Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
amax

Эсминец Акицуки (Акидзуки)

В этой теме 27 комментариев

Рекомендуемые комментарии

14
amax
78 публикаций
1 255 боёв

Fuyuzuki.jpg

Тип «Акицуки» (допустимый вариант транслитерации - «Акидзуки», яп. 秋月, «Осенняя Луна», все корабли этого типа получили в качестве названий поэтичес­кие наименования луны и периодов лунно­го календаря) — серия японских эсминцев периода Второй мировой войны, спроектированных, как специализированные корабли для обеспечения ПВО быстроходных авианосных соединений. Всего в 1940—1945 годах были заложены 13 кораблей этого класса, из которых в строй вступили 12, строительство ещё четырёх запланированных было отменено в 1944 году.

 

Водоизмещение

2701 т стандартное; 3700 т полное

Длина корабля

134,2 м (132 по ватерлинии)

Ширина корабля

11,6 м

Осадка корабля

4,15 м

Силовая установка

3 паровых котла типа «Кампон Ро-Го», 2 ТЗА типа «Кампон»

Мощность

52000 л.с.

Скорость

33 узла

Дальность плавания

8300 миль на 18 узлах (запас топлива 1097 тонн)

Экипаж

300 человек

 

Артиллерия главного калибра

4×2 100-мм/65 Тип 98 мод.A

Зенитная артиллерия

2×2 25-мм/60 зенитная пушка Тип 96

2×3 25-мм/60 Тип 96

к концу войны:

до 48 × 25-мм/60 Тип 96

4 × 13,2-мм Тип 93

Противолодочное вооружение

1—2 бомбомёта Тип 93

2 бомбосбрасывателя

72 глубинные бомбы

Торпедно-минное вооружение

1×4 610-мм торпедный аппарат Тип 92 мод.4

8 торпед Тип 93

 

Проект специализированного эсминца для противовоз­душной обороны быстроходных авианосных соединений японского Императорского флота был разработан задолго до триумфального марша оперативного соединения адми­рала Нагумо по Тихому и Индийскому океанам. Идея созда­ния подобного корабля стала следствием наиболее дально­видных оценок возрастающей мощи морской (в первую оче­редь — палубной) авиации, сделанных на основании анализа боевых действий самолетов японских ВМС в ходе войны в Китае.

 

Однако исторические реалии сложились так, что головной корабль серии — «Акицуки» — вошел в строй в июне 1942 года, на неделю опоздав к началу битвы у атолла Мидуэй. А всего из двенадцати кораблей данного типа, переданных в состав действующего флота до капитуляции Японии, только восемь успели «понюхать пороху», в том числе всего пять из них ис­пользовались по прямому назначению — в противовоздушных ордерах авианосцев. Объединенный флот получил четыре «акицуки» (стандартный штатный состав одного дивизиона ЭМ) только к апрелю 1943 года, и лишь в непродолжительный пе­риод, с июля по ноябрь 1944 года, одновременно действовали шесть кораблей этого типа. Поэтому специальные эсминцы ПВО не могли реализовать себя в том качестве, в котором были задуманы и созданы. В то же время они в полной мере поддержали высокую репутацию японских эсминцев, участвуя вместе с «классическими» кораблями этого класса в тяже­лых ночных боях за Соломоновы острова, пройдя через го­речь поражения в Филиппинском море и катастрофу японско­го флота в борьбе за Филиппины, проводив в последний по­ход исполинский «Ямато»... Задействованные почти во всех крупных операциях флота конца 1942 — начала 1945 годов «акицуки» подтвердили свое право считаться одними из луч­ших эскадренных миноносцев периода Второй мировой вой­ны. А скрупулезный послевоенный раздел четырех оставших­ся в строю эсминцев типа «Акицуки» между странами-победительницами (США, СССР, Великобританией и Китаем) лиш­ний раз подчеркивает интерес к этим кораблям, проявляемый их бывшими противниками.

 

 

Color1.jpg

 

 

Корабли ПВО для Императорского флота

 

 

 

18.jpg

Появление информации о начале по­стройки английских крейсеров типа «Дидо» побудило Японию форсировать создание собственного корабля ПВО специальной постройки. Этот вопрос и без того уже сто­ял на повестке дня как результат оценки боевой деятельности японской морской авиации в войне с Китаем и как реакция на начало строительства в США эсминцев с универсальной артиллерией.

 

Исходя из анализа развития сил фло­та японские адмиралы обратили внима­ние на полное несоответствие высоких ударных возможностей авианосцев (то есть их исключительной ценности для ведения наступательных действий) при­митивным средствам обороны. Создан­ная в 1928 году 1-я ДАВ («Акаги», «Хосё») с мая 1933-го действовала как отдель­ный структурный элемент флота и в со­ответствии с организацией мирного вре­мени имела на каждый авианосец по од­ному старому эсминцу. Последние в мирное время в основном занимались спасением экипажей аварийных самоле­тов (за что получили прозвище «спаса­тели стрекоз»), а в случае войны им над­лежало — ни много ни мало — обеспечить авианосцам ближнюю ПВО и ПЛО! Не го­воря уже о ничтожных возможностях зе­нитного вооружения японских эсминцев середины 30-х годов, на повестке дня вставал новый вопрос — эскортного со­провождения. Если радиус действия «Акаги» составлял 8200 миль на скорос­ти 16 узлов, то для вводимого в строй «Сёкаку» это значение достигало 9700 миль при 18 узлах. Таким образом, старые эс­минцы, используемые в качестве эскорт­ных кораблей, объективно не могли спра­виться ни с той ни с другой задачей.

Именно этот довод поставил крест на первоначальном варианте перевооруже­ния в корабли ПВО двух легких крейсе­ров типа «Тенрю». Требовался принципи­ально новый корабль. Но какой? По мне­нию МГШ, такой, который мог действовать вместе с авианосцем, в том числе в штор­мовом море, то есть иметь большой ра­диус действия и обладать отличными мо­реходными качествами; быть способным спасать экипажи, а также самолеты в слу­чае вынужденной посадки на воду; фор­мировать мощный экран ПВО; обеспечи­вать ПЛО.

Выбор эсминца в качестве базового класса для создания специализированно­го корабля ПВО был основан на целом ряде факторов. Во-первых, Япония к кон­цу 30-х годов все еще не имела совре­менных легких крейсеров, которые могли бы послужить прототипом для постройки корабля ПВО.

Во-вторых, постройка современного корабля такого класса стандартным водо­измещением в 6000—7000 т должна была занять не менее двух лет. В остающееся до крупномасштабного конфликта на Ти­хом океане время Япония явно не успе­вала получить необходимое количество подобных кораблей ПВО. Зато стоимость и материалоемкость постройки 3000-тон­ного эсминца была в полтора — два раза ниже, чем легкого крейсера, при практи­чески равной эффективности — меньшая боевая устойчивость и вооруженность компенсировались его большей манев­ренностью и скоростью. Кроме того, за­щищая авианосцы до последней возмож­ности, эскортные корабли были обрече­ны на большие потери. Даже более богатые, чем Япония, морские державы не могли позволить себе рассматривать легкие крейсера в качестве «разменной монеты».

Наконец, в-третьих, только что посту­пившая на вооружение 100-мм 65-калиберная артиллерийская система типа 98 вполне годилась для эсминца, но была недостаточно мощной для крейсера. Раз­работка же нового орудия для крейсера ПВО дополнительно затянула бы созда­ние корабля.

В итоге МГШ остановил свой выбор на эскадренном миноносце. Новый подкласс кораблей получил обозначение «эсминец 1-го класса типа В», или «флотский эс­кортный эсминец».

Основным компромиссом между тео­ретиками и тактиками стал отказ МГШ от требования максимальной скорости в 35 узлов — расчеты показали, что иначе во­доизмещение необходимо будет увели­чить до 4000 т. Дальнейшие корректиров­ки проекта, получившего обозначение F51, не носили принципиального харак­тера. Интересно лишь отметить исчезно­вение в окончательном варианте совер­шенно немыслимого в боевых условиях специального оборудования для спасения самолетов.

Первые два эсминца ПВО типа «Акицуки» были заложены по бюджету 1939 года вместе с пятью «классическими» эсмин­цами типа «Югумо». На 1940-й выделялись средства на 6 «югумо» и 4 «акицуки». Да­лее, вплоть до 1946 года планировалось ежегодно заказывать по 10 «классических» и по 5 эсминцев ПВО. Но поскольку воен­ная угроза становилась все очевиднее, по последней предвоенной программе 1941 года заказали 17 «югумо» и 10 единиц типа «Акицуки». Начавшаяся война скорректи­ровала амбициозные планы японских ад­миралов. В строй удалось ввести только 12 кораблей. Постройка заложенного в январе 1945 года эсминца «Митицуки» уже в марте была остановлена (16% готовнос­ти). Корабль разобрали и большую часть материалов направили на производство взрывающихся катеров и человекоуправляемых торпед. Три последних из зака­занных кораблей («Киёцуки», «Оцуки» и «Хацуки») не закладывались. Запланиро­ванные к постройке эсминцы типа «Арасикару», которые должны были стать раз­витием типа «Акицуки», получившие заводские номера 777—785 и аналогичные типа «Ямацуки» (№№ 5061—5083) так и оста­лись на бумаге.

Заказы на постройку эсминцев ПВО распределялись между государственны­ми и частными кораблестроительными предприятиями примерно поровну. Стро­ительство кораблей шло в нарастающем темпе. Если стапельный период первых «акицуки» занимал около года, а дострой­ка и испытания до передачи флоту от 9 до 11 месяцев, то для последних эсмин­цев эти сроки составляли в среднем 9 и 4 месяца соответственно. В основном это достигалось за счет упрощения конструк­ции корпуса. Двенадцать переданных флоту кораблей принадлежали трем под­типам, а именно «Акицуки» (7), «Фуюцуки» (4) и «Ханацуки» (1), но только пер­вые два имели различные номера проек­тов - F51 и F53.

 

 

 

Корпус и компоновка

 

 

 

 

 

20.jpg

 

02.jpg

 

 

Состав вооружения потребовал увели­чения водоизмещения корабля. Если раз­меры наиболее совершенных японских эсминцев типа «Югумо» остались практи­чески такими же, как у отслуживших по 15 лет кораблей типа «Фубуки», то «Акицуки» стал на 14,5 м длиннее, почти на метр шире, на 40 см увеличилась осадка, а полное водоизмещение возросло на 1200 т по сравнению с «Югумо». Корабли получили большой запас остойчивости, что позволило разместить четыре двухорудийных башни, расположенных в око­нечностях одна над другой. Несмотря на это «акицуки» не имели проблем с «верх­ним» весом, свойственным многим япон­ским эсминцам и миноносцам.

Форма форштевня была различной у каждого подтипа: она менялась от тради­ционной изогнутой у кораблей первой серии к упрощенной прямой у последую­щих, в том числе — скошенной в подвод­ной части. Корма имела округлую форму. При сборке широко применялась элект­росварка.

Продолжающийся до фок-мачты полу­бак, расположенная ближе к левому бор­ту система перезарядки торпедного ап­парата, размещение катеров и шлюпок на «акицуки» были характерны для всех со­временных им японских эсминцев. Вмес­те с тем, подвергся коренной перепроек­тировке мостик, что было вызвано в пер­вую очередь необходимостью обеспечить минимизацию «мертвых» зон для носовых башен ГК (расстояние от мостика до но­совой возвышенной башни позволяло последней разворачиваться на 360°). В первый и единственный раз на японских эсминцах применили вывод дымоходов от всех трех котлов в одну трубу.

В результате «Акицуки» приобрел свое­образный, отличный от других типов японских эсминцев силуэт, схожий с си­луэтом легкого крейсера «Юбари». Раз­меры корабля, а также число и разме­щение на нем башен ГК стали дополни­тельными причинами того, что «акицуки» зачастую опознавались американскими летчиками и подводниками как крейсера, в том числе как тяжелые.

В качестве спасательных средств новые эсминцы несли по два 11 - метровых мотор­ных катера (по 60 л.с.) и два 12 - метровых баркаса

 

 

Энергетическая установка

 

 

Дополнительная длина корпуса «Аки­цуки» пошла на размещение четвертого снарядного погреба для башни ГК № 2, поэтому состав энергетической и силовой установок по сравнению с эсминцами пре­дыдущих проектов не мог быть увеличен.

ГЭУ располагалась по линейной схеме. В двух котельных отделениях находились три котла («Кампон Ро-Го» марка 3В мо­дель 17) с пароперегревателями. Два кот­ла в КО № 1, третий — в КО № 2. Давление пара — 30 кг/см2 при температуре 350 °С.

Паровые турбины были аналогичны установленным на «Кагеро»: два ГТЗА «Кампон» вращали два трехлопастных вин­та. Незначительные отличия сводились к использованию более доступных в воен­ное время материалов и унификации про­изводства различных мелочей. Кроме того, максимальная скорость вращения гребных валов была снижена с 380 до 340 об/мин. Полная длина отсеков, занятых ГЭУ, со­ставляла 51,5 м (КО № 1 - 17м, КО№2-9,2 м, МО № 1 - 13 м, МО № 2 - 12,3 М). По сравнению с «Кагеро», это было несколько больше, однако фактически раз­меры этих отделений даже сократились, поскольку в МО № 1 разместили электри­ческие генераторы (имевшие на «Кагеро» отдельный отсек), а с обеих сторон КО, по правому борту от МО № 1 и по левому борту от МО № 2, расположили дополни­тельные топливные цистерны.

Согласно спецификации, окончательно утвержденной в октябре 1941 года, дви­жение крейсерской скоростью в 18 узлов требовало расхода топлива в 0,46 кг/ч на одну л.с. Дымовая труба высотой око­ло 8 м имела изрядную парусность (да и вес: общая масса дымоходов и кожуха — 13т), поэтому для ее поддержки служили 6 стальных растяжек диаметром 8 мм. К кожуху трубы крепилось несколько паро­вых, воздухозаборных и выпускных труб, включая идущий по левому борту от ос­нования мостика дымоход камбуза с ха­рактерным Н-образным концом.

Эсминцы типа «Акицуки» отличались развитой системой принудительной вен­тиляции. Воздухозаборники котельных отделений располагались вокруг дымовой трубы, что позволяло дополнительно про­гревать подаваемый в котлы воздух. Вы­ходы вентиляции машинных отделений находились у основания первоначальной штатной позиции 25-мм орудий, вокруг прожекторной площадки и около кормо­вой возвышенной башни.

Общий расчетный вес машинного обо­рудования «Акицуки» составил 724,5 т: машины — 214, котлы — 195,5, трубопро­воды — 97, валы и винты — 92,5, вспомо­гательные механизмы — 55,5 т. Эсминец брал 78 т воды и 5,5 т машинного масла. На ходовых испытаниях вес машинного оборудования, запасов воды и масла со­ставил 835 т, в полной нагрузке — 840.

Площадь пера сбалансированного руля— 10,48 м2. Максимальный угол по­ворота руля на борт — 35°.

Обеспечение увеличенного радиуса дей­ствия эсминцев ПВО потребовало сущест­венного роста запасов топлива. Полная вместимость топливных танков составляла около четверти стандартного водоизмеще­ния. На обычных флотских эсминцах это значение было в пределах 15%.

Топливные цистерны помещались в основном в двойном дне, однако под до­полнительные резервуары были отданы и другие полости, местами доходившие практически до самой верхней палубы. Система питания обеспечивала первона­чальный расход топлива из наиболее вы­соко расположенных резервуаров.

На ходовых испытаниях «Акицуки» раз­вил максимальную скорость в 33,39 узла при мощности 52 193 л.с. и скорости вра­щения винтов в 343 об/мин (водоизмеще­ние 3472 т). При перегрузке полная мощ­ность повысилась до 54 763 л.с., скорость до 33,77 узла (при 348,2 об/мин). Стандарт­ная скорость в 18,26 узла была получена при мощности в 4839 л.с. (161,2 об/мин). В этом случае потребление топлива соста­вило 0,43 кг/ч на л.с. против 0,332 кг/

ч на одну л.с. при полной мощности.

 

 

Вооружение

 

 

 

Изюминкой всего проекта, собствен­но и превращающей корабль в специа­лизированную боевую единицу противо­воздушной обороны, должны были стать артиллерийское вооружение и системы управления зенитным огнем.

Все созданные ранее в Японии типы эскадренных миноносцев, начиная с «фубуки», вооружались 127-мм орудиями с длиной ствола 50 клб., размещенными в двухорудийных башнях. Это было мощное орудие, превосходившее в дальности огня сопоставимые американские пятидюймовки почти на 4000 м! Под него японцы разработали семь различных типов ору­дийных установок. Наиболее совершен­ные башни типа D, установленные на эс­минцах типа «Югумо» и «Симакадзе», по своему диапазону вертикальной наводки (-7°, +75°) на первый взгляд могли быть использованы для ПВО. Однако в действи­тельности низкая скорость горизонталь­ной наводки в 4—6 град/с делала эту ар­тиллерийскую систему для борьбы с са­молетами практически бесполезной.

Имевшиеся к тому времени на воору­жении японского флота зенитные установ­ки меньшей мощности (127-мм/40 клб. и 120-ММ/45 клб.) также не годились для вооружения эсминцев ПВО, так как в существующих вариантах являлись полуот­крытыми и не отвечали требованиям боя с надводными кораблями противника.

Таким образом, артиллерия главного калибра для «Акицуки» создавалась па­раллельно с разработкой проекта эсмин­ца, специально для данного типа кораб­ля. Это была принципиально новая двухорудийная артиллерийская установка с электрогидравлическим приводом, разме­щенная в закрытой 30-тонной башне. По­следняя поворачивалась на 12 град/с в го­ризонтальной плоскости, скорость верти­кальной наводки составляла 16 град/с.

 

 

 

 

 

05.jpg

Орудийную установку приняли на воору­жение в 1938 году под наименованием тип 98 модель А. Данная артиллерийская сис­тема представляла собой один из немно­гочисленных видов вооружения, разрабо­танных в Японии, и по своим качествам превосходивших все мировые аналоги (Сравнивая японское 100-мм орудие типа 98 с аме­риканским 127-мм Мк-32, следует иметь в виду, что последнее при своих весьма посредственных бал­листических характеристиках обладало важным пре­имуществом: в его боекомплекте снаряды оснаща­лись радиовзрывателями. Поэтому зенитный огонь американских эсминцев в целом был все же эф­фективнее, чем у «Акицуки»).

Дебют артиллерии «Акицуки» — успеш­ное отражение налета американских «ле­тающих крепостей» 29 сентября 1942 года. Японские авторы Хори Мотойоси и Адзума Сеичи утверждают, что в тот день эсминец сбил два низколетящих В-17. Естественно, что в тех условиях (низко­летящие, достаточно крупные и не слиш­ком скоростные самолеты) восемь 100-мм орудий могли проявить себя с самой луч­шей стороны.

Некоторые японские источники утвер­ждают, что, когда летом 1945 года бом­бардировщики В-29 атаковали район ВМБ Куре с высоты более 9000 м, единствен­ными зенитными орудиями, способными вести сколь-нибудь эффективный огонь по самолетам, оказались лишь стомиллиметровки «акицуки». Однако для достижения такой высоты даже для снаряда этой артсистемы требовалось около 20 с, что в совокупности с отсутствием радиовзры­вателя и сугубо оптической наводкой да­вало весьма малую вероятность пораже­ния цели.

Огневая производительность артилле­рии ГК «Акицуки» составляла более 2000 кг/мин, в то время как у стрелявшего поч­ти вдвое более тяжелыми снарядами «Югумо» этот показатель едва достигал 1380 кг/мин. В боекомплект ГК входило по 300 снарядов на ствол (фугасных и некоторое количество учебных). Для дос­тижения высоких характеристик артсистемы типа 98 в жертву была принесена живучесть ствола, составлявшая всего 350 выстрелов (у японской пушки типа 89 — до 1500, а у германской 105/65 зенитки — около 2950!). Несмотря на названный не­достаток, установка оказалась весьма удачной и на ее основе для вводимых в строй крупных кораблей была разработа­на полузакрытая установка тип 98 модель А модификация 1. Правда, она успела попасть только на вооружение авианосца «Тайхо» и легкого крейсера «Ойодо», ко­торые не получили реальных возможностей применить ее в бою.

В 1930 году по японскому заказу французская фирма «Гочкис» раз­работала 25-мм зенитную пуш­ку, которая в небольших количествах была закуп­лена Япо­нией в 1934-м. Еще через два года на ар­сеналах в Йокосуке и Тоёкаве приступили к собственному производству стволов, до­полненных пламегасителями типа «Рейнметалл», а также лафетов — первоначально для спаренных установок. Спаренную 25-мм зенитку под наименованием тип 96 мо­дификация 1 приняли на вооружение 6 ав­густа 1936 года, и до окончания Второй мировой войны она оставалась основной автоматической зенитной артсистемой Им­ператорского флота. В 1941 году была раз­работана строенная установка, а через два года — одинарная. Последняя наводилась вручную, спаренные и строенные имели электропривод мощностью 1 л.с., с воз­можностью ручной наводки. Спаренная установка обслуживалась расчетом из семи номеров, строенная — девятью (вертикаль­ный и горизонтальный наводчики, установ­щик прицела и по 2 заряжающих на ствол).

 

06.jpg

Для 25-мм пушек использовались 4 вида снарядов: бронебойный, весом 262 г (заряда нет); общего типа (243 г, заряд 13,2 г); зажигательный (250 г, заряд 11,3 г); трассирующий (252 г, заряд 11,0 г). Каждый 4-й или 5-й снаряд в фугасной или зажигательной обойме был трассиру­ющим. Вес одиночной установки на тумбе составлял 785 кг, спаренной — 1100 кг, строенной - 1800 кг. Среди зенитных малокалиберных пу­шек союзников орудие типа 96 было бо­лее сопоставимо с 20-мм «Эрликоном», но проигрывало 40-мм «Бофорсу» прак­тически во всех отношениях.

Если состав основного артиллерийско­го вооружения эсминцев типа «Акицуки» в течение войны не изменялся (На многих японских эсминцах башню ГК № 2 (воз­вышенная кормовая) к концу войны заменили на строенную 25-мм установку), то коли­чество размещаемых на кораблях 25-мм орудий типа 96 непрерывно росло. Так, на этапе проектирования легкое зенитное вооружение ограничивалось двумя спа­ренными 25-мм автоматами, которые уста­навливались на платформе между тру­бой и торпедным аппаратом, и первые ко­рабли серии передавались флоту именно в таком виде. Впоследствии эсминцы по­лучили дополнительные строенные 25-мм автоматы, стоящие на площадках побортно у трубы. В 1944 году на находивших­ся в строю «акицуки» сняли кормовой ПУАЗО и на его месте установили еще один строенный автомат. На ряде кораблей две дополнительных строенных установки по­явились по сторонам от прожекторной платформы. До 12 одиночных 25-мм авто­матов были размещены на палубе. Напри­мер, на «Хацуцуки» общее число орудий типа 96 достигло 27.

Усиление зенитного вооружения на оставшихся в строю единицах было про­должено в 1945 году. «Судзуцуки» имел 6 строенных (перед торпедным аппаратом, по бокам от трубы и мостика) и 30 оди­ночных установок (всего 48 автоматов) без ослабления основного вооружения.

К началу войны за Великую Восточную Азию 25-мм пушки являлись вполне удов­летворительным оружием, не имевшим в сравнении с аналогичными системами про­тивника ни принципиальных преимуществ, ни значительных недостатков. Однако в ходе боевых действий изначально несущест­венные недостатки японских 25-мм ав­томатов особенно проявились за счет ка­чественного роста боевых характеристик самолетов и совершенствования тактики авиации противника.

Скорость наведения спаренных и стро­енных установок оставалась неудовлет­ворительной даже при использовании электропривода, а при ручной наводке снижалась еще больше. Сама конструк­ция прицелов оказалась не приспособ­ленной для стрельбы по скоростным це­лям в условиях их быстрого горизонталь­ного перемещения (К 1944 году американским летчикам был уже хо­рошо известен этот недостаток японской малока­либерной зенитной артиллерии, чем они успешно пользовались, рыская на курсе атаки).

Значительная вибрация при стрельбе и недостаточная емкость магазина также отрицательно сказывались на точности огня и практической скорострельности. Малые вес снаряда и дальность огня 25-мм пушек не обеспечивали эффективного пораже­ния пикирующих бомбардировщиков и торпедоносцев до момента применения ими оружия.

Установка на эсминцах в июне 1944 года по четыре 13,2-мм автомата типа 93 (япон­ская версия модели Гочкиса) мало что до­бавляла к реальным возможностям ПВО кораблей. Главной, оставшейся так и не­решенной, проблемой было отсутствие в японском флоте хорошей системы управ­ления зенитным огнем для малокалибер­ной артиллерии. В результате произведен­ное в ходе войны весьма ощутимое уве­личение числа 25-мм автоматов не при­несло желаемых результатов. Сущест­венная часть из дополнительно установ­ленных пушек представляла собой одно­ствольный вариант, а условия хаотичного размещения по всему кораблю не позво­ляли организовать для них систему управ­ления огнем. Выбор целей и способ ве­дения огня отдавались на откуп прислуге каждого конкретного орудия. В целом ма­локалиберная зенитная артиллерия япон­ского флота до конца войны оставалась на уровне 1941 года.

Для управления огнем 100-мм пушек служил ПУАЗО типа 94, созданный фирмой Nippon Optical Manufacture Company для 127-мм зенитных установок тяжелых кораб­лей в 1937 году. Он размещался в цилинд­рической башенке, имевшей противоосколочное бронирование, и комплектовался 4,5-метровым стереоскопическим дально­мером и четырьмя 8-см биноклями. Элект­ромотор в 5 л.с. вращал башенку со скоростью 13 град/с, скорость поворота вручную составляла 9 град/с. Вертикальная навод­ка была ручной, ее максимальная ско­рость — 25 град/с. ПУАЗО обеспечивал из­мерение дистанции до цели в диапазоне от 3 до 15 км при максимальной скорости цели 150 м/с. Вес системы — 3,5 т.

Расчет из семи наводчиков-операторов измерял дистанцию, высоту цели, курсо­вой угол, углы вертикального и продоль­ного отклонения цели и передавал эти данные для обработки в зенитное вычис­лительное устройство. Механическое счетное устройство, обслуживаемое од­ним офицером и восьмью операторами, выдавало данные для стрельбы: полные углы наводки и время установки взрыва­теля, которые затем передавались ору­дийным расчетам. ПУАЗО типа 94 до кон­ца войны оставался самым совершенным устройством управления зенитным огнем японского флота. Вместе с тем, нетрудно представить, что в условиях большого числа воздушных целей, одновременно атакующих корабль с различных направ­лений и высот, такая оптико-механичес­кая система управления зенитным огнем не могла обеспечить своевременную об­работку данных и осуществление целе­указания. Возможно, это соображение ста­ло причиной демонтажа кормового дирек­тора в пользу строенного 25-мм автомата.

Для обеспечения огня 25-мм автоматов применялся 2,5-метровый дальномер, уста­навливавшийся между парой строенных автоматов на платформе перед торпед­ным аппаратом, а также два 1,5-метро­вых дальномера наверху мостика перед директором ГК.

На площадках мостика имелись шесть (по три на борт) 12-см биноклей на стой­ках. Для ночного боя и передачи сигналов служил 110-см прожектор типа 92, давав­ший белый свет интенсивностью 12 800 кандел/м2 при силе тока 200 А и напряже­нии 80 В, что обеспечивало дальность под­светки целей на расстоянии 6000 м.

 

Торпедное вооружение

Культ торпедной атаки среди командо­вания флота и экономические соображения, требующие создания более разносторон­ней боевой единицы, вызвали корректиров­ку первоначального проекта, предполагав­шего только артиллерийское вооружение, и корабли ПВО получили по одному пово­ротному четырехтрубному торпедному ап­парату с устройством перезаряжания. Пос­ле этого последовало изменение офици­альной классификации кораблей: вместо «судна ближнего эскорта» (Chokueikan) на эсминец (Kuchikukan).

Японская 610-мм торпеда типа 93, сто­явшая на вооружении японских крейсеров и эсминцев и прозванная за свои разме­ры «Long Lance» («Длинное копье»), име­ла выдающиеся боевые характеристики, обладая несравнимой с торпедами дру­гих стран комбинацией скорости, дальнос­ти хода и ударной силы. Годами шлифо­вавшаяся методика выучки экипажей японских кораблей для торпедных атак делала этот вид вооружения весьма гроз­ным. Практически единственное, что мог­ли противопоставить ему американцы, — ведение боя в условиях невозможности эффективного применения противником торпед: на пределе их дальности либо в виде неожиданных ночных огневых кон­тактов вне прямой видимости с наводкой по данным радиолокации.

Результатом экспериментов по исполь­зованию кислорода для движения торпед, начатых в японском флоте еще в 1917 году, стало принятие на вооружение 28 ноября 1935 года торпеды типа 93 моде­ли 1 модификации 2. Она имела двухци­линдровый двигатель Уайтхеда с диамет­ром и ходом поршней 142 мм и 180 мм, максимальной мощностью в 520 л.с. при давлении кислорода в 38 атм. В качестве топлива использовалась смесь кислоро­да (запас для одной торпеды — 980 л при сжатии до 225 атм.) и керосина (128 л). Чтобы предотвратить взрыв при запуске, двигатель начинал работать на обычном воздухе, с последующим увеличением концентрации кислорода до 100%. Пода­ваемая насосом морская вода замещала расходуемое топливо и охлаждала двига­тель.

Торпедный аппарат типа 92 разрабо­тали в 1932 году и приняли на вооруже­ние в 1934-м. На «Акицуки» была уста­новлена самая совершенная во флоте модель 4 с приводом наводки от пневмомотора в 10 л.с., углом поворота в 360° и защитными щитами. Такие же торпед­ные аппараты стояли на эсминцах типа «Кагеро» и «Югумо». Выстрел произво­дился сжатым воздухом. В экстренном случае для этих целей служил 600-грам­мовый заряд черного пороха. Скорость движения торпеды при выстреле состав­ляла 11 — 12 м/с.

Для перемещения торпед по кораблю в процессе погрузки служили рельсы, про­ходящие по левому борту. Запас торпед на эсминцах составлял 8 штук — по 4 в трубах торпедного аппарата и в устрой­стве перезарядки.

Чтобы удовлетворить требования МГШ о повышении массы заряда торпед, в 1942 году длину баллона со сжатым воз­духом уменьшили. Такая торпеда (тип 93 модель 3) с увеличенной боеголовкой и уменьшенным запасом топлива (750 л кислорода и 95 л керосина) и дально­стью хода поступала на вооружение эсминцев японского флота в 1944—1945 годах.

В целом можно говорить о явном превосход­стве «Long Lance» над стандартными аме­риканскими торпедами. Кроме того, прак­тически до лета 1943 года американцев преследовали неудачи из-за дефектов магнитных взрывателей и неточности удержания их торпедами заданной глуби­ны хода. У военных моряков Японии та­ких проблем не было. Здесь уместна ци­тата официального историка ВМС США С.Э. Моррисона: «В течение 40 лет Им­ператорский Японский флот приложил массу усилий для усовершенствования торпед, отработки тактики ночного боя и торпедных атак. Экипажи были обучены перезаряжать аппараты за считанные ми­нуты, а все командиры были специалис­тами по торпедам. Ни американские, ни британские эсминцы не имели подобно­го оружия, методик и тренировок».

 

Противолодочное вооружение

Для борьбы с подводными лодками «Акицуки» нес типичное вооружение «стандартного» японского эсминца, осно­ву которого составляло метательное устройство типа 94 (упоминаемое также в зарубежных источниках как «Y-пушка»). Это был бомбомет с двумя стволами, рас­положенными в виде буквы Y. Сила вы­бивного заряда, находящегося в камере у основания бомбомета, с помощью спе­циальной рукоятки во время выстрела направлялась в один из стволов, вытал­кивая цилиндрическую глубинную бомбу, закрепленную на специальном штоке-обойме. Входя в воду, бомба освобожда­лась от обоймы и взрывалась на задан­ной глубине. Около бомбомета, ближе к корме, находился специальный стеллаж на 6 запасных бомб, что позволяло быст­ро осуществлять перезарядку. На эсмин­цах типа «Акицуки» устанавливались один или два таких бомбомета. Кроме того, глубинные бомбы могли сбрасываться с кормы эсминца обычным скатыванием по три штуки побортно. Средний вес приме­няемых глубинных бомб составлял около 250 кг, из которых до 100 кг приходилось на вес взрывчатого вещества. По штату их полагалось принимать 72 штуки.

В качестве средства гидроакустики «Акицуки», как и большинство других японских военных кораблей, имел непло­хие пассивные гидрофоны.

Главными недостатками японского про­тиволодочного вооружения были: невоз­можность ведения огня глубинными бом­бами по носовым курсовым углам (что позволял американский бомбомет «хеджехог») и слабость гидроакустических средств поиска. В комплексе с порочнос­тью имевшихся в Японии теоретических взглядов на методы ПЛО в целом приме­нение японских эсминцев всех типов для борьбы с субмаринами противника обыч­но не давало желаемого результата.

Подводя черту под описанием воору­жения, следует отметить, что общий вес вооружения эсминцев типа «Акицуки» со­ставлял 447 т, намного превышая соот­ветствующие показатели для крейсера «Юбари» (324,3 т) и типичного флотского эсминца «Кагеро» ( 345,7 т). В основном это явилось следствием большего веса новых двухорудийных башен и установки четвертой башни ГК. Вместе с тем, вес вооружения по отношению к стандартно­му водоизмещению корабля для «Акицу­ки» составлял 12,7%, тогда как для «Ка­геро» — 14,2%. Таким образом, эсминцы ПВО отнюдь не были перегружены во­оружением, как это может показаться на первый взгляд.

 

Радиолокационное оборудование

 

 

 

19.jpg

 

С осени 1942 года отставание Японии в вопросах создания и боевого использо­вания средств радиолокации стало все сильнее сказываться на результатах мор­ских боев. Практически только к битве у Лейте в октябре 1944 года японские ко­рабли получили радиолокационные стан­ции, сравнимые с примененными англи­чанами в бою у мыса Матапан за три с половиной года до этого. Три первых корабля типа «Акицуки» вступили в строй без радаров и получили их в ходе модернизации в 1943 году (Первым из эсминцев ПВО РЛС получил «Хацуцуки»). Первоначально это была РЛС типа 21. Для размещения вращающейся «матрасной» антенны (3,6x2 м или 3,6x3 м) этой РЛС конструкция фок-мачты была изме­нена, на ней оборудовали специальную площадку.

12.jpg

Вместо радара типа 21 эсминцы могли нести РЛС типа 22 со своеобразной антен­ной «рогового» типа (два рупора, нижний — для передачи, верхний для приема сигна­ла), крепившейся на той же площадке. РЛС типа 13 поступила на вооружение в марте 1943 года и использовалась для обнаружения воздушных целей в подраз­делениях ПВО сухопутных войск, а также на флоте. Приемопередающей антенной служила фазированная решетка «лестнич­ного» типа, устанавливавшаяся сначала на грот-мачте, а к концу войны дополнитель­но и на фок-мачте (на кораблях, исполь­зующих РЛС типа 22).

В 1943—1944 годах японцы предприни­мали попытки приспособить РЛС типа 22 для управления артиллерийским огнем, но без особого успеха (приборная ошибка радара достигала 700 м). Практически до конца войны в Японии не было создано систем обнаружения работы РЛС против­ника. Невысокие технические характерис­тики аппаратуры и низкий уровень подго­товки операторов не позволяли использо­вать радар так же эффективно, как это делали американцы и англичане.

Оценка проекта

 

 

 

 

 

01.jpg

 

 

Эсминцы типа «Акицуки» стали одни­ми из самых современных кораблей Им­ператорского флота, принимавших учас­тие во Второй мировой войне. Корабли получили наиболее совершенное воору­жение, средства радиолокации и управ­ления огнем из имевшихся в японском флоте; максимально возможно для свое­го класса и уровня развития японской на­уки и промышленности сочетали оборо­нительные и наступательные качества. Несколько меньшая скорость по сравне­нию с «классическими» эсминцами пред­ставляется вполне допустимой, учитывая специализацию корабля. Недостатки же радиолокационного оснащения и проти­володочного вооружения «Акицуки» были присущи всем японским кораблям Второй мировой войны.

Проект «Акицуки» одним из первых среди японских эсминцев не принес про­блем с «верхним» весом, хотя на корабле разместились 4 двухорудийные башни ГК по линейно-возвышенной схеме.

Высокой оценки заслуживают также мореходные и маневренные качества: по этому показателю японские эсминцы пре­восходили большинство своих американ­ских и английских собратьев.

Достигнутый радиус действия в 8000 миль на скорости 18 узлов — великолеп­ный результат для корабля такого водо­измещения(Эсминцы типа «Югумо» имели 5000/18; практи­чески все японские тяжелые крейсера — 8000/14 (кроме типа «Тоне» — 8000/18), старые легкие — 5000/14).

Установка на «Акицуки» торпедного во­оружения на первый взгляд теряет смысл. Однако заказчики и проектировщики, учи­тывая экономическое положение Японии, стремились создать как можно более раз­ностороннюю боевую единицу, и актив­ное использование четырех эсминцев этой серии в кампании на Соломоновых островах, вылившееся в непосредствен­ные столкновения с надводными силами противника, в полной мере оправдало наличие торпедного вооружения.

В ходе боевых действий эсминцы типа «Акицуки» продемонстрировали неплохую для кораблей своего класса живучесть. Наиболее ярким примером является «Судзуцуки», оставшийся на плаву после того, как 16 января 1944 года он лишился обе­их оконечностей в результате двух тор­педных попаданий, а в другой раз вер­нувшийся на базу кормой вперед после боя 7 апреля 1945 года.

Подводя итог, можно с полным осно­ванием утверждать, что в целом эсминцы типа «Акицуки» представляли собой пре­восходные универсальные боевые едини­цы, высоко ценимые на флоте. В то же время оснащение американских кораблей боеприпасами с радиолокационными взрывателями и индивидуальными систе­мами управления огнем 40-мм автоматов вывело ПВО флота США на качественно иной уровень. К концу Второй мировой войны «Акицуки» по боевым возможнос­тям уже заметно уступали американским эсминцам, но это было следствием об­щего отставания Японии в области науки и техники — в первую очередь, радиоэлек­троники и автоматики.

Вместе с тем, век специализированных артиллерийских кораблей был недолог. Боевой опыт убедительно доказал, что эффективность противовоздушной оборо­ны соединений флота в море достигает­ся сочетанием трех обязательных компо­нентов: высокими техническими качества­ми систем ПВО кораблей — зенитной артиллерии всех калибров и радиолока­ционного оборудования; принятием верных тактических решений при действиях в районах возможного применения про­тивником авиации, в том числе непосред­ственных мер по построению ордеров ПВО; наличием собственного воздушно­го прикрытия. Качественный скачок в раз­витии военной техники в послевоенный период обесценил артиллерийские кораб­ли ПВО так же стремительно, как когда-то востребовал их.

 

 

 

Корабли серии Акицуки

 

 

 

Название /Номер / Судоверфь / Закладка / Спуск на воду / Вступление встрой

Акицуки

(秋月) / 104 / ММК, Майдзуру / 30 июля 1940 / 2 июля 1941 / 11 июня 1942

потоплел подлодкой "Халибат" 25 октября 1944 г.

Тэрудзуки

(照月) / 105 / МЗ, Нагасаки / 13 ноября 1940 / 21 ноября 1941 / 31 августа 1942

потоплен торпедными катерами PT-37 и PT-40 11 декаюря 1942

Судзуцуки

(涼月) / 106 / МЗ, Нагасаки / 15 марта 1941 / 4 марта 1942 / 29 декабря 1942

плавучая зенитная батарея с июня 1945, пущен на слом в 1948

Хацудзуки

(初月) / 107 / ММК, Майдзуру / 25 июля 1941 / 3 апреля 1942 / 29 декабря 1942

потоплен американскими крейсерами и эсминцами 25 октября 1944

Ниидзуки

(新月) / 108 / МЗ, Нагасаки / 8 декабря 1941 / 29 июня 1942 / 31 марта 1943

потоплен американскими крейсерами и эсминцами 6 июля 1943

Вакацуки

(若月) / 109 / МЗ, Нагасаки / 9 марта 1942 / 24 ноября 1942 / 31 мая 1943

потоплен палубной авиацией США 11 ноября 1944

Симоцуки

(霜月) / 360 / МЗ, Нагасаки / 6 июля 1942 / 7 апреля 1943 / 31 марта 1944

потоплен подлодкой «Кавэлла» 25 ноября 1944

Фуюдзуки

(冬月) / 361 / ММК, Майдзуру / 8 мая 1943 / 20 января 1944 / 25 мая 1944

тяжело повреждён миной 20 августа 1945, пущен на слом в 1948

Харацуки

(春月), Внезапный / 362 / СКК, Сасэбо / 23 декабря 1943 / 3 августа 1944 / 28 декабря 1944

передан СССР 7 июля 1947, учебное судно с 1949, плавучая казарма с 1 января 1955, пущен на слом 4 июня 1969

Ёидзуки

(宵月), Фэнь Ян / 363 / Урага, Йокосука / 25 августа 1943 / 25 сентября 1944 / 31 января 1945

передан Китаю 29 августа 1947, отошёл Тайваню в 1949, пущен на слом в 1963

Нацудзуки

(夏月) / 364 / СКК, Сасэбо / 1 мая 1944 / 2 декабря 1944 / 8 апреля 1945

передан Великобритании 25 августа 1947, после изучения пущен на слом в Японии в 1948

Митидзуки

(満月) / 365 / СКК, Сасэбо / строительство остановлено в марте 1945, разобран на стапеле в том же году

Ханадзуки

(花月) / 366, DD-934 / ММК, Майдзуру / 10 февраля 1944 / 10 октября 1944 / 26 декабря 1944

передан США в июне 1947, после изучения пущен на слом в Японии в 1948

Оцуки

(大月) / 367 / МЗ, Нагасаки / заказ на строительство аннулирован 14 декабря 1944

Хадзуки

(清月) / 368 / ММК, Майдзуру / заказ на строительство аннулирован 14 декабря 1944

Киёцуки

(葉月) / 369 / ММК, Майдзуру / заказ на строительство аннулирован 14 декабря 1944

 

 

 

Источник: А.В. Орел "Эсминцы типа Акицуки", Морская коллекция 05.2001, ну и куда же без Википедии ))

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
14
amax
78 публикаций
1 255 боёв

Служба Акицуки (головного корабля серии)

 

 

Головной корабль серии — эсминец «Акицуки» («Осенняя Луна») —на протя­жении всего своего боевого пути исполь­зовался по прямому назначению чаще других однотипных ему эсминцев. Нахо­дясь в ордерах ПВО авианосных соеди­нений, он принял участие в трех крупно­масштабных сражениях —у Восточных Соломоновых островов, в Филиппинском море и у мыса Энганьо.

Первым командиром «Акицуки» был коммандер Кога Ясудзи, а первым бое­вым заданием эсминца стало сопровож­дение тяжелого авианосца «Дзуйкаку» в период приготовлений японского флота к контратаке американских сил вторжения в районе Алеутских островов.

29 июня корабль оставил базу ВМС в Йокосуке и сопровождал лайнер «Кама-кура Мару» с войсками на борту до Макассара, затем вернулся в метрополию.

После несостоявшегося столкновения в северных водах «Акицуки» был перебро­шен на юг Тихого океана, в район Соло­моновых островов. 13 августа эсминец в эскорте транспорта боеприпасов «Нару-то Мару» вышел из Йокосуки в Рабаул.

Высадка американских войск на Гуадалканал вынудила японское командова­ние перенацелить на борьбу за этот ост­ров армейские и морские части, перво­начально предназначенные для действий на Новой Гвинее. Основные силы Объе­диненного флота были переразвернуты на южное направление с главной базой на атолле Трук. Попытка сбросить американский десант в море с ходу закончилась полным провалом (элитный 28-й пехотный полк полковника Ичики Киёнао был пол­ностью уничтожен), поэтому к осуществ­лению доставки на Гуадалканал новых сил японские штабы подошли основательнее. Предполагая нахождение в непосред­ственной близи от Гуадалканала авианос­цев противника, японское командование привлекло к участию в операции крупные силы флота.

19 августа из Рабаула вышел японский войсковой конвой (5 транспортов, пере­возивших 1500 человек морской пехоты), сопровождаемый легким крейсером «Дзинцу» и 5 эсминцами. Восточнее него шли силы прикрытия, включавшие авиа­носцы «Сёкаку», «Дзуйкаку» и «Рюдзё», линейные корабли «Муцу», «Хией» и «Кирисима», 9 тяжелых и два легких крейсе­ра, гидроавиатранспорт «Читозе», 17 эс­минцев. Высадку назначили на ночь 23 августа. Отряд в составе «Рюдзё», тяже­лого крейсера «Тоне» и двух эсминцев, обеспечивающих ближнее прикрытие де­сантных сил, должен был стать приман­кой для атак американской палубной авиа­ции, в то время как два тяжелых авианосца под командованием вице-адмирала Нагумо Тюити могли бы нанести удар по американским кораблям. «Акицуки» во­шел в эскорт Ударной группы адмирала Нагумо.

Обнаружив 20 августа корабли против­ника, американцы направили им навстре­чу два оперативных соединения, включав­ших авианосцы «Саратога» и «Энтерпрайз», линкор, 3 тяжелых и 1 легкий крейсер, 10 эсминцев.

Бой авианосных соединений, начав­шийся во второй половине дня 24 авгус­та, вылился в серию последовательных взаимных ударов палубной авиации. Япон­цы потеряли «Рюдзё», гидроавиатранс­порт получил повреждения. У американ­цев пострадал «Энтерпрайз», которому пришлось уйти на ремонт в Пёрл-Харбор. С наступлением ночи противоборствую­щие силы разошлись. Фактически в бит­ве у Восточных Соломоновых островов японцы понесли поражение, так как не смогли ни разгромить американские мор­ские силы, ни подавить их ключевой опор­ный пункт на Гуадалканале — аэродром Гендерсон-Филд. А 25 августа американ­ские самолеты нанесли такой ущерб транспортному конвою, что его дальней­шее движение к Гуадалканалу потеряло смысл (погибли самый крупный из транс­портов «Кинрю Мару» и эсминец «Муцуки», легкий крейсер «Дзинцу» получил повреждения; тяжелые потери понесли силы десанта). Высадка войск на Гуадалканал была отменена.

Аэродром Гендерсон-Филд стал насто­ящим камнем преткновения для японско­го флота. Получался замкнутый круг: аме­риканская авиация(палубная и базирую­щаяся на Гендерсон-Филд) не позволяла кораблям микадо приблизиться к остро­ву, а для уничтожения аэродрома артил­лерийским огнем, авиацией либо десан­том японский флот должен был прорвать­ся к Гуадалканалу.

Пока высшее военное руководство японских сил в регионе решало эту головоломку, разрабатывая стратегию даль­нейших действий, а почти все тяжелые корабли вернулись на Трук и в Рабаул, «Акицуки» влился в ряды «стандартных» эсминцев, начавших беспримерную по интенсивности и самоотверженности де­ятельность по доставке подкреплений на Гуадалканал. Проведя почти весь сен­тябрь в составе основных сил флота, ма­неврировавших к северу от Соломоновых островов, «Акицуки» к концу месяца при­был на передовую базу на о.Шортленд, перенеся на переходе (29 сентября) без повреждений налет американских В-17 с Эспириту-Санто.

3 октября «Акицуки» совместно с эс­минцами «Маикадзе» и «Новаки» обеспе­чивал прорыв к Гуадалканалу гидроавиатранспорта «Ниссин». 7 октября «Акицу­ки» был включен в 61-й ДНЭМ 10-й эс­кадры эсминцев 3-го флота.

В начале октября адмирал Микава ре­шил провести крупную операцию силами 8-го флота. Предполагалось, что отряд контр-адмирала Йосима в составе гидроавиатранспортов «Ниссин» и «Читозе» в сопровождении 5 эсминцев сможет за одну ночь прорваться к Гуадалканалу и доставить не только пехоту, но и тяжелое вооружение, боеприпасы и другие грузы. «Акицуки» под флагом контр-адмирал Такама Тамоцу возглавил эсминцы эскорта («Асагумо», «Нацугумо», «Муракумо», «Сираюки») и в составе сил Йосима 12 октября вышел к Гуадалканалу. 11 октября в 21.48 отряд кораблей 8-го флота, прикрывающий корабли Йосима (три тя­желых крейсера 6-й дивизии и два эсмин­ца), на траверзе мыса Эсперанс в 8 ми­лях от о.Саво неожиданно подвергся со­средоточенному артиллерийскому об­стрелу, налетев на оперативное соедине­ние контр-адмирала Н.Скотта (4 крейсе­ра, 5 эсмияцев). В результате схватки крейсер «Фурутака» и ЭМ «фубуки» по­гибли, флагман 6-й дивизии «Аоба» по­лучил повреждение; командир дивизии контр-адмирал Гото Аритомо был смер­тельно ранен. Американцы потеряли эс­минец; еще два крейсера и эсминец были повреждены.

Адмирал Такама приказал «Муракумо», «Нацугумо» и «Сираюки» следовать для спасения экипажей, погибших в ночном бою кораблей. «Акицуки», «Асагумо» и гидроавиатранспорты повернули к Шортленду. Тем временем воздушная развед­ка американцев обнаружила проводившие спасательные работы эсминцы. Вызван­ные пикировщики и торпедоносцы утром потопили «Муракумо», а к пяти часам ве­чера и «Нацугумо».

Операция 8-го флота была сорвана, что вызвало исключительно резкую реакцию японского командования. Пытаясь взять реванш, в ночь на 14 октября линкоры «Конго» и «Харуна», а в ночь на 15-е — тяжелые крейсера «Тёкай» (под флагом самого Микава) и «Кинугаса» буквально перепахали Гендерсон-Филд артиллери­ей главного калибра. Одновременно к мысу Тассафаронга подошли корабли контр-адмирала Йосима и приступили к разгрузке, практически на виду у амери­канской морской пехоты, оборонявшей аэродром.

С рассвета 15 октября по все еще про­изводящим высадку японцам стали нано­сить удары самолеты противника (амери­канцам удалось компенсировать разруше­ние аэродрома на Гуадалканале привле­чением авиации с других островных ВПП). Прервав разгрузку, японцы отошли на север, планируя к ночи вернуться к Гуадалканалу. Выгрузиться успели только два пехотных полка и батарея гаубиц.

17 октября японские эсминцы (вклю­чая «Акицуки») вновь покинули Шортленд, но вскоре были возвращены назад: Объе­диненный флот готовился к крупному сра­жению, призванному обеспечить достав­ку на Гуадалканал 2-й дивизии 17-й ар­мии и ее последующее наступление. Для прикрытия перевозки войск морем и сковывания ответных действий противника привлекались практически все силы Объе­диненного флота, находившиеся в регио­не. Наступление частей 2-й дивизии, на­чатое 21 октября, через четыре дня за­хлебнулось.

Тем временем японский флот, возла­гая надежды на успех армии, крейсиро­вал севернее Соломоновых островов. Вечером 24 октября кто-то из штабистов 2-й дивизии, получив доклады от коман­диров полевых подразделений, ведущих бои на подступах к Гендерсон-Филд, по­спешил доложить «наверх» о захвате аэродрома как о свершившемся факте. Получив это известие, японское командо­вание срочно привело в движение кораб­ли 8-го флота. Утром 25 октября 4-я эс­кадра эсминцев контр-адмирала Такама вышла к Гуадалканалу, намереваясь при поддержке артиллерии высадить десант в непосредственной близи от аэродрома.

Такама разделил свои корабли на две группы. В группу высадки входили эсмин­цы «Акацуки», «Икацути» и «Сирацую». Ударную группу вел сам Такама на лег­ком крейсере «Юра». Она включала «Аки­цуки», «Мурасаме», «Самидаре», «Харусаме», «Юдати». На подходе к месту вы­садки эсминцы первой группы обнаружи­ли отряд американских вспомогательных кораблей, совершавших транспортный рейс между Тулаги и Гуадалканалом, и открыли по ним огонь. Минный загради­тель (бывший эсминец) «Зейн» получил повреждения, но сумел оторваться от про­тивника, буксир «Семинол» и патрульное судно YP-284 были потоплены. Однако в результате артиллерийских «упражнений» японцев операция из-за утраты элемента внезапности была сорвана.

Контратака пяти пикировщиков корпу­са морской пехоты с Гуадалканала, огонь американских береговых батарей и налет шести В-17 вынудили адмирала Такама начать отход. Снаряд с берега попал в башню № 3 «Акацуки», погибло 4 челове­ка. «Икацути», подвергшийся пулеметно­му обстрелу с самолета, временно поте­рял управление. Флагман 4-й эскадры «Юра», получивший 5 бомбовых попада­ний, пришлось оставить (Такама перешел на «Мурасаме») и добить торпедами. «Акицуки», участвовавший в приеме лю­дей с крейсера, в результате близкого разрыва бомбы получил повреждения кор­пуса и некоторое время был лишен хода. Слаженная работа экипажа позволила ему отступить на север вместе с остальными кораблями 4-й эскадры.

Чтобы пробиться к Гуадалканалу и осу­ществить доставку подкреплений на остров, на помощь 8-му флоту пришли ос­новные силы Объединенного флота под командованием адмирала Нагумо, что привело к сражению у Санта-Крус. Япон­цы смогли потопить авианосец «Хорнет» и эсминец, повредить «Энтерпрайз», лин­кор, крейсер и эсминец, заплатив за это повреждением авианосца «Сёкаку», тяже­лого крейсера «Тикума» и эсминца «Теруцуки», а также гибелью 70 лучших эки­пажей палубной авиации. После катаст­рофы при Мидуэе, происшедшей всего полгода назад, такая цена победы в да­леко не решающем бою, была слишком велика. Главнокомандующий Объединен­ным флотом адмирал Ямамото Исороку был крайне недоволен результатами сра­жения: Нагумо отстранили от руководства 3-м флотом и назначили командиром ВМБ Сасебо.

Тем временем «Акицуки» 27 октября бросил якорь в Рабауле, где он четыре дня простоял пришвартованный к плавмастерской «Хаккаи Мару». Корабль подла­тали для перехода в метрополию, куда он вышел 1 ноября в составе эскорта других калек: «Сёкаку» и «Тикума». Переход за­нял 6 дней, и по прибытию в Йокосуку «Акицуки» был поставлен в док для ре­монта. Возвращение его в строй состоя­лось 16 декабря 1942-го. В последний день года он вместе с авианосцем «Дзуйкаку» отправился из Йокосуки на Трук, куда прибыл 4 января. А через два дня под флагом командующего 10-й эскадрой эсминцев контр-адмирала Кимура Сусуму направился на фронт — через Рабаул к Шортленду.

19 января «Акицуки» вышел в море на помощь торпедированному транспорту «Миохо Мару», однако сам стал жертвой подводной атаки. Субмарина «Наутилус» (SS-168) поразила эсминец в правый борт двумя торпедами, но все еще пло­хое качество американских торпед спас­ло корабль — взорвалась лишь одна. По­гибло 14 членов экипажа, 63 человека (включая адмирала Кимура) получили ранения. Несмотря на частичное затоп­ление машинного отделения и опасное напряжение элементов набора корпуса, «Акицуки» смог держать 20-узловой ход и вернуться в базу на Шортленде. Затем он перешел на Трук, где персонал плавмастерской «Акаси» устранил поврежде­ния к 11 марта. Корабль оставил Трук, сопровождая транспорт «Токио Мару» до Сайпана.

14 марта, как только эсминец вышел с рейда Гарапан (о.Сайпан), случилась серь­езная авария. Поврежденный взрывом торпеды «Наутилуса» и укрепленный на скорую руку киль эсминца не выдержал нагрузки и лопнул под мостиком. Корпус корабля деформировался, через образо­вавшуюся трещину хлынула вода, и «Аки­цуки» едва не затонул. Вспомогательная канонерка «Соей Мару» отбуксировала эсминец к берегу, и корабль во избежа­ние гибели был посажен на грунт. На при­ведение эсминца в состояние, обеспечи­вающее его безопасную буксировку в Япо­нию, ушло три месяца. С помощью обо­рудования спасательного судна «Мацуноури Мару» мостик и носовые башни «Аки­цуки» демонтировали. Только 24 июня на буксире транспорта «Синко Мару» он смог начать переход в Нагасаки, где в начале июля был поставлен в док.

26 июля Кога отстранили от командо­вания эсминцем — вероятно, на него воз­ложили вину за недостаточный контроль за ходом ремонта, что привело к аварии. 8 октября 1943 года на его место назначи­ли Огата Томо, опытного офицера с иде­альным послужным списком. Огата начал войну командиром эсминца «Араре», ко­торый сопровождал Ударное соединение адмирала Нагумо, начиная с рейда к Пёрл-Харбору и до битвы у Мидуэя. «Араре» был потоплен американской подлодкой в июле 1942 года, но половина экипажа, включая командира, была спасена.

31 октября ремонт «Акицуки» был за­кончен. В конце ноября эсминец в эскор­те «Сёкаку» и «Читозе» совершил поход до Трука. Потом были транспортные пе­реходы к Кваджелейну и в Кавиенг. Во время последнего похода эсминец без по­вреждений перенес налет американской авиации (1 января 1944 г.), принял учас­тие в помощи экипажу торпедированного транспорта «Киёдзуми Мару».

1 февраля вместе с основными сила­ми флота «Акицуки» ушел из Трука на Па­лау, а с 16 до 21 февраля был переход на новую базу в Лингга-Роудз (в районе Син­гапура). Японский флот отступал, остав­ляя так эффектно завоеванные рубежи, оборона которых теперь стоила слишком дорого.

В связи с потерями в марте 1944 года силы Объединенного флота прошли ре­организацию. Был создан 1-й Мобильный флот под командованием вице-адмирала Одзава Юсабуро. Именно ему поручили осуществить план операции «А» и таким образом попытаться перехватить страте­гическую инициативу в свои руки. План сводился к одновременному удару сила­ми 1-го Воздушного и 1-го Мобильного флотов (базовой и палубной авиацией) по американским силам вторжения. Главная роль в операции отводилась силам 1-го Воздушного флота. Боевая задача моря­ков ограничивалась уничтожением при­мерно одной трети американских авиа­носцев, что должно было позволить япон­ским островным гарнизонам нанести по­ражение вражескому десанту в прибреж­ной полосе.

16 мая соединения 1-го Мобильного флота сосредоточились в гавани Тавитави в юго-западной части Филиппин. С 11 июня американская палубная авиация на­чала бомбить японские базы на Мариан­ских островах (Гуам, Сайпан, Рота, Тиниан), 13 июня к воздушной штурмовке под­ключились линкоры и крейсера, а к ост­ровам подошли мощные силы вторжения.

В тот же день 1 -и Мобильный флот на­чал боевое развертывание. Ядром фло­та, выходящего навстречу американцам, было Соединение «А» вице-адмирала Од­зава в составе: 5-й ДАВ («Тайхо», «Сёка­ку», «Дзуйкаку»), 5-й ДКР («Хагуро» под флагом контр-адмирала Хасимото Синтаро, «Миоко»), 10-й ЭЭМ («Яхаги» под фла­гом контр-адмирала Кимура, 7 ЭМ). В чис­ле 7 эсминцев 10-й эскадры, находивших­ся в ее составе, были все четыре действу­ющих «акицуки» из шести имевшихся в составе флота («Судзуцуки» и «Фуюцуки» стояли в доках в метрополии). Но вместо ожидаемого трумфа японцам довелось испытать горечь сокрушительного пора­жения. Грандиозная морская битва, из­вестная в Японии как бой у Марианских островов, а в США — как сражение в Фи­липпинском море, была проиграна еще до вечера 20 июня, когда начался воздуш­ный налет на японские корабли, точнее, утром 19 июня, когда флагман Одзава — новейший авианосец «Тайхо» — получил роковую торпеду с американской подлод­ки «Альбакор».

«Акицуки» принял участие в спасении остатков экипажа флагманского авиа­носца, в ходе сражения оставался в эс­корте Соединения «А», а затем вместе с флотом вернулся в японские воды, где оставался до октября, занимаясь боевой учебой.

Последний его выход в море состоял­ся 20 октября 1944 года, когда соедине­ние адмирала Одзава покинуло Внутрен­нее море и взяло курс на юг. Одзава имел задачу отвлечь на себя ударные авианос­цы 3-го американского флота и этим дать возможность линкорам и тяжелым крей­серам вице-адмиралов Курита Такео, Нисимура Сейдзи и Сима Кийохиде нанести поражение американцам непосредствен­но на месте высадки. Для приманки были выделены авианосцы 3-й ДАВ («Дзуйка­ку» под флагом Одзава, «Дзуйхо», «Читосэ», «Чийода»), линкоры «Хьюга» и «Исэ» контр-адмирала Масуда Тиаки, легкие крейсера «Ойодо», «Тама», «Исудзу» и 8 эсминцев (включая «Акицуки», «Хацуцуки», «Вакацуки», «Симоцуки»). Кроме того, Одзава располагал отрядом обес­печения из двух танкеров и шести малых эскортных кораблей.

Поставленная задача была выполнена. В то время, когда Курита вел бой у ост­рова Самар, вице-адмирал Одзава сумел сковать силы 38-го оперативного соеди­нения. Бой, произошедший к северо-вос­току от мыса Энганьо, представлял собой непрерывные атаки аме­риканской авиации и интен­сивное маневрирование японского отряда. Оставав­шиеся у Одзавы к утру 25 ок­тября самолеты были быст­ро сбиты более опытными и имеющими подавляющее численное превосходство американскими летчиками. Затем торпедоносцы и бом­бардировщики TF-38 заня­лись японскими кораблями. Вскоре после 9.00 «Акицуки» получил торпедное попада­ние. Корабль потряс сильный взрыв, и эсминец, продер­жавшись на плаву только 5 минут, пошел ко дну (в точке 20°29' N, 126°30' Е). Потоп­ление корабля вначале было отнесено на счет палубного торпедоносца, но впослед­ствии выяснилось, что «Аки­цуки» атаковала подводная лодка «Хэлибат» (SS-232).

Японским эсминцам уда­лось подобрать из воды лишь несколько человек из экипа­жа «Осенней Луны», включая коммандера Огата...

 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
703 публикации

...ну и куда же без Википедии ))

Википедия - обитель знаний! :Smile_great:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
127 публикаций

Википедия - обитель знаний! :Smile_great:

Нет он пошел в библиотеку и сконспертировал с учебников. :Smile_smile:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
14
amax
78 публикаций
1 255 боёв

Википедия - обитель знаний! :Smile_great:

Не, скорее уж ориентиров и быстрых табличек))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
191 публикация

Хорошая темка)

добавлю от себя наименования кораблей ))

 

 

s0T01012z29082O4.jpg

 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
95 публикаций

А на фото под спойлером точно он? Очень смущает отсутствие второй арт установки

Изменено пользователем Impich

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
14
amax
78 публикаций
1 255 боёв

Из серии Акицуки) увеличте фото - там название на борту. Да и больше 100 милиметровки в качестве ГК никому из эсминцев не ставились

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
327 публикаций
3 боя

А на фото под спойлером точно он? Очень смущает отсутствие второй арт установки

А вы,я смотрю знаток ?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
16 981 публикация
577 боёв

А на фото под спойлером точно он? Очень смущает отсутствие второй арт установки

Японская 100-миллиметровка оказалась весьма интересной в части конструкторских решений, и союзники снимали башни для изучения.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
210 публикаций
102 боя

Тема интересная и хорошо оформлена, ТС +, однозначно. Но все же, мне кажется, в начале темы надо поставить фото самого родоначальника японских эсминцев этого типа - "Акидзуки", а не "Фуюдзуки" (5.1944). (фото размером 3183х1991)

 

67841-1-f.jpg

 

Фото "Фуюдзуки" (размер фото 1581х800)

 

20100821133042985.jpg

 

Ссылка на книгу: А.В. Орел "Эсминцы типа Акицуки", Морская коллекция 05.2001

 

А на фото под спойлером точно он? Очень смущает отсутствие второй арт установки

Под сполером на фото эсминец "Нацудзуки" после капитуляции Японии. Военно-морская база.(1945)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
95 публикаций

Под сполером на фото эсминец "Нацудзуки" после капитуляции Японии. Военно-морская база.(1945)

 

Спасибо

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
4 публикации
608 боёв

Спасибо, очень интересно. +

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 176
[TFS-1] RusSolo
Альфа-тестер, Коллекционер
1 704 публикации
7 346 боёв

Сейчас как раз такой собираю из бумаги и картона... Фуюзуки

 

http://www.navarin.r...products_id/685

Изменено пользователем RusSolo

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
0
ACI
66 публикаций
999 боёв

занятно

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
16 981 публикация
577 боёв

Наши лучше =)

У Вас есть с чем сравнить?:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
2 456 публикаций
11 774 боя

Наши лучше =)

какой проект----если 30 то сами моряки считали, что они хуже чем 7, а других у нас не было(если не считать ташкента)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
7 публикаций

Прямого аналога типа "Акидзуки" не существовало, так как во всём остальном мире специализированные корабли ПВО с очень большой дальностью плавания делались с размерами лёгких крейсеров, а не эсминцев.

 

И правильное читать всё же "Акидзуки", так как известна фотография головного корабля на ходовых испытаниях, на которой видно название, написанное на борту катаканой (включая и знак рэндаку, дающий такое прочтение):

916b1f8e43a3.jpg

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
16 981 публикация
577 боёв

Прямого аналога типа "Акидзуки" не существовало, так как во всём остальном мире специализированные корабли ПВО с очень большой дальностью плавания делались с размерами лёгких крейсеров, а не эсминцев.

А чем плохи "самнеры" и "гиринги" в качестве кораблей ПВО?

 

Да и у британцев тоже затесались четыре "эрзаца" - ЭМ типа L/M с 4х2/102.

Правда вышло случайно, но тем не менее именно они педалировали разработку универсальной 114-мм для ЭМ.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта для публикации новых ответов.

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×