Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
DrMort

Теория Крейсерской Войны. Доктрина Слабого?

В этой теме 36 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Старший альфа-тестер
292 публикации
1 485 боёв

Крейсерская война в теории “Морской мощи”

 

 

1.

Крейсера, пожалуй, одни из самых красивых кораблей. В них нет ни грузности и массивности линкоров, ни мощи и несбалансированности линейных крейсеров, ни угловатости броненосцев, ни коробкообразности гладкопалубных авианосцев, ни сигарообразности эсминцев и подводных лодок. У всех других классов кораблей есть базовая функция, в жертву которой принесли остальное, эта функция есть примат мощи корабля, корабль создается вокруг нее. Функция крейсера – универсальность. Крейсер должен быть способен как к действиям в составе эскадры, так и в одиночку, как к прибрежным действиям, так и к океанским, как к участию в линейном бою (хотя бы в качестве вспомогательного корабля), так и к борьбе с гражданским судоходством. В мирное время именно крейсера определяют лицо страны, они наносят дружеские заходы в порты иностранных государств, демонстрируют флаг, наконец, являются козырной картой в “дипломатии канонерок”. Воистину, нет более универсального корабля, чем крейсер.

Универсальность приводит к ограниченности. Крейсер не слишком хорошо выполняет свои функции. Он плохой “корабль линии”, недостаточно вооружен и бронирован, он не может эффективно действовать у побережья – слишком велика осадка. Он излишен для рейдерства, поскольку обычно несет слишком много орудий. В теории можно попытаться создать корабль, который хорошо бы выполнял все эти функции, этаких “Белых слонов” адмирала Фишера, но тогда цена такого корабля будет слишком высока.

Появлением класса универсального корабля мы обязаны паровой машине. До этого создать маленький корабль, существенно превосходивший по скорости хода линейный корабль, было невозможно. Фрегаты были важным элементом парусных флотов, одна из их функций, а именно уничтожение вражеской торговли, перешла к крейсерам, но не были столь универсальными. Сам класс крейсеров появился как развитие пароходо-фрегатов. Очень скоро, уже к 70-м годам XIX века класс распался на ряд подклассов, разделение в первую очередь касалось схемы бронирования. В связи с развитием артиллерии оказалось, что при артиллерийской дуэли на больших дистанциях снаряды падают под большими углами к горизонту, поэтому ценность бронепояса на кораблях, создаваемых в расчете на дуэли на больших дистанциях, невелика. В дальнейшем разделение крейсеров на три класса: безбронных разведчиков, слабобронированных универсальных крейсеров и тяжелобронированных и сильновооруженных тяжелых крейсеров сохранялось вплоть до появления атомного оружия, кардинально изменившего базовую концепцию строительства флота.

Практика же использования крейсеров до конца XIX войны все еще находилась в зачаточном состоянии. Фактически, за исключение Парагвайской войны, в которой неожиданной оказалось, что крейсер может оказаться более сильным кораблем в морском бою, чем старый броненосец, сражений с участием крейсеров не было. Вплоть до русско-японской войны крейсера оставались неизвестной величиной.

Адмирал Того в Цусимском сражении решил поставить свои крейсера в боевую линию, и это решение вызвало неоднозначные оценки у анализировавших сражение историков. Однако этот пример показывает универсальность класса крейсера, который не бесполезен в линейном бою. Правда, после того, как Вашингтонский морской договор фактически убил класс тяжелых крейсеров, ниша между линкором и универсальным крейсером оказалась пуста, что привело к появлению в 30-х – 40-х класса “сверхкрейсеров”.

Броненосные крейсера развивались экстенсивно, становясь все больше, быстрее и дороже. Логичным пределом развития таких кораблей должны были стать линейные крейсера. Это действительно почти верно. Технически в конструкции первых линейных кораблей сохранилось множество элементов броненосных. Но! Линейные крейсера, эта талантливая мистификация лорда Фишера, не были крейсерами в нашем понимании. Универсальность была принесена в жертву конкретной тактической задачи – являться мобильным отрядом линейных сил в линейном бою. Отсюда недостаточная дальность этих кораблей для крейсерских действий, отсюда излишняя скорость и вооруженность. Обычно, говоря о линейных крейсерах не отмечают, что скорость у них была излишне велика. А ведь только большая скорость позволила Худу, Рипалсу и Ринауну оставаться вполне боеспособными кораблями Второй Мировой войны, когда почти все линкоры Первой Мировой устарели.

Вашингтонские соглашения по сокращению морских вооружений сыграли крайне негативную роль в развитии военного кораблестроения. Они запутали и без того непростую схему типизации кораблей, введя абсолютно бредовые классы тяжелого и легкого крейсера, боевая ценность которых была близка к нулю. Именно поэтому у проигравшей Германии, которую не пригласили на эту конференцию (считалось, что ее флот надежно ограничен рамками Парижского договора) вообще появился шанс создать карманный линкор, идея, которая была бы обречена в ситуации, когда морские пути надежно контролируются нормальными крейсерами.

Вообще, кораблестроительная программа Германии выглядит на удивление понятной, чего не скажешь об англичанах с их “Кинг Джордж V”, французах с “Дюнкерками”, итальянцами с бездарной модернизацией старых “Андера Дориа” и “Джулио Цезаре”, японцах с супредредноутом, ТТХ которых изо всех сил скрывали от противника, наконец, от американцев, кораблестроительная программа которых была способом реинвестирования в собственную экономику. Немцы же явно пытались перепрыгнуть пропасть, вызванную потерей конструкторских кадров, за двадцать лет не построивших ни одного крупного военного корабля, и построит сверх линейный крейсер. Все крупные корабли, которые строили немцы после Первой Мировой войны были ориентированы на крейсерскую войну. С этой точки зрения беспечность морских министерств вызывает удивление.

Большую путаницу в изложение истории Кригсмарине вносят терминологические нонсенсы, связанные с международной политикой середины 30-х. Так называемые “карманные линкоры” (название, использованное для урезания немецкой квоты линкоров), они же Panzershiffe, то есть “броненосные корабли”, на самом деле являются очень своеобразными крейсерами, недостаточное бронирование которых заставляет отнести их к разряду универсальных, а излишнее вооружение – тяжелых. В любом случае, отсутствие в мире настоящих тяжелых крейсеров (тяжелы вашингтонские крейсера были универсальными, а легкие вообще следует отнести к небронированным крейсерам-разведчикам), привело к тому, что на некоторое время “Дойчланды” оставались единственными представителями этого класса.

Еще большее недоумения вызывает классификация “Шарнхорста” и “Гнейзенау”. Их причисляют то к линейным кораблям, то к линейным крейсерам, иногда даже к быстроходным линкором. Вот только в конце 30-х корабль с вооружением из девяти 280-мм орудий уже не мог считаться полноценным кораблем линии. По некоторым параметрам, конечно, их можно пытаться отнести к очень слабым линкорам, например, по массе бронирования, но и тут есть свои но: устаревшая уже ко времени спуска на воду Гебена схема расположения брони заставляет усомниться в эффективности использования этих тонн водоизмещения. “Шархнорст” и “Гнейзенау” стали самыми первыми “сверхкрейсерами”, вместе с “Алясками” и не достроенным “Кронштадтом” образуя этот класс, появившийся вместо тяжелых крейсеров. Однако, традиционно эти корабли относят к линкорам, так что и мы будем пользоваться этой классификацией.

В мировую войну Германия вступила с двумя линкорами – сверхкрейсерами, тремя карманными линкорами – тяжелыми крейсерами, одним вашингтонским тяжелым – универсальным крейсером и шестью крейсерами. Это означало неизбежность перехода Германии к крейсерской войне.

 

2.

В рамках концепции “Морской мощи” крейсерам отведена вспомогательная, но очень важная роль. В рамках этой концепции, мощь страны складывается из двух взаимодополняющих факторов: экономического и военно-морского. Для эффективного использования экономической мощи необходимо владение морем, то есть создание условий беспрепятственного использования водных путей для торговли, а значит должен быть осуществлен захвата господства на море. Но без экономической мощи невозможно создать условия для захвата господства на море, поэтому необходимо создать условия для поддержания своей экономической мощи и ослабления экономики противника. Это означает необходимость иметь огромное число океанских надводных кораблей, которые смогут справиться с возникающими угрозами судоходству по всему миру. Линейные корабли органически не могут решить задачу защиты торговли, поскольку их для этого, во-первых, очень мало и они, во-вторых, слишком сильны и ценны для столь незначительной задачи. Кроме того, использование линкоров в такой функции приведет распылению сил, и это в-третьих, а это нежелательно перед генеральным сражением. Поэтому, страна, владеющая морем, неизбежно приступит к строительству крейсерского флота для обороны своих коммуникаций.

Крейсера появились в 60-ые годы в Великобритании, а уже к 1918 году она имела столько же крейсеров, как и все остальные державы вместе взятые…

Но охрана своей торговли – одна сторона медали. Другая – уничтожение вражеской торговли. И тут опять возникает крейсер, как наиболее удачный океанский корабль для этой цели. Он недорог, быстроходен, неплохо вооружен. Его потеря не приводит к заметному ослаблению морской мощи государства. Наконец, эти корабли можно с толком использовать и в мирное время, переложив на них патрульные функции в дальних морях и “дипломатию канонерок”.

Возникает впечатление, что господство на море и защита судоходства происходят независимо: линейные флота у берегов Метрополии сражаются за первое, а крейсера в дальних водах – за второе. И это действительно близко к истине.

Крейсерская война осенью 1914 года практически никак не отразилась на основных силах британского флота, лишь только эскадра линейных крейсеров адмирала Стёрди участвовала в борьбе с крейсерами противника. И это не удивительно, в нормальной ситуации тяжелые крейсера одной стороны ловят крейсера-рейдеры другой, а линейные силы совершают неспешный танец из одного пункта базирования в другой чтобы вынудить противника решиться на генеральное сражение в невыгодной для себя конфигурации.

Крейсерская война и борьба за господство на море разделены в операционном и географическом пространстве, но едины в экономическом. Это дает определенные преимущества стороне с боле слабым флотом, но более автаркичной экономикой. Степень влияния морской мощи противника, по очевидным соображениям, тем выше, чем более экономика ориентирована на международную торговлю, ибо, как отмечалось уже в середине XIX века – международная торговля есть торговый флот (от 80% до 60% всех грузоперевозок приходится на флот). Значит влияние морской мощи на экономику обратно пропроционально степени автаркии.

В текущей реальности экономика Германии все время оказывалась и более сильной, чем английская, и более замкнутой, менее зависящей от морских перевозок. Второе не удивительно, так как Великобритания была самой сильно зависящей от своего флота страной. Другими странами с такой экономикой были Япония и Италия. А вот Россия, Франция и США могли себе позволить роскошь отказаться от внешних поставок. И именно они начали строить океанские крейсера-рейдеры.

Сторона с более слабым флотом может рассчитывать на успех действий своих рейдеров. При этом существует граничное условие: этот успех должен быть значителен, так как открытая экономика обычно намного более эффективна, чем автаркичная, так что рейдеры призваны фактически скомпенсировать это превосходство.

Сам метод выглядит достаточно простым: быстроходные крейсера-рейдеры, действующие на коммуникациях противника практически неуязвимы. Они быстрее тех кораблей, которые их сильнее, и сильнее тех, которые их быстрее. На деле второе следует понимать “защищеннее”. Превосходство “Графа Шпее” над противником в калибре артиллерии на 40% оказалось не столь сильным аргументом в бою, поскольку этот крейсер оказался недостаточно защищенным от 203-мм и 152-мм британских снарядов. В результате роль стал играть не калибр артиллерии, а масса выпущенных снарядов в единицу времени, которая у более скорострельных орудий оказалась выше.

Броненосные крейсера 1 ранга начали строится уже в конце XIX века исключительно как рейдеры. Эти корабли по размерам едва ли не превосходили современные им броненосцы, а по стоимости оказались дороже. Создается впечатление, что ослепленные простотой концепции крейсерской войны адмиралтейства утратили цель борьбы на море – господство на море.

И вот тут-то и заключается проблема. Крейсерская война оказалась недостаточно эффективной. Даже действия подводных лодок не смогли подорвать экономику Британии, которой помогали США. А они действовали намного эффективней, чем надводные рейдеры. Так что же, крейсерская война – мертворожденный ребенок?

3.

Опять же отметим, что главной особенностью крейсерской войны является ее относительная независимость от действий главных сил. Но как было показано еще к начале этого века, действия крейсеров эффективны только в отсутствии противодействия. Во всяком другом случае рейдеры начинают убегать от контр-рейдеров, а те, в свою очередь, гоняться за первыми по всем океанам. Но только вот для защитника торговли это является нормальным применением, а вот для рейдера нет. Следовательно, единственным способом подрыва экономической мощи противника является вытеснение противника с его удаленных баз.

Вспомним, что большинство кораблей паровой эпохи нуждаются в том, чтобы время от времени заходить в порты. Причем во время войны это должны быть по крайней мере порты нейтральных государств. Таким образом, разрушение и уничтожение таких баз является способом действия против крейсерских сил противника.

Угроза станциям противника намного более весома, чем угроза торговле. А значит для борьбы с ней будут выделены существенно большие силы. Однако оборона базы, даже на удаленном театре, дело существенно простое. Так как при этом могут использоваться весь спектр средств: малые корабли, береговая артиллерия, авиация.

Поэтому-то подобный вид действия – набеговые операции – приходится вести основными силами флота. Действия японцев против отдаленной базы английского флота Цейлон наглядный пример такой операции.

Итак, прямые методы крейсерской войны не слишком эффективны. Рассмотрим косвенные.

Рейдер это потенциальная угроза. Потенциальная угроза характеризуется прежде всего тем, что для ее предотвращения противник обязан будет потратить больше сил, чем на противодействию реальной угрозе, которая возникает от этих кораблей. “Тирпиц”, небоеспособный без истребительного сопровождения надежно связывал своим существованием целую эскадру противника, хотя для его уничтожения хватило бы экадрильи торпедоносцев, корабль постоянно нуждался в ремонте…

Еще больший эффект от надводных рейдеров заключается в том, что противник вынужден сводить свои торговцы в крупные конвои и охранять их линейными кораблями. Конечно, как только “Шарнхорст” и “Гнейзенау” обнаруживали, что конвой охраняется линкором, они немедленно ретировались (такой случай имел место в реальности). А ведь линейные силы ни при каких обстоятельствах не должны были отвлекаться от своей главной задачи – линейного боя.

Тут стоит отметить, что для борьбы с подводными лодками такие корабли в охранении конвоя бесполезны, даже вредны. Они представляют собой легкую и очень ценную мишень для подводников. Так что тот факт, что англичане использовали свои, совсем не бесконечные линейные силы (стоит напомнить, что у британцев было всего пятнадцать линкоров, причем все они имели какие-то дефекты). В реальности Гранд-Флит оказывался состоящим из четырех-пяти линкоров и одного-двух авианосцев, что давало Кригсмарине шансы на победу в линейном бою. “Бисмарк” был на волоске от триумфа, но ошибки Лютьенса (вероятно, связанные с тем, что он подсознательно был уверен в своей обреченности, опыт Ютландов был осознан им явно отрицательно: англичан нельзя победить) и командования ОКМ (прежде всего, действия раздельными группами – максимальное тактическое соединение этого флота, в котором формально числилось до трех линкоров и десяток крейсеров состояло из “Шарнхорста”, “Гнейзенау” и “Хиппера”) привели к тому, что вместо триумфа получился взаимный пат.

ОКМ оказалось совершенно неготовым к тому, что англичане смогут поймать “Бисмарк”. ОКМ не верило в то, что они пойдут на линейный бой. И, как показала практика, оно не верила в то, что “Бисмарк” имеет шансы выиграть этот бой. Для прикрытия возвращавшегося линкора не было сделано ничего. Все, чем смогло помочь ОКМ своему лучшему кораблю, значение которого в войне на море после потопления Худа нельзя было переоценить, это жалкой завесой ПЛ, которая, к тому же, не смогла оказать ему помощь, когда появилась такая возможность.

Можно понять, что неожиданный переход борьбы из привычной “крейсерской” фазы, отработанной к тому времени достаточно неплохо, к генеральному сражению, стал неожиданностью. Командование ОКМ вообще не имело планов такого сражения, ибо Редер изначально придерживался мнения о том, что такое сражение нельзя выиграть. А то, что в линейном бою встретятся только четыре корабля (один из которых был универсальным крейсером и большого значения не имел) никакой теорией не предусматривалось. А ведь Клаузевиц отмечал, что генеральное сражение может иметь любую форму, возможно даже, что и один человек против одного человека, но адмиралы Кригмарине его читали невнимательно и выводов не сделали.

Потопление “Бисмарка” было катастрофой, хотя война еще не была проиграна. Формально, у немцев еще оставалось в резерве три корабля, которые вызывали у англичан теперь гораздо больше опасений. Адмиралтейство на основании потопления Худа сделало вывод о том, что флоте Метрополии необходимо усилить (неудивительно). Результатом операции по потоплению Худа стало то, что в Сингапур был направлен до крайности обкорнанный вариант той эскадры, которая считалась минимально необходимой (четыре-пять линкоров и два-три авианосца, то есть фактически все валентные корабли Британии). В конце–концов самом деле Филиппс не получил даже того минимума, который считался предельно допустимым при первоначальном планировании.

В этих условиях немецкий флот обязан был искать сражения с частью флота метрополии. Оставшиеся три линкора, два карманных линкора и крейсер следовало использовать вместе на каком-либо удаленном театре. Собственно, именно это и было сделано, все корабли были переведены в Норвегию. Для действий против северных конвоев. Именно в этом и заключалась ошибка. Не в том, что все силы оказались в Арктике. А в том, что в момент, когда немцы обязаны были искать линейного боя в выгодной для себя конфигурации и могли рассчитывать на такой бой.

Реально судьба Британии решалась на Средиземном море. Империя держалась на волоске, и минимального усилия могло быть достаточно для того, чтобы этот волосок порвать. Средиземное море, возможно, не выиграло бы для немцев войну, но помогло бы ее не проиграть. В конце–концов, одна угроза, которую представляли стоящие в Бресте корабли, заставляла англичан постоянно держать в Гибралтаре эскадру и самолеты.

4.

Привлекательность крейсерской войны, заключающееся в том, что эта война идет независимо от борьбы главных сил, породила во многих странах желание воспользоваться таким способом подрыва экономики противника. Только вот еще Мэхем отмечал, что успех действия надводных рейдеров зависит от линейных сил. Без их поддержки, вытеснения кораблей противника с морей надводные рейдеры могут иметь громкие успехи в потоплении отдельных судов и даже выиграть несколько морских боев, но не решат своей задачи. Итоги крейсерской войны 1914 года были поняты и осмысленны немецкими кораблестроителями, они попытались создать единые крейсерские/линейные силы. Ставка делалась на то, что крейсер особенно эффективен не как корабль, действующий на коммуникациях, но как угроза безопасности противника, заставляющая противника распылять свои, отнюдь не бесконечные, силы. А линейный корабль строиться исключительно для одного боя, оказываясь бесполезным все остальное время. Некоторое снижение боевой эффективности получившихся кораблей не смущало командование ОКМ, которое надеялось на общее конструктивное превосходство своих кораблей над британскими.

Как форма владения морем, противокрейсерские операции являются необходимым, но и очень дорогостоящим злом. В начале века англичане считали, что для службы на своих 15 станциях им минимально требуется 120 крейсеров всех типов. К началу Второй Мировой во всем английском флоте была едва ли половина потребного количества. Экономия на флоте, вызванная приходом в Англии к власти лейбористов и усилением социальных расходов (которые приводили к расходам на армию, авиацию и флот), вызвала тривиальную нехватку кораблей. В нормальной ситуации немецкий флот был обречен на быстрый и бесславный конец, корабли отловили бы по одиночке, как “Графа Шпее” и “Бисмарка”, а затем либо утопили, либо заставили бы надолго стать на ремонт. То, что этого не произошло, есть признак утраты Британией господства на море. Надводные корабли противника могли оперировать на Океане, почти не встречая противодействия.

Крейсерская война, как и подводная, оружие слабого против слабого, но более подготовленного противника. Против сильного такие действия бесполезны, ибо не приводят к захвату господства на море, по крайней мере, до появления атомного оружия. Но это уже новая форма боевых действий, при которой положения теории Морской мощи опровергаются.

 

По материалам Р.А. Исмаилова
Изменено пользователем DrMort

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
187 публикаций
3 925 боёв

Неплохая статья о несостоятельности крейсерской войны. Однако несколько сумбурная... Автор пытается охватить всю историю крейсеров, но не придаёт значения динамике развития концепции (в деталях, хотя при таком объёме можно было бы это сделать).

Потом бросаются в глаза следующие неточности:

1.Утверждение о том, что океанские рейдеры строили Россия , Франция и США.... последние явно лишние. Они строили крейсера для эскадренной службы или кресера для стационерной службы (канонерки-переростки)

2. До русско-японской войны крейсера себя как боевые единицы не показали. В испано-американской войне у испанцев крейсера были главной силой, да и в японо-китайской принимало участие только три броненосца (и то я не уверен, активно ли использовался японский Фусо). Причем именно в последней крейсера, вооруженные скорострелками показали себя грозным оружием. Выоды из этой войны, похоже, до сих пор не все сделали, а в своё время это стоило русским поражения...

3. Вашингтонская конференция не убила класс тяжелых крейсеров, а, скорее, родила их - за основу для тяжелых крейсеров был принят самый крупный имощный на тот момент - Фрофишибер...Если бы конференции не было, то родились сверхмощные химерические сверхлинкоры и о крейсерах как об универсальной единице пришлось бы забыть - в эскадренном бою пользы бы от них уже не было. Остались бы только рейдеры и скауты...

 

Исходя из некоторых приведённых цифр, можно сделать обратный вывод - крейсера - это тоже оружие богатых. В противном случае это не эффективное оружие...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 409 публикаций
577 боёв

Просмотр сообщенияGig_Hoh (25 Авг 2012 - 08:38) писал:

Неплохая статья о несостоятельности крейсерской войны. Однако несколько сумбурная... Автор пытается охватить всю историю крейсеров, но не придаёт значения динамике развития концепции (в деталях, хотя при таком объёме можно было бы это сделать).
Как и все в "ИГШ" :)

Просмотр сообщенияGig_Hoh (25 Авг 2012 - 08:38) писал:

3. Вашингтонская конференция не убила класс тяжелых крейсеров, а, скорее, родила их - за основу для тяжелых крейсеров был принят самый крупный имощный на тот момент - Фрофишибер...
Автор подразумевает под тяжёлыми крейсерами "потомков" фишеровских "кошек".
Что-то типа "Алясок", "Кронштадтов", 65-х, 1047-х

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 409 публикаций
577 боёв

Просмотр сообщенияlokalizator1902 (25 Авг 2012 - 10:45) писал:

всё возможно
Что именно?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
24 публикации
1 бой

Хоть что-то стало понятно, а то пока кораблики - темный лес. Спасибо, DrMort. :happy:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
21 публикация
2 049 боёв

Я по эволюции атлантизма и концепции "морской мощи" диплом писал)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
292 публикации
1 485 боёв

:rolleyes:  Енот и каковы твои оценки теории, он может работать, когда корабль не привязан к базе.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
21 публикация
2 049 боёв

Просмотр сообщенияDrMort (25 Авг 2012 - 15:28) писал:

:rolleyes:  Енот и каковы твои оценки теории, он может работать, когда корабль не привязан к базе.
Я конкретно корабли не рассматривал, я сравнивал роль флотов в целом, в разрезе внешней политики). От оценок конкретного типа кораблей воздержусь.
В принципе, на основе моего опыта игры в "Стальные монстры:Союзники" (между прочим лицензия, если что)) Группа из пары КрТ и КрЛ в сопровождении 4-5 эсминцев и пары танкеров, может успешно наносить удары по тылам противника, но в лёгкую уничтожается парой линкоров или авианосцами)
Изменено пользователем UberEnot

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
227 публикаций
639 боёв

Просмотр сообщенияUberEnot (25 Авг 2012 - 16:33) писал:

Я конкретно корабли не рассматривал, я сравнивал роль флотов в целом, в разрезе внешней политики). От оценок конкретного типа кораблей воздержусь.
В принципе, на основе моего опыта игры в "Стальные монстры:Союзники" (между прочим лицензия, если что)) Группа из пары КрТ и КрЛ в сопровождении 4-5 эсминцев и пары танкеров, может успешно наносить удары по тылам противника, но в лёгкую уничтожается парой линкоров или авианосцами)
"Монстеры" что "союзники", что оригинал, являются "совой, натянутой на глобус", а правильней сказать, "орлом беркутом", да еще и накачанным воздухом до невозможности! Если вы хотите почувствовать настоящий эскадренный бой, без натяжек на глобус, то погоняйте "Figting Seel", там вы получите настоящее, ни с чем не сравнимое, удовольствие от боя надводных кораблей! Там правда нет ПЛ и АВ, но для артеллерийско-торпедных боев они и не нужны! Правда есть один минус; та версия, что я нашел, не идет ни на Висте-Семерке; ни на Экспи2,. Только на старых, до 2000 года, системах. Но игра того стоит!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
21 публикация
2 049 боёв

Просмотр сообщенияHajate (25 Авг 2012 - 19:24) писал:


"Монстеры" что "союзники", что оригинал, являются "совой, натянутой на глобус", а правильней сказать, "орлом беркутом", да еще и накачанным воздухом до невозможности! Если вы хотите почувствовать настоящий эскадренный бой, без натяжек на глобус, то погоняйте "Figting Seel", там вы получите настоящее, ни с чем не сравнимое, удовольствие от боя надводных кораблей! Там правда нет ПЛ и АВ, но для артеллерийско-торпедных боев они и не нужны! Правда есть один минус; та версия, что я нашел, не идет ни на Висте-Семерке; ни на Экспи2,. Только на старых, до 2000 года, системах. Но игра того стоит!
Спасибо. попробую)
в Стальных монстрах я как раз ПЛ и АВ предпочитал

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
187 публикаций
3 925 боёв

Просмотр сообщенияDubina1 (25 Авг 2012 - 11:16) писал:

Хоть что-то стало понятно, а то пока кораблики - темный лес. Спасибо, DrMort. :happy:
Немедленно забудь! начинать изучать "тёмный лес" с такой статьи нельзя.

Просмотр сообщенияUberEnot (25 Авг 2012 - 12:13) писал:

Я по эволюции атлантизма и концепции "морской мощи" диплом писал)
В СТУДИЮ!!! Друзья, у нас реальная возможность ознакомиться с оригинальным, я бы даже сказал аутентичным материалом, которого нигде не найти! Пожалуйста, хотя бы выдержки... :rolleyes:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
227 публикаций
639 боёв

Просмотр сообщенияGig_Hoh (25 Авг 2012 - 19:31) писал:

Немедленно забудь! начинать изучать "тёмный лес" с такой статьи нельзя.

В СТУДИЮ!!! Друзья, у нас реальная возможность ознакомиться с оригинальным, я бы даже сказал аутентичным материалом, которого нигде не найти! Пожалуйста, хотя бы выдержки... :rolleyes:
Поддерживаю! :biggrin:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Разработчик
4 253 публикации
376 боёв

Просмотр сообщенияDrMort (25 Авг 2012 - 06:39) писал:

...устаревшая уже ко времени спуска на воду Гебена схема расположения брони заставляет усомниться в эффективности использования этих тонн водоизмещения. ...
Нука-нука... про что это тут свистится?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 409 публикаций
577 боёв

Просмотр сообщенияBlack_Hunter (25 Авг 2012 - 19:53) писал:

Нука-нука... про что это тут свистится?
Это ж "переслегинсы"...У них мышленение альтернативное.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Разработчик
4 253 публикации
376 боёв

Просмотр сообщенияDarth_Vederkin (25 Авг 2012 - 19:59) писал:

Это ж "переслегинсы"...У них мышленение альтернативное.
Аааааа... а я-то грешным делом подумал, что материал достойный внимания :)
А это, оказывается, просто "альтернативка"...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
21 публикация
2 049 боёв

ОК, на днях выжимку сделаю. Но там не столько про корабли, сколько про роль флота во внешней политике, может показаться занудно. Флуд свернул)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 409 публикаций
577 боёв

Просмотр сообщенияUberEnot (25 Авг 2012 - 20:23) писал:

ОК, на днях выжимку сделаю. Но там не столько про корабли, сколько про роль флота во внешней политике, может показаться занудно. Флуд свернул)
Давате всё...
Там отлогарифмируем лишнее.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
292 публикации
1 485 боёв

Небольшое продолжение:

Первые Линейные  Немецкие крейсера.

 

История создания и службы первых немецких линейных крейсеров.

Как ни скрывали англичане тактико-технические данные своего первого линейного крейсера “Инвинсибл”, кое-какая информация о нем все же просочилась в Германию. Выяснилось, что “Инвинсибл” станет подобием “Дредноута”, только вместо 305-мм орудий будет нести такое же количество 234-мм пушек. Не раздумывая долго, немцы решили сделать так же, как англичане: заложенный ими крейсер “Блюхер” был облегченным подобием строившегося в это же время первого германского дредноута “Нассау”, вооруженным не 280-мм, а 210-мм орудиями. Увы, просочившаяся из Англии информация на деле оказалась дезинформацией. Вот почему “Блюхер” получился настолько слабее “Инвинсибла”, что у немцев язык не повернулся назвать его линейным крейсером. Он получил необычное для тех лет название “тяжелого крейсера” и рассматривался как переходный тип между прежними броненосными и новыми линейными крейсерами.

Зато в конструкции следующего корабля — “Фон дер Танн” — в полной мере проявились те особенности, которые отличали все немецкие линейные крейсеры от английских. В германских линейных крейсерах эскадренные требования преобладали над крейсерскими, и вот в чем это проявлялось: Считая целью и центром тяжести всей тактики флота генеральный бой, Тирпиц оценил значение высокой живучести корабля, созданного для эскадренного сражения. “Высшим качеством корабля, — писал он, — следует считать его способность сохранять плавучесть в вертикальной плоскости и продолжать бой”.

Для выполнения этого требования немецкие кораблестроители исследовали остойчивость и плавучесть судов на сотнях моделей. В результате были установлены наилучшие марки броневой стали, выявлены наивыгоднейшие способы расположения брони, оценено свойство угля поглощать энергию подводных взрывов и значение цельных водонепроницаемых переборок ниже уровня ватерлинии. Одновременно разрабатывались новые принципы организации службы по борьбе за живучесть корабля в бою. Параллельно велась отработка снарядов, взрывателей и другой артиллерийской техники. Все это позволило немцам создать орудия, которые могли конкурировать с английскими при меньшем калибре. Так, на первых трех типах немецких линейных крейсеров устанавливались 280-мм орудия против 305-мм английских. Когда англичане перешли на 343-мм, немцы применили 305-мм. Почему же немцам удавалось обходиться более легкими орудиями? Оказывается, боевой корабль представляет собой такой симбиоз брони и вооружения, в котором мощь нападения тесно связана со стойкостью защиты. Последние немецкие линейные крейсеры несли орудия всего по 305-мм по сравнению с английскими 343-мм, зато толщина брони у них была 300-мм против 229-мм английских. В итоге получалось: 305-мм немецкий снаряд пробивал тонкую английскую броню с дистанции 11 700 м, а 343-мм английский снаряд поражал толстую броню немецких крейсеров лишь с 7880 м!

В числе недостатков немецких линейных крейсеров морские специалисты называли установку орудий среднего калибра — 150-мм — и большого количества торпедных аппаратов, которые, как явствовал опыт, оказались ненужным балластом на крупных кораблях.

При сравнении первых английских и немецких линейных крейсеров нетрудно заметить, что “Фон дер Танн” был на 1000 т тяжелее “Инвинсибла”, нес броню на 75 мм толще и развивал скорость на один узел больше. Недостатки “Фон дер Танна” были устранены в крейсерах следующей серии — “Мольтке” и “Гебен”.

Утолщение барбетов башен, две дополнительные броневые палубы, броневая защита оконечностей корабля, дымоходов и дымовых труб, пятая кормовая башня главного калибра, стреляющая поверх другой, — все это потребовало увеличения водоизмещения на 3600 т по сравнению с “Фон дер Танном”. Для повышения живучести в бою на “Мольтке” и “Гебене” установили два руля (один за другим), приводимые в действие из разных отсеков. Это должно было свести к минимуму возможность их одновременного выхода из строя.

Из четырех линейных крейсеров, упомянутых в этой статье и вступивших в строй до начала войны, наиболее драматичной оказалась судьба “Блюхера”. В январе 1915 года кайзер санкционировал выход немецкого флота в Северное море, с тем чтобы выманить британский флот из баз и разбить его по частям. В процессе подготовки к этой операции немецкое командование послало эскадру линейных крейсеров, в которую входил “Блюхер”, к Доггер-банке в Северном море, чтобы очистить этот район от британских легких сил. Захваченные русскими моряками на “Магдебурге” шифры и на сей раз помогли англичанам вовремя узнать об этом выходе и заранее к нему подготовиться. Поэтому адмирал Хиппер, командовавший немецкими кораблями, сам того не подозревая, шел прямо в поставленную ему ловушку.

Отряды английских и немецких линейных кораблей вошли в соприкосновение 24 января в 8.52, и на “Блюхере”, шедшем концевым в германской колонне, сосредоточился огонь таких мощных кораблей, как “Лайон”, “Тайгер” и “Принцесс Ройал”. 343-мм снаряд пробил броневую палубу между двумя средними 210-мм башнями и поджег несколько десятков зарядов в коридоре для подачи боевых припасов. Огонь перебросился в башни и уничтожил всех, кто в них находился. Охваченный пламенем, “Блюхер” потерял ход, получая все новые и новые попадания, но продолжал вести ответный огонь. Он замолчал лишь после трехчасового боя, получив 7 торпедных и около сотни артиллерийских попаданий.

Более удачливым оказался “Гебен”: он уцелел, хотя и получил серьезные повреждения. Уже 29 октября 1914 года во время нападения на Севастополь в него попало три тяжелых снаряда русских крепостных орудий. Спустя три недели у мыса Сарыч русский броненосец “Евстафий” с первого залпа поразил “Гебен” и в течение 14 мин “угостил” его тремя 305-, одиннадцатью 203- и 152-мм снарядами. Эта встреча обернулась для “Гебена” выходом из строя на две недели, 115 убитыми и 57 ранеными. Наконец, 26 декабря, возвращаясь из Черного моря в Босфор, “Гебен” подорвался на двух русских минах и выбыл из строя еще на четыре месяца. Появление русских дредноутов “Императрица Екатерина II” и “Императрица Мария” осенью 1915 года окончательно вытеснило “Гебена” из Черного моря.

Однотипный с “Гебеном” “Мольтке” пользовался в немецком флоте репутацией злосчастного корабля. В 1915 году взрыв в машинном отделении погубил девять кочегаров и чуть было не стал причиной гибели самого корабля. Спустя несколько месяцев во время шторма в Атлантике волна смыла за борт четверых моряков. Потом во время пожара на камбузе погибло еще четыре матроса. Все это настолько укрепило суеверие, что простое участие “Мольтке” в какой-либо операции стало считаться достаточным, чтобы обречь ее на неудачу.

Именно так и получилось во время последнего выхода германского флота в апреле 1918 года. Командующий флотом адмирал Шеер решил вывести значительные немецкие силы для нападения на корабли Антанты, сопровождавшие скандинавский конвой. Однако, по молчаливому убеждению многих моряков, эта операция была обречена на провал с самого начала, ибо в отряд из пяти линейных крейсеров был включен “Мольтке”. И, как назло, это нелепое пророчество оправдалось!

Успех похода был невозможен без соблюдения строжайшей секретности, поэтому командирам кораблей запретили пользоваться радио. Но получилось так, что радиомолчание оказалось нарушенным, и нарушил его именно “Мольтке”. 28 апреля, на второй день после начала операции, на корабле поломалась турбина и был потерян один из гребных винтов. Приняв 2 тыс. т воды, “Мольтке” не мог идти дальше. Но как известить об этом адмирала? После некоторых колебаний командир решил воспользоваться радио...

Англичане, бывшие все время начеку, изменили курс конвоя и отдали подводной лодке Е-42, находившейся в этом квадрате, приказ атаковать противника. В результате Шеер проскочил мимо конвоя, а виновник провала “Мольтке” во время буксировки в порт был атакован Е-42 и получил торпеду в самую середину корпуса. Правда, живучесть, которой славились германские линейные корабли, спасла положение: “Мольтке” остался на плаву, но лишь для того, чтобы несколько месяцев спустя разделить бесславную капитуляцию с другими уцелевшими кораблями немецкого флота.

 

по материалам Г. и В. Смирновых.

 

Влияние первой мировой  войны на развитие военного кораблестроения по опыту боевых действий. Появление новых средств борьбы на море.

 

 

Первая мировая  война 1914-1918 гг. возникла в результате глубочайших противоречий между капиталистическими государствами. Она была вызвана борьбой за передел колоний и сфер влияния. Задолго до нее империалистические страны старались превзойти одна другую в вооружениях и заранее образовывали коалиции. Подготовка к войне велась правительствами в глубокой тайне друг от друга.

В 1914 г. выступили одна против другой две враждебные группировки: на одной стороне Англия, Франция и Россия (Антанта) ; на другой стороне были Германия, Австро-Венгрия и Италия (Тройственный союз). Обе группировки старались перетянуть на свою сторону нейтральные страны и завербовать союзников. К Антанте присоединились Япония, Сербия, Румыния и Греция, а затем Италия, вышедшая из Тройственного союза, и в 1917 г. США. Германии и Австро-Венгрии удалось привлечь на свою сторону Турцию и Болгарию. Война приобрела мировой характер.

В этой войне основную роль играло соперничество между Германией и Англией за морское и колониальное первенство, за передел колоний; поэтому на флот возлагались большие задачи.

Боевые действия на море показали, в какой мере учтен опыт предшествующих войн, насколько правилен был путь усовершенствований и как он повлиял на дальнейшее развитие военного кораблестроения.

   I. Морской бой у острова Коронель (ноябрь 1914 г.) немецкой крейсерской эскадры с английской. Немецкие броненосные крейсера при одинаковой скорости хода и крупной артиллерии были лучше забронированы, имели более скорострельные орудия и тренированную артиллерийскую команду, чем английские корабли. В бою немцы удачно использовали элементы погоды и освещения. Благодаря наличию в английской эскадре тихоходного (16 узлов) вспомогательного крейсера Otranto эскадренная скорость немецкой эскадры была на 6 узлов выше, что облегчило последней маневрирование.

Первыми же выстрелами с немецких кораблей были вызваны взрывы и пожары на английских броненосных крейсерах Good Норе и Monmouth, которые и были потоплены. Крейсеру Glasgow и вспомогательному крейсеру Otranto удалось уйти от поражения.

Этот бой показал важность сильного бронирования и скорости хода у крейсеров, преимущество башенного расположения орудий перед казематным (на сильном волнении нижние орудия английских крейсеров не могли действовать, так как в порты заливалась вода); выявилась также необходимость принятия мер против пожаров и взрыва боеприпасов.

  II. Морской бой у Фальклэндских островов (декабрь 1914 г.). После поражения англичан у острова Коронель немецкая эскадра в том же составе направилась к Фальклэндским островам с целью уничтожения расположенной там английской базы. Англичане, решив уничтожить эту эскадру, выслали с соблюдением полной секретности к Фальклэндским островам два линейных крейсера Invincible и Inflexible для соединения с находившимися там кораблями. В результате значительного преимущества английских линейных крейсеров в артиллерии и скорости хода немецкие корабли Scharnhorst, Gneisenau, Leipzig и Nürnberg были потоплены. Это было неизбежно, так как английские линейные крейсера имели возможность выбирать дистанцию боя.

Результаты боя показали преимущество крупных орудий на броненосных крейсерах против большого числа средних, а также необходимость большой скорости хода для легких крейсеров, чтобы иметь возможность отойти в случае неожиданной встречи с более сильным противником. Немецкие легкие крейсера Leipzig и Nürnberg были уничтожены на преследовании английскими легкими же, но более сильными и быстроходными крейсерами Kent, Cornwall и Glasgow.

  III. Морской бой у Доггер-банки (январь 1915 г.). Немецкая эскадра адмирала Хиппера в составе трех линейных крейсеров Seydlitz, Derfflinger, Moltke и броненосного крейсера Blücher, шести легких крейсеров и отряда миноносцев встретилась с английской эскадрой (пять линейных крейсеров Lion, Tiger, Princess Royal, New Zealand и Indomitable, семь легких  крейсеров и миноносцы). Немцы, видя превосходящие их силы англичан, стали отходить, имея концевым броненосный крейсер Blücher; английские линейные крейсера преследовали их полным ходом. Первым выстрелом с Lion была пробита кормовая башня на Seydlitz, что вызвало воспламенение зарядов в обоих кормовых башнях, но без взрыва. Крейсер Lion также сильно пострадал: несколько крупных снарядов попало в поясную броню и в башни. У крейсера Blücher была пробита бортовая броня и потеряна скорость хода; он подвергся расстрелу всеми английскими линейными крейсерами и был потоплен. Остальные немецкие корабли, не преследуемые англичанами, вернулись в базу.

Бой велся на дальних дистанциях (80-100 каб.), вследствие чего наблюдение за стрельбой по всплескам было затруднено. С Blücher не был виден крейсер Lion, стрелявший по нему и ведший наблюдение с высоты мачт; таким образом, выявилась необходимость иметь на крупных кораблях самолеты-корректировщики стрельбы. Расстрел крейсера Blücher показал недостаточность толщины бортового и палубного бронирования крейсеров с 203-мм артиллерией, могущих встретиться с противником, вооруженным 305-мм орудиями; даже при наличии большей скорости хода может произойти обстрел с дальней дистанции, против чего необходимо утолщение броневых палуб.

  IV. Ютландский бой (май 1916 г.). В этом бою впервые встретились главные боевые силы немецкого и английского флотов. Английский флот состоял из 29 линейных кораблей, 9 линейных крейсеров, 8 броненосных крейсеров, 23 легких крейсеров и 82 миноносцев. Немецкий флот состоял из 16 линейных кораблей, 6 броненосцев старого типа, 5 линейных крейсеров, 11 легких крейсеров и 72 миноносцев.

Немецкий флот, имея впереди разведывательный отряд, вышел в море, направляясь к берегам Норвегии, не подозревая, что весь английский флот также вышел в море.

Немецкий флот имел целью вызвать, в ответ на действия своего разведывательного отряда, в качестве погони часть английского флота, а затем навести эту часть на свои главные силы и уничтожить ее. Сражения со всем английским линейным флотом немцы давать не предполагали.

Английский флот, выслав вперед усиленный разведывательный отряд для действий против немецкого разведывательного отряда, вышел из баз для обеспечения его действий и также не собирался вступать в сражение со всем немецким флотом. Оба противника не имели в виду генерального сражения и, став перед фактом встречи, стремились выйти из боя, что и удалось осуществить немецкому флоту. Именно в этом и кроется относительная безрезультатность встречи флотов противников у Ютландского полуострова. [189]

Передовая эскадра английского флота, сблизившись с разведывательным отрядом немцев на дистанцию 70-80 каб., начала бой. Первыми выстрелами немцев была выведена из строя башня на Lion; затем залп линейного крейсера Von der Tann по Indefatigable вызвал на нем взрыв; от последующего залпа он перевернулся и потонул. Через 24 минуты после этого снарядом с крейсера Derfflinger был взорван линейный крейсер Queen Mary.

Гибель этих линейных крейсеров была вызвана взрывом боеприпасов; снаряды, пробив орудийные башни, воспламенили приготовленные полузаряды, огонь проник вниз в погреба, вызвав взрыв боеприпасов{86}. Кроме того, качество английских порохов (кордит) было несовершенным, и во многих случаях в течение войны отмечались возгорание и взрывы зарядов. У немцев подобных случаев взрыва не было, — они учли опыт с Seydlitz в бою при Доггер-банке: отделили верхнюю часть башни от нижней, усовершенствовали дальномеры и прицелы; англичане же не ввели никаких улучшений. Англичане, имея преимущество в калибре и дальнобойности орудий линейных крейсеров, пошли на сближение{87}, не использовали своей дальнобойной артиллерии и поставили себя в невыгодные условия. Кроме того, они вступили в бой без поддержки линейных кораблей, которые с их 381-мм орудиями легко могли бы разгромить немецкие линейные крейсера.

Во время боя происходили также торпедные атаки миноносцев и с той и другой стороны, причем одна торпеда с английского миноносца Petard попала в Seydlitz.

После часового боя англичане неожиданно для себя заметили приближение главных сил немецкого флота, о времени выхода которого из базы ими были получены неверные сведения от адмиралтейства. Передовой отряд английского флота изменил курс и с присоединившейся к нему эскадрой поддержки, состоявшей из четырех линейных кораблей, вел бой на отходе до появления главных сил английского флота{88}.

При развертывании английских кораблей в боевую линию и присоединении к ним линейных крейсеров огнем с Invinsible был обстрелян немецкий легкий крейсер Wiesbaden (5100 т ), входивший в состав передового отряда; получив попадание еще  нескольких крупных снарядов с других кораблей и торпеды с миноносца, крейсер затонул. Два английских броненосных крейсера Defence (14600 т) и Warrior (13500 т ), обстреливавшие немецкие легкие крейсера, приблизились из-за плохой видимости к неприятельским линейным крейсерам и к головному линейному кораблю König и подверглись сильному обстрелу снарядами крупной артиллерии. Два залпа с Lützow пробили 100-мм броню в оконечностях крейсера Defence, который взорвался и через 5 минут затонул. Крейсер Warrior подвергся бы той же участи, если бы его не закрыл собою линейный корабль Warspite (27 500 т) , у которого заклинился руль и который описал вокруг крейсера циркуляцию. Крейсер Warrior получил от него при столкновении несколько ударов в корпус, в результате чего оба пострадавших корабля вышли из строя. При возвращении в базу Warrior затонул.

Линейный крейсер Invinsible после боя с немецким разведывательным отрядом вернулся и, став в голове боевого порядка флота, вел бой с ближайшим к нему Derfflinger, от которого получил два попадания. В результате была пробита броня средней башни, произошел сильный взрыв, от которого через несколько минут Invinsible затонул.

В то же время английские линейные корабли открыли сильный огонь по немецким кораблям, причинивший им значительные повреждения. Немцы, убедившись в том, что имеют дело с главными силами неприятеля, круто повернули на запад; их линейные крейсера, оказавшиеся концевыми, получили большие повреждения. Крейсер Seydlitz получил около 20 попаданий 343- и 381-мм снарядами, преимущественно в носовую часть, в которую через пробоины вливалась вода; приняв 5300 т воды, корабль, однако, не затонул. На крейсере Derfflinger были сорваны в носовой части две броневые плиты у ватерлинии, и вода вливалась внутрь; один 381-мм снаряд попал в броню третьей башни, другой пробил крышу четвертой башни; в обоих случаях произошло воспламенение пороха, но взрыва не последовало, погреба боеприпасов были во-время затоплены. Поясная броня была пробита крупными снарядами в нескольких местах. Остальные линейные крейсера также получили повреждения, но особенно сильно пострадал Lützow, на котором был сосредоточен огонь эскадры линейных кораблей. Два 343-мм снаряда разорвались в носовой части, вода затопила отсеки до первой башни; большая часть орудий была выведена из строя. Корабль, потерявший боевое значение, в конце боя был оставлен личным составом, перешедшим на миноносец, который потопил крейсер торпедой.

Англичане временно потеряли из виду главные силы противника, но после поворота немецкого флота снова его обнаружили и начали сильный обстрел. Линейные крейсера и отряд эскадренных миноносцев атаковали англичан и поставили дымовую  завесу, под прикрытием которой немцы снова отошли. Непродолжительные бои происходили между легкими крейсерами, а также производились атаки миноносцев, но ввиду наступления темноты и трудности опознавания эти атаки имели случайный характер. Англичане потопили немецкий легкий крейсер старой постройки Frauenlob (2700 т) , но сами потеряли несколько миноносцев, подошедших близко к кораблям противника. Ночью английский броненосный крейсер Black Prince (13 500 т), потерявший связь с главными силами, встретился на близкой дистанции с концевыми немецкими линейными кораблями и был потоплен. Английские миноносцы потопили немецкий линейный корабль Pommern (13200 т) старой постройки и крейсер Rostock (4900 т) ; другой легкий крейсер Elbing был протаранен немецким же линейным кораблем Pozen и затонул.

Ютландский бой с его ничтожными оперативно-тактическими результатами вскрыл конструктивные недостатки кораблей того времени, одновременно показал полную несостоятельность англо-саксонской империалистической военно-морской теории, утверждавшей, что войну в целом можно выиграть в одном генеральном сражении. Так Ютландский бой показал недостаточное бронирование крупных английских линейных крейсеров, не отвечающее основному принципу, по которому броневая защита должна соответствовать мощности артиллерии. Наибольшей толщины броня (200-225 мм) шла лишь узким поясом по средней части борта корпуса во всю длину машинных и котельных отделений; концевые башни 343-мм орудий были слишком далеко отнесены к оконечностям, и броневой пояс около них был не толще 175 мм при броне подачных труб этих башен 150 мм. Броня эта пробивалась 280-мм снарядами.

У немецких линейных крейсеров толстая поясная броня (225-мм ) перекрывала все основания башен, а броня подачных труб башен доходила до 260 мм.

Этот бой во всей полноте поставил вопрос о живучести корабля не только в отношении непотопляемости, но и о живучести главнейших боевых устройств — орудийных башен и погребов боеприпаса, рулевых устройств, генераторов тока, радиорубок и пр. Кроме того, выявилось значение дымовых завес для прикрытия маневрирования кораблей и атак миноносцев, необходимость лидирования миноносцев достаточно сильными кораблями, важность сохранения связи между отдельными соединениями и кораблями, особенно в плохую видимость, когда зрительное наблюдение затруднено, а также бесполезность торпедных аппаратов на крупных кораблях, которым не приходилось сближаться на дистанцию торпедной стрельбы. Бой показал также значение залповой артиллерийской стрельбы, скорострельности артиллерии и быстрой пристрелки. Последняя в то время стояла еще не высоко, из 4600 снарядов, выпущенных в течение боя англичанами, было всего лишь 100 попаданий,  у немцев из 3600 снарядов — 120. Поэтому в дальнейшем была разработана система дальномерных постов, центральной наводки орудий, улучшено качество снарядов и улучшена конструкция корпуса корабля.

   V. Некоторый опыт боевых действий по обстрелу береговых укреплений в Дарданеллах и на Фландрском побережье.

В марте 1915 г. союзная эскадра, состоявшая из двенадцати английских линейных кораблей старой постройки и четырех таких же французских, двух новых — линейного корабля Queen Elisabeth и линейного крейсера Inflexible, обстреливая береговые укрепления, вошла в Дарданельский пролив, чтобы дать возможность тральщикам протралить пролив от мин и обеспечить проход кораблей к Константинополю. Обстреливаемые с берегов и встречая на пути мины, погибли Ocean, Irresistible, Bouvet; другие, в том числе и Inflexible, получили повреждения, но удержались на плаву. Несмотря на то, что позже к операциям были привлечены мониторы, имевшие специальную бортовую противоторпедную защиту, операция успеха не имела.

Для обстрела береговых укреплений англичане построили в 1915-1916 гг. специальные корабли по типу мониторов: Lord Clive, Marshal Soult, Erebus, Terror и другие. Эти корабли водоизмещением 6000-8000 т, со скоростью хода около 7 узлов у первых двух и 12 узлов у последних, с небольшой осадкой (около 3,3 м). Они имели одну башню с двумя 381-мм орудиями в носу, восемь 100-мм пушек по бортам со щитами и несколько зенитных установок. Бронирование состояло из броневой палубы с утолщенными скосами к бортам и сильной башенной брони (рис. 94); кроме того, в районе погребов для боеприпасов имелась 100-мм цитадель в виде ящика с концевыми траверзами.

Жизненные части корабля (механизмы, котлы, погреба для боеприпасов) были удалены на 5,0-5,5 м от центра взрыва бортовыми водяными камерами  и нефтью , отчего разрушительное действие взрыва торпеды того времени не влияло на жизненные части корабля.

Опыт этих боевых действий показал, что форсирование пролива силами одного лишь флота, без совместных действий армии, неосуществимо. Кроме того, необходимо наличие большого числа самолетов-корректировщиков стрельбы и тральщиков, а также оборудованных тыловых баз и транспортов для доставки боеприпасов и снабжения.

   VI. Некоторый опыт действий подводных лодок во время войны. В начале войны действия подводных лодок были сравнительно слабы и не обращали на себя особого внимания. Десять немецких подводных лодок находились в Северном море для наблюдения за английским флотом. Из них одна U-15 была протаранена английским легким крейсером Birmingham в августе 1914 г., другая такая же U-13 пропала без вести, третья U-21 потопила в сентябре английский легкий крейсер Pathfinder (2900 т). Но после того, как в том же месяце лодка U-9 потопила одновременно три английских крейсера дозорной службы Cressy, Hogue и Aboukir, Германия увеличила число лодок в Северном море и стала спешно строить новые, более крупные.

В октябре были потоплены первые английские и французские торговые суда, а в ноябре лодка U-18 сделала попытку прорваться в базу английского флота Скапа-Флоу, но неудачно; лодка была протаранена сначала тральщиком, а после всплытия миноносцем Garry и принуждена сдаться. Таким образом, началась подводная борьба на морских коммуникациях Англии, экономика которой в значительной степени зависела от связи ее с колониями.

В феврале 1915 г. Германия объявила морские районы вокруг Англии и Ирландии «военной зоной», в которой все неприятельские корабли подлежали уничтожению, равно как и нейтральные, заходящие в эту зону, так как под видом нейтральных проходили и английские суда, подымавшие флаг нейтрального государства. Встретив серьезный протест со стороны США, Германия временно отменила распоряжение об уничтожении нейтральных судов, но когда U-29 (800 т) погибла у берегов Шотландии, лодкой U-20 был торпедирован без предупреждения английский лайнер Lusitania, потонувший через 20 минут с 1198 пассажирами и командой; в числе пассажиров было много американцев. Этот факт явился в дальнейшем одним из поводов для вступления США в войну, которую давно готовили правящие круги США, стремившиеся к мировому господству и выжидавшие более выгодный момент и повод. Вступления в войну США на стороне Англии очень опасалось германское правительство, и поэтому после протеста США в связи с потоплением лайнера Lusitania германское правительство запретило торпедировать крупные пассажирские суда. Это распоряжение вызвало сильный протест морского командования, которое считало неограниченную подводную войну важнейшим мероприятием [194] для выигрыша войны в целом. Несмотря на создавшиеся противоречия, германские лодки продолжали топить пассажирские суда (лайнер Arabic и другие), тем более что вооружение некоторых торговых судов пушками и появление у англичан судов-ловушек заставляло лодки избегать всплытия и применять торпеду. Англичане для противодействия лодкам в береговых районах вооружили большое число тральщиков, а в море выпустили суда-ловушки, безобидные на вид грузовые суда, по бортам которых были скрыты под щитами 100-мм пушки. На пути сообщения между Англией и Францией, в канале, были установлены индикаторные сети с подвешенными к ним взрывными патронами или с электросигнализацией, дающей знать патрулирующим миноносцам и сторожевым катерам о присутствии лодки. Подобные сети устанавливались и в других местах при помощи специально оборудованных судов — сетевых заградителей.

Военным кораблям предписывалось вести непрерывное наблюдение за лодками по секторам горизонта, было увеличено число малокалиберных скорострельных пушек с непрерывным дежурством при них, чтобы при обнаружении перископа лодки держать ее под обстрелом, кораблю же итти зигзагообразным курсом.

Торговые корабли, большей частью тихоходные, с небольшим числом команды, были беззащитны и становились легкой добычей подводной лодки, которая всплывала, давала предупредительный выстрел для команды — оставить судно, а затем топила его выстрелом торпеды. При встрече с «ловушкой» лодка чаще всего уничтожалась артиллерийским огнем. Таким путем со времени объявления войны до января 1916 г. было потоплено в общем 395 судов (из них 225 английских) на севере и 54 в Средиземном море. При этом погибло 17 немецких подводных лодок.

Немецкие подводные лодки с увеличенной дальностью плавания проникали и в Средиземное море, где во время Дарданельской операции потопили английские линейные корабли старой постройки Triumph и Majestic.

Английским подводным лодкам удалось проникнуть в Мраморное море, где они успешно действовали против турецких войсковых транспортов; несколько лодок прошли через пролив Зунд в Балтийское море и угрожали немецким кораблям (был торпедирован немецкий линейный крейсер Moltke).

Германское правительство колебалось между требованием своего морского командования «неограниченной подводной войны» и протестами со стороны США, соглашавшимися на то, чтобы торговые суда не были вооружены, но требовавшими спасения всех людей до потопления судна; поэтому подводная война временами ослабевала. После гибели нескольких пассажирских пароходов с американскими пассажирами в апреле 1916 г. был  отдан приказ командующему флотом ограничить действия подводных лодок в отношении торговых судов их осмотром.

  Однако после Ютландского боя Германия пришла к заключению, что действиями одного лишь надводного флота она не сможет сокрушить морского могущества Англии.

В феврале 1917 г. была объявлена «неограниченная подводная война». США использовали это как предлог для вступления в войну против Германии, которая к этому времени была достаточно ослаблена. Германия в марте того же года имела в строю 120 подводных лодок. В числе их были и подводные минные заградители для постановки мин у берегов Англии и Франции. Десять лодок действовали в Средиземном море.

Построенные во время войны подводные лодки отличались от прежних крупными размерами, имели увеличенное вооружение и дальность плавания; водоизмещение их доходило до 1100-1500 т. Было построено несколько подводных крейсеров водоизмещением 1900-2500 т для действий в Атлантическом океане, у берегов Америки. Был введен ряд усовершенствований в конструкции и в оборудовании лодок: увеличены скорость погружения, время пребывания под водой (освежение внутреннего воздуха), автономность действия и улучшена обитаемость.

Число потопленных английских и французских кораблей быстро возрастало: в январе — 171, в апреле — 373. Для борьбы с подводными лодками были приняты защитные и активные меры противодействия.

К защитным относились, кроме сетей и вооружения торговых судов пушками: 1) искажающая очертания судов окраска (камуфляж); 2) применение дымовых завес; 3) организация конвоев торговых судов с применением змейковых привязных аэростатов; 4) использование изобретенных шумопеленгаторов для обнаружения лодки под водой по шуму ее гребных винтов и механизмов; 5) организация в портах службы по собиранию сведений о замеченных подводных лодках и предупреждению командиров конвоев по радиотелеграфу; 6) организация службы траления мин у входов в порты и снабжение военных и торговых кораблей специальными приборами — параванами-охранителями.

Имея дело с вооруженными торговыми судами, подводные лодки предпочитали не всплывать, а атаковать их без предупреждения.

К активным мероприятиям по борьбе с подводными лодками относились: 1) снабжение миноносцев, патрульных судов и сторожевых катеров специальными глубинными бомбами , которые при обнаружении подводной лодки сбрасывали в воду; взрыв бомбы на определенной глубине, даже на расстоянии, мог причинить лодке серьезные повреждения (нарушение водонепроницаемости корпуса, порча приборов управления; 2) постройка специального типа судов — охотников за подводными  лодками - водоизмещением 60 т , длиною 33 м, с тремя моторами по 250 л. с.; скорость хода 17-18 узлов; эти суда были вооружены одной 75-мм или двумя 57-мм пушками и глубинными бомбами (рис. 95); большое число этих судов в море заставляло подводные лодки остерегаться всплывать, держало их все время в напряжении и физически истощало личный состав, ибо, имея шумопеленгаторы, охотники выслеживали лодки и бросали бомбы; 3) заблокирование пунктов базирования подводных лодок (Зеебрюггская операция).

Последняя стадия неограниченной подводной войны 1918 г. не оправдала возлагавшихся на нее Германией надежд. Хотя число потопленных судов было значительное, но и лодки терпели большой урон: из 343 действовавших на севере лодок 178 погибло и 7 было интернировано.

VII. Новые средства борьбы на море. В первую мировую империалистическую войну были введены новые виды боевого оружия, в то же время усовершенствовано существовавшее оружие — артиллерия, торпеды и мины. Артиллерия показала возможность уничтожения ею крупного броненосного корабля, если не проведено рациональных мер к сохранению его живучести. Торпеда, от которой гибли большей частью боевые корабли старой постройки и транспорты, заняла определенное место в вооружении подводных лодок, а также быстроходных торпедных катеров в новом их оформлении.

Торпедные катера после первой мировой империалистической войны были небольшими (10-15 т ), быстроходными, с глиссерной формой корпуса. Построенные из дерева (первые катера) или из легкого металла, с авиационными моторами, они имели в корме два желоба, в которых были расположены торпеды (рис. 96). На некоторых торпедных катерах торпеды располагались по бортам в специальных откидных бугелях. На развитие торпедных катеров большое влияние оказало появление спортивных быстроходных катеров с легкими моторами и глиссерной формой корпуса с реданом (уступом в. днище катера). Такое образование корпуса уменьшало сопротивление воды при движении катера и давало возможность развить скорость хода до 50 узлов.

Сравнительная дешевизна и быстрота постройки таких катеров давали возможность иметь их в большом количестве. Они представляли серьезную угрозу для крупных кораблей, а также и для подводных лодок благодаря наличию на катерах глубинных бомб. На рубке торпедного катера устанавливался пулемет.

Мины также сыграли большую роль во время первой мировой империалистической войны; примерами могут служить минно-заградительные операции русского флота: минирование прохода в Рижский залив и постановка минных заграждений на Балтийском и Черном морях, создавших большие затруднения атакующим немецким кораблям; постановка немецкими подводными лодками на пути следования неприятельских кораблей мин, от которых погибли английский линейный корабль King Edvard VII (16350 т ), броненосный крейсер Hampshire, линейный крейсер Audacious (25 000, т) , итальянский линейный корабль Regina Margherita (13500 т) и другие.

Первая мировая империалистическая война 1914-1918 гг. положила начало применению авиации. В начале войны использование авиации тормозилось отсутствием кораблей, которые могли бы служить базой, позволявшей производить взлет и посадку на палубу самолетов. В России, являющейся родиной [198] авиации, на Черном море и на Балтике было переоборудовано несколько пароходов под авиатранспорты с гидросамолетами, которые могли производить взлет и посадку на воду. На Черном море гидросамолеты, базируясь на авиатранспорты Николай I и Александр I , успешно действовали в качестве разведчиков бомбардировщиков, корректировщиков артиллерийского огня кораблей по береговым объектам и несли службу связи.

Такие авиатранспорты позже появились и в Англии, где только к концу войны был создан авианосец, переделанный из крейсера, позволявший самолетам производить взлет и посадку на палубу. Дальнейшее развитие авианосцы получили после войны.

 

по материалам Ширшова А. П. 1952г
Изменено пользователем DrMort
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта для публикации новых ответов.

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×