Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
sergeynat

Флот в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг.

В этой теме 12 комментариев

Рекомендуемые комментарии

108 публикаций
949 боёв

Русско-турецкая война 1877–1878 гг. явилась результатом нового обострения военно-политической обстановки на Балканах. Начавшееся здесь летом 1875 г. национально-освободительное движение славян против Османской империи европейские страны решили использовать в своих интересах. Россия, стремясь восстановить свое политическое и экономическое влияние на Балканах, утраченное после Крымской войны, выступила на стороне славянских народов. Англия предпринимала все возможное, чтобы спровоцировать русско-турецкую войну, ослабить тем самым обе воюющие стороны и укрепить свои позиции на Балканах и Ближнем Востоке. В обострение «восточного кризиса» внесли свою лепту также Австро-Венгрия и Германия: первая рассчитывала на приобретение территорий балканских владений Турции, а вторая — столкнуть Россию и Англию и отвлечь их тем самым от помощи Франции — главному сопернику Германии в Европе. Попытки России разрешить «восточный кризис» мирным путем не увенчались успехом: выдвинутые по ее инициативе предложения о прекращении войны на Балканах и проведении реформ в управлении славянскими провинциями Османской империи турецкое правительство, по совету Англии, отклонило. Политическая борьба перешла в плоскость военного противоборства: 12 апреля 1877 г. Россия объявила Турции войну.

К началу войны турецкий флот (15 броненосных кораблей различных классов и 15 небронированных судов) значительно превосходил русский: два броненосных корабля («поповки») и пять небронированных судов. Кроме того, Турция имела военную флотилию на Дунае, состоящую из девяти броненосных кораблей, преимущественно [450] мониторов и корветов, и 37 небронированных судов. Россия здесь военных кораблей не имела. На турецких кораблях служило 370 англичан, в том числе 70 офицеров, которые занимали наиболее ответственные должности — командиров кораблей и соединений.

Многие передовые офицеры русского флота, понимая неподготовленность России к вооруженной борьбе на Черном море, предлагали Морскому министерству различные варианты усиления морских сил на данном театре, в частности, путем покупки броненосных кораблей за границей. Так, за год до начала войны с Турцией контрадмирал Лихачев, находясь в Англии, сообщал о готовности одной из английских фирм продать России три броненосных корабля, строившихся по заказу турецкого правительства, которое из-за финансовых затруднений отказалось от них. Однако Морское министерство не пожелало воспользоваться этой благоприятной возможностью усилить флот на Черном море и отклонило предложение английской фирмы <РГА ВМФ. Ф. 410. Д. 2108. Л. 15; Ф. 315. Д. 1156. Л. 1–4>. В данном случае отрицательную роль сыграл великий князь Константин Николаевич, под председательством которого Особое совещание вынесло постановление воздержаться от этой покупки.

Таким образом, повторялась та же история, что и в Крымскую войну, когда Россия оказалась неподготовленной к ведению боевых действий на морских театрах. В связи с отсутствием на Черном море и Дунае необходимых морских сил русское командование стремилось решить исход войны на сухопутном фронте. Эта же причина повлияла и на выбор района наступления русских войск на Балканском театре. Если в прошлых войнах при наличии сильного флота русское командование предпочитало наступление сухопутных войск вести вдоль побережья, что стало традиционным для русской армии в войнах с Турцией, то в войне 1877–1878 гг. наступление планировалось вести вдали от Черноморского побережья. Согласно плану, главный удар войска (около 160 тыс. человек) должны были нанести на Балканском театре в общем направлении на Константинополь, а вспомогательный — силами 70-тысячной армии на Кавказе. [451]

На Балканском театре перед русским флотом была поставлена задача: обеспечить переправу через Дунай главных сил армии между турецкими крепостями Никополь и Рущук (Русе), в районе города Зимница (Зимнича), а вспомогательных (армейский корпус) — в нижнем течении Дуная, в районе Галац — Браилов (Брэила).

Для решения поставленной задачи на Дунай были переброшены по железной дороге несколько десятков паровых катеров и гребных шлюпок, предназначенных для постановки минных заграждений. Часть из них была перевезена с Балтийского моря. Это был первый в истории случай стратегического маневра силами флота с одного морского театра на другой с использованием железных дорог, который широко применялся советским командованием в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Одновременно на Дунай было доставлено 550 гальванических и ударных мин заграждения.

Из переброшенных на Дунай паровых катеров и гребных шлюпок сформировали два отряда. Один из них был укомплектован моряками Балтийского флота и предназначался для обеспечения переправы главных сил армии в районе города Зимница, другой — черноморцами, которые должны были обеспечить переправу в районе Браилова. Оба отряда подчинялись начальнику инженеров армии генерал-майору Н. Ф. Деппу, осуществлявшему общее руководство наведением переправ через Дунай и форсированием реки войсками.

В районе Парканы — Бендеры (на Днестре) была создана специальная минная база, на которой русские моряки под руководством известного минера того времени, полковника Борескова, готовились к использованию минного оружия на речном театре.

Исходя из сложившейся обстановки, расположения турецких крепостей и дислокации кораблей неприятельской флотилии на Дунае русское командование разработало следующий план обеспечения переправы войск: занять возможно большие участки реки, на флангах захваченных участков установить артиллерийские батареи, навести переправы одновременно в нескольких районах среднего и нижнего течения Дуная, выше и ниже наведенных переправ поставить [452] отсечные минные заграждения для предотвращения возможных ударов со стороны кораблей противника.

Существенным недостатком этого плана являлось то, что он носил пассивно-оборонительный характер и не предусматривал ведение активной борьбы с турецкими кораблями. Прикомандированный к штабу действующей армии капитан 1 ранга Рогуля предложил вооружить паровые катера шестовыми и буксируемыми минами и использовать их для атаки вражеских кораблей на речном театре, предварительно блокировав их в турецких базах флотилии на Дунае постановкой минных заграждений.

В апреле-июне 1877 г. русские моряки приступили к постановке минных заграждений, вначале у Браилова, а затем у города Зимница. Боевое обеспечение постановок осуществлялось минными катерами, вооруженными шестовыми и буксируемыми минами, и заранее развернутыми на берегу артиллерийскими батареями. Мины ставились группой катеров или шлюпок в ночное время либо при плохой видимости.

Корабли противника неоднократно предпринимали попытки противодействовать минным постановкам, но береговые батареи и минные катера решительно пресекали их. Так, 29 апреля 1877 г. при попытке противника атаковать катера в районе Браилова береговая батарея потопила турецкий броненосец «Лютфи-Джелиль» <3. С. 26>.

Русские моряки не ограничились лишь постановкой оборонительных минных заграждений. Они впервые в истории использовали минное оружие для ведения активных действий против турецких баз и кораблей на Дунае. Чтобы затруднить развертывание кораблей противника и сузить их операционную зону, катера произвели несколько активных минных постановок в непосредственной близости от крепостей неприятеля на Дунае, использовавшихся в качестве баз его флотилии.

Одним из примеров активного использования минного оружия может служить постановка минного заграждения у Сулина отрядом кораблей Черноморского флота под командованием капитан-лейтенанта Дикова.

Постановка заграждения у Сулина была предпринята в целях обеспечения захвата этого порта Нижнедунайским [453] отрядом (14-й корпус) русских войск. Однако командование отказалось затем от атаки Сулина с суши и решило ограничиться только действиями отряда Дикова. Идея атаки Сулинского порта, в котором находилось шесть турецких кораблей, сводилась к тому, чтобы скрытно провести из Черного моря в Килийское гирло отряд кораблей, поставить в двух милях выше Сулина минное заграждение, лишить тем самым корабли противника возможности уйти вверх по Дунаю и после этого уничтожить их огнем вооруженных пароходов.

28 июля 1877 г. отряд капитан-лейтенанта Дикова под прикрытием эскадры Черноморского флота перешел из Одессы в Килийское гирло. В первой половине августа выставил минные заграждения в Сулинском и Георгиевском гирлах, чтобы исключить нападение неприятеля со стороны моря. 26 сентября отряд (два буксирных парохода, три шхуны, семь минных катеров, две плавучие мортирные батареи) занял исходную позицию у минного заграждения в Сулинском гирле.

В ночь на 27 сентября 1877 г. отряд Дикова скрытно прошел в Дунай и поставил на подходах к Сулинскому порту минное заграждение. Утром 27 сентября русские корабли, заняв удобную позицию за выставленными минными заграждениями, атаковали турецкий пароход «Картал» и канлодку «Сунна». Это был первый в истории бой на минной позиции, оборудованной на речном театре. «Картал» не выдержал огня и вышел из боя; канонерская лодка подорвалась на мине и затонула. Ночью катера выставили еще одно минное заграждение, а утром 28 сентября открыли артиллерийский огонь по двум турецким броненосцам и повредили один из них — «Хивзи Рахман». Оба броненосца прекратили артиллерийскую дуэль и вышли из боя <ЦГА ВМФ. Ф. 243. Оп. 7. Д. 11061. Л. 281>. Отряд капитан-лейтенанта Дикова по приказанию командования возвратился в Килийский рукав <1. С. 64–65>.

Несколько активных минных постановок русские катера провели и в районе Среднего Дуная, где переправлялись главные силы армии.

Благодаря успешной постановке минных заграждений у крепостей Сулин, Гирсово, Рущук, Никополь и других [454] отряды турецких кораблей были заблокированы в своих базах и изолированы друг от друга. Это значительно облегчило решение моряками задачи по обеспечению переправы сухопутных войск через Дунай.

Для борьбы с турецкими кораблями русские катера наряду с минами заграждения успешно использовали шестовые и буксируемые мины. Атака шестовыми минами требовала сближения с неприятельскими кораблями на дистанцию в два-три метра. Для выполнения этой задачи от личного состава катеров требовались выдержка и смелость.

В начале мая 1877 г. противник сосредоточил в Мачинском рукаве у Браилова группу кораблей, которые мешали постановке мин и переправе войск в данном районе. Для атаки кораблей неприятеля было выделено четыре катера под командованием лейтенанта Дубасова. В ночь на 14 мая они вышли из Браилова и направились в Мачинский рукав, где в то время стояли на якоре три турецких корабля. Сблизившись с противником на дистанцию в 120 м, катера построились в строй двух кильватерных колонн и атаковали турецкий однобашенный монитор «Сейфи». Прежде чем противник успел открыть артиллерийский огонь, головной катер «Царевич» под командованием лейтенанта Ф. В. Дубасова нанес по нему удар шестовой миной. Монитор получил повреждение, но продолжал оставаться на плаву. Тогда катер «Ксения», которым командовал лейтенант Шестаков, под огнем противника сблизился с ним вплотную, нанес второй удар шестовой миной в борт и потопил монитор. Два других турецких корабля поспешно снялись с якоря и ушли. Выполнив поставленную задачу, русские катера благополучно вернулись на свою базу <3. С. 28–29>.

Уничтожение монитора «Сейфи» показало возможность успешного применения минных катеров, вооруженных шестовыми и буксируемыми минами, против броненосных кораблей на речном театре, где маневр крупных кораблей ограничен шириной ходового фарватера.

Гибель «Сейфи» произвела сильное впечатление на турецкое командование, и оно поспешило отвести свои корабли из нижнего течения Дуная под защиту береговой [455] артиллерии крепости Силистрия (Силистра). В первых числах июня 1877 г. весь район Нижнего Дуная, от Рени до Гирсова, был очищен от неприятельских кораблей, и русские войска получили возможность приступить к форсированию Дуная. В течение 10 и 11 июня войска 14-го армейского корпуса генерала А. Е. Циммермана навели переправу и успешно форсировали реку. Высоко оценивая действия моряков черноморского отряда по обеспечению переправы войск на Нижнем Дунае, А. Е. Циммерман писал: «Не нахожу слов, чтобы достаточно похвалить моряков за их отличную во всех отношениях деятельность. Моряки удивительно способны на всякое военное дело» <3. С. 36>.

Не менее успешно действовали и моряки балтийского отряда при обеспечении переправы главных сил русской армии, начавшейся 15 июля 1877 г. в районе города Зимница. В качестве передового отряда здесь переправлялась дивизия генерала М. И. Драгомирова. После переправы русская армия начала наступление на укрепленный город Систово (Свиштов), а после занятия его — на турецкие крепости Рущук и Никополь, которые также вскоре пали. Большую помощь русским войскам в этом наступлении оказывали болгары.

Успех форсирования русской армией Дуная на среднем участке реки при наличии у противника здесь большого числа броненосных кораблей и вооруженных пароходов, был обеспечен умелыми и решительными действиями моряков. Под сильным огнем турецких батарей они многократно проводили плоты и понтоны из устья реки Ольты на Средний Дунай, совместно с саперами наводили мосты, были гребцами на шлюпках и паромах. Минные катера прикрывали подступы к переправе со стороны Рущука, откуда несколько раз пытались подойти турецкие корабли. После переправы войск через Дунай моряки защищали перевозки через реку от попыток турецких кораблей помешать обеспечению русской армии всем необходимым{23}.

За время войны русские моряки выставили на Дунае 25 минных заграждений из 415 мин. Для защиты заграждений [456] на левом берегу реки было развернуто 26 береговых и полевых батарей (103 орудия).

В результате активных действий минных катеров и береговой артиллерии, а также искусного использования минного оружия противник понес существенные потери. Были потоплены два броненосных корабля, канонерская лодка, несколько вооруженных пароходов и повреждены две канонерские лодки. И главное — русским морякам удалось парализовать действия турецкой военной флотилии на Дунае и тем самым обеспечить развитие наступления русской армии на Балканском театре.

Перед Черноморском флотом в качестве главной задачи ставилось совместное с сухопутными войсками обеспечение обороны портов и побережья от артиллерийских обстрелов и десантов противника. Для ее решения были выделены два армейских корпуса (7-й и 10-й) и отряд кораблей Черноморского флота под командованием вице-адмирала Н. А. Аркаса, состоящий из двух «поповок» и нескольких устаревших пароходофрегатов.

Учитывая наличие у противника довольно сильного броненосного флота и возможность высадки им десантов, русское командование особое внимание обратило на создание противодесантной обороны. План обороны Черноморского побережья был основан на принципе взаимодействия армии и флота и в общих чертах сводился к следующему.

На всем побережье между устьем Дуная и Керчью развертывались армейские наблюдательные посты. Они должны были доносить командованию обо всех обнаруженных неприятельских кораблях. В небольшом удалении от побережья находились маневренные отряды кавалерийских частей и подразделения легкой конной артиллерии. В задачу отрядов входило немедленное оказание помощи наблюдательным постам в случае нападения на них противника.

В наиболее важных пунктах побережья дислоцировались крупные ударные группировки войск в составе частей пехоты, кавалерии и артиллерии. Они предназначались для уничтожения высадившегося десанта противника. Между наблюдательными постами, маневренными [457] отрядами поддержки и ударными группами устанавливалась телеграфная связь, дублировавшаяся конными посыльными.

Особое внимание в плане противодесантной обороны обращалось на защиту таких важных пунктов, как Одесса, Очаков, Севастополь и Керчь. В основу обороны их была положена идея совместного использования маневренных сил — кораблей и позиционных средств борьбы, — береговой артиллерии, минных заграждений и др. Главная роль в обороне отводилась береговым батареям и минным заграждениям, т. е. минно-артиллерийским позициям, впервые примененным и оправдавшим себя при обороне Кронштадта и Свеаборга в период Крымской войны.

Русские береговые батареи начали устанавливать осенью 1876 г. Работы велись довольно интенсивно и к началу войны в основном были закончены. Одновременно ставились и оборонительные минные заграждения небольшими специально оборудованными пароходами. Линии минных заграждений устанавливались в 15–17 кб от берега. Это обеспечивало, во-первых, надежную защиту их береговой артиллерией и, во-вторых, лишало турецкие корабли, имевшие дальность стрельбы не более 20 кб, возможности безнаказанно обстреливать базы и порты с моря.

Для усиления обороны Одессы, Очакова и Керчи за внутренней линией минных заграждений было оборудовано 10 плавучих батарей. Вход в гавани закрывался боковыми заграждениями, за которыми в постоянной готовности держались брандеры для затопления на фарватере в случае прорыва неприятельских кораблей через линию минных заграждений.

Наблюдение за походом с моря в дневное время вели сигнально-наблюдательные посты, вынесенные за минное заграждение. Они имели телеграфную и визуальную связь с командованием порта и береговыми батареями. Ночью подходы с моря освещались прожекторами и охранялись дозорными кораблями и катерами, развернутыми за внешней линией минных заграждений. Система наблюдательных постов и дозорной службы была организована так, чтобы не допустить скрытного подхода неприятельских кораблей и внезапной атаки противника с моря. [458]

Корабельные силы обороны портов состояли из 2 броненосцев — «поповок» (приданных Одессе), четырнадцати небольших пароходов, вооруженных шестовыми и буксируемыми минами, и 9 минных катеров. Пароходы и катера предназначались для несения дозорной службы и охраны минных заграждений. По задачам и организации они представляли собой соединение кораблей охраны водного района — прообраз соединения современных военно-морских баз.

Оборона портов с суши возлагалась на сухопутные войска — 7-й и 10-й армейские корпуса. Были разработаны специальные инструкции, в которых предусматривалось взаимодействие сухопутных и морских сил при обороне портов.

Большой интерес представляет также и организация командования силами обороны. Все корабельные силы и позиционные средства флота, а также сухопутные войска, выделенные для обороны портов с суши, подчинялись командирам обороны портов, назначавшимся из моряков. Противодесантную оборону побережья и портов на Черном море в целом возглавлял командующий Одесским военным округом генерал Семенов.

К началу войны в важнейших русских портах на Черном море была создана достаточно надежная оборона как с суши, так и с моря, основу которой, как и в Крымскую войну на Балтийском море, составляли минно-артиллерийские позиции.

Наиболее мощная минно-артиллерийская позиция была создана в Одессе. По сравнению с другими она во всех отношениях являлась более совершенной с точки зрения боевых качеств артиллерийского и минного оружия, а также использования этих средств во взаимодействии с маневренными силами флота. Минные заграждения круглосуточно охранялись специально выделенными судами. Организация боя на минно-артиллерийской позиции предусматривала использование береговой и корабельной артиллерии, а также шестовых и буксируемых мин для атаки неприятельских кораблей в случае прорыва их через линию минных заграждений.

Не менее интересно был решен вопрос ведения артиллерийского огня на минно-артиллерийской позиции. Прибрежная [459] акватория была разбита на заранее пристрелянные квадраты, номера которых внесли в сигнальные книги. Согласно инструкции, дежурный сигнально-наблюдательного поста должен был сообщить командованию о приближении к позиции и направлении движения кораблей противника, а также номер квадрата, в котором они находятся. Получив эти данные, береговая и корабельная артиллерия имели возможность быстро открывать огонь по неприятелю.

Возможность проверить эффективность разработанной организации боя на минно-артиллсрийской позиции не представилась, так как за время войны турецкий флот ни разу не попытался атаковать Одессу с моря. Тем не менее теоретическая разработка проблемы ведения боевых действий на минно-артиллерийской позиции явилась важным вкладом в развитие военно-морского искусства.

С началом войны турки, воспользовавшись подавляющим превосходством своего флота и почти полным отсутствием обороны Черноморского побережья Кавказа, произвели обстрел Поти, Очамчиры, Гудауты и Сухуми, а в конце апреля — первой половине мая 1877 г. высадили в этом районе морские десанты и овладели им. Это был единственный успех, которого добился турецкий броненосный флот на Черном море в войне 1877–1878 гг.

Созданные русскими моряками противодесантная оборона и система защиты баз и портов на побережье между устьем Дуная и Керчью была настолько эффективной, что турецкий флот даже не попытался их атаковать. Блокада баз и портов, объявленная турками по совету англичан 23 апреля 1877 г., оказалась малоэффективной и была фактически сорвана с переходом сил Черноморского флота к активным действиям на коммуникациях противника.

Активные наступательные действия, хотя и ограниченными силами и средствами — с использованием лишь минного оружия и вооруженных пароходов, — начались в первый же месяц войны. Мысль о возможности активного использования мин для борьбы с неприятельским флотом на Черном море впервые высказал выдающийся русский изобретатель в области минного и артиллерийского оружия А. П. Давыдов. В 1857 г. в одном из своих докладов он писал, что «маневрирование подводными [460] минами может дать блестящие результаты» <РГА ВМФ. Ф. 84. Д. 5618. Л. 29–31>. Когда началась русско-турецкая война, А. П. Давыдов обратился к военному министру с просьбой разрешить ему на свои средства поставить на Черном море изобретенные им более совершенные ударные мины. Но эта просьба осталась без ответа.

Вопросы ведения боевых действий на Черном море в эту войну волновали не только А. П. Давыдова, но и многих других русских моряков. В 1877 г. контр-адмирал К. П. Пилкин дважды обращался к великому князю Константину Николаевичу с предложением выставить ударные мины в гаванях и на рейдах, посещаемых неприятельским флотом. Но руководитель Морского министерства посчитал эту смелую идею невыполнимой при сложившемся соотношении сил на театре и отклонил ее.

С аналогичным предложением перед войной выступил и лейтенант С. О. Макаров. Он считал, что против турецких броненосных кораблей можно успешно использовать минные катера, вооруженные шестовыми и буксируемыми минами. Для транспортировки катеров в нужный район Черного моря С. О. Макаров предложил переоборудовать один из быстроходных пароходов. Руководители Морского министерства первоначально отклонили этот план. Но затем, благодаря настойчивости и убедительности доводов лейтенанта С. О. Макарова, заинтересовались планом. В декабре 1876 г. в распоряжение С. О. Макарова выделили пароход «Великий князь Константин», который под его руководством был вооружен и приспособлен под перевозку четырех минных катеров.

Боевые действия вооруженных пароходов «Великий князь Константин», «Владимир», «Веста», «Россия», «Ливадия» и других на коммуникациях противника велись в течение всей войны. Несмотря на значительное превосходство противника в силах, пароходы смело выходили на прибрежные коммуникации противника и наносили по ним внезапные удары. Летом 1877 г. на морских сообщениях у Анатолийского и Румелийского побережий они уничтожили несколько турецких судов.

Пароход «Ливадия», крейсируя вдоль Румелийского побережья, 12 августа обнаружил в районе Варны двухмачтовое [461] судно и уничтожил его. Турецкие броненосцы пытались перехватить «Ливадию», но она оторвалась от преследователей и благополучно вернулась в Севастополь.

Еще больший успех выпал на долю «России», которая 13 декабря 1877 г. у Анатолийского побережья захватила в плен турецкий пароход «Мерсина» с 800 турецкими солдатами и офицерами <1. С. 90>.

Героический подвиг в бою с противником совершил экипаж «Весты», которым командовал капитан-лейтенант Н. М. Баранов. И июля 1877 г. во время очередного крейсерства у Румелийского побережья с «Весты» обнаружили в 35 милях от порта Кюстенджи (Констанца) турецкий броненосец «Фатхи-Буленд». Начался бой <1. С. 84–97>. Капитан-лейтенант Н. М. Баранов, искусно управляя пароходом, удерживал противника на выгодных дистанциях и курсовых углах. В пятичасовом бою с броненосцем все моряки проявили высокую стойкость и мужество. Особенно отличился лейтенант А. С. Кратков. Он получил 17 осколочных ранений, но не оставил свой пост и до конца боя управлял огнем. От попадания снарядов на броненосце произошел взрыв, после чего он прекратил бой и отошел к берегу.

Действуя на коммуникациях противника, русские вспомогательные крейсеры уничтожили и захватили в плен 13 турецких судов <5. С. 30>.

Высоко оценивая успехи русских моряков в борьбе на коммуникациях противника, командующий Черноморским флотом вице-адмирал Н. А. Аркас писал: «Смелые действия командиров у неприятельских берегов и портов днем и ночью и достигнутые блистательные результаты на жалких по своему назначению пароходах доказали, что командиры хорошо знали крейсерскую службу» <РГА ВМФ. Ф. 4. Оп. 1. Д. 66. Л. 100>.

Из вооруженных пароходов, действовавших на коммуникациях противника, наибольшего успеха достиг «Великий князь Константин» под командованием лейтенанта С. О. Макарова. Этот пароход с четырьмя минными катерами на борту действовал главным образом против турецких броненосных кораблей в районе Кавказского [462] побережья. Атаки катера производили в ночное время группами (два-четыре катера) с одного или двух бортов с применением шестовых и буксируемых мин. Внезапные минные удары действовали на противника ошеломляюще. В результате смелых и решительных действий катеров парохода «Великий князь Константин» было повреждено несколько турецких броненосцев. Однако потопить их не удалось, так как заряд мин был недостаточно мощный, а нанести одновременный удар несколькими минами не всегда удавалось из-за необходимости сближения с целью вплотную.

 

 

Примечание. Таблица составлена на основании фактических данных источников: Моисеев С. П. Список кораблей парового и броненосного флота; Грибовский В. Ю. Развитие парового и броненосного флота в XIX в. С. 17.

Недостаточно высокая эффективность применения шестовых мин и мин-крылаток побудила С. О. Макарова вооружить катера торпедами. Для этой цели были переоборудованы два катера. На одном из них установили килевой аппарат, на другом — плотиковый. Несмотря на то, что торпедные аппараты были далеко не совершенны, они все же обеспечивали достаточно надежное крепление торпед на катерах и стрельбу ими с дистанции до 100 м.

Минные катера провели две атаки торпедами. Одна из них 14 января 1878 г. закончилась потоплением на Батумском рейде турецкого вооруженного парохода «Интибах» <1. С. 90>. Это было первое в истории успешное применение торпедного оружия в боевых действиях на море. [464]

 

Дерзкие атаки минных катеров настолько парализовали командование турецкого флота на Черном море, что оно не только отказалось от активных действий, но и полностью прекратило к концу войны посылку кораблей к устью Дуная и Кавказскому побережью.

Интересным фактом в истории военно-морского искусства является идея постановки активного минного заграждения в Босфоре. Она возникла в связи с угрозой вторжения английского флота в Черное море уже после окончания войны и заключения перемирия с Турцией.

В феврале 1878 г., когда русская армия подошла к Стамбулу, английское правительство направило в Мраморное море эскадру броненосных кораблей с целью не допустить, чтобы русские заняли столицу Турции и Босфор. Дабы сорвать военную демонстрацию англичан и преградить им путь в Черное море, русское командование приняло решение заминировать Босфор. Выполнение этой задачи возложили на вице-адмирала А. А. Попова — одного из наиболее последовательных сторонников идеи минирования пролива. [465]

38; Павлович Н. Б. Развитие тактики Военно-Морского Флота. М., 1979. 4.1. С. 34.

 

Специальный штаб, сформированный вице-адмиралом А. А. Поповым, разработал план постановки минного заграждения. По расчетам, для минирования пролива требовалось около 400–500 мин <РГА ВМФ. Ф. 243. Оп. 7. Д. 9384. Л. 171–172>. Для постановки минных заграждений выделили вооруженные пароходы «Великий князь Константин» и «Веста». На них были сделаны приспособления для сбрасывания мин.

19 февраля 1878 г. Россия и Турция подписали в Сан-Стефано (ныне Ешилькёй, близ Стамбула) мирный договор. Однако напряженность во взаимоотношениях между Россией и Англией осталась.

Британский флот продолжал угрожать вторжением в Черное море. Поэтому русские моряки приготовлений к заграждению Босфора не прекратили. К середине марта подготовка была закончена. «Великий князь Константин» и «Веста» с запасами мин перешли в район Босфора. Англичане, узнав об этом, заявили, что если русские пароходы начнут минные постановки, то их флот захватит Босфор. От минирования Босфора пришлось отказаться. В апреле 1878 г. генерал Э. И. Тотлебен в письме к царю, в котором докладывал сложившуюся обстановку на Черноморском театре после заключения [466] Сан-Стефанского мирного договора, сообщал, что «заграждение Босфора минами при настоящих обстоятельствах есть дело немыслимое» <3. С. 55>.

Однако, несмотря на то, что постановка мин в Босфоре не состоялась, идея этой постановки и ее масштабы свидетельствуют о высоком уровне развития отечественного военно-морского искусства в области применения минного оружия.

Русско-турецкая война закончилась победой России. По Сан-Стефанскому договору Болгария, Босния и Герцеговина получили автономию, Сербия, Черногория и Румыния — независимость, а России возвращалась часть территории, отторгнутой Турцией во время Крымской войны. Но в дальнейшем под давлением Англии и Австрии, боявшихся усиления влияния России на Балканах, на Берлинском конгрессе в июне-июле 1878 г. условия Сан-Стефанского мирного договора были пересмотрены с ущербом для России и славянских народов на Балканах <5. С. 620–621>.

Решающую роль в достижении победы над Турцией сыграла русская армия, нанесшая противнику ряд серьезных поражений на Балканском и Кавказском театрах. Угроза захвата Стамбула вынудила турецкое правительство заключить с Россией мирный договор.

Существенную помощь армии в достижении победы оказал военно-морской флот. Моряки обеспечили переправу главных сил армии через Дунай, вместе с сухопутными войсками организовали надежную противодесантную оборону побережья и портов на Черном море. Активными действиями на коммуникациях они нанесли противнику ощутимые потери, а к концу войны почти полностью парализовали деятельность турецкого броненосного флота на Черном море.

Несмотря на то, что военно-морской флот в войне с Турцией играл второстепенную роль, а масштабы его боевых действий были сравнительно небольшие, опыт вооруженной борьбы на море оказал существенное влияние на развитие сил и боевых средств флота и некоторых областей военно-морского искусства во второй половине XIX в. [467]

Преобладающим видом боевой деятельности русского флота на морском и речном театрах являлись совместные действия с сухопутными войсками. Характерной особенностью совместных действий было тесное взаимодействие армии и сил флота при решении всех задач, особенно при форсировании войсками Дуная и защите Черноморского побережья. Переправа 160-тысячной армии через широкий водный рубеж при наличии у противника довольно сильной речной военной флотилии стала возможной благодаря согласованным действиям войск и отрядов кораблей, выделенных для обеспечения безопасности переправы через Дунай, под единым командованием сухопутного начальника.

Немаловажную роль в организации надежной противодесантной обороны на побережье Черного моря сыграл правильный учет опыта Крымской войны. Противодесантная оборона в ходе войны 1877–1878 гг. получила дальнейшее развитие: была увеличена глубина обороны с сухопутного и морского направлений, были созданы мобильные подразделения для поддержки береговых наблюдательных постов и крупные ударные группировки войск для уничтожения высадившихся вражеских десантов, широко использовалось минное оружие для защиты со стороны моря наиболее важных береговых объектов. Кроме того, с подчинением всех сил и средств противодесантной обороны единому начальнику защита побережья стала носить активный характер.

Важнейшей составной частью противодесантной обороны побережья являлась оборона баз и портов. Наиболее полно проблема обороны базы флота была решена в Одессе. Новым здесь было: вынесение оборонительных минных заграждений в море на предельную дистанцию стрельбы береговой артиллерии; выделение специальных сил (вооруженных пароходов и минных катеров) для охраны водного района базы; несение дозорной службы на подходах к базе в ночное время; использование плавучих батарей и новых средств — осветительных аппаратов (прожекторов); выделение специальных подразделений войск для обороны базы с суши; создание круговой обороны базы; подчинение всех сил и средств обороны, в том числе и сухопутных, [468] единому начальнику, ответственному за оборону Одессы.

Важнейшим элементом обороны баз и портов на Черном море являлись минно-артиллерийские позиции. В ходе войны они были значительно усилены за счет улучшения боевых качеств минного и артиллерийского оружия, а также использования плавучих артиллерийских батарей. Применение плавбатарей позволило вынести минные заграждения дальше в море и таким образом увеличить глубину обороны базы с морского направления. Охрану минных заграждений обеспечивали специально выделенные силы.

В ходе войны 1877–1878 гг. впервые в истории была разработана инструкция для ведения оборонительного боя на минно-артиллерийской позиции. Ее содержание положило начало разработке теории ведения позиционного боя в прибрежном районе, сыгравшей затем заметную роль в организации применения сил флота в оборонительных действиях.

Русско-турецкая война оказала заметное влияние и на развитие теории и практики ведения крейсерских действий с использованием вспомогательных крейсеров — вооруженных пароходов. Опыт использования их на коммуникациях в Черном море показал, что даже при превосходстве противника в силах они способны существенно нарушить его морские сообщения. Постоянная угроза со стороны крейсерских сил заставила турецкое командование отказаться от активных действий и сосредоточить усилия флота на защите морских коммуникаций. Опыт успешного применения вооруженных пароходов дал новый толчок развитию крейсерских сил.

Наиболее существенное влияние опыт русско-турецкой войны оказал на развитие и использование минного оружия. В пассивных и активных минных заграждениях было выставлено в общей сложности около 1900 гальванических и ударных мин. В ходе вооруженной борьбы на море определились важнейшие требования к тактике использования минного оружия в различных видах минных заграждений: правильный выбор районов и мест постановки мин с учетом задач и характера географических условий театра; [469] скрытность минных постановок; обеспечение действий минных заградителей надежным боевым прикрытием; защита оборонительных минных заграждений береговой и корабельной артиллерией и др. При оборудовании минно-артиллерийских позиций требовалось так располагать минные заграждения и батареи береговой артиллерии, чтобы обеспечивалась защита минных заграждений и в то же время создавались благоприятные условия для ведения морского боя с противником.

Специфической особенностью вооруженной борьбы на море в русско-турецкую войну 1877–1878 гг. было то, что командование Черноморского флота сумело компенсировать большую разницу в соотношении сил активными наступательными действиями вспомогательных крейсеров и минных катеров с использованием минно-торпедного оружия. При этом были заложены основы тактики его применения. Основные положения этой тактики сводились к групповому использованию катеров, скрытному их сближению с противником, внезапности нападения в ночное время, нанесению одновременного удара несколькими катерами с различных направлений и быстрому отходу после атаки.

Успешное применение мин и торпед дало новый импульс развитию этого оружия и средствам борьбы с ним (табл. 5). В ходе войны зародились первые способы борьбы с минной опасностью, заключавшиеся в вылавливании мин и уничтожении их подрывом фугасов.

Признавая положительную роль сил возрождавшегося Черноморского флота в войне против Турции в 1877–1878 гг., нельзя не отметить, что отсутствие современных броненосных кораблей на Черном море не позволило развернуть на театре наступательные действия в более широких масштабах и организовать систематическое содействие армии при ведении ею боевых действий на приморских направлениях.

Отсутствие броненосных кораблей на Черноморском театре особенно остро сказалось в период мирных переговоров с Турцией, когда англичане в целях нажима на русское правительство направили в Мраморное море свой флот. С угрозой его вторжения в Черное море пришлось [470] считаться. Опыт русско-турецкой войны 1877–1878 гг. со всей очевидностью доказал необходимость иметь (в том числе и на Черном море) достаточно сильный броненосный флот. К его строительству Россия приступила в начале 80-х годов XIX в.

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1
[MG-A] angu1ss
189 публикаций
84 боя
ТС, пожалусйста, оформите тему красиво!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
108 публикаций
949 боёв

Просмотр сообщения3MEI_ (25 Сен 2013 - 00:31) писал:

ТС, пожалусйста, оформите тему красиво!

ОК

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
210 публикаций
102 боя

ТС, зачем эта копипаста главы с 449 стр. из книги "Три столетия Российского флота, XIX — начало XX века", тем более без таблиц?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Репортер
2 525 публикаций
1 283 боя

Просмотр сообщенияAlex_398 (25 Сен 2013 - 03:43) писал:

ТС, зачем эта копипаста главы с 449 стр. из книги "Три столетия Российского флота, XIX — начало XX века", тем более без таблиц?

так Альфа жи

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 535 публикаций
292 боя

Просмотр сообщенияsergeynat (24 Сен 2013 - 23:31) писал:

...
Примечание. Таблица составлена на основании фактических данных источников: ...

а таблица то где?))))))))) а то уже хочется таблиц, эскизов, фотографий ну или хотя бы нормального разбиения на абзацы)))))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
130
[DEAD] GRAFdeZHUA
851 публикация
4 340 боёв

Просмотр сообщенияTAHKOBbIu_KOT (08 Окт 2013 - 04:50) писал:

а таблица то где?))))))))) а то уже хочется таблиц, эскизов, фотографий ну или хотя бы нормального разбиения на абзацы)))))
Зачем.? Галочка поставлена, статисты свободны.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
25 публикаций
437 боёв

TAHKOBbIu_KOT (08 Окт 2013 - 04:50) писал:

а таблица то где?))))))))) а то уже хочется таблиц, эскизов, фотографий ну или хотя бы нормального разбиения на абзацы)))))

Зачем.? Галочка поставлена, статисты свободны.                                                                                                                                                                                                   ничего не понимаю :ohmy:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
318 публикаций
109 боёв

А, это наш любимый автор который идет на рекорд по репутации?

Я помню 4 "прекрасные" темы от этого автора. Похоже он никак не успокоится

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
23 публикации

Просмотр сообщенияAlex_398 (25 Сен 2013 - 03:43) писал:

ТС, зачем эта копипаста главы с 449 стр. из книги "Три столетия Российского флота, XIX — начало XX века", тем более без таблиц?
Берегитесь, у него много твинков! Заминусует!
Только положительные комментарии безопасны

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
318 публикаций
109 боёв

Автор, давайте я Вам помогу сделать хорошую тему?

Выберите и сделаем

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
92 публикации
136 боёв

Автор, текст под спойлер залей. Добавь немного картинок, чтоб тема нормально получилась.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×