Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
FirefighterVLG

Подводные лодки типа "К"

В этой теме 17 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Альфа-тестер
223 публикации
189 боёв

Изображение

Приветствую всех читателей форума World of Warships! Сегодня речь пойдет о ПЛ типа "Крейсерская".


Основная информация


Кроме эскадренных и позиционных ПЛ и подводных минных заградителей классификация корабельного состава Советского ВМФ предусматривала наличие крейсерских ПЛ. решение о разработке проекта крейсерско-эскадренной ПЛ, утвержденное заместителем начальника ВМС И.М.Лудри, было принято еще в июне 1932 г.
В истории отечественного подводного кораблестроения известен проект подводного крейсера корабельного инженера Б.М.Журавлева, предложенный в 1910 - 1911 гг. Его основные тактико-технические элементы были следующими:
Водоизмещение 4500 т / 5435 т
Скорость 26 уз (надводная), 14 уз (подводная)
Дальность плавания надводная 15000 миль
Дальность плавания подводная 250 миль
Рабочая глубина погружения 125 м
Время погружения 3 минуты
Вооружение: 30 торпедных аппаратов (боезапас 60 торпед), 120 мин,
5 гаубиц калибра 120-мм
Один вариант проекта предусматривал установку подъемных артиллерийских башен.
Проект Б.М. Журавлева был отвергнут, т.к. опережал технические возможности царской России.
Для советского подводного кораблестроения 30-х годов создание океанского подводного крейсера с мощным и разнообразным вооружением оказался вполне разрешимой задачей.
В 1934 г. НИВК подготовил тактико-техническое задание, а затем и ряд предэскизных проектов крейсерской ПЛ водоизмещением 1000 - 12000 т, которая должна была иметь надводную скорость 21 - 22 уз, подводную скорость - 10 уз, дальность надводного плавания экономической скоростью 15000 миль, автономность плавания до 50 суток, а также мощное вооружение: 10 торпедных аппаратов, два 100-мм орудия, два 45-мм орудия полуавтомата, 20 мин.
Предусматривалась серийная постройка таких подводных крейсеров в первую очередь для Северного и Тихоокеанского флотов.
Руководил проектными работами М.А.Рудницкий. Окончив Морское инженерное училище в Кронштадте, он в 1918 г. прибыл на флот, в 1919 г. воевал с деникинцами. После учебы в Военно-Морском академии М.А.Рудницкий с 1923 г. служил инженер-механиком на ПЛ "Красноармеец" (бывшая ПЛ "Леопард") и "Пролетарий" (бывшая ПЛ "Змея") Балтийского флота, в 1931 г. сменил А.Н.Гарсоева в должности председателя подводной секции ЕТКМ, а затем возглавил отдел подводного кораблестроения в НИВК.
15 апреля 1935 г. СТО рассмотрел и одобрил один из эскизных проектов ПЛ "КР" ("Крейсер Рудницкого").
25 января следующего года член Политбюро ЦК ВКП (б), народный комиссар обороны К.Е.Ворошилов утвердил проект первой в отечественном кораблестроении океанской крейсерской ПЛ КЭ-9 серии XIV.
М.А.Рудницкий был назначен ее главным конструктором и строителем. В разработке проекта подводного крейсера участвовали ниженеры-конструкторы Н.М.Быков, П.Г.Горячев, В.В.Новожилов, В.Ф.Сегаль и др. "Это были энергичные, инициативные люди, готовые отказать себе во всем, только бы выполнить важное задание партии", - так характеризовал их М.А.Рудницкий. Более 20 моделей испытали они в Опытовом бассейне, чтобы выбрать наиболее рациональные размеры и форму корпуса подводного крейсера.
Первоначальное тактико-техническое задание предусматривало наличие на крейсерской ПЛ самолета. Считалось, что это значительно расширит район наблюдения за кораблями противника и усилит самооборону ПЛ. Такой самолет был построен в 1934 г. конструктором И.В.Четвериковым под шифром СПЛ (специальный лодочный). Он представлял собой свободонесущий моноплан с мотором в 100 л.с., который во время установки на ПЛ опрокидывался назад.
Крылья с поплавками и консольные части стабилизатора были складными. В сложенном состоянии СПЛ вписывался в ангар-цилиндр диаметром 2500 мм и длиной 7450 мм.
Крейсерская ПЛ серии XIV была двухкорпусной. Ее прочный корпус (наибольший диаметр - 5300 мм) изготовлялся в форме цилиндров и усеченных конусов из стали толщиной 18 мм и 22 мм.
Между прочным и легким корпусами размещались цистерны главного балласта (всего 14), причем некоторые из них были приспособлены для приема топлива (цистерны №№ 3, 4, 7, 8 и 9), а также цистерны уравнительные и быстрого погружения. Управление их кингстонами и клапанами вентиляции осуществлялось дистанционно с помощью пневматических приводов. В то же время некоторые цистерны главного балласта (№№ 2, 12 и 13) имели вместо кингстонов шпигаты. Цистерна № 14, являвшаяся минно-балластной, также не имела кингстонов и заполнялась через люки для сбрасывания мин. Крышки люков открывались с помощью электрических приводов.

Spoiler

Изображение
Прочный корпус разделялся переборками на 7 отсеков. Переборки между первым и вторым, вторым и третьим, пятым и шестым отсеками были сферическими, между третьим и четвертым - плоская (рассчитанная на такое же давление), между четвертым и пятым, шестым и седьмым отсеками - также плоскими, но рассчитанные на давление лишь в 2 атм. Торцевые переборки были сферическими, из литой стали.
Четыре из отсеков - носовой, третий и два кормовых (шестой и седьмой), разделенные только легкой переборкой) - представляли собой отсеки-убежища, оборудованные постами аварийного продувания главного
водяного балласта.
В первом отсеке находились 6 торпедных аппаратов (принцип их расположения тот же, что у ПЛ типа "Декабрист"). Они отличались от предшествовавших конструкцией отдельных узлов и системой крепления.
Для открывания передних крышек носовых торпедных аппаратов впервые применялся электропривод, дублированный ручным приводом. Устанавливалась электрическая коробка-автомат для залповой и одиночной стрельб. Здесь же находились на стеллажах 10 запасных торпед. В отсек могли быть дополнительно приняты еще 4 торпеды, помещавшиеся в специальных пеналах под нижними торпедными аппаратами, что несколько усложняло обслуживание торпедных аппаратов.
В верхней части отсека имелся торпедопогрузочный и входной люк. В носовой части отсека устанавливались приводы к брашпилю и горизонтальным рулям с электродвигателями. Носовые горизонтальные рули могли складываться вдоль бортовой надстройки. В кормовой части отсека находился пост продувания главного балласта. В отсеке имелись койки для личного состава. В трюмной части отсека были расположены дифферентная, торпедозаместительные и провизионные цистерны.
Второй отсек был отведен под кают-компанию и одноместные каюты командирского состава. У его носовой переборки стояли водяной насос, холодильная машина для провизионки первого отсека и гирокомпас. Ниже в герметичной аккумуляторной яме были расположены 2 носовые группы аккумуляторных батарей по 60 элементов. Под ними размещались топливные цистерны.
В третьем отсеке находился центральный пост. Здесь было сосредоточено управление системами погружения и всплытия, сжатым воздухом, горизонтальными и вертикальным рулями, аварийным продуванием главного балласта, а также дифферентовкой, откачкой воды из уравнительных цистерн и всех трюмов. В отсеке размещались также радиорубка с коротковолновыми станциями большой мощности (на испытаниях была установлена устойчивая радиосвязь между Балтикой и Тихим океаном), гидроакустическая рубка с шумопеленгаторной установкой "Марс" и штурманский пост. Имелись 2 воздуходувки и 2 водяных насоса - один с большой подачей, другой - такой же, как во втором отсеке. Под центральным постом управления находился артиллерийский погреб и минно-балластная цистерна.
Над отсеком была укреплена прочная рубка в виде горизонтального цилиндра диаметром 2340 мм, закрытого на торцах сферическими переборками. В ней размещался главный командный пункт, который был оборудован репитером гирокомпаса, двумя перископами (командирским и зенитным) повышенной светосилы с приспособлением для фотосъемки, приборами торпедной стрельбы. Рубка могла быть использована как щлюзовая камера.
Четвертый отсек был отведен под кубрик и кают-компанию старшин. Здесь были электрокамбуз и провизионная цистерна. В аккумуляторной яме находились 2 кормовые группы АБ по 60 элементов каждая. Все группы (носовые и кормовые) аккумуляторов имели только параллельное соединение. Была применена как общеямная, так и индивидуальная (для каждого элемента) вентиляция АБ. Для сжигания выделяющегося водорода имелись приборы "К-5".
В носовом трюме отсека размещался артиллерийский погреб. В отсеке находились также компрессор воздуха высокого давления и вытяжной вентилятор.
В пятом отсеке стояли 2 дизельных двухтактных, реверсивных, бескомпрессорных двигателя надводного хода типа "9ДКР" мощностью по 4200 л.с. при 400 об / мин. с обслуживающими их механизмами. Подобные мощные дизели ранее в советском подводном кораблестроении не применялись. Для них были созданы компактные ротативные приводные компрессоры, обеспечивающие надежную работу дизелей. С линиями двух валов дизели были соединены гидравлическими муфтами, которые гасили их крутильные колебания.
Нижнюю часть отсека занимали масляные цистерны.
В шестом отсеке были расположены 2 главных гребных двухъякорных электродвигателя "ПГ-11" по 1200 л.с. при 235 об / . Тут же находился дизель-генератор "38К-8" мощностью 800 л.с., предназначенный для зарядки АБ и плавания в надводном положении экономической скоростью. Наличие его (что впервые применялось для выполнения подобных задач на советских ПЛ) способствовало сохранению ресурса главных дизелей. Дизель-генератор мог быть использован для максимального повышения надводной скорости при совместной работе на гребные валы с главными дизелями и главными гребными электродвигателями.
В отсеке находились также второй компрессор ВВД и койки личного состава.
В седьмом отсеке были установлены 2 торпедных аппарата (по горизонтали), электромоторы с приводами к кормовым горизонтальным и вертикальному рулям.
В верхней части отсека был входной люк. В отсеке имелись койки для личного состава.
В надстройке легкого корпуса в корме установили еще 2 торпедных аппарата. Торпеды в кормовые аппараты принимались через их передние крышки, причем для загрузки нижних аппаратов (седьмого отсека) требовалось придать ПЛ дифферент на нос. На верхней палубе у ходовой рубки стояли впереди и позади ее по одному 100- мм орудию (с увеличенной дальностью стрельбы по морским береговым целям и возможности ведения огня по самолетам при угле возвышения до 45 градусов), а на мостике над боевой рубкой - в орудия калибра 45-мм (зенитные полуавтоматы). Снаряды к орудиям подавались вручную из прочных кранцев (герметичных ящиков, установленных вблизи орудий) и из корпуса ПЛ с помощью элеваторов (специальных устройств в виде шахт).
Сложной для проектантов оказалась проблема размещения на ПЛ мин, но минное вооружение значительно повышало ее боевые возможности. Обычно при оборудовании на ПЛ минного устройства отказывались (как это было на ПЛ типа "Ленинец") от кормовых торпедных аппаратов, устанавливаемых в прочном корпусе. Однако крейсерская ПЛ имела в корме 2 торпедных аппарата в прочном корпусе и 2 - в надстройке. Стремление конструкторов сохранить на ПЛ кормовые ТА полностью оправдались. Последующий опыт Великой Отечественной войны показал, что 25% атак советские ПЛ выполняли, применяя кормовые ТА (которых, кстати, не имело большинство германских ПЛ).
В отличие от подводного минного заградителя типа "Ленинец" на ПЛ серии XIV спроектированные для них мины "ЭП-36" были расположены не в кормовых минных трубах, а в специальной минно-балластной цистерне.
Они перемещались в ней на роликах по рельсам электролебедками и при постановке сбрасывались с помощью ручного рычага под киль через люки, игравшие одновременно роль кингстонов для заполнения цистерны забортной водой при погружении.
Рукоятка рычага была выведена на пост управления сбрасывания мин. Минно-балластная цистерна имела входной люк для проникновения в нее и верхние люки для погрузки мин.
Миносбрасывающее устройство, длительное время отрабатывавшееся на ПЛ "Форель" (типа "Барс") БФ, имело преимущество по сравнению с теми устройствами, что применялись на иностранных ПЛ. Замена наклонных минных колодцев, постоянно сообщенных с заборной водой, минно-балластной цистерной обеспечивала лучшую защиту мин от внешних повреждений и позволяла периодически проверять в надводном положении их состояние. Вместе с тем многократное смачивание и осушение мин и всего устройства при погружении и всплытии ПЛ вызывало их ускоренную коррозию и способствовало попаданию посторонних предметов в механизмы минного устройства и его возможному засорению. В случае неисправности приводов крышек люков минно-балластной цистерны заполнение ее забортной водой могло значительно отставать от заполнения остальных цистерн главного балласта. В подобном случае ПЛ была способна приобрести не только нулевую, но даже отрицательную остойчивость. Кроме того, сбрасывание мин через сравнительно узкий люк перпендикулярно потоку воды, омывающей корпус ПЛ, не исключало опасность их заклинивания при деформации рельсов или повреждении миносбрасывающего устройства. Мина могла произвольно вывалиться из люка в незапланированном месте от вибрации при увеличении скорости ПЛ, от изменения гидродинамического давления, на циркуляции. В случае преждевременного отделения якоря мины, что теоретически было возможно, она, имея положительную плавучесть, скользила бы вдоль корпуса ПЛ к ее винтам, а это грозило взрывом. Практика подтвердила, что подобные опасения были не напрасны.
В октябре 1941 г. головная ПЛ серии XIV "К-1" СФ (командир капитан 2 ранга М.П.Августович), вышедшая на постановку минных банок, попала в жестокий шторм. Крен доходил до 55 градусов. Был обнаружен стук в минно-балластной цистерне.
28 октября подводники приступили к минной постановке в проливе Магерейсунд. Первые 5 мин были поставлены хорошо. Акустик фиксировал выход каждой из них из люка, разрыв петарды (т.е. отделение мины от якоря) и всплытие с грунта по шуму разматываемого минрепа, а затем минное устройство вышло из строя - оборвался трос электролебедки левого борта Две мины застряли в люке, заклинив рычаг сбрасывания. При следующем движении ПЛ они самопроизвольно вывались из цистерны.
В надводном положении подводники проникли в цистерну и обнаружили, что большинство мин во время шторма соскочило с рельсов и развернулось. Это и явилось причиной обрыва троса лебедки. Мины правого борта удалось установить на рельсы и подготовить к постановке, оставшиеся 5 мин левого борта пришлось разоружить, закрепив по-штормовому.
Как выяснилось позже, причиной была деформация рельсовых путей мин, вызванная деформацией самого корпуса ПЛ.
ПЛ "К-3" КБФ, направленная после начала войны для минной постановки в район острова Борнхольм, выполнить задачу не смогла по техническим причинам.
Герой Советского Союза И.А.Колышкин справедливо указывал на более высокую надежность минного устройства ПЛ типа "Ленинец" по сравнению с устройствами на ПЛ типа "К". Конструктор подводных крейсеров М.А.Рудницкий также отметил, что их минное устройство продолжало дорабатываться и в ходе войны.
В то же время конструкторы позаботились об улучшении обитаемости подводного крейсера. Каждый краснофлотец и старшина имел свою койку, каждый из командиров - отдельную каюту. Были оборудованы душевые для личного состава. Подобного не было на ПЛ предшествовавших типов и серий.
Имелись 2 электроопреснителя воды производительностью по 40 литров в час каждый и электрокамбуз. Впервые в отечественном подводном кораблестроении использовались рефрижераторная фреоновая установка для провизионной цистерны.
27 декабря 1936 г. на одном из судостроительных заводов Ленинграда были заложены первые ПЛ серии XIV, предназначавшиеся для Северного флота. Они получили литерно-цифровые наименования "К-1" , "К-2" и "К-3".
При строительстве ПЛ типа "К" был максимально использован накопленный опыт подводного кораблестроения. В конструкции и технологии постройки применялись последние достижения кораблестроительной науки и техники. Если прочный корпус ПЛ был клепаным, то легкий - полностью сварным. Электросварка применялась также при изготовлении внутренних переборок прочного корпуса, надстройки, цистерн, фундаментов механизмов.
Первые 2 ПЛ типа "К" были спущены на воду 29 апреля 1938 г. Во второй половине 1939 г. начались приемные испытания. Время погружения головной ПЛ "К-1" из крейсерского положения до перископной глубины в период испытания находилось в пределах 50-60 секунд. Запас плавучести ПЛ типа "К" составлял 41,4%. Время всплытия из подводного положения в крейсерское не превышало 10 минут.
ПЛ показали хорошие маневренные качества, устойчивость на курсе. Однако на большой волне они начинали зарываться в воду. Для устранения этого дефекта в носовой части легкого корпуса были сделаны наварные полые горбообразные наделки, увеличившие развал бортов.
Кроме того, приемная комиссия отметила несовершенство системы постановки мин, а также погрузки торпед, особенно в кормовые торпедные аппараты, на что уходило 6 - 8 часов. Обнаружилась большая шумность механизмов и заливание шахт подачи воздуха к дизелям. Потребовалось усовершенствовать клапаны дизелей и некоторых деталей воздушной арматуры.
ПЛ типа "К" не имели позиционного положения, т.к. выхлопные отверстия газоотводов дизелей были расположены в непосредственной близости от их ватерлинии.
Несмотря на отдельные недостатки, приемная комиссия сделала следующее заключение: "ПЛ находится на современном техническом уровне и по своим тактическим элементам значительно превосходит зарубежные ПЛ подобного типа, в особенности по вооружению и скоростям. Самая мощная и самая быстроходная".
26 мая 1940 г. ПЛ "К-1" и "К-2" вступили в строй. В июле того же года они прибыли на Северный флот.


ТТХ


Водоизмещение 1500 т / 2117 т
Длина 97,6 и
Ширина наибольшая 7,4 м
Осадка в надводном положении 4,07 м
Число и мощность главных дизельных двигателей 2 х 4200 л.с.
Число и мощность главных электродвигателей 2 х 1200 л.с.
Скорость полная надводная 22,5 уз
Скорость полная подводная 10 уз
Дальность плавания полной скоростью 2400 миль (10 уз)
Дальность плавания надводной экономической скоростью 16500 миль (9 уз)
Дальность плавания подводной экономической скоростью - 175 миль(3 уз)
Автономность 50 суток
Рабочая глубина погружения 80 м
Предельная глубина погружения 100 м
Вооружение: 6 носовых ТА, 2 кормовых ТА, 2 ТА в надстройке
Боезапас 24 торпеды
2 орудия калибра 100 мм (400 снарядов)
2 орудия калибра 45 -мм (1100 снарядов)
20 мин в двух минно-балластных цистернах


Остальная информация


При сравнении с тактико-техническим заданием ПЛ типа "К" имели более высокие показатели по надводной скорости (на 1,5 уз) и дальности надводного плавания экономической скоростью (на 1500 миль).
При относительно ограниченном водоизмещении советские ПЛ - крейсеры располагали достаточно высокими для своего времени боевыми возможностями и были способны действовать в течение длительного времени на значительном удалении от своих баз. Не случайно, как отмечал адмирал А.Г.Головко, командовавший СФ в годы войны, океанские ПЛ типа "К" неизменно вызывали зависть у наших союзников. Американские и британские ПЛ аналогичного типа значительно уступали им в вооружении, скорости и дальности плавания. Германия подобные ПЛ до конца 1943 г. не строила. Первая германская крейсерская ПЛ серии XXI вышла в свой первый боевой поход лишь в апреле 1945 г.

Spoiler

Изображение
Подводные лодки типа "К" серии XIV были по достоинству оценены советскими подводниками. Их любовно называли "катюшами". Свидетельствует Герой Советского Союза И.А.Колышкин: "Катюши" - великолепные подводные крейсера, которые могут сделать честь флоту любой нации. Эти корабли… очень мореходны, обладают большой автономностью, что позволяет им действовать в океане, далеко от своих баз. Соответствует этим задачам и вооружение". Герой Советского Союза И.В.Травкин вспоминает, что впервые увидев крейсерскую ПЛ, он "… невольно залюбовался ее мощным и в то же время легким, изящным корпусом". "Стою и смотрю как зачарованный, забылись и холод, и ветер. Какая она огромная!" - пишет И.В.Травкин.
Массивная рубка, широкий мостик, 4 орудия, в том числе 2 могучих "сотки". Я знаю, что у "катюши" 10 торпедных аппаратов, большой запас торпед, превосходная скорость - в надводном положении она может померяться в быстроте хода с некоторыми миноносцами.
До начала Великой Отечественной войны были введены в строй еще 4 ПЛ серии XIV - "К-3", "К-21", "К-22" и "К-23", Первоначально их зачислили в состав КБФ. Однако предполагалось в мае-июне 1941 г. ПЛ "К-21", "К-22" и "К-23" перевести по Беломорско-Балтийскому каналу в Заполярье, а затем Северным морским путем - на Тихий океан. Но лишь в конце июня они по решению Государственного Совета Обороны были направлены на Север. Еще 6 ПЛ серии XIV война застала на стадии постройки в Ленинграде. Это были ПЛ "К-51", "К-52", "К-53", "К-54", "К-55" и "К-56", предназначавшиеся для ТОФ.
17 января 1941 г. командир ПЛ "С-55" ТОФ капитан-лейтенант Л.М.Сушкин обратился с письмом к И.В.Сталину, предложив вариант перевода ПЛ типа "К" из Полярного во Владивосток своим ходом без пополнения топлива по маршруту: Атлантический океан, мыс Доброй Надежды, Индийский океан, Зондский пролив, Яванское море, Южно-Китайское море, Желтое море, Корейский пролив, Японское море. Автор письма считал, что для преодоления пути протяженностью 16500 миль потребуется 68 суток непрерывного надводного хода 10-узловой скоростью. Усиленный запас топлива на ПЛ серии XIV составлял 240 т. В ЦК ВКП (б) отнеслись внимательно к предложению капитан-лейтенанта, касавшемуся усиления советских подводных сил на Тихом океане. Главному штабу ВМФ было предписано немедленно выполнить необходимые расчеты. Однако они показали, что для такого автономного плавания потребуется еще около 100 т топлива (из-за вероятной необходимости в условиях военной обстановки периодического увеличения надводной скорости, плавания в подводном положении, что требовало около 20 подзарядов аккумуляторной батареи. Принять интересное предложение Л.С. Сушкина не представилось возможным. В состав ТОФ ПЛ типа "К" серии XIV не поступили, но в Заполярье они воевали очень активно. Герой Советского Союза И.А.Колышкин писал: "За Нордкапом, в Норвежском море, действуют рыцари дальних коммуникаций - подводные крейсеры. Они выходят в грозном триединстве своего оружия - торпедного минного, артиллерийского". В декабрьском боевом походе 1941 г. ПЛ "К-22" под командованием капитана 3 ранга В.Н.Котельникова ставила в надводном положении минные банки в проливе Рольвсёсунд, ведущих к порту Гаммерфест ( здесь потом погиб транспорт противника "Штейнбек" (2185 брт). Затем артиллерией было уничтожено судно "Вейдинген" (200 брт), сначала оно загорелось, а затем затонуло.
В следующем походе 19 января 1942 г. В.Н.Котельников обнаружил в перископ в бухте. Берлевог стоявший без хода сторожевой корабль. Одна из выпущенных торпед поразила цель - транспорт "Мимона" (1147 брт) получил серьезные повреждения. Со сторожевым кораблем командир решил разделаться с помощью артиллерии. ПЛ "К-22" быстро всплыла на поверхность и вторым залпом накрыла СКР противника. Тот затонул. Вблизи ПЛ взметнулись высокие столбы воды - это стреляла береговая батарея. Но позади тонущего судна было обнаружено еще одно судно. Огонь был перенесен на него. Пароход "Вааланд" (106 брт) также пошел на дно. Дав ход обоими дизелями, В.Н.Котельников вывел свою ПЛ в открытое море.
3 декабря 1941 г. в пролив Бустансунд (между полуостровом Порсангер и островом Рейнё) скрытно проникла ПЛ "К-3" под командованием капитан-лейтенанта К.И.Малафеева. Вскроре им был обнаружен конвой, направлявшийся в Гаммерфест. Он состоял из транспорта "Альткирх" (4713 брт) и трех кораблей ПЛО.
На перископной глубине с дистанции 17 каб командир ПЛ произвел четырехторпедный залп с временным интервалом 9 с из носовых торпедных аппаратов. Подводники слышали 2 глухих взрыва - предположительно был поврежден транспорт. Однако противник обнаружил ПЛ и начал ожесточенное бомбометание. ПЛ "К-3", погружаясь на 60 -метровую глубину, неожиданно ударилась о подводную скалу, хотя, судя по навигационной карте, глубина должна быть не менее 115 м. Мощными взрывами подводный крейсер резко подбросило вверх, а затем швырнуло на дно. От разрывов глубинных бомб и несколько ударов о скалистый грунт потекли междубортные цистерны, Соляр, поднимаясь на поверхность, демаскировал ПЛ. Находившийся на борту командир дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М.И.Гаджиев принял решение всплывать и навязать противнику артиллерийский бой. Как только продули главный балласт, и ПЛ "К-3" показалась на поверхности, М.И.Гаджиев и командир ПЛ К.И.Малафеев стремительно поднялись по трапу на мостик. Прямо на ПЛ строем фронта шли противолодочные корабли. "К-3" дала полный ход. Неожиданно отказал правый дизельный двигатель - возможно, в топливо попала забортная вода. Один из кораблей противника открыл огонь из орудия и двух скорострельных автоматов. Но наши подводники быстро добились прямого попадания. Скрылся под водой объятый пламенем и черным дымом корабль ПЛО "UJ-1708" ("Фёрер") , другой корабль - "UJ-1403" ("Мекленбург") получил серьезные повреждения. Уцелевший корабль "UJ-1416", круто развернувшись, обратился в бегство.
В течение 265 минут были результативно израсходованы 42 снаряда калибра 100-мм и столько же снарядов калибра 45-мм. ПЛ "К-3" принесла советским подводникам первую победу в артиллерийской дуэли с германскими кораблями ПЛО.
Весьма эффективным оказалось применение крейсерскими ПЛ СФ минного оружия. Первой произвела постановку мин у острова Вардё 10 сентября 1941 г. ПЛ "К-2" (командир капитан 2 ранга В.П.Уткин). На них подорвался и получил повреждения транспорт "Акка" (2646 брт).
На минах, поставленных ПЛ "К-1" под командованием капитана 2 ранга М.П.Августовича, нашли свой конец транспорты "Конг Нирг", "Ингвар Нильсен", "Курцзее", "Роберт Борнхофен" суммарным тоннажем 12000 брт, сторожевые корабли "V-6116" ("Убир") и "V-6117" ("Черускер"), получил повреждения танкер "Конгсдаль" 9959 брт).
От подрыва на минах, поставленных ПЛ "К-21" под командованием капитан-лейтенанта А.А.Жукова, противник лишился транспорта "Бессхайм" (1174 брт) и корабля ПЛО "UJ-1110", получил повреждения транспорт "Ригель" (3828 брт).
На минах, поставленных ПЛ "К-23" под командованием капитана 3 ранга Л.С.Потапова, погибли транспорты "Флотбек" (1930 брт), "Бирк" (3664 брт), "Асунцион" (4626 брт) и судно-ловушка "№ 18" ("Альтенланд").
В общей сложности на боевом счету ПЛ типа "К" серии XIV насчитывалось 37 потопленных судов общим водоизмещением 82597 брт и 20 боевых кораблей и вспомогательных судов, были повреждены8 судов (35126 брт) и 4 корабля противника.
ПЛ этого типа уничтожили:
- торпедами 16 транспортов (43195 брт), 5 боевых кораблей и 4 вспомогательных судна;
- на минах, выставленных ПЛ типа "К", погибли 12 судов (33997 брт) и 5 боевых кораблей;
- потоплены артиллерией 9 транспортов (5405 брт), 3 боевых корабля и 3 вспомогательных судна.
ПЛ "К-21" СФ и ПЛ "К-52" КБФ были награждены орденом Красного Знамени; ПЛ "К-22" СФ удостоилась гвардейского звания.
Краснознаменная ПЛ "К-21", атаковавшая под командованием Героя Советского Союза капитана 2 ранга Н.А.Лунина 5 июля 1942 г. из кормовых торпедных аппаратов германский мощнейший линкор "Тирпиц", была поставлена на вечную стоянку в Кольском заливе как мемориал морякам-подводникам и труженикам советского подводного кораблестроения.
Имя создателя первых советских подводных крейсеров - "Михаил Рудницкий" - носило вспомогательное судно КЧФ.


Замысел - Проект - Корабль


Идея создания мощной отечественной ПЛ, предназначенной для действий в океане, на большом удалении от баз, зародилась у морского инженера Михаила Алексеевича Рудницкого в 1934 г.
15 апреля 1935 г. проект подводного крейсера типа "К", первоначально он назывался КР (Крейсер Рудницкого), был утвержден Советом Труда и Обороны. По своим тактико-техническим данным крейсерские лодки типа "К" находились на уровне последних достижений мирового подводного кораблестроения, а по ряду показателей, в том числе по скорости и вооружению, превосходили иностранные образцы. Их надводное водоизмещение в полном грузу составляло 1720 т, подводное - 2100 т, корпус имел длину около 100 м, высоту - 11,5 м, но, несмотря на столь солидные размеры, ПЛ хорошо управлялись в подводном положении.
Два дизеля типа 9ДКР мощностью по 4200 л.с. позволяли им развивать скорость хода в надводном положении 22 узла. Кроме того, на ПЛ имелся вспомогательный дизель мощностью 800 л.с. для зарядки аккумуляторных батарей и для малого хода. Дальность плавания составляла 15000 миль. Два гребных электродвигателя мощностью по 1200 л.с. обеспечивали подводную скорость до 10 уз. Автономность плавания (возможность непрерывного нахождения в море без пополнения запасов) достигала 50 суток.
Главное оружие подводного крейсера - 10 торпедных аппаратов (6 в носу и 4 в корме) с общим запасом 24 торпеды калибра 533 мм. Они несли весьма мощный заряд, имели высокую скорость и большую дальность хода. Кроме торпед, в ПЛ находилось 20 мин заграждения.
Артиллерийское вооружение подводного крейсера состояло из двух модернизированных 100-мм орудий с боезапасом в 400 выстрелов и двух 45-мм полуавтоматов.
Усовершенствование орудий заключалось в увеличении дальности стрельбы по морским и береговым целям, они также могли вести огонь и по самолетам при угле возвышения 45 градусов. Следует упомянуть и о некоторых элементах оборудования ПЛ.Так, на ПЛ типа "К" было два перископа большой светосилы, приспособленные, в частности, и для фотосъемок. Коротковолновые радиостанции ПЛ обеспечивали устойчивую двухстороннюю радиосвязь даже на самых дальних дистанциях. Достаточно сказать, что во время испытаний была установлена уверенная радиосвязь между ПЛ, одна из которых находилась в Финском заливе, а другая - на Дальнем Востоке.
При монтаже ПЛ применялись самые передовые для того времени технические приемы. При сборке наружного корпуса подводного крейсера широко применялась электросварка. Это позволило существенно снизить вес, резко увеличить живучесть ПЛ.
При проектировании ПЛ типа "К" рассматривалось и несколько необычных вариантов их использования. Так, одна из модификаций предусматривала ангар для самолета-разведчика. К сожалению, воплотить этот проект в жизнь не удалось. В боевых действиях Великой Отечественной войны принимали участие только подводные крейсеры типа "К".


Победные салюты подводников


Только что построенные подводные крейсеры "К-1" и "К-2" прибыли на Северный флот в августе 1940 г. Еще 4 ПЛ - "К-3", "К-21", "К-22" и "К-23" - предназначались для Тихоокеанского флота. В мае - июне 1941 г. они должны были перейти Беломорско-Балтийским каналом с Балтики на Север, а затем Северным морским путем на Дальний Восток. Но начавшаяся война внесла свои коррективы.
После перехода в исключительно сложных условиях Беломорско-Балтийского канала (германские самолеты систематически бомбили всю трассу) подводные крейсеры были сведены в отдельный 1-й дивизион ПЛ типа "К", входивших в состав бригады ПЛ СФ.
ПЛ "К-1" - головная в серии подводных крейсеров - была заложена в декабре 1936 г., спущена на воду в апреле 1938 г. и в мае 1940 г. вошла в состав ВМФ.
В августе 1941 г. под командованием М.П.Августовича, сменившего пост начальника штаба бригады ПЛ на командирский мостик подводного крейсера, "К-1" отправилась в первый боевой поход. До декабря 1942 г. она совершила 12 боевых походов. После этого она стала на ремонт и в конце 1943 г. под командованием М.Н.Хомякова вышла в 13-й боевой поход, из которого не вернулась…
ПЛ "К-2" прибыла на Север вместе с ПЛ "К-1" осенью 1940 г. Командовал кораблем В.П.Уткин. Боевые действия она начала в августе 1941 г. постановкой мин у берегов противника. Во втором боевом походе (сентябрь 1941 г.), во время которого на борту ПЛ находился командир дивизиона М.И.Гаджиев, был уничтожен транспорт противника. Это произошло 11 сентября вблизи порта Вардё, на виду у противника. В связи с тем, что торпедная атака из подводного положения оказалась невозможной, М.И.Гаджиев и В.П.Уткин решили всплыть.
Дав полный ход дизелями, ПЛ "К-2" открыла огонь из 100- мм орудий. Артиллерийским огнем командовал З.М.Арванов. За 7 минут по врагу было выпущено 26 снарядов, в результате чего транспорт водоизмещением 6000 брт загорелся и начал тонуть. В это время ПЛ "К-2" атаковал самолет противника, и она сочно погрузилась. Переждав взрывы авиабомб, ПЛ всплыла под перископ: транспорта на поверхности уже не было.
После этой удачной атаки на Северном флоте родилась традиция: завершать успешные походы холостыми выстрелами - по числу потопленных кораблей. Мысль об этом подал З.М.Арванов. Дело в том, что незадолго до похода "К-2" ее экипаж наблюдал возвращение британской ПЛ "Тайгрис", одной из трех ПЛ союзников, базировавшихся на Севере. На ее мачте были подняты 2 германских флага, что означало, как разъяснил представитель британского морского командования, что потоплены 2 корабля противника. Поднимать ненавистные флаги противника советские моряки, конечно, не стали, но при возвращении в Полярное выстрелили из орудия. ИХ примеру последовали экипажи других кораблей.


"Тирпиц" выходит из войны


ПЛ "К-3" пришла на Север осенью 1941 г. Командовал кораблем К.И.Малафеев. В первом же боевом походе 3 декабря 1941 г. ПЛ скрытно проникла в пролив Буста-зунд, где обнаружила направлявшийся в Хаммерфест конвой противника - транспорт в охранении трех противолодочных кораблей. Атаковав транспорт, "К-3" дала четырехторпедный залп. Вслед за этим подводники услышали 2 взрыва: сработали торпеды. Надо было уходить. Но корабли противника обнаружили советскую ПЛ, всплывшую после залпа торпед. Глубинные бомбы начали рваться у самого корпуса ПЛ. Погружаясь, "К-3" неожиданно ударилась о подводную скалу, не обозначенную на карте и легла на грунт. Командир "К-3" предположил, что от сильного удара и близких разрывов глубинных бомб потекли топливные цистерны и поднимающийся на поверхность моря соляр выдает противнику местонахождение лодки. Тогда он принял решение - всплыть и под прикрытием артиллерийского огня оторваться от преследования противника. Продув цистерны, ПЛ "К-3" быстро всплыла. Прямо перед ней строем фронта шли противолодочные корабли, перекрыв выход советской ПЛ из пролива. Командир "К-3" скомандовал дать полный ход, но в эту минуту отказал правый двигатель, и подводный крейсер устремился в атаку под одним левым двигателем.
Противолодочный корабль "Фефер" развернулся и правым бортом открыл огонь по советской ПЛ из 85-мм орудия и двух 20-мм автоматов. Однако же уже на третьей минуте комендоры ПЛ "К-3" подбили его: над "Фефером" взметнулся столб огня и дыма, и вскоре он скрылся под водой. Остальные противолодочные корабли, круто развернувшись, ушли с поля боя. ПЛ "К-3" побеждала врага и в последующих походах.
ПЛ "К-21" пришла на Север осенью 1941 г. Командовал ею А.А.Жуков. В первом же боевом походе ПЛ "К-21" ночью поставила минное заграждение из 11 мин в проливе Бест-Сунн.
Условия для постановки мин были очень трудными - длина пролива составляла 35 кабельтовых, а ширина всего лишь 7. Но задание было выполнено точно, и уже утром здесь подорвался и затонул вражеский транспорт.
Через несколько дней ПЛ "К-21" потопила еще 2 корабля противника. Новый поход - и отправлен на дно другой транспорт врага водоизмещением 5000 брт, а артиллерийским огнем - катер противолодочной обороны.
В феврале 1942 г. подводный крейсер принял Герой /Советского Союза Н.А.Лунин, под командованием которого был совершен ряд блестящих атак на корабли противника. Одна из них стала поистине легендарной.
В начале июля 1942 г. германское военно-морское командование отдало приказ о выходе из Альтен-фьорда в море эскадры в составе суперлинкора "Тирпиц" (новейшего и наиболее мощного корабля германского Кригсмарне), трех тяжелых крейсеров (в том числе тяжелого крейсера "Адмирал Шеер") и 12 эсминцев для того, чтобы перехватить и уничтожить конвой "PQ-17", вышедший в конце июня из Исландии в Мурманск.
Конвой "PQ-17" состоял из 34 транспортов и 21 корабля охранения. Кроме них, проводку конвоя обеспечивали две сильные группы кораблей дальнего прикрытия из состава флота Великобритании и США, включавшие авианосец, 2 линкора и эсминцы.
На долготе острова Медвежий в охранение конвоя "PQ-17" должны были вступить боевые корабли СФ СССР. Однако после тог, как британскому Адмиралтейству стало известно о выходе в море мощной германской эскадры, оно приказало командующему силами охранения конвоя оставить его и следовать на соединение с группами кораблей дальнего прикрытия.
В результате этого транспортам пришлось прорываться в Мурманск самостоятельно (конвой был распущен). Нескончаемые атаки германских самолетов и ПЛ вывели из строя многие беззащитные суда. Предательский приказ британского Адмиралтейства стал причиной гибели сотен моряков, потери свыше 120 тыс. тонн военного груза, в котором так нуждалась Красная Армия; в том числе 3350 автомашин, 430 танков, 210 самолетов.
Чтобы не допустить германскую эскадру к конвою "PQ-17", командование Северного флота заблаговременно направило в районы выходов из фьордов Северной Норвегии несколько ПЛ. Среди них была и ПЛ "К-21". 5 июля 1942 г. она обнаружила германскую эскадру и начала маневрирование для выхода в торпедную атаку на линкор "Тирпиц".
Это была сложная операция; корабли шли противолодочным зигзагом, все время меняя курс. Пришлось атаковать "Тирпиц" из кормовых торпедных аппаратов четырехторпедным залпом. Позже раздались 2 взрыва. ПЛ "К-21" погрузилась, ожидая атаки германских кораблей охранения. Но ее не последовало. Линкор "Тирпиц" вместе с эскадрой был вынужден вернуться в фьорды Северной Норвегии и в военных действиях участия больше не принимал.
После этого похода ПЛ "К-21" еще не раз выходила в торпедные атаки, ставила мины, высаживала десанты. Боевой путь ПЛ закончила под командованием З.М.Арванова. В октябре 1942 г. она была награждена орденом Красного Знамени.


Советская ПЛ К-21 стоила всего британского флота.


19 марта 1906 г. Высочайшим Указом Императора Всероссийского Николая Второго были созданы Подводные силы Балтийского моря с базированием первого соединения подводных лодок в военно-морской базе Либава. Этот день считается официальной датой рождения Подводных сил российского флота. С 1996 г. в соответствии с приказом Главнокомандующего Военно-морским флотом # 252 от 15.07.96 г. он празднуется как День подводника ВМФ. Профессия подводника не только романтическая, как у всех моряков, но во многом опасная и героическая. В годы Великой Отечественной войны от ударов советских субмарин фашисты потеряли на море 35% всех своих боевых кораблей и транспортов. Воспоминания участника одной из самых знаменитых атак наших подводников мы предлагаем вашему вниманию.
Фамилия контр-адмирала Владимира Леонардовича Ужаровского известна большинству советских подводников. В годы войны он служил старшим помощником командира подводной лодки К-21 Северного флота, уничтожившей 17 кораблей и судов противника и 5 июля 1942 г. торпедировавшей немецкий линкор "Тирпиц".
После окончания Высшего военно-морского училища им. Фрунзе в 1940-1941 гг. лейтенант Владимир Ужаровский начал службу командиром минно-торпедной группы подводной лодки К-2 Балтийского флота, которую в июле 1941 г. через Беломоро-Балтийский канал перевели на Северный флот. В ноябре 1941 г. Ужаровский назначается на подводную лодку К-21 командиром артиллерийской и минно-торпедной боевой части (БЧ-2 и БЧ-3), а в сентябре 1943 г. - старшим помощником командира. На этой лодке он провоевал до декабря 1944 г.
С августа 1941 г. начало осуществляться сопровождение морских конвоев из Англии и США в Мурманск, Архангельск и обратно. Боевые действия союзных флотов в Атлантике должны были обеспечить защиту кораблей от подводных лодок и ударов авиации немцев. В июле 1942 г. английское адмиралтейство без уведомления командования Северного флота (СФ) нарушило взаимно согласованную организацию проводки конвоя "PQ-17", что привело к тяжелым потерям. Этот конвой в составе 34 транспортов (из них два советских) вышел из Исландии 27 июня. Английское адмиралтейство развернуло внушительные силы для защиты: непосредственное эскортирование осуществляли два крейсера ПВО, шесть эсминцев, две подводных лодки, 11 более мелких кораблей охранения. Западнее конвоя следовали силы поддержки: два английских, два американских крейсера и три эсминца. Еще дальше - главные силы прикрытия: два линкора, авианосец, три крейсера и целая флотилия эсминцев. Надводные корабли и авиация СФ находились в готовности взять конвой под охрану с его подходом к зоне ответственности советского флота. Вдоль побережья Северной Норвегии были развернуты девять английских и пять советских подводных лодок. Одной из них, роковой для "Тирпица" и испортившей всю задуманную "обедню" англичанам, и оказалась наша К-21.
Казалось бы, все задумано великолепно, и к транспортам не должна была проскочить незамеченной ни одна чайка. Однако, развернув такие мощные силы, английское адмиралтейство заботилось не о защите конвоя, а преследовало совершенно иную цель. Транспорты должны были выманить немецкий линкор "Тирпиц" из базы для его последующего уничтожения авиацией и артиллерией союзного англо-американского флота. Планируя эту операцию и не поставив в известность командование Северного флота, англичане поступили предательски по отношению к кораблям конвоя.
4 июля, узнав о выходе линкора "Тирпиц" с кораблями охранения из базы, адмиралтейство отдало кораблям непосредственного эскорта и силам поддержки беспрецедентный приказ: "Отряду крейсеров отойти на запад с большой скоростью". И вслед за ним второе распоряжение: "Ввиду угрозы со стороны надводных кораблей конвою рассредоточиться и идти к русским портам". Английские корабли бросили конвой на произвол судьбы и, как зайцы, с "большой скоростью" побежали на запад.
Главные силы прикрытия англо-американского "Гранд-флита" начали маневрирование для перехвата "Тирпица". Но подводная лодка К-21, развернутая на маршруте немецкого соединения, успела торпедировать линкор раньше. "Тирпиц" получил повреждение одной из машин и лишился возможности развивать полный ход. Соединение немецкого флота вынуждено было возвратиться в норвежские базы. "Хитроумная" операция английского адмиралтейства рухнула. Жертвой этой "хитрости" стали транспорты злосчастного конвоя "PQ-17". Они, оказавшись беззащитными, стали легкой добычей немецких подводных лодок и авиации. Из 34 транспортов потоплены 23. На дно ушли 430 танков, 210 самолетов, 3350 автомашин, большие запасы боеприпасов, оружия, продовольствия (а ведь это был самый тяжелый период боев за Сталинград!). Английское адмиралтейство после разгрома конвоя "PQ-17", лицемерно прикрываясь "большими потерями транспортов в полярный день", отказалось от дальнейших проводок конвоев до зимы.
Владимир Ужаровский рассказал о деталях знаменитой атаки "Тирпица" подводной лодкой К-21:
- 4 июля мы заняли назначенный район патрулирования. 5 июля в 16.00 я заступил вахтенным офицером и находился в боевой рубке. В 16.33 получил доклад акустика: "Левый борт... неясный шум". Подвсплыл, поднял перископ, но ничего не обнаружил. Через несколько минут новый доклад акустика: "Пеленг на шум...". Скомандовал: "Лево на борт", лег на курс сближения с источником шума. Одновременно приказал вахтенному центрального поста передать командиру: "Просьба прибыть в боевую рубку". Командир Николай Лунин прибыл, поднял перископ, ничего не обнаружил, но приказал объявить боевую тревогу. Акустик, продолжая доклад, разобрал, что это шумы надводных кораблей, и уточнил пеленг. Наконец командир, подняв в очередной раз перископ, вроде бы обнаружил рубку подводной лодки. "Ага, - сказал командир, - только тебя, голубушка, и не хватает в нашей коллекции - у нас только надводные корабли". Далее скомандовал: "Торпедная атака подводной лодки! Глубина хода торпед - 4 метра".
По этой команде торпедисты первого отсека должны как можно быстрее выполнить довольно трудоемкую операцию по установке заданной глубины хода на всех шести торпедах носовых аппаратов. На четырех кормовых аппаратах такую операцию можно выполнить только в надводном положении лодки. На торпедах в этих аппаратах глубина хода была установлена на 1,5-2 м, потому что их основное предназначение - самооборона от противолодочных кораблей. Это обстоятельство снизило эффективность последующей атаки линкора.
Командир начал выход в атаку. И вдруг, подняв перископ, обнаружил, что это не лодка, а командно-дальномерный пост (КДП) эсминца, за которым появился и второй (КДП, когда он показывается из-за горизонта, по силуэту схож с очертаниями рубки подводной лодки). "Отставить атаку подводной лодки! Торпедная атака эсминцев!" - скомандовал Лунин. Когда лодка вышла на расчетный пеленг залпа по одному из эсминцев, командир снова поднял перископ и с удивлением обнаружил показавшиеся из-за горизонта мачты больших кораблей. Он понял, что видит мачты линкоров и крейсеров немецкого соединения, о возможном выходе которого его оповестил штаб флота. Лунин, ругнувшись, скомандовал: "Отставить атаку эсминцев! Атака линкора! Приготовить шеститорпедный носовой залп! Глубина хода торпед 9 метров!"
Маневрируя на сближение с главными кораблями соединения противника, командир удачно проскочил барьер эсминцев, прошел внутрь ордера и определил состав сил противника: линкор "Тирпиц", два крейсера в круговом охранении восьми эсминцев. Центральный пост определил элементы движения соединения: скорость - 22 узла, генеральный курс такой-то, маневрируют на противолодочном зигзаге. Командир начал сближение с линкором, уточняя его положение периодическими подъемами перископа. Это было очень опасно: мы находились внутри ордера противника, поэтому, заметив перископ, эсминцы (аж восемь единиц) сразу же забросали бы лодку глубинными бомбами. Выручили мастерство командира и выучка экипажа - все замерли, внимательно слушали распоряжения и четко отрабатывали их на обслуживаемых механизмах. Помогло и неспокойное Норвежское море. При волнении в 4-5 баллов в пенных гребнях волн перископ не так просто было заметить, тем более что Лунин поднимал его на 3-4 секунды. Надо сказать, что его мастерство как командира было позднее высоко оценено специалистами-подводниками.
Выход в атаку завершался. Еще чуть-чуть, и линкор был бы на расчетном пеленге залпа. И вдруг случилось непредвиденное. Когда до залпа оставались буквально секунды, Лунин еще раз поднял перископ и с изумлением обнаружил, что немецкие корабли вдруг повернули влево, линкор и крейсера оказались в строю фронта и мчатся прямо на лодку. Мгновенно оценив обстановку, командир понял, что теперь атаковать линкор можно будет (если это получится) только из кормовых аппаратов. Лунин скомандовал: "Лево на борт! Самый полный! Кормовые аппараты товсь!" Мы успели отскочить на 13-15 кабельтовых от линии курса линкора, и когда "Тирпиц" пришел на расчетный пеленг стрельбы, Лунин для надежности еще раз поднял перископ. То, что он увидел, привело командира в ярость. На том же пеленге, прикрывая собой линкор, находился эсминец. А ведь глубина хода торпед кормовых аппаратов, как уже говорилось, была установлена всего на 1,5-2 м. Лунин скомандовал: "Аппараты, пли!", сорвал с себя шапку и начал в гневе ее топтать.
Залп был выполнен. Торпеды вышли, лодка нырнула на глубину. Все замерли и стали внимательно вслушиваться. Раздался первый взрыв, секунд через 20-30 после него - второй. Потом пауза и еще три раскатистых взрыва. Как было установлено впоследствии, первым взорвался эсминец, который сразу же и затонул. Второй взрыв - попадание торпеды в линкор, в результате чего была выведена из строя одна из его трех машин. Этого, конечно, для такого мощного корабля было слишком мало. Чтобы утопить однотипный с "Тирпицем" линкор "Бисмарк", уже потерявший ход, разбитый бомбами палубной авиации и снарядами артиллерии линкоров, англичане были вынуждены выпустить по нему 12 торпед. Только после этого он затонул. Ну, а три последних взрыва оказались разрывами снаряженных глубинных бомб тонущего эсминца - сначала рвались бомбы первого пояса глубины бомбометания, потом второго, затем третьего. Две торпеды залпа, как оказалось, прошли мимо линкора.
Через 14 минут лодка подвсплыла. Лунин перешел в боевую рубку, поднял перископ, но ничего не обнаружил. Радисты сразу же "выстрелили" в эфир шифровку: "Внеочередная, по флоту. Широта... долгота..., линкор "Тирпиц", два крейсера, охранение 8 эсминцев, курс..., скорость..., атаковал, слышал два взрыва. Командир". Мы считали, что две торпеды попали в линкор, и не предполагали, что потоплен эсминец. О других взрывах командир не доносил: надо было самим разобраться.
Немецкие корабли при возвращении в базу прошли через район патрулирования английской подводной лодки (он находился рядом с нашим). Она противника не атаковала: или не получилось, или командир не рискнул, опасаясь такого сильного охранения. Но лодка донесла, что эсминцев не восемь, а только семь. То есть косвенно подтвердила, что один корабль мы потопили.
9 июля мы возвратились в базу. После прибытия мне и старпому Федору Лукьянову как исполнителям отчетных документов по атаке (график стрельбы, схема маневрирования, пояснительная записка и пр.), но больше всего самому командиру пришлось выходить в другие "атаки" и "контратаки". Нас усиленно "пытали" представители соответствующих органов: почему не потопили линкор, почему не атаковали повторно, не струсил ли командир и пр. И что можно было ответить на такие идиотские вопросы и придирки? Помню, как один такой "исследователь" пулей вылетел из каюты Лунина на плавбазе, вытирая разбитый нос. Напялив фуражку козырьком назад, он долго не мог найти выход на трап из коридора.
Командующий флотом адмирал Головко разобрался быстро. Тем более что разведка доложила: "Тирпиц" ремонтируется, под корму заведен кессон". Комфлот разогнал "следователей". Экипаж наградили орденами и медалями, а командир в конце года был удостоен звания Героя Советского Союза за боевые действия в 1941-1942 гг.
Война закончилась. В 1946-1950 гг. Ужаровский командовал подводными лодками. В 1953 г. окончил с золотой медалью Военно-морскую академию. Хотели оставить его преподавателем, но Владимир Леонардович категорически отказался, сказав, что не инвалид и вполне годен служить на флоте. Его назначили командиром бригады лодок на Тихоокеанский флот в так называемую Ракушку. Это и сейчас (а в те годы тем более) настоящая глухомань.
Ужаровский энергично взялся за устройство нормального быта для матросов, семей офицеров и сверхсрочников. Время было послевоенное. Страна еще не оправилась от потрясений, поэтому все, что касалось улучшения бытовых условий, достигалось с трудом. "Хозспособом" были построены новая казарма, столовая, баня, дома для офицеров и мичманов, с большими трудностями соорудили стадион. Начали строить клуб, в качестве которого ранее использовали дощатый разваливающийся барак. Финансирование было скудное. И тут Ужаровский проявил инициативу - приказал бригадному финансисту бросить часть средств, предназначенных на строительство причала, на клуб, сказав, что на причал деньги всегда найдут, да и пока можно обойтись без него.
На флоте, как зубоскалят остряки, инициатива всегда наказуема. Явилась грозная комиссия. Ужаровского пытались обвинить в самовольной "растрате финансовых средств титульного строительства военно-морской базы". Но комиссия, особенно ее председатель, крупный флотский начальник, была буквально нокаутирована, когда выяснилось, что комбриг пустил на этот злополучный клуб не только частицу замороженных "титульных" средств, но и свои кровные сбережения... Владимир Леонардович тайком от жены выдал бригадному финансисту собственную сберкнижку и приказал оплатить экстренно возникшие расходы, без которых закончить строительство до наступления зимы было бы невозможно. Клуб был построен. Комиссия убыла в легкой прострации, а ее глава периодически бормотал под нос что-то вроде: "Поди же ты... ну, дает... ну, погоди..." Когда доложили "на высочайшее", командующий флотом спросил: "Клуб построен? Ну, так победителей не судят". А председателю комиссии сделал внушение за его придирки, сказав, что Ужаровский - молодец. И в тот же год отправил Владимира Леонардовича на учебу в Академию Генерального штаба.
После окончания академии Ужаровский возвратился на ТОФ. Командовал дивизией подлодок, получил звание контр-адмирала. Потом был назначен начальником боевой подготовки - заместителем начальника штаба флота.
Ужаровский в 1964 г. был назначен преподавателем в Академию Генерального штаба, где его приняли с распростертыми объятиями. Здесь он и прослужил до ухода в запас, защитил диссертацию, стал "профессором морского боя". Из академии Владимир Леонардович был командирован в 1971-1974 гг. в Объединенную Арабскую Республику Египет, где преподавал египетским военно-морским офицерам тактику морского боя, а фактически - тактику Военно-морского флота Советского Союза. Демобилизовался после возвращения из Египта в 1974 году.
Краснознаменная крейсерская подводная лодка К-21 и поныне стоит на причале в Североморске как мемориал боевой славы подводников Северного


Коротко о главном


Концепция крейсерской лодки сформировалась еще в 1930—1932 гг. и предусматривала сильное артиллерийское вооружение (две 102-мм пушки), восемь торпедных аппаратов, дальность плавания 12 000 миль и автономность 45 сут. при максимальной надводной скорости всего 12 уз. В 1934 г. начальник отдела подводного кораблестроения НИВК М. А. Рудницкий, опираясь на опыт создания лодок типа "Правда" и учитывая перспективы разработки проектов новых легких и мощных дизельных двигателей завода "Русский дизель" (руководитель работ В. А. Вайншейдт), предложил свой оригинальный вариант такой подводной лодки, который 15 апреля 1935 г. был одобрен СТО и вскоре включен в программу 1936 г. 25 января 1936 г. был утвержден эскизный проект "крейсерской эскадренной подводной лодки" КЭ XIV серии (пр. 41). Главным конструктором и строителем первых подводных лодок этого типа был назначен М. А. Рудницкий. Общий (технический) проект разрабатывался под его руководством в ЦКБС-2 (ЦКБ-18).
Вначале предполагалось построить 62 крейсерско-эскадренные лодки, но фактически было заложено 12 единиц.
Строителями "катюш", как неофициально были прозваны эти лодки, были Н. В. Усков, И. А. Каменецкий, Л. Я. Турчин, О. С. Покровский, Б. К. Иванов, М. С. Островский, работавшие под руководством М. А. Рудницкого.
Крейсерско-эскадренная подводная лодка XIV серии - самая большая подводная лодка, спроектированная и построенная накануне Великой Отечественной войны.
Подводные лодки этой серии были двухкорпусными, прочный корпус формировался из цилиндров (диаметром 5300 и 4850 мм) и усеченных конусов с обшивкой толщиной 18 и 22 мм. Из 14 цистерн главного балласта 5 (ЦГБ № 3, 4, 7, 8, 9) были приспособлены для хранения топлива (общий максимальный запас 243 т), что позволило обеспечить 16500-мильную дальность плавания надводным экономическим ходом. Одна из ЦГБ (№ 14) была минно-балластной, в ней помещалось устройство для постановки 20 мин заграждения типа ЭП-36 (масса заряда 300 кг, длина минрепа 400 м), заполнялась эта цистерна через люки для сбрасывания мин. Она была размещена под центральным постом, придавая большую остойчивость подводной лодке в подводном положении. ЦГБ № 2, 12, 13 были оборудованы шпигатами вместо кингстонов. На этой подводной лодке впервые в отечественном кораблестроении была обеспечена надводная непотопляемость при наличии топлива в балластных цистернах. Непотопляемость обеспечивалась при приеме топлива в ЦГБ № 3, 4, 8 и 9.
Прочный корпус подразделялся на семь отсеков, все три сферических и одна плоская (между III и IV отсеками) переборки рассчитывались на давление 10 кгс/см. Остальные две переборки (между IV и V, VI и VII отсеками) были легкими и обеспечивали водонепроницаемость только в надводном положении (были рассчитаны на давление 2 кгс/см. кв). Прочный корпус подводной лодки XIV серии был клепаный. Но легкий корпус, надстройка, все фундаменты выполнены сварными.
Для получения большой надводной скорости требовались новые, значительно более мощные дизели, чем применявшиеся до тех пор на отечественных подводных лодках. Такие дизели были созданы заводом «Русский дизель» в Ленинграде. Главные двигатели надводного хода — двухтактные бескомпрессорные реверсивные дизели типа 9ДКР мощностью каждый по 4200 л.с. при 400 об/мин — соединялись с линиями валов гидравлическими муфтами. В шестом отсеке вместе с главными гребными электродвигателями типа ПГ-11 (МГ-11?) (мощность 1200 л.с. при 235 об/мин.) размещался дизель-генератор с коломенским двигателем типа 38К8 мощностью 800 л. с. Он служил для обеспечения экономического надводного хода, зарядки аккумуляторных батарей на режимы II и III ступени и для подачи тока на главные станции для электродвижения при совместной работе на гребные валы главных электродвигателей и главных дизелей для получения максимально возможного надводного хода. Использование дизель-генератора для зарядки аккумуляторной батареи и экономического надводного хода позволяло сохранить ресурс главных дизелей и расширяло маневренность энергетической установки.
Аккумуляторная батарея состояла из двух групп (по 120 элементов типа С в каждой) и обеспечивалась общеямовой и индивидуальной для каждого элемента вентиляцией и приборами для дожигания водорода. Одна группа размещалась в аккумуляторной яме второго, а вторая - четвертого отсеков. Аккумуляторные ямы были устроены по типу лодок I серии - со сплошным металлическим настилом и проходом для обслуживания элементов. Такое устройство привело к уменьшению высоты расположенных над ямами жилых и служебных помещений, которая оказалась меньше, чем на лодках II и IX серий, значительно уступающих "катюшам" по общему объему прочного корпуса.
В то же время на подводных крейсерах XIV серии были обеспечены лучшие условия обитаемости: для комсостава (офицеров) оборудованы каюты, для каждого старшины и краснофлотца — отдельная койка, старшины получили свою кают-компанию. Впервые на отечественных лодках появились душевые для личного состава и рефрижераторная фреоновая установка в провизионной цистерне, а также два электроопреснителя воды (производительностью по 40 л/ч каждый) и электрокамбуз.
Крейсерско-эскадренные лодки XIV серии имели мощное торпедное, артиллерийское и минное вооружение. Два из четырех кормовых торпедных аппаратов располагались в надстройке. Заряжались все кормовые аппараты через передние крышки, а все запасные торпеды (из них четыре — в перегрузку) хранились в первом отсеке. Для каждого 100-мм орудия предусматривалось по 200 патронов (по некоторым данным эти орудия являлись модернизированными и имели боезапас в 400 выстрелов), для 45-мм — по 600. Часть патронов хранилась в специальных герметичных кранцах в ограждении рубки. Устройство минно-балластной цистерны допускало проникновение в нее через люк изнутри прочного корпуса. Само минное устройство, установленное и испытанное предварительно в корпусе списанной подводной лодки «Форель», обеспечивало хранение и постановку мин с перемещением их по рельсам электролебедкой и сбрасыванием под корпус через два люка, прорезанные в легкой обшивке цистерны.
Носовые горизонтальные рули были складывающимися. Сложенные, горизонтальные рули находились вдоль борта надстройки.
Следует упомянуть и о некоторых других элементах оборудования субмарины. Так, на лодке было два перископа большой светосилы, приспособленных, в частности, и для фотосъемок. Коротковолновые радиостанции подводного крейсера обеспечивали устойчивую двустороннюю радиосвязь даже на самых дальних дистанциях. Достаточно сказать, что во время испытаний была установлена уверенная радиосвязь между лодками, одна из которых находилась в Финском заливе, а другая — на Дальнем Востоке. При монтаже субмарины применялись самые передовые для того времени технологические приемы. При сборке наружного корпуса крейсера широко применялась электросварка. Это позволило существенно снизить вес, резко повысить живучесть лодки.
В то же время в процессе проектирования, постройки и испытаний подводных лодок XIV серии выявился ряд конструктивных недостатков. Общий (технический) пр. 41 составлялся в ЦКБ-18, где заместителем начальника и главным инженером был Б. М. Малинин, поручивший в июне 1937 г. инженеру корпусного отдела А. В. Базилевичу проверить расчеты по XIV серии. Результаты проверки выявили, что из-за неучета заявленного заводом "Русский дизель" центра тяжести главных двигателей и перевесов по корпусу, центр тяжести лодки поднялся на 7 см. Это вызвало уменьшение начальной метацентрической высоты в надводном положении до 0,33 м (0,4 м по спецификации) и в подводном — до 0,26 м (0,3 м).
По настоянию Малинина, который отстаивал свой вариант проекта (с минными трубами), М. А. Рудницкий 27 июня 1937г. был даже временно отстранен от руководства проектированием XIV серии, виновниками просчетов в нагрузке называли также руководителей механического отдела Э. Э. Крюгера, к этому времени уже арестованного органами НКВД, и Н. В. Анучина. Для повышения остойчивости ширину корпуса лодки пришлось увеличить с 7,0 до 7,4 м. Но это не спасло положение, так как центр тяжести дизелей фактически оказался на 1 м выше проектного. Для увеличения остойчивости пришлось отказаться от обтекаемых щитов 100-мм орудий, прочных шахт для погрузки мин и даже уменьшить толщину листов обшивки легкого корпуса. По результатам испытаний головной лодки К-1 начальная метацентрическая высота в надводном положении составила 0,34 м, в подводном - 0,28 м.
Указанные просчеты нарушили планы постройки лодок типа "КЭ" и сказались на проектировании лодок ХIV бис серии (пр. 41а).
На испытаниях в 1939 г. К-1 несколько превысила задания по скоростям хода и дальностям плавания, время срочного погружения составило 61 с, время всплытия - не превышало 10 мин. Правда, конструкция системы погружения и всплытия с ее тремя бескингстонными ЦГБ и минно-балластной цистерной не предусматривала излюбленного подводниками позиционного положения. В приемном акте были отмечены зарывание лодки носом на большой волне (5 баллов и более), несовершенство системы погрузки торпед, особенно в кормовые аппараты (время погрузки 6- 8 ч) , а также недостаточная эффективность гидроакустических средств.
При оценке качеств лодок XIV серии по результатам боевых действий следует иметь в виду, что им пришлось воевать в специфических условиях, а именно вблизи изрезанных берегов северной Норвегии или на мелководьях южной Балтики. Здесь в полной мере проявились недостатки в маневренности, вообще свойственные всем таким относительно длинным и узким кораблям, длина которых была к тому же сопоставима с предельной глубиной погружения. При повреждениях топливно-балластных цистерн на поверхности воды появлялся след соляра, демаскировавший подводную лодку. Не исключено, что отмеченные факторы в той или иной степени сказались в обстоятельствах, приведших к гибели подводных крейсеров К-2 и К-22 на минах, а К-3 и К-23 — в боях с противолодочными силами противника.
Недостаточно надежным оказалось минное устройство, поломки которого иногда приводили к срыву выполнения задачи и вызывали опасность гибели для самой лодки (К-1 и К-3). На балтийских лодках минно-балластные цистерны были даже переделаны в топливные. Тем не менее, именно применение минного оружия принесло наибольший успех "катюшам" Северного флота.
Мощное торпедное вооружение и на Севере, и на Балтике по целому ряду причин не дало ожидаемого эффекта. Зато сильная артиллерия явилась немаловажным фактором в тактическом отношении. Помимо уничтожения отдельных мелких судов, 100-мм пушки позволяли вступать в бой с немецкими противолодочными кораблями.
Из заложенных 12 подводных лодок XIV серии, достроено было 11. Их строили на Ленинградских заводах. На строительство каждой лодки сданной флоту накануне войны (сдано шесть), уходило 3-4 года. Пять подводных лодок XIV серии достраивали и сдавали флоту во время войны. Все лодки приняли участие в войне и подтвердили высокие боевые качества, заложенные при их проектировании и постройке. На их счету много смелых и успешных операций. Подводная лодка К-21 под командованием Героя Советского Союза Н. А. Лунина в июле 1942 г. атаковала немецкий линкор «Тирпиц», выпустив по нему четыре торпеды. Подводные лодки К-21 и К-52 стали Краснознаменными, а К-22 - гвардейской.

Спасибо за прочтение!

Изображение

Источники
PS. Надеюсь вы осилили весь текст :izmena:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
223 публикации
189 боёв

Иллюстрации

 

Spoiler

К-1

Изображение

Изображение

 

К-3

 

Изображение

Изображение

 

К-21

 

Изображение

Изображение

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
223 публикации
189 боёв

Иллюстрации

 

К-22

Spoiler

Изображение

 

К-23

 

Изображение

 

К-51

 

Изображение

 

К-52

 

Изображение

 

К-53

 

Изображение

 

К-56

 

Изображение

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
223 публикации
189 боёв

Отдельное описание каждой из ПЛ.

"К-1"

 

Заложена 27 декабря 1936 г. в Ленинграде на заводе № 194, заводской № 451. 29 апреля 1938 г. спущена на воду. 26 мая 1940 г. вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. 6 августа 1940 г. вошла в состав Северного флота.

22 июня 1941 г. встретила под командованием капитана 3 ранга Чекина Константина Алексеевича в составе 1 дивизиона в Полярном. 30 июня во временное исполнение обязанностей командира корабля вступил капитан 3 ранга Смирнов Иван Александрович. 15 июля командиром корабля назначен капитан 3 ранга (впоследствии капитан 2 ранга) Августинович Михаил Петрович. 9 августа, находясь на позиции, из-за низкой организации службы во время срочного погружения подлодка не удержалась на заданной глубине и на самом полном ходу врезалась в грунт на глубине 60 метров с дифферентом 32° на нос; в результате удара оказались повреждены волнорезы носовых торпедных аппаратов, пролит электролит и разбились четыре элемента; ремонт в базе занял 8 суток. 11 августа 1942 г. при форсировании минного заграждения противника на глубине 60 м пять раз касалась корпусом минерпов, одно из касаний привело к взрыву мины над кораблем, не причинившему ему никакого вреда. 21 марта 1943 г. командиром корабля назначен капитан 3 ранга (впоследствии капитан 2 ранга) Стариков Валентин Георгиевич. С 26 июля за командира корабля остается старший помощник капитан-лейтенант Бабочкин Виктор Вассильевич, который 1 сентября гибнет. Поэтому в свой последний боевой поход 5 сентября подводная лодка выходит под командованием командира 1 дивизиона капитана 1 ранга Хомякова М.Ф., старшим в экипаже помощник командира старший лейтенант Журков Аркадий Николаевич. Подводной лодке была поставлена боевая задача занять район к серверу от м. Желания (Новая Земля) с целью не допустить проникновения в Карское море кораблей противника. После 9 сентября, в базу не возвратилась. Считается, что наиболее вероятно, она была потоплена торпедами подводной лодки противника, однако в описаниях боевых действий германского флота отсутствует упоминание об успешной атаке наших подлодок в этом районе в данное время, поэтому не исключено, что "К-1" погибла в результате аварии.

Срок боевой службы - 27,2 месяца (22 июня 1941 г. - 28 сентября 1943 г.). 16 боевых походов (193 суток). 1 торпедная атака, в ходе которой, возможно, потоплено 1 судно. 8 минных постановок (146 мин). Предположительно на выставленных "К-1" минах погибли: 8 ноября 1941 г. тн "Флоттбек" (1930 брт), 26 декабря 1941 г. транспорт "Осло" (1994 брт) и транспорт "Ингар Нильсен" (1862 брт), 8 апреля 1942г. транспорт "Курцзее" (754 брт), 23 мая 1942 г. транспорт "Асуньон" (4626 брт), 19 сентября 1942г. транспорт "Роберт Борнхофен" (6643 брт), 6 декабря 1942г. сторожевой корабль "V-6116" и "V-6117" - всего 6 судов (17809 брт) и 2 боевых корабля.

 

"К-2"

 

Заложена 27 декабря 1936 г. в Ленинграде на заводе № 194, заводской № 452. 29 апреля 1938 г. спущена на воду. 26 мая 1940 г. вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. 18 июля 1940 г. вошла в состав Северного флота.

22 июня 1941г. встретила под командованием капитана 3 ранга Уткина Василия Прокофьевича в составе 1 дивизиона в Мурманске в гарантийном ремонте.

7 августа 1941 вышла в первый боевой поход. Вечером 9 августа лодка обнаружила танкер противника, шедший без охранения. Командир решил атаковать судно торпедами, но танкер повернул и ушел за волнолом в бухту Берлевог. "К-2" отошла от берега и вскоре вновь обнаружила судно, открыв по нему артогонь из носового орудия. Выпустив восемь 100-мм снарядов, лодка попаданий в транспорт не добилась, и он, увеличив ход, скрылся за островами. Вечером 10 августа "К-2" обнаружила конвой противника и атаковала транспорт из его состава. Торпеды прошли мимо, а сама лодка подверглась контратаке сторожевого корабля, от которой "К-2" успешно уклонилась. (По одним данным атаке "К-2" подвергся ТР "Штания" (1845брт); по другим - вспомогательные суда "Ганс" и "Любек"). 13 августа "К-2" выходила в атаку дважды. И оба раза неудачно. Сперва торпеды лодки прошли мимо транспорта, а затем от торпеды сумел уклониться тральщик. Всплыв, лодка попыталась уничтожить его артогнем, но 15 100-мм снарядов, выпущенных "К-2", в цель не попали, а тральщик, бросив трал, полным ходом ушел под берег. 17 августа подводники обнаружили конвой противника, но догнать его не смогли - не хватило плотности электролита, аккумуляторная батарея разрядилась. 20 августа "К-2" попыталась выйти в атаку на эсминец, но была контратакована и вынуждена отказаться от атаки. Так и не добившись успеха, субмарина 31 августа благополучно вернулась на базу.

7 сентября 1941 вышла во второй боевой поход. одке предстояло выставить минные заграждения на подступах к Вардё, что она успешно сделала 10 сентября, став первой ПЛ Северного флота, осуществившей постановку мин. Всего было выставлено 13 мин (три банки по 4 мины и 1 мина отдельно). 12 сентября 1941 г. в районе Персфьорда пыталась атаковать торпедами одиночный транспорт "Лофотен" (1571 брт), однако не смогла занять позицию; всплыла для уничтожения его артиллерийским огнем, но успела только повредить его, так как обнаружила самолет противника и погрузилась. 19 сентября "К-2" благополучно вернулась в Полярное. У входа в Екатерининскую гавань лодка дала один холостой залп по числу потопленных судов противника (экипаж лодки считал, что транспорт уничтожен), что стало традицией для подводников, возвращавшихся из похода. При входе в базу субмарина давала столько холостых залпов из орудия, сколько судов противника потопила в походе.

11 октября 1941 вновь вышла в море. 19 октября лодка обнаружила два сторожевых корабля противника, но не атаковала и уклонилась от встречи. 24 октября при возвращении "К-2" на базу накатившейся 7-балльной волной через шахту подачи воздуха к дизелям и открытый рубочный люк были залиты главные двигатели, моторы для сбрасывания мин и мотор командирского перископа, но это не помешало лодке в этот же день благополучно вернуться на базу.

13-30 ноября 1941 г. совершила еще один боевой поход, который результатов так же не принес.

9 апреля 1942 г. подводная лодка "Щ-421", находясь на позиции, подорвалась на мине, лишилась хода и ее начало сносить к побережью противника. В ночь на 9 апреля к терпящей бедствие субмарине была направлена "К-2", но уже в 17.00 лодке было приказано вернуться на базу, так как к тому времени "Щ-421" погибла.

11 апреля - 3 мая 1942 г. через день по возвращении "К-2" вновь вышла в море на позицию в район Вардё. 15 апреля "К-2" выставила 20 мин в районе мыс Нордкап-Тана-фьорд. 18 апреля по приказанию командования Северного флота лодка заняла позицию в районе Бос-фьорда. 2 мая "К-2" обнаружила конвой противника и атаковала четырьмя торпедами транспорт из его состава. В момент залпа лодка не удержала глубину, подвсплыла и, обнаруженная кораблями эскорта, подверглась непродолжительному, но ожесточенному преследованию. Противник сбросил на "К-2" 42 глубинные бомбы, от разрывов которых лодка получила повреждения. Результатом атаки посчитали потопленным транспорт, но по данным противника в данном месте в данное время он потерь не имел. 3 мая "К-2" вернулась в Полярное;

26 июня - 17 июля 1942г. Снова выходит в море. Целью похода было прикрытие союзных конвоев "QP-13" и "PQ-17". 29 июня "К-2" обнаружила мотобот противника, но в целях сохранения скрытности атаковать его не стала. 1 июля лодка была атакована самолетом противника и получила незначительные повреждения, но осталась на позиции, с которой была отозвана на базу только 15 июля.

26 августа 1942 г. вышла в очередной боевой поход для действий в Танафьорде, а с 7 сентября в районе м. Нордкин. С выходом в море на связь не выходила и в установленный срок, 9 октября, в базу не вернулась. Предположительно погибла со всем экипажем (68 человек) в районе боевого предназначения на минном заграждении, о котором к тому времени еще ничего не было известно.

Срок боевой службы - 14, месяца (22 июня 1941 г. - 7 сентября 1942 г.). 7 боевых походов (115 суток). 4 торпедные атаки, в результате которых возможно потоплено 1 судно. Артиллерийским огнем повреждено 1 судно. 2 минных постановки (33 мины).

Командиры: к. 3р. Уткин В. П. (1941).

 

"К-3"

 

Заложена 27 декабря 1936 г. в Ленинграде на заводе № 194, заводской № 453. 31 июля 1938 г. спущена на воду. 19 декабря 1940 г. вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

22 июня 1941г. встретила под командованием капитана-лейтенанта (впоследствии капитана 3 ранга ) Малафеева Кузьмы Ивановича в составе Учебной бригады подводных лодок Балтийского флота, где отрабатывала боевые задачи после вступления в строй. Учитывая высокий уровень боевой подготовки, ее передали в оперативное подчинение командира 1 бригады подводных лодок. 26 июля Вышла в боевой поход в район зап. о. Борнхольм для постановки мин. В результате произведенной доразведки установили движение транспортов на линии Засниц - Треллеборг. 1.8 заняла позицию и осуществила минную постановку, после чего направилась в базу. В 14.10 8 августа встречена в 22 милях сев-зап. м. Ристна (БТЩ-203, -205, -210, -211, -218, 2 СКА) и вечером прибыла в Таллин. При вскрытии минных цистерн оказалось, что ни одна мина из труб не вышла, хотя все соответствующие приборы внутри корпуса показывали обратное. Как выяснилось, минно-сбрасывающие люки открылись только на половину из-за неисправности приводов открывания.

С возвращением в базу корабль экстренно готовится для перевода по Беломорскому каналу на Северный флот и 8 сентября прибывает в Молотовск (Белое море). 17 сентября официально включена в состав Северного флота. После завершения курса боевой подготовки переходит 9 ноября в Полярное и включается в состав 1 дивизиона бригады подводных лодок.

3 декабря, после атаки торпедами конвоя противника, лодка не удержалась на глубине, подвсплыла и ее атаковали глубинными бомбами. При уклонении от преследования лодка ударилась о подводную скалу и легла на глубине 83 м. Учитывая точность бомбометания, командир предположил повреждение одной из цистерн и утечку из нее соляра, что должно было демаскировать местоположение "К-3", а потому принял решение всплыть и в надводном положении уйти от преследования. После всплытия вступила в артиллерийский бой с кораблями противника, потопила корабль противолодочной обороны "Uj-1706" и повредила корабли противолодочной обороны "Uj-1416" и "Uj-1403", израсходовав 39 100-мм и 47 45-мм снарядов. Получив незначительные повреждения в надстройке и ограждении рубки, подлодка благополучно вернулась в базу. 18 марта 1942г. подорвалась на мине в Порсангер-фьорде, но вернулась в базу и была поставлена в ремонт. В начале 1943г. установлена гидроакустическая станция "Дракон-129". 3 февраля вышла в боевой поход совместно с "К-22" под флагом командира бригады контр-адмирала Н.И. Виноградова, предполагалось выполнять совместные торпедные атаки пользуясь звукоподводной связью. 5 февраля атаковала транспорт, после чего вынуждена была погрузиться для уклонения от контратаки эсминца; "К-22" в атаке не участвовала. 7 февраля звукоподводная связь была потеряна и вскоре подлодки потеряли друг друга, в дальнейшем "К-3" действовала самостоятельно (как выяснилось уже 8 февраля , на "К-3" вышла из строя ГАС). 12 февраля после атаки подверглась преследованию, в ходе которого на нее безрезультатно было сброшено 32 глубинные бомбы. 14 марта вышла в боевой поход в район между мысами Нордкин и Нордкап, на связь не выходила и в назначенное время в базу не вернулась. Предположительно 21 марта потоплена в районе м. Нордкап глубинными бомбами кораблей противолодочной обороны "Uj-1102", "Uj-1106", "Uj-1111".

Срок боевой службы - 18,1 месяца (17 сентября 1941 г. - 21 марта 1943 г.). 10 боевых походов (123 суток). 3 торпедные атаки, в результате которых потоплен 1 корабль и повреждено 1 судно. Артиллерийским огнем потоплен 1 корабль и повреждено 2 корабля. 1 минная постановка (20мин). Предположительно на выставленных "К-3" минах погиб 30 января 1942 г. транспорт "Ингёй" (327 брт).

 

"К-21"

 

Заложена 10 декабря 1937 г. в Ленинграде на заводе № 196 ("Новое Адмиралтейство"), заводской № 108. 16 августа 1939 г. спущена на воду. 3 февраля 1941 г. вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

22 июня 1941г. встретила под командованием капитан-лейтенанта Жукова Аркадия Алексеевича на переходе с Балтики на Север по Беломорканалу. 28 августа прибыла в Молотовск. 17 сентября официально зачислена в состав Северного флота. После завершения курса боевой подготовки и перехода 24 октября в Полярное, включается в состав 1 дивизиона бригады подводных лодок. 12 ноября, после атаки конвоя, подверглась преследованию в ходе которого на нее сбросили 17 глубинных бомб, получила повреждения топливной цистерны и, не сумев остановить утечку топлива, вернулась в базу. 4 марта 1942г. в командование кораблем вступил капитан 3 ранга (впоследствии капитан 2 ранга) Лунин Николай Александрович. 5 июля на линии о.Серё - о. Рольвсё четырехторпедным залпом (с дистанции около 18 кабельтовых лодка выпустила 4 торпеды с интервалом 4 сек.) безрезультатно атаковала германский линейный корабль "Тирпиц" шедший с охранением для атаки конвоя PQ-17. После безуспешной торпедной атаки (18:01) К-21 всплыла и сообщила его координаты. Перехватив радиограмму, немецкое командование приняло решение о возвращении линкора на базу.

23 октября награждена орденом "Красного Знамени". 12 февраля 1943 г., на переходе в район боевых действий, в пятом отсеке возник сильный пожар, который смогли ликвидировать только через 4 часа, лодка потеряла возможность погружаться и ее подготовили к взрыву; повреждения устранялись до 17 февраля в открытом море. 19 февраля со второй попытки в назначенном районе высадила разведывательную группу. 2 апреля вышла в очередной боевой поход, но из-за неисправности рулей вернулась в базу и встала в док. 3 апреля получила легкие повреждения корпуса от близких разрывов авиабомб при стоянке в доке в Росте. 12 апреля в течение 2 часов артиллерийским огнем обстреливала мотоботы; один из них - "Тро-4" потопила и взяла в плен его экипаж (7 человек), возможно были потоплены еще несколько мотоботов. Во время артиллерийской стрельбы смыло за борт подносчика патронов, которого при прокладке на обратный курс не нашли и продолжили артиллерийский огонь. 23 декабря в командование кораблем вступил капитан-лейтенант (впоследствии капитан 3 ранга) Арванов Зармаир Мамиконович.

9 июня 1949 г. переименована в «Б-9». 11 сентября 1954 г. выведена из боевого состава флота и обращена в ПЗС. 20 июня 1956 г. переименована в «ПЗС-51». 17 июня  1956 г. обращена и переименована в «УТС-5». В 1982 - 1983 гг. установлена в Североморске в качестве мемориала. Экспозиция корабля-музея посвящена истории К-21 и послевоенной истории подплава Северного флота.

Срок боевой службы - 43,7 месяца (17 сентября 1941 г. - 9 мая 1945 г.). 12 боевых походов (163 суток). 10 торпедных атак, в результате которых потоплен 1 мотобот и возможно еще несколько мотоботов. Артиллерийским огнем уничтожен 1 мотобот. 6 минных постановок (120 мин). Предположительно на выставленных "К-21" минах погибли: 21 декабря 1941 г. транспорт "Бессхайм" (1774 брт), 9 июля 1942 г. корабль противолодочной обороны "Uj-1110", 23 апреля 1943 г. транспорт "Дюна" (1926 бот) и получил повреждение 10 ноября 1941 г. транспорт "Ригель" (3828 брт) - всего погибли 2 судна (3700 брт) и 1 корабль.

Командиры: к-н. л-т Жуков А. А. (1941), к. 3р. (к. 2р.) Лунин Н. А. (1942-1943), к-н. л-т (к. 3р.) Арванов З. М. (1943).

 

"К-22"

 

Заложена 5 января 1938 г. в Ленинграде на заводе № 196 ("Новое Адмиралтейство"), заводской № 109. 3 ноября 1938 г. спущена на воду.7 августа 1940 г. вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

22 июня 1941г. встретила под командованием капитана 3 ранга (впоследствии капитана 2 ранга) Котельникова Виктора Николаевича в составе Учебной бригады подводных лодок Балтийского флота, где отрабатывала боевые задачи после вступления в строй. Свернув боевую подготовку, корабль экстренно готовится для перевода по Беломорскому каналу на Северный флот и 4 сентября прибывает в Молотовск (Белое море). 17 сентября официально вошла в состав Северного флота. После завершения курса боевой подготовки 26 октября переходит в Полярное и включается в состав 1 дивизиона бригады подводных лодок. 9 октября у о. Лоппа из надводного положения безрезультатно атаковала торпедой одиночный транспорт "Вейдинген" (210 брт), после чего все же утопила его огнем 45-мм орудий. 11 декабря потопила артиллерией два лихтера.

13 января 1942 года снова вышла в боевой поход на позицию в район Тана-фьорда. Только после долгого крейсерства в указанном районе 19 января 1942 года "К-22" обнаружила в бухте Стуретейнбукт стоявший без движения транспорт. Лодка трижды атаковала его, но все выпущенные торпеды (6 шт.) прошли мимо. Тогда лодка всплыла и открыла по транспорту артиллерийский огонь. Вскоре он был перенесен на рыболовный траулер, который был обнаружен у входа в бухту. Через два залпа с лодки траулер загорелся, и "К-22" перенесла огонь на транспорт, который затонул. За погибшим судном лодка обнаружила еще один транспорт, а так как на траулере потушили пожар, ей пришлось одновременно разными орудиями вести огонь по транспорту и траулеру. Вскоре траулер затонул, а подводная лодка, посчитав потопленным так же и транспорт, из за неисправности газоотвода дизеля погрузилась и начала отход, при котором она была обстреляна с берега, а затем атакована субмариной противника.31 января (по другим данным 1 февраля) 1942 года лодка благополучно вернулась на базу. По возвращении из похода командир лодки заявил о потоплении двух транспортов и одного сторожевого корабля противника общим водоизмещением в 8.800 брт. На самом деле жертвой атаки "К-22" стал транспорт "Мимона" (1.147 брт), выброшенный на берег штормом 11 января, который в результате попадания 100мм снарядов с лодки полностью выгорел. Второй жертвой "К-22" стал траулер "Вааланд" (106 брт).

В следующий боевой поход лодка вышла в конце марта 1942 года. 27 марта лодка заняла указанную позицию у мыса Нордкин. На следующий день, когда "К-22" шла на перископной глубине, она подверглась атаке и пятичасовому преследованию сил ПЛО противника, которые сбросили на лодку 72 глубинные бомбы. На следующий день история повторилась. В течение почти пяти часов на лодку было сброшено 193 глубинные бомбы. 3 апреля к северу от мыса Слетнес лодка вышла в атаку на конвой противника. Лодка выпустила три торпеды: одну - по транспорту водоизмещением в 8-10 тысяч брт, две других - по сопровождавшему его сторожевику. После выпуска торпед лодка не удержалась на глубине, показав над водой рубку. Корабли противника подвергли "К-22" артиллерйско-пулеметному обстрелу, а когда лодка погрузилась, начали сбрасывать глубинные бомбы. Услышав взрывы, на лодке посчитали, что торпеды нашли свою цель, но тральная группа противника, атакованная "К-22", в составе тральщиков "М-1505", "М-1506" и "М-1508" потерь не понесла. 8 апреля 1942 года подводная лодка "Щ-421", находясь на позиции подорвалась на мине и лишилась хода. Экипаж лодки самоотверженно боролся за корабль, но лодку начало сносить к берегу, занятому противником. "К-22" была отозвана с позиции и направлена на помощь аварийной лодке. Утром 9 апреля "Щ-421" была обнаружена. Попытки буксировать аварийную лодку успеха на принесли и после снятия экипажа "Щ-421" была потоплена торпедой с "К-22". 10 апреля лодка благополучно вернулась на базу.

3 апреля 1942 г. экипаж "К-22" Приказом Народного Комиссара ВМФ удостоен звания Гвардейского. 28 апреля - 1 мая 1942 - очередной выход на позицию с целью прикрытия союзных конвоев PQ-11 и PQ-15 результатов не принес, так как встреч с противником не было.

Следующий боевой поход состоялся 26 июня 1942 года. На этот раз лодка вышла для прикрытия печально известного каравана PQ-17, когда с 4 по 10 июля 1942 года немецкая авиация и подводные лодки уничтожили 24 транспорта из состава конвоя общим водоизмещением в 142.518 брт и 99.316 тонн груза, находившегося на их борту. 12 июля "К-22" обнаружила шлюпку с экипажем одного из английских судов из состава конвоя. По координатам, переданных с лодки высланное на помощь терпящим бедствие судно спасло 28 человек.

31 декабря 1942 - 7 января 1943 лодка вновь вышла в море с целью перехвата немецких кораблей после известного "новогоднего боя", когда тяжелый крейсер "Admiral Hipper" и карманный линкор "Lutzow" в сопровождении шести эсминцев пытались разгромить союзный конвой JW-51В, но были отогнаны с потерями двумя английскими легкими крейсерами и четырьмя эсминцами, что вызвало неописуемый гнев Гитлера и стоило должности Гросс-Адмиралу Редеру. Немцы успели вернуться на базу, и "К-22" 7 января 1943 года благополучно вернулась в Полярное.

В конце января 1943 года "К-22" совместно с ПЛ "К-3" на Кильдинском плесе провели совместные учения с целью отработки совместных действий с помощью гидроакустической аппаратуры "Дракон-129".

3 февраля 1943 года лодки вышли в боевой поход, из которого "К-22" не вернулась. На борту лодки кроме штатного экипажа находились начальник политотдела Бригады подводных лодок капитан 2 ранга Радун Рудольф Венеаминович, командир Дивизиона подводных лодок капитан 1 ранга Котельников Виктор Николаевич и дивизионный связист капитан-лейтенант Гусев В.А. 5 февраля лодки обнаружили конвой противника, но из-за плохой организации управления "К-22" не принимала участие в атаке. 7 февраля в 19.00 лодки обменивались сообщениями по звукопроводной связи. Акустик "К-3" услышал четыре громких щелчка, после чего на связь "К-22" больше не выходила. Предположительно, в этот момент лодка погибла в результате аварии, так как взрыва на "К-3" никто не слышал, хотя не исключено, что "К-22" погибла на мине.

Срок боевой службы - 17 месяцев (17 сентября 1941 г. - 19 февраля 1943 г.). 8 боевых походов (111 суток). 5 торпедных атак. Артиллерийским огнем уничтожено 2 транспорта (316 брт) и 3 мотобота. 1 минная постановка (20 мин). Предположительно на выставленных "К-22" минах погибли: 9 декабря 1941 г. транспорт "Штейнбек" (2184 брт), 15 марта 1942 г. транспорт "Николо Сьяффино" (4974 брт) - всего 2 судна (7158 брт).

Командиры: к. 3р.(к. 2р.) Котельников В. Н. (1941-1942), к. 3р. Кульбакин В. Ф. (1942).

 

"К-23"

 

Заложена 5 февраля 1938 г. в Ленинграде на заводе № 196 ("Новое адмиралтейство"), заводской № 110. 28 апреля 1939 г. спущена на воду. 25 октября 1940 г. вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

22 июня 1941 г. встретила под командованием капитана 3 ранга Потапова Леонида Степановича на переходе с Балтики на Север по Беломорканалу. 12 июля прибыла в Молотовск. 17 сентября официально вошла в состав Северного флота. После завершения курса боевой подготовки 30 сентября перешла в полярное и включена в состав 1 дивизиона бригады подводных лодок. 8 января 1942г. из-за ошибочных действий старшины команды торпедистов произвела несанкционированный выстрел одной торпедой из носового торпедного аппарата. 19 января в Порсангер-фьорде безрезультатно атаковала торпедами одиночный транспорт "Серей" (505 брт), но потопила его артиллерийским огнем. В последнем боевом походе, имея страшим на борту командира дивизиона капитана 2 ранга М.И. Гаджиева, 12 мая в Оксфьорде после атаки конвоя была потоплена. По одной версии ее потопили глубинными бомбами корабли противолодочной обороны "Uj-1101", "Uj-1109", "Uj-1110". По другой версии она всплыла и в артиллерийском бою получила значительные повреждения корпуса, что лишило ее способности погружаться и на другой день потоплена авиацией в 45 милях севернее м. Нордкин.

Срок боевой службы - 7,8 месяца (17 сентября 1941 г. - 12 мая 1942 г.). 5 боевых походов (72 суток). 2 торпедные атаки. Артиллерийским огнем уничтожен 1 транспорт (505 брт). 3 минных постановки (60 мин).

 

"К-51"

 

Заложена 26 февраля 1938 г. в Ленинграде на заводе № 194, заводской № 454. 30 июля 1939 г. спущена на воду. 17 сентября 1941 г. передана Краснознаменному Балтийскому флоту без официальных сдаточных испытаний, командир корабля капитан-лейтенант Лепешкин Алексей Васильевич.

В декабре 1941г. назначена для ведения боевых действий на Балтике на время ледостава в Финском заливе. Запас топлива был доведен до 330 т за счет переделки части цистерн главного балласта и минной цистерны, а из уравнительной цистерны № 2 сделали цистерну пресной воды. Должна была действовать в море 120 суток с 15 января по 15 мая 1942г. На поход командиром корабля назначили командира 4 дивизиона подводных лодок капитана 3 ранга Егорова Владимира Алексеевича. 18 декабря перешла из Ленинграда в Кронштадт, а 21 декабря в обеспечении ледокола "Ермак" в тяжелых ледовых условиях начала движение к о. Лавенсари, куда прибыла 22 декабря, но имея тяжелые повреждения от сжатия льдами. Устранить все повреждения силами личного состава не представлялось возможным и 28 декабря возвратилась в Кронштадт, а через два дня - в Ленинград. В январе 1942 г. командиром корабля назначен капитан 2 ранга Андронов Алексей Герасимович. 24 марта при стоянке в Торговом порту два снаряда взорвались у борта, от осколочных пробоин начала поступать вода в центральный пост. В июле командиром корабля назначен капитан-лейтенант Шмонов Николай Ефимович. 22 апреля 1943г. командиром корабля назначен капитан 3 ранга ( впоследствии капитан 2 ранга ) Дроздов Владимир Александрович. 20 декабря официально принята флотом и вошла в состав 2 дивизиона. 10 ноября 1944г. вышла в свой первый боевой поход для действий в районе Кольберга. Предположительно потопила два транспорта артиллерийским огнем (в первом случае из 144 100-мм снарядов в цель попало 48, а во втором из 31 попало 25).

Срок боевой службы - 16,6 месяца (20 декабря 1943 - 9 мая 1945). 2 боевых похода (50 суток). 10 торпедных атак в результате которых потоплено 1 судно (2028 брт). Артиллерийским огнем, предположительно, уничтожено 2 судна.

 

"К-52"

 

Заложена 26 февраля 1938 г. в Ленинграде на заводе № 194, заводской № 455. 5 июля 1939 г. спущена на воду. 11 октября 1942 г. вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота, командир корабля капитан 3 ранга (впоследствии капитан 2 ранга) Шулаков Евгений Георгиевич.

Однако еще в декабре 1941г. ее назначили для действий на Балтике в период ледостава Финского залива, но при переходе из Ленинграда она под мостами погнула обе тумбы перископов и от похода была отставлена. Планировалась для боевых действий в 1942г. в составе третьего эшелона, но при переходе из Ленинграда в Кронштадт в ночь на 21 октября столкнулась с рейдовым катером и от похода была отставлена. 14 марта 1944г. командиром корабля назначен капитан 3 ранга Травкин Иван Васильевич. 12 ноября безуспешно атаковала торпедами транспорт после чего подверглась атакам дозорных катеров сбросивших 12 глубинных бомб, лодка получила повреждения и возвратилась в базу. 7 марта 1945г. атаковала из надводного положения миноносец, но из-за ошибки личного состава вместо залпа из кормовых торпедных аппаратов выпустили три торпеды из носовых. Через 4 минуты ошибку исправили залпом двух торпед из кормовых аппаратов и слышали взрывы торпед, однако германские ВМС в то время в том районе миноносец не теряли. 20 апреля награждена орденом "Красного Знамени".

Срок боевой службы - 30,9 месяца (11 октября 1942 г. - 9 мая 1945 г.). 3 боевых похода (57 суток). 13 торпедных атак в результате которых, возможно, потоплено 6 судов.

 

"К-53"

 

Заложена 30 мая 1938 г. в Ленинграде на заводе № 194, заводской № 456. 2 сентября 1939 г. спущена на воду. 31 августа 1943 г. вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота, командир корабля капитан 3 ранга Кабо Исаак Соломонович (до 8 июля 1943 г. кораблем командовал капитан 2 ранга Федотов Михаил Васильевич).

3 марта 1944г. командиром корабля назначен капитан 3 ранга Ярошевич Дмитрий Климентьевич. 5 декабря, после атаки транспорта из надводного положения, уклоняясь срочным погружением от артиллерийского огня корабля охранения, ударилась кормой о грунт и повредила вертикальный руль (перекладывался только на 10 градусов), но осталась в назначенном районе. 22 марта 1945г. лодку обнаружил гидросамолет и навел на нее миноносец; лишь 25 марта, уйдя в шведские воды, она смогла избавиться от преследования. Однако, как только "К-53" вернулась в район боевого предназначения, ее сразу обнаружили корабли противолодочной обороны и начали преследование. Командир принял решение вернуться в базу. В третьем боевом походе проявляла пассивность. 7 мая получила приказ на смещение в новый район, где находилась до 13 мая.

Срок боевой службы - 20,3 месяца (31 августа 1943 г. - 9 мая 1945г.). 3 боевых похода (65 суток). 4 торпедные атаки в результате которых потоплено 1 судно (1912 брт) и , возможно, потоплено еще 1 судно.

 

"К-54"

 

Заложена 30 апреля 1937 г. в Ленинграде на заводе № 189 (Балтийский судостроительный завод), заводской № 288. 8 марта 1941 г. спущена на воду. Достроена не была и в 1949 г. разобрана на металл.

 

"К-55"

 

Заложена 29 апреля 1937 г. в Ленинграде на заводе № 189 (Балтийский судостроительный завод), заводской № 289. 7 февраля 1941 г. спущена на воду. Принята от промышленности 25 декабря 1944 г. Вошла в состав флота уже после завершения Второй мировой войны.

В годы войны кораблем командовали: 25 февраля 1943 г. - 31 мая 43 гг. - капитан 3 ранга Кабо Исаак Соломонович; 20 августа 1943 - 10 февраля 1944 гг. - капитан 3 ранга Юнаков Евгений Гаврилович; 10 февраля 1944 - 20 апреля 1944 гг - капитан 3 ранга Ломтев Георгий Александрович (помощник командира); с 20 апреля 1944 г. - капитан 2 ранга Момот Николай Онуфриевич.

 

"К-56"

 

Заложена 17 октября 1937 г. в Ленинграде на заводе№ 189 (Балтийский судостроительный завод), заводской № 290. 29 декабря 1940 г. спущена на воду. 25 ноября 1942 г. вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота, командир корабля капитан 3 ранга (впоследствии капитан 2 ранга) Попов Иван Петрович (до мая 1942 г. кораблем командовал капитан 3 ранга Гольберг Григорий Алексеевич).

В октябре 1944 г. вышла в первый боевой поход, но 24 октября при прокладке на грунт ударилась о него, повредила кингстоны цистерн главного балласта и вернулась в базу. 25 декабря безрезультатно атаковала транспорт из состава конвоя, но 26 декабря нагнала тот же конвой и потопила транспорт "Вальдона". Попытка потопить еще и танкер не увенчалась успехом. 4 марта 1945г. атаковала крейсер в охранении, слышали три взрыва, однако Германия крейсеров в том районе не теряла. 11 марта безрезультатно атаковала двумя торпедами тральщик, после чего всплыла и потопила его артиллерийским огнем, но это оказалась шведская шхуна "Рамона" (804 брт). В дальнейшем подвергалась непрерывному преследованию противолодочных сил и поэтому вернулась в базу.

Срок боевой службы - 29,5 месяца (25 ноября 1942 г. - 9 мая 1945 г.). 3 боевых похода (57 суток). 8 торпедных атак, в результате которых потоплено 2 транспорта (4142 брт) и, возможно, потоплено еще 1 судно. Артиллерийским огнем уничтожена 1 шхуна (804 брт).

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
263
[LJ]
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Коллекционер
2 021 публикация
4 993 боя

"Залп был выполнен. Торпеды вышли, лодка нырнула на глубину. Все замерли и стали внимательно вслушиваться. Раздался первый взрыв, секунд через 20-30 после него - второй. Потом пауза и еще три раскатистых взрыва. Как было установлено впоследствии, первым взорвался эсминец, который сразу же и затонул. Второй взрыв - попадание торпеды в линкор, в результате чего была выведена из строя одна из его трех машин. Этого, конечно, для такого мощного корабля было слишком мало. Чтобы утопить однотипный с "Тирпицем" линкор "Бисмарк", уже потерявший ход, разбитый бомбами палубной авиации и снарядами артиллерии линкоров, англичане были вынуждены выпустить по нему 12 торпед. Только после этого он затонул. Ну, а три последних взрыва оказались разрывами снаряженных глубинных бомб тонущего эсминца - сначала рвались бомбы первого пояса глубины бомбометания, потом второго, затем третьего. Две торпеды залпа, как оказалось, прошли мимо линкора."

 

Ну что вы какашку-то в рот тащите?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
582 публикации

Господи............... А если подумать? После роспуска охранения СМЫСЛ был немцам использовать Тирпиц? Это типа как из пушки по воробьям стрелять?

Вобщем пропагандизм в самом глупом и отвратительном виде рулит.

Источник navy.su на помойку.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
381 публикация
64 боя

Отличная тема, мне очень понравилась! +

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 748 публикаций
577 боёв

Ну есть же нормальные книги...

Подводные крейсера Сталина. Советские подлодки типов П и К

http://www.armourboo...e-podlodki.html

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
551 публикация
1 бой

Коротко о главном оказалось длиннее чем я полагал))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
177
[SMS]
Координатор супертеста
416 публикаций

Хороший, подробный материал! +

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
206 публикаций
1 968 боёв

Вообще удивительно то что раньше подлодки плавали быстрее в надводном положении чем в подводном.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 748 публикаций
577 боёв

Просмотр сообщенияShusui (20 Авг 2013 - 03:31) писал:

Вообще удивительно то что раньше подлодки плавали быстрее в надводном положении чем в подводном.
Вопрос конструкции корпуса и мощности двигателей.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
471 публикация

Это же были самые мощные и большие лодки СССР в ВОВ? Или были ещё больше?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 748 публикаций
577 боёв

Это же были самые мощные и большие лодки СССР в ВОВ? Или были ещё больше?

 

Да. Именно так.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
263
[LJ]
Вики-гвардеец, Альфа-тестер, Коллекционер
2 021 публикация
4 993 боя

 

Да. Именно так.

Хех. Полез на всякий случай проверять, не была ли В-1 Фисановича больше, чем К -- и нашел совершенно великолепное.

 

"Twelve Little S-Boats"

 

Twelve little S-boats "go to it" like Bevin,
Starfish goes a bit too far — then there were eleven.
Eleven watchful S-boats doing fine and then
Seahorse fails to answer — so there are ten.
Ten stocky S-boats in a ragged line,
Sterlet drops and stops out — leaving us nine.
Nine plucky S-boats, all pursuing Fate,
Shark is overtaken — now we are eight.
Eight sturdy S-boats, men from Hants and Devon,
Salmon now is overdue — and so the number's seven.
Seven gallant S-boats, trying all their tricks,
Spearfish tries a newer one — down we come to six.
Six tireless S-boats fighting to survive,
No reply from Swordfish — so we tally five.
Five scrubby S-boats, patrolling close inshore,
Snapper takes a short cut — now we are four.
Four fearless S-boats, too far out to sea,
Sunfish bombed and scrap-heaped — we are only three.
Three threadbare S-boats patrolling o'er the blue,
...
Two ice-bound S-boats...
...
One lonely S-boat...
...

The survivors, left blank in the fatalistic rhyme, were HMS Sealion (scuttled), HMS Seawolf (broken up), and HMS Sturgeon (sold).

 

Надо бы перетолмачить на досуге :)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×