Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Andreus

НА ТРЕХ МОРЯХ

В этой теме 11 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Бета-тестер
153 публикации
622 боя

НА ТРЕХ МОРЯХ 

Российский Императорский Флот в войну 1914-1917 гг..

 

 

 

 

     Прежде чем говорить о самой войне, необходимо осветить обстановку предвоенных лет, уделив хотя бы краткое внимание политической стороне. Русско-японская война сильно потрясла Россию и поражение привело к революции 1905 г. Но с преодолением революции, начался бурный процесс восстановления России, как промышлено-экономической державы, так и ее военной мощи. Процесс был не простым и не легким. Потребовались немалые силы, чтобы начать восстановление армии. С флотом же было намного сложнее. Россия в результате войны лишилась боевого флота; главные силы Балтийского флота погибли на Дальнем Востоке. Черноморский флот не мог пройти Турецкие проливы и оставался в бездействии, a это для флота губительнее поражения. В результате вспыхнули бунты на броненосце «Потемкин» и на крейсере «Очаков», и лейтенанта Шмидта, списанного с эскадры адмирала Рожественского за недостойное поведение, согласно некоторым данным.

 

     Это все происходило на фоне быстрого роста флота Германии, в которой ее гений, гросс-адмирал Тирпиц сочетал военно-промышленный потенциал страны, с ее большим опытом торгового мореплавания и с прусским милитаризмом. За недолгий срок ее военно-морской флот превратился в грозную боевую силу.

 

     В это же время в Англии произошла техническая революция: в рекордно короткий срок был построен линейный корабль «Дредноут», вооруженный только тяжелой артиллерией и с тяжелой броней. С его появлением все существовавшие линейные корабли всех флотов мира оказались устаревшими. Это было детищем гения адмирала флота лорда Фишера, который одновременно приступил к жестким мерам, очищая флот от «синдрома мирного времени».

 

       В России таким гением должен был бы быть адмирал Макаров, но он погиб…

 

     В России вокруг восстановления флота разгорелась борьба трех сторон: во-первых, это была старая бюрократия, только что погубившая флот, во-вторых, это были общественно-политические круги, да и некоторые высшие военные круги, считавшие, что «России флот не нужен», что достаточно иметь небольшие силы для «охраны берегов», под руководством армии, а в-третьих, это были «Кружки» молодых офицеров флота, испытавших все прелести военной катастрофы и не желавшие допустить ее повторения. Они получили неожиданную поддержку, когда в Морское Ведомство стали поступать пожертвования от организаций и отдельных лиц, предназначенные на восстановление флота.

 

     В 1999 г. в Петербурге С.Е. Виноградов издал книгу «Последние исполины Императорского флота», насыщенную технической информацией. Автор с удивлением отмечает настойчивость и знание дела, с которыми Император Николай 11 проводил восстановление флота, решительно поддержав молодых офицеров. Но его поддержка не ограничилась только технической стороной, так Император уволил своего дядю генерал-адмирала и упразднил эту должность, затем последовала плеяда Морских министров, пока выбор не остановился на адмирале Григоровиче. Восстановление Балтийского флота было поручено герою Порт-Артура контр-адмиралу Эссену, и Государь его защищал от попыток реакционных кругов добиться его устранения.

 

     На Черное море был назначен другой герой Артура, - контр адмирал Вирен, но вскоре был заменен. Исключительно храбрый и способный офицер, Вирен не обладал качествами вождя, столь необходимыми на Черноморском флоте. Воспитание нового поколения морских офицеров было поручено контр-адмиралу Бострему, которого сменил Эбергардт. В конечном итоге Эссен и Эбергардт стали командующими Балтийским флотом и Черноморским флотом.

 

     В России приступили к постройке дредноутов после тщательного изучения их характеристик. Причем, следует отметить, что, во-первых, работа по постройке началась за два года до предоставления кредитов Думой, а во-вторых, на Черном море, где не было стапелей подходящего размера, первая пара дредноутов была заложена на пустыре, на берегу Буга, - и корабли и судостроительный завод строились одновременно. Размаха у русской промышленности, как видно, вполне хватало.

 

     В 1914 г. в разных стадиях постройки было уже 12 дредноутов. Первые 6 (2 на Черном море и 4 на Балтике) должны были быть готовы в 1915 г., а остальные в 1917 г. Война, однако началась в 1914 г. Причин было несколько: Германское правительство, декламируя о необходимости дружбы с Россией, вело анти-русскую политику. В 1914 г. превосходство германской армии над другими достигло предела. Не в интересах Германии было ждать, пока русская сухопутная сила восстановится. Одновременно, не в интересах Великобритании было ждать дальнейшего усиления морской мощи Германии. Что бы Россия не делала, ни предотвратить, ни отсрочить войну было невозможно.

 

     Какое было положение русского флота к началу войны? На Дальнем Востоке, Тихоокеанский флот был низведен в Сибирскую флотилию и имел всего лишь два крейсера и старые миноносцы. Поскольку Россия вступала в войну союзницей Англии, как и Япония, то присутствие германской крейсерской эскадры в Циндао угрозы не представляло. Крейсера «Аскольд» и «Жемчуг» сразу же приняли участие в охране союзных транспортных караванов на Тихом и Индийском океанах.

 

     Хуже обстояло дело в Европе: Подавляющее превосходство германского флота ставило под угрозу удара с моря Петербург, а этот город был не только столицей, но также и центром военной промышленности России. Такой удар грозил сразу же, в первые недели войны, вывести Россию из войны. В распоряжении адмирала Эссена было только четыре устаревших линейных корабля «до-дреноута», крейсера, миноносцы и подводные лодки. Сразу же с объявлением мобилизации, в западной части Финского залива мыло поставлено минное поле. Адмирал Эссен, в случае попытки главных сил германского флота прорваться к Петербургу, намеревался дать бой, маневрируя за минным полем, и используя все средства борьбы, нанести противнику максимальный ущерб, который либо заставил бы его прекратить операцию, либо значительно ослабил бы германский флот в его борьбе с английским, что было бы для Германии стратегической катастрофой. И тут я должен напомнить, роль Императора Николая 11 в восстановлении флота. Этим он предотвратил скорое поражение России, уже осенью 1914 г.

 

     На деле германский флот не предпринял такой операции прорывы в Финский залив. В самом начале войны была предпринята разведывательная операция, в результате которой крейсер «Магдебург» в ночной перестрелке с русскими крейсерами выскочил на камни и был подорван. На следующее утро русская абордажная команда спустила германский флаг и подняла Андреевский. Это событие имело огромное значение: на крейсере русским морякам удалось захватить германские шифры. Копия была передана Англии, а оригиналы использованы Службой Наблюдения и Связи для расшифровки германских оперативных радио-сигналов. И хотя немцы и меняли свой код каждые сутки, начальник СНиС, Кап. 1 р. Непенин получал ключ к новому коду обычно через час. Это, а также изобретение радио-пеленгатора и установка сети этих аппаратов давали штабу Балтийского флота ясную картину операций и планов германского флота.

 

     В первые дни все указывало на то, что Швеция выступит на стороне Германии. Соответственно, адмирал Эссен вышел в море, намереваясь нанести первым удар по шведскому флоту, но был остановлен коротким сигналом начальника Морского Генерального штаба вице-адмирала Русина: «Боже упаси!» Действительно, Королю Швеции удалось сдержать некоторых своих горячих министров и объявить нейтралитет.

 

     Для Балтийского флота наступили будни. Верховный Главнокомандующий Великий князь Николай Николаевич, подчинил Балтийский флот штабу 6-й армии, ответственной за защиту Петербурга/Петрограда и этим лишил флот свободы действий. В действительности, флот обеспечил пресловутую «охрану берегов», тем, что установил свое господство на ключевой, хотя и ограниченной акватории.

 

     Иначе обстояло дело на Черном море. Турция по началу оставалась нейтральной. В предвоенные годы она, пытаясь воссоздать свой флот, перекупила у южно-американских стран два достраивавшихся в Англии корабля: один дредноут и один сверх-дредноут. Команды для этих кораблей были уже в Англии. Это ставило Россию в крайне невыгодное положение, поскольку адмирал Эбергард располагал только тремя новыми и двумя старыми броненосцами «цусимского» типа. Наличие этих двух турецких исполинов давало Турции господство на Черном море, пока в строй не вступят русские дредноуты. Поэтому, с началом войны русский морской министр, адмирал Григорович приложил все усилия, чтобы убедить Англию экспроприировать эти два корабля для своего флота. Много убеждать не пришлось.

 

     Положение вновь изменилось, когда германская Средиземноморская эскадра, состоявшая из линейного крейсера-дредноута «Гебен» и легкого крейсера «Бреслау», под командой контр-адмирала Сюшона, рядом ловких маневров спутала все планы англичан и прибыла в Константинополь. В виду нейтралитета Турции, адмирал Эбергард решил идти со всей эскадрой туда же и предъявить ультиматум, требуя, чтобы германские корабли вышли обратно через Дарданеллы, где их ожидала уже подошедшая английская эскадра. В противном случае он намеревался вступить в бой на рейде Константинополя, где германские корабли не могли использовать свои преимущества. Однако, он получил категорическое запрещение из столицы, где надеялись удержать Турцию в нейтралитете.

 

     Формально германские корабли были куплены Турцией, но на деле остались тем, чем всегда были и вскоре, отремонтировав механизмы стали выходить в Черное море на занятия, под турецким флагом, конечно. Ставка приказала адмиралу Эбергарду «не провоцировать» турецкий флот и даже ограничила его выходы в море. Это было почти что повторением обстановки перед Японской войной. Фактически инициатива была просто отдана противнику, который и начал военные действия нападением на Новороссийск, Одессу, Керченский пролив и Севастополь без объявления войны. Немцы ожидали легкой победы, расчитывая, что русский флот запрется а Севастополе, а в случае его выхода в море, «Гебен» с его 10-ю 11-дюймовками и большим ходом, без труда перетопит устаревшие русские корабли.

 

     Адмирал Эбергард энергично приступил к боевым действиям. Он понимал, что может противопоставить противнику только свою бригаду линейных кораблей, - «Св. Евстафий», «Иоанн Златоуст» и «Пантелеймон», каждый вооруженный 4-мя 12-тидюймовками. Еще до войны была разработана и разучена система бригадной стрельбы, при которой огнем всех трех кораблей управлял средний, «Иоанн Златоуст», путем радио сигналов. Это делало бригаду «составным дредноутом». В первый же поход к турецким берегам Эбергард потопил несколько турецких транспортов с войсками; транспорты шли безо всякого охранения, что указывает на степень самоуверенности противника.

 

     Черноморский флот избежал участи Балтийского флота и был подчинен непосредственно Ставке, однако и тут начались трения между великим князем и командующим флотом. Первый требовал «Обороны своих берегов», а второй понимал, что этого можно достичь только удалением вражеских судов со всего Черного моря; оборона берегов должна была проводиться у Босфора. В Ставке, где флот был весьма слабо представлен, этого не понимали и дело дошло до оскорбительной телеграммы великого князя. Эбергрд продолжал придерживаться своей системы борьбы.

 

     18 ноября 1914 адмирал Сюшон пытался перехватить Эбергарда, возвращавшегося после бомбардировки Трапезунда. Эскадра Эбергарда состояла из бригады, а также и из боле старых линейных кораблей «Три Святителя» и «Ростислав», трех устаревших крейсеров и отряда миноносцев, включая три новых, быстроходных. Встреча противников произошла в тумане, -- противники наткнулись друг на друга. Из-за весьма плохой видимости бой превратился в поединок между «Гебеном» и «Св. Евстафием», причем последний развил такой интенсивный огонь, что германские источники считали что стреляли все пять линейных кораблей. Оба корабля получили повреждения, а на «Гебене» начался пожар, угрожавший безопасности корабля. «Гебен» резко изменил курс и вышел из боя, всего после 14 минут. С тех пор Сюшон уже больше не искал боя со всей эскадрой, а ограничился тактикой по принципу «Ударь и уходи». Вскоре он подорвался на русской мине возле Босфора и на какое-то время вышел из строя. На какое-то время Черное море осталось за Россией.

 

     В начале 1915 г. в строй начали вступать новые быстроходные эскадренные миноносцы. Это дало возможность Черноморскому флоту приступить к постоянным набегам на побережье Турции, уничтожая неприятельские транспортные караваны и торговое судоходство. Это вынудило Турцию начать переброску войск на Кавказский фронт на парусных, а затем и на рыболовных судах, а также начать подвозку угля в Константинополь теми же средствами. Поэтому русским кораблям пришлось охотиться за всякими турецкими судами.

 

     В свою очередь «Гебен» после починки повреждений возобновил набеги на побережье России. Это начало вызывать возмущение в обществе, хотя эти набеги приносили минимальный материальный ущерб. Начались разговоры о «возможной измене немецкого адмирала», хотя его семья была шведского происхождения. Ставка продолжала требовать «обороны своих берегов», а Эбергард продолжал стремиться к уничтожению морской силы противника. На этой почве стали возникать серьезные трения между Ставкой и Черноморским флотом.

 

* * *

 

     Тем временем крейсера Сибирской флотилии «Аскольд» и «Жемчуг» не только конвоировали союзные караваны, но и принимали участие в разыскивании германского легкого крейсера «Эмден», чьи набеги причиняли союзникам, а особенно Англии много хлопот. Завершив очередную операцию, «Жемчуг» пришел на рейд в Пенанг, охраняемый английскими береговыми батареями и патрулем французских миноносцев. Однако на следующее утро «Эмден», подняв английский флаг и пристроив фальшивую четвертую трубу вошел в порт неопознанным и, хотя на «Жемчуге» и пробили боевую тревогу и успели открыть огонь, торпеда с «Эмдена» попала в цель и «Жемчуг» сломавшись пополам пошел ко дну. «Эмден» же быстро вышел в море, по пути потопив французский миноносец.

 

* * *

 

     На Балтийском море положение стало критическим по нескольким причинам: талантливый и энергичный адмирал Эссен умер от воспаления легких. На смену ему пришел способный, но покладистый администратор, - адмирал Канин, не споривший со штабом 6-й армии, который запретил вступившим в строй новым четырем дредноутам выходить в море, кроме как по два. (Это было верное средство для гибели флота по частям). На сухопутном фронте наступил кризис: снарядный голод и стремительное германское наступление поставило русскую армию на грань разгрома. На северном участке фронта левый фланг германской армии уперся в Рижский залив, на котором господствовали русские миноносцы и канонерки. Сумей германские силы захватить Ригу, то путь на Петроград им был бы открыт. В это время, под конвоем двух дредноутов в Рижский залив был направлен старый линейный корабль «Слава», того же типа, как и 4 главных броненосца эскадры Рожественского.

 

     «Славу» приносили в жертву, в попытке хоть как-то задержать германское наступление. Уже через неделю после прибытия «Славы» разгорелись бои за Ирбенский пролив, который был закрыт русскими минами. В этих боях против «Славы» были подавляющие силы. Приходилось одновременно бороться с двумя до-дредноутами и двумя дредноутами. В этих боях, в течение нескольких дней «Слава» не сделала ни одного выстрела по линейным кораблям противника, -- она своим огнем отгоняла тральщиков, не давая главным силам врага прорваться. Командир «Славы», кап.1р. Вяземский проявил железные нервы и незаурядные качества вождя. Наконец, после того, как «Слава» получила ряд попаданий, в тумане германским силам удалось прорваться. Последовала беспорядочная череда боевых столкновений в самом заливе. «Слава» отойдя к Моонзунду приготовилась к своему последнему бою, но… германские силы покинули Рижский залив, израсходовав свои боеприпасы и топливо, а также понеся потери. Германский адмирал был раздражен тем, что плохая подготовка подарила русским «незаслуженную победу». Насчет прилагательного, я позволю себе не согласиться!

 

     В последующие недели «Слава» громила германские боевые части и тыловые установки огнем своих 12-дюймовок и 6-дюймовок. В ответ германское командование предпринимало ряд новаторских мер с целью уничтожения «Славы». Так «Слава» стала первым в истории линейным кораблем поврежденным в бою авиабомбой. Против нее впервые был применен способ атаки торпедой сброшенной с низко летящего гидро-самолета. Впервые была применена синхронизированная атака с воздуха и подводной лодки. В одном из этих боев был убит командир корабля, С.С. Вяземский. В самый день его смерти был подписан приказ о производстве его в контр-адмиралы!

 

     Такая борьба на Рижском заливе, более похожая на боевые действия во второй мировой войне, продолжалась и в 1916 г. Со вступление в командование силами Рижского залива контр-адмирала Колчака, боевая деятельность «Славы» распространилась и на поддержку диверсионных десантов в тыл врага. Но Колчак не долго оставался на этом посту…

 

     К этому времени Император Николай 11 принял верховное командование и Балтийский флот смог начать проявлять большую активность. Реформа, проведенная Государем в Ставке включала замену небольшого и мало влиятельного «Морского управления», подчиненного генерал-квартирмейстеру, «Морским штабом», во главе которого стал адмирал Русин, считавшийся одним из лучших стратегов флота и починявшийся непосредственно Верховному главнокомандующему.

 

* * *

 

     Но вернемся на Черное море. 17/18 апреля 1915 г. Ставка получила предупреждение о готовившемся на следующий день (!) прорыве союзного флота через Дарданеллы. Черноморскому флоту было приказано всячески содействовать этому. Однако прямую связь между союзным и русским флотом не удалось установить, пока к Дарданеллам не прибыл крейсер «Аскольд» (отличавшийся его пятью трубами). Вероятно методы радио-связи были слишком разными. Также неожиданным было и известие о высадке союзных войск на Галлиполийском полуострове. В этот день для отвлечения была проведена спешно подготовленная бомбардировка Босфора. В последующие недели и месяцы такие бомбардировки Босфора и других портов Турции проводились постоянно.

 

     Надо добавить, что это иногда сопровождалось налетами гидро-самолетов с русских авиаматок «Император Александр 1» и «Император Николай 1». Одна из этих операций привела ко второму бою линейных кораблей: 6 мая «Пантелеймон» и «Три Святителя» бомбардировали Босфор, а «Св. Евстафий» и «Иоанн Златоуст» прикрывали довлольно сложную операцию. «Гебен» же был в море, расчитывая захватить русские силы врасплох. Утром он пошел в атаку, имея за собой солнце. Адмирал Эбергард принял бой и приказал «Пантелеймону» срочно присоединиться. Произошел тактически очень интересный бой, длившийся 22 минуты, после чего «Гебен» имея повреждения и выпустив 200 своих 11-дюмовых снарядов, не достигнув ни одного попадания, «вышел из боя полным ходом». К вечеру благодаря своему большому ходу, он проскочил в Босфор. Снова победа осталась за Эбергардом.

 

     Вскоре после того в строй вступил первый дредноут «Императрица Мария», а затем и «Императрица Екатерина». Флот был разделен на три маневренные группы, а с того момента, как верховное командование перешло к Императору, он получил и свободу действий. Вскоре произошла и единственная боевая встреча между дредноутами, «Гебеном» и «Императрицей Екатериной». Первый выпусти всего пять снарядов, легших большим недолетом, и накрываемый залпами своего противника на дистанции 107 кабельтовых, поторопился выйти из боя, но и это оказалось нелегко, «Екатерина» преследовала до дистанции боя в 130 кабельтовых.

 

     В феврале 1916 г. началось русское наступление на Кавказском фронте. Черноморский флот огнем корабельных орудий и высадкой тактических десантов поддерживал наступление в Лазистане. В конце марта в Лазистан было переброшено более корпуса войск из Одессы и Мариуполя и это привело к занятию Трапезунда и продвижению дальше на запад. Германские силы не смогли этой операции помешать, даже, когда «Бреслау», подняв Андреевский флаг пытался обстрелять русские войска.

 

     Русская общественность мало знала о боевой деятельности Черноморского флота. Продолжались разговоры о бездарности адмирала Эбергарда, о том, что немцы, мол, хозяйничают на Черном море. (Кто-то поддерживал эту дезинформацию!) В конце мая 1916 г. отряд старых линейных кораблей, прикрытый с моря «Императрицей Марией» бомбардировал Варну. Находившийся на «Пантелеймоне» британский контр-адмирал Филлимор, после этого похода заявил, что считает русские линейные корабли «лучшим боевым соединением в мире».

 

     Это, однако совпало с появлением германских подводных лодок, а когда в начале июля германские силы провели еще один набег на Новороссийск, то это вызвало взрыв возмущения, а сомнения относительно способности уже утомленного адмирала Эбергарда справиться с угрозой подводных лодок привели к решению о необходимости его заменить. Из имен двух молодых контр-адмиралов, представленных Императору, он выбрал Колчака. Вице-адмирал Колчак с огромной энергией продолжал вести борьбу методами своего предшественника. Особое внимание он уделил постановке мин возле неприятельских портов и этим закупорил, как надводные суда, так и подводные лодки. Адмирал Колчак стал единственным, до сих пор флотоводцем, сумевшим убрать вражеские подводные лодки со своей акватории. Черное море стало, как говорят моряки, русским озером.

 

     Когда в результате Брусиловского наступления, Румыния, с ее неподготовленной армией вступила в войну, то это дало возможность германскому командованию быстро разгромить румынскую армию, а затем начать стремительный стратегический обход левого фланга русской армии. Но этот план не удался, благодаря быстрому созданию Румынского фронта русской армии, причем весьма значительная часть войск была переброшена Транспортной флотилией Черноморского флота. Без единой потери.

 

* * *

 

     Третьим морем боевой деятельности Императорского флота был Мировой океан. Мы уже упомянули, что крейсер «Аскольд» был направлен из Индийского океана в Средиземное море, где принял участие в союзном десанте в Галлиполи. К этому времени образовался еще один морской театр военных действий: Северный Ледовитый океан. Быстрая постройка Мурманского порта и железной дороги превратили незамерзающий Мурманск в главный порт связи с союзниками. Это привлекло внимание германских корсаров и подводных лодок. Была спешно сформирована Северная флотилия из вооруженных пароходов, тральщиков, а к ней был прикомандирован старый английский легкий крейсер. Россия предприняла шаги по закупки в Южной Америке четырех легких крейсеров, но германским агентам удалось это сорвать. Тогда было решено принять предложение Японии купить три бывших русских корабля, поднятых со дна моря и исправленных Японией. Это были крейсер «Варяг» и линейные корабли «Пересвет» и «Полтава», переименованная в «Чесму». Однако по приходе кораблей во Владивосток, они оказались в весьма плохом состоянии и потребовали крупных работ, прежде чем смогли выйти в дальний поход. В виду того, что «Пересвет» в тумане сел на мель, то «Чесма» и «Варяг» вышли в дальний поход сами.

 

     Их прибытие в Аден сыграло заметную роль: Аден был осажден турецкой армией, а поддержка с моря была слабой. Контр-адмирал Бестужев-Рюмин с радостью согласился оказать помощь англо-индийским защитникам и обстрелять турецкие позиции. Однако, через день после прихода русского отряда с 12-дюймовками «Чесмы» и 6-дюймовками «Варяга» и «Чесмы», турки сняли осаду и отступили. Совпадение?

 

     Из Порт-Саида отряд вышел в Средиземное море, причем адмирал Бестужев-Рюмин провел его не обычным протраленным курсом. В Средиземном море «Чесма» была прикомандирована к французскому флоту, а «Варяг» и присоединившийся «Аскольд» проследовали дальше в Атлантический, а затем и в Студеный океан. «Пересвет», после починок, шел самостоятельно; из Порт-Саида он вышел по протраленному фарватеру, - и взорвался и погиб, вероятно от немецкой мины. Есть, однако, недоказуемая теория, что в Порт-Саиде была подложена адская машина. Это тоже возможно. Под конец войны ряд союзных больших кораблей погибли в портах при невыясненных обстоятельствах. Известно, что немцы разработали специальный прибор для взрыва пороховых погребов. Известно также, что один и тот же портовый рабочий работал на двух английских кораблях в двух разных портах и покинул их приблизительно за час до их гибели. Тоже совпадение?

 

     20 октября 1916 г. на Севастопольском рейде неожиданно раздался взрыв порохового погреба носовой башни дредноута «Императрица Мария», и через короткое время корабль перевернулся. Это было тяжелым ударом для флота, однако не изменило положения: в строй вступил третий дредноут «Император Александр 111». Четвертый дредноут, «Император Николай 1» достраивался со значительными изменениями; по мнению Виноградова, это был лучший из русских дредноутов. Но он не был достроен, - грянула революция…

 

     Но вернемся немного назад во времени. К концу 1916 г. русский флот господствовал на Черном море. Да русских крейсера наконец были уже в водах Северного океана. На Балтийском море обстановка была сложной. Расчетливого и осторожного адмирала Канина сменил молодой и энергичный вице-адмирал Непенин. Флот, однако состоял из двух неравных частей: одна часть, -- это силы Рижского залива, минная дивизия и крейсерская дивизия, соединения, которые были в постоянном боевом соприкосновении с врагом; другая часть, -- это силы Финского залива, особенно старые линейные корабли «Император Павел 1» и «Андрей Первозванный», ни разу не выходившие в открытое море. Дредноуты выходили для прикрытия операций, но также не сделали ни одного выстрела по врагу. Бездействие же хуже поражения в бою, настолько оно разрушает дух флота. На старых кораблях это усугублялось еще и тем, что среди призывников военного времени из рабочей среды было уже немало лиц, распропагандированных левыми партиям.

 

     Пропаганда велась на всех уровнях. Думские дельцы и некоторые общественные деятели разъезжали по войскам, главным образом по штабам говоря о необходимости немедленных перемен во власти. Причем, военным они говорили о всемогуществе Распутина, смакуя всякую грязь с ним связанную, а вернувшись в Петроград, говорили о бездарном командовании Императора Николая 11, об усталости и плохом снабжении войск т т.д. и т.п. Их влияние увеличивалось по мере близости штаба от Петрограда. Теперь мы знаем действительное положение: о недостатах припасов говорить смешно, т.к. вся Гражданская война велась главным образом на припасах заготовленных к началу 1917 г.

 

     Стоит также припомнить, что под командованием Императора Николая 11, германское наступление, казавшееся неудержимым, было остановлено в западной Белоруссии и Прибалтике, а не под Полтавой, как при Петре Великом; не в Москве, как в Отечественную войну; и не на берегах Волги и Невы, как при Сталине.

 

     Мы знаем, что У. Черчилль, будучи морским, а затем военным министром Великобритании, считал, что Россия войну уже выиграла. Теперь имеется и еще более убедительный документ, письмо Милюкова, автора слов «глупость, или измена?» написанное вскоре после февральского переворота:

«Заметьте также, что ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля, или в начале мая, наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования…»

 

     Это письмо пролежало около 80 лет в архивах КГБ.

 

     Действительно Ставка разработала план двойного удара. Первый, это наступление на германском фронте, о котором знал Милюков, а второй, вслед за первым, Колчаковский удар, -- это штурм Босфора, выведение Турции из войны с последующим крахом Центральной коалиции. Перед отъездом адмирала Колчака на Черное море Император говорил ему именно об этом. Не случайно для замены Эбергарда, выбор пал на адмирала Колчака, проявившего большую гибкость в решении стоящих перед ним задач, а также интерес и умение проводить десантные операции. Император добился от союзников признания права России занять Турецкие проливы. Этим решался вопрос, который тяготел над Россией веками, -- и перед решением которого отступила Екатерина Великая.

 

     Когда начались хлебные беспорядки в Петрограде, приведшие к революции, а Государь оказался в псковской западне, то генерал Алексеев запросил высших начальников, согласны ли они с требованием отречения, (этого впоследствии Алексеев не мог себе простить). Адмиралы Русин и Колчак решительно отказались поддержать это требование; адмирал Непенин, однако поддержал, по-видимому, под влиянием думских кругов, но в течение нескольких последующих дней, последних в его жизни «постарел на 10 лет». Он был убит в первые же дни беспорядков.

 

     О роли матросов в революции много говорится, Но не говорится, что жестокие выпады сразу же в первые дни после отречения Государя произошли в экипажах Кронштадта, в Гельсинфорсе, а также и на старых линейных кораблях, и в меньшей степени в Ревеле. Контр-адмирал Граф пишет в своем исследовании, что мало офицеров погибло от рук своих матросов, убийством занимались особые ударные группы, при поддержке портовой черни, причем они имели списки кого именно им следовало убить. «Слава» зимовала в Гельсинфорсе, где ей модернизировали орудия, и ее матросы прогнали такую шайку убийц. На дредноутах толпа отхлынула, когда вызванный караул взял штыки на перевес, а на броненосном крейсере «Россия» на толпу навели орудия, и она также поспешила отхлынуть.

 

     На Рижском заливе эксцессов не было, как не было их и на Черном море, вплоть до смещения адмирала Колчака и «прибытия сознательных товарищей с Балтики», а также и выпущенных из тюрем мятежников предыдущей революции. Многих матросов-ветеранов войны уволили. Только тогда германские боевые корабли стали снова выходить в Черное море.

 

     На Балтике Германия начала новое наступление на Рижский залив, начав с десанта на остров Эзель. Сухопутные войска оказали ничтожное сопротивление. Германские морские силы поддержки включали 12 дредноутов, в том числе и новейший «Байерн», вооруженный восемью 15-дюймовками. С русской стороны против них были «Слава» и «Цесаревич» («Гражланин»). Командование было поручено вице-адмиралу Бахирёву, одному из забытых героев. Начав войну командиром крейсера «Рюрик», он вскоре принял командование бригадой крейсеров, постоянно выходил с ними в боевые действия, нанес германским силам поражение в бою при Эстергарне, затем принял командование бригадой дредноутов. Узнав об отречении Государя, он в личной встрече обвинил адмирала Непенина в измене присяге, и заявил о своем уходе. Его убедили остаться до конца войны. Теперь на него возложили почти безнадежную задачу, спасти Рижский залив.

 

     Трудности Бахирева усугублялись еще и пресловутым «Приказом №1», уничтожившим дисциплину. На большинстве кораблей и в штабах стали действовать комитеты, вмешиваясь даже в чисто тактические вопросы. Так команда заградителя «Припять» отказалась заминировть Соэлозунд, заявив, что это «слишком опасно». Это открыло германским миноносцам путь в тыл силам Рижского залива. Последним в виду быстрого захвата врагом Эзеля, пришлось отступить к Моонзунду, где произошел упорный бой, во время которого произошел странный инцидент: два германских дредноута отступили под огнем «Славы», оставшейся вне досягаемости германских орудий, и не имея возможности приблизиться по причине минного заграждения. Это, однако была лебединая песнь этого геройского корабля и к концу дня, после прорыва германских сил, он погиб в неравном бою, не спустив Андреевского флага, а остальные силы ушли в Финский залив. Через несколько дней произошел октябрьский переворот и всякое активное участие флота в войне прекратилось.

Закончим словами поэта:

Не осилили тебя сильные,
Так дорезала осень черная.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 748 публикаций
577 боёв

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
437 публикаций
4 477 боёв

Даже добавить к этому нечего...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
467 публикаций

даже название заглавными буквами, как и в источнике.

ТС прочитайте пожалуйста вот эту тему.

 

Изменено пользователем PROF_KIRILL

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
113 публикации
3 боя

Злобный копипаст. Плохо так делать.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
221
Альфа-тестер
2 124 публикации

Выявлен очередной воинствующий адепт МЦК:veryhappy:

«Копируй и распространяй!» или поговорим о копимизме...

Похоже, что одной темы ТС показалось мало, для активного наступления на форум:trollface:

Первая мировая война на средиземном море

 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
332 публикации
1 295 боёв

Картинки в студию, старшина 2-й статьи!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
53 публикации
1 707 боёв

Не смотря на отсутствие картинок, читабельно, хотя картинки бы не помешали!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×