Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
military_surgeon

Медицина на флоте. Доктора флота 2 выпуск

В этой теме 12 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Старший альфа-тестер
690 публикаций
3 306 боёв

Изображение

Всем привет! С Вами Military_surgeon и рубрика “Медицина на флоте” от форумного объединения “Кубрик”. Как и обещал, перед вами второй выпуск об истории флотской медицины.
Первый выпуск я завершил началом Крымской войны. Медицинское обеспечение на этой войне достойно отдельной темы и будет темой одного из следующих выпусков. Война эта повлияла на все дальнейшее развитие армии и флота. Флотская медицина не осталась в стороне. И если организация помощи поменялась не сильно (сохранилась ведущая роль морских госпиталей), то в методах оказания помощи новинок было много: гипсовая повязка, эфирный наркоз в полевых условиях, в связи с применением наркоза – расширение объема операций, применение сортировки при массовом поступлении раненных, сестры милосердия на войне.
Русско-японская война


Опыт русско-японской войны не внес в систему оказания помощи никаких принципиальных изменений. Боевые действия ограничивались дальневосточным театром. Раненые концентрировались в Порт-Артурском и отчасти во Владивостокском морских госпиталях. Первый был вскоре отрезан японцами, второй же имел мало раненых. Эвакуация их в глубокий тыл не производилась, и лечебно-эвакуационное обеспечение осуществлялось в пределах одного порта по замкнутой системе: корабль–госпиталь–корабль. Но был ряд задач и проблем, которые встали перед врачами впервые.
Во-первых, накануне и уже в течение войны должны были быть подготовлены три основных звена помощи пострадавшим морякам для эскадры Тихого океана: 1) медицинская часть непосредственно на судах (лазареты, перевязочные пункты); 2) специально предназначенные для медицинского обслуживания суда (госпитальный корабль «Монголия»); 3) береговые стационарные врачебные учреждения (в первую очередь, Владивостокский госпиталь).
Во-вторых, после неудачных для Тихоокеанской эскадры первых месяцев войны от медицинской службы требовалось: А) подготовить медицинскую часть для судов 2-й и 3-й Тихоокеанских эскадр: 1) медицинская часть непосредственно на судах (лазареты, перевязочные пункты) и 2) специально предназначенные для медицинского обслуживания суда (плавучие госпитали «Орел» и «Кострома») и Б) обеспечивать медицинскую помощь на эскадре 3. П. Рожественского: 1) во время похода из Балтики в Тихий океан; 2) во время морского сражения (Цусима).
В-третьих, помимо основных военных действий, должна была быть обеспечена медицинская часть на вспомогательных направлениях деятельности флота: 1) подготовка персонала для кораблей-рейдеров; 2) подготовка персонала и разработка санитарных норм для новых видов оружия (подводные лодки).
Первая группа задач решалась не без трудностей. Благодаря высокому уровню развития медицины в России в начале XX века, флотская медицина на эскадре Тихого океана была неплохо организована и имела новейшие медицинские приспособления. Но далеко не все полезные нововведения удавалось распространить достаточно широко: на крупных судах было вполне современное оборудование, в то время как на других продолжали свою службу образцы хирургических инструментов, утвержденные еще до Крымской войны. Многих достаточно примитивных, но совершенно необходимых вещей в начале войны на судах не хватало, их пришлось восполнять в ходе войны. Также уже во время военных действий было создано и хорошо оснащено госпитальное судно «Монголия», которое, хотя и оказалось бесполезным в морском бою, принесло много пользы во время нахождения эскадры в Порт-Артуре и при сухопутной обороне крепости. Береговая медицинская часть была поставлена достаточно успешно. Санитарные отчеты показали небольшое количество умерших по сравнению с общим числом пострадавших от ран и болезней. Нехватка многого из простых, но очень нужных вещей на первом этапе войны обнаружилась и в морском госпитале: только сосредоточение усилий как сугубо военных, так и благотворительных структур, первым из которых надо назвать Красный Крест, позволило скомпенсировать эти недостатки. Причиной той или иной недостачи необходимого при наличии многих современных приспособлений была не столько ограниченность экономических возможностей, сколько отдаленность морского театра войны 1904-1905 гг.
Вторая большая группа задач флотской медицины была связана с деятельностью 2-й Тихоокеанской эскадры. Отправлявшиеся из главных портов России суда по медицинской части были оснащены значительно лучше, чем корабли 1-й эскадры. Это могло бы служить доказательством того, что не отсталость науки или экономики, а в первую очередь, отдаленность военного театра и, возможно, недостаточное к нему внимание, были главными причинами некоторых проблем в медицинском обеспечении флота в начальный период войны. Оборудование боевых перевязочных пунктов на кораблях адмирала 3. П. Рожественского можно признать вполне современным, а их снабжение необходимым по медицинской части оказалось достаточным. Не только госпитальные суда, но и несколько боевых кораблей были снабжены рентгеновскими аппаратами. Но и здесь повлиял ряд негативных факторов, мешавших правильной организации помощи раненым еще на 1-й эскадре. О таких «невоенных» вопросах, как охрана здоровья личного состава, не только на старых кораблях, но и при проектировании новых судов, «забывали». Мест под перевязочные заранее не отводили, лазареты помещали в тесные, а иногда, из-за близости машинного отделения, жаркие помещения. Готовя медицинскую часть эскадры к походу, руководствовались сроками решения военных вопросов. Нехватка времени особенно затруднила снаряжение медицинской части для кораблей Небогатова, добавились уже ощутимый недостаток людских резервов и начавшееся истощение средств. Но и эта группа в медицинском отношении была подготовлена удовлетворительно. Частично был учтен опыт медицинской части 1-й эскадры. Поскольку судам предстоял трудный переход вдали от российских портов, особое значение приобрело снаряжение госпитальных судов: «Орел» для 2-й эскадры и «Кострома» для отряда Небогатова. Оснащение плавучих госпиталей, особенно парохода «Орел», стоило дорого и было вполне современным. Несмотря на то, что «Кострома» обошлась дешевле и обустраивалась в условиях нехватки времени, этот пароход также был подготовлен неплохо. Хотя все лучшее из запасов было израсходовано, даже после этого оставались средства для дальнейшего медицинского снаряжения судов, которые также собирались отправить на войну.
Госпитальное судно Орел

Spoiler

Изображение
Результаты медицинской деятельности оказались особенно хорошо заметны во время похода 2-ой Тихоокеанской эскадры. Хотя поход выявил некоторые ошибки при подготовке медицинской части эскадры, в целом обеспечение медицинской помощи на эскадре было удовлетворительным. За время тяжелого, беспримерного в истории флота перехода с его жарой, холодом, экзотическими болезнями, изнурительными угольными погрузками, из более чем 16-тысячного личного состава эскадры погибли или умерли от болезней 38 человек, 54 заболевших были отправлены в Россию. Не будет сильным преувеличением, что 8 месяцев трудного пути обошлись эскадре небольшими потерями. Это было заслугой как госпитальных судов «Орел» и «Кострома», так и судовых врачей отдельных кораблей. Однако во время сражения (аналогично тому, что произошло при сражении 1-й эскадры в Желтом море) судовая медицинская часть и госпитальные корабли сыграли неравноценные роли. Неприкосновенность, обеспеченная Красным Крестом, делала госпитальные суда бесполезными в бою: они не только не могли, но и не имели права приблизиться к сражающимся для приема раненых. При Цусиме, где урок Желтого моря (когда японцы оттеснили госпитальный пароход огнем) не учли, и по приказу сугубо военного лица - адмирала Рожественского - госпитальные суда сопровождали военные. В результате пароходы-госпитали не только не помогли морякам, но и сами были захвачены японцами, невзирая на знаки Красного Креста. В ходе Цусимского боя, как и в других морских сражениях, вся тяжесть медицинской работы легла на судовые перевязочные пункты. Не все перевязочные в равной степени выдержали проверку боем. Некоторые остались целы, и на них продолжали помогать раненым до самого конца, каким бы он ни был. Многие были разгромлены японским огнем, отравлены газами. Однако это было результатом не столько ошибок медиков при оборудовании медицинской части на судах, сколько итогом погрешностей при постройке кораблей, а главное - результатом военной несостоятельности морского командования, проигравшего сражение. Все это не умаляет заслуг медиков, пытавшихся спасти пострадавших моряков. На кораблях, которые уцелели в бою и не спустили флаг, например, судах крейсерского отряда адмирала О. А. Энквиста, медицинская часть действовала достаточно успешно, сохранив жизнь многим раненым до прибытия в порт. Впервые на боевом корабле в условиях боевых действий на море был систематически применен рентгеновский аппарат.
Решение третьей группы задач, связанных с морскими действиями второстепенного значения, осуществлялось в период главных сражений: снаряжались и ходили вспомогательные крейсера-рейдеры, совершенствовалось использование подводных лодок. Медицинская служба не могла не участвовать в подготовке всех этих мероприятий. Для создаваемого в ходе войны русского подводного флота не только выделялись хорошие врачи, но и вырабатывались первые медико-санитарные нормы.Военно-морской медицинской службой было сделано многое для того, чтобы помочь пострадавшим на войне морякам. К сожалению, сам ход борьбы на море, безнадежно проигранной военно-морским руководством России, создал особенно неблагоприятные условия для работы флотской медицины, даже по сравнению с сухопутным театром, где русская Манчжурская армия не перестала существовать как организованная сила. По сути все, что можно было сделать на море - попытаться спасти хотя бы ту часть людей, которая не погибла по независящим от медиков обстоятельствам.
Из более чем 9300 моряков, пострадавших на войне, выжило только около 2800, умерло примерно 6500. Такую высокую долю умерших моряков (если сравнить, например, с долей погибших среди пострадавших в сухопутной армии) нельзя ставить в вину флотским медикам, так как большая часть пострадавших (67,3%) погибла при уничтожении самих кораблей, многие из которых шли на дно почти со всей командой.
Остальные потери убитыми, которых пытались, но не сумели спасти, составили относительно небольшую часть (2,3% всех пострадавших). Большая часть тех, кому удалось оказать медицинскую помощь, были спасены (31,4% всех потерь. Несмотря на серьезные трудности, медицинская служба на флоте сумела выполнить свою задачу - сохранить личный состав части флота, оставшейся боеспособной в ходе войны на море.
Выполнение перевязки раненному в госпитале


Изображение

11 октября 1911 года было утверждено новое «Временное положение об управлении морским ведомством» и временный штат, введенный в действие с 19 октября 1911 года, согласно которому Управление главного медицинского инспектора флота было переименовано в Управление санитарной частью флота. Одновременно термин «медицинский» был изъят из всех официальных наименований и заменен термином «санитарный». Штат и структура управления остались без изменений.
Первая мировая война


В первую мировую войну система оказания помощи на флоте не менялась. Увеличилось лишь количество врачей. Замкнутая система эвакуации больных и раненых действовала почти бесперебойно. Хотя на фронтах, полыхавшей мировой бойни, уже начинались изменения. Применение системы сортировки раненных, организация эвакуации раненных по предназначению, санитарные поезда, развитие военно-полевой хирургии. К началу Первой мировой войны больничные стационары в Санкт-Петербурге располагали около 20 тыс. коек, число врачей достигало 2314 человек. К октябрю 1914 года в Петрограде уже насчитывалось 168 вновь открытых лазаретов, даже в Зимнем дворце был, развернут госпиталь на 1000 коек. Во время войны впервые было осуществлено отдельное обслуживание душевнобольных, лиц с челюстно-лицевыми ранениями, налажена работа рентгеновских подвижных отрядов и стационарных рентгеновских отделений в госпиталях, организовано лечение и предупреждение поражений боевыми отравляющими веществами, примененными немцами на русском фронте в мае 1915 года.
Профессор Петроградского политехнического института Н.Д. Зелинский в июне 1915 года предложил свой образец фильтрующего противогаза, основанный на использовании активированного древесного угля. Преимущества предложенного Зелинским «сухого» противогаза с присоединенным к нему шлемом инженера Э.Л. Кумманта оказались неоспоримыми. Снабжение фронтовых частей противогазами Зелинского-Кумманта было налажено в марте 1916 года. Таким образом, были спасены многие тысячи воинов от поражения химическим оружием.
Перевязочная времен первой мировой войны

Spoiler

Изображение
Флотский врач начало 20в
Spoiler

Изображение
Палата госпитального судна Португалия


Изображение

В историю российской военной медицины того периода вошли также имена замечательных хирургов — Н.А. Вельяминова, В.А. Оппеля и Н.Н. Петрова. Профессор Военно-медицинской академии В.А. Оппель по праву считается преемником Н.И. Пирогова, самым крупным после него российским теоретиком и организатором военно-полевой хирургии. На основе богатого личного хирургического опыта он создал учение об этапном лечении раненых в условиях войны, сущностью которого является слияние лечения и эвакуации в единый лечебно-эвакуационный процесс". Система этапного лечения Оппеля была в последующем доработана Б.К. Леопардовым и Е.И. Смирновым и полностью оправдала себя в период Великой Отечественной войны.
Появление первых водолазных врачей


Передовые военно-морские врачи в соответствии со своими убеждениями о необходимости глубокого и всестороннего изучения обстановки, в которой работали специалисты военно-морского флота, стремились получить и военно-морское образование. Например, в 1893 г. младший судовой врач Балтийского флота доктор медицины А. С. Боткин сын С. П. Боткина, сдал экзамен на чин мичмана.
В 1897 г. начальник водолазной школы писал в рапорте главному командиру Кронштадтского порта о подготовке врачей-специалистов водолазного дела: «В настоящее время два младших врача Кронштадтского морского госпиталя заявили желание изучить водолазное дело. Пользуясь этим весьма благоприятным случаем для большего развития и усовершенствования вверенного мне дела, движение которого всецело зависит от привлечения к нему медицинского персонала... прошу... о допущении врачей: младшего ординатора госпиталя Александра Агафонова и лекаря Всеволода Аннина в число учеников офицеров водолазной школы (на сей год)».
Положительное значение поступления военно-морских врачей в водолазную школу отмечал и врач этой школы Н. А. Есипов в «Отчете по водолазной школе Кронштадтского порта за 1897/98 учебный год»: «В ноябре изъявили желание поступить слушателями в школу два врача - это единственный случай за все пятнадцатилетнее время существования водолазной школы, случай, не предусмотренный ее правилами, почему и пришлось об их зачислении в переменный состав школы просить особого разрешения, которое и было дано в январе 1898 года с выдачей им содержания по Каспийскому положению наравне с остальными слушателями. Факт этот весьма утешителен: врачи-водолазы обязательно должны внести свою лепту в разработку весьма важных физиологических и гигиенических вопросов водолазного дела, до сих пор еще весьма мало изученных. По окончании школы Н. А. Есипов и В. П. Аннин читали лекции в этой же школе по гигиене и физиологии водолазного дела, а Н. А. Есипов издал соответствующий учебник.

Первые врачи-подводники


В 1904 г. в Кронштадте был создан отряд подводных лодок. На повестку дня был поставлен вопрос о его медицинском обеспечении. Медицинскую службу отряда возглавил с ноября 1905 г. врач-надворный советник Лазарь Карлович Гейман, ставший инициатором специальной подготовки врачей для подводных лодок.
Гейман Лазарь Карлович

Spoiler
родился 10.02 (29.01) 1875 г. в Харьковской губернии на Украине. 28(16) октября 1901 г. окончил медицинский факультет Императорского Московского университета и 25(13). 12.1901 г. был утвержден в качестве уездного врача. 30(17) декабря 1901 г. он поступил на службу в Морское ведомство в качестве младшего ординатора Кронштадтского морского госпиталя и в этой должности находился до 1904 г., плавая на различных судах. В период с 30(17) сентября 1904 г. по 12.06.(30.05) 1905 г. исполнял должность платного ординатора на госпитальном судне «Орел», входившего в состав 2-й Тихоокеанской эскадры. В начале Цусимского боя 27(14) мая 1905 г. госпитальное судно «Орел» было захвачено японцами и приведено в японский порт Сасебо. По распоряжению японских властей 12.06 (30.05.) 1905 г. Л. Гейман был переведен младшим врачом на госпитальное судно «Кострома» и 27(16) июня списан с него и назначен начальником эшелона, отправляемого в Россию на французском пароходе «Осеаньен». По прибытии в Россию был прикомандирован 15(2).09.1905 г. ординатором к Кронштадтскому морскому госпиталю, исполняя с 14(1).11.1905 г. по 11.05.(28.04.)1907 г. должность врача отряда подводного плавания, одновременно являясь судовым врачом учебного судна «Хабаровск», принадлежащего этому отряду. 22(9) сентября 1906 г. произведен в коллежские асессоры. 20(7) декабря 1907 г. по окончании УОПП был зачислен в список офицеров подводного плавания (это был первый врач-подводник Российского Императорского флота). В период с 30(17) декабря 1907 г. был флагманским врачом УОПП, и одновременно преподавал в отряде дисциплины «Подача первой помощи» и «Гигиена». 22.12.1908 г. награжден орденом Святого Владимира с мечами. До марта 1917 г. флагманский врач бригады и дивизии подводных лодок Балтийского моря. 23 (10) марта 1917 г. сдал дела по занимаемой должности флагманского врача дивизии подводных лодок Балтийского моря и назначен санитарным инспектором Морской крепости Императора Петра Великого с возведением его в чин статского советника. После октябрьской революции — в белых войсках Северо-Западного фронта.
Принимал участие и в первом и во втором наступлениях на Петроград. При эвакуации флота в феврале 1918 г. из Ревеля остался там как начальник подчиненных ему и оставшихся в Ревеле морских лечебных заведений и санитарных учреждений. Был около месяца в немецком плену с содержанием в концлагере. Впоследствии жил в Ревеле, активного участия в белом движении не принимал. Был членом Высшего монархического совета и состоял в Кассе взаимопомощи бывших моряков. Умер 14.08.1940 г. и похоронен в Таллинне.
Л. К. Гейман, одно время работавший в Кронштадтском морском госпитале, через командование в 1908 г. организовал подготовку врачей-специалистов подводного плавания. В программах подготовки этих врачей было предусмотрено изучение архитектуры подводных лодок, корабельных механизмов, вооружения, гигиены и физиологии подводного плавания. Кроме того, Л. К. Гейманом была разработана программа по гигиене и подаче первой помощи для офицеров подводного плавания. Обязательным для врачей было: предшествующий опыт корабельной службы, двухмесячное плавание на подводной лодке в период учебы, выполнение научно-практической работы в интересах медицинского обеспечения подводного плавания.
В августе 1908 г. окончил курс подводного плавания для врачей С. В. Сакович. 9 (22) сентября 1909 года русский военно-морской врач С. В. Сакович впервые использовал кислородную декомпрессию при водолазных работах по подъему подводной лодки «Камбала», затонувшей 29 мая 1909 года на глубине 60 м на внешнем рейде Севастополя.
За 1906-1911 гг. в Учебном отряде подводного плавания (УОПП) наряду с офицерами прошли обучение 12 морских врачей, удостоенных звания «офицер подводного плавания».
Курс прошли и врачи отряда Л. К. Гейман и Н. А. Востросаблин, разработавшие первые правила санитарии и гигиены для подводных лодок.
В начале первой мировой войны 1914-1917 гг. Л. К. Гейманом и другими морскими врачами были разработаны учебный план и программа курсов при Кронштадтском морском госпитале для врачей вновь призванных во флот. В этом учебном плане предусматривались следующие занятия: история русского флота — 3 лекции; законоведение и военно-морская администрация — 8 лекций; морская гигиена — 17 лекций; морская хирургия — 7 лекций; устройство врачебно-санитарной части на судах — 6 лекций; организация помощи пострадавшим в боевых действиях на море — 5 лекций; потери во флоте и увольнение в отпуск и вовсе от службы по болезни — 2 лекции; гимнастика во флоте, обучение плаванию и спасательное дело — 3 лекции; водолазное и подводное дело — 3 лекции; медицинская отчетность и служебная переписка — 2 лекции; госпитальные суда — 2 лекции. Кроме того, предусматривались осмотры различных морских учреждений и судов.
До Л. Геймана должность младшего врача отряда подводных лодок исполнял морской врач Николай Александрович Востросаблин.
Николай Александрович Востросаблин

родился 19(7) октября 1880 г. в г. Твери. 16(3) мая 1904 г. с отличием окончил Императорскую Военно-медицинскую академию со званием лекаря и определен на службу в Морское ведомство с назначением младшим врачом 17 флотского экипажа с прикомандированием ординатором к Николаевскому морскому госпиталю в Кронштадте. В период с 22(9) ноября 1904 г. по 16(3) октября 1905 г. был младшим врачом отряда подводных лодок в Кронштадте. Участвовал в разработке различных вопросов подводного плавания, читал лекции по гигиене, дыханию и оказанию первой помощи при несчастных случаях, находился в плавании на подводных лодках. В период с 27(14) июня по 1.07.(18.06) 1905 г. находился в плавании на портовом судне «Работник» в распоряжении контр-адмирала Э. Н. Щенсновича членом комиссии по приему в казну подводной лодки «Щука» в период с 14.06 по 18.06.1905 г.
По прошению 16(3) октября 1905 г. зачислен в запас флота. 26 (13) августа 1907 г. вновь определен на службу в Морское ведомство младшим ординатором Николаевского морского госпиталя в Кронштадте. 20(7) декабря 1907 г. по окончании УОПП был зачислен в список офицеров подводного плавания (это был второй врач-подводник Императорского флота России). После этого плавал судовым врачом на различных судах. В 1908 г. корабельный врач канонерской лодки «Кореец», принимавшей участие в спасении и оказании помощи пострадавшим жителям итальянского города Мессины от сильнейшего землетрясения в 1908 г.
В 1916-1917 гг. старший судовой врач на крейсере «Варяг». На этом крейсере совершил переход из Владивостока в порт Александровск в Кольском заливе. В 1917 г. крейсер «Варяг» ушел на ремонт в Англию. В апреле 1917 г. Н. А. Востросаблин был командирован в США с командами, назначенными для комплектования приобретенных для флота яхт. Остался в эмиграции в США. Скончался в штате Нью-Джерси. Дата смерти не известна.

Известна записка Н. В. Востросаблина на имя главного медицинского инспектора флота, завизированная медицинским инспектором Кронштадтского порта В. И. Исаевым: «О санитарных мероприятиях на подводных лодках» (с 1896 Василий Исаевич Исаев — главный доктор Кронштадтского госпиталя и медицинский инспектор Кронштадтского военного порта; много занимался благоустройством Кронштадтского госпиталя, оздоровлением порта и города Кронштадта).
Первыми основополагающими документами русского подводного плавания по медицинской части, разработанные Л. К. Гейманом были: «Правила выбора личного состава для службы на подводных лодках», «Временные препятствия к плаванию на подводных лодках», «О мерах, принимаемых экипажем для сохранения чистоты воздуха в подводной лодке» и «Правила о пищевом довольствии команд подводного плавания».
Советское время


После роспуска старого Русского флота и организации нового Рабоче-крестьянского Красного Флота к марту 1918 года Главный морской санитарный совет и советы при го-спиталях прекратили свое существование. Управление санитарной частью флота пере-вели в Москву.
8 апреля 1918 года Коллегия Наркомата по морским делам утвердила новые штаты. Управление санитарной частью флота со¬стояло из пяти делопроизводств.
В 1919 году Управление санитарной частью РККФ на правах самостоятельного отдела вошло в состав Наркомата здравоохранения (НКЗ) и стало иметь двойное подчинение: с одной стороны оно подчинялось наркому здравоохранения, с другой - выполняло указания наркома по морским делам. 27 июля 1919 года в военно-морской санитарный отдел вошли три отделения: медико-санитарное, организационное, общих дел.
В 1920 году центральный орган управления медицинской службой флота вошел в ГВСУ НКЗ на правах самостоятельного отдела и стал называться Санитарным отделом РККФ- Отдел включал два отделения - административно-организационное и морской гигиены. В эти сложные для флота годы медицинскую службу возглавлял Александр Ювенальевич Зуев.
В 1924 году должность начальника морского санитарного отдела
Многократно производимые изменения организационной структуры органов управления до 1938 года, а затем и в будущем сводились главным образом к увеличению или уменьшению числа функциональных подразделений или отдельных исполнителей, изменялись их наименования. Практически оставались неизменными или изменялись незначительно задачи, возлагаемые на органы управления в звеньях "центр", "флот", и функциональные обязанности, выполнявшиеся подразделениями (исполнителями) этих органов управления, которые соответствовали основным направлениям деятельности медицинской службы в мирное и военное время.
15 января 1938 года был образован общесоюзный Наркомат ВМФ СССР, в связи с чем медицинская служба ВМФ вышла из состава ВСУ КА и вошла в Наркомат ВМФ на правах Санитарного отдела. 9 мая 1938 года Санитарный отдел РККФ был переименован в Санитарное управление РККФ. С 1938 по 1939 годы центральным аппаратом медицинской службы флота руководил И.А. Залкинд.
19сентября 1939 года Санитарное управление РККФ было переименовано в Медико-санитарное управление РК ВМФ и утверждено "Положение о Медико-санитарном управлении НККФ".
МСУ НК ВМФ являлось центральным органом и довольствующим учреждением НК ВМФ СССР по руководству и обеспечению Медико-санитарной службы НК ВМФ. Начальником МСУ был назначен бригврач А.М. Крупчицкий. В штат МСУ ВМФ ввели главного терапевта и главного эпидемиолога. Количество отделов выросло до десяти, появились отделения, ведающие различными направлениями деятельности медицинской службы флота. Медико-санитарная служба ВМФ в Великую Отечественную войну претерпела большие изменения, как в организационном плане так и в плане оказания помощи.

Spoiler
Изображение
В июне 1946 года МСУ ВМФ расформировали и создали медицинскую службу ВМФ с прямым подчинением заместителю Министра ВС СССР - главнокомандующему ВМФ. ГВСУ руководило медицинской службой ВМФ по специальным вопросам.
Военно-морская медицинская академия


Отдельной вехой в истории стоит формирование Военно-морской медицинской академии на базе 3-го Ленинградского медицинского института 10 июня 1940 г.
Занятия по водолазному делу и спецфизиологии в ВММА

Spoiler

Изображение
Которая на многие годы стала кузницей морских врачей. В 1956 году была объединена с Военно-медицинской академией. Об этом уникальном учебном заведении будет следующий выпуск.
Теперь, я кратко расскажу о том, чем занимаются военно-морские доктора


1. Лечебно-эвакуационные мероприятия: своевременное оказание медицинской помощи раненым и больным, их лечение и эвакуация.
2. Лечебно-профилактические мероприятия: осуществление медицинского контроля за состоянием здоровья личного состава, проведение лечебных мероприятий в целях поддержания высокой боеспособности и боеготовности сил флота, проведение санитарно-просветительной работы.
3. Санитарно-гигиенические мероприятия: постоянный медицинский контроль за питанием, водоснабжением и размещением, условиями боевой подготовки.
4. Противоэпидемические мероприятия: изучение эпидемической обстановки в районах базирования кораблей и несения боевой службы, проведения мероприятий по предупреждению, ограничению и ликвидации инфекционных заболеваний.
5. Медицинская защита: проведение специальных мероприятий по предупреждению и ослаблению воздействия на личный состав поражающих факторов оружия массового поражения, радиации при ЧП и т.д.
6. Обеспечение медицинским имуществом и техникой.
7. Медицинская подготовка личного состава и боевая подготовка медицинских служб кораблей и частей.
8. Медицинский учет и отчетность.(то еще удовольствие, но от него никуда не деться)
9. Медицинская разведка: сбор сведений об обстановке, влияющих на состояние здоровья личного состава, санитарно-эпидемическое благополучие.
10. Военно-врачебная экспертиза: проведение медицинского освидетельствования личного состава для определения степени годности его по состоянию здоровья к военной службе по той или иной специальности и нуждаемости в лечебно-профилактических мероприятиях.
11. Научная работа – исследование заболеваний, которые встречаются на флоте, специфических морских заболеваний, боевых повреждений и травм.
Современное госпитальное судно

Spoiler

Изображение
Доктора никогда не были пассажирами на флоте. К сожалению, история сохранила для нас немногие фамилии морских докторов. Гораздо больше исполнили свой долг и ушли забытыми.


Среди них врачи Кронштадтского чумного форта. Они первыми поднимались на палубы судов, пришедших со всех концов света, чтобы убедиться, нет ли среди экипажа и пассажиров больных чумой и черной оспой, и первыми заболевали и гибли от этих страшных болезней. Места погибших сразу же занимали другие врачи. В конце, прошлого века в журнале «Русское богатство» были напечатаны воспоминания участника Крымской войны: «Вельбот и верейка, единственные два неповрежденных гребных судна, спустили на воду и в них посадили раненых. Когда шлюпки были переполнены, один нераненый матрос хотел спуститься в них, но его остановил судовой врач Луэлин: «Я не меньше твоего желаю спасти свою жизнь, — сказал он. — Но пусть будут спасены раненые». — «Для вас, доктор, есть место!» — крикнул командир шлюпки. «Я не хочу подвергать опасности жизнь раненых», — ответил врач. Он остался на борту и погиб вместе с судном.» Морской врач с линкора «Цесаревич» Владимир Казимирович Лубо в декабре 1908 года во время разрушительного землетрясения в Мессине шесть дней, рискуя собственной жизнью, героически спасал пострадавших. За свой подвиг он был награжден итальянским и французским орденами. Старший врач броненосца «Ослябя» Федор Андреевич Васильев в Цусимском бою оперировал раненых, когда корабль получил тяжелые повреждения — носовая часть судна была затоплена, угрожающе нарастал крен. Задыхаясь от жары и дыма, содрогаясь от грохота, производимого вражескими снарядами, в красном от крови халате, спотыкаясь об ампутированные руки и ноги, Васильев продолжал работать на своем посту и погиб, до конца выполнив свой долг. Известный полярный исследователь Леонид Михайлович Старокадомский был морским врачом и возглавлял медицинскую часть экспедиции на пароходах «Таймыр» и «Вайгач». Он открыл остров в юго-восточной части архипелага Северная Земля — остров Старокадомского.812 дней героически трудился в Арктике на ледоколе «Седов» один из первых медиков, Героев Советского Союза Александр Петрович Соболевский. Аркадий Сергеевич Коровин в 1941 году был врачом парохода «Луга». Неподалеку от Таллина, имея на борту 1300 раненых, пароход подорвался на мине. На судне поднялась паника. Раненые бросались в воду. Благодаря организаторскому таланту Коровина, его энергии и воле панику удалось ликвидировать, и раненых перегрузили на пароход «Вторая пятилетка». Вскоре «Вторую пятилетку» атаковали бомбардировщики врага. Они повредили судно, тяжело ранили капитана. Заклинило рули, пароход мог двигаться только по кругу. В этих условиях Коровин принял командование пароходом на себя. С помощью экипажа ему удалось выбросить израненное судно на песчаную отмель, имитировать пожар и спасти людей.

Описать каждый период времени в жизни морских врачей, кратко, достаточно сложно. Потому как, каждый из них может быть темой большой монографии, а не краткой статьи. Отдельно требуют описания темы по действиям морских врачей в Крымскую, Великую Отечественную войны, о докторах-подводниках, Военно-морскую медицинскую академии, рассказы про специфические морские болезни, госпитальные суда и многое другое. Но об этом в следующих выпусках.
Источники


1. Баренбойм Е. Л. Доктора флота, 1985 г.
2. Система медицинского обеспечения русской армии времен Петра I. В. В. Сосин, А. А. Будко (ВИЖ №1,2004)
3. Вестник морского врача №1, 2005, №5, 2008 г., Севастополь
4. История создания медицинской службы флота. Статья О.К. Бумай, ВМедА
5. Сосин В. В. История военно-морской медицины русского и советского военно-морского флота, 1992 г.
6. Значение медицинской службы в обеспечении боеспособности действующей русской армии в период Русско-японской войны 1904-1905гг диссертация и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Ковалев, Артем Владимирович

Изображение
Форумное объединение "Кубрик"
Изменено пользователем military_surgeon

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
264 публикации
83 боя

Интересная тема! Самое интересное, когда я прочитал заголовок - появление первых водолазных врачей, зразу представил себе водолаза со шприцом!  :veryhappy:  однозначно +

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
241 публикация
33 боя

Интересно, спасибо :)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
246 публикаций

Просмотр сообщенияE013KX40RUS (23 Авг 2013 - 19:54) писал:

Интересно, спасибо :)
Не в тему, но ек макалек как вы так быстро успеваете прочесть ???

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
264 публикации
83 боя

Просмотр сообщенияConnan (23 Авг 2013 - 19:55) писал:

Не в тему, но ек макалек как вы так быстро успеваете прочесть ???
Вообще то я с детства быстро читаю, особенно тексты с буковками, без циферок, не очень люблю статистически тексты.
Изменено пользователем il2005

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
755 публикаций
355 боёв

Просмотр сообщенияBlock_Dodger (23 Авг 2013 - 19:50) писал:

больше больше текста чтоб он оторгал всех кто входит в эту тему
У тебя еще не 250 сообщений?

Просмотр сообщенияConnan (23 Авг 2013 - 19:55) писал:

Не в тему, но ек макалек как вы так быстро успеваете прочесть ???
Зашел в тему и отписался.
Ой забыл: По теме: жду следующего выпуска.
Изменено пользователем kenni_ghost

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
664 публикации
195 боёв

Тема очень понравилась. Пока что пробежался по тексту, но я обязательно вернусь! Меня текст очень заинтересовал. Одним словом - молодчина!

P.S. Можно картинки под спойлер не сувать, т.к. они не большие.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
340 публикаций
177 боёв

И вот долгожданный 2-й выпуск! Спасибо,интересно! :honoring:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер, Репортер
2 525 публикаций
1 283 боя

отличное продолжение, вся тема заслуживает уважение

 

Результаты присланных заявок:

Приняты в состав:

Desantnik_VDV_RF

military_surgeon

Sergius_Grey

xprestonx

 

ЗЫ.  Док, а ты что погон не одеваешь? или на заказ делают?

Изображение

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
289 публикаций
5 боёв

Первая часть была интересна, вторая не хуже, спс, ждал!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
1 публикация

Упомянутый в ситуации с подорваным теплоходом "Луга" А.С.Коровин приходится мне прадедом.  Нашел упоминание этого случая в воспоминаниях радиста Владимира Сидоренко: "22 июня в 3 часа 30 минут утра с парохода «Луга», возвращавшегося с Ханко в Ленинград, от капитана В. М. Миронова получена радиограмма: «Судно обстреляли немецкие самолеты. Имею около 20 пробоин. Ранен вахтенный помощник С. И. Клеменов».

А что меня удивляет более всего: утро 22-го уже описано в книге Аркадия Сергеевича "Салют на Неве"(с него она начинается) и судя по всему он как ни в чем не бывало проснулся на том самом острове "Ханко" с которого "Луга" вывозил раненых.

есть еще какие то источники?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×