец следует рассматривать, только, как чрезвычайно мобильную военную базу, которую относительно легко укомплектовать, снарядить и передислоцировать в любой нужный район, причем сразу решается вопрос о сосредоточении войск в районе конфликта. А насчет одной подводной лодки, способной потопить эскадру, очень сомнительно.Крылатой ракетой это сделать в разы проще да и дешевле она.  Удел подводных лодок теперь - дежурство с тактическим ядерным оружием у берегов предполагаемого противника, "жирные годы" закончились со второй мировой....

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
178 публикаций

авианосец легко уязвим, но и недооценивать их не стоит

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
56 публикаций
949 боёв

 Сложно но можно, в нашем флоте этим как раз занимаются корабли радио и радиотехнической разведки, одна из их приоритетных задач обнаружение АУГ и передача координат авиации и флоту., в т.ч. АПЛ.

Согласен. Но и авианосная группа имеет специальные корабли сопровождения, во первых, и плавает на расстоянии, на котором ее трудно обнаружить, это во вторых. 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
56 публикаций
949 боёв

 

Да, да и 1000 раз да! авианосец следует рассматривать, только, как чрезвычайно мобильную военную базу, которую относительно легко укомплектовать, снарядить и передислоцировать в любой нужный район, причем сразу решается вопрос о сосредоточении войск в районе конфликта. А насчет одной подводной лодки, способной потопить эскадру, очень сомнительно.Крылатой ракетой это сделать в разы проще да и дешевле она.  Удел подводных лодок теперь - дежурство с тактическим ядерным оружием у берегов предполагаемого противника, "жирные годы" закончились со второй мировой....

Но есть и лодки - носители крылатых ракет. Я точно не помню, какой это был проект, но "Курск" был как раз представителем этого класса

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
171 публикация
2 111 боёв

Согласен. Но и авианосная группа имеет специальные корабли сопровождения, во первых, и плавает на расстоянии, на котором ее трудно обнаружить, это во вторых. 

1. А что могут сделать корабли сопровождения? Лично я не знаю как они спрячут авианосец. 

2  Если АУГ ходит на таком большом расстоянии на котором его не может обнаружить наша РР и РТР разведка - значит и для нас он не опасен, его самолеты просто не долетят до целей.

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×