Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
MEXAH_62

"Минск" лидер эскадренных миноносцев

В этой теме 25 комментариев

Рекомендуемые комментарии

80 публикаций

"Минск" был заложен на Судостроительном заводе имени А. А. Жданова 5 октября 1934 года.

Спуск на воду был осуществлен 6 ноября 1935 года.Вступил в строй 10 ноября 1938 года.

23 февраля(по другим данным 15 февраля) на нем торжественно подняли военно-морской флаг.

Командирами корабля были капитан 3 ран­га А.В.Волков (1939-1940), капитан 2 ран­га П.Н.Петунии (1940-7 октября 1941), ка­питан 2 ранга С.И.Рабинович (январь 1942— сентябрь 1944), капитан 3 ранга Г.Н. Моторов (сентябрь 1944-1945).

ТТХ

 

Экипаж ...................................................250чел

Длина наибольшая,м...............................127,5

Ширина наибольшая,м.............................11,7

Водоизмещение,т:

  стандартное...........................................1952  

  нормальное............................................2237

  полное....................................................2597

Общая мощность,л/с..............................66900

Число валов....................................................3

Диаметр гребных винтов,м.........................2,5

Скорость хода,узл:

  наибольшая...............................................40

  экономическая...........................................20

Дальность плавания,миль:

  полным ходом..........................................835

  экономическим ходом............................2100

Вооружение

Артиллерия,число установок/число стволов:

  130-мм орудия Б-13-2с.............................5/1

  76-мм установка 34-К................................2/1

  37-мм автоматы 70-К................................6/1

  12,7-мм пулеметы ДШК............................6/1

Торпедные аппараты,

   число/число труб......................................2/4

Бомбосбрасыватели:

   кормовые рычажные Б-1............................2

   кормовые совковые  М-1............................4

Количество глубинных бомб в бомбосбрасывателях и погребах:

   тип Б-1........................................................30

   тип М-1.......................................................52

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

«Минск» — лидер эскадренных миноносцев проекта 38, построенный для Военно-Морского Флота СССР. Состоял в Балтийском флоте. Лидер участвовал в Советско-финской и в Великой Отечественной войнах.

Лидер был заложен 5 октября 1934 года на Судостроительном заводе имени А. А. Жданова. Получил заводской номер 471, строился на заводе №190. Был спущен на воду 6 ноября 1935 года, будучи уже достроенным (в отличие от лидера «Ленинград»). Вступил в строй 10 ноября 1938 года.

Впервые в конце июня 1939 года «Минск» участвовал в большом походе Балтийского флота. 30 августа отправился на учения в Копорский залив, будучи во главе бригады из шести эсминцев. С началом Второй мировой войны экстренно возвратился в Кронштадт, где остался для погрузки боеприпасов, топлива, продовольствия и воды по нормам военного времени. 18 сентября он выводил в Финский залив эсминцы на поиск подводных лодок.

В преддверии войны с Финляндией 15 ноября 1940 года приказом командующего КБФ «Минск» был экстренно вызван из Таллина в Кронштадт. 5 декабря был включён в отряд особого назначения по занятию островов в Финском заливе.

Вечером 10 декабря лидер в составе отряда кораблей был атакован батареями с острова Бьёрке. Первый снаряд упал в 40 м впереди «Минска», второй – за кормой. Не дожидаясь попаданий, лидер открыл ответный огонь. Выявив огневые точки врага и выпустив по ним несколько снарядов главного калибра, он ушел в базу. С 18 декабря по 3 января, несмотря на 7-балльный шторм, «Минск» обстреливал батареи на островах Бьёрке, Пуккио и Саренпя, однако ввиду множества льдов на море корабль вернулся в порт Либава.

В июне–июле 1940 года «Минск», базируясь на Либаве, принимал участие в боевых учениях в районе Рижского залива. 18 июля прибыл в Ригу, что способствовало 21 июля созданию Латвийской ССР. 25 июля лидер вернулся в базу и встал на 35-дневный ремонт. В конце августа отправился на боевые учения, отрабатывая постановку минных заграждений.

В августовском переходе «Минска» из Кронштадта в Таллин был повреждён во время 8-9-балльного шторма. Вынужден был вернуться в Ленинград и встать на длительный капитальный ремонт. Зимой были исправлены механизмы, а 17 июня 1941 лидер перешёл на новую базу – Таллин.

22 июня 1941 началась война. «Минск» был включен в отряд кораблей, сформированный для постановки минных заграждений в устье Финского залива, а также был оснащён временными размагничивающими устройствами. С 23 июня несколько раз выходил в море для постановки мин на линии Ханко–Осмуссар. 3 июля ставил мины к западу от острова Найссар.

Около сорока человек из экипажа корабля принимали участие в боях и на суше в составе сводного отряда моряков для обороны главной базы флота.

С 23 по 27 августа лидер был атакован батареями в районе Таллина. Вражеские батареи были подавлены, но один из снарядов повредил орудие главного калибра, попав в корму. В течение нескольких часов повреждения были устранены. Был включён во вторую группу Таллинского перехода (отряд прикрытия).

28 августа «Минск» вёл контрбатарейную стрельбу с одиночными немецкими батареями. К вечеру началось движение со скоростью 12 узлов. Мимо острова Аэгна был атакован немецкими батареями, а в 19:00 одновременно начались массированный авианалёт и атака торпедных катеров, но и та, и другая атака были отбиты.

В 21.40 «Минск», шедший со скоростью 14 узлов, подорвался на мине. В корпусе образовалась пробоина площадью около 2,5 кв.м, сам корпус был сильно деформирован. Вышли из строя почти все системы. Вода затопила первый и второй кубрик, появился крен на правый борт и дифферент на нос. Экипаж с большим трудом приостановил распространение воды в 1-й и 4-й погреба. С помощью временной антенны удалось передать радиограмму командующему флотом на «Киров» о происшествии.

Попытка вывести лидер при помощи эсминца «Скорый» провалилась: тот затонул. Только к 2 часам ночи 29 августа удалось восстановить двигатель и электрическое освещение, а вскоре прибыл лидер «Ленинград». «Минск» с поврежденным навигационным оборудованием снялся с якоря и встал ему в кильватер. Начались воздушные налеты, которые, к счастью, не нанесли прямого урона лидерам

К вечеру 29 августа «Минск» стал на якорь на Большом Кронштадтском рейде, а на следующий день его поставили на ремонт, который завершился 23 сентября. Вышедший только что из ремонта лидер отправился на Большой Кронштадтский рейд, но в этот же день был атакован бомбардировщиками. Две бомбы массой по 50 кг нанесли опасный урон кораблю: взорвался котёл, что привело к затоплению отсеков и крену корабля. Осколками было ранено несколько человек экипажа.

По окончании заделки пробоин и откачки воды буксиры отвели поврежденный корабль в Военную гавань Кронштадта, к Южной стенке, однако из-за потери плавучести и остойчивости «Минск» повалился на борт и затонул на глубине 8,5 м и в 5 м от стенки с креном 40°. Только 25 августа 1942 лидер был поднят и за 60 рабочих суток был восстановлен. В строй вернулся 5 ноября 1942.

В ночь на 9 ноября «Минск» вместе с эсминцами «Славный» и «Грозящий» вышли из Кронштадта в сопровождении 11 катеров и воздушного прикрытия. Ввиду льдов кораблям пришлось идти без дымового прикрытия. «Минск» был обнаружен противником. Освещенный лучами прожекторов, лидер был обстрелян осветительными и фугасными снарядами. Ночью корабль вошёл в Неву и стал на якорь у Петропавловской крепости. Войдя в Большую Невку, лидер встал у завода «Русский дизель» для устранения дефектов, обнаруженных во время испытаний. 22 июня 1943 года лидер «Минск» вновь стал полноценной боевой единицей эскадры КБФ.

19 июля корабль произвел первую после подъема флага артиллерийскую стрельбу по противнику из вновь установленных орудий Б-13-2С. 30 июля «Минск» занял огневую позицию у Невского лесопарка, откуда обстреливал позиции противника в районе Колпино, поддерживая боевые действия частей Ленинградского фронта. Летом 1944 года экипаж успешно выполнил все задачи по боевой подготовке, однако корабль нуждался в полном ремонте. Лишь 28 августа после окончания восстановительных работ он отошел от стенки завода имени А.А.Жданова и перешел в Кронштадт. В апреле следующего года «Минск» вернулся в Ленинград, где и встретил День Победы.

Последовательно лидер прошёл несколько переклассификаций. 12 января 1949 года «Минск» был переклассифицирован в эскадренный миноносец, 31 июля 1951 года превращен в учебное судно и передан Высшему военно-морскому инженерному училищу имени Дзержинского. 8 апреля 1953 года был переформирован (уже в третий раз) в несамоходное учебное судно. 30 декабря 1954 года переименован в «Чорох», а 27 декабря 1956 года в УТС-14.

Вскоре корабль был выведен из состава флота. 3 апреля 1958 года исключен из списков флота и автоматически превращен в плавучую мишень ТСЛ-75. В том же году потоплен ракетами в Финском заливе у острова Малый.

http://ru.wikipedia....ных_миноносцев)

 

После вступления в состав КБФ в февра­ле 1939 года, лидер «Минск» (командир — капитан 3 ранга А.В.Волков) включился в отработку задач в акватории Финского за­лива во время весенне-летних учений фло­та. Офицерского состава не хватало, и штурмана, старшего лейтенанта А.Б.Сея, не имевшего опыта службы на кораблях тако­го типа, назначили помощником команди­ра. К чести А.Б.Сея, он быстро сумел уста­новить нормальные деловые отношения с офицерами — командирами боевых частей. Матросы и старшины отзывались о своем старпоме как о человеке требовательном и справедливом. В короткий срок корабль смог отработать и сдать все курсовые за­дачи. Несмотря на малый срок сплаванности, экипаж лидера на фоне слабой боевой подготовки других новых кораблей, показал хорошую выучку — на учениях «Минск» за­воевал первый приз за меткость в торпед­ных стрельбах. Минно-торпедной боевой части лидера было вручено переходящее Красное знамя Военного совета КБФ, а старшина минно-торпедной группы Угольков получил премию Военного Совета флота.

В конце июня 1939 года лидер участво­вал в большом походе КБФ в Балтийское море (до траверза шведского острова Гот­ланд). На борту корабля, входившего в со­став ОЛС, находился командир отряда ка­питан 1 ранга Б.П.Птохов. В этом походе, которому придавалось серьезное военно-политическое значение, корабли прошли 1000 миль и демонстрировали военно-мор­ской флаг СССР в видимости берегов ряда европейских государств.

30 августа «Минск» возглавил бригаду из шести эсминцев, вышедших в Копорский залив на учения, в которых отрабатывались маневрирование на малых и больших хо­дах, повороты строя и противовоздушная защита.

1 сентября, с началом Второй мировой войны, «Минск» по приказу командующего флотом экстренно возвратился в Кронштадт, где встал под погрузку боезапаса (снаря­дов, торпед, мин), топлива, продовольствия и воды по нормам военного времени.

1 8 сентября лидер вывел в Финский за­лив бригаду эсминцев на поиск и уничтоже­ние польских подводных лодок. На его бор­ту находился замнаркома флагман 2 ранга И.С.Исаков. Поиск производился осмотром всего района без прослушивания шумопе­ленгаторами. Однако подводных лодок в заданном районе не оказалось, и корабли вернулись в базу. Около полудня 22 сентяб­ря лидер «Минск» и эсминцы «Гордый» и «Сметливый» в районе Осмуссаар—Палдиски встретили теплоход «Сибирь» и кон­воировали его до утра 23 сентября.

На отличном корабле все же не обходи­лось и без недостатков: в сентябре по ука­занию наркома ВМФ Н.Г.Кузнецова лидер был отстранен от учений из-за пьяного дебоша, учиненного на Петровской пристани Кронштадта корабельным фельдшером.

Политическая обстановка в Европе из­менялась с каждым днем, и флот в этих со­бытий принимал непосредственное участие. Приказом от 11 октября 1939 года нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов объявил о передислока­ции кораблей и частей КБФ в базы на тер­ритории Эстонии. Согласно приказу, пер­выми должны были отправиться в Таллин для постоянного базирования лидер «Минск» и эсминцы «Гордый» и «Сметливый». Кораб­лям предписывалось взять с собой макси­мальный запас продовольствия и полный запас топлива.

В соответствии с планом на время пе­рехода на кораблях проводились учения. В 1 6 ч отряд прибыл на Таллинский рейд. На грот-мачте лидера подняли национальный флаг Эстонской республики, был дан салют наций. На следующий день, 1 2 октября со­ветские корабли вошли в гавань Таллина. Лидер встал на место у шестого причала Минной гавани, ставшее для него на долгое время штатным. На борту «Минска» в Таллин прибыли военный атташе при полпред­стве СССР в Эстонии Е.Е.Цуканов и совет­ник посольства В.Богданов. Этот день на ко­раблях был объявлен выходным. Часть ко­мандного состава присутствовала на банкете, устроенном командующим эстон­ской армией Лайдонером в честь советс­ких моряков, а вечером состоялось уволь­нение на берег свободных от вахты.

В преддверии войны с Финляндией, 15 но­ября приказом командующего Балтийским флотом лидер был экстренно вызван в Крон­штадт для приведения в боевую готовность.

С началом войны «Минск» вошел в со­став отряда особого назначения КБФ по за­нятию островов в Финском заливе; в него включили также корабли 1 -го и 2-го дивизи­онов эсминцев. Дела с боевой подготовкой на кораблях отряда обстояли не лучшим образом, например служба БЧ-1 «Минска» была отработана на «удовлетворитель­но», БЧ-2 также оценивалась «удовлетво­рительно». 2-й дивизион эсминцев совершен­но не был подготовлен к совместному пла­ванию — корабли могли ходить только в кильватерном строю. Самым узким местом оставалось освоение новых ПУС: с приме­нением ЦАС кораблями ОЛС не было реше­но ни одной артиллерийской задачи.

Недостаточная огневая подготовка лич­ного состава лидера (как и других кораб­лей ОЛС), как показали боевые действия, приводила к неудовлетворительным резуль­татам проведения многочисленных набего­вых операций.

5 декабря Военный совет КБФ утвердил план операций «по уничтожению береговой обороны острова Килписаари». Задача ко­раблей заключалась в подавлении батарей противника. Операцию планировалось про­вести в три этапа (разведка, подавление ба­тареи, ее уничтожение). Для выполнения раз­ведки боем были выделены лидер «Минск», эсминцы «Карл Маркс» и «Володарский», которые должны были подойти к острову с трех сторон и одновременно открыть по нему огонь. Для выполнения поставленной зада­чи корабли отряда 6 декабря в 5 ч 35 мин снялись с якоря и вышли из Кронштадта. Вый­дя в районе маяка Толбухин из битого льда, они поставили параваны и увеличили ход до 1 6 уз. В 10ч 10 мин в районе острова

Нарген «Минск» вышел из строя для осмот­ра встречного транспорта, оказавшегося германским. После осмотра, транспорт был отпущен. При подходе к острову Килписаари в 1 2 ч 1 8 мин корабли начали маневри­ровать, но видимость ухудшилась и откры­вать огонь с предписанной дистанции 60 кб не представлялось возможным. Вопреки ука­заниям штаба флота «ни кораблями, ни лич­ным составом не рисковать», отряд подо­шел значительно ближе — на дистанцию 40 кб  и в 1 2 ч 43 мин начал артиллерийский об­стрел острова. Лидер прикрывал корабли отряда с зюйда. В общей сложности «Минск» израсходовал 1 6 130-мм снарядов из 30, выпущенных всеми кораблями отряда. Па­дение снарядов не наблюдалось, так как ос­тров был покрыт густым лесом.

Противник, видимо разгадав намерение советского командования, не отвечал, из чего на кораблях отряда был сделан вывод, что батареи на острове нет. В 1 3 ч 05 мин видимость еще более ухудшилась, и обстрел был прекращен. Выстроившись в кильватер­ную колонну, корабли направились в ма­невренную базу Ручьи.

На следующий день, 7 декабря, опера­цию продолжили. В 1 2 ч 00 мин отряд в том же составе снялся с якоря и отправился к острову. На этот раз из-за тумана видимость составляла от 2 до 7 кб, что ставило под вопрос само проведение операции. В 15 ч 27 мин корабли подошли к Килписаари с норда на расстояние 7 кб, но из-за силь­ного тумана огонь по острову не открыва­ли. Расположение батареи на острове Кил­писаари в то время так и не удалось устано­вить (как выяснилось позднее, она еще не была оборудована).

Для ликвидации угрозы обстрела финс­кими береговыми батареями Бьёркского укрепленного сектора и, в первую очередь 254-мм батареей Сааренпя на острове Бьёрке, левофланговых частей 7-й армии на Карельском перешейке, было решено унич­тожить эту батарею. Операцию запланиро­вали для эскадры и ВВС флота.

Но прежде чем посылать линкор к ост­рову Бьёрке для его обстрела, требовалась подготовка плацдарма. Поэтому флотским командованием намечалось провести си­лами 3-го дивизиона эсминцев и базовых тральщиков разведывательное траление. И пока тральщики и эсминцы будут тралить плес, предназначенный для огневой позиции линкора, по замыслу командования КБФ, лидеру «Минск» следовало обеспечивать их охранение. В этом случае, если финская ба­тарея Сааренпя начнет стрельбу, лидер дол­жен был подавить ее.

8 декабря в 1 3 ч 50 мин лидер с эсмин­цами 3-го дивизиона, имея на борту коман­дира дивизиона капитана 3 ранга И.Г.Святова, вышел с рейда Колгампя для выполне­ния операции. Подойдя на 70 кб к батареи Сааренпя, корабли стали ходить перемен­ными курсами с параванами, установлен­ными на глубину 1 0 м.

В 14 ч 46 мин финская 254-мм батарея открыла огонь. Два первых залпа легли с пе­релетами, в 4 кб от «Минска», и один — за его кормой. Лидер попал в классическую «вилку». Поставив дымовые завесы, кораб­ли стали отходить на зюйд, выполняя противоартиллерийские зигзаги. Батарея обстре­ливала их до тех пор, пока они не вышли за пределы дистанции 1 25 кб.

В 14 ч 51 мин с «Минска» в 8 кб была замечена неприятельская подводная лодка противника. Командир лидера скомандовал «Лево на борт!», оставив лодку (по финс­ким данным, это была «Saukko») за кормой.

В 14 ч 54 мин лидер открыл огонь фугас­ными снарядами из всех пяти орудий по фин­ской батарее и был также обстрелян ею. Установив огневые точки противника и из­расходовав по ним 14 снарядов главного калибра, корабль в 1 5 ч 05 мин закончил стрельбу. Через полчаса с лидера было со­общено семафором, что он вторично ата­кован подводной лодкой противника.

В 16 ч 57 мин весь отряд был уже возле острова Сескар, где корабли оказали по­мощь севшему на мель транспорту «Эльтон». Затем эсминцы получили приказание закончить операцию и идти за топливом в Кронштадт. В 22 ч 38 мин корабли ошвар­товались у Усть-Рогатки. В результате этой операции установлено отсутствие мин у острова Килминсаари и уточнено место ба­тареи Сааренпя.

10 декабря Военный совет КБФ прика­зал повторить 13 декабря операцию по раз­рушению финских огневых точек в районе мыса Кюрениеми. Но снова, прежде чем пустить в ход главные силы, решили провес­ти разведку боем финской береговой обо­роны на острове Бьёрке и подавить бата­реи Сааренпя.

С этой целью 1 2 декабря Военный совет флота поручил лидерам «Минск» и «Ленин­град», а также эсминцу «Стерегущий» об­стрелять батарею Сааренпя. Корабли дол­жны были отвлечь береговые батареи про­тивника от боевых действий наших эсминцев 3-го дивизиона и канонерских лодок, под­держивавших левый фланг 7-й армии в рай­оне Сейвистэ, и, кроме того, «уточнить боем местонахождение батареи». Входить в зону обстрела этой батареи лидерам было зап­рещено.

В 6 ч 25 мин 13 декабря лидер «Минск», в составе отряда под командованием капи­тана 2 ранга В.М.Нарыкова снялся с якоря. Выход из гавани и переход до кромки льда был выполнен без помощи ледоколов. В 10 ч 45 мин, находясь в 55 кб от острова Сес­кар, «Минск» и «Стерегущий» повернули на курс 359°. В 10 ч 52 мин лидер, имея позади себя и несколько влево эскадренный мино­носец, лег на боевой курс 75°. Остров был виден хорошо, но батарея не наблюдалась. В 11 ч 01 мин лидер и эсминец, с дистанции 115 кб, имея ход 20 уз, открыли огонь по 254-мм батарее Сааренпя. В это время на море бушевал 7-балльный шторм, затруд­нявший ведение прицельной стрельбы. В 11 ч 1 8 мин финны с дистанции 110 кб открыли ответный огонь, сосредоточив его на «Мин­ске». Они сделали по нему четыре четырехорудийных залпа. Первый залп дал перелет­ное накрытие, следующие два залпа легли так же. Прямых попаданий не было, но ос­колки третьего залпа упали на палубу лиде­ра, не причинив ему вреда; четвертый лег с недолетом, за кормой. После третьего накрытия лидер уклонился вправо, дал ход 36 уз и, закрывшись дымовой завесой, на зигзаге вышел из-под обстрела батареи. Эти сме­лые и тактически правильные действия дали возможность лидеру выйти из-под огня ба­тареи без повреждений. Однако, видя, что «Ленинград» в это время находился под об­стрелом финской батареи, «Минск» в 11 ч 45 мин лег на боевой курс и вместе с эскад­ренным миноносцем «Стерегущий» с дистан­ции 135 кб вновь открыл огонь по батарее. Финская батарея перенесла огонь на лидер «Минск», но ее снаряды падали с недолетом. В 1 2 ч 32 мин «Минск» закончил обстрел ба­тареи. Встретившись с лидером «Ленинград», корабли вернулись в Главную базу.

За время боя потерь в личном составе и повреждений не было. Стреляя по батарее Сааренпя, «Минск» израсходовал 59 фугас­ных снарядов 130-мм калибра. Положитель­ным результатом можно считать то, что по вспышкам выстрелов финской 254-мм ба­тареи было определено приблизительное ее местоположение. На основании пеленгова­ния и зрительного визирования командир от­ряда сделал важный вывод: батарея Саа­ренпя, определенная как четырехорудийная, расположена в нескольких блоках, по од­ному орудию в каждом, с разносом друг от друга на 3—4 кб, а дальность ее стрельбы соответствует 1 35 кб. При этом пока лиде­ры отвлекали внимание 254-мм батареи, эсминцы 3-го дивизиона провели обстрел огневых точек в районе деревни Муурила.

В этот же день, 1 3 декабря, нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов приказал Военному совету КБФ провести разведывательную операцию с це­лью выявления подходов к району острову Питкяпааси. Исполняя приказ наркома, уже на следующий день Военный совет флота ут­вердил план разведывательно-набеговой операции. Для разведки этого района был сформирован отряд кораблей, в состав ко­торого вошел лидер «Минск», под общим командованием капитана 2 ранга В.М.Нарыкова. Задание командования было весь­ма поверхностным, точных сведений о ба­тареях и минных полях противника не име­лось. Позже комиссар разведотдела КБФ старший лейтенант Г.В.Рябухин был вынуж­ден признать, что разведка просто «не зна­ла точного места батареи» финнов. В очередной раз корабли отряда подвергались неразумному риску.

Отряд в составе лидера «Минск» и эс­минца «Стерегущий» вышел из Кронштадта 15 декабря в 6 ч 00 мин. За кромкой льда к ним присоединились базовые тральщики Т-201 и Т-205, которые были поставлены в голову отряда для несения противолодоч­ной обороны. В 9 ч 1 7 мин корабли поста­вили параваны и развили средний ход, в 10 ч 15 мин базовые тральщики отделились от отряда и направились к району траления, после чего вместо них подошли два малых охотника МО-4, вступившие в охранение.

В 11 ч 56 мин корабли легли на боевой курс 295° и комендоры прогрели орудия. Остров Пуккио просматривался хорошо, но батареи видно не было. В 12 ч 00 мин «Минск» с дистанции 115 кб открыл огонь по предполагаемому месту расположения финской батареи на острове Пуккио, но она не отвечала, спустя 10 мин лидер был вы­нужден прекратить стрельбу. Корабли пошли противолодочным зигзагом. В 1 2 ч 1 9 мин, приблизившись к острову на дистанцию 110 кб, отряд вновь лег на боевой курс, после чего «Минск» произвел два залпа. 203-мм бата­рея противника упорно молчала. Постоян­но маневрируя, в 12 ч 55 мин лидер и эсми­нец снова подошли к острову и, несмотря на сложные погодные условия (7-балльный шторм, ледовый покров), начали обстрел батареи. Наконец, в 1 3 ч 05 мин финская батарея на острове Пуккио открыла огонь по лидеру. Первый ее залп лег с перелетным накрытием, а три последующих с недоле­том. «Минск» и «Стерегущий» увеличили ход и стали отходить на зюйд-ост курсом 150°, прикрывшись дымовой завесой.

Спустя 20 мин «Минск» вновь вышел на боевой курс и с дистанции 115 кб возобно­вил огонь по батарее, которая сделала три залпа из 203-мм орудий, но все они легли с недолетами. Тем временем, в месте нахож­дения батареи противника был замечен по­жар. В 1 3 ч 32 мин корабли основного от­ряда на зигзаге отошли на зюйд. Операция была завершена. К 1 5 ч 00 мин «Минск» и «Стерегущий» вошли в бухту острова Лавенсаари и стали на якорь. В этой операции лидер «Минск» израсходовал 37 фугасных снарядов.

Важным итогом этой операции явилось то, что удалось подтвердить наличие, состав (два орудия) и дальность стрельбы (115 кб) береговой батареи на острове Пуккио.

1 8 декабря в 9 ч 27 мин лидер вместе с линкором «Октябрьская революция» и эскад­ренными миноносцами «Стерегущий» и «Ле­нин» снова выходил к острову Бьёрке для обстрела финской батареи Сааренпя. За кромку льда корабли вышли с помощью ле­доколов. На море дул западный ветер си­лой 7 баллов. Видимость составляла около 60—70 кб. «Минск» и «Стерегущий» отдели­лись от эскадры и пошли на свою позицию для обстрела батареи Сааренпя. Маневри­руя на своей позиции, отряд дожидался на­значенного времени. В 1 3 ч 56 мин корабли отряда легли на боевой курс 306°. «Минск» шел впереди, а в кильватер ему на расстоя­нии 1 0 кб шел «Стерегущий». В 1 4 ч 00 мин с дистанции 1 40 кб отряд открыл огонь по батарее противника, ведущей в это время перестрелку с линкором. Каждый корабль стрелял способом стрельбы по площади. Горизонтальная наводка производилась по вспышкам стрелявшей батареи. Во время обстрела батареи лидер и эскадренный миноносец периодически сбрасывали глу­бинные бомбы. В 1 5 ч 42 мин отряд закон­чил обстрел и пошел в Кронштадт. В тот раз «Минск» выпустил 141 130-мм фугасный снаряд по позициям противника.

На следующий день, 1 9 декабря, опера­ция эскадры была продолжена, но в несколь­ко измененном составе. «Минск» был назна­чен в операцию вместе с эсминцем «Стере­гущий». Они должны были подавлять вновь обнаруженные огневые точки на острове Бьёрке. В 9 ч 44 мин корабли отряда сня­лись с якоря и вышли из Главной базы — пер­вым линкор «Марат», в кильватер ему шли лидер и эсминцы. Видимость была хорошая, небо чистое, на море был ветер силой 5 бал­лов. За кромкой льда в 11 ч корабли эскадры поставили параваны и пошли 1 2-узловым ходом, периодически сбрасывая глубинные бомбы. «Минск» и «Стерегущий», отделив­шись от эскадры, 24-узловым ходом пошли на свою позицию, куда пришли в 12 ч 55 мин. Здесь они маневрировали на расстоянии 120 кб от батареи на противолодочном зиг­заге. Так как новых огневых точек на остро­ве Бьёрке корабли не обнаружили, то и огня не открывали. При маневрировании они пе­риодически сбрасывали глубинные бомбы. После дуэльной стрельбы линкора и бата­реи в 14ч 12 мин эскадра повернула на истинный курс 90° и пошла в Кронштадт.

В конце декабря эскадра КБФ совмест­но с частями ВВС КБФ готовилась к опера­ции по обстрелу батареи Сааренпя с пос­ледующей высадкой десанта. 30 декабря в 4 ч 30 мин корабли с помощью ледоколов стали выходить из Кронштадтской гавани на Большой рейд. Они были выведены только к 10 ч и в дальнейшем форсировали льды от­дельными группами. Два дня корабли мед­ленно пробивались через льды. «Минск» вышел на буксире линкора за кромку сплош­ного льда толщиной 35 см, которая находи­лась в это время на меридиане маяка Шепелевский. За это время началась подвижка льда, Сескарский плес и подходы к острову Бьёрке забило льдом. Перенесенную на 2 января 1940 года операцию по подавле­нию финских батарей из-за ухудшившихся погодных условий отменили и «Минск» на­правился в незамерзающий порт Лиепая.

4 января 1940 года Военный совет КБФ утвердил план «операции по уничтожению батареи о. Руссарэ». Согласно плану, в опе­рации должны были участвовать лидеры «Минск» и «Ленинград». Но до ее выполне­ния дело не дошло.

3 января в проливе Южный Кваркен на финских минах подорвалась и затонула наша подводная лодка С-2. Несмотря на запрет начальника штаба флота от 1 8 ян­варя 1940 года выхода кораблей из Либавы до улучшения ледовой обстановки, лиде­ру «Минск» 20 января была поставлена за­дача выйти в дозор с командиром отряда на борту на поиски погибшей С-2. Подойдя к входу в Южный Кваркен, лидер в течение двух суток непрерывно давал С-2 радио­граммы. Не обнаружив никаких признаков работы радиостанции подводной лодки, «Минск» возвратился в базу. Во время по­хода корабль подвергся сильному обмер­занию (с толщиной льда до полуметра): 1 -е и 2-е орудия, торпедные аппараты, стелла­жи глубинных бомб и дымаппаратуры, по­крывшись льдом, вообще не могли быть ис­пользованы. Механизмы, находившиеся на верхней палубе, без очистки их ото льда также работать не могли. По итогам похо­да, командир «Минска» капитан 3 ранга А.В.Волков сделал важный вывод: «Считаю, что лидер в таких тяжелых условиях выпол­нять задачи кораблей своего класса не может». Это был последний боевой поход ли­дера в Финский залив. После возвращения корабля в Лиепаю 23 января его выходы в море были прекращены.

Эти боевые походы послужили для ко­мандования хорошим уроком, вскрывшим ряд существенных недостатков в организа­ции службы на корабле.

В 1940 году А.В.Волкова на посту ко­мандира корабля сменил капитан 2 ранга П.Н.Петунии.

В июне—июле 1940 года «Минск», ба­зируясь на Лиепаю, проходил боевую под­готовку как в одиночном плавании, так и в составе ОЛС: много раз выходил в Финс­кий залив и Балтийское море, принимал уча­стие в учениях в районе Рижского залива.

1 8 июля 1940 года по приказу команду­ющего флотом «Минск» прибыл в столицу Латвии Ригу и встал у правого берега За­падной Двины против дворца президента независимого государства. Присутствие крупного военного корабля в столице сыг­рало свою роль — 21 июля была образова­на Латвийская советская республика, во­шедшая в состав СССР. Выполнив эту зада­чу, 25 июля лидер ушел в базу для ремонта.

Ремонтные работы продолжались 35 дней, после чего лидер вновь появился на Таллинском рейде. В конце августа в устье Финского залива начались крупные учения Балтийского флота «Оборона устья Финс­кого залива и островов Саарема (Эзель) и Хийума (Даго)». По плану учений, главная минная позиция находилась на меридиане Таллина и «Минск» участвовал в отработке задач по постановке минных заграждений в составе отряда.

После окончания учений лидер в соста­ве ОЛС, возглавляемого крейсером «Ки­ров», вышел в Лиепаю. Целью похода был осмотр порта и рейда, поскольку со вступ­лением в августе 1940 года прибалтийских республик в состав СССР, появилась воз­можность базирования там кораблей ОЛС.

Неожиданно пришлось столкнуться с проблемой прочности корпуса. В сентябре, во время перехода «Минска» из Кронштад­та в Таллин, в условиях сильного шторма, при следовании со скоростью 30 уз против косой встречной волны и ветре 8—9 баллов на настиле палубы полубака образовались гофры. Корабль вынужден был вернуться в Ленинград и встать на длительный капиталь­ный ремонт на заводе № 1 89.

Этот случай явился поводом к срочному сформированию комиссии под председа­тельством директора ЦНИИ-45 НКСП В.И.Першина для проведения подробного анализа этого и подобных случаев и разработки рекомендаций по повышению проч­ности корпусных конструкций носовой око­нечности лидеров проектов 1 и 38 и эсмин­цев проекта 7 на действие удара волны. По мнению специалистов института, местная прочность корпусов этих кораблей после подкрепления их носовых оконечностей дол­жна была повыситься не менее чем вдвое. В качестве доказательства, в отчетных мате­риалах комиссии приводилась таблица от­ношений расчетных напряжений от ударов волн в бортовом наборе к пределу текучес­ти материала по длине корпуса до и после подкрепления.

Комиссия проанализировала деформа­ции корпусов кораблей КБФ и выявила не­удовлетворительное отношение расчетных напряжений в наборе надводной части кор­пуса лидеров. В качестве своей рекоменда­ции, комиссия предложила упрочнение их носовых оконечностей, при котором приве­денные в таблице отношения становились меньше единицы. С конструкторской точки зрения вопрос считался закрытым. Однако, как показала практика дальнейшей эксплу­атации, рекомендаций оказалось недоста­точно для решения проблемы их общей прочности.

Всю зиму 1940/41 года на «Минске» шли ремонтные работы, в которых прини­мала участие большая часть личного соста­ва. Весной на корабле были опробованы ме­ханизмы и начались учебные походы.

1 7 июня после успешно завершившего­ся ремонта лидер перешел из Кронштадта в новую Главную базу флота — Таллин.

По свидетельству очевидцев, ночь с 21 на 22 июня была особенно тревожной, на некоторых кораблях в военно-морской базе объявили боевую готовность. Утром, с объ­явлением войны, командование флотом по­лучило от наркома ВМФ разрешение на постановку минных заграждений, предусмот­ренных предвоенными планами. «Минск» был включен в состав сформированного для постановки минных заграждений в устье Финского залива отряда для прикрытия по­становок кораблями эскадры.

23 июня лидер с командующим эскад­рой контр-адмиралом Д.Д.Вдовиченко на борту в составе отряда минных заградите­лей «Марти» и «Урал» вышел из Таллинского порта в море для постановки минных заг­раждений на линии Ханко—Осмуссар. По­становка прошла без противодействия со стороны противника. «Минск» возвратился в Таллин. За первой операцией последова­ла вторая, за ней третья, четвертая... В про­межутках между операциями, корабль сто­ял на рейде, находясь в полной боевой го­товности. Здесь, в Таллинском порту, в июне на «Минске» установили временные размаг­ничивающие устройства системы ЛФТИ.

В конце июня — начале июля «Минск» принимал участие в постановке минных заг­раждений, эскортировании транспортов, отражении атак самолетов противника. 3 июля для прикрытия подходов к Таллину «Минск» вместе с лидером «Ленинград» и эсминцем «Гордый», в обеспечении базовых тральщиков и двух торпедных катеров, вы­ставил к западу от острова Нарген оборо­нительное минное заграждение из 231 мины образца 1926 года. Экипажу лидера при­ходилось учиться в боевой обстановке. Одновременно корабль провел ряд такти­ческих стрельб, калибровые стрельбы и стрельбу с полной скорострельностью. В скором времени эти отработанные навыки пригодились.

Тем временем, положение на сухопут­ном фронте в направлении Таллина все бо­лее осложнялось: корабли КБФ в конце ию­ня—начале июля оставили свои базы в Лит­ве и Латвии. Противник все ближе и ближе подходил к Таллину. Здесь разгорелись оже­сточенные бои — 7 августа германские вой­ска вышли к побережью Финского залива. Подтянув к городу четыре дивизии, против­ник начал его штурм. На «Минске» ясно был слышен грохот залпов батарей противни­ка, снаряды уже рвались на улицах города, в порту, в парке Кадриорг.

Флот помогал сухопутному фронту чем мог. Для содействия сухопутной обороне выделялись корабли (крейсер, два лидера и восемь эсминцев), а также восемь берего­вых и одна железнодорожная батареи, два бронепоезда — всего 96 орудий разных ка­либров. Из личного состава кораблей ОЛС сформировали корректировочные посты и отряды бойцов. Моряки-добровольцы с че­стью выполняли задачу — не допустить вра­га в город. В августе сорок посланцев экипажа лидера «Минск» геройски сражались на суше. В ночь на 19 августа 23-летний комсомолец, торпедный электрик Е.А.Ни­конов в отряде моряков, проводивших раз­ведку на Палдисском шоссе, у хутора Харку, будучи тяжело раненым, попал в плен к бойцам эстонского отряда Кайтселлита. Его пытали, требуя сведений о советских войс­ках в Таллине, но не добившись ничего, за­живо сожгли.

Позже в осажденном Ленинграде 19 ап­реля 1943 года командующий КБФ вице-адмирал В.Ф.Трибуц издал приказ № 11 3:

«Для увековечения памяти Героя-бал­тийца

1. Первому торпедному аппарату ЛД "Минск" присвоить имя Евгения Никонова.

2. На первом торпедном аппарате ус­тановить мемориальную доску с описанием подвига тов. Никонова.

3. Внести навечно в списки экипажа ко­рабля торпедного электрика Никонова».

Указом президиума Верховного Совета СССР от 3 сентября 1957 года за героизм, проявленный в годы Великой Отечественной войны, Е.А.Никонову было посмертно при­своено звание Героя Советского Союза.

По запросу командования сухопутным фронтом, «Минск» вместе с другими кораб­лями КБФ с 22 по 23 августа подавлял сво­им огнем батареи противника и рассеивал его резервы на участках прорыва. В резуль­тате огня корабельной артиллерии лидеров «Минск» и «Ленинград», израсходовавших только за одну ночь более тысячи 130-мм снарядов, был замедлен темп, либо приос­тановлено наступление противника, уничто­жено много его живой силы и техники.

Однако, с приближением свежих под­креплений и военной техники, германская армия продолжала наступление на столицу Эстонской ССР — к 16 ч 26 августа ее пере­довые части находились уже в 6 км от горо­да. Полевая артиллерия начала постоянно обстреливать корабли на рейде и в порту, а авиация совершала один налет за другим. В тот день «Минск» снялся с якоря и вел огонь по позициям противника, маневрируя на рейде. В 1 6 ч во время пятого налета авиа­ции одна 10-кг бомба попала в кормовую часть лидера и разорвалась на палубе, не пробив ее, а только повредив настил. Ос­колками был ранен один из матросов и раз­бит прицел 45-мм зенитного орудия. Возник пожар, который вскоре был потушен. Не­смотря на повреждения, лидер продолжал маневрировать.

В ночь на 27 августа, стоявший в Мин­ной гавани «Минск» с диверсионной целью был внезапно освещен прожектором со шхуны «Мара», на что мгновенно последо­вало возмездие: лидер открыл по ней огонь из кормовых орудий. Утром корабль про­должал вести огонь по берегу, откуда сле­довали ответные залпы. Снаряд одного из них повредил кормовое орудие главного ка­либра, четверо моряков были ранены ос­колками. Однако в течение нескольких ча­сов повреждения были устранены.

Согласно приказу об эвакуации кораб­лей эскадры из Таллина в Кронштадт, «Минск» был включен во второй отряд — в отряд прикрытия. До 6 ч утра 28 августа корабли этого отряда прикрывали посадку на транспорты войск и эвакуируемых, про­ведение подрывных работ, минирование гавани. Около 7 ч командир отряда прикры­тия начальник штаба КБФ контр-адмирал Ю.А.Пантелеев перешел на катере из Мин­ной гавани на «Минск», находившийся на Тал­линском рейде. На лидере к этому времени уже находился запасной командный пункт Балтийского флота, а также отдел связи фло­та во главе с полковником М.А.Зерновым.

В 7 час 50 мин на корабле прозвучали колокола громкого боя — с севера от финского побережья показались торпедные ка­тера. С «Минска» открыли по ним огонь и заставили повернуть обратно. Как оказа­лось впоследствии, это были катера 1 -и бри­гады КБФ, посланные в разведку в сторону финских шхер... Напряжение все возра­стало, однако погодные условия (сильный встречный ветер, волнение моря) в Финс­ком заливе не позволяли начать движение.

В 8 ч 35 мин с берега прозвучали выст­релы одиночных батарей противника по «Минску». Лидеру пришлось ходить зигза­гами. На рейде скопились корабли и суда, ждущие команды на переход в Кронштадт. Наконец после 1 2 ч ветер стих и отряды на­чали выходить в залив. Но к 14 ч 50 мин противник подтянул в район Виимси поле­вую артиллерию и начал обстрел кораблей отряда прикрытия, стоявших у острова Аэгна. После того как несколько выстрелов дали накрытие, Ю.А.Пантелеев приказал ко­раблям сняться с якоря и выйти из-под огня. Одновременно «Минск» открыл огонь по бе­реговым целям.

Постепенно первая группа кораблей вышла в Финский залив, и взяла курс на Кронштадт. В 1 7 ч 05 мин началось движе­ние 1 2-узловым ходом отряда прикрытия: пяти базовых тральщиков (в голове строя), лидера «Минск», эсминцев «Скорый» и «Славный»; корабли шли с поставленными параванами.

Курс отряда проходил несколько север­нее курса главных сил, и здесь, в самом начале пути, сразу же были затралены 23 мины и один минный защитник.

При прохождении отрядом острова Аэгна, открыли огонь находящиеся на нем ба­тареи противника, а в 1 9 ч в небе появились германские самолеты. Одновременно с се­вера, со стороны мыса Юминда, снова по­казалось звено торпедных катеров КБФ с намерением присоединиться к уходящим в Кронштадт кораблям. Однако в царившей на кораблях походной суматохе и нервном напряжении их вновь приняли за противника и, когда дистанция до катеров составила 100 кб, лидер и эсминцы из всех 1 3 130-мм орудий открыли огонь и отогнали их.

Низкая организация управления группа­ми на переходе привела к тому, что пока лидер с эсминцами сражались с собствен­ными торпедными катерами пять базовых тральщиков, не обращая внимания на край­не тяжелую минную обстановку и подрывы кораблей и судов, оставили отряд прикры­тия и ушли вперед. Между тем, с наступле­нием темноты корабли отряда вошли к вос­току от острова Кери в район плотных мин­ных заграждений (по оценкам специалистов, более 2500 мин и минных защитников).

Подсеченные параванами тральщиков и кораблей, сорванные прошедшим штормом с минрепов, мины плавали по волнам, соз­давая дополнительную опасность. От мин тральщики теряли тралы и гибли сами. По­гибли эсминец «Яков Свердлов», тральщики «Краб», Т-56 и другие. Одновременно корабли подвергались обстрелу крупнока­либерных полевых батарей противника с мыса Юминда. В результате этих обстре­лов «Минск» получил тяжелые повреждения от осколков разрывавшихся вблизи снаря­дов. Лидер продолжал движение, а вдоль его бортов проплывали мины... После 19 ч плавающие мины появились с левого борта лидера. В вахтенном журнале появились записи: «Первая мина в 19 часов 34 мину­ты, в 19.53 — 3 мины, через 19 минут — еще 2 мины, спустя 18 минут после этого — пять мин, в 20 часов 41 минуту — одна, в 20 ча­сов 54 минуты — одна...». Всего в течение часа личный состав «Минска» обнаружил 1 2 мин, от которых корабль удачно укло­нялся. И вдруг, в 21 ч 40 мин в точке с коор­динатами 59°5'6" с.ш. и 25°58'в.д. лидер «Минск», шедший со скоростью 14 уз, по­дорвался на мине.

Подтянутая к лидеру параваном, мина взорвалась в 12 м от правого борта кораб­ля, в районе 60—70 шп. На корабль обру­шилась огромная масса воды, ломая его надстройки. От взрыва в корпусе образо­валась пробоина площадью около 2,5 м2, при этом корпус был сильно деформирован. Все три ГТЗА вышли из строя, заклинило руль, замолкли телефоны группы управле­ния, отказало гидравлическое управление рулем, штурманские приборы, погас свет. Путевой магнитный компас сорвался с кар­данного подвеса, вышел из строя и гироком­пас. Через пробоину и разошедшиеся в ре­зультате взрыва клепанные пазы и стыки на­ружной обшивки затопило все помещения ниже жилой палубы: рефрижераторные ма­шины, 2-й и 3-й артпогреба, кингстонную вы­городку, помещение гирокомпаса, кладо­вую сухой провизии и нефтяные цистерны в районе 1 6—95 шп. Через неплотности лю­ков артиллерийских погребов и помещения гирокомпаса вода стала поступать в 1 -и и 2-й кубрики, в 1 -и и 4-й погреба и в 1 -е ко­тельное отделение. Появился крен на пра­вый борт и дифферент на нос.

Командир лидера организовал борьбу за живучесть. С трудом удалось приостано­вить поступление воды в 1 -и и 4-й погреба. С помощью временной антенны с лидера пе­редали радиограмму командующему фло­том на «Киров»: «Подорвался на мине. Принял шестьсот тонн воды. В помощи пока не нуждаюсь».

Вскоре крен прекратился. Лидер немно­го спрямился и перестал садиться носом. Но поврежденные взрывом ГТЗА запустить ни­как не удавалось. Руль с большим трудом удалось установить в нейтральное положе­ние, управление им перенесли с носового мостика на запасной кормовой. Без хода, неуправляемый лидер начал дрейфовать на минное поле. Корабли отряда прикрытия по­пытались стать на якоря, но они держали пло­хо: корабли продолжало сносить на мины.

С вышедшими из строя навигационными приборами, в темноте оставаться на мин­ном поле было опасно. Решили взять лидер на буксир оставшегося рядом эсминца «Ско­рый». Как только завели буксир и эсминец дал ход, он сам подорвался на мине и мгно­венно затонул. С «Минска» спустили шлюп­ки для подъема с воды моряков с эсминца, удалось спасти более ста человек. Чтобы лидер снова не снесло на минное поле, по­пытались стать на якорь.

К 2 ч 29 августа на поврежденном лиде­ре удалось запустить ГТЗА и турбогенера­торы, с помощью которых восстановили электрическое освещение и осушили 2-й и 4-й погреба. Из затопленного 3-го погреба личный состав БЧ-2 выгрузил зенитный бое­запас. С правого борта поставили запас­ной параван взамен перебитого. С прибы­тием лидера «Ленинград» «Минск» снялся с якоря и встал ему в кильватер. Шли со ско­ростью 1 2— 1 5 уз в условиях воздушных на­летов, когда авиабомбы падали в опасной близости от лидеров — в 10—20 м, а маневри­ровать с параванами было трудно. В 10 ч 1 0 мин одна из бомб упала между лидера­ми, что было весьма опасно для повреж­денного «Минска»: на корабле оказалось много пробоин в дымовых трубах, в над­стройках и наружной обшивке бортов. Зе­нитчикам «Минска» удалось отразить нале­ты авиации противника, особенно успешно стреляли расчеты 45-мм батареи (коман­дир главный старшина Чупов).

Ввиду уменьшения минной опасности после прохождения отрядом острова Лавенсари Пантелеев принял решение увеличить скорость до 22 уз. Уклоняясь от бомб лиде­ры прошли остров Сескар, Толбухин маяк и в 17 ч 16 мин 29 августа стали на якоря на Большом Кронштадтском рейде. На следу­ющий день «Минск», требовавший аварий­ного ремонта, встал в сухой док имени «Трех эсминцев» для заделки пробоин.

К сентябрю обстановка вокруг Ленинг­рада серьезно ухудшилась. Противник по­чти окружил город, продолжая наступать. Появились панические настроения, резонанс о которых дошел до Кремля. «Минск» еще находился в ремонте в доке, а, так как согласно распоряжению К.Е.Ворошилова корабли Балтийского флота готовились к взрыву на случай захвата Ленинграда не­мецко-фашистскими войсками, специально выделенные минеры подготовили и его к уничтожению.

В конце августа по решению наркома ВМФ ОЛС КБФ был расформирован, а вхо­дившие в него корабли были включены в со­став эскадры КБФ. Лидер «Минск» вошел во 2-й дивизион эскадренных миноносцев вместе с эсминцами «Стойкий», «Сильный» и «Свирепый». Простояв в доке две недели, лидер перешел к стенке Морского завода для последующего ремонта.

В ночь на 23 сентября 1941 года только что отремонтированный «Минск» вышел сво­им ходом на Большой Кронштадтский рейд, где стал на якорь. День был яркий, солнеч­ный. Волнение моря не превышало 1 балл, видимость хорошая. С раннего утра на ко­рабле шла покраска верхней палубы. Ли­дер имел полный боекомплект, полные за­пасы топлива и воды. В действии находились главный котел № 2 и два ГТЗА, турбогене­ратор № 1. На поддержке стоял котел № 3.

И тут, воспользовавшись летной пого­дой, в 11 ч 15 мин противник начал самый большой за всю войну воздушный налет на Кронштадт, в котором, по сообщениям на­ших наблюдательных постов, участвовало до 270 самолетов, в том числе пикирующие бомбардировщики Ju87. От налета постра­дало много кораблей, скопившихся на рей­дах и в гаванях Главной базы.

Досталось и многострадальному «Мин­ску», маневрировавшему на рейде на ма­лых ходах для уклонения от попаданий авиа­бомб. При атаках отдельных самолетов ли­дер достаточно свободно уклонялся, и бомбы падали далеко от корабля, не причиняя ему вреда. Однако при одновременной атаке группы из шести самолетов Ju87 с раз­ных курсовых углов и высоты 1000— 1500 м две 50-кг бомбы попали в кормовую часть лидера: одна — в кормовую надстройку в районе 198 шп. по правому борту, разор­вавшись на верхней палубе, образовала в ней пробоину размерами 1,2 х 0,8 м, по­вредив часть переборок и оборудования помещений на нижней палубе; вторая — поразила лидер с левого борта в районе 190— 195 шп., разорвалась при ударе о леерную стойку, образовала несколько десят­ков пробоин размерами 0,2—0,6 м2 в вер­хней палубе, котельном кожухе и кормовой дымовой трубе. Третья, 250-кг бомба, уда­рилась о дежурную шлюпку, подвешенную с левого борта, взорвалась у борта в райо­не 3-го котельного отделения (141—161 шп.) и повредила главный котел. Осколками было ранено несколько человек. На корабле воз­ник пожар, часть отсеков стала быстро за­полняться водой, корабль обесточился. «Минск» потерял ход, накренился на 8° на левый борт и стал медленно дрейфовать в направлении Ленинградского маяка.

Из-за  боязни демаскировать корабль, командир «Минска» П.Н.Петунии решил не произво­дить разводку котла № 1, работа которого и сохранение в рабочем состоянии котла № 2 позволили бы обеспечить ход.

Тем временем, дрейфуя на рейде, ко­рабль около 1 3 ч сел кормой на мелково­дье вблизи берега. Был произведен осмотр корабля и предприняты попытки провести меры по обеспечению его живучести.

Отмеченные повреждения позволили сделать выводы о недостаточной прочнос­ти борта, палуб и переборок, о необходи­мости противоосколочного бронирования надстроек. Повреждения нефтеперекачи­вающего насоса исключили возможность выравнивания корабля.

Явно недостаточным оказалось количе­ство водоотливных средств, особенно ав­тономных. Здесь следует отметить, что на лидере имелось три водоструйных эжекто­ра, производительностью 1 00 т/ч, пять по 80 т/ч и пять по 1 0 т/ч. Также имелись три переносных водоструйных эжектора — по 20 т/ч и один ручной насос (3 т/ч). Однопроводная пожарная магистраль в районе машинно-котельных отделений проходила по левому борту и обслуживалась двумя трюмно-пожарными насосами производитель­ностью 45 т/ч каждый. Одна мотопомпа (50 т/ч) была расположена в машинном от­делении № 2. Лидер также оказался недо­статочно укомплектован пожарными шлан­гами, огнетушителями и пеногенераторами, а система пожаротушения — показала себя малоэффективной.

Отсутствие на лидере штатного дизель-генератора № 4, снятого для планового ре­монта еще в 1940 году, лишило корабль ре­зервного источника электроэнергии. Низкая живучесть электрооборудования, недоста­ток ручных фонарей, уязвимость кабельных трасс и телефонной связи сильно затруднили борьбу личного состава за живучесть и непо­топляемость корабля.

Ошибкой командира корабля следует признать то, что под парами был лишь один котел, а остальные даже не были в горячем резерве. И это при хорошо известной об­становке ежедневных непрерывных налетов авиации противника! Вместо того, чтобы привести в рабочее состояние турбовентилятор № 4 и обеспечить работу действую­щего главного котла № 2, личный состав вывел его из действия, чем осложнил борь­бу за живучесть и лишил лидер хода. На ко­рабле отсутствовали специальные устрой­ства для бездымной разводки котлов, что вызвало неправильное решение команди­ра «Минска» не проводить разводку котла № 1. А, между тем, работа котла № 1 и сохранение в рабочем состоянии котла № 2 позволили бы не только сохранить ход, но и успешно вести борьбу с водой.

Борьба за непотопляемость велась при­митивно. Заводился пластырь в район ко­тельного отделения № 3, часть пробоин в борту и изнутри и снаружи корабля заделы­валась деревянными пробками и паклей. Воду сначала откачивали брандспойтами, а затем мотопомпой и эжекторами. Даже при этом часть помещений удалось осушить. Однако не было предпринято никаких попы­ток устранить повреждения трубопроводов. Хаотичная и неорганизованная заделка про­боин привела к увеличению крена на левый борт в период буксировки лидера в базу, так как поврежденный привальный брус ме­шал плотному прилеганию пластыря. Два пластыря в районе 3-го котельного отделе­ния удалось поставить лишь после снятия ко­рабля с мели. Пар в котле № 1 подняли лишь в конце буксировки «Минска» в Военную гавань, но котел действовал только 15 мин, так как поршневой питательный насос ко­тельного отделения № 1 внезапно перестал подавать воду, несмотря на наличие полно­го запаса ее в цистернах. Давление пара упало и лидер вновь остался без электро­энергии и водоотливных средств. Борьба за живучесть фактически прекратилась и по­дошедший буксир снял лидер с мели и через час ввел в Военную гавань к Южной стенке с большим креном на левый борт. Здесь были сделаны попытки откачать воду с помощью спасательных судов и буксиров, по­скольку машины лидера не работали. С боль­шим трудом удалось осушить некоторые отсеки. Однако слабая организация служ­бы живучести на лидере и вялые, малоэф­фективные действия экипажа затянули эту работу до вечера.

В 21 ч 30 мин последовал новый налет пикирующих бомбардировщиков противни­ка на Кронштадт, и вновь 250-кг авиабом­ба разорвалась в воде на расстоянии 40 м от поврежденной кормы «Минска». При под­водном взрыве деформировалась и разру­шилась наружная обшивка борта, в ней об­разовались новые пробоины. От взрыва бомбы корабль сильно раскачало и залило образовавшейся волной. Примерно через полчаса лидер начал погружаться в воду с креном на левый борт. Оборвав заведен­ные концы, «Минск» затонул на глубине 8,5 м. К часу ночи 24 сентября над водой оста­лись только часть надстроек, трубы и мач­ты. При налете погибло семь человек, было ранено 35. Экипаж с лидера был снят и раз­мещен в казармах Кронштадта.

Осмотр водолазами затонувшего ко­рабля выявил большие разрушения в кор­мовой надстройке и котельном кожухе кор­мовой трубы. Лидер получил следующие по­вреждения корпуса: первая авиабомба разрушила кормовую надстройку, образовала пробоину и повредила часть перебо­рок и оборудование нижней палубы. Разрыв второй авиабомбы о леерную стойку доба­вил еще несколько десятков пробоин в верх­ней палубе.

Вследствие сильных ударных сотрясений механического оборудования корабля ока­зались поврежденными главный котел № 3, ГТЗА № 2, были разрушены многие вспомо­гательные механизмы, топливные цистерны. В трубопроводах и гофрированных компен­саторах главного паропровода образова­лись пробоины. Во 2-м котельном отделе­нии пробит диффузор турбовентилятора № 3, сорван с фундамента масляный насос турбовентилятора № 4. В 1 -м машинном от­делении пробит ресивер ГТЗА № 2, тру­бопровод свежего пара, вспомогательная магистраль свежего пара и маслопроводы. В 3-м котельном отделении перебито 80 во­догрейных трубок котла № 3, сорван с фун­дамента и сброшен турбовентилятор № 5, пробита крышка нефтеподогревателя, по­врежден вспомогательный котел № 2, про­биты магистраль свежего и отработанного пара. Перебит паропровод на рулевую машину и трубопроводы соленой и пресной воды в районе 190— 198 шп. Разбита стан­ция парового отопления и повреждено валиковое рулевое управление. Разрушено оборудование поста энергетики и живучес­ти. Оба торпедных аппарата получили мел­кие осколочные повреждения и вышли из строя, но детонации торпед не произошло. Полностью разрушена кормовая радио­рубка и ее оборудование, разбиты магнит­ный компас и репитер гирокомпаса на кор­мовом мостике.

Картер дизель-генератора № 1 оказал­ся разбитым, отчего в помещении возник пожар. Перебиты кабели машинных и ко­тельных телеграфов, разбиты электродвига­тель масляного насоса, аккумуляторные ба­тареи мотопомпы № 2, электродвигатели насосов пресной и забортной воды. Вышли из строя механическая и телефонная группы управления кораблем, перебиты силовые кабели по левому борту в 3-м котельном отделении и 2-м машинном отделении, раз­бито большинство ламп и разрушены кабе­ли освещения с осветительной арматурой. Разбита лампа левого 90-см прожектора и корпус правого прожектора. От потери пара и выхода из строя дизель-генератора № 1 «Минск» остался без хода и электро­энергии.

К счастью, машинные отделения лидера почти не пострадали, ГТЗА и вспомогатель­ные механизмы остались целыми. Оценив состояние корабля, командование КБФ приняло решение поднять лидер до ледоста­ва, восстановить его и вернуть в строй. Для подъема «Минска» необходимо было поста­вить корабль на ровный киль, заделать под водой пробоины и откачать воду из затоп­ленных отсеков.

После осмотра корабля водолазами, его результаты и соображения по подъему и восстановлению корабля были доложены командующему эскадрой вице-адмиралу В.П.Дрозду и командующему Кронштадтс­ким морским оборонительным районом адмиралу Г.И.Левченко. Последний одобрил мероприятия по подъему и дал необходи­мые указания директору Кронштадтского морского завода об оказании помощи и под­готовки дока для доковых работ.

Первый этап подготовительных водолаз­ных работ начался 18 октября под руководст­вом старшего лейтенанта Г.П.Титова. Пред­ложенный специалистами способ подъема затонувшего лидера заключался в поворо­те его на ровный киль с помощью шести пар 70-тонных гиней, двух 80-тонных и одного 40-тонного понтонов с последующей поста­новкой на плав путем заделки повреждений и откачки воды. Подготовительные работы продолжались до ледостава — до 1 декаб­ря 1941 года.

Зимой 1941 /42 года, несмотря на чу­довищные трудности, вызванные блокадой и холодами, начался следующий этап ра­бот по подъему и восстановлению корабля. Уже зимой Морской завод изготовил необ­ходимые приспособления. Весной 1942 года подготовительные работы были продолже­ны, но нехватка специалистов и оборудо­вания в блокадном городе затянули сроки подъема корабля. Лишь 28 июня приступи­ли к проведению работ под водой. Прежде всего, водолазы сняли с лидера все воору­жение и боеприпасы. Затем были приваре­ны к борту корабля кронштейны под остропку корпуса шестью парами гиней.

19 августа, несмотря на авианалеты и артобстрелы противника, начались работы непосредственно по подъему корабля: за­вели на корпус гини, остропили и подвели к корпусу понтоны. Ходовые концы гиней вы­бирались с помощью лебедок на берегу. В понтоны подавался сжатый воздух.

Уже 25 августа лидер был поднят, а затем введен в док имени «Трех эсминцев» Кронш­тадтского морского завода.

Восстанавливать корабль поручили ра­ботникам завода № 1 90 под руководством талантливого инженера Д.А.Чалыка.

Предстоял значительный объем работ. Надо было не только отремонтировать по­врежденный корпус, носовую надстройку и кожухи 1 -го и 2-го котельных отделений, но и заново изготовить кормовую надстройку и кожух 3-го котельного отделения. Капиталь­ного ремонта требовали жилые помещения.

На корабле предстояло установить новое артиллерийское и торпедное вооружение, средства связи, штурманское вооружение, посты управления стрельбой, палубные ус­тройства.

Ремонт начали с корпуса. Небольшие пробоины (размером до 1 000 мм) заделы­вали заплатами на электросварке, а более крупные — стальными заглушками на заклеп­ках. Некоторые листы наружной обшивки заменили частично или полностью. Пока корабль стоял в доке, выполнили центровку линий валопроводов, проверку отсеков на водонепроницаемость, отремонтировали донную и забортную аппаратуру. Вытекшая через пробоины топливных цистерн нефть при нахождении корабля на грунте под во­дой осела на механизмах, трубопроводах, оборудовании, что обеспечило своеобраз­ную консервацию. Однако нефтью были ис­порчены изоляция корпуса, кабелей, обо­рудование помещений.

Для ускорения работ при восстановле­нии вспомогательного котла № 2 решили не перекладывать его топку заново и не менять асбестовую изоляцию, а просушить его дро­вами, что позволило подготовить котел к приему пара в два раза быстрее. Уже 31 ав­густа на корабле был дан первый пар. Затем были восстановлены и смонтированы: система парового отопления, дизель-гене­ратор, силовая и осветительная сеть, элект­роаппаратура.

Осмотр ГТЗА и оборудования машинных и котельных отделений подтвердил, что ме­ханизмы почти не имеют повреждений. На пробоины в трубопроводах и гофрирован­ных компенсаторах главного паропровода наложили заплаты с помощью сварки. Ме­ханизмы очистили и промыли, ввели в дей­ствие котлы № 1 и № 2. Вспомогательные механизмы в машинных и котельных отделе­ниях тоже привели в рабочее состояние. Вся работа по восстановлению лидера была выполнена за 60 рабочих суток.

26 сентября «Минск» вышел из дока, и состоялось вселение на него экипажа. Тогда же начались обширные испытательные ра­боты, которые выявили недостатки ремонта и новые дефекты. В октябре «Минск» (без вооружения) подготовили для перевода сво­им ходом в Ленинград, на Выборгскую сто­рону (где в то время находился филиал за­вода № 1 90), так как буксировать лидер по Морскому каналу на виду у противника не представлялось возможным.

В конце октября после окончания всех восстановительных и доковых работ и определения девиации магнитных компасов, лидер был готов к ходовым испытаниям. Для испытания необходимо было вывести «Минск» в море. Командиром корабля был назначен бывший преподаватель кабинета торпедной стрельбы при Военно-морской академии капитан 2 ранга С.И.Рабинович, вообще не имевший опыта управления кораблем, да еще в такой сложной обстановке и в види­мости противника. Поэтому для обеспече­ния выхода корабля на испытания из Ленин­града прибыл по приказанию командующе­го эскадрой вице-адмирала В.П.Дрозда командир «Ленинграда» капитан 3 ранга Г.М.Горбачев.

Выход «Минска» 3 ноября 1 942 года на ходовые испытания в район Шепелевского маяка прошел в ночное время успешно. С соблюдением светомаскировки корабль со­вершил несколько проходов по фарватеру до Красногорского рейда. Его главная энер­гетическая установка работала бесперебой­но, и корабль признали готовым к переходу.

Но дальше случилось непредвиденное. После возвращения с испытаний Г.М.Горба­чев поставил «Минск» на якорь посредине Средней гавани и, посчитав свою задачу выполненной, сошел с корабля. В это время начал увеличиваться до сильного юго-вос­точный ветер, и корабль стал дрейфовать кормой на Петровскую пристань. Это уви­дел дежурный по рейду капитан 3 ранга М.Г.Иванов, который, опасаясь за целость винтов корабля, вызвал катер и отправился на лидер с задачей поставить его подальше от Петровской пристани. Машины на лиде­ре еще не остыли. Вызвали ходовую вахту в машинное отделение, корабль снялся с яко­ря и самым малым ходом под двумя ГТЗА вышел на нужную позицию, где «застопо­рился». При этом случилось невероятное — третьей машиной дали «малый назад», в ре­зультате чего корабль, вместо торможения, увеличил скорость переднего хода, и на малом ходу врезался в южную гранитную стенку, смяв носовую оконечность до 5 шп.

О происшествии было сразу доложено командиру Кронштадтской ВМБ капитану 1 ранга Г.И.Левченко. Тот приказал отремон­тировать корабль своими силами, для чего необходимо было вновь поставить его в док. К счастью, в разбитых носовых помещениях течи не было и приняли решение поста­вить корабль на клетки, которые еще не ус­пели разобрать после восстановительного ремонта. В доке пришлось отрезать дефор­мированную часть форштевня и за неиме­нием на Морском заводе необходимого оборудования править ее вручную. После установки форштевня листы наружной об­шивки в этом районе присоединили свар­кой, а к форштевню — клепкой.

Через 1 0 суток отремонтированный ко­рабль был выведен из дока. За это время силами личного состава проверили и при­вели в рабочее состояние всю материаль­ную часть.

Расследованием была установлена при­чина аварии — при монтаже во время вос­становительного ремонта кто-то перепутал концы электродатчика тахометра среднего ГТЗА. Если на ходовом мостике машинным телеграфом давали передний ход, то в машине принимали — «ход назад», и наобо­рот. Было ли это случайностью или умышлен­ным вредительством, установить не удалось. Мало того, при выходе на ходовые испыта­ния эта ошибка не была обнаружена.

5 ноября 1942 года после испытатель­ного пробега до Шепелевского маяка и об­ратно на корабле подняли Военно-морской флаг. Спустя четыре дня командующий эскадрой КБФ вице-адмирал В.П.Дрозд прибыл в Кронштадт для руководства под­готовкой и переводом лидера в Ленинград для постановки в ремонт на филиале заво­да № 190.

Переход из Кронштадта в Ленинград представлял тогда довольно серьезную бо­евую операцию, поскольку, следуя по Мор­скому каналу, корабли Балтийского флота находились местами на расстоянии менее 20 кб от батарей противника, установлен­ных на южном берегу Финского залива.

В ночь на 9 ноября лидер «Минск» в со­провождении эсминцев «Славный» и «Грозя­щий» вышел из Кронштадта. Кораблям от­ряда были приданы 11 катеров-дымзавесчиков и подразделение самолетов для прикрытия с воздуха. Переход обеспечива­ли также и 305-мм орудия линкора «Марат», предназначенные для подавления батарей противника в районе Стрельны и Нового Пе­тергофа. По южному берегу Финского залива должны были вести огонь кронштадтс­кие форты, а авиация — подавлять батареи в глубине фронта. Кроме того, мощные про­жекторные установки должны были «бить» из Кронштадта параллельно открытой части Морского канала, чтобы мешать батареям противника вести прицельную стрельбу.

Условия для перевода кораблей сложи­лась неблагоприятные: тихая, ясная погода, залив покрыт льдом толщиной 3—5 см. Льды помешали катерам-дымзавесчикам про­биться в район перехода и поставить дым-завесу и кораблям пришлось идти без ды­мового прикрытия. Эсминцу «Славный», шедшему головным, удалось проскочить не­замеченным. «Минск» же был обнаружен противником. Освещенный лучами прожек­торов лидер был обстрелян батареями про­тивника осветительными и фугасными сна­рядами. Маневрирование было затруднено льдами, но кораблю, маневрировавшему ходами, удалось избежать прямых попада­ний. Глубокой ночью лидер вошел в Неву и стал на якорь в районе Балтийского завода. На следующее утро, пройдя мосты Лейте­нанта Шмидта и Республиканский (ныне — Дворцовый), он направился на Выборгскую сторону. Во время перехода в Ленинград потерь среди личного состава не было, в корпусе корабля были отдельные осколоч­ные пробоины без тяжелых последствий.

При проходе моста Свободы (ныне — Сампсоньевский) оказалось, что крылья хо­дового мостика «Минска» шире разводно­го пролета моста. Тогда на месте автоге­ном их отрезали на 1 м с обоих бортов и лидер смог миновать этот мост (впослед­ствии, когда отремонтированный корабль покинул завод, эти конструкции, вновь уста­новили на ходовом мостике уже после того, как «Минск» прошел через разводной про­лет). Войдя в Большую Невку, лидер встал против завода «Русский дизель» для произ­водства последних ремонтных работ и уст­ранения дефектов, обнаруженных во время испытаний. Между гранитной набережной и кораблем поставили баржу, которая слу­жили плавмастерской. Здесь в основном находились все, занятые ремонтом лидера.

Перед коллективом рабочих завода и экипажем корабля была поставлена общая задача — ввести обновленный лидер «Минск» в состав боевых единиц эскадры к началу компании 1943 года. Работы приходилось выполнять в крайне неблагоприятных усло­виях блокадного города: под бомбами и сна­рядами противника, при острой нехватке нужного оборудования, материалов и ква­лифицированных рабочих рук, поэтому эки­паж лидера, особенно личный состав БЧ-5, активно включился в работу по ремонту.

Изоляция корпуса была полностью за­менена, изготовлено и смонтировано новое оборудование всех корабельных помеще­ний, восстановлено электрооборудование, кабельные сети, заменены все приборы — штурманские, гидроакустические, управле­ния стрельбой, радиоаппаратура. Были ка­питально отремонтированы все механизмы машинных и котельных отделений и судовых устройств. Главный котел № 3 был восста­новлен; большая часть водогрейных трубок, часть конструкций кожуха и изоляции котла были заменены. После проведения швартов­ных испытаний, главная энергетическая ус­тановка и электрооборудование корабля были сданы экипажу.

Постепенно ремонтировавшийся ко­рабль оснащался новой боевой техникой. Началась установка новых орудий главно­го калибра Б-13-IIс, торпедных аппаратов, зенитного вооружения. 18 января 1943 года на корабле, после длительного перерыва, была установлена боевая готовность.

За успешное проведение ремонта и вос­становление корабля 1 мая 1943 года 1 2 членов экипажа были удостоены правитель­ственных наград. В июне на корабле прове­ли обследование бортовых обмоток компен­сации поперечного индуктивного намагни­чивания. Наконец, 22 июня 1943 года лидер «Минск» вновь стал полноценной боевой единицей эскадры КБФ. Приказом коман­дующего эскадрой КБФ вице-адмирала Ю.Ф.Ралля ему была утверждена огневая позиция на Большой Невке.

Лето 1943 года прошло для его экипажа в отработке организации службы и боевой подготовки корабля. Одно за другим следо­вали боевые, авральные, химические уче­ния, тренировки личного состава на боевых постах.

19 июля корабль выполнил первую пос­ле подъема флага артиллерийскую стрельбу по противнику из вновь установленных орудий. Присутствовавший на корабле во время стрельбы вице-адмирал Ю.Ф.Ралль дал высокую оценку боевой готовности ли­дера. После этой стрельбы «Минск» вошел в систему артиллерийской обороны Ленин­града, и уже 30 июля занял огневую пози­цию у Невского лесопарка. С этой позиции корабль вел артиллерийскую стрельбу по противнику в районе Колпино, поддерживая своим огнем боевые действия частей Ленин­градского фронта, подавлял фашистские батареи, отражал налеты авиации.

В сентябре 1943 года мимо лидера по Неве проходил на очередные испытания эс­минец «Славный». Противник стал обстре­ливать его полевой артиллерией. К счастью, прямых попаданий в корабли не было, но командир «Минска» С.И.Рабинович получил при этом осколочное ранение. На его место был назначен капитан 3 ранга Г.Н.Моторов.

В январе 1944 года началась мощная артиллерийская подготовка наступления войск Ленинградского фронта. По заранее намеченным целям стрелял из своих орудий и «Минск». После полного снятия блокады 27 января лидер встал на ремонтные рабо­ты, которые велись до конца февраля.

Летом 1944 года экипаж «Минска» ус­пешно выполнил все задачи по боевой подготовке. Однако сам корабль все еще нуж­дался в ремонте — сказывались недостатки выполнявшегося в блокадных условиях 1942—1943 годов ремонта и последствия артобстрелов. Поэтому в июле и августе ли­дер снова ремонтировался на заводе № 190. И, наконец, 28 августа после окончания вос­становительных работ «Минск» отошел от стенки завода (набережной Большой Невки) и совершил переход в Кронштадт. В связи с исключительно высокой минной опасностью в Финском заливе боевое использование лидера, как и других кораблей эскадры, ис­ключалось. Поэтому все летнее и осеннее время 1944 года их экипажи занимались совершенствованием боевой подготовки, ремонтом кораблей, приведением в поря­док материальной части, оружия и систем.

29 апреля 1945 года по приказу коман­дующего флотом «Минск» вышел из Кронш­тадта в Ленинград для участия в первомай­ском параде кораблей КБФ. Прибыв в Ле­нинград, лидер бросил якорь на Неве между мостами Лейтенанта Шмидта и Двор­цовым. День Победы — 9 мая 1945 года за­стал корабль в Ленинграде.http://wunderwaffe.n...der_USSR/18.htm

Изменено пользователем MEXAH_62
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
280 публикаций
142 боя

Оформление хромает,инфу-под спойлер,фотки-в заголовок,жирный шрифт-снять.Вот тогда будет супер,а читать сплошную стену текста желания нету.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
80 публикаций

Спасибо за критику.Прошу строго не ругать меня,так как впервые в жизни создал тему.Буду работать над оформлением.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
516 публикаций

Сильно похоже на голый копипаст. Хотяб источник приведите, остальные замечания выше описали.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 651 публикация
3 118 боёв

1. Укажите источники.

2. Залейте картинки через хостинг

3. Ознакомтесь с темами более опытных пользователей и посмотрите оформление.

Изменено пользователем ZIPmarf

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
223 публикации

Переоформить и обязательно жирный шрифт убрать и выделять им только заголовки и прочие важные темы.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
236
1L1dan
3 333 публикации
424 боя

Просмотр сообщенияMEXAH_62 (30 Авг 2013 - 15:25) писал:

Спасибо за критику.Прошу строго не ругать меня,так как впервые в жизни создал тему.Буду работать над оформлением.
1)Источник копипасты надо указывать:http://ru.wikipedia....ных_миноносцев)
2)Копипасту на форуме размещать только интересную, но никак не с Вики.
3)Копипасту лучше вообще не размещать на форуме.
4)Гайд по оформлению тем подобного рода:
http://forum.worldof...торических-тем/

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
280 публикаций
142 боя

Ссылки уже дали,от себя добавлю:

Таки перенесите текст под спойлер,разделите его на части.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Репортер
2 525 публикаций
1 283 боя

поставил плюс, но это аванс за следующую тему, человек вы вроде вменяемый, прислушайтесь к советам по оформлению и размещению.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
280 публикаций
142 боя

Вот еще придумал:

В начале сделайте небольшое введение,ну дату ввода/вывода во флот/из состава флота,известных командиров,ТТХ,картинки в заголовке хватит одной,другие можно под спойлер в конце темы(спойлер можно сделать командой [ spoiler] [/ spoiler](без пробелов),как-то так.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
289 публикаций
5 боёв

Мало как то инфы!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
639 публикаций

мне понравилось, читал про "Минск" в книгах +

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
80 публикаций

Просмотр сообщенияSt1kS_ua (30 Авг 2013 - 17:23) писал:

Мало как то инфы!
Информацию обязательно добавлю.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17 001 публикация
577 боёв

Просмотр сообщенияMEXAH_62 (30 Авг 2013 - 14:49) писал:

"Минск" был заложен на Судостроительном заводе имени А. А. Жданова 5 октября 1934 года.
Покопайтесь здесь. :)
http://www.armourboo...ojj_oteche.html
И здесь
http://www.armourboo...ja_1998_06.html

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
280 публикаций
142 боя

Во!Теперь тема радует глаз!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
10
[NG-F] Baloo_bst
319 публикаций
1 070 боёв

Досталось кораблю.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
9 публикаций
42 боя

А ещё фотографии есть, просто я больше картинки люблю  :unsure: .

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
80 публикаций

Фотографии есть,сейчас добавлю.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
741 публикация

Просмотр сообщения1L1dan (30 Авг 2013 - 15:43) писал:

1)Источник копипасты надо указывать:http://ru.wikipedia....ных_миноносцев)
2)Копипасту на форуме размещать только интересную, но никак не с Вики.
3)Копипасту лучше вообще не размещать на форуме.
4)Гайд по оформлению тем подобного рода:
http://forum.worldof...торических-тем/
Изображение

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×