Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
CMepTb9

Адмирал Нахимов (броненосный крейсер)

В этой теме 12 комментариев

Рекомендуемые комментарии

167 публикаций

 

«Адмирал Нахимов»38a9863a3444.jpg

Броненосный фрегат «Адмирал Нахимов» — первый российский крейсер с башенной артиллерией. Построен на Балтийском заводе в Петербурге корабельным инженером полковником Н. А. Самойловым. Заложен в июле 1884 года, спущен на воду 21 октября 1885 года, вступил в строй 3 декабря 1887 года. Долгое время считался одним из самых мощных и быстроходных крейсеров в мире.

 

Характеристики:

Параметры:

  • Водоизмещение - 8473 тонн
  • Длина - 101,3 м
  • Ширина - 18,6 м
  • Осадка - 8,3 м
  • Бронирование:

компаунд борт — 254 мм,
барбеты — 203 мм,
палуба — 51…76 мм,
рубка — 152 мм

  • Двигатели - 2 трёхцилиндровые паровые машины двойного расширения мощностью по 4000 и. л. с. Балтийского завода, 12 котлов
  • Мощность - 8000 л. с. (5,9 МВт)
  • Скорость хода - 16,3 узлов (30,2 км/ч)
  • Экипаж - 23 офицера и 549 матросов

Вооружение:

  • Артиллерия - 4× 2-203-мм,

10 × 152-мм,
12 × 47-мм,
6 × 37-мм,
2 × 64-мм десантных

  • Минно-торпедное вооружение - 3 × 381-мм торпедных аппарата

 

 

Проектирование:

Составление чертежей нового крейсера или, как тогда его именовали при канцелярской переписке, "океанского броненосного крейсера типа "Имперьюз"", осуществляли в чертежной Кораблестроительного отделения Морского технического комитета (МТК). Теоретический чертеж и спецификацию корпуса — основную проектную работу в МТК утвердили на заседании 18 ноября 1882 г. (Журнал МТК № 166).

По спецификации проектное водоизмещение равнялось 7781,7 т. В этот вес входил и предусмотренный резервный запас водоизмещения в 83,7 т. Вес порожнего корпуса без брони по расчетам должен был составлять 2937,4 т. На бронирование отводилось 974 т или 12,5% от проектного водоизмещения (на готовившемся к постройке броненосце "Император Александр II" эти величины равнялись 2474 т или 28,6%).

12 января 1883 г. в МТК под председательством генерал-майора К.В. Левицкого члены комитета вице-адмирал СП. Шварц, генерал-майоры Прилуков, А.И. Соколов и Богославский, капитан 2 ранга К.К. Де-Ливрон и капитаны Н.А. Субботин (строитель броненосца "Император Александр П"), Э.Е. Гуляев и А. Дмитриев рассмотрели разработанные чертежи (всего представлено 9 чертежей) с расположением механизмов с котлами нового корабля. На этом же заседании определили и размерения рангоута и площадь парусов.

Расположение артиллерии оставили аналогичным прототипу — английскому броненосному крейсеру "Имперьюз", и оно составило 4 229-мм орудия в барбетных установках и 10 152-мм в казематах на батарейной палубе. Полная парусность (трисели и бом-брам-марсели по чертежам не предусматривались) равнялась 32561 ф2 (3025 м2). На корабль предстояло установить две мачты и бушприт.

В дальнейшем, при проектировании котельных отделений, дымоходы всех 12 котлов свели в одну массивную телескопическую трубу "в виду того, что под парусами в свежий ветер такая труба имеет меньше парусности". Заметным достоинством подобных опускаемых труб было и то, что облегчались ее чистка и покраска.

На следующий день, 13 января, чертежи утвердил управляющий Морским министерством генерал-адъютант И.А. Шестаков. После детальной проработки проекта и изготовления строительных чертежей 17 марта 1883 г. последовало решение Адмиралтейств-совета за № 1683 о фактическом начале работ, и путь к постройке "океанского крейсера" был открыт.

 

Строительство:

27 апреля 1883 г. "уполномоченный от Правления Балтийского Железо-Судостроительного и механического Общества" (так тогда назывался Балтийский завод), что в переводе на современный язык означает директор, Михаил Ильич Кази заключил контракт с Санкт-Петербургской "конторой над портом", который представляли его командир контр-адмирал барон Вильгельм Морицович Гейкинг и его старший помощник капитан 1 ранга Владимир Васильевич Житков, на "построение железного корпуса с окончательной отделкой и полным вооружением". Фактически Балтийскому заводу предстояло построить весь корабль, от набора корпуса и его спуска на воду до установки всего оборудования, башен, котлов и артиллерии, и полностью подготовить к испытаниям.

"Означенное судно Балтийское общество обязывается выстроить самым тщательным образом из самых лучших материалов, лучшего железа и стали, со стальной палубной броней и со всеми принадлежностями", — говорилось в подписанном договоре. Там же и указывалось, что к постройке следует приступить "немедленно" и подготовить корпус к спуску в сентябре 1885 г. Полное же изготовление фрегата (так говорилось в договоре) к сдаче его в "казну" заводу следовало произвести через три года, в июле 1886.

Все лето 1883 г. на Балтийском заводе шла подготовка к стапельным работам. К концу ноября сам стапель, по указанию управляющего Морским министерством — завод находился в государственном ведении, — освидетельствовали, и он оказался "вполне благонадежным". Параллельно установили и стапель-блоки. Постройка корпуса началась.

Как это было принято в судостроительной практике того времени, начало стапельных работ не означало окончательного принятия проекта к исполнению, и он на протяжении всей последующей постройки постоянно усовершенствовался и дорабатывался как строителем корабля, так и МТК и даже офицерами корабля. Еще за месяц до начала стапельных работ на одном из своих заседаний (17 сентября 1883 г.) МТК определил толщину броневой (нижней) палубы — она по проекту должна будет состоять из 2-х слоев, нижнего в 25,4 мм и верхнего в 37 мм.

18 ноября Балтийский завод заключил другой контракт — теперь уже на изготовление паровых механизмов. Заводу предстояло изготовить две трехцилиндровые паровые машины общей мощностью в 8000 л.с. и котлы к ним (стоимость по контракту 1 280000 руб.), и множество вспомогательных паровых машин и механизмов.

2 апреля 1884 г. из Главного морского штаба на флот разослали приказ генерал-адмирала Алексея Александровича, в котором говорилось, что "Государь император Высочайше повелел изволить строящийся на Балтийском заводе крейсер наименовать "Адмирал Нахимов". Командиром нового корабля назначили капитаном 2 ранга К.К. Де-Ливрона, который более года назад участвовал в его проектировании. Не оставался он безучастным к доработке проекта и во время строительства.

25 октября 1884 г. он представил в МТК рапорт, в котором считал целесообразным опускаемую телескопическую трубу, подобную тем, что были на броненосных фрегатах прежней постройки типа "Владимир Мономах" и "Генерал-Адмирал", заменить на постоянную. К.К. Де-Ливрон считал, что расстояние между трубой и мачтами было весьма значительным (труба отстояла от фок-мачты на 50 футов —15,2 м, грот-мачта на 86 фут — 26,2 м), а расположение рангоута и парусов таково, что "труба во всю величину" не будет ни при каких обстоятельствах мешать в работе с парусами.

В рапорте К.К. Де-Ливрон указывал, что в телескопических трубах крайне затруднялась проводка паровых труб от вспомогательных механизмов, котлов и камбуза. "Телескопические трубы тяжелее постоянных, менее прочны и остойчивы, имеют меньшую тягу, а сами подъемные лебедки занимают много места, и в случае их повреждения трубу уже не поднять", — так завершал свой рапорт первый командир "Нахимова". 16 ноября предложение рассмотрели в МТК и утвердили.

В том же месяце Санкт-Петербургский порт разместил заказ на изготовление штевней с рулевой рамой на "чугунно-литейном механическом заводе братьев Пульман". Приступили и к проектированию рангоута. Сами листы следовало изготовить из стали, а стеньги и реи из дерева. Бушприт с выдвижным утлегарем имел уклон в 20°. Правда, первоначально в МТК предлагали бушприт длиной 19,8 м из одной цельной железной трубы без утлегаря (из них на палубе бака находилось бы 4,9 м, а за бортом 14,9). Этот бушприт по замыслу почти не имел снастей и перед боем "вкатывался" на корабль, и после таранного удара оставался бы цел.

Но конструкция такого бушприта оказалась сложной, и в МТК его решили сделать постоянным. Разобравшись "на месте", командир "Нахимова" предложил установить бушприт традиционной конструкции, то есть состоящий из самого бушприта длиной 7,62 м и выдвинутого утлегаря той же длины. В своем боевом (убранном) положении нок утлегаря не выходил за пределы форштевня, что и спасало его от повреждений при ударе.

Но самым значительным решением МТК. принятым на заседании 29 января 1885 г., стало изменение в артиллерии. Комитет счел более целесообразным наличие 8 203-мм орудий вместо 4 229-мм. Это заметно увеличивало общую скорострельность и вес залпа. Схема размещения орудий осталась прежней, но вместо одного орудия в барбетной установке их стало два.

Так вес 4 229-мм орудий со станками и боезапасом из 124 снарядов на ствол равнялся 208 т. Вес 8 203-мм орудий с боезапасом по 125 снарядов на ствол 297 т (если по 100 снарядов, то 268 т). Но с увеличением веса артиллерии на 91 т в МТК смирились, ведь ценой этого стало заметное увеличение скорострельности. Если в течение часа беспрерывной стрельбы 4 229-мм орудия выпускали бы 102 снаряда, то 8 203-мм — 320.

Полагая при этом, что в бортом залпе будут участвовать 6 203-мм орудий, то вес выбрасываемого ими металла составит 871,6 кг. Если же залп будет из 229-мм орудий, то он составит только 419,4 кг. Правда, при этом уменьшалась бронепробиваемость. Так, 229-мм орудие было мощнее и пробивало у дула плиту из кованого железа толщиной 373 мм, а 203-мм только 322,5. Но это для океанского крейсера сочли приемлемым, ведь основными его противниками являлись его же прототипы — "английские крейсера "Уорспайт" и "Имперьюз" с артиллерией из 233,6-мм орудий, и 254-мм бортовой броней.

Установка на столах вместо одного двух орудий давала их более легкое и плавное горизонтальное наведение, которое (несмотря на повсеместное применение на кораблях паровых механизмов) в МТК все же решили осуществлять вручную, при помощи розмахов, с передачей вращательного движения на зубчатый погон барбета через распространенную в механике "червячную" передачу. Кроме того, для 203-мм орудий на флоте уже имелись хорошо себя зарекомендовавшие станки Вавасера. а для новых 229-мм орудий их пришлось бы разрабатывать вновь.

В августе стальные части рангоута начало изготавливать "Общество Франко-Русских заводов", деревянные — славившийся своими непревзойденными мастерами по изготовлению шлюпок и "столярства" — "Кронштадтский Пароходный завод". Готовили "Нахимов" и к спуску на воду.

21 октября 1885 г. корпус крейсера, разрезав невские воды, закачался на якорях напротив Горного института. В том же месяце в МТК решили, что рангоут окажется слишком большим, чем это подобает кораблю, снабженному столь сильными механизмами, и уменьшили его размерения. Высоту обеих мачт уменьшили на 0,38 м.

Таким образом, длина фок-мачты стала 27,4 м (вес 721 пуд — 1180 кг), грот-мачты 24,9 м (вес 624 пуда —1022 кг). Для сравнения следует отметить, что длина грот-мачты на самом мощном в то время в русском флоте броненосце "Петр Великий" равнялась 21,9 м, диаметр 940 см, а ее вес 9828 кг. Общий же вес рангоута с бугелями, эзельгофтами и салингами на "Нахимове" равнялся 58,8 т. Уменьшили и площадь парусов с 24463 ф2 до 16800, и отказались от добавочных парусов — лиселей. Именно лиселя придавали всем парусным кораблям прошлого века, идущим легким попутным ветром, вид летящих белокрылых птиц, чарующих своей красотой.

В конце 1885 г. на стоявшем у заводской стенки "Нахимове" начали испытания переборок наливом воды в отсеки.

К навигации 1886 г. работы на "Нахимове" шли полным ходом. К весне на корабле уже стояли обе машины, котлы и почти все вспомогательные механизмы. Начали установку дымовой трубы. Труба — весьма непростое инженерное сооружение — имела высоту (с дымоходом от колосниковых решеток) 24,4 м. Верхний срез трубы возвышался над ватерлинией на 19,2 м и на 13,4 м от верхней палубы.

В целом, вся ее конструкция с обшивкой, креплениями и растяжками в пределах от верхней палубы до верхнего среза весила 1085 пудов —17,8 тонны. 3 мая, после устранения отдельных недоделок в машине, командир доложил в Главный Морской штаб, что к испытаниям "Нахимов" будет готов в начале июня.

 

Достройка и испытания:

1 июля 1886 г. специально созданная комиссия провела первые швартовые испытания. Обороты валов довели до 38 в минуту, затем несколько раз изменили направление их вращения с переднего на задний ход. 24 сентября "Нахимов" вступил в свою первую кампанию. На корабле, стоящем на швартовых у достроечной стенки Балтийского завода, ежедневно разводили пары в котлах, готовились к переходу в Кронштадт и первому пробегу на мерной миле.

Пробег состоялся 6 октября. Имея пар всего в 4-х котлах, крейсер развил скорость в 1 1.75 узла, что даже для недогруженного корабля явилось хорошим результатом. Спустя три дня, 10 октября, "Нахимов" вернулся в Санкт-Петербург и встал на свое прежнее место.

Прежде чем прибыть на завод, кораблю пришлось в течение 6 часов простоять у входа в Неву в ожидании прилива. На нем к тому времени стояли все 203-мм орудия, но к стрельбе их еще не подготовили. Работы предстояло много, и завершить полную установку артиллерии завод смог только к навигации 1887 года.

Перед началом кампании 1887 года на крейсере установили мачты. Подъем плавучим краном каждой мачты, установка ее в степс и крепление — для парусных кораблей—весьма сложная задача. В авральной работе при установке мачт на "Нахимов" было задействовано более 220 человек. Установив на корабле мачты, рангоут и оснастку, корабль 1 5 июня 1 887 г. по приказанию управляющего Морским министерством вместе с канонерской лодкой "Кореец" начал кампанию.

На корабле находились всего 6 офицеров и 200 матросов. Только 12 сентября установили всю артиллерию, и крейсер начали готовить к своему первому и, как потом оказалось, заграничному плаванию — в Копенгаген. 17 сентября "Нахимов" вместе с транспортом "Артельщик", покинув Кронштадтский рейд, взял курс на Ревель. Выйдя за Толбухин маяк, дали полный ход, которым корабль и совершил весь переход.

На переходе сделали две остановки, первую на 22 минуты для "богослужения" и вторую на 10 минут, для охлаждения штока одного из цилиндров правой машины. На этом переходе "Нахимов" в течение 5 часов развил мощность механизмов в 5660 л.с. и при 110 оборотах (давление пара 75 ф.) винта достиг скорости 17,64 узла, при водоизмещении в 5410 т (на 2371,7 т менее проектного), осадке носом 5,3 м и кормой 6,7 м. На крейсере отсутствовали часть брони, боезапаса, минные катера, малогабаритная артиллерия, и имелся уголь, необходимый только для перехода в Копенгаген и обратно. Переход до Ревеля длиной в 180 миль "Нахимов" сделал в течение 10 часов 20 минут, следуя средней скоростью в 15,9 узла. Посетив Ревель, корабль взял курс на Копенгаген.

С приходом в Кронштадт кампанию 1888 г. окончили, и крейсер вновь отправился на достройку. На нем еще предстояло установить вентиляцию, кран-балки и лебедки для подъема минных катеров, окончить установку всех броневых плит, последние партии которых уже доставили с Ижорского завода (всего завод изготовил 915,8 тонны брони), 12 скорострельных пушек Готчкисса, 2 Барановского, на крышах барбетных установок сделать рубки для командиров башен, элеваторы подачи боезапаса, а на среднем мостике установить две бронированные рубки для "гальванической стрельбы" (прообраз современных командно-дальномерных постов). Всего перечень неоконченных работ, которые следовало произвести к концу 1888 г.. содержал 95 пунктов.

Следующие испытания прошли 17 июня 1888 г. На крейсере к тому времени увеличили шаг винта до 8.97 м, и он при 95 оборотах и мощности 7768 л.с. достиг скорости 16,33 узла.

День 21 июня 1888 г. омрачился аварией. При входе в ворота Купеческой гавани корабль коснулся стенки левым бортом. В результате этого треснули 2 шпангоута, прогнулись 10 и помялась наружная обшивка. Потребовалась кратковременная стоянка в доке для устранения повреждений.

Очередной пробег на мерной миле провели 7 августа. Перед этим на корабле, стоявшем в доке предусмотрительно заменили лопасти винтов, и их диаметр увеличился на 1 фут и стал равняться 17 футам (5,18 м)., а шаг уменьшили до 6,4 м. Замена лопастей дала результаты — при мощности машины в 7760 л.с. корабль уже при 90 оборотах винта легко достигал 16,3 узла.

К сентябрю 1888 г. постройка "Нахимова" практически была завершена: на нем стояла вся артиллерия, рангоут, плавсредства, имелся боезапас, на корабле находились 30 офицеров и 560 матросов. Командовал кораблем участник проектирования и постройки, талантливейший офицер флота капитан 1 ранга К.К. Де-Ливрон. Корабль начал сдаточные испытания.

Пробег на мерной миле состоялся 9 сентября. "Нахимов", имея водоизмещение в 8259,7 т (проектное 7781,7 т, перегрузка 478 т), развил максимальную скорость 16,29 узла. Давление пара в котлах колебалось от 70 до 81 фунта на квадратный дюйм, мощность достигала 7508, 2 л.с, число оборотов винта 87,7.

В середине октября воды финского залива оглушил артиллерийский гул — это свои первые залпы сделали 8-дюймовые орудия "Нахимова". Погода не благоприятствовала испытаниям — ветер достигал 5 баллов и на море была сильная зыбь. Испытали и маневренные качества — полный поворот крейсер совершал за 5 минут 16 секунд, а руль из своего нулевого положения до максимального угла отворота в 30° перекладывался в течение 30 секунд.

18 сентября определили метацентрическую величину. При водоизмещении в 8342,3 т ее высота составила 0,76 м. Последними, завершающими достройку работами стала установка в ноябре двух паровых лебедок для подъема минных катеров. Эту работу, как и сами лебедки, выполнил завод Креитона. 3 декабря 1888 г. комиссия от Кронштадтского порта приняла в "казну" корпус, механизмы, дельные вещи и нашла, что "работы произведены во всем согласно контрактных условий". По детальным подсчетам, произведенным в Морском министерстве, постройка нового и сильнейшего в своем классе броненосного крейсера обошлась "казне" в 6 460063 рубля. Из них большая часть — 5 250824 рубя ушли на корпус, машины и броню, 1030814 руб. на артиллерию и 178425 рублей на минное вооружение и электрооборудование. "Адмирал Нахимов" стал первым кораблем в русском флоте, где палубы и внутренние помещения освещались только электричеством. До этого на кораблях наряду с электрическим освещением использовались и масляные фонари. После вступления "Нахимова" в строй "полное электрическое освещение стало обязательным для всех кораблей"—так постановил Адмиралтейств-совет. Новому кораблю не суждено было задержаться на Балтике.

 

Плавания:

Первое "Полукругосветное"

Утром 22 сентября 1888 г. "Адмирал Нахимов" ушел в свое первое дальнее плавание. Кораблю ставилась задача, обогнув Африку, пересечь Индийский океан и, придя в Сингапур, присоединиться к малочисленной русской эскадре и стать ее флагманским кораблем. Видимо, считая, что кораблю предстоит находиться только в одной части земного шара, чиновники Главного морского штаба и прозвали его плавание "полукругосветным". По иронии судьбы этот маршрут перехода в Тихий океан почти совпадал с тем маршрутом, которым "Нахимов" спустя 16 лет в составе второй Тихоокеанской эскадры пойдет навстречу своей гибели.

Первый порт, куда зашел крейсер, стал Киль — главная база зарождавшегося германского флота. 26 сентября "Нахимов" бросил якорь на Кильском рейде. После недельной стоянки маршрут пролегал во французский порт Шербург, куда корабль прибыл 7 октября. 14 октября "Нахимов" совершил вынужденный заход в Плимут. Это было вызвано необходимостью проведения небольшого ремонта. После Плимута крейсеру открылись бескрайние просторы Атлантического океана.

Дальнейший маршрут пролегал следующим образом: с конца октября до 1 ноября крейсер стоял у острова Мадера, с 6 по 16 ноября в Порто-Гранде, с 29 ноября по 1 декабря на рейде у острова Святой Елены, с 10 по 31 декабря в Капштадте, с 11 по 17 января 1889 г. в Порт-Луи, 7—8 февраля "Нахимов" прошел Малакский пролив и 10 февраля прибыл в Сингапур. В Сингапуре на крейсере поднял свой флаг командующий эскадрой Тихого океана вице-адмирал В.П. Шмидт.

Дойдя до Сингапура, крейсер за более чем четыре с половиной месяца плавания преодолел огромный путь около 15000 миль — расстояние в три четверти длины экватора. Через четыре дня "Нахимов" покинул Сингапур, и плавание продолжилось. 19 февраля корабль прибыл в Батавию, 2 марта в Манилу, где на четыре дня к нему присоединился тихоокеанский ветеран — клипер "Разбойник", 30 марта в Чемульпо, 6 апреля в Нагасаки, и после этого его курс пролег к родным берегам — во Владивосток.

После небольшого ремонта и замены части трубок в 5 котлах ''Нахимов" вновь проводит в плаваниях.

Неизвестный штурманским офицерам корабля сложный район плавания сразу же преподнес весьма опасные "сюрпризы". 4 июля 1889 г. крейсер при входе в бухту Новик на Русском острове, следуя небольшой 5-узловой скоростью в расстоянии всего 170 саженей от берега, сел днищем на риф, высотой около 6,6 метра. Самопроизвольно корабль с рифа не сошел, и в течение двух дней с него на подошедшую баржу пришлось сгрузить все снаряды, уголь и даже демонтировать часть артиллерии. Только после этого три канонерские лодки ("Манджур", "Кореец" и "Сивуч") и пароход добровольного флота "Владивосток" стащили корабль на чистую воду. Повреждения оказались довольно-таки значительными, и "Нахимову" пришлось уйти в Иокосуку, где он в течение 22 дней простоял в доке.

В доке выяснилось, что на корабле оказалось поврежденным в средней части корпуса нижнее дно на расстоянии более 6 м, согнуло флоры нескольких шпангоутов в районе котельного отделения, от чего в обшивке образовалась трещина.

8 сентября 1889 г. крейсер вышел на последоковые испытания. Разведя пары во всех 12 котлах, корабль утром ушел с Владивостокского рейда и спустя четверть часа развил максимальный ход. Так полным ходом прошли 20 миль, определившись по пеленгам маяков на острове Аскольд и Скрыплева. Это расстояние преодолели за 70 минут 42 секунды, что равнялось средней скорости в 16,7 узла. "Машины работали как всегда и во всех частях безукоризненно, — писал в своем отчете командир корабля, — и при 80—88 оборотах развили мощность в 6480,5 л.с". В 10-м часу утра крейсер уже входил на рейд Владивостока. После постановки на якорь сразу же определили осадку (средняя равнялась 25 ф. 3 д. или 7,7 м), что соответствовало проектному углублению.

После исправления повреждений крейсер вновь в плаваниях и, будучи самым мощным кораблем на Тихом океане, посещая порты Кореи и Японии, представляет Российскую империю в этих чужих и далеких водах.

В середине декабря 1889 г. вице-адмирал В.П. Шмидт, спустив свой флаг, покинул корабль. Плавания же "Нахимова" у берегов Кореи и Японии продолжились.

16 января 1890 г. он вышел из Нагасаки и 21-го января прибыл в Гонконг. На этом переходе 18 января крейсер попал в шторм. Во время шторма механизмы крейсера, изготовленные на Балтийском заводе, также проявили себя с лучшей стороны. Корабль при среднем углублении 7,8 м (перегрузка О,11 м), имея в ямах 650 тонн угля, легко шел со скоростью, близкой к 16 узлам. "Я убежден в том, что машины в состоянии развить то же число индикаторных сил, которое получено на приемных пробах. Машины действуют очень ровно, по 85 оборотов при 75 фунтах пара, который держался замечательно ровно и без усилий", — так писал о механизмах своего корабля его бессменный командир капитан 1 ранга К.К. Де-Ливрон.

С конца марта "Нахимов" с крейсером "Адмирал Корнилов", канонерской лодкой "Сивуч" и клипером "Крейсер" находится в плаваниях в составе эскадры вплоть до прибытия 4 мая во Владивосток. Плавания в тихоокеанских водах продолжались в течение года.

К 24 июня 1890 г., согласно приказанию командира эскадры, на "Нахимове" окончательно установили сетевые противоторпедные заграждения. Теперь на каждом его борту имелись наклонные выстрелы, множество шкентелей и брасов, сами же сетевые полотнища, свернутые в рулоны, крепились у борта, на полках на уровне батарейной палубы. Но, увы, как выяснилось потом, эта система оказалась весьма неудобной, и для ее окончательной установки в боевое положение приходилось опускать на воду барказы. "Подвеска самих сетей требует значительного времени, и на первый раз даже трудно определить сколько.

Во всяком случае это уже будет не маневр, воловая работа",— писал в МТК в августе 1890 г. командир "Нахимова".

На время этого "полукругосветного" плавания на "Нахимове" находился специально откомандированный Императорским морским университетом "для сбора ценных в научном отношении экземпляров глубинных и морских животных" чиновник. Ему предписывалось собирать все диковинные образцы фауны и флоры тех далеких морей и затем доставить их в сохранности в Санкт-Петербург в Зоологический музей.

В начале июня 1891 г. на корабль пришел приказ об отправке на Балтику. 4 июня "Нахимов", покинув Владивосток, ушел на другую — западную часть великой Российской империи. Теперь крейсеру предстояло, пройдя часть Тихого океана, весь Индийский океан и через Суэцкий канал и Средиземное море, вернуться в свой родной Кронштадт.

12 июня "Нахимов" прибыл в Гонконг, 20-го в Сингапур, 30-го в Коломбо, 14 июля в Аден и 23-го , успешно преодолев огромные пространства Индийского океана, встал на якорь при входе в Суэцкий канал. Переход Суэцким каналом занял 2 дня, и 25 июля корабль пришел в Порт-Саид. 1 августа "Нахимов" миновал Мессинский пролив, 14-го вошел на Кадикский рейд, 21-го в Шербург, и 2 сентября бросил якорь в Копенгагене -— последнем перед прибытием на родину иностранном порту.

После нескольких дней стоянки в Копенгагене плавание продолжилось. 14 октября "Нахимов" вошел в холодные воды Балтийского моря и, спустя три дня, 17 октября 1891 г. бросил якорь на Большом Кронштадтском рейде. Так окончилось первое трехлетнее "океанское" испытание "Адмирала Нахимова" После радушного приема родственниками и жителями Кронштадта и столицы, а также после осмотра корабля комиссией на нем предстояло за зиму 1891 —1892 гг. произвести ремонт.

28 октября крейсер на зиму поставили в Кронштадтский док. На нем исправляли повреждения корпуса, полученные еще в июле 1889 г. у о. Русский, а также произвели полную замену трубок во всех 12 котлах. Во время этого ремонта "Нахимов", согласно приказу по Морскому ведомству от 1 февраля 1892 г., получил новую классификацию — он стал крейсером 1 ранга. Теперь слово "фрегат" ушло в историю, отождествляя собой только эпоху парусных флотов.

1 июля 1892 г. корабль вывели из дока. Не обошлось без происшествий. Через несколько часов после всплытия в двух отсеках, в районе котельных отделений, тех самых, обшивка которых была повреждена, обнаружили значительную течь, "частью в заклепках, а частью в новой обшивке".

Прибывшая вода помешала прочеканить места течи, и их в спешном порядке пришлось заливать цементом. Это лишь частично решало проблему — вода все же медленно, но просачивалась. Спустя неделю течь появилась уже в минном погребе у 24 и 28 шпангоутов, а также в районе 52 и 60 шпангоутов. Всего же после докования она имела место уже в пяти отсеках, что и вынудило командира корабля капитана 1 ранга Федотова подать гневные рапорты в МТК и Главному командиру Кронштадтского порта.

 

Второе дальнее плавание:

В январе 1892 года, когда Нахимов возвращался из своего первого плавания, на Ижорских заводах начали изготавливать для его котлов новые дымогарные трубки. Всего их предстояло сделать 3762 (3420 установить в котлы и 342 запасных). Спустя год, в феврале 1893 года, начали ремонт котлов и переборку главных механизмов.

Ремонт оказался своевременным. "Нахимову" вместе с только что вступившим в строй броненосцем "Император Николай I" предстояло совершить уникальную и весьма почетную миссию — представлять Российскую империю в Америке, где намечались грандиозные торжества. Им следовало пересечь Атлантику подобно тому, как это делали многие корабли, везшие эмигрантов со всего мира в "Новый свет".

В свое второе плавание "Нахимов" ушел под командованием капитана 1 ранга Василия Лаврова. 21 мая крейсер, покинув Большой Кронштадтский рейд, отправился в Портсмут, куда прибыл через восемь дней. После двухдневной стоянки маршрут корабля пролег к Азорским островам, а затем в страну, притягивающую к себе предприимчивых людей всего мира, далеким и загадочным Северо-Американским Соединенным Штатам.

На Азорских островах "Нахимов'" присоединился к собравшейся здесь эскадре, флагманом которой стал новейший броненосец "Император Николай I". Эскадра из пяти вымпелов (кроме "Нахимова" и "Николая I", в нее вошли крейсера "Дмитрий Донской", "Генерал-Адмирал" и "Рында") по "высочайшему повелению" шла в Америку для участия в торжествах по случаю открытия Чикагской промышленной выставки, проводимых с чисто американским размахом.

До 28 июля эскадра пробыла в американских портах, а затем ушла обратно в Европу: "Донской" вернулся в Кронштадт, а "Николай I", "Нахимов" и "Рында" в Средиземное море в Кадикс на соединение с крейсером "Память Азова", который пришел туда из Кронштадта. В августе все они, соединившись, составили эскадру Средиземного моря. 1 октября 1893 г. эта эскадра прибыла с историческим визитом в Тулон. Это был ответный визит на посещение Кронштадта в 1891 году французской эскадрой. Великолепие и размах торжеств поразил всю Европу.

Французское руководство изо всех сил старалось еще более расположить к себе верхушку Великой Восточной империи и приобрести себе верного союзника в противовес своему извечному врагу — Германии. Задуманное удалось на славу. Ф.К. Авелана — командовавшего эскадрой и командиров кораблей наградили высшей французской наградой — орденом Почетного легиона. Французские награды словно сыпались из рога изобилия — всех офицеров наградили другими, менее значимыми орденами и медалями. "Подпущенная к Европе" русская государственная знать и в правду уверовала в то, что Франция стала ей дружественной державой.

Так за 20 лет до начала первой всемирной катастрофы зарождались причины последующих бесчисленных бед Российской империи. Хитроумные англо-французские политики сначала подведут ее к войне с Японией, затем втащат в Антанту, отведя ей роль главной жертвы в бойне с Германией. Именно тогда Франция, изобразив дружескую улыбку, за свои деньги предоставит России свои порты в отдаленных колониях, когда ее будут избивать в войне с Японией. И, заплатив сполна за всеевропейские амбиции убогому по своему развитию русскому самодержавию, погибнет и "Нахимов" — один из главных участников этого "тулонского веселья".

Праздники прошли, наступили будни. Эскадра из Тулона ушла сначала на остров Корсика, а затем в Грецию. Там 10 января 1894 года у острова Порос крейсер провел очередные ходовые испытания. Развив полный ход, машины после команды "стоп" полностью остановились: правая через 38, левая через 66 секунд. Через 10 минут крейсер, шедший до этого 11,2 узловой скоростью, имел ход всего 1,85 узла. После полной остановки скорость в 10,3 узла развили через 8 минут. Далее при скорости 8 узлов после команды "право на борт" руль в свое крайнее положение (29°) перекладывался за 13 секунд. При этой скорости полный поворот (на 360°) совершался за 10 минут, а диаметр циркуляции равнялся 730 метрам.

16 января "Нахимов" и "Рында" отделились от эскадры и из Пирея отправились в Тихий океан. "Николай I" на некоторое время остался в Средиземном море, став флагманским кораблем контр-адмирала С.О. Макарова.

18 января "Нахимов" стоял у Порт-Саида, 21-22 прошел Суэцкий канал и затем уже по известному пути направился сначала в Аден (прибыл 29 января), потом в Коломбо (прибыл 12-го, ушел 23 февраля) и, пройдя Сингапурский пролив,4 марта бросил якорь на рейде Сингапура. Сингапур покинули спустя четыре дня — 8 марта крейсер ушел в Гонконг (прибыл 15 -го, ушел 19 марта), затем посетил Нагасаки (прибыл 23 марта, ушел 1 апреля), порт Гамильтон (прибыл 2 апреля), Талиенван (прибыл 3 апреля) и после продолжительной 24-дневной стоянки ушел к своим берегам. 12 мая крейсер бросил якорь во Владивостоке.

С приходом такого корабля Тихоокеанская эскадра не только усилилась, но и заметно оживилась. Все лето "Нахимов" простоял в ремонте, после чего до середины августа провел в непродолжительных плаваниях.

Лето 1894 года стало поворотным в череде событий, неуклонно тянувших Россию к войне. Правда, тогда войны избежали, но она разгорелась между Японией и Китаем. Победа Японии оказалась ошеломляющей, и в России начали осознавать нависавшую угрозу. В то время наша Тихоокеанская эскадра заметно уступала японскому флоту. 3 ноября командир корабля капитан I ранга В. Лавров сдал командование и, как значится в архивных документах, "убыл в свой экипаж". Новым командиром стал капитан I ранга А.П. Кашерининов.

В январе 1895 года крейсер стоял на ремонте в японском порту Кобе. На нем перебрали машины, и он прошел докование. Проведенные затем 19 января испытания показали хорошие результаты: при 90 оборотах винта легко развили 16,5-узловую скорость. Чуть позже на эскадре провели и "соревнования" — "Нахимов" оказался самым быстрым. На многочасовом переходе у Иокогамы он уверенно держал 15,4-узловый ход. Другие два участника, "Память Азова" и "Забияка", могли развить только 14 и 12,5 узлов. Таким образом, лишний раз подтверждалось, что "Нахимов" еще продолжал оставаться самым сильным крейсером и весьма быстрым броненосцем.

Этот титул ему обеспечивали две паровые машины, так качественно изготовленные за десять лет до этого на Балтийском заводе. К указанным в справочниках той поры 17-18-узловым скоростям новейших английских броненосцев следует отнестись критически, ведь теперь мы знаем, что тактико-технические данные своих кораблей англичане беззастенчиво завышали, и это даже при том, что ходовые испытания у них, как правило, проводились без артиллерийского вооружения.

Всю весну 1895 года "Нахимов" провел в плаваниях по Желтому морю до получения приказа срочно идти в китайский порт Чифу, и 26 апреля он в составе эскадры бросил якорь у его невзрачных берегов. Демонстрация силы возымела действие. Япония, упоенная за год до этого своей победой в войне с Китаем, затаив злобу, уступила. Но, несмотря на это, "Нахимов", проведя лето в плаваниях, на ремонт все же стал в Нагасаки. 1896, 1897 и 1898 годы крейсер также

провел в плаваниях у чужих японских, корейских и китайских берегов, одновременно занимаясь боевой подготовкой.

В ноябре 1897 года "Нахимову" под флагом контр-адмирала Реунова с "Адмиралом Корниловым" и канонерской лодкой "Отважный" отвели историческую роль — они первыми прибыли в другой заброшенный китайский порт— Порт-Артур. Теперь весь мир стал отсчитывать новое время — время начала войны России с Японией. Более всех к этому готовились в самой Японии, все еще по старой "дружбе" представлявшей нашим кораблям свои порты, и менее всех — в России.

До конца января отряд простоял среди этих пустынных берегов, и, словно выполнив свою историческую миссию, "Нахимов", покинув теперь уже враждебные дальневосточные берега, ушел в Россию. Плавание по уже знакомому маршруту (Индийский океан — Суэцкий канал — Средиземное море) прошло без происшествий, и 11 мая 1898 года крейсер прибыл в Кронштадт.

 

Третье дальнее плавание:

Пришлось изменить курс, и через некоторое время едва заметно стал различаться силуэт броненосца береговой обороны "Генерал-адмирал Апраксин". Он стоял, приткнувшись носом к берегу, имел крен на левый борт.

Близко подходить к "Апраксину" "Нахимову" не пришлось — с броненосца флажковым семафором попросили "Нахимова", сообщить об аварии и о присылке на помощь спасательных кораблей. "Нахимов", увеличив ход, продолжил плавание в Ревель, куда пришел вечером того же дня, сообщив руководству порта об аварии "Апраксина".

Из-за тяжелой ледовой обстановки сразу же уйти из Ревеля не смогли. Только 26 января 1900 г., получив телеграмму начальника Главного морского штаба, корабль покинул свой берег и ушел в очередное дальнее плавание. Но ледовая обстановка осложнилась, и, когда крейсер вошел в полосу сплошного льда, пришлось повернуть на обратный путь. На этот раз повезло, навстречу "Нахимову" шел самый сильный ледокол в мире — детище адмирала СО. Макарова — "Ермак". Ледокол без труда в кильватере повел крейсер в море к маяку Дагерорт. И, хотя толщина льда с 15 см увеличилась до 60, "Ермак" выполнил свою задачу играючи, без труда.

Но на "Нахимове" не все оказалось так гладко. Льдами были повреждены деревянная и медная обшивки, а в носовой части даже появились небольшие трещины в наружной железной обшивке, и внутрь стала поступать вода.

Германский порт Киль стал первым иностранным портом, в который вошел "Нахимов". Повреждения давали о себе знать, и корпус корабля 31 января освидетельствовала комиссия, которая, впрочем, признала, что плавание крейсер может продолжить. Из Киля курс пролегал сначала в Шербург. а затем в Специю. В июне "Нахимов", пройдя Суэцкий канал, вновь пересек Индийский океан и направился на Дальний Восток. Теперь для корабля это был уже знакомый маршрут, в ту или другую сторону он его преодолевал в третий раз.

На Дальнем Востоке обстановка уже не была такой безмятежной — кораблю пришлось в составе союзной эскадры участвовать в подавлении освободительного восстания в Китае, известного нам под названием Боксерского. С военно-политической и экономической точки зрения, участие кораблей русского флота в боевых действиях против Китая было неразумным, а может быть, даже и вредным. Но временное осознание своей причастности к "дружной семье цивилизованной Европы" вновь затмило царскую верхушку.

Выполнив свою задачу перед Европой, наши корабли опять стали чужими в этих водах. Ни только что прибранный к рукам Порт-Артур, ни Владивосток не имели нужной базы для ремонта кораблей, и все они оставались по-прежнему "приживалками" в портах Кореи или Японии. Так в плаваниях и учениях прошли 1900 и 1901 гг. В конце 1901 г. в Россию ушли броненосцы "Наварин" и "Сисой Великий", крейсера "Владимир Мономах". "Дмитрий Донской" и "Адмирал Корнилов"— все они долгое время составляли основное ядро Тихоокеанской эскадры. Но "Нахимов" оставили на Дальнем Востоке.

1902 год, как и предыдущие, прошел в плаваниях и учениях. Весной в Порт-Артуре эскадра встретила прибывший из России белоснежный крейсер "Варяг", а "Нахимов" в конце июня ушел во Владивосток. Там ему предстояло пройти докование. Здесь во Владивостоке 23 июня и провели торжество по случаю 100-летия со дня рождения П.С. Нахимова. Крейсер, носящий его имя и украшенный флагами, стал на время центром всех торжеств. Летом на корабле проходил службу один из членов царской семьи — великий князь Кирилл Владимирович. Затем крейсер совершил свой третий летне-осенний поход по знакомым портам Кореи и Японии. Побывал "Нахимов" и в только что захваченном немцами порту Циндао. Там, в отличие от Порт-Артура, серьезно готовились к созданию главной базы на Тихом океане. Спустя 12 лет Циндао, как Порт-Артур через 2 года, станет центром боевых действий для Японии.

В ноябре 1902 г. наконец-то настал черед и "Нахимова". 16 декабря 1902 года вышел приказ самого императора. В нем говорилось, что "за отличие по службе капитан II ранга Гвардейского экипажа Бухвостов назначается командиром крейсера I ранга "Адмирал Нахимов" с производством в капитаны I ранга, вместо отчисляемого по болезни капитана I ранга Стеммана". Н.М. Бухвостову предстояло готовить корабль к длительному переходу, так как прежний командир крейсера А.Ф. Стемман тяжело заболел и вскоре по дороге в Россию умер.

"Нахимов" же, как устаревший и к тому же требовавший серьезного ремонта, уже не мог стоять в одной линии с пополнившими эскадру новыми броненосцами типа "Пересвет" и "Полтава". И вот уже в который раз он через Индийский океан, Суэцкий канал и Средиземное море спешит к родным берегам. 17 мая 1903 г. крейсер прибыл в Кронштадт и сразу же "осчастливленный" величайшим царским смотром, встав в тихую гавань стал готовиться к очередному ремонту. В МТК наконец-то всерьез намеревались перевооружить корабль. Сам же Н.М. Бухвостов передал дела очередному и, как окажется, последнему командиру. Им стал капитан I ранга А.А. Родионов.

В декабре 1903 г. "Нахимов" по традиции, принятой для кораблей, возвращавшихся из долгого плавания, вошел в состав Учебно-артиллерийского отряда. По просьбе нового командира на борт доставили более 200 подвесных коек, и с навигацией нового 1904 г. ему предстояло приступить к обучению новобранцев.

 

В Цусиму:

Начало 1904 г. "Нахимов" встретил в Кронштадте. За "спиной" у крейсера был уже третий дальний поход, и он, стоя в тихой гавани, готовился к ремонту. Начало войны с Японией взбудоражило всю империю и заметно изменило неторопливый "образ жизни" в Морском министерстве. Уже к апрелю трагический поворот в войне заставил всерьез задуматься о посылке в дальневосточные воды подкрепления. Спешно начали собирать эскадру.

Решение о возможной посылке на войну "Нахимова" приняли в МТК 14 апреля 1904 г. Спустя три дня оно стало окончательным, и уже тогда, по мнению командования, "... выяснилось, что крейсер 1 ранга "Адмирал "Нахимов" по всем частям может быть привлечен к отправлению в Тихий океан". Теперь события стали развиваться стремительно.

24 апреля начальник Главного Морского штаба контр-адмирал Вирениус издал приказ за № 1887, где три устарелых корабля "Дмитрий Донской", "Адмирал Нахимов" и "Наварин", вместе с восемью новыми 350-тонными эскадренными миноносцами, включались в состав уходящей эскадры. Этим же приказом "Наварин" и "Нахимов", бывшие до этого в Учебно-Артиллерийском отряде, исключались из его состава. Но главным в приказе было то, что на них следовало "... безотлагательно приступить ко всем работам с тем. чтобы они были изготовлены к сроку, назначенному для ухода эскадры, к 15 июля". В конце апреля "Нахимов" стали готовить к вводу в Константиновский док. Так началась подготовка крейсера к роковому для него и империи походу.

Совершив с эскадрой беспримерный и тяжелый поход через три океана, "Нахимов", идя в кильватер "Наварину", в составе 2-го броненосного отряда под командованием контр-адмирала Д.Г. Фелькерзама 14 мая вступил в Цусимский бой.

В течение дневного боя в корабль попало около 30 снарядов, которые, впрочем, не вызвали серьезных разрушений. На корабле были разрушены надстройки, выведены из строя несколько орудий, а убыль личного состава составила 21 человек убитыми и 51 ранеными.

Свою боеготовность корабль сохранил, но это произошло лишь потому, что крейсера вице-адмирала X. Камимуры — вероятные его противники в строю — вели огонь в основном по головному первому броненосному отряду. О нанесении же какого-либо ущерба крейсерам X. Камимуры говорить не приходилось. Его 203- и 152-мм устаревшие орудия не могли состязаться с орудиями, стоявшими на новых японских броненосных крейсерах, ни в дальности, ни в скорострельности.

К тому же по уровню боевой подготовки "Нахимов" был типичным представителем "школы" З.П. Рожественского, которую он насадил в эскадре.

 

Гибель:

Вечером 14 мая, когда гибель эскадры явилась уже свершившимся фактом, ее остатки выстроившись в кильватер "Николаю I", также бездумно, как и днем, шли курсом NO 23° — во Владивосток. Теперь эскадру вел ее младший флагман, бывший командир "Нахимова", а теперь контр-адмирал Н.И. Небогатов . Через некоторое время, теряя скорость, от эскадры стали отставать и теряться в ночи получившие повреждения в дневном бою "Сисой Великий", "Адмирал Ушаков", "Наварин" и "Нахимов".

Потеряв друг друга из виду, они оказались представлены только своей судьбе. И она обошлась с ними, как и подобает в таких случаях на войне, беспощадно. Погибли все.

Начав поиск японских миноносцев прожекторами, "Нахимов", как, впрочем, и другие корабли эскадры, только привлек к себе их внимание. Японские миноносцы стаями бесстрашно бросались в атаку, и результат не заставил себя долго ждать. Около 10 часов ночи "Нахимов" в носовую часть по правому борту получил свое единственное и, как оказалось, смертельное попадание торпедой.

От сотрясения вышли из строя носовые генераторы, на корабле погас свет. Водяные потоки, даже несмотря на задраенные переборки, начали распространяться по кораблю, и отсек за отсеком заполнялись водой. Многолетние плавания в теплых широтах, где коррозия буквально "съела" все переборки, превратив корпус "Нахимова" как бы в огромную чашу, разделенную на тонкие легкопроницаемые ячейки.

Ветхое состояние переборок и двойного дна теперь давало знать о себе в полную меру. Но Морское министерство, лихорадочно собирая разнотипные корабли в эскадру, даже и не задумалось над этим. Не помогла и интенсивная работа всех водоотливных средств. Нос все более и более уходил в воду, корма поднялась, оголились винты, и "Нахимов", уже еле двигаясь вперед, как бы толкался на одном месте. Корабль остался один в ночи среди стаи вражеских миноносцев. которые затем потеряли его из виду.

Борьба за живучесть дала свои плоды — было восстановлено освещение. Приступили к подводке к борту пластыря. Но сделать это не удавалось — помешали волнение и ветер.

Море тем временем неотвратимо втягивало "Нахимов" в свою пучину. Корабль все более оседал носом и кренился на правый борт. Положение становилось безнадежным. Вода уже затопила почти все носовые помещения и теперь вплотную подобралась к водонепроницаемой переборке на 36 шпангоуте. Теперь только она отделяла ее от прорыва в обширное носовое котельное отделение. Остался единственный спасительный выход — развернуть корабль и двигаться прежним курсом кормой вперед, но теперь уже не к Владивостоку, который стал недосягаем, а к ближайшему корейскому побережью, преследуя несбыточную мечту о заделке пробоины пластырем при помощи водолазов и спасении корабля. И, хотя переборка на 36 шпангоуте сдерживала напор воды, она все же медленно распространялась по кораблю, минуя, к счастью, котельное отделение. Так в тревогах и суматохе прошла ночь.

Утром на горизонте показался берег. К удивлению всех, это был не нейтральный корейский берег, а остров, имя которого уже стало синонимом ужасающего поражения в этой войне. Берег острова Цусима теперь остался единственной надеждой на спасение. С корабля по приказанию командира стали спускать шлюпки и переносить на них раненых. В это время на горизонте показался сначала японский истребитель "Сирануи", а чуть позже вспомогательный крейсер "Садо-Мару". Приблизившись к "Нахимову", истребитель поднял сигнал с предложением о сдаче в плен. В эту минуту командир капитан 1 ранга А.А. Родионов принял единственно правильное решение — взорвать корабль. Выполнить это приказали минному офицеру мичману П.И. Михайлову. Через несколько минут в минный погреб заложили подрывной заряд, а сам запальный шнур вывели на верхнюю палубу, а оттуда в стоящую рядом шлюпку.

Последний, полный драматических событий день жизни "Нахимова", со слов очевидцев, описан талантливым русским и советским писателем А.С. Новиковым-Прибоем, и автор, приведя здесь документальные воспоминания их участников, считает излишним их пересказ.

Взрыва не произошло. Устанавливавшие в погребе взрывное устройство гальванеры, сочтя, что крейсер уже начал тонуть, нарушив приказ, отсоединили от запала провода. В это время на корабле во время начавшейся паники погибло еще 18 человек. Эта трагедия в то утро оказалась не последней.

Посланная с "Садо-Мару" трофейная команда в 7 часов 50 минут 15 мая 1904 г. ступила на палубу "Нахимова", и на нем быстро был поднят японский флаг, и с этой минуты для истории он стал кораблем-пленником. Оставшиеся теперь навсегда неизвестными гальванеры, не выполнившие приказа, непроизвольно заставили "Нахимов" разделить позор с другими, сдавшимися по трусливому безволию адмиралов, кораблями второй Тихоокеанской эскадры.

Но пленен "Нахимов" был только для истории. Довести ""пленного" даже до цусимского берега японцы не смогли. На горизонте показался израненный "Владимир Мономах". Его судьба оказалась схожей с судьбой "Нахимова". Приняв с "Нахимова" 26 офицеров и 497 матросов, "Садо-Мару" устремился к "Мономаху".

Но не все покинули умирающий корабль. На нем остались его командир и штурман лейтенант В.Е. Клочковский. Они сорвали вражеский флаг, сведя на нет весь "успех" по захвату крейсера. "Нахимов" стоял обреченный. Около 10 часов утра в водах Корейского пролива с координатами 34°34' северной широты и 129°32'восточной долготы, повалившись на правый борт, крейсер ушел в голубое безмолвие. Судьба все же спасла проявивших отвагу командира и штурмана. Спаслись и 2 офицера и 99 матросов, сумевшие еще до подхода "Садо-Мару" высадиться в шлюпки, — они добрались до острова и сдались в плен.

Последнюю точку в судьбе цусимского флота и одного из его кораблей "Адмирала Нахимова" поставили уже чиновники Морского ведомства. Они еще в течение двух месяцев после гибели эскадры числили ее корабли в боевом составе, пока уже после прокатившейся по всей стране Первой русской революции не соизволили выпустить в свет 15 сентября 1905 г. приказ об их исключении. Этот приказ исключал и "Нахимов". После поползшей по империи смуте не только о "Нахимове", но и о всех погибших в войне с Японией забыли. Другая война — с Германией — уже напрочь перечеркнула о них память.

Вспоминали о "Нахимове" уже в наши дни. Невесть откуда появился слух о том, что на корабле находился чуть ли не весь золотой запас эскадры. Слух не на шутку взбудоражил пылкие головы тех, кто сейчас с легкостью не только "пишет", но и "переписывает" нашу историю, основываясь при этом только на своих догадках. Но потом "историки" подобного рода утомились, и все затихло.

 

Командиры:

 

Список офицеров крейсера, взятых в плен после Цусимского сражения:

  • Кобыльченко Иван, прапорщик (младший судовой механик)
  • Фролков Николай, прапорщик (младший судовой механик)
  • Микуловский Болеслав, прапорщик (вахтенный офицер)
  • Лонфельд А. К., прапорщик (вахтенный офицер)
  • Энгельгардт Михаил, мичман (вахтенный офицер)
  • Винокуров Евгений, мичман (вахтенный офицер)
  • Рождественский Алексей, мичман (вахтенный офицер)
  • Кузьминский Василий, мичман (младший штурманский офицер)
  • Михайлов Павел, мичман (младший минный офицер)
  • Данилов Николай, мичман (вахтенный начальник)
  • Щепотьев С. А., поручик К. И. М. (младший судовой механик)
  • Сухаржевский Д. С., поручик К. И. М. (младший судовой механик)
  • Родионов М. А, лейтенант (помощник старшего судового механика)
  • Шеманов Н. З., подполковник К. И. М. (старший судовой механик)
  • Нордман Н. Н., лейтенант (ревизор)
  • Крашенинников П. И., лейтенант (вахтенный начальник)
  • Мисников Н. Ф., лейтенант (вахтенный начальник)
  • Смирнов Н. А., лейтенант (младший артиллерийский офицер)
  • Гертнер 1-й И. М., лейтенант (старший артиллерийский офицер)
  • Мазуров Г. Н., капитан 2-го ранга (вахтенный начальник)
  • Семёнов, капитан 2-го ранга
  • Гроссман В. А., капитан 2-го ранга (старший офицер)
  • Клочковский В. Е., лейтенант (старший вахтенный офицер, и. д. штурманского помощника)
  • Родионов А. А., капитан 1-го ранга (командир)

 

Миф о затонувшем золоте:

Крейсер «Адмирал Нахимов» пребывал в относительной безвестности, пока в 1933 году американец Гарри Ризберг в книге «600 миллиардов под водой» заявил о том, что на борту четырех русских кораблей из 2-й Тихоокеанской эскадры, потопленных при Цусиме, находились сокровища на общую сумму в 5 млн долларов. По чистой случайности американец указал, что больше всего золота (2 млн долларов) пошло на дно вместе с «Адмиралом Нахимовым».

В ноябре 1980 года японский миллионер Такео Сасагава заявил, что выделил огромную сумму на спасение русского золота, поскольку затонувший «Адмирал Нахимов» был найден. Миллионер рассказывал о найденных на борту ящиках с золотыми монетами, слитками платины и золота. Позднее Сасагава позировал перед фотографами, держа в руках платиновые слитки, якобы поднятые с крейсера, однако новых находок не демонстрировал, ссылаясь на непредвиденные трудности.

Первыми в успехе Сасагавы усомнились профессиональные охотники за морскими сокровищами. Стоило им обратиться к документам русско-японской войны — в частности, к донесениям участников Цусимского сражения, — как стало ясно, что в рассказах Сасагавы нет ни слова правды. Со временем выяснилась и другая любопытная деталь. Слитки металла, якобы поднятые с затонувшего русского крейсера, имели удельный вес 11,34 г/см³. Это плотность свинца, а не платины.

 

Несколько картинок:

Ствол 8" с АДМИРАЛА НАХИМОВА в Токийском музее. 

075af37821c6.jpg

1893 В Тулоне. 

bc5d6b12cfa2.jpg

Адмирал Нахимов

8470d86199d9.jpg

 

Изменено пользователем CMepTb9

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
80 публикаций
39 боёв

Вот отлично , тема уже очень близка к идеалу ! Однозначно +++ , Ув.CMepTb9 тема сделана уже очень хорошо! Дерзайте 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
167 публикаций

Вот отлично , тема уже очень близка к идеалу ! Однозначно +++ , Ув.CMepTb9 тема сделана уже очень хорошо! Дерзайте 

 

Огромное спасибо))) Стараемся! По возможности ещё дополню тему

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
236
1L1dan
3 333 публикации
424 боя

Вот отлично , тема уже очень близка к идеалу ! Однозначно +++ , Ув.CMepTb9 тема сделана уже очень хорошо! Дерзайте 

А с каких пор идеалом стала копипаста?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
80 публикаций
39 боёв

 

Огромное спасибо))) Стараемся! По возможности ещё дополню тему

Это только будет + плюсом, жаль что пишет: Вы исчерпали лимит положительных оценок на сегодня , но нечего завтра еще сюда загляну) :tongue:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
60 публикаций
3 078 боёв

История всегда интересна. История – фундамент будущего.


Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
56 публикаций
949 боёв

Ждем тему про быстроходный крейсер "Изумруд"

 

ИзображениеTigrL (03 Янв 2014 - 10:42) писал:

История всегда интересна. История – фундамент будущего.

Тем более отечественная)

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
593 публикации
190 боёв

Мне нравятся крейсера, но именно этот крейсер нет. А теперь понравился... Лови +

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
167 публикаций

Ждем тему про быстроходный крейсер "Изумруд"

 

Если её нету то по вашей просьбе сегодня сделай! Сейчас передохну и за информацией полезу ))))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
610
[KM] snow_snake
2 287 публикаций
1 170 боёв

А почему на фотографии у корабля Юнион Джек?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
297
[LJ] kirgre
894 публикации
448 боёв

Это не Юнион Джек, это Гюйс обыкновенный.

 

А по оформлению у меня есть один вопрос: Неужели всю эту копипасту нельзя было хотя бы разбить пустыми строками на абзацы?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
610
[KM] snow_snake
2 287 публикаций
1 170 боёв

Это не Юнион Джек, это Гюйс обыкновенный.

 

А по оформлению у меня есть один вопрос: Неужели всю эту копипасту нельзя было хотя бы разбить пустыми строками на абзацы?

Согласен, не прав... заодно тогда фотографий отсыплю:

ZMKJFL6l.jpg

pgCptezl.jpg

6saAGfQl.jpg

yrwIVwBl.jpg

jbFR5xfl.jpg

6dGyKEbl.jpg

TOTzPBQl.jpg

pYyWwBGl.jpg

4WfQBOil.jpg

bSAtX8Ol.jpg

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×