Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Victorius

Зарождение регулярного ВМФ России, Северная война

В этой теме 62 комментария

Рекомендуемые комментарии

17
[FERRA]
Старший альфа-тестер
59 публикаций
2 482 боя

Считается, что история Российского профессионального флота началась 20 октября 1696 года. Именно тогда был издан указ "Морским судам быть". Создание регулярного флота было вызвано необходимостью в выходах к морям, без которых дальнейшее развитие державы было затруднительным.

 

Уникальность Российского флота в том, что он создавался значительно позже флотов основных европейских морских держав, но тем не менее уже к концу Северной войны 1700-1721 годов это был один из сильнейших флотов с развитой инфраструктурой.

 

Первое время Командирами, Флагманами, офицерами и даже матросами в большинстве случаев были "варяги", но уже спустя несколько десятков лет мы получили потрясающих командиров флотоводцев, таких как Петр Великий, Ушаков Ф.Ф., Грейг С.К., Нахимов П.С., Сенявин Д.Н.

 

История парусного, деревянного флота России идет от создания (1696) до Крымской войны 1853-1856 гг. В этот период Российский флот одержал великолепные победы и прославился в таких сражениях как Гангутское, Чесменское, Гогландское, Афонское и многие другие. Были в истории флота и темные страницы, когда корабли старели, новые строились в небольших количествах, выучка экипажа падала, но даже в такие времена флот с честью выполнял свои задачи.

 

Северная Война

Эта война за выход к Балтийскому морю длилась почти четверть века. Задачей России было возвращение исконных русских земель, захваченных Шведами в конце XVI-начале XVII вв.

 

На тот период Швеция обладала первоклассным флотом, в составе которого на начало войны было: 42 линейных корабля и 12 фрегатов с экипажами в 13 тысяч моряков. Россия же к началу войны не имела флота на Балтике вообще.

 

начало войны.

19 августа 1700 года Петр объявил войну Швеции.

 

 

 

 

 

Начало было не слишком удачное для России, благодаря горе союзникам - Польше и Дании. Король Швеции Карл XII обрадовался блестящим победам своей армии над коалицией и не стал обращать особого внимания на Россию, что на протяжение нескольких лет дало Петру возможность собраться с силами.

 

Первое морское нападение шведы предприняли в июне 1701 г. у Архангельска на Двинское устье, куда прибыла эскадра в составе семи судов. Монастырский «служник» Иван Рябов и переводчик Дмитрий Борисов, захваченные шведами для проводки судов к Архангельску, решились погибнуть для спасения родины, и оба передовых судна, шняву и гальот, поставили на мель, под пушки только что построенной крепости. После тринадцатичасовой перестрелки оба судна были взяты подошедшим на лодках отрядом солдат а самоотверженные герои: Борисов убит, а Рябов притворился мертвым и потом добрался вплавь до берега. Опасения нового нападения на Архангельск заставили самого Петра в 1702 г. вновь посетить этот город, но, к счастью, шведы у Архангельска более уже не появлялись.

 

После того как Ладожское озеро было «очищено» от неприятеля, русские приступили к завладению Невою. Подойдя с армией к сильно вооруженной, стоявшей на острове в истоке Невы крепости Нотебургу (древнему Орешку), Б.П. Шереметев занял войсками оба берега реки и, перетащив по трехверстной просеке 50 лодок из Ладожского озера в Неву, отрезал гарнизон крепости от помощи, которая могла быть оказана ему с моря. После десятидневной осады и кровопролитного приступа 11 октября 1702 г. Нотебург сдался и был переименован Петром в Шлиссельбург, «Ключ-город», в ознаменование открытия через него выхода в море.

В мае 1703 г взята была и другая крепость — Ниеншанц (древняя Новая крепость), стоявшая при впадении в Неву реки Охт

 

Чтобы окончательно запереть для шведов вход в Неву, Петр в устьях ее, на острове Янни-Сари (Заячьем), заложил 16 мая 1703 года земляную крепость, названную Петропавловской, и портовый город Санкт-Петербург.

Готовясь к завладению берегами Финского залива, Петр еще в 1702 году заложил на реке Сясь верфь и начал на ней постройку 6 фрегатов, а в следующем 1703 году основал, под названием Олонецкой, новую верфь на реке Свирь, в Лодейном Поле, где также началось интенсивное строительство разных судов. Летом 1703 года один из новопостроенных там фрегатов «Штандарт» сам Петр провел в Петербург.

Чтобы обезопасить свой новый город от нападений шведского флота, Петр, воспользовавшись уходом в Выборг шведской эскадры, прибыл на остров Ретуссари (Котлин), лежащий в 25 верстах от устьев Невы, и, осмотрев местность, нашел с южной стороны острова единственный удобный для больших судов проход с моря. На мели, лежащей близ этого прохода, он приказал построить сильную крепость, названную им Кроншлотом. Модель крепости сделана была самим Петром, а постройкой руководил А.Д. Меншиков. Кроншлот был окончен к весне 1703 года и стал надежной защитой нового города от неприятельского нападения со стороны моря.

Так как Петербург, лежащий на берегах глубокой реки близ самого моря, сравнительно с отдаленной от моря Олонецкою верфью, представлял для кораблестроения несомненные выгоды, то Петр в 1704 г. приступил к сооружению на левом берегу Невы обширного адмиралтейства, не прекращая, однако, судостроения в Лодейном Поле, на р. Луге и в Новой Ладоге.

 

Только после того как русские утвердились в устьях Невы, Карл XII осознал важность этого приобретения Петра и в 1704 г. начал в первый раз серьезные наступательные действия против Петербурга, послав в Финский залив эскадру под командованием вице-адмирала Депру, а берегом со стороны Выборга — корпус под начальством генерала Майделя.

Депру, подойдя на вид Котлина, убедился, что прорваться мимо Кроншлота не было возможности, и потому ограничился только бомбардировкой крепости, не причинив ей никакого вреда. Подобная же неудача сопровождала и сухопутные шведские войска, подошедшие к Ниеншанцу со стороны Выборга. Между тем, русские в 1704 г. взяли у шведов Дерпт (древний Юрьев) и Нарву (древняя Колывань), причем юный Балтийский флот успел проявить уже свою деятельность подвозом десанта и провианта к войскам, осаждавшим Нарву.

Надеясь исправить свою оплошность, Карл в следующем 1705 г. направил к Котлину уже значительные морские силы, под флагом адмирала К. Анкерштерна в числе 24 вымпелов, а с сухого пути — усиленный корпус того же Майделя.

Благодаря распорядительности и энергии вице-адмирала К.И. Крюйса, которому Петр поручил оборону Котлина, наш флот, поставленный у этого острова, оказался настолько сильным, что, при содействии Кроншлота и укрепления, построенного на Котлине, мог блистательно отбить нападение несравненно сильнейшего и опытнейшего шведского флота. 4 июня несколько шведских судов подошли к Котлину и открыли огонь по флоту и береговым укреплениям, но, встреченные нашими выстрелами, вскоре отошли в море.

 

 

 

Отражение нападения Шведов на Котлин 1705-1706 гг.

 

Только после того как русские утвердились в устьях Невы, Карл XII осознал важность этого приобретения Петра и в 1704 г. начал в первый раз серьезные наступательные действия против Петербурга, послав в Финский залив эскадру под командованием вице-адмирала Депру, а берегом со стороны Выборга — корпус под начальством генерала Майделя.

Депру, подойдя на вид Котлина, убедился, что прорваться мимо Кроншлота не было возможности, и потому ограничился только бомбардировкой крепости, не причинив ей никакого вреда. Подобная же неудача сопровождала и сухопутные шведские войска, подошедшие к Ниеншанцу со стороны Выборга. Между тем, русские в 1704 г. взяли у шведов Дерпт (древний Юрьев) и Нарву (древняя Колывань), причем юный Балтийский флот успел проявить уже свою деятельность подвозом десанта и провианта к войскам, осаждавшим Нарву.

Надеясь исправить свою оплошность, Карл в следующем 1705 г. направил к Котлину уже значительные морские силы, под флагом адмирала К. Анкерштерна в числе 24 вымпелов, а с сухого пути — усиленный корпус того же Майделя.

Благодаря распорядительности и энергии вице-адмирала К.И. Крюйса, которому Петр поручил оборону Котлина, наш флот, поставленный у этого острова, оказался настолько сильным, что, при содействии Кроншлота и укрепления, построенного на Котлине, мог блистательно отбить нападение несравненно сильнейшего и опытнейшего шведского флота. 4 июня несколько шведских судов подошли к Котлину и открыли огонь по флоту и береговым укреплениям, но, встреченные нашими выстрелами, вскоре отошли в море.

 

В следующие дни шведский адмирал высадил на Котлинскую косу десант, который был отбит отрядом полковника Ф.С. Толбухина. После двух также неудавшихся нападений на наш флот шведы отошли от Котлина. Но 14 июля, вновь подойдя к оконечности Котлинской косы, высадили на нее сильный десант, разбитый наголову отрядом того же храброго Ф.С. Толбухина, имя которого навсегда сохранилось в названии построенного здесь впоследствии маяка. Во время этой высадки шведы потеряли только одними убитыми 560 человек, и поражение было до того сильно, что шведский флот уже более никогда не пытался возобновлять нападения.

 

Корпус Майделя, имевший целью уничтожить Петербург, дошел до берега Малой Невы, где также, отбитый комендантом Петропавловской крепости Р.В. Брюсом, понеся потери, отступил. Успехи эти радовали Петра и поднимали дух моряков и сухопутных войск, приобретавших все более и более уверенность в победе.

В отличие от русских шведы после постоянных неудач стали осторожными до нерешительности, и Петр не пропускал случая воспользоваться упадком духа неприятеля. Русские военные суда, несмотря на присутствие шведского флота в Финском заливе, смело ходили не только у южного берега, до Нарвы и Гогланда, но проникали и в глубину финляндских шхер. Успех порождал соревнование между командирами русских судов, пользовавшимися всякою оплошностью неприятеля, и наши крейсеры начали захватывать шведские призы, приводя их к Котлину.

В 1706 году наши сухопутные войска обложили Выборг, но присутствие шведского флота в Биорке-Зунде помешало взятию крепости. Неудавшаяся осада ознаменовалась только одним блистательным подвигом Преображенского сержанта М.И. Шепотева, бомбардира Дубасова и морских унтер-офицеров Наума Сенявина и Скворцова. Они в темную и туманную осеннюю ночь с 48 солдатами отправились на пяти лодках с целью захватить одно из купеческих судов, находящихся в Выборгской бухте. В темноте по ошибке они подошли к конвоировавшему эти суда большому военному боту «Эсперн», вооруженному четырьмя пушками и имеющему 100 человек команды. Заметив ошибку, храбрецы исправили ее тем, что смело бросились на абордаж и овладели судном. Загнав шведов в палубу и найдя на судне заряженные орудия и при них готовые снаряды, победители открыли ружейный и пушечный огонь по другому боту, подошедшему на помощь «Эсперну», отбились от него и благополучно привели взятый приз к своему лагерю. Дело это было одним из самых отважных и кровопролитных: из русских убиты М.И. Шепотев, Дубасов и 30 солдат.

ff0effec1a7a.jpg

 

Оборона С.-Петербурга с моря в 1705 г.

 

Шведы, на опыте понявшие невозможность нападения на Петербург со стороны моря, сделали новую попытку взять его с суши. Осенью 1708 года сильный отряд генерала Любекера, несмотря на сопротивление русских, переправился через Неву, близ устья реки Тосны, и, преследуемый нашими войсками, направился к Дудергофу. Пройдя его, Любекер против Кроншлота, у нынешнего Ораниенбаума, вышел к морю и, в виду следовавшего за ним шведского флота, двинулся по морскому берегу к Копорскому заливу. Здесь, получив ложные сведения о скором прибытии значительного числа русских войск, поспешил пересесть на суда, перебив при этом шесть тысяч кавалерийских лошадей, для которых не было на судах места. Не успевшие перебраться на суда, до прихода русских, пять батальонов шведов были атакованы и разбиты нашими войсками.

Успехи русского оружия заставили, наконец, Карла понять серьезность угрозы со стороны России. Поэтому он, победив Польшу и присоединив к себе саксонские войска, приступил к энергичным действиям против России.

В 1709 г. основные события происходили на территории Украины. 27 июня 1709 года в сражении под Полтавою была уничтожена вся шведская армия, и Карл XII бежал в Турцию.

 

Контр-адмирал Петр Михайлов (царь Петр I)

Полтавская победа, за которую капитан-командор Петр Михайлов получил чин корабельного шаутбенахта, или контр-адмирала, окончательно утвердила за Россией владения на Балтийском море. Ближайшим следствием наших военных успехов было возобновление союза Петра с королями Дании и Польши для наступательных действий против Швеции как против общего врага. Союзом Дании Петр особенно дорожил, потому что ее флот, действуя против шведского, мог отвлечь последний от Финского залива и тем облегчить завоевание Финляндии. Но на самом деле помощь Дании ограничилась одними переговорами, и Петру на море оставалось надеяться только на собственные силы.

Для утверждения на берегах Финского залива, прежде всего, необходимо было овладеть Выборгом, служившим постоянной угрозой для Петербурга и представлявшим такой пункт, занятие которого лишало неприятеля удобного порта, а нам открывало свободный вход в финляндские шхеры.

 

Осада и взятие Выборга в июне 1710 г.

 

 

 

Осада крепости, начатая весною 1710 года, поручена была генерал-адмиралу графу Ф.М. Апраксину. Раннею весною войска осадного корпуса перешли от Котлина к Выборгу морем по льду взяв с собою только 15 орудий и небольшой запас провианта. Остальную артиллерию, провиант и другие необходимые для осады предметы предполагалось доставить морем до прихода шведского флота, тотчас как тронется лед. Караван транспортных судов, на которые погружено было все это, конвоируемый военными судами, вышел в море 9 мая и благополучно дошел до Выборга. Во время этого плавания Петр с отрядом военных судов целую ночь пробивался через льды, и из 22 транспортных судов только четыре были раздавлены льдами, но и с них успели спасти часть груза. Своевременный приход в Выборг наших транспортов спас осадный отряд от угрожающего ему голода и ускорил сдачу крепости. Блокаду крепости с моря осуществлял отряд в составе 5 галер и 60 бригантин под командованием шаутбенахта И.Ф. Боциса. Отрезанная от моря крепость 13 июня капитулировала.

За Выборгом в том же 1710 г. последовало взятие Риги, Пернова, Аренсбурга с островом Эзелем и Ревеля, что обеспечивало России, помимо установления торговых связей с Западной Европой, выгодное стратегическое положение.

Вместе с приобретением побережья Балтики Петр продолжал увеличивать численность своего флота. К числу русских верфей прибавилась еще в 1708 году Архангельская, где в Соломбале начали строить военные фрегаты, из которых первых три отправились в Балтику в 1710 г. Осенью этого года два из них пришли в Данию, а третий, получив повреждение, вернулся в Архангельск. Взятие этими фрегатами 11-пушечного неприятельского капера и нескольких купеческих судов произвело соответствующее впечатление в Европе и очень обрадовало Петра тем, что призы взяты были не в наших водах, а в отдаленном от России Немецком (Северном) море и в Каттегате.

23f539ad9f9b.jpg

 

Шнява «Мункер», на которой держал свой флаг Петр I во время похода к Выборгу

 

Попытка Ф.М. Апраксина в августе 1712 г., при содействии немногочисленной гребной флотилии, двинуться с армией из Выборга к Гельсингфорсу была неудачна по недостатку галер, на которых можно было бы шхерами зайти в тыл неприятеля, а малочисленность, по сравнению со шведским, нашего корабельного флота не позволяла посылать его в море далее Красной горки. Таким образом, шведы продолжали еще господствовать в водах Финского залива, и это обстоятельство, указывающее на настоятельную необходимость увеличения нашего флота, заставило Петра спешить с постройкой возможно большего числа галер, и, не ограничивая деятельность русских верфей, приступить к покупке готовых кораблей за границей.

 

В августе 1712 года Петр у Грейфсвальда посетил датский флот, который по повелению короля на это время был ему подчинен. Петр во главе датского флота выходил в море. К датчанам присоединились и наши фрегаты, прибывшие из Архангельска, которые Петр осмотрел и отправил в Ревель. Два из них дошли туда благополучно, а третий в пути погиб.

Военные успехи России начали принимать угрожающее значение для Швеции. Овладев на большом протяжении морским берегом с несколькими хорошими портами и быстро увеличивая свой корабельный и галерный флоты, Россия, готовясь вытеснить неприятеля из Финляндии, намеревалась отсюда нанести Швеции решительный удар.

К весне 1713 г., спешною постройкою и заграничными покупками, наши флоты, галерный и корабельный, до того усилились, что в апреле из Петербурга в финляндские шхеры двинулось более 200 галер и других мелких судов с 16.000 войск. Галерным флотом командовал генерал-адмирал Ф.М. Апраксин. За ними последовали два прама и два бомбардирских галиота. Корабельный же флот, под флагом вице-адмирала К.И. Крюйса, состоявший из 7 кораблей, 4 фрегатов и 2 шняв, вышел к Березовым островам. В числе этих судов был 54-пушечный корабль «Полтава», первый спущенный в С.-Петербургском адмиралтействе, и 3 корабля и 2 фрегата, купленные за границею. В галерном флоте, бывшем под командованием Ф.М. Апраксина, авангардией командовал контр-адмирал Петр Михайлов, а арьергардией — шаутбенахт И.Ф. Боцис.

Дойдя без особенных происшествий шхерами до Гельсингфорса, Ф.М. Апраксин 10 мая подошел к городу. Петр с авангардией, идя впереди, расположился в проливе у Скатудена, бомбардирские суда стали в глубине рейда против неприятельских батарей, арьергардия — при входе на южный рейд, а сам Апраксин с кордебаталией расположился за авангардией. Кровопролитный артиллерийский бой продолжался целую ночь: на русских галерах была такая большая потеря гребцов что они с трудом могли отходить от неприятельских батарей для замены убитых людей новыми. Наконец, в городе вспыхнул пожар, и с рассвета, когда русский десант успешно высадился на западном берегу залива Седра-хамн, шведский гарнизон, видя невозможность сопротивляться, оставил город. Преследуемый нашей армией неприятель пошел к Борго.

Ввиду того, что с отходом шведских войск к Борго противник оказался в тылу нашего галерного флота и получил возможность держать под ударом шхерные коммуникации, было решено временно оставить Гельсингфорс и занять Борго.

С приближением русских шведы оставили город и отступили к Тавастгусту. После занятия Борго решено было на острове Форсбин, в расстоянии от Борго около 30 верст, устроить промежуточную базу для галерного флота и построить укрепление, которое служило бы защитою гавани, удобной для стоянки галер.

Между тем в Ревель прибыли вновь купленные за границей три корабля и два фрегата, которые, из опасения встречи с сильнейшим их шведским флотом, не могли сразу отправиться к Котлину и потому на соединение с ними в Ревель была отправлена вся наша корабельная эскадра (7 линейных кораблей, 4 фрегата, 4 шнявы).

Направлявшаяся в Ревель под командованием К.И. Крюйса эскадра, пройдя Гогланд, увидела впереди три шведских военных корабля, погналась за ними и, подойдя на пушечный выстрел, открыла огонь. В тот момент, когда наши передовые суда уже настигли неприятеля, корабль «Выборг» сел на мель, и за ним наскочили на ту же мель других два корабля, из которых один был адмиральский — «Рига». Спуск на последнем красного флага, который означал сигнал «вступить в бой», принят был командирами остальных судов за приказание прекратить погоню и послужил к спасению шведских судов, поспешивших уйти. Корабль «Выборг», из-за невозможности снять с мели, пришлось сжечь. Корабельная эскадра, соединившаяся в Ревеле с судами, пришедшими из-за границы, возвратилась благополучно к Котлину, не встретив шведов. Для расследования дела о потере «Выборга» состоялся военный суд, в котором председательствовал Ф.М. Апраксин, а в числе членов находился контр-адмирал Петр Михайлов. После строгого разбора дела суд приговорил вице-адмирала К. И. Крюйса и капитан-командора А. Рейса к смертной казни, капитан-командора В. Шельтинга — к понижению в младшие капитаны и еще одного капитана к изгнанию из России. Приговор первых двух лиц был впоследствии смягчен и заменен ссылкою: К.И. Крюйса в Казань, а А. Рейса в Сибирь.

После выхода наших войск из Гельсингфорса на рейд вошел шведский флот, а Ф.М. Апраксин, двинувшийся туда от Форсбина, встречен был у реки Борго шведами под командованием генерала Любекера. После упорного боя шведы отступили, и русские вновь заняли Гельсингфорс. Они тотчас же приступили к укреплению города, а также к укреплению и засыпке всех проходов, ведущих с моря на рейд, кроме одного, доступного по своей глубине только для небольших судов.

 

Несмотря на малочисленность войск и особенно морских галерных команд, ослабленных боевыми потерями и болезнями, армия под командованием князя М.М. Голицына из Гельсингфорса пошла берегом к Або, а Ф.М. Апраксин и Петр на скампавеях (галерах малого размера) отправились за нею шхерами. Пройдя Поркаллаут, они соединились с армией, оставив суда в реке Пиккола. 28 августа Або занят был без боя, но по недостатку войск, трудности доставлять провиант (поскольку гребной флот не мог пробиться к Або), а главное, из опасения быть отрезанной от Гельсингфорса, армия вернулась к Гельсингфорсу. В конце сентября Ф.М. Апраксин, узнав, что Любекер стоит у реки Пелкине, атаковал шведов, разбил их и отбросил к Тавастгусту.

С потерей Гельсингфорса шведы лишились последней маневренной базы в Финском заливе, а русский галерный флот приобрел промежуточную базу для дальнейших операций в финских шхерах в направлении к Ботническому заливу.

Петр, предполагавший успехами своими поднять энергию союзников, уведомлял датского короля о завоевании Финляндии до Ботнического залива и, представляя об опасности перехода галер Аландским проливом без прикрытия сильным корабельным флотом, явно намекал на необходимость отправления в помощь нам датского флота. Но союзники думали иначе, и успехи Петра только возбудили их опасение, выразившееся в охлаждении к общему делу. Датчане отказались прислать свой флот, ссылаясь на недостаток денег, а о польском короле Августе носились слухи, что он готовится заключить со шведами мир.

Несмотря на ненадежность союзников-датчан, Петр решил собственными силами окончательно утвердиться в Финляндии, Аландском архипелаге для последующего перенесения военных действий на территорию Швеции.

9 мая 1714 галерный флот в составе 99 галер и скампавей вышел из С.-Петербурга, но, дойдя до Котлина, суда вынуждены были остановиться, так как Финский залив еще не очистился от льда.

20 мая, едва только в море разошелся лед, двинулись к Березовым островам оба наши флота, галерный и корабельный. На первом из них, состоявшем под начальством генерал-адмирала графа Ф.М. Апраксина, на 99 галерах находилось 15 тысяч и на транспортных судах 9 тысяч войск. Корабельный флот, пополненный вновь построенными и купленными за границей кораблями, состоял из 18 кораблей, фрегатов и шняв, под флагом контр-адмирала Петра Михайлова. Корабельный флот прикрывал галеры от возможного нападения на них в открытом море шведского флота.

Однако у Березовых островов обнаружилось, что дальнейшее продвижение галер на запад невозможно, так как шхерный фарватер от Выборга до Гельсингфорса был еще скован льдом. Пришлось галерному и корабельному флотам простоять у Березовых островов до 31 мая и только затем двинуться дальше.

11 июня галерный флот был уже в Гельсингфорсе, а корабельный в Ревеле, где находились прибывшие из-за границы купленные там пять кораблей и два, построенные в Архангельске. Таким образом, в Ревеле собралось 16 кораблей (от 48 до 74 пушек), 5 фрегатов (по 32 пушки) и 3 шнявы (от 18 до 20 пушек). Общее число их орудий было 1070 и людей до 7 тысяч.

 

Гангутская операция 21–27 июля 1714 г.

 

 

Галерный флот должен был пройти финскими шхерами к Або, где располагались главные силы Финляндского корпуса генерала М.М. Голицына. После этого галерам следовало идти в Аландские острова и оттуда к шведскому берегу.

Произведя ремонт судов, гребной флот 21 июня вышел из Гельсингфорса и двинулся шхерным фарватером на запад. И через три дня он вошел в бухту у города Пойо в глубине шхер. Здесь была выгружена часть провианта для Финляндского корпуса М.М. Голицына.

29 июня галерный флот прибыл к деревне Тверминне у восточного побережья полуострова Гангут. Шведские суда, появившиеся в Финском заливе и доходившие до Гельсингфорса и Ревеля, не имели возможности препятствовать движению нашего галерного флота. Обогнуть же Гангут, чтобы продолжать дальнейший путь шхерами, было невозможно, потому что у самого мыса стоял сильный шведский флот из 28 вымпелов.

 

Выгодная позиция, занятая шведами, препятствовала дальнейшему движению нашего галерного флота, что могло сорвать успех всей кампании и принудить к отступлению армию, находящуюся в Финляндии под начальством М.М. Голицына.

На следующий день Ф.М. Апраксин вместе с генералом A.A. Вейде ходил на шлюпках для разведки. В донесении он извещал Петра I, что у Гангута стоят 15 линейных кораблей, 2 бомбардирских судна, прам, 8 галер и вспомогательные суда. В море крейсируют 5 кораблей и одна шнява. Шведским флотом командовал адмирал Г. Ватранг. Ф.М. Апраксин в нерешительности запрашивал у царя указаний.

Для отвлечения неприятеля предполагалось сделать нападение на него нашим корабельным флотом, но после «консилиума», созванного Петром, это было найдено крайне рискованным, так как у нас все корабли, кроме двух, не отличались ходкостью и в случае вероятного отступления могли быть взяты шведами. По численности русский корабельный флот не уступал шведскому, но по качеству судов, артиллерийскому вооружению, подготовке экипажей он не мог сравниться с противником. Так, на шведских кораблях насчитывалось 980 орудий, на русских — 832. Наш флот еще не представлял собой боевой тактически подготовленной силы. Но главное, у нескольких моряков обнаружили признаки чумы, и команды почти всех кораблей были переведены на берег.

Петр, прибывший 20 июля из Ревеля и осмотревший весь полуостров, отыскал на нем низкий песчаный перешеек длиной 2,5 км, на котором тотчас велел построить дорогу для перетаскивания галер на западную сторону полуострова. Предполагалось изготовить сани «на две скампавеи» каждые для перетаскивания судов по бревенчатому помосту. По устроенному таким образом волоку русские не намеревались перетягивать весь галерный флот. Перетащенные несколько легких галер должны были отвлечь внимание неприятеля, чтобы ослабить позицию шведского флота у Гангута.

Ночью 21 июля для наблюдения за флотом адмирала Г. Ватранга был выдвинут сторожевой отряд из 15 галер, ставший под прикрытием группы малых островов в миле от шведов.

23 июля началось строительство переволоки. Шведское командование, извещенное местными жителями о замысле русских, решило не допустить переброски русских судов через переволоку. С этой целью в полдень 25 июля от главных сил шведского флота, стоявшего на Гангутском плесе, отделились два отряда. Отряд вице-адмирала Э.Ю. Лиллье в составе 14 вымпелов пошел к Тверминне для нападения на главные силы русского флота. Отряд шаутбенахта Н. Эреншёльда (фрегат, 6 галер и 3 шхербота) направился к месту переволоки на западном берегу полуострова. На Гангутском плесе остались 6 линейных кораблей и 3 фрегата под командованием адмирала Г. Ватранга. Налицо было явное ослабление сил шведского флота в ключевом пункте — непосредственно у мыса Гангут. В то же время поход эскадры Э.Ю. Лиллье создавал угрозу для остававшихся в заливе у Тверминне 64 полугалер и скампавей — основной части русского галерного флота.

 

Выход в море шведской эскадры был немедленно замечен сторожевым отрядом авангарда из 15 галер, который усилил наблюдение за противником.

После полудня 25 июля, услышав пальбу на шведском флоте, Петр сам отправился на ближайший к неприятелю островок узнать о причине пальбы и увидел, что 14 судов отделились от флота и, по всей вероятности, идут в Тверминне, чтобы запереть там наш галерный флот, Ввиду такой страшной опасности Петр на собравшемся военном совете настоял, чтобы тотчас перевести галеры к Гангуту и часть их послать в обход шведского флота.

В это время в районе Гангута с ночи до полудня стояли обычно полные штили. Этим обстоятельством было решено воспользоваться для прорыва гребного флота в Або. Петр I приказал генерал-адмиралу Ф.М. Апраксину приготовиться к выходу из бухты Тверминне.

25 июля днем дул слабый юго-восточный ветер, к вечеру он затих. Вечером авангард гребного флота под командованием капитан-командора М.Х. Змаевича (20 скампавей) перешел из бухты Тверминне к месту стоянки сторожевого отряда. Главные силы были приведены в готовность к переходу.

В ночь с 25 на 26 июля установилась штилевая погода. Шведская эскадра стояла на Гангутском плесе так близко к берегу, как это позволяли глубины. Однако оставшихся кораблей было недостаточно для того, чтобы перекрыть весь Гангутский плес и не допустить прорыва русских судов. Г. Ватранг, обеспокоенный передвижением русского авангарда, приказал своим кораблям ночью перейти под парусами ближе к противнику. Начавшийся штиль нарушил строй флота противника и вынудил шведские корабли вновь стать на якорь.

К утру Петр принял решение обойти шведский флот мористее, вне дальности его огня. В 8 часов 26 июля первым начал прорыв на запад авангард под командованием М.Х. Змаевича. Шведские корабли снялись с якоря и на буксире шлюпок пошли к месту прорыва, но при этом продвигались крайне медленно. Огонь шведов не достигал прорывавшихся русских судов. Отряд Э.Ю. Лиллье, повернувший по сигналу Г. Ватранга на соединение с главными силами, не смог продвигаться из-за штиля. Это позволило русскому командованию вслед за отрядом М.Х. Змаевича направить на прорыв сторожевой отряд П.Б. Лефорта (15 скампавей). Он также прорвался, держась мористее шведского флота. Прорыв всех 35 галер был завершен к полудню и занял около трех часов.

Огибая полуостров Гангут, отряд М.Х. Змаевича встретил и обстрелял судно из отряда шаутбенахта Э.Д. Таубе (фрегат, галера и 6 шхерботов), шедшего по приказанию Г. Ватранга на соединение со шведским флотом. Увидев прорвавшиеся русские суда, Э.Д. Таубе повернул обратно к Аландским островам.

Во время прорыва сторожевого отряда Петр получил донесение о появлении у строящейся переволоки отряда Н. Эреншёльда. Надобность в переволоке в связи с прорывом судов отпала. Петр приказал прекратить ее строительство.

fd99cda1232c.jpg

a3369797227e.jpg

Гангутское сражение 25–27 июля 1714 г. Обстановка днем 25 июля. Прорыв авангарда русского гребного флота утром 26 июля

Отряду М.Х. Змаевича было приказано заблокировать и атаковать отряд Эреншёльда. Но с ходу атаковать шведский отряд русские галеры не могли, поскольку солдаты были до крайности утомлены многомильным ускоренным переходом на гребле мимо шведских кораблей. Н. Эреншёльд, увидев превосходящие силы русских, отошел на северо-запад в Рилакс-фьорд, где он был заблокирован отрядом Змаевича.

К полудню штиль прекратился, подул слабый юго-восточный ветер. Чтобы не допустить прорыва остальных 64 русских галер, Г. Ватранг приказал отряду Лиллье соединиться со своими главными силами. Шведский адмирал допустил новый просчет. По его приказанию стоявшие вблизи берега корабли были отбуксированы мористее. Шведский флот построился в две линии мористее, на месте прорыва русских гребных судов. Проход под берегом остался неприкрытым.

К вечеру 26 июля слабый юго-восточный ветер перешел в штиль. Это позволило русскому командованию вывести главные силы гребного флота из бухты Тверминне и укрыться за островами, где накануне стоял сторожевой отряд. Ночью шхерный район затянулся туманной дымкой, что еще более благоприятствовало прорыву русского флота.

Военный совет, созванный около 3 часов ночи, принял решение о прорыве. Гребные суда должны были в строю кильватерной колонны идти возможно ближе к берегу. Шведское командование из-за тумана не видело подготовки и выхода русского флота. В 4 часа утра 27 июля, также при совершенном штиле, в стройном порядке, следуя одна за другой, двинулись все остальные наши галеры, держась так близко к берегу, как только позволяла глубина. Авангард вел генерал A.A. Вейде, кордебаталию сам Ф.М. Апраксин, а в арьергарде шел генерал М.М. Голицын.

Шведские корабли по сигналу адмирала стремились под всеми парусами и с помощью буксировки шлюпками подойти к месту прорыва. Однако было полное безветрие, и лишь иногда дул легкий ветерок с севера, противный шведам. Бывшие несколько ближе к берегу три корабля сумели буксировкой ботами и шлюпками подойти на расстояние выстрела и открыли огонь. Шведы произвели более 250 выстрелов, но благодаря малым размерам галер, быстроте хода и большой дистанции выстрелы не достигали цели.

Все русские галеры, кроме одной, севшей на мель и доставшейся шведам, успешно обогнули мыс и присоединились к отряду М.Х. Змаевича.

Таким образом, русский галерный флот в составе 98 судов (одна скампавея села на мель и была взята шведами) с 15-тысячным десантом, боеприпасами, продовольствием и фуражом совершил прорыв в Абоские шхеры.

С прорывом русских галер мимо шведского флота была решена первая и наиболее важная задача кампании 1714 года: отныне собственно шведские земли, до того недосягаемые, ставились под угрозу вторжения — немаловажный стимул для заключения Швецией мирного договора на условиях оставления России требуемых ею Лифляндии, Эстляндии, Ижорской земли и Западной Карелии — широкого выхода на Балтику.

Оставалось решить вторую задачу — запереть и захватить эскадру Н. Эреншельда, зашедшую далеко в шхеры к северу от полуострова Гангут, что до крайности затрудняло возможность оказания ей помощи со стороны находившегося у мыса Гангут корабельного флота адмирала Г. Ватранга.

Отряд Эреншельда состоял из флагманского 18-пушечного фрегата «Элефант», шести галер, вооруженных 12 и 14 пушками малого калибра и имевших по две пушки 18- или 36-фунтовые. Эти галеры, с фрегатом посредине, стояли в глубине Рилакс-фьорда, в линии, фланги которой упирались в маленькие островки, за срединой линии находились три шхербота, имевшие от 4 до 6 пушек малых калибров (от 1 до 3 фунтов). Всего шведы имели 116 орудий (против русских галер могли действовать не более 92 орудий), команды шведских судов — 941 человек.

Небольшая ширина Рилакс-фьорда не позволяла русским развернуть весь гребной флот. Поэтому для атаки был выделен авангард из 23 скампавей, который занял позицию в полумиле от противника. Авангард разделили на три части. В центре были поставлены 11 скампавей под командованием Б.П. Лефорта и капитана 3-го ранга Я.А. Дежимона. На правом фланге уступом вперед построилась в две линии группа из шести скампавей генерала A.A. Вейде и М.Х. Змаевича. На левом фланге в таком же порядке стояла группа из шести скампавей бригадира М.Я. Волкова и капитана 2-го ранга Л.M. Демьянова. У русских могли стрелять до 95 пушек. Авангардом командовал генерал A.A. Вейде, фактически руководил боем Петр I с галеры, стоявшей за авангардом. На некотором расстоянии от авангарда, как тактический резерв, находились главные силы гребного флота. Приготовления к бою были закончены к 14 часам.

В 15-м часу, после того как Н. Эреншельд отверг предложение о сдаче, гребные суда атаковали противника. Две первые фронтальные атаки были отбиты ожесточенным огнем всех шведских кораблей. Русские изменили направление удара. Третья атака была направлена на фланговые суда шведов, что не позволяло им в полной мере использовать свое преимущество в артиллерии. Наряду с артиллерийским огнем русские использовали ружейный огонь. Цель атаки была достигнута: русским удалось навязать противнику абордажный бой, не выдержав которого шведы стали сдаваться в плен; наиболее упорно оборонялся флагманский фрегат «Элефант».

c3459c69643e.jpg

148a3ffa00c3.jpg

Гангутское сражение 25–27 июля 1714 г. Прорыв главных сил русской гребного флота утром 27 июля. 1-я и 2-я фаза боя 27 июля

В результате боя, продолжавшегося с 14 до 17 часов, все шведские корабли были взяты в плен. Шведы потеряли убитыми 361 человека (более трети команд), остальные 580 человек, в том числе и раненые, были взяты в плен. В плен был взят и израненный Н. Эреншельд. Потери русских убитыми составили 124 человека, ранеными — 342 человека.

Победа у Гангута позволила галерному флоту занять Аландские острова, перерезать коммуникации по Ботническому заливу метрополии с войсками генерала К.Г. Армфельта на севере Финляндии и заставить их отступить к Торнео на территорию собственно Швеции.

Победою при Гангуте обеспечивалось прочное занятие всей Финляндии, причем для нападения русских открывалось все балтийское побережье Швеции, не исключая самого Стокгольма. Гангутскую победу с торжеством праздновали в Петербурге, куда с триумфом приведены были взятые у шведов суда; все участвовавшие в сражении офицеры и нижние чины награждены медалями, а шаутбенах Петр Михайлов произведен в вице-адмиралы.

3743b6c5a775.jpg

Гангутская баталия 27 июля 1714 г. Гравюра М. Бакуа

28 июля флот адмирала Г. Ватранга оставил позицию у Гангута и ушел в Алансгаф для прикрытия берегов Швеции от высадки русского десанта.

От Гангута галерный флот беспрепятственно прошел в Ботнический залив, оставив у города Ништадта скампавеи с лошадьми и грузовые суда. Держась восточного берега залива, 10 сентября он дошел до города Вазы.

Уже на следующий день отряд из 9 галер с десантом в 800 человек под командованием генерал-майора И.М. Головина вышел из Вазы к берегам Швеции. Отряд захватил несколько шведских торговых судов. Высаженный десант овладел городом Умео, из которого бежали шведские войска. 15 октября отряд И.М. Головина, выявив уязвимость обороны шведского побережья, соединился с главными силами.

Хотя на севере Финляндии держалось еще до 5000 шведов, но Ф.М. Апраксин, не имея кавалерии, запоздавшей на дороге, не надеялся на успешность нападения, и так как наступившее позднее осеннее время с каждым днем увеличивало опасности плавания, то флот наш, дойдя до города Нюкарлеби, возвратился к Ништадту и расположился на зимовку. Обратное плавание флота было очень трудное: на пути погибло несколько галер и до 200 человек. В этом году часть корабельного флота, 12 вымпелов, осталась зимовать в Ревеле, а все остальные суда — у Котлина и в Петербурге.

 

Шведские каперы, захватывавшие купеческие корабли, ходившие к русским портам, наконец, до того досаждали Англии и Голландии, что флоты обеих этих держав появились в Зунде, чтобы соединенными силами защищать от шведов свои коммерческие суда. Этой демонстрацией воспользовался Петр для безопасной проводки из-за границы к русским портам наших военных кораблей.

Весною 1715 года шведский флот, разделенный на эскадры, предназначался как для защиты своих берегов, так и для препятствования выходу русских судов из гаваней. Но прежде чем неприятель успел появиться в наших водах, Петр I уже 9 апреля выслал из Ревеля под начальством капитана П.П. Бредаля три фрегата для поиска шведских каперов, появившихся у берегов Курляндии. П.П. Бредаль с успехом выполнил это поручение и, взяв один капер после сильного сопротивления и два сдавшиеся без боя, привел их в Петербург.

После такой удачи Петр решил послать того же П.П. Бредаля с четырьмя фрегатами и тремя шнявами на поиски неприятельских торговых судов к острову Готланд. При этом предписывалось на Готланде захватить «языков, наипаче морских людей», и если будет возможно, дойти до входа в стокгольмские шхеры. Бредаль и это рискованное поручение выполнил с успехом. На Готланде он захватил несколько пленных и побывал у стокгольмских шхер, не встретив нигде неприятельского флота. Шведы, с своей стороны, совершили нападение на Ревель: 29 мая 12 шведских кораблей и несколько мелких судов подошли к Ревельской гавани, в которой стояла наша эскадра под начальством капитана Фангента. После двухчасовой перестрелки, не сделавшей ни гавани, ни судам почти никакого вреда, шведы ушли с рейда.

 

d47a8501c0c6.jpg

52-пушечный линейный корабль «Гавриил». В 1714–1718 гг. в составе эскадр крейсировал в Балтийском море

Галерный флот, остававшийся под начальством М.М. Голицына, выходил к Аландским островам и вместо Ништадта вернулся на зимовку в Або, в который удобнее было доставлять из России провиант и от которого скорее можно было перейти к стокгольмским шхерам.

Если в этом году не было одержано новой важной победы, то Петру I выпало событие, о котором он давно мечтал — встретить в русском порту два лучших европейских флота, английский и голландский, под общим командованием английского адмирала Д. Нориса, которые 19 июня пришли в Ревель, конвоируя торговые суда. Вместе с ними прибыли купленные в Англии два линейных корабля и фрегат. Петр пришел на Ревельский рейд со своим флотом, и такое случайное событие не могло не восхищать его, страстного моряка, имевшего теперь возможность сравнить свои суда с судами лучших иностранных флотов. 16 августа англо-голландский флот ушел из Ревеля, конвоируя торговые суда.

Датский король, убедившийся в успехах русского оружия, согласился, наконец, совместно с нашими войсками совершить решительное нападение на Швецию. План кампании 1716 года состоял в том, чтобы русско-датским войскам высадиться на южный берег Швеции и одновременно Ф.М. Апраксину с галерным флотом атаковать со стороны Ботнического залива. Для исполнения этого 5-тысячный отряд наших сухопутных войск на галерах, которыми командовал капитан-командор М.Х. Змаевич, в августе 1715 года отправлен был на зимовку в Либаву. Туда же направили и транспортные суда, запоздавшие в пути и зазимовавшие в Риге. В Мекленбурге собран был русский 26-тысячный корпус, который предполагалось перевезти на остров Зеландию и отсюда, под прикрытием датского и русского флотов, на шведский берег.

В конце мая 1716 года собрались в Зунде у Копенгагена наши новые корабли, построенные в Архангельске, а также и купленные за границей. В июне галеры, благополучно проплывшие до Ростока, Петр сам привел к Копенгагену. На галерах находились 37 батальонов пехоты и 3 полка кавалерии фельдмаршала Б.П. Шереметева. В июле туда же пришла из Ревеля, под начальством капитан-командора П.И. Сиверса, эскадра из 7 лучших кораблей, 3 фрегатов и 3 шняв. Таким образом, общее число русских судов, собравшихся в Зунде, дошло до 22 вымпелов. Русский флот и войска предназначались для высадки совместно с датчанами десанта на южное побережье Швеции — в Сконии.

b305ca1cc79f.jpg

64-пушечный линейный корабль «Ингерманланд»

В августе Петр, подняв флаг на своем любимце «Ингерманланде», вступил в командование четырьмя объединенными флотами (английским, голландским, русским и датским). В их составе было 20 русских кораблей, 19 английских, 17 датских и 25 голландских. 5 августа флоты вышли из Копенгагена в Балтийское море для генерального сражения со шведским флотом. 8 августа соединенный флот прибыл к острову Борнхольм. Но шведы, извещенные о приготовлении союзников, избегали столкновений с явно превосходящими силами. Их корабли стояли в базах под защитой фортов. 14 августа Петр спустил свой штандарт и с отрядом из 4 кораблей ушел в Данию для подготовки к десанту.

Но, несмотря на энергичные требования Петра, высадка, сначала замедлявшаяся разными непредвиденными случайностями, наконец, по нерешительности датского правительства и вовсе была отложена. 2 октября русский галерный флот с войсками покинул Копенгаген и направился в Россию.

Нерешительность союзников России, неготовность их войск не позволили осуществить смелый замысел — нанести Швеции решительный удар и закончить войну в том же году.

С ослаблением Швеции усиливалось влияние России на соседние прибрежные государства: Польшу и Пруссию. Так, например, принадлежащий первой город Данциг, сочувствовавший Швеции и бывший на стороне признаваемого ею короля Станислава, теперь по необходимости подчинился Августу, союзнику Петра, и не только прекратил сношения со Швецией, но обязался вооружить против нее несколько каперов и допустил русского агента к осмотру всех приходящих в Вислу купеческих судов. Такой же надзор был установлен и в Травемюнде. Прусский город Кенигсберг уже действительно вооружил четыре капера, которым прусский король, по желанию Петра, выдал свидетельства. Увеличение нашего флота так же деятельно продолжалось; русские крейсера и целые эскадры беспрепятственно ходили по Балтийскому морю и забирали шведские коммерческие суда и капера.

В Финляндии сухопутными войсками, под начальством М.М. Голицына, был взят город Каяненбург, и неприятельские войска вытеснены окончательно в Швецию.

 

http://s55.radikal.r...b1cd2d6352b.jpg

Пинк «Принц Александр».

 

31 июля 1717 г. у Аландских островов взял в плен шведскую шняву «Поллукс»

В течение двух лет русские корабли были хозяевами Балтики. Крейсируя у шведских берегов, они взяли множество транспортов и мелких кораблей, но с крупными кораблями шведов не встречались. Теперь уже русский флот ищет встречи с противником для решительного боя, а шведский укрывается в своих базах. Русский флот к этому времени одержал ряд побед, захватив при этом более 20 кораблей противника. Но все они, в том числе и Гангутская, были выиграны в итоге абордажных схваток. В морском (чисто артиллерийском) бою противники не сходились.

Швеция с большим трудом выдерживала тяжелую борьбу с Россией, наконец, решилась на переговоры о мире, и в 1718 г уполномоченные обеих воюющих держав собрались на Аландских островах. Но начатые переговоры не обещали успеха, потому что Швеция не соглашалась на тяжелые для нее территориальные уступки, требуемые Петром. Чтобы сделать ее сговорчивее, Петр, по совету своих уполномоченных Брюса и Остермана, решил употребить против неприятеля «сильное действо».

В следующем 1719 году Ф.М. Апраксин с флотилией, состоящей из 132 галер и 100 так называемых островских лодок, на которых находилось до 26 000 сухопутных войск, под прикрытием корабельного флота прошел Аландский пролив и прибыл к Ламеланду. Высадившиеся в июле отряды действовали начиная от города Гефле на севере до Нордчепинга на юге. Народ роптал на правительство, медлившее с заключением мира, и королева Ульрика-Элеонора, вступившая на шведский престол после смерти своего брата Карла XII, просила Петра приостановить военные действия.

Успехи нашего корабельного флота в этом году были не менее значительны.

 

Морская победа у острова Эзель 24 мая 1719 г.

 

 

 

В конце апреля, как только сошел лед с Ревельского рейда, в море вышла крейсерская эскадра капитан-командора Я. Фангофта в составе трех линейных кораблей, трех фрегатов и пинка. Целью ее похода была разведка расположения и числа вражеских кораблей и войск, высадка на остров Эланд для захвата языков. В море корабли захватили несколько призов. От шкипера одного из них командир фрегата «Лансдоу» капитан А. Апраксин узнал, что в районе Пиллау находятся несколько шведских кораблей, прибывших для конвоирования в Стокгольм транспортов с зерном. Эти сведения немедленно были направлены в Адмиралтейство. 10 мая генерал-адмирал Ф.М. Апраксин дал указ капитану 2-го ранга Н.А. Синявину немедленно отправляться в Ревель и, приняв под свое командование 7 кораблей, идти в море. В этом указе Ф.М. Апраксин предписывал:

«1. Когда пройдете Наргин и Оденсгольм, объявить капитанам, которые будут с вами на кораблях, для чего и куда посланы, дабы егда штормом или туманом разлучатся, знали б где друг друга найти.

2. Идти к Пиллау и искать шведских кораблей, которые там стоят для провожания хлеба оттоль в Стокгольм, а буде там нет идти к Данцигу и в обоих местах об них осведомляться, и ежели найдете, то чинить над ними промысел так как доброму и верному офицеру надлежит.

3. В сем курсе далее не быть двух недель».

15 мая H.A. Синявин вышел в море. В составе эскадры были два корабля, купленные в Амстердаме, — «Портсмут» (брейд-вымпел H.A. Синявина), «Девоншир» (командир капитан 3-го ранга К. Зотов), четыре корабля, построенные в Архангельске, — «Ягудиил» (капитан-поручик Д. Деляп), «Варахаил» (капитан 2-го ранга Я. Стихман), «Уриил» (капитан 3-го ранга В. Торнгоут), «Рафаил» (капитан 3-го ранга Я. Шапизо) и шнява «Наталия» (лейтенант Л. Лопухин). Корабли имели на вооружении по 52 орудия, шнява — 18.

После длительного и настойчивого поиска, в ночь на 24 мая, находясь между островами Эзель и Готско-Сандо, русские моряки заметили на горизонте три судна, идущих без флагов в направлении Стокгольма. Русские корабли начали преследование, искусно лавируя против ветра.

Утром в начале пятого «Портсмут» и «Девоншир» приблизились к преследуемым судам на пушечный выстрел. Это были 52-пушечный линейный корабль, 34-пушечный фрегат и 12-пушечная бригантина. H.A. Синявин, шедший до этого без флагов, приказал дать два выстрела, чтобы заставить настигнутые суда показать свои флаги. Когда на них подняли шведские флаги, а на линейном корабле командорский брейд-вымпел, тогда на нашей эскадре подняли Андреевские флаги, а на «Портсмуте» брейд-вымпел и красный флаг (сигнал начать бой). Баталия началась.

 

Шведы, стремясь оторваться от русских кораблей, вели огонь в основном по рангоуту и такелажу. Во время перестрелки на «Портсмуте», который приблизился к шведскому флагману, были перебиты штаги и марса-фалы, отчего оба марселя упали на эзельгофты. Корабль шведского капитан-командора стал уходить, а шедший сзади него фрегат, атакованный «Девонширом», приблизился к русскому флагману с кормы. Поворотясь к нему бортом, H.A. Синявин встретил фрегат продольными картечными залпами из всех орудий нижнего дека. Не выдержав убийственного огня, понеся большие потери, шведский фрегат спустил флаг. Спустила флаг и бригантина, шедшая рядом с фрегатом.

«Портсмут», «Девоншир» и шнява «Наталия» остались при сдавшихся судах, а остальные русские корабли по сигналу H.A. Синявина продолжали погоню за шведским флагманом. В начале 12-го часа «Рафаил» первым догнал неприятельский линейный корабль, атаковал его с правого борта и, имея больший ход, стал обходить. В это время к другому борту шведского корабля подошел «Ягудиил» на такое близкое расстояние, что с его марсов можно было бросать гранаты на палубу неприятеля. Д. Деляп хотел свалиться на абордаж, но увидев, что на шведском корабле вся команда выскочила наверх, он немного изменил курс и дал всем бортом залп, которым кроме людей перебил много такелажа.

Между тем Н.А. Синявин, исправив, насколько можно было, повреждения на своем корабле, пошел также за шведским флагманом. С «Портсмутом» пошла и «Наталия», а капитан К. Зотов с «Девонширом» был оставлен при пленных судах. Получив сильные повреждения и видя, что приближаются еще два русских корабля, шведский капитан-командор А. Врангель приказал спустить флаг. Но быстро выполнить его команду не смогли, потому что фалы были перебиты. Пока шведы пытались спустить флаг, «Рафаил» успел сделать еще один залп, причем ранен был и сам шведский капитан-командор.

 

http://s019.radikal....da2fb122b3e.jpg

А.П. Боголюбов. Первая морская победа русского флота 24 мая 1719 г. у о. Эзель

Так как неприятель, стремившийся оторваться от преследования, обстреливал преимущественно рангоут, потому потери русской эскадры в людях весьма незначительны: убитых и раненых на всех кораблях 18 человек, из них 7 убитых и 9 раненых на «Ягудииле». Такелаж на этом корабле до того пострадал, что после сдачи шведского флагмана с него не смогли спустить шлюпку и высадить призовую команду на сдавшийся корабль. Шедшие концевыми «Уриил» и «Варахаил» отстали и не участвовали в бою, о них в донесении H.A. Синявина вовсе не упоминается.

Русские моряки захватили линейный корабль «Вахмейстер», фрегат «Карлскронвапен» и бригантину «Бернгардус». На шведских судах было взято в плен 11 офицеров и 376 нижних чинов, убито около 50 и ранено 13 человек. Взятые в плен «Вахмейстер» и «Карлскронвапен» вошли в состав русского флота и еще долго служили под Андреевскими флагами.

Эзельское сражение было действительно первым морским, исход которого решали опыт командиров и выучка всей команды, и в первую очередь комендоров. H.A. Синявин после боя писал Петру: «Все сие… сделано без великой утраты людей, я иду со всей эскадрой и взятыми шведскими кораблями в Ревель». Петр I, назвавший этот бой добрым почином российского флота, благодарил H.A. Синявина собственноручным письмом и произвел его через чин из капитанов 2-го ранга в капитан-командоры. Все участвовавшие в Эзельском сражении командиры получили следующий чин и золотые медали. Офицерам и матросам было роздано 11 тысяч рублей призовых денег.

 

Эзельское сражение не только подтвердило, что у России есть мощный корабельный флот, у нее есть и свои моряки, способные успешно командовать кораблями и эскадрами. Ведь всего за 20 лет до этого дня, во время первого морского похода из Азова в Керчь в 1699 году, не только все командиры и офицеры, но и большая часть матросов на кораблях были иностранцами. Вынужденный в первые годы строительства флота набирать офицеров и матросов за рубежом, Петр растил и своих русских моряков. Уже в 1715 году на наших кораблях все матросы были российскими и все больше русских офицеров становились командирами кораблей.

Возрастающее морское могущество России вызвало опасения и недовольство Англии и заставило ее противодействовать успехам Петра. Под давлением англичан наши союзники Пруссия и Дания поспешили заключить со Швецией мир, не прерывая, однако же, дружественных отношений с Россией. В борьбе со Швецией Россия не имела больше союзников. Сама Англия, также не объявляя России войны, готовилась отправить в Балтику сильный флот.

 

http://s010.radikal....332dd279e4a.jpg

Эзельский бой 24 мая 1719 г.

Такие угрожающие политические обстоятельства заставили Петра озаботиться обороной принадлежащих нам берегов. В то же время он намерен был склонить Швецию к миру повторением прошлогоднего разгрома. Командующему армией в Финляндии М.М. Голицыну приказано было двинуть галерный флот к Аландским шхерам, а эскадре Я. Фангофта из 7 кораблей и фрегата отправиться к Аландскому проливу и прикрывать переход через него галерного флота. Между тем, ожидая с открытием навигации 1720 г. появления в наших водах англо-шведского флота, Петр I вместе с Ф.М. Апраксиным значительно усилили оборону не только Котлина и Ревеля, но и Архангельска. Из опасения нападения англо-шведского флота Я. Фангофт не мог подойти к Аландскому проливу, и потому галерный флот не пошел в шведские шхеры.

Гренгамское сражение 27 июля 1720 г.

 

 

Отряд русских гребных судов генерала М.М. Голицына (61 галера и 29 островских лодок, с 11 тыс. десантных войск), направляясь к о. Лемланд, 26 июля остановился в пр. Флисёсунд. Разведка установила, что у острова Лемланд, в проливе Ледсунд находится шведский отряд под командованием адмирала К. Шёбланда (1 линейный корабль, 4 фрегата, 1 шнява, 3 галеры, 3 шхербота, галиот и бригантина). Сильный встречный юго-западный ветер не позволял атаковать шведские корабли.

М.М. Голицын решил перейти на плес Гранхамн (Гренгам), чтобы переждать между островами, и если погода будет тихой, атаковать шведов у пролива Ледсунд, где маневрирование шведских парусных судов затруднялось из-за узкостей и подводных опасностей. М.М. Голицын предусмотрел также возможность наступления шведского отряда с целью блокады русских гребных судов на плесе Гранхамн. Вести бой с мореходными кораблями при ветре и волнении было невозможно. В этом случае русский отряд должен был упредить шведов и вернуться на прежнюю позицию в проливе Флисёсунд.

 

27 июля русский отряд направился к плесу Гранхамн. Шведы, используя попутный ветер, начали движение к Флисёсунду, надеясь нанести удар по отряду М.М. Голицына на переходе. Голицын, узнав о движении шведов, вернулся в Флисёсунд, где занял позицию, выстроив суда полукругом и преградив противнику вход в узкость. Приближаясь к русскому отряду, К. Шёбланд отправил мелкие суда назад к Ледсунду. Шведский флагманский корабль и 4 фрегата, преследуя русских, в азарте погони углубились в пролив Флисёсунд, изобиловавший подводными опасностями.

Русские гребные суда атаковали шведские корабли, охватывая их со всех сторон. Сначала галеры встретили шведов артиллерийским и ружейным огнем, повредив им такелаж. Русские выпустили почти 24 000 зарядов картечи и свыше 30 000 патронов. Только затем они пошли на абордаж.

 

http://s61.radikal.r...278fe912e27.jpg

Гренгамский бой 27 июля 1720 г.

 

Два шведских фрегата начали разворачиваться, чтобы открыть огонь всем бортом и уклониться от абордажа, но сели на мель и затрудняли маневрирование остальных кораблей. Обстреливая противника картечью, русские гребные суда атаковали его и захватили все шведские фрегаты. Удалось уйти лишь шведскому флагманскому кораблю, преследовать который русские гребные суда не смогли из-за сильного встречного ветра. Шведы потеряли фрегаты: 34-пушечный «Стор-Феникс», 30-пушечный «Венкер», 22-пушечный «Кискин» и 18-пушечный «Данск-Эрн» (всего 104 пушки). На фрегатах взято в плен 407 человек и найдено 103 убитых. Победа досталась нелегко, русские потеряли 82 человека убитыми, 236 человек ранеными.

Одним из свидетельств жестокости боя служит то, что в числе наших раненых было 43 человека, «опалённых» выстрелами неприятельских орудий, когда они штурмовали борта фрегатов. 42 гребных судна были повреждены. Гренгамская победа, одержанная в один день с Гангутскою (27 июля), празднована была в Петербурге в продолжение трех дней. М.М. Голицын получил «в знак воинского труда шпагу у а за добрую команду трость»; все другие участники битвы были награждены медалями.

Приготовления к военным действиям в 1721 г.

Но подобные отдельные победы, как бы они ни были блистательны, не могли иметь решающего влияния на общий ход дел, и шведы в надежде на помощь англичан медлили с заключением желаемого Петром мира. Петр хотя и не верил в возможность вооруженного вмешательства Англии, но на всякий случай, из осторожности, принимал все меры к обороне своих берегов от неприятельского нападения. Для своевременного извещения о появлении английского флота в Зунд послан был особый агент, который, в случае прихода англичан, должен был сообщить об этом ближайшему нашему крейсеру. От него, через целый ряд крейсеров, сведение доходило до Дагерорда и оттуда, специально устроенными для этого береговыми сигналами, передавалось до Котлина.

Но опасения нападения англичан не остановили возобновления решительных действий против шведов. Петр понимал, что только силой можно было заставить Швецию прекратить войну. Поэтому он особенно тщательно готовился к кампании 1721 г. У Котлина и в Ревеле поспешно вооружался флот из 27 линейных кораблей, 12 фрегатов, 2 шняв, 3 бомбардирских кораблей и мелких судов; а галерный флот, в числе которого одних галер было более 170, готовился к новому походу в стокгольмские шхеры.

Раннее прибытие в Балтику сильного английского флота заставило Петра вместо наступательных действий ограничиться оборонительными. Корабельный флот оставался у Котлина, в море отправлены были только крейсеры, и в Ревель отправлен отряд из 6 кораблей.

При невозможности же послать ввиду англичан весь галерный флот в шведские шхеры, 5 мая из Гельсингфорса к шведскому берегу был отправлен, под начальством мастера десантных операций генерал-лейтенанта П.П. Ласси, отряд из 60 галер и островских лодок с десантом в 5 тысяч пехоты и 450 казаков. Ласси, подойдя 17 мая к шведскому берегу и продвигаясь от Гефле до Питео на расстоянии 300 км, высадил 17 десантов, которые опустошили его. Разогнав почти без сопротивления слабые отряды неприятельских войск, русские уничтожили 13 заводов, из них один оружейный, захватили до 40 каботажных судов. При этом захвачена значительная военная добыча и несколько пленных. 17 июня П.П. Ласси вернулся в Вазу.

В июне весь русский корабельный флот маневрировал в Финском заливе между Кронштадтом и Ревелем.

 

 

Ништадтский мир

 

 

Погром, произведенный отрядом П.П. Ласси, был одною из причин, заставивших, наконец, Швецию окончить непосильную для нее войну с победоносным противником, и 30 августа 1721 года в городе Ништадте заключен был мир между Швецией и Россией, мир, по которому Лифляндия, Эстляндия, Ингрия, часть Карелии и часть Финляндии с Выборгом и Кексгольмом отошли к России. Остальная часть Финляндии была возвращена Швеции.

Таким образом, Россия овладела восточной частью Финского залива, всем южным его берегом, Рижским заливом и Моонзундскими островами. На этой территории находились, не считая мелких портов, быстро разрастающийся Петербург, с защищавшим его с моря Кронштадтом, и старинные торговые приморские города: Выборг, Нарва, Ревель и Рига. Благодаря таким приобретениям и сильному флоту Петра владычество Балтийским морем переходило теперь от Швеции к России, что способствовало ее экономическому развитию.

Ништадтский мир отпразднован был в Петербурге и в Москве торжествами, продолжавшимися несколько дней.

Из Северной войны Россия вышла первоклассной морской державой.

 

 

Информация взята из книги "Великие сражения русского парусного флота" Александра Чернышева.

 

Всем, кто интересуется русским парусным флотом очень советую почитать. Если статья понравится, буду и дальше выкладывать подобную информацию :)

Изменено пользователем Victorius

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
882 публикации
87 боёв

Зачитаю на досуге. Спасибо за хорошо представленную информацию

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
461 публикация
4 боя

Правда после Петра царьки больше были заняты дворцовыми переворотами чем развитием флота и армии и к началу правления Елизаветы, флот пришлось создавать по сути заново.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17
[FERRA]
Старший альфа-тестер
59 публикаций
2 482 боя

Правда после Петра царьки больше были заняты дворцовыми переворотами чем развитием флота и армии и к началу правления Елизаветы, флот пришлось создавать по сути заново.

 

да, это так к сожалению. И тем не менее моряки умудрялись на дряхлых кораблях чудеса делать, хоть и не всегда

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
327 публикаций
3 боя

Ага,теперь я знаю что Пётр I начал войну.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
703 публикации

Довольно углубленно рассказано.

+

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
9 публикаций

Га́нгутское сраже́ние — морское сражение Великой Северной войны 1700—1721 годов, состоявшееся 27 июля (7 августа) 1714 года у мыса Гангут (полуостров Ханко, Финляндия) в Балтийском море между русским и шведским флотами, первая в истории России морская победа русского флота.

Предыстория

 

К весне 1714 года южная и почти вся центральная части Финляндии были заняты русскими войсками. Чтобы окончательно решить вопрос о выходе России к Балтийскому морю, которое контролировалось шведами, требовалось нанести поражение шведскому флоту.

В конце июня 1714 года русский гребной флот (99 галер, скампавей и вспомогательных судов с 15-тысячным десантом) под командованием генерал-адмирала графа Фёдора Матвеевича Апраксина сосредоточился у восточного побережья Гангута (в бухте Тверминне) с целью высадить войска для усиления русского гарнизона в Або (100 км северо-западнее мыса Гангут). Путь русскому флоту преградил шведский флот (15 линейных кораблей, 3 фрегата, 2 бомбардирских корабля и 9 галер) под командованием Густава Ватранга.

Пётр I (шаутбенахт Пётр Михайлов) применил тактический манёвр. Он решил часть своих галер перебросить в район севернее Гангута через перешеек этого полуострова длиной 2,5 километра. Для выполнения замысла он приказал построить переволоку (деревянный настил). Узнав об этом, Ватранг направил к северному побережью полуострова отряд кораблей (1 фрегат, 6 галер, 3 шхербота). Возглавил отряд контр-адмирал Эреншёльд. Другой отряд (8 линейных кораблей и 2 бомбардирских корабля) под началом вице-адмирала Лиллье он решил использовать для нанесения удара по главным силам русского флота.

Сражение

Картина Алексея Боголюбова

Пётр ожидал такого решения. Он решил воспользоваться разделением сил противника. Ему благоприятствовала и погода. Утром 26 июля (6 августа) стояло безветрие, из-за чего шведские парусные корабли утратили манёвренность. Авангард русского флота (20 кораблей) под командованием командора Матвея Христофоровича Змаевича начал прорыв, обходя шведские корабли и оставаясь вне пределов досягаемости их огня. Вслед за ним осуществил прорыв другой отряд (15 кораблей). Таким образом надобность в переволоке отпала. Отряд Змаевича заблокировал отряд Эреншельда у острова Лаккиссер.

Полагая, что и другие отряды русских кораблей будут продолжать прорыв тем же путём, Ватранг отозвал отряд Лиллье, освободив, таким образом, прибрежный фарватер. Воспользовавшись этим, Апраксин с главными силами гребного флота прорвался по прибрежному фарватеру к своему авангарду. В 14 часов 27 июля (7 августа) русский авангард в составе 23 кораблей атаковал отряд Эреншельда, построившего свои корабли по вогнутой линии, оба фланга которой упирались в острова. Две первые атаки шведам удалось отбить огнём корабельных орудий. Третья атака была предпринята против фланговых кораблей шведского отряда, что не позволило противнику использовать преимущество в артиллерии. Вскоре они были взяты на абордаж и захвачены. Пётр I лично участвовал в абордажной атаке, показав морякам пример мужества и героизма. После упорного боя сдался шведский флагман — фрегат «Элефант». Были захвачены все 10 кораблей отряда Эреншельда. Часть сил шведского флота сумела уйти к Аландским островам.

Впрочем, санкт-петербургский исследователь П.А. Кротов, исследовав архивные документы, указал на ряд неточностей в традиционном восприятии битвы. Он показал, что атак в битве было не три, а одна (миф о трех атаках создан шведами для показания их упорного сопротивления). Результаты исследования ученый изложил в монографии «Гангутская баталия 1714 года».

Победа у полуострова Гангут стала первой крупной победой русского регулярного флота. Она обеспечила ему свободу действий в Финском и Ботническом заливах, эффективную поддержку русских войск в Финляндии. В Гангутском сражении русское командование смело использовало преимущество гребного флота в борьбе с линейным парусным флотом шведов, умело организовало взаимодействие сил флота и сухопутных войск, гибко реагировало на изменения тактической обстановки и погодных условий, сумело разгадать манёвр противника и навязать ему свою тактику.

За этот бой Пётр I был произведён в вице-адмиралы.

 

300px-Bakua.jpg

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
703 публикации

Даешь большое разрешение изображения!!! :Smile_izmena:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
461 публикация
4 боя

Спасибо за знаки ударения в названии, всегда путался на каком слоге ударение в слове сражение) А в целом на 3-ечку оформлено.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
9 публикаций

Спасибо за знаки ударения в названии, всегда путался на каком слоге ударение в слове сражение) А в целом на 3-ечку оформлено.

Если честно,я не очень люблю оформлять,я выкладываю информацию чтоб люди читали и познавали новое.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
461 публикация
4 боя

Если честно,я не очень люблю оформлять,я выкладываю информацию чтоб люди читали и познавали новое.

 

Человек странное существо, что бы что-то заставить его прочитать, он должен быть заинтересован, а хорошее оформление обычно привлекает и помогает усвоить материал.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
5 публикаций

Копировать с Вики ой как не хорошо... Хотя бы своими словами описал что ли. А так, я думаю каждый семиклассник знает или хотя бы слышал про Гангутское сражение.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
210 публикаций
102 боя

:Smile_amazed: , toto52, ну и зачем здесь зеркало из "Вики"? Ctrl+C и Ctrl+V, как говорится, найди отличия. Особенно в тексте "улыбнула" фраза: "Картина Алексея Боголюбова" после заголовка "Сражение" :Smile_teethhappy: , да и гравюру Маврикия Бакуа можно было найти в большем разрешении, а не картинку из той же "Вики", тем боле, что она не точна в расцветке, на ней все суда несут флаги авангарда, хотя вторая линия должна была иметь флаги арьергарда. Если вы хотели разместить именно цветную репродукцию, то эта была бы уместнее.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
300 публикаций

Хм... Казалось бы, причем здесь паровые машины и РЯВ?....

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17
[FERRA]
Старший альфа-тестер
59 публикаций
2 482 боя

Уважаемый toto52. Прежде чем создавать тему, Вы бы почитали сначала. Может где то есть уже информация и пополнее вашей будет, тем более что написано не там где надо. http://forum-ru.worl...ии-северная-во/

 

P.S. Во время Гангутского сражения о паровых машинах никто даже не мечтал.

Изменено пользователем Victorius

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
703 публикации

Копировать с Вики ой как не хорошо... Хотя бы своими словами описал что ли. А так, я думаю каждый семиклассник знает или хотя бы слышал про Гангутское сражение.

Я не знал. Я из Украины, поэтому не знал. Не учим мы такое...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17
[FERRA]
Старший альфа-тестер
59 публикаций
2 482 боя

Я не знал. Я из Украины, поэтому не знал. Не учим мы такое...

 

Да ладно? :Smile_ohmy: Это же наша общая история. Серьезно нету этого в учебниках?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
461 публикация
4 боя

Да ладно? :Smile_ohmy: Это же наша общая история. Серьезно нету этого в учебниках?

 

Смотря в каких учебниках. Да и с какого перепугу - это общая история? Украина или Гетьманщина была в составе Рос империи при Петре на правах протекции или автономии, по сути самостоятельным государством с суверенным владыкой - гетьманом, имела свое административное и политическое устройство, свою валюту, свою правовую систему и прочее. Кроме того, большая часть современной Украины и тем более большая часть населения были в составе Речи Посполитой.

 

 

 

 

 

russia_pri_petre_sm.jpg

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта для публикации новых ответов.

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×