Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
sansan1405

Советская морская авиация 1941-1945 гг

В этой теме 35 комментариев

Рекомендуемые комментарии

20 публикаций
368 боёв

Задача советской морской авиации, что и неудивительно, заключалась в обеспечении прикрытия судам и морским объектам от действий боевых самолетов стран «Оси» и в атаках на их судоходство, особенно в арктических водах – в Северном Ледовитом океане – в Балтийском и в Черном море, а также на крупных реках.

Бомбометание со средних высот

Первостепенными целями для советских пилотов служили конвои, суда снабжения и войсковые транспорты, налеты на немецкие боевые корабли и морские объекты отмечались, в общем и целом, реже. Наибольшим предпочтением при выборе целей у советских морских авиаторов пользовались суда, используемые при попытках вывоза людей или/и техники морским путем. При этом потопление транспортника не только лишало немцев солдат, которых они пытались перебросить в другие места, но и уменьшало парк судов, занятых в обеспечении эвакуационного процесса.

Бомбардировщики советской морской авиации также действовали полками, эскадрильями и звеньями, в зависимости от важности объекта, при этом типичной тактикой было бомбометание со средних высот – между 3000 и 4000 м. Бомбардировки с пикирования производились лишь иногда и не являлись правилом. Но когда к ним прибегали, использовались пикировщики «Петляков» Пе-2, обрушивавшиеся на цели в пике под углом между 60 и 70 градусами. Вес бомб обычно колебался между 150 и 250 кг, тогда как самолеты каждого звена следовали за ведущим и сбрасывали бомбы с высоты около 1000 м. Если оказывалось возможным, бомбардировщики пользовались сильным истребительным сопровождением для защиты от противника в небе, а сами машины также несли спускавшиеся на парашютах осколочные бомбы, которые сбрасывались на немецкие истребительные части как (довольно спорный) способ обеспечения самообороны. Использование в качестве торпедоносцев самолетов «Ильюшин» Ил-4 и «Дуглас» А-20 к концу войны стало общепринятым явлением.

1.Хэндли Пэйдж Хэмпден» TB.Mk I

Неизвестный бомбардировочный полк/Авиация Северного флота/ Советская морская авиация, Ваенга, Мурманская область, октябрь 1942 г.

Советский Союз унаследовал не менее 10 самолетов данной марки, когда британцы вывели личный состав двух эскадрилий торпедоносцев- бомбардировщиков, временно развернутых в Советском Союзе ранее, в 1942 г., для операций против вражеского судоходства у берегов Северной Норвегии.

 

Изображение

ТТХ

Экипаж: 4

Силовая установка: 2 х 746-квт. (1000 л.с.) радиальных поршневых двигателя «Бристоль Пегас XVIII» Макс, скорость: 409 км/ч Радиус действия: 3034 км Практический потолок: 5790 м Габариты: размах крыльев 21,08 м; длина 16,33 м; высота 4,55 м Масса: 8508 кг в снаряженном состоянии

Вооружение: 1 х 7,7-мм жестко закрепленный стреляющий вперед пулемет «Виккерс» или «Браунинг» в левой части вверху фюзеляжа; по 1 х 7,7-мм подвижному пулемету «Виккерс К» в носу, в надфюзеляжной и подфюзеляжной установке; 907 кг бомб – от 4 до 6 х 227-кг бомб или мин, или 1 х 457-мм торпеда Mk XII

 

2.«Дуглас» А-20С

Неизвестный бомбардировочный полк / Авиация Северного флота / Советская морская авиация, 1944 г.

Советский Союз получил 665 и 48 единиц вариантов А-20В и А-20С «Хэвок» соответственно, известных у британцев как «Бостон», и советские экипажи активно применяли эти машины в боевых действиях.

Изображение

ТТХ

Экипаж: 3

Силовая установка: 2 х 1193-квт. (1600 л.с.) радиальных поршневых двигателя «Райт» Макс, скорость: 510 км/ч Радиус действия: 1521 км Практический потолок: 7225 м Габариты: размах крыльев 18,69 м; длина 14,63 м; высота 5,36 м Масса: 10 964 кг в снаряженном состоянии

Вооружение: 6 х 12,7-мм жестко закрепленных стреляющих вперед пулеметов «Браунинг» M2; 2 таких же в надфюзеляжной турели с силовым электромеханическим приводом и один для обстрела задней нижней полусферы в подфюзеляжной турели; до 1814 кг бомб

 

3.«Дуглас» A-20G

Неизвестный бомбардировочный полк /Советская морская авиация, март 1944 г.

В рамках американских поставок по ленд-лизу Советский Союз получил 3125 единиц самолетов серии DB-7, многие из которых подверглись модернизациями на местах, в частности, на них устанавливались такие вот надфюзеляжные турели советского производства, какую мы можем видеть на этой иллюстрации. Советская морская авиация применяла свои самолеты для борьбы с вражеским кораблями как в Северном Ледовитом океане, так и в Черном море.

 

Изображение

 

ТТХ

Экипаж: 3

Силовая установка: 2 х 1193-квт. (1600 л.с.) радиальных поршневых двигателя «Райт» Макс, скорость: 510 км/ч Радиус действия: 1521 км Практический потолок: 7225 м Габариты: размах крыльев 18,69 м; длина 14,63 м; высота 5,36 м Масса: 10 964 кг в снаряженном состоянии

Вооружение: 6 х 12,7-мм жестко закрепленных стреляющих вперед пулеметов «Браунинг» M2; 2 таких же в надфюзеляжной турели с силовым электромеханическим приводом и один для обстрела задней нижней полусферы в подфюзеляжной турели; до 1814 кг бомб

 

 

Являюсь новичком в создание тем,прошу если будут какието заметки или ошибки прошу мне сообщить

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
12
[ENOT] Ise
54 публикации
1 762 боя

ИЛ-4 4 использовались и как минные постановщики в реках, торпеды использовались постоянно в режиме "свободной охоты"

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
20 публикаций
368 боёв

Просмотр сообщенияIse (10 Ноя 2013 - 14:21) писал:

ИЛ-4 4 использовались и как минные постановщики в реках, торпеды использовались постоянно в режиме "свободной охоты"
спасибо, буду использовать для подальшого развития этой темы

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
9 публикаций

А как же, КОР-2 (Бе-4) Корабельный разведчик ОКБ Бериева

 

КОР-2 предназначался, прежде всего, для ведения ближней морской разведки, корректировки огня корабельной и береговой артиллерии, а также охраны тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочного поиска, борьбы с небольшими боевыми кораблями и катерами. Принятый к тому времени на вооружение КОР-1 абсолютно не удовлетворял моряков.

Конструкция . Гидросамолет КОР-2 - лодочный цельнометаллический моноплан, выполненный по схеме летающей лодки с крылом типа парасоль на пилоне и коротких подкосах. В качестве силовой установки на опытном КОР-2 был выбран однорядный звездообразный двигатель воздушного охлаждения М-63 мощностью 1100 л.с. с тянущим винтом. В мотогондоле, которая вписана в центроплан крыла, расположены бензобаки и маслобак. Крыло двухлонжеронной конструкции с работающей обшивкой. Консольные части крыла могут легко складываться и раскладываться. Угол установки крыла 5 градусов. Спереди крыло имеет вид «обратной чайки» и лежит на пилоне, который конструктивно составляет одно целое с лодкой. Для снижения посадочной скорости установлены щитки Шренка. Лодка двухреданная. Первый редан клинообразной формы в плане, а второй - криволинейный. Для обеспечения поперечной устойчивости на самолете имеются подкрыльевые поплавки, прикрепленные каждый двумя обтекаемыми стойками к консолям.

Экипаж состоял из летчика и штурмана, причем в кабине летчика мог устанавливаться второй съемный комплект органов управления самолетом. Вооружение состояло из одного неподвижного 7,62-мм пулемета ШКАС в носовой части лодки, такого же пулемета на турели МВ-5, расположенной в средней части лодки, и 200 кг бомб.

В декабре 1940 г. в соответствии с приказом НКАП № 704 «О переименовании боевых самолетов» КОР-2 получил обозначение Бе-4. 21 января 1941 г. завершились заводские испытания, которые позволили сделать самые благоприятные выводы в отношении летающей лодки.

11 августа 1941 года завершилась постройка первого серийного самолета (заводской №28801). В отличие от опытных машин, его оснастили менее мощным, однако обладавшим большим ресурсом двигателем М-62 взлетной мощностью 1000 л.с. и номинальной 850 л.с. на первой границе высотности. Винт - трехлопастной ВИШ-105-62 или АВ-24. Кроме того, провели некоторые доработки конструкции и оборудования. В частности, на самолет установили механизм аварийного сброса фонаря кабины пилота, бронеспинку, радиостанцию РСМР-3 заменили на РСБМ-бис, а фотоаппарат АФА-27 на АФА-27Т. Этой машине суждено было выполнить всего 6 полетов. 9 сентября при хорошей солнечной погоде и полном штиле солнечные блики привели к возникновению зеркального эффекта, и пилотировавшему самолет Н.П. Котякову оказалось очень трудно определить при посадке расстояние до воды. В результате касание произошло на высокой скорости, самолет получил значительные повреждения и быстро ушел на дно. Вместе с ним утонул воентехник 1 -го ранга Сукачев, а летчик и инженер бериевского КБ Морозов смогли спастись. Однако в аварийном акте особо подчеркивалось общее мнение, что «машина хорошая».

14 сентября Рейдель поднял в воздух второй серийный Бе-4 (№28802). Всего за время испытаний, продолжавшихся до 10 октября, было выполнено 49 полетов с общим налетом 10 ч 3 мин. В летно-пилотажной оценке отмечалось, что «Бе-4 является простой в пилотировании машиной, вполне рассчитанной на летчика средней квалификации, и на рулежке самолет прекрасно управляем за счет эффективного водяного руля»

После эвакуации заводов Бе-4 производился на двух заводах - № 288 в Омске и № 477 в Красноярске.

Вооружение собранных в Омске машин было усилено: курсовой ШКАС заменили двумя 12,7-мм пулеметами УБК, количество подкрыльевых бомбодержателей увеличили до четырех, и теперь самолет мог поднять 400 кг бомб (4 фугасные ФАБ-100 или 4 противолодочные ПЛАБ-100). Были также частично изменены конструкция лодки и устройство ряда систем.

Боевое применение . На Черном море Бе-4 использовались как ближние морские разведчики, систематически просматривая 40-мильную прибрежную зону и выполняя задачи ПЛО в районах военно-морских баз. Несколько раз Бе-4 встречались в воздухе с немецкими летающими лодками BV-138 и Do-24, иногда дело доходило до стрельбы, однако эти дуэли прошли без последствий для обеих сторон. С изменением общей обстановки на фронте в нашу пользу Бе-4 появились на борту боевых кораблей. На крейсере «Молотов» по решению ГКО №4093 от 12 сентября 1943 г. установили модернизированную катапульту ЗК-1А. В Батуми в августе 1944 г. с нее запускали болванки, а в следующем месяце в Новороссийске начались сдаточные испытания. В акте от 24 октября 1944 г. отмечено, что «катапульта, проверенная многократными стартами самолетов Бе-4 и «Спитфайр», работает отлично и может быть допущена к эксплуатации». В июне 1944 г. на ЧФ была сформирована 24-я отдельная эскадрилья корабельной авиации, в состав которой, помимо Бе-4, вошли истребители «Спитфайр» Mk.VB. В июле 1945 г. в составе этой эскадрильи насчитывалось 8 Бе-4.

На Северном флоте, практически всю войну не имевшем кораблей крупнее эсминца, Бе-4 не служили. Однако в Арктике повоевать гидросамолетам Бериева все же пришлось. В 1943 г. немецкие подводные лодки начали активные действия на советских арктических коммуникациях. Для борьбы с ними у Северного отряда Беломорской военной флотилии не хватало сил, поэтому среди прочих мер было решено отправить на о. Диксон два Бе-4. Выбор пал на машины с №№28811 и 28812, которые числились за Полярной авиацией и получили гражданскую регистрацию СССР-НЗЗО и СССР-Н331, соответственно. Первую пилотировал летчик В.В. Мальков, вторую — М.В. Тейман. Самолеты перелетели из Красноярска на Диксон и 2 августа 1943 г. начали противолодочное патрулирование. В качестве оружия использовались противолодочные бомбы ПЛАБ-100. Единственное боевое столкновение произошло 28 августа. После того, как немецкая субмарина потопила в 20 милях от мыса Стерлигова транспорт «Диксон», Бе-4 пробомбили этот район. Результатов атаки экипажи не наблюдали. В конце сентября резко похолодало, начался ледостав, что вынудило перегнать гидросамолеты обратно в Красноярск. К тому времени НЗЗО налетал в Арктике 35 ч 15 мин, а Н331 — 31 ч 20 мин. На Балтике Бе-4 появились в 1944 г., когда первые 9 самолетов вошли в состав 29-й отдельной разведывательной эскадрильи. В начале 1945 г. в ней числилось 10 Бе-4: №№ 4770205, 4770301, 4770302, 4770303, 4770305, 4770401, 4770402, 4770403, 4770404, 4 770405. Задачами гидросамолетов стало ведение противолодочного поиска, а также спасение экипажей сбитых самолетов. Например, 22 июля 1944 г. после нанесения удара по немецким кораблям совершил вынужденную посадку в Финском заливе штурмовик Ил-2 из 8-го Гвардейского штурмового полка 11-й штурмовой авиадивизии. Самолет быстро затонул, а пилот Кузнецов и стрелок Стрижак перебрались в спасательную лодку и чуть позже были вывезены Бе-4, вылетевшим с гидроаэродрома Гора Валдай.

На 1 января 1945 г. в составе 115-го морского ближнеразведывательного авиационного полка ВВС ТОФ числилось четыре Бе-4 (№№28808, 28809, 4770201 и 4770203). В боевых действиях против Японии они не участвовали, зато после окончания войны подтвердили свое назначение как корабельных разведчиков полетами с катапульт тихоокеанских крейсеров «Калинин» и «Каганович».

Любопытно, что в мае 1945 г. вышел приказ наркома ВМФ об установлении дополнительного вознаграждения летно-техническому составу за старты с катапульты. За первый такой взлет пилоту полагалось 150 руб., за все последующие — по 75 руб. Штурману выплачивалась премия в размере 75% от вознаграждения летчика, а техникам — по 50%. Если же летчик выполнял контрольный облет самолета, только что поступившего на корабль с завода или после капитального ремонта, ему причиталось 500 руб.

Летом 1946 г. на «Кагановиче» и «Калинине» прошли испытания Бе-4 №4770702 в перегрузочном варианте. Самолет пилотировал летчик-испытатель к-н В.Ф. Соколов. Для обеспечения правильного положения пилота и штурмана на рабочих местах во время старта их кресла снабдили подлокотниками, подпятниками и подголовниками. С 3 по 12 июля с катапульты ЗК-2А крейсера «Калинин» выполнили 32 запуска болванки и 13 стартов самолета на стоянке корабля при различной силе ветра и с различным полетным весом. 16-28 августа с крейсера «Каганович» (катапульта ЗК-2Б) провели 5 стартов самолета (один — со взлетной массой 3200 кг и четыре — с 3345 кг) на ходу корабля при скорости катапультирования 130 км/ч и максимальном ускорении до 4,5 д. Было отмечено, что все взлеты прошли нормально, без «проседания» и «вспухания» самолета, а Бе-4 в перегрузочном варианте может пилотировать летчик средней квалификации.

Подводя итоги, надо сказать, что Бе-4 по сравнению со своим предшественником КОР-1 стал значительным шагом вперед. Эта летающая лодка была вполне современным, мореходным, сопоставимым по летно-техническим характеристикам со своими зарубежными аналогами корабельным разведчиком. Бе-4 оказался единственным отечественным гидросамолетом, серийно строившимся в военные годы. Но созданный для кораблей «большого морского и океанского флота», которые так и не успели сойти со стапелей до начала войны, Бе-4 фактически остался без работы. Совсем короткой оказалась и его послевоенная карьера. С появлением на боевых кораблях радиолокационных станций катапультные самолеты-разведчики утратили свое былое значение, и в 1947 г. катапульты демонтировали на всех крейсерах.

С 1941 по 1945 год было построено 44 самолета.

Характеристики Бе-4

Экипаж 3 чел.

Размеры.

Размах крыла, м 12.0

Площадь крыла, м² 25.50

Длина самолета, м 10.50

Высота самолета, м 4.05

Двигатель.

1 ПД Швецов М-62, взлетной мощностью л.с. 1000

Массы и нагрузки, кг:

Пустого снаряженного самолета, кг 2228

Максимальная взлетная, кг 3468

Летные данные.

Максимальная скорость над уровнем моря км/час 310

Максимальная скорость на высоте 4700 м км/час 356

Посадочная скорость с вып. щитками км/час 125

Потолок, м 8100

Максимальная дальность, км 1150

Вооружение

Два 7.62-мм пулемета ШКАС, бомбы до, кг 400

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
20 публикаций
368 боёв

Просмотр сообщенияleva887788 (10 Ноя 2013 - 14:42) писал:

А как же, КОР-2 (Бе-4) Корабельный разведчик ОКБ Бериева


КОР-2 предназначался, прежде всего, для ведения ближней морской разведки, корректировки огня корабельной и береговой артиллерии, а также охраны тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочного поиска, борьбы с небольшими боевыми кораблями и катерами. Принятый к тому времени на вооружение КОР-1 абсолютно не удовлетворял моряков.
Конструкция . Гидросамолет КОР-2 - лодочный цельнометаллический моноплан, выполненный по схеме летающей лодки с крылом типа парасоль на пилоне и коротких подкосах. В качестве силовой установки на опытном КОР-2 был выбран однорядный звездообразный двигатель воздушного охлаждения М-63 мощностью 1100 л.с. с тянущим винтом. В мотогондоле, которая вписана в центроплан крыла, расположены бензобаки и маслобак. Крыло двухлонжеронной конструкции с работающей обшивкой. Консольные части крыла могут легко складываться и раскладываться. Угол установки крыла 5 градусов. Спереди крыло имеет вид «обратной чайки» и лежит на пилоне, который конструктивно составляет одно целое с лодкой. Для снижения посадочной скорости установлены щитки Шренка. Лодка двухреданная. Первый редан клинообразной формы в плане, а второй - криволинейный. Для обеспечения поперечной устойчивости на самолете имеются подкрыльевые поплавки, прикрепленные каждый двумя обтекаемыми стойками к консолям.
Экипаж состоял из летчика и штурмана, причем в кабине летчика мог устанавливаться второй съемный комплект органов управления самолетом. Вооружение состояло из одного неподвижного 7,62-мм пулемета ШКАС в носовой части лодки, такого же пулемета на турели МВ-5, расположенной в средней части лодки, и 200 кг бомб.
В декабре 1940 г. в соответствии с приказом НКАП № 704 «О переименовании боевых самолетов» КОР-2 получил обозначение Бе-4. 21 января 1941 г. завершились заводские испытания, которые позволили сделать самые благоприятные выводы в отношении летающей лодки.
11 августа 1941 года завершилась постройка первого серийного самолета (заводской №28801). В отличие от опытных машин, его оснастили менее мощным, однако обладавшим большим ресурсом двигателем М-62 взлетной мощностью 1000 л.с. и номинальной 850 л.с. на первой границе высотности. Винт - трехлопастной ВИШ-105-62 или АВ-24. Кроме того, провели некоторые доработки конструкции и оборудования. В частности, на самолет установили механизм аварийного сброса фонаря кабины пилота, бронеспинку, радиостанцию РСМР-3 заменили на РСБМ-бис, а фотоаппарат АФА-27 на АФА-27Т. Этой машине суждено было выполнить всего 6 полетов. 9 сентября при хорошей солнечной погоде и полном штиле солнечные блики привели к возникновению зеркального эффекта, и пилотировавшему самолет Н.П. Котякову оказалось очень трудно определить при посадке расстояние до воды. В результате касание произошло на высокой скорости, самолет получил значительные повреждения и быстро ушел на дно. Вместе с ним утонул воентехник 1 -го ранга Сукачев, а летчик и инженер бериевского КБ Морозов смогли спастись. Однако в аварийном акте особо подчеркивалось общее мнение, что «машина хорошая».
14 сентября Рейдель поднял в воздух второй серийный Бе-4 (№28802). Всего за время испытаний, продолжавшихся до 10 октября, было выполнено 49 полетов с общим налетом 10 ч 3 мин. В летно-пилотажной оценке отмечалось, что «Бе-4 является простой в пилотировании машиной, вполне рассчитанной на летчика средней квалификации, и на рулежке самолет прекрасно управляем за счет эффективного водяного руля»
После эвакуации заводов Бе-4 производился на двух заводах - № 288 в Омске и № 477 в Красноярске.
Вооружение собранных в Омске машин было усилено: курсовой ШКАС заменили двумя 12,7-мм пулеметами УБК, количество подкрыльевых бомбодержателей увеличили до четырех, и теперь самолет мог поднять 400 кг бомб (4 фугасные ФАБ-100 или 4 противолодочные ПЛАБ-100). Были также частично изменены конструкция лодки и устройство ряда систем.
Боевое применение . На Черном море Бе-4 использовались как ближние морские разведчики, систематически просматривая 40-мильную прибрежную зону и выполняя задачи ПЛО в районах военно-морских баз. Несколько раз Бе-4 встречались в воздухе с немецкими летающими лодками BV-138 и Do-24, иногда дело доходило до стрельбы, однако эти дуэли прошли без последствий для обеих сторон. С изменением общей обстановки на фронте в нашу пользу Бе-4 появились на борту боевых кораблей. На крейсере «Молотов» по решению ГКО №4093 от 12 сентября 1943 г. установили модернизированную катапульту ЗК-1А. В Батуми в августе 1944 г. с нее запускали болванки, а в следующем месяце в Новороссийске начались сдаточные испытания. В акте от 24 октября 1944 г. отмечено, что «катапульта, проверенная многократными стартами самолетов Бе-4 и «Спитфайр», работает отлично и может быть допущена к эксплуатации». В июне 1944 г. на ЧФ была сформирована 24-я отдельная эскадрилья корабельной авиации, в состав которой, помимо Бе-4, вошли истребители «Спитфайр» Mk.VB. В июле 1945 г. в составе этой эскадрильи насчитывалось 8 Бе-4.
На Северном флоте, практически всю войну не имевшем кораблей крупнее эсминца, Бе-4 не служили. Однако в Арктике повоевать гидросамолетам Бериева все же пришлось. В 1943 г. немецкие подводные лодки начали активные действия на советских арктических коммуникациях. Для борьбы с ними у Северного отряда Беломорской военной флотилии не хватало сил, поэтому среди прочих мер было решено отправить на о. Диксон два Бе-4. Выбор пал на машины с №№28811 и 28812, которые числились за Полярной авиацией и получили гражданскую регистрацию СССР-НЗЗО и СССР-Н331, соответственно. Первую пилотировал летчик В.В. Мальков, вторую — М.В. Тейман. Самолеты перелетели из Красноярска на Диксон и 2 августа 1943 г. начали противолодочное патрулирование. В качестве оружия использовались противолодочные бомбы ПЛАБ-100. Единственное боевое столкновение произошло 28 августа. После того, как немецкая субмарина потопила в 20 милях от мыса Стерлигова транспорт «Диксон», Бе-4 пробомбили этот район. Результатов атаки экипажи не наблюдали. В конце сентября резко похолодало, начался ледостав, что вынудило перегнать гидросамолеты обратно в Красноярск. К тому времени НЗЗО налетал в Арктике 35 ч 15 мин, а Н331 — 31 ч 20 мин. На Балтике Бе-4 появились в 1944 г., когда первые 9 самолетов вошли в состав 29-й отдельной разведывательной эскадрильи. В начале 1945 г. в ней числилось 10 Бе-4: №№ 4770205, 4770301, 4770302, 4770303, 4770305, 4770401, 4770402, 4770403, 4770404, 4 770405. Задачами гидросамолетов стало ведение противолодочного поиска, а также спасение экипажей сбитых самолетов. Например, 22 июля 1944 г. после нанесения удара по немецким кораблям совершил вынужденную посадку в Финском заливе штурмовик Ил-2 из 8-го Гвардейского штурмового полка 11-й штурмовой авиадивизии. Самолет быстро затонул, а пилот Кузнецов и стрелок Стрижак перебрались в спасательную лодку и чуть позже были вывезены Бе-4, вылетевшим с гидроаэродрома Гора Валдай.
На 1 января 1945 г. в составе 115-го морского ближнеразведывательного авиационного полка ВВС ТОФ числилось четыре Бе-4 (№№28808, 28809, 4770201 и 4770203). В боевых действиях против Японии они не участвовали, зато после окончания войны подтвердили свое назначение как корабельных разведчиков полетами с катапульт тихоокеанских крейсеров «Калинин» и «Каганович».
Любопытно, что в мае 1945 г. вышел приказ наркома ВМФ об установлении дополнительного вознаграждения летно-техническому составу за старты с катапульты. За первый такой взлет пилоту полагалось 150 руб., за все последующие — по 75 руб. Штурману выплачивалась премия в размере 75% от вознаграждения летчика, а техникам — по 50%. Если же летчик выполнял контрольный облет самолета, только что поступившего на корабль с завода или после капитального ремонта, ему причиталось 500 руб.
Летом 1946 г. на «Кагановиче» и «Калинине» прошли испытания Бе-4 №4770702 в перегрузочном варианте. Самолет пилотировал летчик-испытатель к-н В.Ф. Соколов. Для обеспечения правильного положения пилота и штурмана на рабочих местах во время старта их кресла снабдили подлокотниками, подпятниками и подголовниками. С 3 по 12 июля с катапульты ЗК-2А крейсера «Калинин» выполнили 32 запуска болванки и 13 стартов самолета на стоянке корабля при различной силе ветра и с различным полетным весом. 16-28 августа с крейсера «Каганович» (катапульта ЗК-2Б) провели 5 стартов самолета (один — со взлетной массой 3200 кг и четыре — с 3345 кг) на ходу корабля при скорости катапультирования 130 км/ч и максимальном ускорении до 4,5 д. Было отмечено, что все взлеты прошли нормально, без «проседания» и «вспухания» самолета, а Бе-4 в перегрузочном варианте может пилотировать летчик средней квалификации.
Подводя итоги, надо сказать, что Бе-4 по сравнению со своим предшественником КОР-1 стал значительным шагом вперед. Эта летающая лодка была вполне современным, мореходным, сопоставимым по летно-техническим характеристикам со своими зарубежными аналогами корабельным разведчиком. Бе-4 оказался единственным отечественным гидросамолетом, серийно строившимся в военные годы. Но созданный для кораблей «большого морского и океанского флота», которые так и не успели сойти со стапелей до начала войны, Бе-4 фактически остался без работы. Совсем короткой оказалась и его послевоенная карьера. С появлением на боевых кораблях радиолокационных станций катапультные самолеты-разведчики утратили свое былое значение, и в 1947 г. катапульты демонтировали на всех крейсерах.
С 1941 по 1945 год было построено 44 самолета.
Характеристики Бе-4
Экипаж 3 чел.
Размеры.
Размах крыла, м 12.0
Площадь крыла, м² 25.50
Длина самолета, м 10.50
Высота самолета, м 4.05
Двигатель.
1 ПД Швецов М-62, взлетной мощностью л.с. 1000
Массы и нагрузки, кг:
Пустого снаряженного самолета, кг 2228
Максимальная взлетная, кг 3468
Летные данные.
Максимальная скорость над уровнем моря км/час 310
Максимальная скорость на высоте 4700 м км/час 356
Посадочная скорость с вып. щитками км/час 125
Потолок, м 8100
Максимальная дальность, км 1150
Вооружение
Два 7.62-мм пулемета ШКАС, бомбы до, кг 400

Изображение не читал о нем, но нешел как он выглядел

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
20 публикаций
368 боёв

Боевые действия авиации Черноморского флота

В течение Великой отечественной войны (ВОВ) авиация Черноморского флота, как и на Балтике по назначению и организационно преобразовывалась по ходу ведения боевых действий и появлению новых образцов самолетов. Ниже будут изложены отдельные боевые действия  морской авиации Черноморского флота каждый пункт в хронологической последовательности от начала ВОВ.

Оборона Одессы (05.08-16.10.41)

В августе 1941 года началась оборона Одессы. В этом районе действовала боевая группа в составе: 8-й ИАП (24 И-16), эскадрилья 32-го ИАП (7 Як-1), 94-я ОИАЭ (4 И-15бис), штурмовая эскадрилья (6 Ил-2) и четыре эскадры гидросамолетов: 7-я, 70-я, 80-я и 82-я, в составе которых были несколько МБР-2 (морской ближний разведчик), ГСТ (гидросамолет транспортный) и два МТБ-2 (морской тяжелый бомбардировщик).Кроме того, в Одессе базировался известный 69-й ИАП Льва Шестакова. Поддержку защитникам Одессы также оказывали 9-й ИАП (база в Николаеве), 2-й ИАП и 40-й БАП (базы в Крыму). По мере продвижения противника старые части вывели из Одессы, а их место заняли: 1-я эскадрилья 8-го ИАП, 46-я ОШАЭ (Ил-2, вооруженные PC-82), а также несколько Як-1 и И-15 из 94-й ОИАЭ. За время 73-дневной обороны Одессы морская авиация совершила 4644 боевых вылета (в том числе 624 ночью), сбив в боях 80 немецких и румынских самолетов, потеряв 47 своих машин.

15.09-29.10.41 авиагруппа генерал-майора В.В. Ермаченкова, базировавшаяся в районе Фрайфорда (Крым), помимо обороны Одессы с воздуха, наносила также удары по противнику в районе крымского перешейка. В составе группы действовало семь эскадрилий — как отдельных, так и формально находящихся в составе полков. Hа базу группа прибыла 14 сентября 1941 года. Первоначально группа состояла из 3 эскадрилий из 8-го ИАП (12 И-15 и И-16), 70-й ОБАЭ (СБ-2), 51-й ИАЭ (Як-1), 101-й ИАЭ (И-16), а также 46-й ШАЭ (Ил-2). В начале октября группу усилили 11-м АП, оснащенным допотопными И-5, а также 62-м ИАП, три эскадрильи которого были оснащены МиГ-3, Пе-2 и ЛаГГ-3. Несмотря на то, что полк был укомплектован в основном инструкторами Ейской летной школы, буквально за три недели он понес тяжелейшие потери и фактически перестал существовать. Кроме того, в состав группы на короткий срок включались другие авиационные части. Фрайфордская группа совершила 1709 боевых вылетов, уничтожила 40 танков и 94 самолета (в воздухе и на земле). Данные о потерях группы нам не известны, но можно их оценить по данным 8-го полка. Всего полк от огня зенитной артиллерии противника потерял 20 машин. 14 пилотов погибло, 8 было ранено.

Оборона Севастополя. (30.10.41-04.07.42)

30.10.41 началась оборона Севастополя. В боях за город участвовали 3-й, 8-й и 9-й ИАП, 2-й МТАП, 40-й БАП, а также 116-й и 119-й МРАП. Часть своих сил под Севастополь направили 7-й, 32-й, 62-й ИАП, 78-я и 87-я МАЭ, 95-я ШАЭ, 16-я, 18-я, 45-я, 82-я, 83-я МРАЭ, а также полки 5-й Воздушной Армии.

01.11.41 на аэродромах в Севастополе базировались 24 истребителя из 8-го ИАП, 20 И-5 из 11-го ШАП, 18 Ил-2 из 18-го ШАП, а также 31 летающая лодка. Однако численность парка постоянно менялась, например, спустя несколько дней 8 Илов и три И-15 перебросили под Керчь.

12.11.41 немцы нанесли массированный бомбовый удар по Севастополю. Рано утром 23 Ju-88 совершили первый налет. В 16-00 налет повторили 36 Ju-88 и Hе-111. В результате потоплен крейсер «Червона Украина» и выведены из строя два эсминца: «Совершенный» и «Свободный». Hемцы потеряли 4 машины(6,8%): одну сбили зенитчики, две — истребители, а четвертую таранил на МиГ-3 младший лейтенант Ю. Иванов. Четыре дня спустя Иванов погиб, совершая очередной таран.

22.11.41 Севастопольский укрепрайон располагал 59 самолетами, из которых 39 были боеспособны. В первых числах декабря из Ейска на Куликово Поле прибыла первая эскадрилья 3-го ИАП, оснащенная И-15, а также пятая эскадрилья 32-го ИАП, располагавшая 10 Як-1. Пятой эскадрильей командовал капитан М. Авдеев. Вскоре эскадрильи сменили номер и включили в состав 8-го ИАП.

18.12.41 в бой вступили ДБ-ЗФ из эскадрильи капитана Ф.М. Чумичова и два звена Пе-2. Однако из-за того, что немецкая артиллерия простреливала аэродром, самолеты отвели на Кубань. Поскольку пилотов было больше чем машин, каждый самолет в сутки проводил в воздухе по 12-15 часов.

17.12.41 истребители 2-й и 3-й эскадрилий 8-го ИАП перехватили отряд Ju-88, летящий на Севастополь. С советской стороны участвовали машины самых разнообразных типов: Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3, И-16, а также И-15бис. Залп 16 PC-82 разнес один из бомбардировщиков, и немцы «поспешив сбросить бомбы, повернули назад».

21.12.41 К.Д. Денисов из 8-го ИАП сбил Ju-87 над Севастополем. Немецкий пилот был взят в плен и попросил передать свой пистолет сбившему ему летчику. После хождения по инстанциям, пистолет все же попал к Денисову, и тот стал, наверное, единственным пилотом советских ВВС, носившим пистолеты «по-ковбойски» — с обоих боков.

В начале 1942 года в Херсонес прибыла вторая эскадрилья 7-го ИАП (МиГ-3) и 87-я ИАЭ (И-16). Обе эскадрильи затем вошли в состав 8-го ИАП. Этот полк также получил несколько Пе-2, СБ-2 и И-16. Вскоре после этого все Пе-2, СБ-2 и ДБ-ЗФ были собраны в отдельном отряде, который возглавил майор И.И. Морковкин. Реорганизацию провели и в частях, базирующихся у моря. Hа базе существующих эскадрилий и 116-го МРАП была сформирована 2-я морская бригада. Командиром бригады стал В.И. Раков. К 6 января 1942 года севастопольский авиаотряд насчитывал 95 самолетов различных типов.

01-05.42 Из-за нелетной погоды активных действий в воздухе не велось. Советские наблюдатели зарегистрировали за это время только 239 вылетов немецких самолетов. В первые дни мая отряд гидросамолетов передали в 116-й МРАП, а также сформировали 3-ю ОАГ (особую авиагруппу), одновременно расформировав 2-ю МАБ. Численность авиагруппы постоянно менялась. Так, 10 мая группа располагала 98 самолетами (53 боеготовых), позднее число самолетов увеличилось до 116, а в конце июня самолетов осталось только 64 (34 боеготовых). Тем временем 25 мая завершилось строительство аэродрома Юхариная Балка, где разместились ЛаГГи и Яки из 9-го ИАП, а также У-2 и УТ-1 из 23-го HБАП.

29.05.42 к обороняющим силам присоединился 247-й ИАП из 5-й ВА, оснащенный десятью Як-1 и возглавляемый майором Ю.H. Купленным. Несколько дней спустя прибыло еще 17 истребителей того же типа в составе эскадрильи В.И. Денисова. Неопытные пилоты обоих частей понесли тяжелейшие потери.

Примерно 10 июня 1942 года в Херсонес прибыли подразделения очередного полка — армейского 45-го ИАП. Всего прибыло 17 Як-1, которые вступили в бой 11 июня. Летчики полка были убеждены, что их задачей было только перегнать самолеты в Севастополь, они никак не ожидали, что их направят в бой. Некоторые пилоты просто решили дезертировать. Командование отреагировало на непростую ситуацию. И.о. комполка, лейтенант Д.И. Аленин был отстранен от занимаемой должности, а на его место назначили опытного пилота К.Д. Денисова. Уже в первую неделю боев 45-й ИАП потерял 6 машин в воздушных боях и 3 от огня зенитной артиллерии противника[7].

20.06.42 из Севастополя вывели все летающие лодки и бомбардировщики — всего 21 самолет.

25.05.42 в 3-ей ОАГ оставалось 32 исправных самолета. В этот день было принято решение начать эвакуацию на Кавказ 247-й ИАП, 6-й ГИАП и нескольких эскадрилий. Самолеты полков передали в 9-й ИАП, который до сих пор был оснащен только И-15 и И-153 (не считая 4 Як, доставшихся от 45-го ИАП).

28.05.42 летчики совершили последний налет на противника, на следующий день восьмерка Як-1 вылетела на свободное патрулирование. И. Сапрыкин и H. Левицкий сбили Ju-87, одержав тем самым последнюю победу в истории 3-ей ОАГ.

21-30.05.42 восемнадцать ПС-84 из московской авиагруппы доставляли в Севастополь боеприпасы и пищу, эвакуировали раненных, женщин и детей, а также особо ценные грузы. Всего было эвакуировано 222 человека.30.06-01.07.42 в ночь состоялся отвод самолетов из Севастополя вылетело 11 Як-1, 1 УТ-1, 4 У-2, 7 Ил-2, 3 И-153, 2 И-15, 4 И-16 и 2 ЛаГГ-3. Тридцать неисправных самолетов уничтожили на аэродроме. В городе осталось десять экипажей из 23-го ШАП, возглавляемых капитаном М.И. Охапкиным. В ходе уличных боев они почти все погибли. Той же ночью в Казачью Бухту перелетела группа МБР-2, один МБТ-2 и один ГСТ, однако МБР-2 из-за нелетной погоды никого не приняли на борт. В полете у ГСТ отказал двигатель и самолет приводнился на штормовую волну. Экипаж самолета и 33 эвакуируемых подобрал проходящий мимо тральщик.

Изображение

Результаты деятельности 3-й ОАГ можно оценить следующим образом: в период с 25 мая по 1 июля 1942 года пилоты совершили 3144 боевых вылетов, в том числе 1621 вылет на штурмовку. Было уничтожено 57 танков, сбито 60 самолетов, еще 43 немецких самолета удалось уничтожить на земле. Потери советской стороны составляли 53 самолета, причем только три — от огня зенитной артиллерии противника. 16 самолетов не вернулось с задания, а еще 30 пришлось бросить на аэродроме. Погибло 50 летчиков. Пилоты 5-й Воздушной Армии добавили к списку побед 35 сбитых самолетов противника. 31 июля 1942 года группу расформировали.

Налёты морской авиации по наземным целям

26.07.41 состоялось боевое крещение «Звена-СПБ»[2], когда после ряда неудач обычных бомбардировщиков, безуспешно пытавшихся разбомбить Мост Карла I на Дунае, было решено использовать воздушные авианосцы, и для проверки было дано задание разбомбить «СПБ» нефтехранилище в Констанце. Задание было успешно выполнено — цель поражена без потерь, в ходе авиаудара, истребители — бомбардировщики отсоединились с грузом бомб от носителей на расстоянии 40 км от цели, и после поражения цели вернулись на аэродром в Одессе, где дозаправились и вернулись в Евпаторию своим ходом.10.08.41 был совершён авиа налёт на основную цель — Мост Карла I на Дунае, через который помимо войск проходил так же и нефтяной трубопровод Плоешти-Констанца. Атаку «Звеньев» предваряли шесть Пе-2 из 40-го БАП (командиры И.Ю. Корзунов и В.А. Лобзов). Летчикам удалось добиться двух попаданий и незначительно повредить мост. Истребители И-16 дополнительно оснастили 95 литровым топливным баком, чтобы получить дополнительные 35 минут полёта. Атака производилась тремя носителями, но в одном из них случилась поломка, и он был вынужден вернуться назад, остальные выпустили истребители-бомбардировщики в 15 км от румынского берега. Истребители-бомбардировщики совершили успешную атаку в пике с высоты 1800 м и вернулись назад без потерь. Повторный авиарейд состоялся через два дня — 13 августа 1941, в это раз поломки носителей не было и транспортируемые истребители-бомбардировщики пилотировали капитан В. Шубиков, лейтенанты Б.М. Литвинчук и Б.И. Филимонов, а также младший лейтенант И.Ю. Каспаров. Каждый истребитель нес по две бомбы ФАБ-250, а также по навесному топливному баку емкостью 95 л, который удлинял время полета на 35 минут. И-16 отсоединились от бомбардировщиков на высоте 1700 м, а бомбы сбросили с 500-метровой высоты. Атака увенчалась успехом — были полностью разрушен один из пролетов моста и труба нефтепровода. Истребители, нанеся на обратном пути удар по румынской пехоте возле Сулины, вернулись назад без потерь.04.09.41 был проведен налет на аэродром Заводское (Крым, Рядом с Симферополем). В 11-25 на операцию вылетели 6 Ил-2 из 18-го ШАП, 4 И-16 из 8-го ИАП, а также 10 И-153(«Чайка») и несколько Як-1. В воздухе над немецким аэродромом кружили шесть Bf-109, но штурмовики сделали боевой заход и уничтожили на земле 10 немецких самолетов. Немцам удалось сбить три советские машины.

22.09.41 черноморская авиация провела налет на аэродром в Чаплинке (Чаплинка-поселок городского типа, центр района, Расположена в 141 км к юго-востоку от Херсона). В налете участвовали 3 Ил-2 из 46-й ШАБ, 4 И-16 из 8-го ИАП, а также 3 И-153 и истребители прикрытия: 13 И-16 и 3 Як-1. Одновременно, удар по аэродрому в Аскания-Нова должны были провести авиационные части 51-й Армии. Трудности начались уже на подлете к цели. Армейские летчики опоздали, поэтому немцы смогли перебросить на помощь свои Bf-109. А И-16 и Як-1 просто не успели за Ил-2 и И-153, в результате штурмовики оказались легкой целью для немецких пилотов. Тем не менее, наши летчики смогли прорваться к аэродрому и уничтожить на земле 11 Не-111, которые кучно стояли на открытой местности. Тем временем немцы навязали бой и сбили 7 машин: Ил-2,6 И-16 и 1 И-15бис. Вскоре подоспели опоздавшие армейские ЛаГГи, которые отвлекли на себя немецкие истребители и сбили два «мессера».

22.10.41 два «Звена» (воздушные авианосцы) атаковали позиции немецкой дальнобойной артиллерии в Крыму. В это время 11 И-5[3] и И-153 («Чайка») в сопровождении 9 И-16 из 101-й ИАЭ и шести И-16 из 8-го ИАП ударили по скоплению немецких войск в районе Казак-Сарай.

В этом налете погиб А.В. Шубиков, командир эскадрильи И-16 СПБ, первый пилот черноморской авиации, получивший во время войны орден Ленина (вероятно Шубикова сбил Bf-109). В тот день черноморская авиация потеряла 8 машин, часть из которых в ходе указанного налета[4].

10.03.44 был совершен налет на аэродром Кульбакино в районе Николаева, поскольку на этом аэродроме воздушная разведка обнаружила 140 самолетов противника. Советские самолеты атаковали следующим образом. Первый отряд майора М.С. Лютого (5 Ил-2 из 23-го ШАП и 8 Р-39 из 11-го ГИАП) должен был подавить зенитные батареи. Второй отряд лейтенанта В.Р. Гаджиева (7 Ил-2 и 10 Р-39) атаковал стоящие на земле машины. Четыре Р-39 из 11-го ГИАП патрулировали воздух, связывая истребители противника. Hемцев врасплох застать не удалось, тем не менее на земле были уничтожены 8 машин, а еще 13 были сбиты в ходе воздушного боя. Потери советской стороны: 2 Ил-2 и 3 Р-39. Это был один из наиболее тщательно спланированных и удачно проведенных налетов, поэтому в свое время его включили в программу Академии ВМФ.

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
9 публикаций

Просмотр сообщенияsansan1405 (10 Ноя 2013 - 15:38) писал:

Боевые действия авиации Черноморского флота
В течение Великой отечественной войны (ВОВ) авиация Черноморского флота, как и на Балтике по назначению и организационно преобразовывалась по ходу ведения боевых действий и появлению новых образцов самолетов. Ниже будут изложены отдельные боевые действия  морской авиации Черноморского флота каждый пункт в хронологической последовательности от начала ВОВ.
Оборона Одессы (05.08-16.10.41)

В августе 1941 года началась оборона Одессы. В этом районе действовала боевая группа в составе: 8-й ИАП (24 И-16), эскадрилья 32-го ИАП (7 Як-1), 94-я ОИАЭ (4 И-15бис), штурмовая эскадрилья (6 Ил-2) и четыре эскадры гидросамолетов: 7-я, 70-я, 80-я и 82-я, в составе которых были несколько МБР-2 (морской ближний разведчик), ГСТ (гидросамолет транспортный) и два МТБ-2 (морской тяжелый бомбардировщик).Кроме того, в Одессе базировался известный 69-й ИАП Льва Шестакова. Поддержку защитникам Одессы также оказывали 9-й ИАП (база в Николаеве), 2-й ИАП и 40-й БАП (базы в Крыму). По мере продвижения противника старые части вывели из Одессы, а их место заняли: 1-я эскадрилья 8-го ИАП, 46-я ОШАЭ (Ил-2, вооруженные PC-82), а также несколько Як-1 и И-15 из 94-й ОИАЭ. За время 73-дневной обороны Одессы морская авиация совершила 4644 боевых вылета (в том числе 624 ночью), сбив в боях 80 немецких и румынских самолетов, потеряв 47 своих машин.
15.09-29.10.41 авиагруппа генерал-майора В.В. Ермаченкова, базировавшаяся в районе Фрайфорда (Крым), помимо обороны Одессы с воздуха, наносила также удары по противнику в районе крымского перешейка. В составе группы действовало семь эскадрилий — как отдельных, так и формально находящихся в составе полков. Hа базу группа прибыла 14 сентября 1941 года. Первоначально группа состояла из 3 эскадрилий из 8-го ИАП (12 И-15 и И-16), 70-й ОБАЭ (СБ-2), 51-й ИАЭ (Як-1), 101-й ИАЭ (И-16), а также 46-й ШАЭ (Ил-2). В начале октября группу усилили 11-м АП, оснащенным допотопными И-5, а также 62-м ИАП, три эскадрильи которого были оснащены МиГ-3, Пе-2 и ЛаГГ-3. Несмотря на то, что полк был укомплектован в основном инструкторами Ейской летной школы, буквально за три недели он понес тяжелейшие потери и фактически перестал существовать. Кроме того, в состав группы на короткий срок включались другие авиационные части. Фрайфордская группа совершила 1709 боевых вылетов, уничтожила 40 танков и 94 самолета (в воздухе и на земле). Данные о потерях группы нам не известны, но можно их оценить по данным 8-го полка. Всего полк от огня зенитной артиллерии противника потерял 20 машин. 14 пилотов погибло, 8 было ранено.


Оборона Севастополя. (30.10.41-04.07.42)

30.10.41 началась оборона Севастополя. В боях за город участвовали 3-й, 8-й и 9-й ИАП, 2-й МТАП, 40-й БАП, а также 116-й и 119-й МРАП. Часть своих сил под Севастополь направили 7-й, 32-й, 62-й ИАП, 78-я и 87-я МАЭ, 95-я ШАЭ, 16-я, 18-я, 45-я, 82-я, 83-я МРАЭ, а также полки 5-й Воздушной Армии.
01.11.41 на аэродромах в Севастополе базировались 24 истребителя из 8-го ИАП, 20 И-5 из 11-го ШАП, 18 Ил-2 из 18-го ШАП, а также 31 летающая лодка. Однако численность парка постоянно менялась, например, спустя несколько дней 8 Илов и три И-15 перебросили под Керчь.
12.11.41 немцы нанесли массированный бомбовый удар по Севастополю. Рано утром 23 Ju-88 совершили первый налет. В 16-00 налет повторили 36 Ju-88 и Hе-111. В результате потоплен крейсер «Червона Украина» и выведены из строя два эсминца: «Совершенный» и «Свободный». Hемцы потеряли 4 машины(6,8%): одну сбили зенитчики, две — истребители, а четвертую таранил на МиГ-3 младший лейтенант Ю. Иванов. Четыре дня спустя Иванов погиб, совершая очередной таран.
22.11.41 Севастопольский укрепрайон располагал 59 самолетами, из которых 39 были боеспособны. В первых числах декабря из Ейска на Куликово Поле прибыла первая эскадрилья 3-го ИАП, оснащенная И-15, а также пятая эскадрилья 32-го ИАП, располагавшая 10 Як-1. Пятой эскадрильей командовал капитан М. Авдеев. Вскоре эскадрильи сменили номер и включили в состав 8-го ИАП.
18.12.41 в бой вступили ДБ-ЗФ из эскадрильи капитана Ф.М. Чумичова и два звена Пе-2. Однако из-за того, что немецкая артиллерия простреливала аэродром, самолеты отвели на Кубань. Поскольку пилотов было больше чем машин, каждый самолет в сутки проводил в воздухе по 12-15 часов.
17.12.41 истребители 2-й и 3-й эскадрилий 8-го ИАП перехватили отряд Ju-88, летящий на Севастополь. С советской стороны участвовали машины самых разнообразных типов: Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3, И-16, а также И-15бис. Залп 16 PC-82 разнес один из бомбардировщиков, и немцы «поспешив сбросить бомбы, повернули назад».
21.12.41 К.Д. Денисов из 8-го ИАП сбил Ju-87 над Севастополем. Немецкий пилот был взят в плен и попросил передать свой пистолет сбившему ему летчику. После хождения по инстанциям, пистолет все же попал к Денисову, и тот стал, наверное, единственным пилотом советских ВВС, носившим пистолеты «по-ковбойски» — с обоих боков.
В начале 1942 года в Херсонес прибыла вторая эскадрилья 7-го ИАП (МиГ-3) и 87-я ИАЭ (И-16). Обе эскадрильи затем вошли в состав 8-го ИАП. Этот полк также получил несколько Пе-2, СБ-2 и И-16. Вскоре после этого все Пе-2, СБ-2 и ДБ-ЗФ были собраны в отдельном отряде, который возглавил майор И.И. Морковкин. Реорганизацию провели и в частях, базирующихся у моря. Hа базе существующих эскадрилий и 116-го МРАП была сформирована 2-я морская бригада. Командиром бригады стал В.И. Раков. К 6 января 1942 года севастопольский авиаотряд насчитывал 95 самолетов различных типов.
01-05.42 Из-за нелетной погоды активных действий в воздухе не велось. Советские наблюдатели зарегистрировали за это время только 239 вылетов немецких самолетов. В первые дни мая отряд гидросамолетов передали в 116-й МРАП, а также сформировали 3-ю ОАГ (особую авиагруппу), одновременно расформировав 2-ю МАБ. Численность авиагруппы постоянно менялась. Так, 10 мая группа располагала 98 самолетами (53 боеготовых), позднее число самолетов увеличилось до 116, а в конце июня самолетов осталось только 64 (34 боеготовых). Тем временем 25 мая завершилось строительство аэродрома Юхариная Балка, где разместились ЛаГГи и Яки из 9-го ИАП, а также У-2 и УТ-1 из 23-го HБАП.
29.05.42 к обороняющим силам присоединился 247-й ИАП из 5-й ВА, оснащенный десятью Як-1 и возглавляемый майором Ю.H. Купленным. Несколько дней спустя прибыло еще 17 истребителей того же типа в составе эскадрильи В.И. Денисова. Неопытные пилоты обоих частей понесли тяжелейшие потери.
Примерно 10 июня 1942 года в Херсонес прибыли подразделения очередного полка — армейского 45-го ИАП. Всего прибыло 17 Як-1, которые вступили в бой 11 июня. Летчики полка были убеждены, что их задачей было только перегнать самолеты в Севастополь, они никак не ожидали, что их направят в бой. Некоторые пилоты просто решили дезертировать. Командование отреагировало на непростую ситуацию. И.о. комполка, лейтенант Д.И. Аленин был отстранен от занимаемой должности, а на его место назначили опытного пилота К.Д. Денисова. Уже в первую неделю боев 45-й ИАП потерял 6 машин в воздушных боях и 3 от огня зенитной артиллерии противника[7].
20.06.42 из Севастополя вывели все летающие лодки и бомбардировщики — всего 21 самолет.
25.05.42 в 3-ей ОАГ оставалось 32 исправных самолета. В этот день было принято решение начать эвакуацию на Кавказ 247-й ИАП, 6-й ГИАП и нескольких эскадрилий. Самолеты полков передали в 9-й ИАП, который до сих пор был оснащен только И-15 и И-153 (не считая 4 Як, доставшихся от 45-го ИАП).
28.05.42 летчики совершили последний налет на противника, на следующий день восьмерка Як-1 вылетела на свободное патрулирование. И. Сапрыкин и H. Левицкий сбили Ju-87, одержав тем самым последнюю победу в истории 3-ей ОАГ.
21-30.05.42 восемнадцать ПС-84 из московской авиагруппы доставляли в Севастополь боеприпасы и пищу, эвакуировали раненных, женщин и детей, а также особо ценные грузы. Всего было эвакуировано 222 человека.30.06-01.07.42 в ночь состоялся отвод самолетов из Севастополя вылетело 11 Як-1, 1 УТ-1, 4 У-2, 7 Ил-2, 3 И-153, 2 И-15, 4 И-16 и 2 ЛаГГ-3. Тридцать неисправных самолетов уничтожили на аэродроме. В городе осталось десять экипажей из 23-го ШАП, возглавляемых капитаном М.И. Охапкиным. В ходе уличных боев они почти все погибли. Той же ночью в Казачью Бухту перелетела группа МБР-2, один МБТ-2 и один ГСТ, однако МБР-2 из-за нелетной погоды никого не приняли на борт. В полете у ГСТ отказал двигатель и самолет приводнился на штормовую волну. Экипаж самолета и 33 эвакуируемых подобрал проходящий мимо тральщик.
Изображение
Результаты деятельности 3-й ОАГ можно оценить следующим образом: в период с 25 мая по 1 июля 1942 года пилоты совершили 3144 боевых вылетов, в том числе 1621 вылет на штурмовку. Было уничтожено 57 танков, сбито 60 самолетов, еще 43 немецких самолета удалось уничтожить на земле. Потери советской стороны составляли 53 самолета, причем только три — от огня зенитной артиллерии противника. 16 самолетов не вернулось с задания, а еще 30 пришлось бросить на аэродроме. Погибло 50 летчиков. Пилоты 5-й Воздушной Армии добавили к списку побед 35 сбитых самолетов противника. 31 июля 1942 года группу расформировали.

Налёты морской авиации по наземным целям

26.07.41 состоялось боевое крещение «Звена-СПБ»[2], когда после ряда неудач обычных бомбардировщиков, безуспешно пытавшихся разбомбить Мост Карла I на Дунае, было решено использовать воздушные авианосцы, и для проверки было дано задание разбомбить «СПБ» нефтехранилище в Констанце. Задание было успешно выполнено — цель поражена без потерь, в ходе авиаудара, истребители — бомбардировщики отсоединились с грузом бомб от носителей на расстоянии 40 км от цели, и после поражения цели вернулись на аэродром в Одессе, где дозаправились и вернулись в Евпаторию своим ходом.10.08.41 был совершён авиа налёт на основную цель — Мост Карла I на Дунае, через который помимо войск проходил так же и нефтяной трубопровод Плоешти-Констанца. Атаку «Звеньев» предваряли шесть Пе-2 из 40-го БАП (командиры И.Ю. Корзунов и В.А. Лобзов). Летчикам удалось добиться двух попаданий и незначительно повредить мост. Истребители И-16 дополнительно оснастили 95 литровым топливным баком, чтобы получить дополнительные 35 минут полёта. Атака производилась тремя носителями, но в одном из них случилась поломка, и он был вынужден вернуться назад, остальные выпустили истребители-бомбардировщики в 15 км от румынского берега. Истребители-бомбардировщики совершили успешную атаку в пике с высоты 1800 м и вернулись назад без потерь. Повторный авиарейд состоялся через два дня — 13 августа 1941, в это раз поломки носителей не было и транспортируемые истребители-бомбардировщики пилотировали капитан В. Шубиков, лейтенанты Б.М. Литвинчук и Б.И. Филимонов, а также младший лейтенант И.Ю. Каспаров. Каждый истребитель нес по две бомбы ФАБ-250, а также по навесному топливному баку емкостью 95 л, который удлинял время полета на 35 минут. И-16 отсоединились от бомбардировщиков на высоте 1700 м, а бомбы сбросили с 500-метровой высоты. Атака увенчалась успехом — были полностью разрушен один из пролетов моста и труба нефтепровода. Истребители, нанеся на обратном пути удар по румынской пехоте возле Сулины, вернулись назад без потерь.04.09.41 был проведен налет на аэродром Заводское (Крым, Рядом с Симферополем). В 11-25 на операцию вылетели 6 Ил-2 из 18-го ШАП, 4 И-16 из 8-го ИАП, а также 10 И-153(«Чайка») и несколько Як-1. В воздухе над немецким аэродромом кружили шесть Bf-109, но штурмовики сделали боевой заход и уничтожили на земле 10 немецких самолетов. Немцам удалось сбить три советские машины.
22.09.41 черноморская авиация провела налет на аэродром в Чаплинке (Чаплинка-поселок городского типа, центр района, Расположена в 141 км к юго-востоку от Херсона). В налете участвовали 3 Ил-2 из 46-й ШАБ, 4 И-16 из 8-го ИАП, а также 3 И-153 и истребители прикрытия: 13 И-16 и 3 Як-1. Одновременно, удар по аэродрому в Аскания-Нова должны были провести авиационные части 51-й Армии. Трудности начались уже на подлете к цели. Армейские летчики опоздали, поэтому немцы смогли перебросить на помощь свои Bf-109. А И-16 и Як-1 просто не успели за Ил-2 и И-153, в результате штурмовики оказались легкой целью для немецких пилотов. Тем не менее, наши летчики смогли прорваться к аэродрому и уничтожить на земле 11 Не-111, которые кучно стояли на открытой местности. Тем временем немцы навязали бой и сбили 7 машин: Ил-2,6 И-16 и 1 И-15бис. Вскоре подоспели опоздавшие армейские ЛаГГи, которые отвлекли на себя немецкие истребители и сбили два «мессера».
22.10.41 два «Звена» (воздушные авианосцы) атаковали позиции немецкой дальнобойной артиллерии в Крыму. В это время 11 И-5[3] и И-153 («Чайка») в сопровождении 9 И-16 из 101-й ИАЭ и шести И-16 из 8-го ИАП ударили по скоплению немецких войск в районе Казак-Сарай.
В этом налете погиб А.В. Шубиков, командир эскадрильи И-16 СПБ, первый пилот черноморской авиации, получивший во время войны орден Ленина (вероятно Шубикова сбил Bf-109). В тот день черноморская авиация потеряла 8 машин, часть из которых в ходе указанного налета[4].
10.03.44 был совершен налет на аэродром Кульбакино в районе Николаева, поскольку на этом аэродроме воздушная разведка обнаружила 140 самолетов противника. Советские самолеты атаковали следующим образом. Первый отряд майора М.С. Лютого (5 Ил-2 из 23-го ШАП и 8 Р-39 из 11-го ГИАП) должен был подавить зенитные батареи. Второй отряд лейтенанта В.Р. Гаджиева (7 Ил-2 и 10 Р-39) атаковал стоящие на земле машины. Четыре Р-39 из 11-го ГИАП патрулировали воздух, связывая истребители противника. Hемцев врасплох застать не удалось, тем не менее на земле были уничтожены 8 машин, а еще 13 были сбиты в ходе воздушного боя. Потери советской стороны: 2 Ил-2 и 3 Р-39. Это был один из наиболее тщательно спланированных и удачно проведенных налетов, поэтому в свое время его включили в программу Академии ВМФ.

не забудь Керченско Феодосийскую десантную операцию

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
20 публикаций
368 боёв

Просмотр сообщенияleva887788 (10 Ноя 2013 - 15:40) писал:

не забудь Керченско Феодосийскую десантную операцию
Спасибо,скоро опубликую

Керченско-Феодосийская десантная операция

Изображение

17 декабря 1941 года после сильной артподготовки немецкие войска начали второй штурм Севастополя. По приказу Манштейна в наступление ринулись пять дивизий. В результате декабрьского наступления немцам удалось на северном участке приблизиться на 6–7 км к городу. Положение защитников Севастополя значительно усложнилось: город, бухта и аэродромы оказались в зоне огня немецкой артиллерии всех калибров. Ввод в бой с 21 декабря еще одной дивизии – 170-й пехотной – позволял Манштейну переуплотнить боевые порядки штурмующих и в конечном итоге добиться изменения ситуации в свою пользу. К 25 декабря войска Манштейна находились буквально в двух шагах от Северной бухты.
Однако в этот момент советское командование сделало «ход конем» и попыталось захватить инициативу путем высадки в Крыму крупного морского десанта.
Побережье Крыма представляло собой довольно протяженный участок, который требовалось оборонять пусть даже в разреженных порядках. Концентрация основных усилий  немецких войск в Крыму против Севастополя делала защиту побережья почти формальной. Несмотря на серьезные проблемы с прикрытием боевых кораблей с воздуха вдали от баз, советский флот мог с полным правом претендовать на господство в акватории Черного моря.
План высадки морского и воздушного десантов на Керченском полуострове появился у командования  Закавказского фронта еще в конце ноября 1941 года, вскоре после оставления Крыма советскими войсками. Первый доклад с изложением основных идей операции был направлен в Ставку ВГК 26 ноября 1941 г. Предложение было воспринято с интересом, и 30 ноября в Ставку ВГК был направлен развернутый доклад с детализацией плана и расчетом количества выделяемых войск. Первоначально предполагалось овладеть десантом только восточной частью Керченского полуострова и двигаться далее до Феодосии. Директивой Ставки ВГК № 005471 от 7 декабря 1941 г. этот план был утвержден и фронт приступил к его практической реализации.
К моменту утверждения плана высадки в Крыму оборонявшей полуостров 11-й армии Э. фон Манштейна противостояла располагавшаяся на Таманском полуострове часть сил Закавказского фронта Д.Т.Козлова – 51-я и 44-я армии. Разумеется, из поспешно покинувших Керченский полуостров войск в группировку для сравнительно крупной десантной операции 51-я и 44-я армии превратились не по мановению волшебной палочки. Как и на других участках фронта, усиление армий для активных действий произошло за счет свежесформированных соединений.
В состав 51-й армии генерал-лейтенанта В.Н.Львова входили 224, 302, 390-я и 396-я стрелковые дивизии, 12-я стрелковая бригада, 83-я бригада морской пехоты.  В состав 44-й армии генерал-майора А.Н.Первушина входили 157, 236, 345 и 404-я стрелковые дивизии, 9-я и 63-я горнострелковые дивизии, 74-я бригада морской пехоты. Из их числа 345-я и 404-я дивизии и 74-я бригада были сформированы осенью 1941 г. В резерве командующего войсками Закавказского фронта на Таманском полуострове находились 156, 398 и 400-я стрелковые дивизии, 72-я кавалерийская дивизия. Три последних соединения относились к формированиям осени 1941 г.
Подготовку операции приказывалось закончить к 19 декабря. Начать высадку предполагалось 21 декабря.
Подготовка операции была прервана обострением обстановки в районе Севастополя. Для парирования кризиса потребовалось перебросить в город 20 и 21 декабря 345-ю стрелковую дивизию и 79-ю бригаду морской пехоты, первоначально предназначавшихся для высадки в Феодосии. Переброска войск также отвлекла боевые и транспортные корабли, привлекавшиеся для десантной операции. В результате начать высадку удалось лишь с 26 декабря.
26 декабря в районе Керчи и 30 в районе Феодосии были высажены войска 51-й и 40-й советских армий.
В тот момент силы противника на Керченском полуострове были представлены немецкой46-й пехотной дивизией  и румынским полком горных стрелков, охранявшим район Парпачского хребта.
Общая численность вражеских войск на Керченском полуострове составляла  25 тысяч человек личного состава 180 орудий и 118 танков. На аэродромах в районе Керчи базировались две группы авиации, имевшие до 100 самолетов. Кроме того, группировку войск противника на Керченском полуострове могла поддерживать авиация с аэродромов, расположенных в районах Симферополя, Саки.
Во второй половине дня 25 декабря 1–5-й десантные отряды начали движение по заданным курсам с расчетом прибыть в назначенные районы высадки за два часа до рассвета 26 декабря. Однако из-за начавшегося сильного шторма и непрерывных налетов вражеской авиации 1-й и 2-й отряды произвести полностью высадку в районе мыса Зюк не смогли. Большая часть подразделений отрядов вернулась в Темрюк. Не удалась высадка 3-го и 5-го отрядов. Наиболее удачной была высадка 4-го отряда в районе мыса Хрони. Этот отряд в 6 часов 30 минут пришел в назначенный район и немедленно приступил к высадке, которая проводилась под прикрытием огня двух канонерских лодок. К 13 часам 26 декабря высадка отряда полностью была завершена, и войска закрепились на захваченном плацдарме.
Предпринятые 27 и 29 декабря попытки продолжать высадку из-за шторма на море и сильного сопротивления врага оказались безрезультатными. Дальнейшая высадка войск 51-й армии стала возможной лишь 30 декабря. Всего с 26 по 31 декабря Азовская военная флотилия высадила более 6 тысяч человек и перебросила 9 танков, 10 орудий (37-, 76-мм калибра), 28 минометов и 204 тонны боеприпасов. Посадка войск 51-й армии на корабли Керченской военно-морской базы проходила неорганизованно. В назначенное время посадку закончил только один из трех. Опоздание с посадкой привело к нарушению графика перехода отрядов через Керченский пролив. Кроме того, суда в районы высадки подошли в разное время. В первый день наиболее удачно высадка была произведена в районе Камыш-Бурун. Она производилась под прикрытием дымовой завесы, поставленной специально выделенными катерами, и при поддержке огня артиллерии с Таманского полуострова. 27 декабря высадка не производилась вследствие сильного шторма (7–8 баллов). Она возобновилась 28 декабря и продолжалась до 30 декабря. Всего с 26 по 29 декабря в районе Камыш-Бурун из состава 302-й стрелковой дивизии было высажено более 11 200 человек и выгружено 47 орудий, 229 пулеметов, 198 минометов, 12 автомашин, 210 лошадей.
Высадка десанта 44-й армии в районе горы Опук, проводившаяся силами Черноморского флота, не удалась. В целом с 26 по 31 декабря Азовская военная флотилия, Керченская военно-морская база и частично Черноморский флот, несмотря на ряд серьезных недостатков в организации посадки и высадки войск, сильное сопротивление врага, а также крайне неблагоприятную метеорологическую обстановку, высадили на Керченский полуостров часть войск и боевой техники. Однако десанты имели очень мало артиллерии и танков. Поэтому они вместо планируемого наступления вынуждены были перейти к обороне, ведя упорные бои с противником, который принимал все меры к тому, чтобы сбросить их в море.
Изображение
Лишь после овладения Феодосией и создания угрозы коммуникациям действовавшей на полуострове группировки противника произошло резкое изменение обстановки на Керченском полуострове в пользу советских войск. Высадка 44-й армии в районе Феодосии проходила более успешно. Она началась в 4 часа утра 29 декабря после короткой артиллерийской подготовки. Благодаря достигнутой внезапности штурмовые отряды быстро овладели важными объектами порта и создали благоприятные условия для действий войск первого эшелона. В короткий срок были переброшены десантные подразделения с крейсеров «Красный Крым» и «Красный Кавказ», с эсминца «Шаумян» и других кораблей. Одновременно эти корабли поддерживали огнем своих орудий действия десанта на берегу. Начавшиеся после рассвета налеты вражеской авиации были отражены огнем корабельной зенитной артиллерии и истребительной авиацией Черноморского флота. Боевые корабли 29 декабря маневрировали в заливе и вели артиллерийский огонь, поддерживая действия десанта.
Вечером 29 декабря в Феодосийском порту началась высадка войск с транспортов. К утру 30 декабря Феодосия была полностью освобождена от противника.
Успешная высадка войск 44-й армии в Феодосии резко изменила обстановку на Керченском полуострове. Для всей группировки противника, находившейся в восточной части полуострова, создалась угроза окружения. Командование 11-й немецкой армии вынуждено было принять решение о выводе своих войск с полуострова. 30 декабря противник оставил Керчь без боя. Немецко-фашистское командование было вынуждено срочно усилить свои войска на феодосийском направлении. В начале января северо-западнее и западнее Феодосии кроме 46-й пехотной дивизии, уже действовали части 73-й пехотной дивизии и румынского горнострелкового корпуса. Кроме того, на подходе к этому району находились 132-я и 170-я пехотные дивизии, переброшенные из-под Севастополя, где героическими усилиями воинов Севастопольского оборонительного района было сорвано второе наступление немецко-фашистских войск. К исходу 2 января советские войска вышли на рубеж Киет, Коктебель, где встретили организованное сопротивление врага. На этом операция по овладению Керченским полуостровом закончилась. Керченско-Феодосийская десантная операция завершилась захватом важного оперативного плацдарма в Крыму – освобождением Керченского полуострова, овладением важными опорными пунктами противника в Крыму – городами и морскими портами Керчь и Феодосия, войска продвинулись на запад на 100–110 км.
В итоге операции упрочилось положение войск Севастопольского оборонительного района. Немецкое командование 1 января 1942 года было вынуждено прекратить свое второе наступление на Севастополь и перебросить оттуда часть сил в район Феодосии. Керченская группировка противника понесла большие потери. Эти результаты были достигнуты благодаря героическим действиям сухопутных войск и флота. Операция, проводившаяся как часть контрнаступления Красной Армии, развернувшегося в декабре 1941 года, была самой крупной морской десантной операцией в ходе Великой Отечественной войны. Главное ее значение заключалось в том, что противник лишился возможности использовать Керченский полуостров как плацдарм для проникновения на Кавказ. Вместе с тем она отвлекла часть сил врага из-под Севастополя, облегчив его защитникам отражение второго вражеского штурма.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
20 публикаций
368 боёв

Просмотр сообщенияTiMyR_aUpOv13 (10 Ноя 2013 - 16:11) писал:

Побольше бы таких тем=) позновательно
стараемся=) вскорее от меня будет походить на форум все больше и больше позговательных не только тем, но и сообщений

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
2 публикации
112 боёв

Спасибо за тему, очень интересно. Хотелось бы услышать побольше про самолеты, сделанные в СССР.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
218 публикаций

А как же, КОР-2 (Бе-4) Корабельный разведчик ОКБ Бериева

 

КОР-2 предназначался, прежде всего, для ведения ближней морской разведки, корректировки огня корабельной и береговой артиллерии, а также охраны тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочного поиска, борьбы с небольшими боевыми кораблями и катерами. Принятый к тому времени на вооружение КОР-1 абсолютно не удовлетворял моряков.

Конструкция . Гидросамолет КОР-2 - лодочный цельнометаллический моноплан, выполненный по схеме летающей лодки с крылом типа парасоль на пилоне и коротких подкосах. В качестве силовой установки на опытном КОР-2 был выбран однорядный звездообразный двигатель воздушного охлаждения М-63 мощностью 1100 л.с. с тянущим винтом. В мотогондоле, которая вписана в центроплан крыла, расположены бензобаки и маслобак. Крыло двухлонжеронной конструкции с работающей обшивкой. Консольные части крыла могут легко складываться и раскладываться. Угол установки крыла 5 градусов. Спереди крыло имеет вид «обратной чайки» и лежит на пилоне, который конструктивно составляет одно целое с лодкой. Для снижения посадочной скорости установлены щитки Шренка. Лодка двухреданная. Первый редан клинообразной формы в плане, а второй - криволинейный. Для обеспечения поперечной устойчивости на самолете имеются подкрыльевые поплавки, прикрепленные каждый двумя обтекаемыми стойками к консолям.

Экипаж состоял из летчика и штурмана, причем в кабине летчика мог устанавливаться второй съемный комплект органов управления самолетом. Вооружение состояло из одного неподвижного 7,62-мм пулемета ШКАС в носовой части лодки, такого же пулемета на турели МВ-5, расположенной в средней части лодки, и 200 кг бомб.

В декабре 1940 г. в соответствии с приказом НКАП № 704 «О переименовании боевых самолетов» КОР-2 получил обозначение Бе-4. 21 января 1941 г. завершились заводские испытания, которые позволили сделать самые благоприятные выводы в отношении летающей лодки.

11 августа 1941 года завершилась постройка первого серийного самолета (заводской №28801). В отличие от опытных машин, его оснастили менее мощным, однако обладавшим большим ресурсом двигателем М-62 взлетной мощностью 1000 л.с. и номинальной 850 л.с. на первой границе высотности. Винт - трехлопастной ВИШ-105-62 или АВ-24. Кроме того, провели некоторые доработки конструкции и оборудования. В частности, на самолет установили механизм аварийного сброса фонаря кабины пилота, бронеспинку, радиостанцию РСМР-3 заменили на РСБМ-бис, а фотоаппарат АФА-27 на АФА-27Т. Этой машине суждено было выполнить всего 6 полетов. 9 сентября при хорошей солнечной погоде и полном штиле солнечные блики привели к возникновению зеркального эффекта, и пилотировавшему самолет Н.П. Котякову оказалось очень трудно определить при посадке расстояние до воды. В результате касание произошло на высокой скорости, самолет получил значительные повреждения и быстро ушел на дно. Вместе с ним утонул воентехник 1 -го ранга Сукачев, а летчик и инженер бериевского КБ Морозов смогли спастись. Однако в аварийном акте особо подчеркивалось общее мнение, что «машина хорошая».

14 сентября Рейдель поднял в воздух второй серийный Бе-4 (№28802). Всего за время испытаний, продолжавшихся до 10 октября, было выполнено 49 полетов с общим налетом 10 ч 3 мин. В летно-пилотажной оценке отмечалось, что «Бе-4 является простой в пилотировании машиной, вполне рассчитанной на летчика средней квалификации, и на рулежке самолет прекрасно управляем за счет эффективного водяного руля»

После эвакуации заводов Бе-4 производился на двух заводах - № 288 в Омске и № 477 в Красноярске.

Вооружение собранных в Омске машин было усилено: курсовой ШКАС заменили двумя 12,7-мм пулеметами УБК, количество подкрыльевых бомбодержателей увеличили до четырех, и теперь самолет мог поднять 400 кг бомб (4 фугасные ФАБ-100 или 4 противолодочные ПЛАБ-100). Были также частично изменены конструкция лодки и устройство ряда систем.

Боевое применение . На Черном море Бе-4 использовались как ближние морские разведчики, систематически просматривая 40-мильную прибрежную зону и выполняя задачи ПЛО в районах военно-морских баз. Несколько раз Бе-4 встречались в воздухе с немецкими летающими лодками BV-138 и Do-24, иногда дело доходило до стрельбы, однако эти дуэли прошли без последствий для обеих сторон. С изменением общей обстановки на фронте в нашу пользу Бе-4 появились на борту боевых кораблей. На крейсере «Молотов» по решению ГКО №4093 от 12 сентября 1943 г. установили модернизированную катапульту ЗК-1А. В Батуми в августе 1944 г. с нее запускали болванки, а в следующем месяце в Новороссийске начались сдаточные испытания. В акте от 24 октября 1944 г. отмечено, что «катапульта, проверенная многократными стартами самолетов Бе-4 и «Спитфайр», работает отлично и может быть допущена к эксплуатации». В июне 1944 г. на ЧФ была сформирована 24-я отдельная эскадрилья корабельной авиации, в состав которой, помимо Бе-4, вошли истребители «Спитфайр» Mk.VB. В июле 1945 г. в составе этой эскадрильи насчитывалось 8 Бе-4.

На Северном флоте, практически всю войну не имевшем кораблей крупнее эсминца, Бе-4 не служили. Однако в Арктике повоевать гидросамолетам Бериева все же пришлось. В 1943 г. немецкие подводные лодки начали активные действия на советских арктических коммуникациях. Для борьбы с ними у Северного отряда Беломорской военной флотилии не хватало сил, поэтому среди прочих мер было решено отправить на о. Диксон два Бе-4. Выбор пал на машины с №№28811 и 28812, которые числились за Полярной авиацией и получили гражданскую регистрацию СССР-НЗЗО и СССР-Н331, соответственно. Первую пилотировал летчик В.В. Мальков, вторую — М.В. Тейман. Самолеты перелетели из Красноярска на Диксон и 2 августа 1943 г. начали противолодочное патрулирование. В качестве оружия использовались противолодочные бомбы ПЛАБ-100. Единственное боевое столкновение произошло 28 августа. После того, как немецкая субмарина потопила в 20 милях от мыса Стерлигова транспорт «Диксон», Бе-4 пробомбили этот район. Результатов атаки экипажи не наблюдали. В конце сентября резко похолодало, начался ледостав, что вынудило перегнать гидросамолеты обратно в Красноярск. К тому времени НЗЗО налетал в Арктике 35 ч 15 мин, а Н331 — 31 ч 20 мин. На Балтике Бе-4 появились в 1944 г., когда первые 9 самолетов вошли в состав 29-й отдельной разведывательной эскадрильи. В начале 1945 г. в ней числилось 10 Бе-4: №№ 4770205, 4770301, 4770302, 4770303, 4770305, 4770401, 4770402, 4770403, 4770404, 4 770405. Задачами гидросамолетов стало ведение противолодочного поиска, а также спасение экипажей сбитых самолетов. Например, 22 июля 1944 г. после нанесения удара по немецким кораблям совершил вынужденную посадку в Финском заливе штурмовик Ил-2 из 8-го Гвардейского штурмового полка 11-й штурмовой авиадивизии. Самолет быстро затонул, а пилот Кузнецов и стрелок Стрижак перебрались в спасательную лодку и чуть позже были вывезены Бе-4, вылетевшим с гидроаэродрома Гора Валдай.

На 1 января 1945 г. в составе 115-го морского ближнеразведывательного авиационного полка ВВС ТОФ числилось четыре Бе-4 (№№28808, 28809, 4770201 и 4770203). В боевых действиях против Японии они не участвовали, зато после окончания войны подтвердили свое назначение как корабельных разведчиков полетами с катапульт тихоокеанских крейсеров «Калинин» и «Каганович».

Любопытно, что в мае 1945 г. вышел приказ наркома ВМФ об установлении дополнительного вознаграждения летно-техническому составу за старты с катапульты. За первый такой взлет пилоту полагалось 150 руб., за все последующие — по 75 руб. Штурману выплачивалась премия в размере 75% от вознаграждения летчика, а техникам — по 50%. Если же летчик выполнял контрольный облет самолета, только что поступившего на корабль с завода или после капитального ремонта, ему причиталось 500 руб.

Летом 1946 г. на «Кагановиче» и «Калинине» прошли испытания Бе-4 №4770702 в перегрузочном варианте. Самолет пилотировал летчик-испытатель к-н В.Ф. Соколов. Для обеспечения правильного положения пилота и штурмана на рабочих местах во время старта их кресла снабдили подлокотниками, подпятниками и подголовниками. С 3 по 12 июля с катапульты ЗК-2А крейсера «Калинин» выполнили 32 запуска болванки и 13 стартов самолета на стоянке корабля при различной силе ветра и с различным полетным весом. 16-28 августа с крейсера «Каганович» (катапульта ЗК-2Б) провели 5 стартов самолета (один — со взлетной массой 3200 кг и четыре — с 3345 кг) на ходу корабля при скорости катапультирования 130 км/ч и максимальном ускорении до 4,5 д. Было отмечено, что все взлеты прошли нормально, без «проседания» и «вспухания» самолета, а Бе-4 в перегрузочном варианте может пилотировать летчик средней квалификации.

Подводя итоги, надо сказать, что Бе-4 по сравнению со своим предшественником КОР-1 стал значительным шагом вперед. Эта летающая лодка была вполне современным, мореходным, сопоставимым по летно-техническим характеристикам со своими зарубежными аналогами корабельным разведчиком. Бе-4 оказался единственным отечественным гидросамолетом, серийно строившимся в военные годы. Но созданный для кораблей «большого морского и океанского флота», которые так и не успели сойти со стапелей до начала войны, Бе-4 фактически остался без работы. Совсем короткой оказалась и его послевоенная карьера. С появлением на боевых кораблях радиолокационных станций катапультные самолеты-разведчики утратили свое былое значение, и в 1947 г. катапульты демонтировали на всех крейсерах.

С 1941 по 1945 год было построено 44 самолета.

Характеристики Бе-4

Экипаж 3 чел.

Размеры.

Размах крыла, м 12.0

Площадь крыла, м² 25.50

Длина самолета, м 10.50

Высота самолета, м 4.05

Двигатель.

1 ПД Швецов М-62, взлетной мощностью л.с. 1000

Массы и нагрузки, кг:

Пустого снаряженного самолета, кг 2228

Максимальная взлетная, кг 3468

Летные данные.

Максимальная скорость над уровнем моря км/час 310

Максимальная скорость на высоте 4700 м км/час 356

Посадочная скорость с вып. щитками км/час 125

Потолок, м 8100

Максимальная дальность, км 1150

Вооружение

Два 7.62-мм пулемета ШКАС, бомбы до, кг 400

6a873903dceb.jpg не читал о нем, но нешел как он выглядел

Вот это турбина только в неё ж легко попасть так что с инженерной точки он плохо сконструирован 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
154 публикации
2 301 бой

1.Хэндли Пэйдж Хэмпден» TB.Mk I

Неизвестный бомбардировочный полк/Авиация Северного флота/ Советская морская авиация, Ваенга, Мурманская область, октябрь 1942 г.

Советский Союз унаследовал не менее 10 самолетов данной марки, когда британцы вывели личный состав двух эскадрилий торпедоносцев- бомбардировщиков, временно развернутых в Советском Союзе ранее, в 1942 г., для операций против вражеского судоходства у берегов Северной Норвегии.

 

Всего было получено 19 самолетов этого типа. Они входили в состав 2-й и 3-й эскадрилий 24 МТАП ВВС СФ до июля 1943 года.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
162 публикации
82 боя

Морская Авиация совершенствовалась в это время и с каждым разом всё лучше ,но такие самолёты не отличались маневриностью. 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
50 публикаций
37 боёв
ИЛ-4 4 использовались и как минные постановщики в реках, торпеды использовались постоянно в режиме свободной охоты, это точно?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
676 публикаций
1 118 боёв

Где то читал что в то время русским так и не удалось построить действительно хороший гидросамолет, все известные модели могли садиться при небольшой волне, поэтому их редко использовали в ВМФ

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
63 публикации
4 боя

А как же, КОР-2 (Бе-4) Корабельный разведчик ОКБ Бериева

 

КОР-2 предназначался, прежде всего, для ведения ближней морской разведки, корректировки огня корабельной и береговой артиллерии, а также охраны тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочного поиска, борьбы с небольшими боевыми кораблями и катерами. Принятый к тому времени на вооружение КОР-1 абсолютно не удовлетворял моряков.

Конструкция . Гидросамолет КОР-2 - лодочный цельнометаллический моноплан, выполненный по схеме летающей лодки с крылом типа парасоль на пилоне и коротких подкосах. В качестве силовой установки на опытном КОР-2 был выбран однорядный звездообразный двигатель воздушного охлаждения М-63 мощностью 1100 л.с. с тянущим винтом. В мотогондоле, которая вписана в центроплан крыла, расположены бензобаки и маслобак. Крыло двухлонжеронной конструкции с работающей обшивкой. Консольные части крыла могут легко складываться и раскладываться. Угол установки крыла 5 градусов. Спереди крыло имеет вид «обратной чайки» и лежит на пилоне, который конструктивно составляет одно целое с лодкой. Для снижения посадочной скорости установлены щитки Шренка. Лодка двухреданная. Первый редан клинообразной формы в плане, а второй - криволинейный. Для обеспечения поперечной устойчивости на самолете имеются подкрыльевые поплавки, прикрепленные каждый двумя обтекаемыми стойками к консолям.

Экипаж состоял из летчика и штурмана, причем в кабине летчика мог устанавливаться второй съемный комплект органов управления самолетом. Вооружение состояло из одного неподвижного 7,62-мм пулемета ШКАС в носовой части лодки, такого же пулемета на турели МВ-5, расположенной в средней части лодки, и 200 кг бомб.

В декабре 1940 г. в соответствии с приказом НКАП № 704 «О переименовании боевых самолетов» КОР-2 получил обозначение Бе-4. 21 января 1941 г. завершились заводские испытания, которые позволили сделать самые благоприятные выводы в отношении летающей лодки.

11 августа 1941 года завершилась постройка первого серийного самолета (заводской №28801). В отличие от опытных машин, его оснастили менее мощным, однако обладавшим большим ресурсом двигателем М-62 взлетной мощностью 1000 л.с. и номинальной 850 л.с. на первой границе высотности. Винт - трехлопастной ВИШ-105-62 или АВ-24. Кроме того, провели некоторые доработки конструкции и оборудования. В частности, на самолет установили механизм аварийного сброса фонаря кабины пилота, бронеспинку, радиостанцию РСМР-3 заменили на РСБМ-бис, а фотоаппарат АФА-27 на АФА-27Т. Этой машине суждено было выполнить всего 6 полетов. 9 сентября при хорошей солнечной погоде и полном штиле солнечные блики привели к возникновению зеркального эффекта, и пилотировавшему самолет Н.П. Котякову оказалось очень трудно определить при посадке расстояние до воды. В результате касание произошло на высокой скорости, самолет получил значительные повреждения и быстро ушел на дно. Вместе с ним утонул воентехник 1 -го ранга Сукачев, а летчик и инженер бериевского КБ Морозов смогли спастись. Однако в аварийном акте особо подчеркивалось общее мнение, что «машина хорошая».

14 сентября Рейдель поднял в воздух второй серийный Бе-4 (№28802). Всего за время испытаний, продолжавшихся до 10 октября, было выполнено 49 полетов с общим налетом 10 ч 3 мин. В летно-пилотажной оценке отмечалось, что «Бе-4 является простой в пилотировании машиной, вполне рассчитанной на летчика средней квалификации, и на рулежке самолет прекрасно управляем за счет эффективного водяного руля»

После эвакуации заводов Бе-4 производился на двух заводах - № 288 в Омске и № 477 в Красноярске.

Вооружение собранных в Омске машин было усилено: курсовой ШКАС заменили двумя 12,7-мм пулеметами УБК, количество подкрыльевых бомбодержателей увеличили до четырех, и теперь самолет мог поднять 400 кг бомб (4 фугасные ФАБ-100 или 4 противолодочные ПЛАБ-100). Были также частично изменены конструкция лодки и устройство ряда систем.

Боевое применение . На Черном море Бе-4 использовались как ближние морские разведчики, систематически просматривая 40-мильную прибрежную зону и выполняя задачи ПЛО в районах военно-морских баз. Несколько раз Бе-4 встречались в воздухе с немецкими летающими лодками BV-138 и Do-24, иногда дело доходило до стрельбы, однако эти дуэли прошли без последствий для обеих сторон. С изменением общей обстановки на фронте в нашу пользу Бе-4 появились на борту боевых кораблей. На крейсере «Молотов» по решению ГКО №4093 от 12 сентября 1943 г. установили модернизированную катапульту ЗК-1А. В Батуми в августе 1944 г. с нее запускали болванки, а в следующем месяце в Новороссийске начались сдаточные испытания. В акте от 24 октября 1944 г. отмечено, что «катапульта, проверенная многократными стартами самолетов Бе-4 и «Спитфайр», работает отлично и может быть допущена к эксплуатации». В июне 1944 г. на ЧФ была сформирована 24-я отдельная эскадрилья корабельной авиации, в состав которой, помимо Бе-4, вошли истребители «Спитфайр» Mk.VB. В июле 1945 г. в составе этой эскадрильи насчитывалось 8 Бе-4.

На Северном флоте, практически всю войну не имевшем кораблей крупнее эсминца, Бе-4 не служили. Однако в Арктике повоевать гидросамолетам Бериева все же пришлось. В 1943 г. немецкие подводные лодки начали активные действия на советских арктических коммуникациях. Для борьбы с ними у Северного отряда Беломорской военной флотилии не хватало сил, поэтому среди прочих мер было решено отправить на о. Диксон два Бе-4. Выбор пал на машины с №№28811 и 28812, которые числились за Полярной авиацией и получили гражданскую регистрацию СССР-НЗЗО и СССР-Н331, соответственно. Первую пилотировал летчик В.В. Мальков, вторую — М.В. Тейман. Самолеты перелетели из Красноярска на Диксон и 2 августа 1943 г. начали противолодочное патрулирование. В качестве оружия использовались противолодочные бомбы ПЛАБ-100. Единственное боевое столкновение произошло 28 августа. После того, как немецкая субмарина потопила в 20 милях от мыса Стерлигова транспорт «Диксон», Бе-4 пробомбили этот район. Результатов атаки экипажи не наблюдали. В конце сентября резко похолодало, начался ледостав, что вынудило перегнать гидросамолеты обратно в Красноярск. К тому времени НЗЗО налетал в Арктике 35 ч 15 мин, а Н331 — 31 ч 20 мин. На Балтике Бе-4 появились в 1944 г., когда первые 9 самолетов вошли в состав 29-й отдельной разведывательной эскадрильи. В начале 1945 г. в ней числилось 10 Бе-4: №№ 4770205, 4770301, 4770302, 4770303, 4770305, 4770401, 4770402, 4770403, 4770404, 4 770405. Задачами гидросамолетов стало ведение противолодочного поиска, а также спасение экипажей сбитых самолетов. Например, 22 июля 1944 г. после нанесения удара по немецким кораблям совершил вынужденную посадку в Финском заливе штурмовик Ил-2 из 8-го Гвардейского штурмового полка 11-й штурмовой авиадивизии. Самолет быстро затонул, а пилот Кузнецов и стрелок Стрижак перебрались в спасательную лодку и чуть позже были вывезены Бе-4, вылетевшим с гидроаэродрома Гора Валдай.

На 1 января 1945 г. в составе 115-го морского ближнеразведывательного авиационного полка ВВС ТОФ числилось четыре Бе-4 (№№28808, 28809, 4770201 и 4770203). В боевых действиях против Японии они не участвовали, зато после окончания войны подтвердили свое назначение как корабельных разведчиков полетами с катапульт тихоокеанских крейсеров «Калинин» и «Каганович».

Любопытно, что в мае 1945 г. вышел приказ наркома ВМФ об установлении дополнительного вознаграждения летно-техническому составу за старты с катапульты. За первый такой взлет пилоту полагалось 150 руб., за все последующие — по 75 руб. Штурману выплачивалась премия в размере 75% от вознаграждения летчика, а техникам — по 50%. Если же летчик выполнял контрольный облет самолета, только что поступившего на корабль с завода или после капитального ремонта, ему причиталось 500 руб.

Летом 1946 г. на «Кагановиче» и «Калинине» прошли испытания Бе-4 №4770702 в перегрузочном варианте. Самолет пилотировал летчик-испытатель к-н В.Ф. Соколов. Для обеспечения правильного положения пилота и штурмана на рабочих местах во время старта их кресла снабдили подлокотниками, подпятниками и подголовниками. С 3 по 12 июля с катапульты ЗК-2А крейсера «Калинин» выполнили 32 запуска болванки и 13 стартов самолета на стоянке корабля при различной силе ветра и с различным полетным весом. 16-28 августа с крейсера «Каганович» (катапульта ЗК-2Б) провели 5 стартов самолета (один — со взлетной массой 3200 кг и четыре — с 3345 кг) на ходу корабля при скорости катапультирования 130 км/ч и максимальном ускорении до 4,5 д. Было отмечено, что все взлеты прошли нормально, без «проседания» и «вспухания» самолета, а Бе-4 в перегрузочном варианте может пилотировать летчик средней квалификации.

Подводя итоги, надо сказать, что Бе-4 по сравнению со своим предшественником КОР-1 стал значительным шагом вперед. Эта летающая лодка была вполне современным, мореходным, сопоставимым по летно-техническим характеристикам со своими зарубежными аналогами корабельным разведчиком. Бе-4 оказался единственным отечественным гидросамолетом, серийно строившимся в военные годы. Но созданный для кораблей «большого морского и океанского флота», которые так и не успели сойти со стапелей до начала войны, Бе-4 фактически остался без работы. Совсем короткой оказалась и его послевоенная карьера. С появлением на боевых кораблях радиолокационных станций катапультные самолеты-разведчики утратили свое былое значение, и в 1947 г. катапульты демонтировали на всех крейсерах.

С 1941 по 1945 год было построено 44 самолета.

Характеристики Бе-4

Экипаж 3 чел.

Размеры.

Размах крыла, м 12.0

Площадь крыла, м² 25.50

Длина самолета, м 10.50

Высота самолета, м 4.05

Двигатель.

1 ПД Швецов М-62, взлетной мощностью л.с. 1000

Массы и нагрузки, кг:

Пустого снаряженного самолета, кг 2228

Максимальная взлетная, кг 3468

Летные данные.

Максимальная скорость над уровнем моря км/час 310

Максимальная скорость на высоте 4700 м км/час 356

Посадочная скорость с вып. щитками км/час 125

Потолок, м 8100

Максимальная дальность, км 1150

Вооружение

Два 7.62-мм пулемета ШКАС, бомбы до, кг 400

а можно добавить  картинку?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×