Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
namba

Эсминец «Разумный» (проект 7)

В этой теме 9 комментариев

Рекомендуемые комментарии

10 публикаций

«ИДЕМ НА ЗАПАД БИТЬ ФРИЦЕВ...»

В январе 1943 года весь мир, затаив дыхание, следил за битвой под Сталинградом. Военные стратеги прекрасно понимали, что именно там фактически решается судьба второй мировой войны. А в это время на другом участке советско-германского фронта, на самом правом его фланге, моряки-северофлотцы в сложнейшей обстановке решали серьезные боевые задачи.

Значительный перевес на море в совокупности с пассивностью англо-американского флота позволил фашистской Германии в 1942 году завладеть инициативой на Северном театре военных действий. Трагическим свидетельством этого стал, в частности, разгром брошенного союзниками конвоя PQ-17. Вместе с ним ушли на дно 430 танков, 210 самолетов, 3350 автомобилей и почти 100 тысяч тонн других грузов, в которых так нуждалась наша страна. Баренцево море оказалось практически оккупированным фашистскими рейдерами и субмаринами. Именно поэтому гитлеровское командование, посылая в Киркинес конвой из пяти транспортов с частями 6-й горно-егерской дивизии, было уверено: кораблям вряд ли что угрожает. Полярная ночь, сильный эскорт, включавший два новейших эсминца, близость береговых батарей на всем протяжении маршрута – все это сулило успех операции...

 

В ночь на 21 января, когда немецкие транспорты, пройдя уже большую часть пути, оказались на траверзе норвежского городка Вадсе, из облаков выскользнула луна и, подобно осветительной ракете, раздвинула видимость почти до самого горизонта. И тут немцы с удивлением обнаружили менее чем в 30 кабельтовых от конвоя силуэты двух кораблей. Фашисты не успели даже запросить их позывные – замелькали вспышки выстрелов, по транспортам ударил смертоносный град артиллерийских снарядов, а черную воду прорезали следы приближавшихся торпед. Бой был краток. Один вражеский транспорт с войсками затонул мгновенно, другой, объятый пламенем, выбросился на прибрежные камни. Получил серьезные повреждения и миноносец типа «Вольф», испытав на себе поражающее действие 35-килограммовых снарядов советских орудий – «стотридцаток». На полной скорости наши корабли (это были лидер «Баку» и эсминец «Разумный», прибывшие на Северный флот всего три месяца назад) вышли из-под ответного огня, оставив в ледяной воде Варангер-фьорда горящие транспорты. Блестяще выполнив задачу, «Разумный» и «Баку» вернулись в Кольский залив и бросили якорь на рейде Ваенги (ныне Североморск). Так в наиболее тяжелые для Советского Заполярья дни открыли свой боевой счет вчерашние тихоокеанцы...

К началу войны самым молодым и самым малочисленным среди четырех флотов нашей страны был Северный. Если для Балтики, Черного моря и Тихого океана строились новые крейсеры, лидеры и эсминцы, то на Севере к июню 1941 года из крупных кораблей имелся лишь отдельный дивизион эскадренных миноносцев в который входили пять новых эсминцев проекта 7 и три старых типа «Новик», спущенных на воду еще в дореволюционные времена. Слабым местом флота была ремонтная база, а нехватка аэродромов и современных самолетов ограничивала возможности морской авиации. Такое положение вещей объяснялось главным образом тем, что до войны Северный театр военных действий считался второстепенным. Однако получилось наоборот: в связи с соглашением о ленд-лизе северные морские пути приобрели важнейшее значение. Поэтому в мае 1942 года Ставка приняла решение перебросить с Тихого океана по Северному морскому пути несколько современных боевых кораблей. Задача была не из легких: кораблям, не приспособленным к ледовому плаванию и перегруженным боезапасом, впервые предстояло пройти 7 тысяч миль в предельно сжатые сроки. Однако желание как можно скорее помочь Родине делом вызвало среди тихоокеанских экипажей небывалый подъем. Для плавания во льдах моряки «одели» корабли в своего рода «шубы» из двух рядов дубовых брусьев и слоя котельного железа, окружавших корпуса по ватерлинии, заменили бронзовые гребные винты на специальные, со стальными кромками лопастей.

15 июля 1942 года после краткого напутствия командующего Тихоокеанским флотом адмирала И. С. Юмашева лидер «Баку» и эсминцы «Разумный», «Разъяренный» и «Ревностный» снялись с якоря и скрытно вышли из Владивостока в Японское море. Помимо топлива, боекомплекта и припасов на кораблях находился особый груз – по три тонны золота в специальных ящиках. Он предназначался для передачи представителям США в счет оплаты военных поставок. Маршрут отряда лежал через пролив Лаперуза, однако на подходе к проливу «Ревностный» подорвался на японской мине и затонул. Остальным пришлось изменить курс и идти в Охотское море Татарским проливом.

После десятидневного перехода по штормовому океану и кратковременной стоянки в Петропавловске-Камчатском отряд прибыл в бухту Провидения. Здесь, вдали от японского флота, драгоценный груз переправили на американский крейсер, после чего экипажи начали готовить свои корабли непосредственно к ледовому походу. Сюда же пришел караван ледоколов и транспортов. Вместе с тремя боевыми кораблями они составили «Экспедицию особого назначения» (ЗОН-18). 14 августа экспедиция тронулась в путь, а уже через три дня корабли оказались в сплошных ледовых полях Чукотского моря. Экипажи самоотверженно боролись с ледяной стихией, и наконец 21 августа экспедиция вошла в Колюминскую губу Чукотского моря. На острове Беляки к восьмиметровому кресту, установленному на могиле кочегаров ледокола «Таймыр» еще в 1914 году, прикрепили медную пластину с выгравированной надписью: «Эсминец «Разумный». Идем на запад бить фрицев. 21 августа 1942 года».

После небольшой передышки экспедиция вновь оказалась во льдах. К тому времени к ней примкнули почти все ледоколы страны. И задание Родины было выполнено в срок: 14 октября корабли ЭОН-18 бросили якорь в Кольском заливе.

Ремонт, прокладка размагничивающих обмоток по палубе для защиты от магнитных мин и торпед, усиление зенитного и противолодочного вооружения– эти работы заняли лишь две недели. И сразу после их завершения – с конца октября 1942 года – начались постоянные боевые походы, перемежаемые короткими стоянками на базах. Артиллерийская поддержка советских войск, сопровождение конвоев по так называемому «арктическому огненному коридору» – району Баренцева моря восточнее острова Медвежий, дерзкие обстрелы вражеских позиций, поиск и уничтожение подводных лодок, отражение воздушных атак – трудно даже перечислить все операции, выпавшие на долю североморцев в годы войны. И основную их тяжесть вынесли наши эсминцы проекта 7, или просто – «семерки», как называли их моряки. Кораблем этого типа был и эсминец «Разумный», неизменный участник практически всех крупных операций Северного флота с конца 1942-го и до окончания войны...

ЗНАМЕНИТАЯ «СЕМЕРКА»

История создания проекта 7 восходит к началу тридцатых годов, когда перед советскими конструкторами поставили задачу: создать эсминец, превосходящий зарубежные аналоги по вооружению и скорости при сравнительно небольшом водоизмещении. В окончательном варианте эсминец имел стандартное водоизмещение 1548 и полное 2111 т (однако последующие переделки, усиление корпуса, добавление вооружения привели к тому, что фактическое водоизмещение их перед войной составляло 1385/2402 т). Чтобы обеспечить достаточно высокую скорость – 38 узлов – корпусу корабля придали стремительные обводы с необычайно большим отношением длины к ширине: более чем 10:1 (первоначально 116 и 11 м, впоследствии длину эсминца уменьшили до 112,8 м при сохранении той же ширины). Фактическая осадка «семерки» при полной нагрузке составляла около 4 м.

Корпус корабля был клепаным, но при изготовлении ряда механизмов применялась сварка. Три главных водотрубных котла разместили один за другим. Две турбины (каждая – в своем отделении) имели мощность 54 тыс. л. с. (кстати, во многих справочниках ошибочно приводится цифра 48 тыс. л. с.). Позднее, в 1937 году, в проект энергетической установки внесли ряд изменений. В результате появился эсминец проекта 7-У – «улучшенный» – двухтрубный корабль практически нового типа.

Вооружение составляли два трехтрубных торпедных аппарата, четыре 130-мм орудия Б-13, две 76-мм универсальные пушки 34К, четыре-пять 37-мм автоматов и два 12,7-мм пулемета ДШК. В ходе войны на североморские эсминцы дополнительно установили по два спаренных 12,7-мм пулемета «кольт». В результате по мощи артиллерийского вооружения Наши эсминцы не имели себе равных.

Под стать артиллерии были и торпеды – основное тяжелое оружие «семерок». Принятая на вооружение в 1939 году советская торпеда «53-39» могла нести 317-килограммовый заряд взрывчатки на дальность 10 км и имела максимальную скорость хода 51 узел. Помимо торпед, находившихся в аппаратах, эсминцы могли принять на борт шесть запасных, что также выгодно отличало их от большинства иностранных кораблей того же класса.

Не имела себе равных и разработанная советскими конструкторами система управления огнем. В боевом отделении под носовой надстройкой находился центральный автомат стрельбы ЦАС-2 – новейшая для того времени система, в которую автоматически вводились данные о цели от командно-дальномерного поста (КДП), а также значения скорости корабля, силы ветра, амплитуды качки и другие. Стабилизация и наведение орудий осуществлялись сервомеханизмами. Ну а прицелы на пушках выполняли вспомогательную роль и применялись лишь в случае выхода из строя основной системы управления огнем.

Но сколь бы ни была совершенна техника, главной силой в любой войне все же являются люди, умеющие владеть этой техникой, их опыт и боевой дух. Отличное оружие в совокупности с великолепной подготовкой краснофлотцев порождало результаты почти невероятные! Бывший артиллерийский электрик эсминца «Разумный», а ныне старший научный сотрудник одного из научно-исследовательских институтов К. А. Любимов вспоминал, как на учебных стрельбах Тихоокеанского флота «Разумный» ухитрялся стрелять из своих «стотридцаток» на 33 км – за горизонт! При этом скорострельность главного калибра достигала 13 выстрелов в минуту на один ствол вместо 7– 8, указанных в паспорте. Кстати, по тем же паспортным данным, наши 130-мм пушки имели и недостаток (пожалуй, единственный и присущий всем предвоенным системам) – неспособность вести огонь по воздушным целям. Однако уже на третий день войны артиллеристы эсминца «Гремящий» сбили именно из такого орудия фашистский бомбардировщик – первый, но далеко не последний самолет, уничтоженный советскими моряками с помощью орудий, «не имеющих свойств зенитной стрельбы».

Головной корабль проекта 7 – «Гневный» – заложили осенью 1935 года, а в строй Балтфлота он вступил в октябре 1938-го. Всего было построено 29 эсминцев проекта 7, 17 – проекта 7-У и один 7-УЭ – с электрооборудованием на переменном токе.

Несмотря на перегрузку относительно первоначального проекта, большинство «семерок» показало на испытаниях скорость выше запланированной. Только фактическая дальность плавания оказалась несколько ниже расчетной: 2720 миль вместо 3 тыс. миль при скорости экономического хода в 20 узлов.

Эсминец «Разумный» – один из тринадцати тихоокеанских «семерок», названия которых в отличие от названий эсминцев других флотов начинались с буквы Р. Его заложили в Николаеве в 1936 году под названием «Прочный». Затем разобрали и перевезли по железной дороге на Дальний Восток и в июне 1939 года спустили на воду под названием «Разумный». Вступил в строй он лишь в октябре 1941-го. И сразу же на «Разумном» началась напряженная подготовка к будущим боям: учебные походы, противолодочные атаки, стрельбы. Тогда, первой военной осенью, экипаж корабля еще не знал, что ему предстоит сражаться на Крайнем Севере...

ОГНЕННЫЕ МИЛИ

После разгрома вражеского конвоя в январе 1943 года немецкое командование резко уменьшило перевозку грузов морем. И это стало большой победой североморцев, ведь, по свидетельству бывшего фашистского адмирала Ф. Руге, «ведение войны в этой пустынной местности полностью зависело от возможности продолжать морские перевозки».

И действительно, в 1942 году через порты Лиинахамари и Киркинес ежемесячно проходило около 500 тыс. т грузов. И в том, что этот поток значительно сократился, заслуга кораблей Советского Северного флоте, в том числе «Разумного».

В ноябре 1943 года из Тикси в Архангельск возвращался конвой АБ-55, в который входили все каши североморские ледоколы. Гитлеровцы прекрасно понимали, насколько велика значимость этих судов для обеспечения перевозок грузов Северным морским путем, и пытались сделать все возможное, чтобы их уничтожить. У мыса Канин Нос немецкие лодки, действовавшие методом «волчьей стаи», атаковали конвой. Но корабли охранения – в том числе «Разумный» – не подпустили на дальность торпедного выстрела ни одну субмарину. Двенадцать раз наши корабли обнаруживали вражеские подлодки к обрушивали на них глубинные бомбы.

15 ноября акустики «Разумного» в очередной раз услышали под водой шум винтов. Тотчас же эсминец резко изменил курс и в пенную струю за кормой полетели глубинные бомбы. Среди разрывов раздались три необычно мощных взрыва – с подводным пиратом было, похоже, покончено, В сводках военной хроники отмечалось, что и «16 ноября эсминец «Разумный» (командир капитан-лейтенант В. В. Федоров) трижды атаковал фашистские подводные лодки»... За подобными скупыми строчками скрывалась поистине героическая борьба с сильным, умелым и жестоким противником, в которой подчас любая самая незначительная ошибка одного моряка могла привести к гибели всего экипажа.

За годы войны «Разумному» не раз приходилось вступать в единоборство с вражескими подлодками. Но с абсолютной достоверностью установить результаты атак в условиях северных вод, больших глубин, да и из-за множества обманных приемов немецких подводников, было очень сложно. Далеко не полными оказались сведения о потерях фашистов и в военных архивах, захваченных нашими войсками в 1945 году. Тем не менее есть все основания утверждать, -что на боевом счету «Разумного» имеются минимум две потопленные вражеские субмарины. Одна из них, как уже упоминалось, была уничтожена в середине ноября 1943 года, а другая – 8 декабря 1944 года – также серией глубинных бомб. Подтверждением гибели врага были огромный пузырь воздуха на месте взрыва и всплывшие обломки.

Столь же активно действовали на Севере и другие «семерки». Особенно отличился «Гремящий»: он прошел с боями свыше 60 тыс. миль, отразил 112 атак вражеской авиации, сбив при этом 14 и повредив 23 самолета противника. В марте 1942-го он отправил на дно фашистскую подводную лодку U-535. Эсминец неоднократно проводил обстрелы вражеского побережья, манные постановки, обеспечивал проводку более 60 советских и союзных конвоев. 1 марта 1943 года «Гремящий» был удостоен гвардейского звания. Эсминцы «Громкий» и «Грозный» за заслуги перед Родиной в марте 1945 года награждены орденом Красного Знамени.

Но победы давались нелегко. Из семи «семерок» Северного флота День Победы встретили только пять. Уже в начале войны, в мюле группа бомбардировщиков Ю-87, зашедших со стороны солнца, потопила «Стремительный», стоявший на якоре в Кольском заливе у острова Вестник. Бомба попала в торпедный аппарат, последовала детонация торпед, корабль разломился пополам и в считанные секунды затонул. В ноябре 1942 года во время 11-балльного шторма в открытом море переломился на волне «Сокрушительный». Приняв радиограмму о бедствии, на помощь устремились «Разумный», а также эсминцы «Куйбышев» и «Урицкий». «Сокрушительный», у которого по 173-му шпангоуту отломилась и затонула корма, с трудом держался на воде, но пришвартоваться к нему в условиях жестокого шторма и сильнейшей качки, вызывавшей крен до 45°, не удавалось. Во время одной из попыток эсминцы столкнулись, и острый, как нож, нос «Сокрушительного» отсек часть полубака «Разумного» по 8-му шпангоуту. Теперь экипажу «Разумного» пришлось бороться и за жизнь своего корабля. Моряки все же спасли эсминец: он вернулся на базу задним ходом, кормой вперед, чтобы не разрушить цементную заделку пробоины. Сняли и большую часть команды «Сокрушительного».

6 января 1945 года тяжелые повреждения получил эсминец «Разъяренный». Вместе с «Разумным» он вел поиск подводных лодок по курсу нашего конвоя. Внезапно раздался оглушительный взрыв, оторвавший «Разъяренному» корму. По всей видимости, это была самонаводящаяся торпеда с немецкой подлодки. «Разумному» и другим кораблям охранения удалось отогнать ее, но положение «Разъяренного», осложненное начавшимся на корабле пожаром, оказалось на редкость трудным. Лишь исключительная организованность и самоотверженность экипажа позволила удержать эсминец на плаву и отбуксировать его в Лиинахамари.

Тысячи огненных миль, десятки боевых походов остались за кормой «Разумного». И всегда североморцы отважно шли на врага во имя единой цели – приблизить желанный для всего советского народа день победы над фашистской Германией. И когда он наступил, среди участников знаменитого Парада Победы было три моряка из экипажа «Разумного»: краснофлотцы А. А. Саввин, А. П. Спирин, Н. И. Комиссаров.

С. Балакин

 

 

Источник Журнал «Моделист-конструктор» №5 / 1988 г.

post-34966-0-24858600-1347884415_thumb.jpg

Изменено пользователем namba

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 342 публикации
844 боя

Хочу добавить иллюстраций.

 

razumny.jpg

88-600x320.jpg

305-600x396.jpg

 

Понятно, молодец.

Изменено пользователем LexxRed

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
121 публикация
391 бой

Отредактируйте информацию! И добавьте изображения, и конечно же, источник.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
10 публикаций

Отредактируйте информацию! И добавьте изображения, и конечно же, источник.

нажми.

http://bit.ly/S3duHQ

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
703 публикации

Используй спойлер, что ли...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
127 публикаций

Хорошая работа лови плюс!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
14 публикаций

Одна копипаста офигительней другой! Никакой работы с текстом

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
16
[IJN] kep333
71 публикация
6 872 боя

Насколько был хороши эсминцы типа "Новик" настолько плохо получились эсминцы пр.пр. 7 и 7-У. Видимо сказалась отсутствие хороших специалистов в проектных организациях, да итальянская школа кораблестроения, откауда был взят прототип, далеко не однозначна. У итальянцев всё в эсминцах и лидерах было принесено в жертву скорости. И когда наши попытались изменить линейное расположение СЭУ, получилось 7-У ни скорости и не запаса хода да ещё с отвратительной мореходностью . Возможно что последующие проекты эсминцев были-бы лучше, но война не дала времени на строительство других проектов за исключением "Огневой".

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17 234 публикации
577 боёв

Насколько был хороши эсминцы типа "Новик" настолько плохо получились эсминцы пр.пр. 7 и 7-У.

При всех достоинствах "новиков" у них тоже хватало недостатков.

 

У итальянцев всё в эсминцах и лидерах было принесено в жертву скорости.

Можно доказательно? :)

 

И когда наши попытались изменить линейное расположение СЭУ, получилось 7-У ни скорости и не запаса хода да ещё с отвратительной мореходностью .

Проектную скорость ЭМ выдали.

Дальность плавания - вопрос особый. Контрактные условия проектанты и строители выдержали.

Только вот война работает не по контракту.

 

Возможно что последующие проекты эсминцев были-бы лучше, но война не дала времени на строительство других проектов за исключением "Огневой".

Пр. 30 тоже имел много недостатков, не даром сразу начали проектировать 30-К, а затем 30-бис

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта для публикации новых ответов.

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×