Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Funny_A

Начало Фолклендского Конфликта.(Часть 2)

В этой теме 25 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Альфа-тестер
370 публикаций
371 бой

Да ладно. Типа, на одного островитянина, страсть ка желающего присоединиться к Аргентине, приходится 99 злодейских вахтовиков? Сами в такое верите? Всё гораздо прозаичнее. Если бы сейчас на Аляске замутили референдум на тему "А не присоединиться ли нам обратно к России?" - можете не сомневаться, результат был бы точно таким-же. И вовсе не из-за вахтовиков.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
175 публикаций
528 боёв

Просмотр сообщенияWZander (08 Сен 2013 - 16:08) писал:

Да ладно. Типа, на одного островитянина, страсть ка желающего присоединиться к Аргентине, приходится 99 злодейских вахтовиков? Сами в такое верите? Всё гораздо прозаичнее. Если бы сейчас на Аляске замутили референдум на тему "А не присоединиться ли нам обратно к России?" - можете не сомневаться, результат был бы точно таким-же. И вовсе не из-за вахтовиков.
Я уже это сказал там же,про преимущества.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
370 публикаций
371 бой

По поводу самой статьи несколько замечаний.

 

"согласно западной прессе другим источником развединформации были советские спутники "Космос-1345" и "Космос-1346", запущенные 31 марта 1982 года, и данные с которых, якобы предавались аргентинскому командованию через Кубу)."

Это подтверждённая информация, дело обстояло именно так. Единственное уточнение - развединформацию аргентинцам начали передавать тольк после того, как британская эскадра отправилась отвоёвывать Фолкленды. Собственно, реакция советской стороны и сотрудничество (как реальное так и предполагавшееся) с аргентинской, сама по себе, очень интересная тема, надеюсь, раз вы взялись писать об этом конфликте, не обойдёте её стороной.

 

Потери сторон - прямо сейчас не готов оспорить приведённые вами цифры (надо копать), но но для аргентинцев они выглядят излишне оптимистично. Из какого источника вы их почерпнули?

 

На счёт элегантности всей операции - спорно. Создать численное превосходство, достаточное для того, чтобы гарантировано задавить малочисленный гарнизон на уединённом ТВД - естественный и нормальный ход. Восторгаться тем, что даже в таких тепличных условиях сумели не обделаться - это уж совсем на уровень папуасов опускать аргентинцев.

 

И - большая ложка дёгтя. Вы совершено не упомянули о довоенном планировании операции и о том, почему она началась именно в указанные сроки. А ведь это принципиально важный момент, оказавший решающее влияние на дальнейший ход всей кампании (и её исход).

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
175 публикаций
528 боёв

Просмотр сообщенияWZander (08 Сен 2013 - 18:29) писал:

По поводу самой статьи несколько замечаний.

"согласно западной прессе другим источником развединформации были советские спутники "Космос-1345" и "Космос-1346", запущенные 31 марта 1982 года, и данные с которых, якобы предавались аргентинскому командованию через Кубу)."
Это подтверждённая информация, дело обстояло именно так. Единственное уточнение - развединформацию аргентинцам начали передавать тольк после того, как британская эскадра отправилась отвоёвывать Фолкленды. Собственно, реакция советской стороны и сотрудничество (как реальное так и предполагавшееся) с аргентинской, сама по себе, очень интересная тема, надеюсь, раз вы взялись писать об этом конфликте, не обойдёте её стороной.

Потери сторон - прямо сейчас не готов оспорить приведённые вами цифры (надо копать), но но для аргентинцев они выглядят излишне оптимистично. Из какого источника вы их почерпнули?

На счёт элегантности всей операции - спорно. Создать численное превосходство, достаточное для того, чтобы гарантировано задавить малочисленный гарнизон на уединённом ТВД - естественный и нормальный ход. Восторгаться тем, что даже в таких тепличных условиях сумели не обделаться - это уж совсем на уровень папуасов опускать аргентинцев.

И - большая ложка дёгтя. Вы совершено не упомянули о довоенном планировании операции и о том, почему она началась именно в указанные сроки. А ведь это принципиально важный момент, оказавший решающее влияние на дальнейший ход всей кампании (и её исход).
Пожалуйста:


15 декабря 1981 г. командующий морскими операциями ВМС вице-адмирал X . Ломбардо получил приказ от командующего ВМС Аргентины адмирала X. Анайя приступить к планированию операции по освобождению Фолклендских островов. Эта задача не была новой для аргинтинского военного руководства. Проведение десанта по захвату островов нередко отрабатывалось в ходе учений вооруженных сил. Идея возвращения архипелага силой легла в основу нескольких оперативных планов, разработанных в обьединенном штабе. Высадка на расположенные относительно недалеко от материка острова, гарнизон которых которых не превышал сотню британских морских пехотинцев, не представляла какой-то сверхзадачи для аргентинского флота и армии. Над планом предстоящей операции работали с соблюием режима строгой секретности. Для предотвращения утечки информации к разработке документов были привлечены только старшие морские офицеры в звании не ниже адмиральского. Планирование предполагалось закончить не позднее августа 1982г. 25 декабря 1981 г. адмирал Анайя отправил Ломбардо директиву, в которой поставил задачу детально проработать вопросы тылового и технического обеспечения планируемой операции. Командующий ВМС потребовал, что бы все необходимые мероприятия этого характера были выполнены не позднее 1 июня 1982 г.
В конце декабря вице-адмирал Ломбардо доложил адмиралу Анайи о ходе планирования. Ознакомившись с вариантом плана морской операции, командующий одобрил его и приказал в самое ближайшее время подготовить документ для рассмотрения членами Хунты.
После этой встречи к работе над планом подключили командующего морской авиацией, командующего флотом контр-адмирала Г. Алльяра и командующего морской пехотой К. Буссера. 7 января Буссера приказал начальнику разведки морской пехоты собрать максимально возможное количество разведданных о ситуации на архипелаге. 4 января 1982 г. состоялось совещание членов военной Хунты, в ходе которого был проанализирован переговорный процесс между Аргентиной и Великобританией, посвященный фолклендской теме. С 1967 г. тон переговоров значительно изменился. Последние двухсторонние консультации показали ужесточение позиции Великобритании, возрастание влияния местного населения на переговорах, возможность увеличения английского военного присутствия на островах и, наконец, активизацию «фолклендского» лобби в британском парламенте. В результате военное руководство Аргентины окончательно склонилось к необходимости проведения агрессивной дипломатической акции в целях активизации переговорного процесса. Было принято решение изучить возможности проведения военной операции на островах как действенной альтернативы лондонской политике замораживания диалога.
12 января Хунта создала специальную рабочую группу планирования, задачей которой было проанализировать возможность использования вооруженных сил для разрешения фолклендской проблемы с учетом политических и военных аспектов, которые определяли возможные варианты действий. В состав этой группы вошли дивизионный генерал О. Гарсиа, вице-адмирал X. Ломбардо и бригадный генерал С. Плесси.
Члены рабочей группы планирования приступили к разработке документов в конце января, причем так и не получив исчерпывающей информации о политических целях правительства. В результате их работы появилась стратегическая военная директива DENAC 1/82. Документ члены Хунты рассматривали и утвердили в течение февраля не на пленарном заседании, а индивидуально заслушивая каждый своего представителя. После утверждения DENAK 1/82 рабочая группа приступила к разработке схематического плана кампании с целью ориентировать планирование нижестоящих органов управления. План предусматривал занятие островов значиными силами в день «Д» в результате бескровной операции, установление военной администрации и последующий вывод сил, за исключением ограниченного военного гарнизона для поддержки губернатора. Операцию, получившую кодовое наименование «Росарио», планировалось выполнить за пять суток.
2 февраля 1982 г. о предстоящем десанте был поставлен в известность командир 2-го батальона морской пехоты, план операции начали доводить до исполнителей. 8 февраля вице-адмирал X. Ломбардо признал целесообразным разделить операцию «Росарио» на несколько этапов.
В первую очередь планировался морской десант в район Порт Стенли, целью которого было нейтрализовать гарнизон и установить контроль над административными зданиями архипелага. После захвата столичного аэропорта начиналась следующая фаза, на острова по воздуху предлагалось перебросить армейские подразделения, войска берегой обороны и военно-воздушные части для организации, дальнейшей обороны. В целях детальной проработки плана морской фазы предстоящей операции 15 февраля к планированию подключили Главный штаб военно-морских сил. Сухопутную составляющую операции начали планировать 16 февраля, рабочий вариант плана разрабатывали генерал Гарсиа и контр-адмирал Буссер. 19 февраля командующий 5-м армейским корпусом назначили командующим Театром Операций «Мальвинские острова». Сразу же после (захвата островов генерал Гарсиа должен был организовать оборону архипелага и обеспечить взаимодействие всех родов войск для решения этой задачи. Между тем, 26 февраля 1982 г. в ходе новых консультаций межправительственной двухсторонней комиссии по  мирному урегулированию территориального спора выяснилось, что в Лондоне даже не рассматривали аргентинские предложения  от 27 января. По сути, аргентинцам стало ясно,что британская сторона не намерена всерьез решать кризисную ситуацию, а переговоры использует для затягивания времени.
Сразу же после этого переговоры были прерваны, при этом британская делегация не захотела даже обсуждать дату проведения следующего раунда переговоров. С этого момента аргентинское руководство осознало, что мирное решение территориального спора бесперспективно, время стало работать на войну. 2 марта 1982 г. аргентинский МИД передал Лондону официальную ноту о ситуации, сложившейся после фактического провала переговоров. В ней, в частности, говорилось: «На протяжении более чем 15 лет Аргентина терпеливо и с
надеждой на лучшее вела переговоры с Великобританией, выполняя этим резолюцию ООН о преодолении территориального спора относительно принадлежности островов. Новые предложения предлагали создать эффективную систему быстрого решения спора, фактический отказ Великобритании от аргентинских предложений 27 января трактуется в Буэнос-Айресе как нежелание официального Лондона решать спорные вопросы путем переговоров. При этом правительство Аргентины считает, что подобная позиция Великобритании рано или поздно станет причиной открытой конфронтации между двумя государствами». Постепенно планирование силового решения вопроса вступило в завершающую фазу. 16 марта состоялось совещание военных руководителей страны. После заслушивания членов рабочей группы был принят принципиальный план операции Кроме некоторых незначительных поправок, было принято решение и об изменении кодового названия операции, теперь ее стали называть «Асуль». Отмечалось, что главным условием достижения успеха в предстоящей кампании должны стать стратегическая внезапность и обеспечение тесного взаимодействия всех видов вооруженных сил. Исходя из политических соображений, присутствующие согласились с необходимостью минимизировать возможные потери британского гарнизона.
В окончательном варианте плана операцию разделили на четыре фазы. Прежде всего, предполагалось скрытно, под  покровом ночи, доставить на острова подразделения специального назначения, которые должны были обеспечить высадку основной части морского десанта, а также захватить маяки и взять под контроль аэродром в Порт-Стенли. Вторая фаза предусматривала захват силами штурмовых групп Казармы британского гарнизона, расположенной в окрестное тях города. Одновременно с этим планировалось начать высадку в порту основных сил десанта, включая бронетехнику. Во время третьей фазы операции спецназу ставилась задача захватить резиденцию губернатора Фолклендов и арестовать колониальную администрацию. Параллельно с ним части морской пехоты должны были установить контроль над всем городом и обеспечить прибытие на аэродром транспортных самолетов с армейскими подразделениями. Четвертая фаза операции — это сворачивание боевых частей и подготовка к их эвакуации с островов. Рабочая группа вице-адмирала Ломбардо пришла к заключению, что подготовку к проведению операции можно закончить к 15 мая 1982 г., а срок приведения в полную боевую готовность привлекаемых к участию в кампании частей отодвигался на 30 мая. Почти вся первая половина марта прошла в напряженной подготовке частей и согласованию деталей проведения операции. При этом начали всплывать многочисленные нестыковки плана. К примеру, выяснилось, что сухопутные силы смогут приступить к подготовке недавно призванных новобранцев не ранее 15 мая, а 2 батальон морской пехоты, которому, согласно плану, отводилась роль ядра морского десанта, способен начать подготовку к операции только в первой половине апреля.
Командование военно-воздушных сил заявило, что по метеорологическим условиям оптимальным сроком начала операции будет август—сентябрь. 16 марта аргентинское руководство приняло окончательное решение о переносе сроков проведения операции "Асуль". Командование группы «Альфа» получило приказ начальника главного штаба ВМС контр-адмирала Отеро оставаться на борту ледокола «Байа Параизо» в гавани Ушуайа, сохраняя при этом полную боевую готовность. В этот же день начальник главного объединенного штаба предоставил на рассмотрение Хунты план мероприятий по улучшению подготовки сил для приведения их в полную готовность к операции «Асуль». Этого уровня вооруженные силы Аргентины должны были достичь не позднее, чем в IV квартале 1982 г. Однако стремительное изменение политической обстановки привело к тому, что Аргентине пришлось вступить в войну с Великобританией уже через две недели после утверждения плана генерала Бакеро. Событие, которое привело к форсированию силового варианта выхода из сложившейся ситуации, произошло на Южной Георгии. Расположенная на 54°ю.ш. и Зб°з.д. и вытянутая с северо-запада на юго-восток Южная Георгия имеет площадь 4144 км2. Большая часть острова гориста и покрыта вековым слоем льда. Вдоль его средней части простирается горный
хребет Аллардайс с наивысшей точкой — пиком Пэджит, высотою 2934 метра. Берега острова сильно изрезаны, обрывисты и состоят в основном из песчаника и гравия темно-серого цвета Линия снегов держится на отметке 450 м., летом прибрежные холмы освобождаются от снега и местами зарастают невысокой травой и мхом. Под действием постоянных ветров на острове скопилось огромное количество спрессованного снега. Воды, омывающие Южную Георгию, почти всегда покрыты льдом, а дрейфующие из Антарктиды айсберги создают большую опасность для местного судоходства.
Несмотря на это с 1904 по 1965 гг. на острове процветал китобойный промысел. В 1902 г. Великобритания объявила Южную Георгию и Южные Сандвичевы острова своими колониями, управление которыми было возложено на губернатора Фолклендов. Английское присутствие на островах ограничивалось персоналом расположенной здесь Британской Антарктической Службы. Административным центром Южной Георгии служил бывший поселок китобоев Грютвикен, где находилось несколько зданий научной станции. Кроме того, люди жили еще в трех населенных пунктах — в поселках Лейт, Хусвик и Стромнесс. Заброшенное имущество пришедших в упадок китобойных факторий представляло интерес для торговцев металлоломом. В сентябре 1979 г. переговоры по его приобретению начались между аргентинским предпринимателем С. Давидоффом и шотландской фирмой «Кристиан Салвенсен». Несмотря на взаимовыгодные условия сделки, переговоры затянулись на два года: не обошлось без вмешательства политических и бюрократических мотивов. Любая активность аргентинцев на спорных территориях воспринималась Лондоном как вызов национальным интересам. В конце концов, здравый смысл победил, и осенью 1981 г. контракт подписали, металлолом был продан за $200 тыс. Подыскивая корабль для осуществления своих планов, Давидофф обратился к командованию Королевских ВМС с предложением сдать ему в аренду судно ледовой разведки "Эндьюранс", но получил отказ. На согласование в посольстве Великобритании в Буэнос-Айресе условий посещения Южной Георгии у аргентинского бизнесмена ушел целый месяц, и только 20 декабря он сошел с борта ледокола ВМС Аргентины «Адмирал Иризар» в поселке Лейт. Выполнив инвентаризацию имущества и оценив объем предстоящих работ, аргентинцы покинули остров. Согласно существовавшим на то время договоренностям о посещении гражданами Аргентины спорных территорий, Давидофф был обязан перед высадкой зарегистрироваться у начальника БАС в Грютвикене. К сожалению, он этого не сделал.
6 января 1982 г. посол Великобритании передал в МИД Аргентины ноту протеста о нарушении норм посещения островов и недопустимости захода в территориальные воды Южной Георгии аргентинских военных судов. Последующие бюрократические проволочки привели только к обострению ситуации. Не дождавшись разрешения на повторное посещение острова, Давидофф вместе с 41 рабочим отплыл из Буэнос-Айреса на транспорте ВМС «Байа Буен Сусесо».
18 марта 1982 г. аргентинцы сошли на берег и принялись разгружать привезенное с собой оборудование. В поселке Лейт был разбит временный лагерь, над которым они подняли флаг своей страны. Утром 19 марта присутствующиеие на острове посторонних заметили члены экспедиции БАС (Британской антарктической службы). В этот же день британский посол обратился к правительству Аргентины, заявив протест по поводу незаконной, по мнению Лондона, высадки в Лейте военных и гражданских лиц. Он охарактеризовал случившееся как серьезный инцидент с непредсказуемыми последствиями и потребовал немедленного удаления аргентинцев с острова, в противном случае пообещал, что его правительство примет адекватные меры. Позиция британских властей вызвала удивление внешнеполитического ведомства Аргентины. МИД в своем ответе уведомил посла, что на Южной Георгии нет аргентинских военных, а присутствие в Лейте гражданского персонала носит исключительно коммерческий характер, заранее оговоренный в соответствующих инстанциях. 20 марта 1982 г.
администрация БАС потребовала от Давидоффа убрать аргентинский флаг, свернуть лагерь и вернуться на корабль, где ожидать дальнейших указаний. Скандал начал бурно обсуждаться в средствах массовой информации, тон выступлений с обеих сторон принял ярко выраженный националистический характер. Не желая дальнейшей эскалации конфликта, аргентинцы убрали флаг, но отказались покинуть остров. Это вынудило англичан сделать следующий шаг. Вспомогательное судно королевских ВМС «Эндьюранс» со взводом морской пехоты на борту 21 марта, в 8 часов утра, покинуло Порт-Стенли и взяло курс на Южную Георгию.
Заданием лейтенанта К. Милза, под командованием которого находилось 22 бойца, было обеспечить британское военное присутствие на острове, а в случае приказа — силой выдворить оттуда аргентинцев. В этот же день, закончив разгрузочные работы, из Лейта в Ушуайю ушел транспорт «Байа Буэн Сусесо». Известие о маршруте движения и целях «Эндьюранса» поставило аргентинское руководство перед непростым выбором способа защиты интересов своих граждан и интересов национальной безопасности. Внутриполитическая обстановка, сложившаяся в стране, не позволила правительству проявить слабость.  23 марта 1982 г. кораблю ВМС Аргентины «Байа Параизо», находившемуся на научной арктической станции «Оркада» на Оркнейских островах и имевшему на борту группу специального назначения «Альфа», поручили следовать в воды Южной Георгии. Командиру корабля было приказано прибыть в Лейт 25 марта не позднее 00 часов 15 минут, высадить на берег спецназовцев и обеспечить защиту аргентинских рабочих. Военно-морское командование Аргентины для перехвата «Эндьюранса» приняло решение развернуть на пути его следования корабельную патрульную группу. Эсминцы «Друммонд» и «Грэнвилль» 23 марта в 19 часов 15 минут вышли из военно-морской базы в Пуэрто-Бельграно для того, чтобы 25 марта в 24 часа в районе между Южной Георгией и
Фолклендами начать поиск английского корабля.
24 марта 1982 г. британский посол передал в МИД Аргентины очередную ноту. Лондон требовал немедленно удалить из района Южной Георгии транспорт «Байа Буэн Сусесо» или любой другой находящейся там аргентинский корабль, в противном случае правительство Маргарет Тэтчер оставляло за собой право применить силу. Заявление британской стороны было расценено аргентинским руководством как крайне агрессивное и ультимативное. К моменту вручения ноты «Байа Буэн Сусесо» покинул воды Лейта, но зато туда пришел «Байа Параизо». В 23 часа 40 минут 24 марта с ледокола, вставшего на якорь в бухте Стромнесс, на берег высадилось подразделение «Альфа». Несколько ранее в гавань Грютвикена прибыл «Эндьюранс», в свою очередь доставивший на остров британский контингент. Наблюдая утром следующего дня с прибрежных высот за действиями аргентинских военнослужащих, лейтенант Миллз понял, что его миссия запоздала, выполнение приказа означало открытое столкновение с вооруженным противником. 25 марта британская разведка получила достоверную информацию о подготовке Буэнос-Айресом силовой акции в Южной Атлантике. Для предупреждения возможного  захвата островов к Фолклендам 26 марта 1982 г. был отправлен корабль «Форт Остин», а 29 марта туда же направлена атомная подводная лодка « Спэртан ». За день до этого с целью усилить гарнизон Фолклендских островов из Монтевидео вышло вспомогательное судно ВМС Великобритании «Джон Бискоу», имея подразделение морской пехоты на борту.
Из Пунта-Аренас с той же целью к архипелагу направился «Брендсфилд». В своем отношении к событиям в Лейте Аргентина не сразу заняла твердую позицию, считая инцидент малозначимым. Лондон же, напротив, придал этому происшествию преувеличенное значение и вынес обсуждение ответных мер в парламент и в средства массовой информации. Реакция Великобритании на инцидент на Южной Георгии в свою очередь подтолкнула военную Хунту к переносу начала проведения операции на более ранний срок. Британский парламент, ссылаясь на мнение жителей островов, склонялся к окончательному замораживанию переговорного процесса. В район островов была отправлена дополнительная военная сила. С 23 марта 1982 г. Аргентина изменила свою позицию на более твердую и агрессивную, приняв решение использовать возникшую ситуацию как предлог для проведения операции «Асуль». Опасаясь уступить инициативу англичанам, аргентинское руководство приняло решение начать операцию «Асуль» 1 апреля. Действительно, в случае прибытия к архипелагу британских атомных подводных лодок шансы аргентинцев завоевать господство на море и успешно выполнить поставленную задачу значительно уменьшались, а риск потерь, наоборот, возрастал. Решение Хунта приняла около 23 часов 26 марта. Развертывание сил вторжения было произведено под прикрытием запланированных на конец марта совместных с Уругваем военно-морских учений. Аргентинский флот вышел со своих баз 28 марта. Для проведения десантной операции было сформировано 40-е оперативное соединение под командованием контр-адмирала Алльяра. Соединение включало в себя две тактические корабельные группы. На борту судов десантной группы, которая состояла из транспорта «Исла де Лос-Эстадос», танкодесантного корабля «Кабо Сан-Антонио» и ледокола «Адмирал Иризар», находились подразделения специального назначения, 2-й батальон морской пехоты с бронетехникой и тяжелым вооружением.
Командовал группой контр-адмирал Буссер. Непосредственное прикрытие высадки осуществляла корабельная группа поддержки, в которую вошли эсминцы УРО «Сантисимо Тринидад» и «Геркулес». На борту «Сантисимо Тринидад» находился командующий Театром Операций «Мальвинские острова» генерал Гарсиа. Кроме этого, в интересах 40-го ОС действовали фрегаты УРО «Друммонд» и «Грэнвилль», подводная лодка «Санта-Фе», на которой разместили подразделение боевых пловцов. 28 марта лодка уже находилась в районе Порт-Стенли. Было сформировано 20-е оперативное соединение под командованием капитана 1 ранга Саркона, в состав которого вошли авианосец «Бентисинко де Майо», эсминцы «Пьедра Буэна», «Сегуи», «Хиполито Боучар», «Коммодоро Пи» и танкер «Пунта-Меданос». Соединение маневрировало в стороне от архипелага, выполняя задачу дальнего прикрытия сил вторжения. Третий отряд аргентинских ВМС, 60-е оперативное соединение под командованием капитана 1 ранга С. Тромбета, взял курс на Южную Георгию. Группа состояла из фрегата УРО «Гуэррико» и антарктического научно-исследовательского судна «Байа Параизо». На кораблях находилось 60 человек десанта. Аргентинский флот был на полпути к цели, когда погода внесла свои коррективы в план операции. Корабли 40-го ОС попали в жестокий шторм, и это вынудило вице-адмирала Ломбардо, который руководил всей морской фазой операции, отложить начало десанта на сутки. 24-часовая задержка привела к потере внезапности. Британская разведка располагала информацией о местонахождении аргентинских кораблей уже 31 марта. О происходящем в Южной Атлантике стало известно премьер-министру и министру обороны Великобритании. Уже к вечеру этого же дня о предстоящем вторжении проинформировали губернатора Фолклендов Р. Ханта, который обратился по радио к жителям архипелага с предупреждением о возможном вторжении.
Основой гарнизона островов было подразделение морской пехоты ВМС Великобритании, численностью немногим более взвода, вооружение которого состояло из легкого стрелкового оружия, пулеметов и минометов. Личный состав подразделения 8901 нес службу по охране архипелага в течение года, после чего происходила ротация контингента. В 1982 г. смену планировали провести в конце марта, но обстановка вокруг островов не позволила сделать это. В результате в Порт-Стенли англичане имели два подразделения морской пехоты под командованием майоров Мутта и Нормана, общей численностью 67 человек. Майор Норман, как старший по возрасту, принял на себя командование. Помимо военных Норман мог рассчитывать на силы самообороны островов и 11 моряков с «Эндьюранса», но на приказ губернатора прибыть на место сбора из 120 человек ополчения явилось только 23, правда, нашлось еще несколько добровольцев. Всего на защиту административного центра острова удалось привлечь 102 человека. В 11 часов утра 1 апреля защитники Порт-Стенли собрались в гарнизонных казармах *** Брук, где майор Норман сообщил им план обороны. Его замысел заключался в попытке удержать ключевые точки на подступах к городу и помешать высадиться аргентинцам в гавани или в аэропорту.
По его приказу одно отделение с тяжелым пулеметом заняло оборону к югу от аэропорта, предварительно забаррикадировав взлетную полосу автомобильной техникой и выведя из строя сигнальные огни. Для контроля бухты Йорк к северу от аэропорта был выслан патруль, состоящий из двух морских пехотинцев на мотоциклах. Старую взлетно-посадочную полосу обороняли два отделения капралов Брауна и Эрмора. К западу от них находился лейтенант Траллоуп с восемью бойцами, вооруженными противотанковыми ракетами «Карл Густав» и переносными ЗРК. В одном километре севернее этой позиции окопалось 3 отделение. Еще одно, 6 отделение капрала Йорка заняло позиции в гавани. На гору Сэппер возле города выслали мотоциклиста, который по рации должен был докладывать Норману обо всех передвижениях аргентинцев. Катер береговой охраны "Форест" разместили на внешнем рейде порта, чтобы использовать его радар для раннего обнаружения приближающихся кораблей. На мысе Пембрук смотритель Бейкер выключилч огонь маяка. В самом городе были взяты под стражу около тридцати аргентинцев, в большинстве своем служащие аргентинской государственной нефтяной компании. Несмотря на принятые гарнизоном меры, первое аргентинское подразделение, которое высадилось на остров, осталось незамеченным. 1 апреля в 4 часа утра 12 боевых пловцов с аргентинской подводной лодки «Санта-Фе» достигли берега в бухте Йорк, где произвели разведку побережья и обозначили места для высадки главных сил.
Десантная фаза операции «Росарио» началась в девять, часов вечера этого же дня, когда эсминец «Сантисимо Тринидад» встал на якорь в 500 метрах от входного мыса бухты Порт-Харриет, южнее Порт-Стенли. В 21 час 30минут с эскадренного миноносца приступили к спуску двадцати одной десантной надувной лодки «Джемми», на борту которых находилось 92 бойца спецназа морской пехоты под командованием капитана 2 ранга Г. Сабаротса. На берегу боевые пловцы лейтенанта Швайдера готовы были принять первую волну десанта, ведомую капитан-лейтинантом П. Гиачино, когда погода снова вмешалась в планы аргентинцев. Внезапно изменившееся течение отнесло надувные лодки к северу, в район, насыщенный морскими водорослями. Попав в двигатели и намотавшись на винты, водоросли лишили «Джемми» хода. Понадобилось некоторое время, прежде чем десантники смогли возобновить движение. Первые лодки достигли берега через час, последние в 23 часа 30 минут. В ночь на 2 мая в 1 час 30 минут десантный отряд, разделившись на две части, направился к своим целям.
Волее многочисленная группа, ведомая капитаном 2 ранга Сабаротсом, двигалась к британским казармам в *** Брук. Задачей второй группы капитан-лейтенанта П. Гиачино было, сосредоточившись в районе горы Сэппер, атаковать резиденцию губернатора.
В это же время «Санта-Фе» всплыла около острова Кидин, 10 боевых пловцов покинули подлодку и на трех «Зодиаках» направились к востоку от бухты Йорк. На берегу они установили навигационное оборудование, необходимое для высадки тяжелой техники. Англичанам удалось обнаружить «Санта-Фе» с помощью радара «Форест», командир катера доложил о контакте в резиденцию губернатора майору Норманну. Группа Сабаротса, преодолев в пешем порядке 8 км., подошла к *** Брук в 5 часов 30 минут утра. Ночной марш по пересеченной незнакомой местности дался аргентинцам нелегко, командир передового охранения лейтенант Барди, оступившись, сломал ногу, и его пришлось оставить позади. В 5 часов 45 минут, открыв огонь из автоматов и гранатометов, спецназовцы пошли на штурм казармы. Однако вскоре атаку остановили: выяснилось, что противника нет, британцы не собирались оборонять *** Брук. После захвата пустых казарм Сабаротс повел своих людей на соединение с группой капитан-лейтенанта П. Гиачино. Шум, произведенный аргентинцами в *** Брук, демаскировал их, англичане убедились, что противник уже находится на острове. Майор Норман, осознав бесперспективность защиты удаленных объектов, приказал по радио всем подразделениям оставить позиции и прибыть к губернаторской резиденции. В 6 часов 15 минут Сабаротс сосредоточил свой отряд на небольшой возвышенности возле резиденции. Осмотрев местность через приборы ночного видения, аргентинцы приготовились к атаке. По плану штурмовая группа должна была, проникнув в здание через черный ход, обезоружить охрану губернатора и арестовать его. В час « Ч » — 6 часов 30 минут капитан-лейтенант Сабаротс во главе четырех человек, выломав входную дверь, ворвался в резиденцию.
Попав под огонь трех британских морских пехотинцев, Сабаротс был смертельно ранен. Еще один аргентинский офицер получил ранение в ногу. В это же время командир патрульного катера «Форест» и смотритель маяка на мысе Пембрук сообщили Норману, что они наблюдают аргентинские корабли, которые входят в бухту Порт-Вильям. Танкодесантный корабль «Кабо Сан-Лнтонио» в охранении эсминца УРО «Геркулес» и фрегата УРО «Друммонд» подошли к берегу в миле северо-восточнее бухты Йорк. В 6 часов 20 минут через открытую аппарель «Кабо Сан-Антонио» первые семь бронетранспортеров 2-го батальона морской пехоты направились к берегу. Командовал авангардом десанта капитан-лейтенант Сантилльенс. В 6 часов 30 минут бронетранспортеры достигли берега, не встретив никакого сопротивления. Вслед за ними движение начали остальные 14 бронетранспортеров, вместе с которыми на остров прибыл контр-адмирал Буссер. По его приказу группа морских пехотинцев выдвинулась на мыс Пембрук для захвата маяка. После сосредоточения на берегу всех сил десанта 2-й батальон морской пехоты был направлен в Порт-Стенли. Продвигаясь в направлении резиденции губернатора с востока, морские пехотинцы должны были взять под контроль аэропорт и обеспечить прием подкреплений, перебрасываемых по воздуху.
Когда аргентинская колонна миновала старую взлетно-посадочную полосу, ее атаковало подразделение лейтенанта Траллоупа. Выстрелом из ПТР «Карл Густав» англичане сожгли головной бронетранспортер, правда, никто из его экипажа не пострадал, аргентинцы покинули горящую боевую машину и залегли. Остановившаяся колонна, открыв огонь из башенных 12,5-миллиметровых пулеметов, прижала англичан к земле. Понимая, что позицию не удержать, лейтенант Траллоуп приказал своим людям отходить к резиденции. Взяв аэродром, аргентинцы вызвали из зоны высадки саперное подразделение, солдаты которого разблокировали взлетно-посадочную полосу. В 8 часов 30 минут на остров стали прибывать транспортные самолеты аргентинских ВВС «Геркулес С-130» с личным составом и техникой  25-го пехотного полка. До конца дня удалось перебросить по воздушному мосту 500 человек. Между тем, потеряв аэродром, англичане все еще удерживали порт силами подразделения капрала Йорка. Вскоре он доложил по радио майору Норману о трех входящих в гавань аргентинских кораблях, это было последнее сообщение, после которого связь прервалась. Обстреляв суда противника из ПТР «Карл Густав», англичане попали в войсковой транспорт «Исла де Лос-Эстадос». Оставшись без связи и понимая, что к резиденции не пробиться, капрал Йорк принял решение прорываться из порта. Его солдаты на моторной лодке «Джемми» сумели незаметно пересечь бухту Порт-Вильям и высадиться на ее северном берегу.
Последним очагом британского сопротивления оказалась резиденция губернатора. Упорство, с которым противник защищался, и его нежелание капитулировать заставило контр-адмирала Буссера испытать тревогу по поводу затягивания операции. По его приказу к резиденции с «Адмирал Иризар» вертолетами перебросили несколько минометных расчетов. Первые залпы 105-миллиметровых минометов убедили английских командиров начать переговоры. Опасаясь, что дальнейшее сопротивление приведет к многочисленным жертвам среди мирного населения, губернатор Хант отклонил предложение майора Нормана попытаться прорваться из города в горы для продолжения борьбы. Связавшись с генерал-майором Гарсиа, который с борта эсминца «Сантисимо Тринидад» руководил операцией, Хант попросил аргентинцев прекратить огонь.
Командующий Театром операций «Мальвинские острова» предложил контр-адмиралу Буссеру обсудить с британским губернатором условия перемирия. Встреча Буссера с англичанами состоялась около церкви Святого Мартина, откуда он и сопровождающие его офицеры отправились в резиденцию. У английских парламентеров не нашлось белого флага, вместо него использовали мусорные пакеты. После короткого обсуждения условий сдачи соглашение было подписано, и в 9 часов 30 минут британцы капитулировали. Под приветственные крики аргентинских солдат на штоке перед резиденцией был поднят аргентинский флаг. Хант, сдав губернаторские регалии, убыл на аэродром, откуда на аргентинском «Геркулесе С-130» отправился в  Монтевидео. Пленных британских морских пехотинцев и бойцов отряда самообороны разоружили, уложив на землю с руками за головой на спортивной площадке, где они и дождались отправки по воздуху в уругвайскую столицу. Последним английским подразделением, сложившим оружие, было отделение капрала Йорка. Три дня он и его люди бродили в северо-западной части острова, прежде чем сдались аргентинцам. На Южной Георгии обе противоборствующие стороны узнали о событиях в Порт-Стенли уже 2 апреля 1982 г. Нходящиеся в поселке Лейт аргентинцы на торжественном построении под звуки гимна подняли национальный флаг. Для них теперь Южная Георгия называлась Остров Сан-Педро.
Командир британских морских пехотинцев лейтенант Миллз, получив сообщение о высадке аргентинцев, принял меры по обороне Грютвикена. Учитывая неравенство сил,  английский офицер предполагал продержаться в поселке до наступления темноты, после чего отступить в северном направлении и действовать по обстановке. Британцы окозавшись на небольшом плато на окраине поселка, где наличие растительности позволяло замаскировать несколько окопов и огневых точек. Для затруднения высадки аргентинцев Миллз приказал заминировать подступы к портовым зданиям и установить самодельные заграждения на причалах. Кроме своих сил Миллз рассчитывал на помощь "Эндьюранса", командир которого Баркер после падения Порт-Стенли повернул к Южной Георгии. Соединение капитана 1 ранга Тромбеты должно было захватить Грютвикен 2 апреля, но и здесь погода вмешалась в планы аргентинского командования. Фрегат «Гуэррико», на борту которого находилось десантное подразделение, попав в жестокий шторм, не смог вовремя соединиться с «Байа Параизо», поэтому операцию пришлось перенести на сутки.
В 5 часов 3 апреля в Лейте состоялось рандеву кораблей, а в 7 часов 35 минут морские пехотинцы лейтенанта Луны были переведены на «Байа Параизо». На флагманском корабле состоялось совещание по поводу предстоящей высадки. Кроме капитана 1 ранга Тромбеты на нем присутствовали командир фрегата капитан 3 ранга Альфонсо, офицеры десанта и пилоты вертолетов. Уточнив обстановку и приняв во внимание возможное сопротивление противника, офицеры выработали план операции, по которому на берег аргентинцы высаживались тремя группами по 15 человек, с каждой группой предполагалось доставлять миномет. Командиру фрегата поставили задачу на огневое прикрытие десанта, наметили здания и объекты для артиллерийского обстрела. Поздним утром 3 апреля «Гуэррико» и «Байа Параизо» начали медленно втягиваться в бухту Камберленд. Хорошо зная о внезапных шквальных ветрах, столь частых в этих широтах, капитан 1 ранга Тромбета приказал усилить наблюдение за погодой. Сама бухта настолько плохо изучена, что плавание в этих водах до настоящего времени считается крайне опасным. Миновав скалистый мыс Сафо, аргентинцы вошли в восточную часть бухты Камберленд. Пройдя еще три мили на юго-запад, корабли бросили якоря на траверзе мыса Холл, в прямой видимости Грютвикена.
В ходе состоявшихся радиопереговоров между командующим 60-м оперативным соединением и начальником британской научной станции Мартином аргентинцы потребовали не оказывать им сопротивления и передать контроль над островом. Мартин отказался подчиниться требованию Тромбеты и сообщил, что он не допустит высадки десанта. Исходя из факта открытой агрессии, власть на острове взял на себя лейтенант Миллз.
В 9 часов 30 минут аргентинский «Алуэтт» совершил первый разведывательный полет над поселком и его окрестностями, впрочем, безрезультатно — пилоту не удалось выявить присутствия британских военных. В 11 часов 4 минут «Алуэтт» взлетел для повторной разведки и до конца операции непрерывно находился над Грютвикеном.
И 11 часов 40 минут началась переброска на берег по воздуху первой группы аргентинцев с «Байа Параизо», одновременно с этим «Гуэррико» подошел ближе к поселку для оказания десантникам, в случае необходимости, огневой поддержки. Высадившейся в порту разведгруппе англичане не оказали сопротивления, опасаясь выдать свое месторасложение. Немного позднее они сумели сбить вертолет противника, который при попытке доставить на остров подкренление неосторожно приблизился к их позициям. В результате падения вертолета двое солдат погибли, четверо были ранены.
Вскрыв позиции защитников острова, аргентинцы попытались атаковать их, но, попав под плотный огонь из автоматического оружия, рассредоточились и залегли. Натолкнувшись на столь упорное сопротивление, капитан 1 ранга Тромбета приказал командиру фрегата произвести несколько артиллерийских залпов по позициям британцев.
Маневрируя длязанятия огневой позиции, «Гуэррико» осторожно приблизился к берегу и был поврежден из противотанковой системы «Карл Густав». Получив несколько пробоин в надводной и подводной части корпуса, приведших к выходу из строя значительного числа технических средств, фрегат поспешно вышел из зоны действия оружия англичан.
К этому времени аргентинцам удалось доставить по воздуху подкрепление и перейти в наступление. Связанные боем морские пехотинцы Миллза не смогли оторваться и оторваться и отступить, как ранее предполагалось. «Гуэррико» все же смог открыть огонь и накрыть несколькими залпами окопы британцев. Оборонявшиеся начали нести потери, был тяжело ранен один человек. Опасаясь увеличения жертв и понимая бесперспективность дальнейшего сопротивления, лейтенант Миллз в 12 часов 48 минут принял решение капитулировать. Британцев разоружили, оказали помощь раненым и доставили на «Байа Параизо», туда же поместили и научный персонал поселка.
В 20 часов 30 минут «Байа Параизо» перешел в Лейт, откуда, оставив для охраны рабочих группу капитан-лейтенанта Астиса, отправился на материк. «Гуэррико», наскоро заделав пробоины, ушел в Порт-Стенли.
Пленные с Южной Георгии и солдаты капрала Йорка, которых захватили в окрестностях Порт-Стенли, 16 апреля были переправлены по воздуху в Монтевидео.
Все это время английский «Эндьюранс», оставаясь незамеченным, находился в одной миле от острова. Укрыв свой корабль от аргентинцев, капитан Баркер ограничился тем, что выслал бортовой вертолет для наблюдения за происходящим.
От активного вмешательства его удержали инструкции командования, по которым он не имел права открывать огонь, пока сам не атакован, и здравый смысл. Вооруженное двумя 20-миллиметровыми зенитными пулеметами судно ледовой разведки не могло вступить в бой с фрегатом УРО. В понедельник 5 апреля «Эндьюранс» ушел к острову Вознесения.
Подводя итоги, отметим, что десантная операция на Фолклендских островах была проведена с высокой эффективностью. В операции по захвату Южной Георгии вооруженные силы выполнили поставленные задачи, был установлен контроль над островом без нанесения противнику урона, но цену, которую заплатили за это аргентинцы, необходимо считать чрезмерной: 2 погибших, 7 раненых, уничтоженный вертолет и поврежденный фрегат УРО.
Реакция международного сообщества на события 2 апреля 1982 г. была более лояльной по отношению к Лондону. Британское правительство разорвало дипломатические отношения с Буэнос-Айресом, аргентинским дипломатам было предписано покинуть страну в течении четырех дней. МИД Великобритании обратился в Совет Безопасности ООН с просьбой осудить акт агрессии. Министр обороны Соединенного Королевства Д. Нотт в своем интервью заявил, что британские военные корабли уже направлены в Южную Атлантику и не исключил военного развития ситуации.
В Брюсселе Европейское Экономическое Сообщество осудило действия аргентинского правительства и предложило ему вывести свои войска с архипелага. Генеральный секритарь ООН Перес де Куэльяр, находясь в Риме, выступи с сожалением по поводу открытого вооруженного противостояния на островах. В латиноамериканской секции ООН Аргентина, напротив, встретила молчаливую солидарность своим действиям. Официальный Вашингтон объявил, что  США не будут вмешиваться в конфликт, но примут ряд мер дипломатического характера для мирного урегулирования возникшего кризиса.
Несколько ранее попытку предотвратить вооруженную конфронтацию предпринял президент США. 1 апреля между ним и Л. Гальтиери состоялся телефонный разговор. Р. Рейган напомнил аргентинскому лидеру, что конфликт будет иметь далеко идущие последствия для всего западного полушария. Обострение отношений с Великобританией, без сомнения, отразится и на американо-аргентинских отношениях, в которых только недавно наступило потепление. Рейган указал, что высадка десанта на остравах неминуемо приведет к силовому ответу со стороны Лондона и что еще есть возможность альтернативного мирного решения территориального спора. В качестве посредника он предложил направить в Буэнос-Айрес вице-президента Д. Буша. Л. Гальтиери поблагодарил президента за предложения и выразил готовность искать мирные пути выхода из кризиса. На момент их разговора операция «Асуль» уже началась.
Днем 2 апреля после завершения боев в Порт-Стенли аргентинское правительство выступило с несколькими официальными обращениями к нации. Сообщив об установлении суверенитета над архипелагом, Хунта поблагодарила вооруженные силы страны за проявленный героизм при проведении операции. В коммюнике отмечалось о возвращении Фолклендским островам названия Мальвинские, Порт-Стенли — Пуэрто-Архентино. В 10 часов 20 минут этого дня  с исполнения аргентинского гимна начало трансцию радио Мальвинских островов.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

×