Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
FirefighterVLG

Эскадренные миноносцы проекта 30-бис «Смелый»

В этой теме 18 комментариев

Рекомендуемые комментарии

223 публикации
189 боёв

Изображение


Приветствую всех читателей форума World of WarShips. Сегодня речь пойдет о эсминце проекта 30-бис «Смелый».

Основная информация


В 1942 году работы по проекту 30 передаются ЦКБ-17, в декабре заканчивается его корректировка. Кроме усиления корпуса и более широкого применения электросварки в корпусных конструкциях, откорректированным проектом предусматривались изменения в вооружении: добавлялись шесть 37-мм автоматов 70-К, а 76,2-мм артсистема 39-К заменялась на 92-К (85/52 пушки в габаритах той же башенноподобной установки); вместо пятитрубных торпедных аппаратов 2-Н, производство которых не начиналось, решили установить трехтрубные — типа 1-Н. Доступ к технике союзников и работы отечественных ученых позволили поставить вопрос о вооружении наших кораблей радиолокационными станциями, уже прочно утвердившихся в своих правах на английских и американских эсминцах. Противолодочное вооружение «тридцаток» должны были усилить бомбометы и гидроакустические станции. В результате всех изменений стандартное водоизмещение корабля выросло до 2200 тонн, а расчетная скорость полного хода (при мощности механизмов 54 тысячи л.с.) снизилась до 34,5 узлов. Неизбежное значительное ухудшение остойчивости пришлось компенсировать укладкой в междудонном пространстве 100 тонн твердого балласта и установкой боковых килей. В июле 1943 года откорректированный проект утверждается совместным решением НКВМФ и НКСП, и начинаются достроечные работы на одном корабле. Как уже говорилось, до 22 июня 1941 года на воду успели спустить 5 корпусов «тридцаток». Это были «Огневой» и «Озорной», строившиеся на заводе № 200 в Николаеве, а также «Отличный», «Образцовый» и «Отважный» — на заводе № 190 в Ленинграде. Летом 1943 года «Отличный», наименее пострадавший от артобстрелов и бомбежек, имел общую техническую готовность около 40%, но для его достройки необходимо было разыскать и вернуть на завод эвакуированное корабельное оборудование. На стапеле завода имени А.А.Жданова уцелели еще два корпуса, остальные были разрушены при обстрелах и разобраны. Изготовленные конструкции «тридцаток» использовались при восстановительном ремонте эсминца «Сторожевой» проекта 7-У, лишившегося носовой части до первого котельного отделения в результате взрыва торпеды 27 июня 1941 года. Идея «соединить «тридцатку» с «улучшенной семеркой» принадлежала, вероятно, уполномоченному ГУК ВМФ в Ленинграде А.К.Усыскину. Ситуация на судостроительных заводах была такова, что восстановить «Сторожевой» в первоначальном виде не представлялось возможным: не было необходимого металла, «свободной» артустановки Б-13. Но на Балтийском заводе, у стенки которого стоял «Сторожевой», и на заводе имени А.А.Жданова имелись корпусные конструкции и отливки «тридцаток» и башня Б-2ЛМ. Проект восстановления разработало КБ Балтийского завода под руководством С.А.Базилевского. На малом западном стапеле завода 28 июля 1942 года заложили новую носовую оконечность, которую предстояло собрать до района 58—72 шпангоутов, где она должна была сопрягаться с корпусом «Сторожевого». В начале октября ее спустили на воду и отбуксировали к плавучему доку Канонерского судоремонтного завода. В этом доке «полэсминца» состыковали с новой носовой оконечностью. Носовую надстройку изготовили также по проекту 30, свое место на полубаке заняла башенная артустановка. Командир «Сторожевого» капитан 2 ранга В.Р.Новак ухитрился разыскать в военно-морском училище имени Фрунзе комплект ПУС, который установили на корабль. 1 мая 1943 года «Сторожевой» уже проходил на Неве ходовые испытания. Он остался единственным в своем роде, так как подобные эксперименты допустимы были только в суровых условиях осажденного города. Достройку же полноценного корабля решили производить на Черном море.
«Огневой», заложенный под наименованием «Опасный» 20 августа 1939 года и спущенный на воду поздней осенью следующего, в августе 1941 года — к моменту оставления Николаева советскими войсками — вместе с однотипным «Озорным» стоял в достроечном бассейне завода. 13 августа заводские буксиры вывели их в Южный Буг и начали буксировку вниз по реке. На «Огневом», имевшем более высокий процент технической готовности, перед самым уходом успели смонтировать зенитную установку 39-К (без ПУАЗО).
Ведя огонь «на испуг», «Огневой» избежал потопления немецкой авиацией на переходе в Севастополь, куда он благополучно прибыл 17 августа. Осенью 1943 года корабль перевели из Поти, где в устье реки Хопи стояли законсервированные недостроенные корабли, в Батуми, где в то время действовала достроечная база завода № 201 (Севастопольского Морзавода). В Батуми доставили собранное по всей стране недостающее оборудование и вооружение, и ранней весной 1945 года «Огневой» уже был готов к испытаниям. 22 марта на корабле, которым командовал капитан 2 ранга П.А.Бобровников, состоялась церемония подъема военно-морского флага. Единственный новый эсминец послужил испытательной платформой для новой техники: осенью на его борту прошли государственные испытания корабельной РЛС обнаружения воздушных целей «Гюйс-1 Б» и станции управления огнем 130-лш артиллерии «Редан-2».
Тот факт, что до окончания войны был достроен только один эсминец, имеет несколько объяснений. Во-первых, это крайне ограниченные возможности промышленности, потерявшей в начале войны часть металлургических, машиностроительных и судостроительных мощностей и нуждавшейся в их восстановлении. Во-вторых, вполне объяснимое желание флота получать новые корабли, в проектах которых был бы полностью учтен опыт войны и устранены недостатки предшественников (на конец 1947 года перечень различных решений по усовершенствованию проекта 30 насчитывал уже около 30 пунктов). Однако справедливость требует отметить, что выданная флотом формулировка требований к послевоенному эскадренному миноносцу являла собой довольно точный «портрет» довоенной «тридцатки» — корабль нормальным водоизмещением около двух с половиной тысяч тонн, вооруженный четырьмя 130-мм орудиями, восемью 37-мм автоматами и двумя пятитрубными торпедными аппаратами (отсутствие упоминаний о 76,2- или 45-мм зенитной артиллерии свидетельствует о том, что надежды на ее эффективность не оправдались). Новизна требований флота заключалась лишь в увеличении до 4 тысяч миль дальности плавания экономическим ходом и в 15-мм бронировании борта и верхней палубы, а также в уменьшении до 36 узлов скорости полного хода. Такие требования появились в результате работы комиссии из ведущих специалистов Военно-морской академии, которой приказанием НКВМФ от 6 января 1945 года поручалось определить качественный и количественный состав послевоенного флота. Занимавшаяся миноносцами подкомиссия контр-адмирала Добротворского обосновывала необходимость двух подклассов: «эсминцев с мощным торпедно-артиллерийским вооружением, большой мореходностью и значительной дальностью плавания», которые предназначались для Тихоокеанского и Северного флотов, и «малых миноносцев для стесненных районов Балтийского моря и Тихоокеанского театра». Примечательно, что спустя два десятилетия вновь прозвучала мысль о целесообразности создания кораблей с учетом специфики морского театра, высказывавшаяся применительно к советскому флоту еще в середине двадцатых годов, но не получившая тогда развития. Практика доказала, что проектировавшиеся по «усредненному» заданию для закрытых театров «семерки» не вполне подходят к условиям Севера и Дальнего Востока (но та же практика и опровергала рациональность такого подхода — например, трудно предсказуемыми заранее межтеатровыми перемещениями кораблей. Кроме того, этому препятствовала сложившаяся в СССР уже в начале тридцатых годов централизованная система проектирования).
В 1946 году принимается решение достроить по проекту, которому было присвоено обозначение 30К, десять кораблей: четыре — на заводе № 190 , один — на заводе № 200, три — на заводе № 199 в Комсомольске-на-Амуре и два — на заводе № 402 в Молотовске. Первым — 29 сентября 1947 года — был сдан «Осмотрительный» заводом № 402. Со вторым кораблем молотовского завода произошла история, дающая представление о том времени. Заложенный под наименованием «Охотный», он после исключения из списков Тихоокеанского флота эсминца «Сталин» (типа «Новик») в декабре 1946 года был назван именем вождя, что, естественно, накладывало на завод особую ответственность. Уже при завершении проводившихся в экстренном порядке испытаний на эсминце произошла авария турбин, устранение последствий которой потребовало бы немало времени. Поэтому «втайне от начальства» оформили приемный акт и, отрапортовав в Москву о вступлении в строй эсминца «Сталин», его отбуксировали на один из островов в Белом море, где корабль благополучно' простоял несколько лет. Ленинградские заводы сдали флоту четыре эсминца. Завод имени А.А.Жданова осенью 1948 года завершил постройку «Отличного», «Отважный» и «Одаренный» достраивались заводом имени Марти, «Образцовый»
— Балтийским. При достройке эсминцев проекта 30К использовалось поставленное союзниками электрооборудование и вспомогательные механизмы. Корабли показали себя неплохими ходоками — «Отличный» на испытаниях развил скорость более 39 узлов при мощности механизмов 59800 л.с. Эсминцы проекта 30К активно прослужили на флотах около 10 лет, но, за редким исключением, не оставили о себе воспоминаний. «Осмотрительный» получил печальную известность в марте 1952 года, при маневрировании на входе в Кольский залив врезавшись форштевнем в корму крейсера «Чапаев». Об этом происшествии командующему Северным флотом адмиралу В.И.Платонову пришлось докладывать самому Сталину. В 1958 году «Осмотрительный» был переклассифицирован в корабль-цель, а в следующем — стал плавказармой (ПКЗ—27). Дальневосточные «Внушительный», «Выносливый» и «Властный», как и четыре балтийских корабля, находились в строю до середины пятидесятых, а черноморский «Озорной» уже в 1949 году был передан болгарскому флоту, где он прослужил под названием «Георгий Димитров» до 1961 года.
Достройка десяти кораблей по проекту 30К, на которую флот (по воспоминаниям Н.Г.Кузнецова) согласился из опасения остаться в случае начала войны без новых эсминцев, являлась вынужденным шагом — судостроительная промышленность не могла сразу перестроиться на выпуск принципиально новых кораблей, соответствующих современному уровню развития техники ВМФ. Планы послевоенного развития флота, предполагавшие массовую постройку эсминцев, строились в расчете на новые корабли, в максимальной степени вобравшие в себя опыт прошедшей войны. Этот опыт подсказывал, что классы лидеров и эсминцев фактически слились в один, а значение универсальной артиллерии резко возросло, тогда как наличие мощного торпедного вооружения оставалось скорее данью традиции, нежели объективной необходимостью. Скорейшего внедрения в новые проекты требовало развитие радиолокационной техники, пришедшей на смену артиллерийской оптике. Наконец, сталинские планы создания мощного океанского флота приводили к мысли о необходимости кардинального совершенствования энергетики эсминцев для достижения требуемой дальности плавания — главным образом, за счет повышения экономичности ГЭУ. Разрабатывавшиеся во время войны эскизные проекты эсминцев с универсальной артиллерией (проекты 37, 40) были оторваны от реальных возможностей промышленности, фактически остававшейся на довоенном уровне (башенные установки Б-2ЛМ, «итальянская» энергетика, устаревшие ПУС, составлявшие основу проектов 30 и 30К). Однако ссылка на производственные ограничения врядли могла служить оправданием строительства морально устаревших кораблей в глазах командования советского ВМФ. Принципиальные разногласия с промышленностью по поводу подлежащего постройке по программе военного кораблестроения на 1946— 1955 годы проекта эсминца не вышли за пределы спора двух наркоматов. При рассмотрении проекта программы у Сталина в конце сентября 1945 года адмирал Н.Г.Кузнецов настаивал на необходимости строительства «больших эсминцев», подразумевая под этим термином океанские корабли водоизмещением около четырех тысяч тонн, вооруженные универсальной артиллерией. Сталин, ссылаясь на реальные возможности производственной базы и упрекнув Кузнецова в нежелании «прислушаться к промышленности», требовал ограничиться «обычными кораблями», необходимое количество которых он определил в 250 единиц. В гигантской кораблестроительной программе, предусматривавшей строительство нескольких линкоров, десятков тяжелых крейсеров и даже авианосцев, пункт об эсминцах играл явно второстепенную роль. Однако на практике в первую очередь начиналась именно достройка заложенных до войны «тридцаток», за которыми последовали бы новые эсминцы. Согласившись с НКСП по поводу завершения строительства эсминцев по проекту 30К, ВМФ требовал, чтобы начиная с 1950 года судостроители поставляли флоту только новые корабли этого класса. Упорство Н.Г.Кузнецова в споре с Судпромом стоило ему поста Главнокомандующего ВМС. «Победивший» НКСП «провел» правительственное постановление об утверждении технического проекта «эскадренного миноносца проекта 30 второй серии», вышедшее 28 января 1947 года.
В проекте, получившем обозначение 30бис и разрабатывавшемся по принятому еще 8 октября 1945 года совместному решению флота и промышленности № 134707, сохранялся состав вооружения, механизмов, основного оборудования и устройств «тридцатки», но корпус проектировался заново. Необходимо было его уширение для повышения остойчивости, толщина наружной обшивки была увеличена в соответствии с изданными в 1944 году «Требованиями к выполнению расчетов прочности конструкций корпуса надводных кораблей», а сами конструкции проектировались сварными и приспосабливались для секционной сборки. Переход на цельносварные корпуса был возможен при условии освоения металлургической промышленностью выплавки специальной судостроительной низколегированной стали с хорошей свариваемостью. Марганцовистая сталь марки 20Г, применявшаяся до войны для изготовления клепаных корпусов, не обладала этими свойствами. Металлурги разработали сталь марки СХЛ, но ни процесс ее изготовления, ни технология сварки еще не были отработаны. Планировавшаяся огромная серия эсминцев — 188 кораблей по уточненной программе — требовала освоения судостроительными заводами прогрессивных методов постройки.
Приказом МСП в апреле 1946 года филиал ЦКБ-17 на заводе № 190, созданный для обеспечения строительства эсминцев и сторожевых кораблей, преобразуется в ЦКБ-53, начальником которого назначается Ю.Г.Деревянко, Главным инженером — В.А.Никитин. Исполняющим обязанности Главного конструктора проекта 30бис был утвержден А.Л.Фишер. Строительство кораблей серии должно было осуществляться на четырех заводах: № 190 в Ленинграде, № 200 в Николаеве, № 199 в Комсомольске-на-Амуре и № 402 в Молотовске. За проектированием и постройкой головного корабля от ВМС наблюдал инженер-подполковник А.Т.Ильичев. Разработка договорного технического проекта завершилась в конце 1946 года, 28 января следующего года упомянутое выше постановление Совета Министров СССР № 149-75 утвердило основные тактико-технические элементы эсминца.
В корпусной части проекта конструкторы ЦКБ-53 учли опыт немецкого кораблестроения, ознакомиться с которым позволяла как трофейная техническая документация, так и изучение германских эсминцев, доставшихся СССР по репарациям. Конструкция корпуса «тридцаток-бис» весьма напоминала «немцев», в строительстве которых сварка использовалась в максимальном объеме уже в 1937—1938 годах. Уроки «семерки» также не прошли даром — корпус эсминца полностью набирался теперь по продольной системе. Доля массы металлического корпуса в нагрузке корабля увеличилась по сравнению с проектом 30 почти в полтора раза. Теоретический чертеж корпуса, спроектированный специалистами ЦНИИ-45 по данным ЦКБ-53, позволял рассчитывать на получение неплохих мореходных качеств. Значительный подъем палубы полубака к форштевню, до некоторой степени ухудшавший диаграмму углов обстрела носовой башни, обещал значительно уменьшить заливаемость. Небольшой подъем был сделан и для палубы юта. Форма кормовой оконечности, заимствованная у немецких эсминцев проекта 1936-А, позволяла при сохранении просторной палубы юта обеспечить в районе конструктивной ватерлинии и в подводной части приемлемые с точки зрения ходкости и удобства эксплуатации на задних ходах обводы. Носовые обводы корпуса по сравнению с довоенным «эталоном» — теоретическим чертежом «Ansaldo» для проекта 7 — несколько приполнили для улучшения всхожести на волну, изменив форму шпангоутов в нижней части и увеличив развал бортов. С труднообъяснимым упорством отечественные специалисты по ходкости продолжали и после войны игнорировать бульбовые обводы, позволяющие уменьшить сопротивление формы, а следовательно — при неизменной мощности на валах — повысить скорость хода. Как выяснилось, бульбовые обводы применялись и на немецких эсминцах, причем немецкие конструкторы удачно вписали в «каплю» оригинальное шпиронное устройство для постановки параванов (за неимением иных объяснений можно предположить, что причиной отказа «нашей науки» от бульбовых обводов было то, что их изобретателем по праву считался эмигрировавший во Францию русский корабельный инженер В.И.Юркевич. Для больших кораблей «обводы Юркевича» были впервые применены на французском трансатлантическом лайнере «Normandie» и на линкорах типа «Dunkerque»). На «тридцатках-бис» интересно отметить возвращение к «штанам» гребных валов, впервые в отечественном кораблестроении примененным для достижении максимальной скорости хода на лидере проекта 1. Использование такой формы выкружек гребных валов в проекте 30бис, как и в довоенном проекте 30, вероятно, объяснялось желанием использовать не только благоприятное влияние «штанов» на обтекание кормовой оконечности, но и их стабилизирующий эффект при бортовой и килевой качке. В таком случае вполне объяснимо отсутствие в обоих проектах боковых килей, появившихся на перегруженных кораблях более ранней постройки уже в процессе эксплуатации.
Изменилась на эсминце проекта 30бис конструкция носовой надстройки. Она получила площадку на первом ярусе для дополнительного 37-мм автомата, а закрытый ходовой мостик, признанный по опыту войны весьма неудобным для управления кораблем при отражении атак воздушного противника, уступил место открытому. Защиту от ветра предполагалось осуществлять способом, подмеченным на немецких кораблях — при помощи специального ветроотбойного козырька, создающего восходящий поток воздуха, который экранирует находящихся на мостике от встречного воздушного потока. Фок-мачта, на которой должны были монтироваться антенны РЛС, стала трехногой, появилась и такая же грот-мачта. Вместо трехтрубных торпедных аппаратов 1-Н, устанавливавшихся на эсминцах проекта 30К, корабль получил созданные специально для «тридцатки-бис» пятитрубные аппараты ПТА-53-30бис.
Корпус сохранил традиционную для большинства представителей класса эсминцев полубачную архитектуру. Семнадцать главных поперечных переборок (доходящих до верхней палубы) делили корпус на 18 водонепроницаемых отсеков. Непотопляемость обеспечивалась при затоплении любых двух смежных отсеков. Корабль имел палубу полубака, оканчивавшуюся на 78 шпангоуте, непрерывную верхнюю палубу, нижнюю палубу и платформу в носовой и кормовой оконечностях и двойное дно на протяжении машинных и котельных отделений. Все соединения поясьев наружной обшивки, полотнищ переборок и настилов палуб, элементов набора выполнялись сварными, за исключением клепаного соединения верхней палубы с бортом, обделочных угольников надстройки и съемных конструкций накладных листов. Сохранение клепки для наиболее напряженных частей корпуса являлось разумной предосторожностью, основанной на чужом опыте: американцы, получив первые результаты эксплуатации цельносварных корпусов эсминцев типа «Benson», ввели в конструкцию сварного корпуса кораблей типа «Fletcher» клепаные соединения пазов и стыков наружной обшивки в районе миделя.

Spoiler

Изображение
Расположение механической установки по эшелонной схеме не изменилось по сравнению с проектом 30 (в 1940 году ее «непреложность» была подвергнута сомнению — НТК ВМФ рекомендовал проектным организациям изучить компоновку механических установок немецких эсминцев, где применялось линейное расположение с промежуточным отсеком между машинными и котельными отделениями. Одним из преимуществ такой схемы является меньшая длина валопровода носовой машины). ГТЗА «ТВ-6» максимальной длительной мощностью 30 тысяч л.с., проектировавшиеся под руководством Главного конструктора Л.А.Шубенко-Шубина, изготавливались ленинградским Кировским заводом. И турбины, и редукторная передача принципиально ничем не отличались от использовавшихся на кораблях проектов 7 и 7-У. Главные паровые котлы «КВ-30», представляли собой усовершенствованные довоенные котлы типа «7-У-бис». Вырабатываемый ими пар на входе в турбину имел давление 27 кг/см2 и температуру 350—370 градусов. Проектировались корабельные парогенераторы в Специальном конструкторском бюро котлостроения (СКБК) Балтийского завода коллективом под руководством Г.А.Гасанова, П.Д.Дегтярева и И.Д.Белоусова, изготавливались они там же — на Балтийском заводе. Пар для бытовых нужд вырабатывался вспомогательным котлом типа «КВС». На новых эсминцах устанавливались унифицированные корабельные турбовентиляторы «ТВК-У» повышенной производительности (22000 м3/час), разработанные Невским машиностроительным заводом имени Ленина и опробованные на кораблях проекта 30К. Эти турбовентиляторы обладали высоким уровнем шума — свыше 120 дБ в машинном отделении. Электроэнергетическая установка корабля выполнялась на, постоянном токе. Она состояла из двух турбогенераторов мощностью по 150 кВт, двух дизель-генераторов по 75 кВт и 25-киловаттного стояночного дизель-генератора. Энерговооруженность зарубежных эсминцев, электроэнергетические установки которых вырабатывали переменный ток, была значительно более высокой: на немецких кораблях типа 1936-А — 550 кВт, на американских типа «Fletcher» — 680 кВт. Переход на переменный ток, предлагавшийся еще в 1934 году в проекте экспериментального эсминца и впервые реализованный в нашей стране на «Страшном» проекта 7-УЭ уже после окончания войны, был осуществлен на серийных кораблях проекта 56 лишь в середине пятидесятых. Корабельные устройства и системы по сравнению с проектом 30К практически не изменились. Сохранилась принятая еще для «семерок» общая компоновка шлюпочного и якорного устройств. Облегченное якорное устройство с палубными полуклюзами, заимствованное из итальянской морской практики тридцатых годов, потеряло свои преимущества, так как по требованиям командиров кораблей масса становых якорей была значительно увеличена — до 2250 кг. Наличие же на палубе полубака выступающих за габариты корпуса элементов устройства способствовало брызгообразованию при ходе на волнении. Корабельные плавсредства состояли из одного моторного командирского катера «М-3», одного десятивесельного моторного рабочего катера и одного шестивесельного яла. Позднее эсминцы укомплектовали жесткими спасательными плотиками, устанавливавшимися на втором котельном кожухе. В нашем флоте эти спасательные средства впервые появились на лидере «Ташкент», их наличие было отмечено и на всех немецких эсминцах. Удивительно, но факт: при испытаниях головного корабля проекта 30бис выявилась совершенно неудовлетворительная мореходность командирского катера «М-3» (повторилась история с катером «семерок»).
Система водяного пожаротушения «тридцаток-бис», сохраненная без принципиальных изменений по сравнению с «тридцатками», конструктивно, по оценке специалистов, была выполнена «даже хуже, чем на старых кораблях».
Жилые помещения для 286 членов команды располагались на корабле традиционно. Каюты офицеров находились на верхней палубе под полубаком и в носовой надстройке, где также была оборудована офицерская кают-компания. Помещения старшин размещались в отдельном отсеке в корме на нижней палубе, там же имелась кают-компания старшинского состава. Семь отдельных кубриков команды — четыре в носовой и три в кормовой части корабля — находились на нижней палубе.


Изображение

Анализируя проектные решения, можно обнаружить целый ряд примеров, иллюстрирующих ориентацию советских кораблестроителей на использование опыта германского кораблестроения в некоторых разделах проекта 30бис. Заимствования эти сыграли как положительную роль — например, газовая система пожаротушения, впервые увиденная нами еще до войны на эсминцах проекта 1936-А, так и отрицательную. Последнее можно с определенностью сказать о съемных трехъярусных койках в кубриках команды. Немецкие моряки при стоянке эсминцев в базе жили в береговых казармах, поэтому суровая практичность оборудования помещений команды на корабле для них являлась нормой. Традиции нашего флота: «корабль — дом». Об этом проектанты, видимо, позабыли, отведя матросу всего 1,25 кв. м площади кубрика. Учитывая техническую политику копирования лучших образцов военной техники Германии, проводившуюся в первые послевоенные годы по прямому указанию Сталина, заимствование технических решений следует признать закономерным. Ссылка на немецкие эсминцы, не имевшие универсальных орудий главного калибра, могла стать в спорах НКСП и НКВМФ аргументом в пользу сохранения неуниверсальных артустановок Б-2ЛМ на «тридцатках-бис». Однако более реальная основа упорства «промышленников» — подготовленность производственной базы для массового выпуска освоенных еще до войны артустановок и ПУС, объективно уже давно устаревших и не отвечавших требованиям времени. А ведь на Научно-исследовательском морском артиллерийском полигоне с 1946 года уже испытывался опытный образец универсальной 130-мм башенной установки БЛ-109, на которую флот возлагал большие надежды. Воспитанные сталинскими методами руководители промышленности прекрасно понимали, что в случае невыполнения гигантской послевоенной кораблестроительной программы полетят их головы. Поэтому серийные эсминцы могли получить только «проверенную», освоенную заводами технику: турбины, котлы, артиллерию, приборы. Никаких экспериментов — ставки слишком высоки! Было только одно исключение — новая сталь, но тут уж ничего не попишешь: без широкого применения современных методов сварки запланированные темпы постройки недостижимы, а без новой стали проблематично добиться качества корпусных работ.
В целом же эскадренные миноносцы проекта 30бис, как единственный тип боевого надводного корабля крупносерийной постройки, основные проектные решения которого вырабатывались до начала Второй мировой войны, вполне справедливо будет сопоставить с американским эсминцем типа «Fletcher». Он современен «тридцатке-бис» по философии проекта и сравним по массовости постройки. Но при этом не следует забывать, что вступление в строй эсминца «Fletcher» и головного корабля проекта 30бис разделяют семь с половиной лет, из которых три года пришлись на войну.


Изображение


ТТХ


Водоизмещение:
стандартное: 2325
полное: 3075
Размер:
длина наибольшая / по КВЛ: 120,5/116,0
ширина наибольшая / по КВЛ: 12,0/11,8
осадка средняя: 3,9м
Скорость хода:
полного: 36,6уз
экономического: 14,4уз
Дальность плавания:  2900 (14,4) миль/узл
Тип ГЭУ, мощность: КТУ, 60 000лс
Экипаж: 286 чел
Вооружение:
артиллерийское
главный калибр:  2x2 -130/50
зенитная артиллерия:1x2 - 85/52
зенитные автоматы: 7x1 - 37/63
торпедное: 2x5 533-мм ТА
минное, ед. :  52 КБ-КРАБ или 60-М-26
бомбометы/бомбосбрасыватели: 2/2
радиолокационное
РЛС обнаружения ВЦ:  1 «Гюйс-1М4», «Риф-1»
РЛС наведения орудий ГК :  1 «Редан-2»
РЛС наведения зенитных орудий: 1 «Вымпел-2»
РЛС навигационная: 1 «Рым-1»


Источники

Спасибо за прочтение!

Изображение

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
755 публикаций
315 боёв

Давно не читал кубрик и как типичный пользователь: Очень интересно и познавательно держи +.

Вопрос: Что такое КВЛ?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
686 публикаций
34 боя

интересно будут ли они в игре и на каком уровне ?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
221
choock
2 124 публикации

Если не ошибаюсь, то эсминцу этого же проекта "Величавый" Тихоокеанского Флота в свое время дали прозвище "Санта Мария"... но это уже другая история, правда скорее байка))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
260
[LJ] Aunt_Tom
Альфа-тестер, Коллекционер
2 021 публикация
4 650 боёв

Вот и до зобисов добрались

 

Топикстатер, ну вот зачем эта стена текста без разрывов? Мне иногда кажется, что вы сами это не читаете в процессе написания. Вот кому на форуме интересен этот турбокальян -- "унифицированные корабельные турбовентиляторы «ТВК-У» повышенной производительности"?

 

Честное слово, про 30-бис можно рассказать в два абзаца, и при том текст будет интересным. И при этом самую главную особенность серии вы выплеснули, потому что историю создания башни Б-2ЛМ скопипастили с середины

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
639 публикаций

плюсы кончились((( а миноносец симпотишный!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник, Бета-тестер, Репортер
1 080 публикаций
905 боёв

Просмотр сообщенияkenni_ghost (16 Сен 2013 - 19:03) писал:

Давно не читал кубрик и как типичный пользователь: Очень интересно и познавательно держи +.
Вопрос: Что такое КВЛ?
Конструкционная ватерлиния. Ваш кэп  :glasses:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
223 публикации
189 боёв

Просмотр сообщенияAunt_Tom (16 Сен 2013 - 20:12) писал:

Вот и до зобисов добрались
Топикстатер, ну вот зачем эта стена текста без разрывов? Мне иногда кажется, что вы сами это не читаете в процессе написания. Вот кому на форуме интересен этот турбокальян -- "унифицированные корабельные турбовентиляторы «ТВК-У» повышенной производительности"?
Честное слово, про 30-бис можно рассказать в два абзаца, и при том текст будет интересным. И при этом самую главную особенность серии вы выплеснули, потому что историю создания башни Б-2ЛМ скопипастили с середины
Может мне под каждого подстраиваться? То говорили, что разрывы не надо, то надо, то не надо... Оставил на не надо.
Я читаю, что кидаю на форум.
Что мешало рассказать? Рассказали бы в два абзаца и интересно.
Неинтересно - не читайте. Я никого не заставлю читать.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
872 публикации
329 боёв

В дополнении темы.

Изображение

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
755 публикаций
315 боёв

Просмотр сообщенияRJ_Shantaram (16 Сен 2013 - 21:08) писал:

Конструкционная ватерлиния. Ваш кэп  :glasses:
Спасибо за расшифровку.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Коллекционер
1 683 публикации

Цитата

И при этом самую главную особенность серии вы выплеснули, потому что историю создания башни Б-2ЛМ скопипастили с середины

А что там с башней?)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
260
[LJ] Aunt_Tom
Альфа-тестер, Коллекционер
2 021 публикация
4 650 боёв

Просмотр сообщенияTetrahord2 (18 Сен 2013 - 15:33) писал:

А что там с башней?)
Неуниверсальность, разумеется.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
3
[BMC] _Andru
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
263 публикации
7 956 боёв

Просмотр сообщенияRJ_Shantaram (16 Сен 2013 - 21:08) писал:

Конструкционная ватерлиния. Ваш кэп  :glasses:
СПАСИБО -разъяснил :amazed: НЕТ-правда спс))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
69 публикаций
11 боёв

спасибо, хорошая тема. В частности горжусь "Ташкентом" - дед воевал на нем.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
260
[LJ] Aunt_Tom
Альфа-тестер, Коллекционер
2 021 публикация
4 650 боёв

Просмотр сообщенияUAHitman (17 Ноя 2013 - 12:43) писал:

спасибо, хорошая тема. В частности горжусь "Ташкентом" - дед воевал на нем.
А какое отношение "Ташкент" имеет к 30-бисам?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×