Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
E013KX40RUS

Тяжёлые крейсера типа «Хокинс»

В этой теме 18 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Альфа-тестер
241 публикация
33 боя

Изображение

Снова и как всегда я рад приветствовать Вас,читатели, в своей теме!
На сей раз речь пойдет о тяжелых крейсерах британской короны типа Хокинс!
Надеюсь, тема не заставит Вас уснуть!

Изображение

Тяжелые крейсера типа «Hawkins»

Вступление


С началом Первой мировой войны на океанских коммуникациях, являвшихся, пожалуй, наиболее уязвимыми звеньями Британской империи, развернулась динамичная и полная драматизма борьба. В августе 1914 года на торговые пути Тихого, а затем и Индийского океанов вышли, открыв боевые действия против судоходства Британии и ее союзников по Антанте, корабли восточно-азиатской крейсерской эскадры вице-адмирала графа Максимилиана фон Шпее. На судоходных линиях Атлантики также действовали крейсера кайзеровского флота, проводившие самостоятельные рейды, и, кроме того, сюда были направлены германские вспомогательные крейсера, переоборудованные из пассажирских лайнеров-трансатлантиков, обладавших достаточно высокой скоростью хода. Первоначально успех сопутствовал немцам и им удалось нанести ощутимый вред противнику. Так, действовавший отдельно от эскадры графа Шпее в Индийском океане крейсер Emden за два месяца самостоятельного рейдерства захватил 23 торговых судна, из которых 16, общей вместимостью 70825 Брт, были потоплены, одно переоборудовано во вспомогательный крейсер, два — в суда снабжения, а еще четыре приза с экипажами захваченных судов на борту были отпущены. Кроме того, во время набеговой операции на базу Пенанг тот же рейдер потопил русский крейсер «Жемчуг» и французский миноносец Mousquet. He менее впечатляющими были успехи и других германских рейдерских кораблей. В течение первых восьми месяцев войны потери только британской торговли от крейсерской войны на всех морях и океанах достигли огромной суммы в 6691000 фунтов стерлингов. По признанию премьер-министра Британии Г. Асквита (Н.Н. Asquith), действия германских крейсеров постоянно вызывали тревогу в британском кабинете министров. Напряженность достигла кульминации, когда стало известно, что правительство Новой Зеландии в страхе перед германскими рейдерами наотрез отказалось посылать свои экспедиционные силы (уже погруженные на транспорты и готовые к отплытию) до тех пор, пока Королевским флотом не будет выделен мощный эскорт для конвоирования войсковых транспортов из Веллингтона в Аделаиду, где новозеландцам предстояло присоединиться к австралийскому контингенту для последующей отправки в Европу.
Тем не менее, первый раунд борьбы на коммуникациях, хоть и не без крайнего напряжения сил, но все же был выигран англичанами. После разгрома эскадры Шпее в Фолклендском бою 8 декабря 1914 года немало времени и сил было потрачено на поиск и уничтожение уцелевшего от преследования осколков эскадры крейсера Dresden, а также других германских рейдеров, действовавших на океанских просторах. При этом не обошлось без курьеза. Длительное время не давали результата поиски крейсера Karlsruhe, захватившего в Атлантике 18 торговых судов общей вместимостью 76609 Брт, оцененных вместе с грузом в 1500000 фунтов стерлингов. О нем постоянно поступали донесения из разных районов океана, для его поимки в декабре 1914 года была сформирована специальная эскадра из кораблей Вест-Индской морской станции, а на Ямайке с этой же целью планировалось сосредоточение австралийской эскадры крейсеров. Однако поиски Karlsruhe столь внушительными силами оказались безрезультатными: казалось, исчезнувший крейсер превратился в «Летучий Голландец». И только во второй половине марта 1915 года в британском Адмиралтействе стало известно, что рейдер погиб от внутренних взрывов в районе острова Тринидад в Карибском море еще 4 ноября 1914 года. Карьера германских вспомогательных крейсеров-лайнеров также, в основном, оказалась недолгой. Два из них, Kaiser Wilhelm der Grosse и Cap Trafalgar, были затоплены собственными командами после боя с британскими кораблями соответственно 26 августа и 14 сентября 1914 года, а наиболее удачливые — Prinz Eitel Friedrich (11 захваченных судов общим тоннажем 33423 Брт) и Kronprinz Wilhelm (15 судов тоннажем 60522 Брт) — интернировались в апреле 1915 года в американском порту Ньюпорт-Ньюс из-за отсутствия снабжения. Последний же из германских боевых кораблей-рейдеров, действовавший в Индийском океане крейсер Konigsberg, после того, как он разделался со старым английским крейсером Pegasus, был заблокирован в октябре 1914 года в дельте африканской реки Руфиджи превосходящими силами британского флота и, наконец, потоплен 11 июля 1915 года, став примером того, как много беспокойства может причинить даже не очень сильный крейсер.
Таким образом, казалось, что первоначальные затруднения, возникшие на океанских торговых путях, в основном, уже устранены. Тем не менее, к лету 1915 года на британских коммуникациях вновь сложилась тяжелая ситуация. Связанные с океанской крейсерской войной операции затянулись, продолжая отвлекать немалое количество британских крейсеров. Именно в этот период на смену использовавшимся немцами для корсарских действий быстроходным пассажирским лайнерам с огромным расходом топлива и характерным трудноизменяемым силуэтом пришли грузовые пароходы среднего водоизмещения со стандартным силуэтом, имевшие замаскированное вооружение и обычно шедшие под флагами нейтральных, а то и союзных государств Антанты. Такие рейдеры было очень трудно идентифицировать, и поэтому их действия имели довольно значительный успех. Вместе с тем не могло не вызывать самых серьезных опасений появление нового оружия против торговли — подводных лодок, уже проявивших себя в этом качестве в английских водах. Положение осложнялось ходом экспедиций в германских заморских владениях (в Африке), которые тяжелым бременем ложились на британский флот и протекали далеко не с той быстротой, с которой ожидалось.
Однако наибольшую опасность, по мнению Адмиралтейства, представляли новые германские легкие крейсера, заложенные немцами перед самой войной и, по данным британской разведки, продолжавшие закладываться и после ее начала. Уже на начальном этапе океанской крейсерской войны стало ясно, что германские крейсера не только не уступают, но по отдельным показателям даже превосходят британские. И если трагический результат боя при; Коронеле 1 ноября 1914 года, закончившегося гибелью двух броненосных крейсеров из состава британской эскадры контр-адмирала К. Крэдока, можно было отнести за счет того, что для антирейдерских операций выделялись по большей части старые тихоходные корабли с устаревшей артиллерией и экипажами, укомплектованными резервистами, то скоростные показатели легких крейсеров противника стали для англичан неприятным сюрпризом. Оказалось, что во всем Королевском флоте Великобритании (Royal Navy) в то время не было крейсера, способного догнать германский крейсер Karlsruhe, обладавший 27-узловой скоростью, а на военно-морской станции мыса Доброй Надежды — ни одного корабля, который мог бы не отстать от крейсера Konigsberg с его 23 узлами. Таким образом, остро ощущался недостаток внимания, которое уделялось строительству для Королевского флота быстроходных легких крейсеров в предвоенный период, в связи с чем англичанам приходилось выделять для поиска и поимки рейдеров противника весьма значительные силы флота. Так, внушительный перечень британских кораблей, действовавших против крейсера Konigsberg, говорит сам за себя: старый линейный корабль Goliath, легкие крейсера Hyacinth, Chatham, Dartmouth, Weymouth, Pyramus, Pegasus, Pioneer, Fox, Astraea, мониторы Severn и Mersey и большое количество вспомогательных судов. О том, сколь огромное беспокойство англичанам и их союзникам причинили германские крейсера старой формации, вошедшие в строй еще до начала войны и вооруженные 105-мм артиллерией, можно также судить по царившей в британском Адмиралтействе растерянности, панике на биржах союзных государств Антанты, а также по тому облегчению, с которым встречались известия об интернировании или уничтожении очередного рейдера. И только чины Адмиралтейства, имевшие доступ к секретной развединформации, имели значительно более веские основания для беспокойства. Уже в первые месяцы войны в состав кайзеровского Флота Открытого моря начали входить новые легкие крейсера, обладавшие еще более высокой скоростью хода (27.5-28 узлов) и вооруженные 150-мм (5.9-дюймовой) артиллерией. Первыми из них стали два подвергшихся перевооружению корабля типа Graudenz (вступили в строй в августе 1914 и в январе 1915 года, 28 уз., 7х150 мм) и конфискованная пара крейсеров, строившихся на верфи Schichau по заказу российского морского ведомства, — переименованные в Pillau и Elbing бывшие «Муравьев-Амурский» и «Адмирал Невельской» (введены в строй соответственно в декабре 1914 и сентябре 1915 года, 27.5уз., 8х150мм). В 1915 году сошли на воду заложенные за год до войны два крейсера типа Wiesbaden, окончание постройки которых ожидалось к концу лета, а также продолжена закладка самой крупной серии легких крейсеров, названных в честь кораблей, погибших в начале войны (14 единиц, из которых были построены и вошли в строй в 1916-1918 годах только шесть). Выявившееся в ходе боевых действий недостаточно мощное вооружение германских довоенных легких крейсеров побудило немцев перевооружить некоторые из них 150-мм артиллерией.
Что же тем временем происходило в Англии? В первые три месяца войны, пока пост Первого морского лорда в британском Адмиралтействе занимал флегматичный принц Луи Баттенбергский (First Sea Lord and Chief of Naval Staff Prince Louis of Battenberg), выполнение практически всех судостроительных программ было приостановлено. Достраивались только те корабли, которые планировалось ввести в строй к 1915 году. Таким образом, из находившихся в это время в постройке на британских верфях 17 легких крейсеров достраивались только семь. Предполагалось, что война продлится несколько месяцев, и англичане рассчитывали завершить ее имеющимися силами. Поэтому в этот период были дополнительно заказаны только 12 эсминцев и такое же количество подводных лодок. Ситуация кардинальным образом изменилась лишь с назначением в конце октября на пост Первого морского лорда адмирала Дж. А. Фишера (Sir John Arbuthnot Fisher). Co «вторым пришествием» Фишера (а он уже занимал этот пост в 1904-1910 годах) Адмиралтейство очнулось от спячки. 3 ноября, четыре дня спустя после его вступления в должность, на расширенном совещании Адмиралтейства, на котором присутствовали также представители британских военных верфей и частных судостроительных фирм, была принята знаменитая кораблестроительная программа военного времени (Emergency War Programme) и подписаны контракты на постройку 612 военных кораблей и вспомогательных судов. Но эта грандиозная программа лишь в полной мере отражала пристрастие Первого лорда Адмиралтейства к своим «любимым детищам» — линейным крейсерам (в первой половине 1915 года были заложены два корабля типа Renown и знаменитые «белые слоны адмирала Фишера» — три легких линейных крейсера типа Courageous) и подводным лодкам (заказаны 64 единицы). Что же касается легких крейсерских сил, на которые ложилось основное бремя службы по охране океанских коммуникаций империи, то здесь ограничились достройкой уже заложенных кораблей, а также закладкой согласно довоенной кораблестроительной программе 1914-1915 годов шести единиц легких крейсеров серий Cambrian и Centaur (тип С). Впоследствии это дало возможность противникам старого адмирала возложить на него ответственность за нехватку в составе флота легких крейсеров.
Главной составляющей кипучей деятельности замечательного тандема выдающихся деятелей — Первого лорда Адмиралтейства (морского министра) У. Черчилля (First Lord Sir Winston Leonard Spencer Churchill) и Первого морского лорда Дж. Фишера — являлись вопросы стратегического планирования. Возникшие между ними непримиримые разногласия по вопросам стратегии в конечном счете и стали одной из причин грандиозного политического кризиса, разразившегося в мае 1915 года. 15 мая Фишер подал в отставку, а вслед за ним был вынужден оставить свой пост и морской министр У. Черчилль. С их уходом лишившееся энергичных и напористых лидеров Адмиралтейство вновь погрузилось в состояние летаргического сна. Но вот парадокс! Прекратив заниматься утопическим прожектерством и разработкой операций глобального стратегического масштаба, вроде Дарданелльской, в которой к тому времени завязли флоты союзников, или не менее утопического «Балтийского проекта» (грандиозная десантная операция по высадке силами британского флота русских армий в Померании), до осуществления которого, слава Богу, дело не дошло, в Адмиралтействе вновь возобладал здравый смысл и оно, наконец, обратилось к насущным потребностям флота, занявшись приземленными проблемами тактики и кораблестроительных программ.
После падения в мае 1915 года правительства либералов и прихода к власти коалиционного кабинета, который вновь возглавил премьер-министр Г. Асквит, высшие посты в морском ведомстве Британии заняли ставший морским министром А. Бальфур (Arthur J. Balfour) и новый Первый морской лорд Г. Джексон (First Sea Lord Sir Henry Jackson). В этот момент и выплыли на поверхность просочившиеся в Англию сведения о новых германских легких крейсерах. Как уже говорилось выше, не прекращавшаяся в военное время активность германских верфей и прежде не являлась секретом для лордов британского Адмиралтейства, получавших исчерпывающие сведения о строящихся противником кораблях от отдела разведки, но на этот раз информация попала в печать, вызвав новый взрыв панических настроений в обществе. Новое руководство морского ведомства не могло не отреагировать на эту кампанию в прессе. Появление у противника столь сильных легких крейсеров побудило англичан пересмотреть кораблестроительную программу военного времени, принятую в ноябре 1914 года. В дальнейшем были спроектированы и в срочном порядке заложены легкие крейсера типа D, которые предназначались для действий в составе эскадры и оказались практически равноценными германским, превосходя их на узел-полтора в скорости, но зато уступая «немцам» в вооружении (шесть 152-мм орудий против семи-восьми немецких 150-мм). Однако в июне 1915 года Адмиралтейство находилось под жестким прессингом нагнетавшейся прессой истерии и испытывало небезосновательные опасения по поводу прорыва легкими крейсерами противника морской блокады и выхода их на океанские транспортные коммуникации. Таким образом, срочно требовались корабли для охраны коммуникаций, способные быстро и без ущерба для себя уничтожать германские рейдеры, как военные, так и коммерческие, а также превосходящие новые крейсера кайзеровского флота буквально по всем боевым характеристикам.

Проектирование крейсера типа «улучшенный Birmingham»


9 июня 1915 года Третий морской лорд Адмиралтейства и Главный инспектор флота Ф. Тюдор (Third Sea Lord and Controller of the Navy Sir Frederick C. Tudor), в ведении которого находились все вопросы, связанные с конструированием и строительством кораблей, направил запрос Отделу военного кораблестроения Адмиралтейства (ОВК) о возможности создания на основе проекта крейсеров типа Birmingham нового крейсера с более мощным артиллерийским вооружением, более высокой скоростью и большей дальностью плавания. В составленной адмиралом памятной записке на имя начальника Отдела указывалось, что новые корабли должны быть вооружены возможно большим количеством орудий, способных поразить корабль противника с большой дистанции прежде, чем тот сможет ответить из своих 150-мм орудий. Скорость хода — не менее 30 узлов. Кроме того, специально оговаривалась необходимость проведения проектных работ в наиболее сжатые сроки.
Главным конструктором флота (начальником ОВК) тогда являлся сэр Юстас Т. д'Эйнкурт (DNC — Director of Naval Construction Sir Eustace Hugh Tennyson d'Eyncourt), занимавший этот пост уже более двух лет. Он и возглавил работы по проектированию «улучшенных бирмингемов». Кстати сказать, крейсера такого большого водоизмещения (а повышение всех боевых характеристик новых кораблей должно было привести к росту водоизмещения сравнительно с прототипом чуть ли не вдвое) для Королевского флота не проектировались утке более десяти лет — с тех пор, как в 1905 году были заложены броненосные крейсера первого класса типа Minotaur водоизмещением 14600 т (последний из них, Defence, сошел на воду в 1907 году). В течение всего следующего десятилетия англичане строили либо линейные крейсера, либо являвшиеся развитием линии крейсеров второго и третьего классов крейсера-скауты и легкие крейсера типов Town и С водоизмещением до 5440 тис максимальным калибром главной артиллерии до 152 мм (тип Birmingham). Тем не менее, д'Эйнкурт, талантливый конструктор и организатор, имевший богатый опыт кораблестроителя и проектировщика, который он получил на верфи фирмы Armstrong, Whitworth&Co в Эльсвике, легко справился с поставленной задачей. Уже в ближайшее время после получения задания на проектирование он представил на рассмотрение Совета Адмиралтейства несколько эскизных вариантов 9000-тонного крейсера с варьировавшимся стандартным вооружением крейсера первого класса: только шестидюймовой (152-мм) артиллерией из 8, 12 и 14 орудий, а также со смешанным вооружением из двух 9,2-дюймовых (234-мм) и восьми шестидюймовых орудий. Представленные Главным конструктором предложения были рассмотрены на заседаниях Совета, который сразу же отверг варианты с шестидюймовой артиллерией, посчитав ее слишком слабой для решения поставленных перед крейсерами этого типа задач. Не устроил лордов Адмиралтейства и вариант со смешанным вооружением, поскольку 234-мм орудия были признаны ненадежными из-за большого рассеивания снарядов при стрельбе на больших дистанциях, а также недостаточно скорострельными. Кроме того, двух таких орудий на корабль было недостаточно, а установка большего их количества требовала и значительно большего водоизмещения. В результате обсуждений было решено установить на новых крейсерах неплохо зарекомендовавшие себя ранее 190-мм (7,5-дюймовые) орудия, как наиболее крупнокалиберные из скорострельных, стрелявшие, к тому же, вдвое дальше, чем шестидюймовки. После решения всех вопросов, связанных с бронированием, силовой установкой и оснащением новых крейсеров, их проектирование было завершено летом 1915 года, и тогда же проект крейсера с 7,5-дюймовой артиллерией был утвержден в целом.
Адмиралтейство сразу же выразило желание построить большое количество таких крейсеров. Но поскольку, согласно проектной калькуляции, стоимость корпуса вместе с силовой установкой (без учета стоимости оборудования и вооружения) только для одного корабля составляла 750000 фунтов стерлингов, в декабре 1915 года на трех казенных и одной частной верфи был размещен заказ лишь на четыре единицы этого типа. В январе 1916 года к ним добавили еще одну, заказанную частной верфи в Ирландии в апреле того же года. Головной корабль этого типа был заложен в декабре 1915 года на шотландской частной верфи в Далмюре, в связи с чем вся пятерка крейсеров получила обозначение «тип Raleigh», а после нелепой гибели этого крейсера в 1922 году — «тип Hawkins». Предназначавшиеся для действий в отдаленных океанских районах крейсера были названы именами знаменитых английских адмиралов-мореплавателей эпохи королевы Елизаветы I, поэтому существовало еще одно название этого типа кораблей — The Elizabethans («Елизаветинцы»).

Cavendish-Vindictive


В 1917 году Королевский флот остро нуждался в кораблях авианосного класса. В частности, в британском флоте на авиацию возлагались большие надежды в решении бытовавшей тогда так называемой «ютландской проблемы разведки» (Jutland Scouting Problem). Эта проблема возникла в связи с тем, что в состоявшемся годом ранее бою в проливе Скагеррак только отсутствие у англичан должной разведки позволило немцам избежать генерального сражения и ускользнуть в свои базы. 31 мая-1 июня 1916 года, когда произошел знаменитый Ютландский бой, в распоряжении Гранд Флита находились два гидроавиатранспорта, возможностями которых командование флотом, тем не менее, пренебрегло. Campania опоздал с выходом в море и затем без всяких видимых причин возвращен в базу, а с находившегося в составе разведывательного соединения вице-адмирала Д. Л. Битти (Vice-Admiral David LongfieldBeatty)Engadine был выпущен только один самолет. Но даже этот единственный разведывательный полет имел несомненный успех. Экипаж самолета Short-184 обнаружил корабли противника и передал три сообщения на Engadine. Однако ретрансляция полученных сообщений с гидроавиатранспорта на флагманский линейный крейсер Lion заняла слишком много времени и информация запоздала. Вполне вероятно, что при широком использовании авиации для разведки, а также для корректировки артиллерийской стрельбы и выполнения других вспомогательных функций Гранд Флит смог бы одержать в Ютландском бою решительную победу. По крайней мере, для этого имелись все предпосылки.
Помимо разведывательных функций авиация широко применялась для борьбы с немецкими дирижаблями, в 1916-1917 годах нанесшими значительный ущерб бомбардировками английских городов. К этому времени уже стало ясно, что в боевых условиях самолеты с колесным шасси имеют ряд преимуществ перед гидропланами. Важнейшими из них являлись более высокие скорость и маневренность, а также независимость от состояния моря. В связи с этим большинство британских флагманов считало необходимым иметь в составе флота корабль с полетной палубой, специально предназначенный для несения самолетов с возможностью их взлета и посадки даже в плохую погоду.
Этим единственным авианосным кораблем со сплошной полетной палубой должен был стать Argus, бывший пассажирский лайнер Conte Rosso, заложенный в июне 1914 года по заказу Италии и приобретенный Адмиралтейством в 1916 году для переоборудования его в авианосец. Однако завершение строительства этого корабля намечалось только в ноябре 1917 года (как выяснилось впоследствии, и эти планы Адмиралтейства оказались чересчур оптимистичными). Чтобы исправить положение и как можно быстрее дать флоту так необходимую ему авианосную боевую единицу, Первый морской лорд адмирал Дж. Джеллико (First Sea Lord Sir John Jellicoe) 14 марта 1917 года приказал начать перестройку в авианосец легкого линейного крейсера Furious (одного из трех кораблей типа Courageous), даже несмотря на то, что на нем уже начался монтаж носовой башни 457-мм орудий. В ходе переоборудования носовую башню демонтировали, а вместо нее соорудили ангар на десять самолетов, крыша которого образовывала полетную палубу длиной 228 футов (69.5 м) и шириной 50 футов (15.2 м). Однако и этим дело не ограничилось. 16 июня 1917 года во время встречи Третьего морского лорда контр-адмирала Л. Хэлси (Third Sea Lord Sir Lionel Halsey) с командующим Гранд Флитом адмиралом Д. Битти в ответ на нарекания последнего на недостаток в составе флота кораблей авианосного класса Хэлси предложил переоборудовать в авианосец один из находившихся в постройке крейсеров типа Raleigh. В июле 1917 года крейсер Cavendish, заказанный последним частной верфи Harland&Wolff в Белфасте, находился в достаточно высокой степени готовности, опережая по объёму выполненных работ почти все остальные «систершипы», когда в Адмиралтействе приняли решение о перестройке его в крейсер-авианосец с ангаром на шесть самолетов, включив его в программу развития флота 1917 года. Помимо практического значения, заключавшегося в скорейшем увеличении авианосных сил флота, переоборудование крейсера с самого начала носило экспериментальный характер. Отделом военного кораблестроения тогда разрабатывался проект нового авианосного корабля, корпус и система бронирования которого основывались на базе чертежей крейсеров типа Raleigh (будущий авианосец Hermes), однако по поводу того, каким должен стать этот корабль, мнения специалистов разделились. Перестраивая Cavendish, англичане собирались таким образом выяснить, которая из двух существовавших тогда концепций авианосца (со сплошной полетной палубой или с раздельными взлетной и посадочной палубами) является единственно верной, а конструктивная идентичность крейсера и проектируемого авианосца должна была обеспечить сопоставимость результатов. В случае неудачи эксперимента Cavendish можно было снова переоборудовать в крейсер. В связи с этим Главный конструктор флота д'Эйнкурт подготовил проект перестройки корабля, утвержденный уже в августе 1917 года. Работы по переоборудованию крейсера начались в декабре того же года, и в следующем году он был спущен на воду уже как авианосец. В июне 1918 года корабль переименовали в Vindictive, a осенью он первым из единиц своего типа вошел в строй за месяц до прекращения военных действий, принять участие в которых ему уже не довелось. Официально этот корабль классифицировался как «легкий крейсер, оснащенный как авианосец» и должен был служить в качестве запасного плавучего аэродрома для посадки самолетов с других кораблей. В действительности же изъяны «авианосной» конструкции делали посадку самолетов на Vindictive невозможной и она осуществлялась только однажды. В качестве авианосного корабля Vindictive использовался недолго, и уже к середине 20-х годов он был вновь переоборудован в крейсер.

Крейсер-авианосец Vindictive


По компоновке корабль представлял собой уменьшенный вариант авианосца Furious после его второй модернизации. Перестройка почти не изменила внутреннего устройства корабля, а произведенные на нем перемены касались, по большей части, надстроек. В носовой части был оборудован самолетный ангар длиной 23.8 и шириной 14.9 м, сужавшийся к носовой оконечности до 13.4 м. В связи с этим изменили конструкцию носовой надстройки и отказались от установки 190-мм орудия №2. Устроенная на крыше ангара стальная взлетная палуба удлинялась навесом над орудием №1 до 32.3 м (позднее до 36, а по другим данным, и до 38.8м). Ее максимальная ширина составила 16.1м. Для подъема самолетов из ангара служили две расположенные по краям взлетной палубы грузовые стрелы, а сам подъем осуществлялся через устроенный в палубе люк размерами 18.3 на 4.9 м. Грузовой кран, предназначенный для подъема с воды гидросамолетов, располагался в корме.
Как и на Furious во время второй модернизации, позади дымовых труб Vindictive соорудили оборудованную аварийным барьером посадочную палубу («alighting» deck) длиной 58.8 (193 фута) и шириной 17.4 м (57 футов), которая тянулась до позиции кормового орудия №7. Это обусловило отсутствие кормовых 190-мм орудийных установок №5 и №6, а также перенос кормового поста управления огнем ближе к кормовой дымовой трубе, а грот-мачты — на правый борт. Совершившие посадку самолеты можно было перетаскивать на взлетную палубу по мостику шириной 2.44 м, устроенному вдоль левого борта. Достаточно большой объем работ был выполнен по переоборудованию внутренних помещений корабля в цистерны для авиационного топлива, а также в мастерские и жилые помещения для личного состава. Для компенсации влиявшего на остойчивость возросшего «верхнего веса» бортовые «були» сделали шире на два дюйма (5.8 см).
Остальные параметры корабля остались чисто крейсерскими. Число 190-мм орудий сократили с семи до четырех (бортовые установки главного калибра также были сохранены). Зенитные 76.2-мм орудия разместили на спардеке между дымовыми трубами. Из трехдюймовок противоминного калибра были установлены только четыре орудия: два побортно на палубе юта, сразу за срезом полубака, а еще два по обеим сторонам носовой надстройки. Корабль располагал шестью предусмотренными проектом торпедными аппаратами (впрочем, имеются данные, что надводные аппараты не устанавливались). Вооружение дополняли четыре 7.7-мм пулемета Lewis. Стандартное водоизмещение корабля составило 9394 т, полное — 12400 т. Во время ходовых испытаний Vindictive развил скорость 29.1 узла при мощности машин 63600 л.с.
Авиационную группу Vindictive в период его службы в качестве крейсера-авианосца составляли от пяти до двенадцати самолетов разных типов: Grain Griffin (N100), Sopwith Pup, Sopwith 2F.1 Camel, Sopwith 11/2 Strutter, а также гидропланы Short 184. Тем не менее, с его палубы ими был совершен всего один боевой вылет и за весь период была произведена единственная удачная посадка на корабль, да и та являлась экспериментальной. Причиной этому стали погрешности конструктивного плана, допущенные проектировщиками и обусловившие недостатки крейсеров-авианосцев именно как авианесущих кораблей. Так, необычным для Vindictive как авианосца явилось сохранение обеих дымовых труб в диаметральной плоскости корабля. Как показала единственная экспериментальная посадка самолета на этот корабль, произведенная 1 ноября 1918 года, дымовые трубы при этом не доставляли особых трудностей. Эксперимент не был продолжительным, а уже в начальный период службы Vindictive (равно как и его собрата по концепции «крейсер-авианосец» Furious) выяснилось, что создаваемые за комплексом плохо обтекаемой носовой надстройки и дымовых труб мощные турбулентные потоки воздуха делают посадку на него весьма рискованной. Кроме того, горячий дым из дымовых труб влиял на плотность воздуха за кормой и над посадочной палубой. Из других конструктивных недостатков можно отметить малые размеры двух раздельных полетных палуб, что также делало Vindictive малопригодным для нормальной эксплуатации самолетов. Впрочем, винить во всем проектировщиков и, в частности, автора проектов переоборудования крейсеров Furious и Cavendish д'Эйнкурта также не следует. Им приходилось начинать историю конструирования кораблей авианосного класса с чистого листа в отсутствии единой концепции авианосца и при ошибочности существующих, а также без должного опыта в проектировании и оборудовании кораблей этого класса. Подобного рода опыт появился только в ходе проводившихся на флоте (впрочем, не только британском) долговременных экспериментов, которые все в большей степени демонстрировали трудность воплощения в одном корабле противоречивых требований, предъявляемых к авианосцу и артиллерийскому кораблю. Становилось понятно, что проще построить два различных корабля со своими задачами, чем совмещать две трудносовместимые задачи в одном. Поэтому уже в самом начале 20-х годов концепция «крейсера-авианосца» была отложена на долгое время.

Перемены в вооружении в межвоенный период


Вся служба крейсеров этого типа с момента вступления в строй и до начала 40-х годов представляет собой длинную цепь переоборудований, разоружений, бесконечных выводов в резерв для ремонтов, больших и малых модернизаций. Открывает её обратная перестройка крейсера-авианосца Vindictive. Решение о его переоборудовании было принято еще в мае 1919 года, когда в рамках сокращения бюджетных расходов на флот в Адмиралтействе постановили избавиться от гидроавиатранспортов и заодно перестроить Vindictive обратно в крейсер. Впрочем, кораблю ещё довелось в том же году участвовать в качестве авианосца в ведшейся на Балтике войне против Советской России, где его конструктивные недостатки проявились в полной мере.
В ходе перестроечных работ, проходивших в 1923-1925 годах в Портсмуте, на корабле демонтировали обе полетные палубы и усилили артиллерийское вооружение. Вернули на штатные места орудийные установки главного калибра №5 и №6, однако в связи с сохранением авиационного ангара орудие №2 не устанавливалось. Трехдюймовки противоминного и зенитного калибров заменили тремя универсальными 102-мм орудиями Vickers 4"/L45 QF MkV на одноорудийных станках НА Mklll. Боезапас на одно орудие составлял 200 снарядов типов SAP и НЕ, в которых применялся кордит MD16. Две такие установки расположили на платформе за кормовой дымовой трубой, а третью — между 190-мм орудиями №5 и №6. В дополнение к ним на вооружение крейсера поступил знаменитый «пом-пом» — одноствольное 40-мм (двухфунтовое) зенитное орудие Vickers 2pdr /L40 Mkll на станке НА Mkll, место установки которого на корабле точно установить опять же не удалось. Несмотря на то, что эти зенитные автоматы были приняты на вооружение еще в 1914 году и ими вооружались чуть ли не все корабли Королевского флота, из «хокинсов» их получил при вступлении в строй только Raleigh, да и то есть данные, что их почти сразу же сняли. Для управления зенитным огнем на главном посту Vindictive был установлен дополнительный дальномер (по разным данным, с 3.66- или 4.57-м базой). Два самолетных крана заменены одним, большей грузоподъемности. Все эти перемены привели к росту стандартного водоизмещения крейсера до 9996 т, в то время как его полное водоизмещение составило 12000 т. Вместе с тем, восстановительное переоборудование так и не вернуло крейсеру его полной боевой ценности.
На остальных крейсерах этого типа универсальная 102-мм артиллерия появилась в разное время. Сначала, в начале 20-х годов, своих трехдюймовок противоминного калибра лишился Hawkins, а с Raleigh их сняли во время переукомплектации крейсера в Девонпорте в декабре 1920-апреле 1921 года. На последней паре крейсеров 76.2-мм орудия были заменены тремя 102-мм еще в период комплектации (Четвертое 102-мм орудие Frobisher получил только во время ремонта, проходившего в 1927-1928 годах). Некоторые изменения были внесены в конструкцию их носовых надстроек и в состав СУАО — оба получили по три 3.66-м дальномера и одному 4.57-м. Очередь крейсера Hawkins подошла только в 1928-1929 годах, когда в ходе длившихся более года модернизационных работ он был вооружен четырьмя 102-орудиями MkV, расположенными парами на платформах главной зенитной артиллерии у грот-мачты и между дымовыми трубами. Между кормовой трубой и грот-мачтой появился кормовой пост управления зенитным огнем с оборудованным 4.57-м дальномером зенитным директором HACS (High Angle Control System) Mkl. Кроме того, в состав СУАО крейсера входили три 3.66-м дальномера.
Вооружение крейсеров в этот период дополняли 8-10 пулеметов Lewis.

Frobisher и Vindictive — учебные корабли флота


Переоборудование крейсера Frobisher в учебный корабль началось в июне 1932 года. На крейсере были демонтированы два кормовых орудия главного калибра и все надводные торпедные аппараты. Освободившееся палубное пространство отвели под классы для кадетов, для чего была построена дополнительная надстройка. В учебных целях на корабле использовались пять 190-мм орудийных установок, четыре 102-мм универсальных орудия и два 533-мм подводных торпедных аппарата (Таково было вооружение учебного корабля Frobisher по данным источников. Однако при работе с фотоматериалами (см. фотографию учебного корабля в главе, посвященной службе крейсера Frobisher) удалось установить, что на месте отсутствующего 190-мм орудия №2 установлены не менее четырех орудий меньшего калибра (возможно, это были одноствольные « пом-помы » Midi). Кроме того, учебный корабль был оснащен бортовым гидросамолетом). В качестве учебного корабля Frobisher использовался до июля 1937 года, когда он был выведен в резерв и вскоре разоружен.
Сменить его в этом качестве в том же году должен был Vindictive, переоборудование которого началось еще в мае 1936 года. На уже неоднократно перестраивавшемся крейсере демонтировали всю артиллерию главного и одно орудие универсального калибра, оставив две 102-мм артустановки и подводные торпедные  аппараты. В качестве главного калибра были установлены два 120-мм орудия Vickers 4.7"/L45 QF MklX в одноствольных палубных установках MkXVIII. В дополнение к ним в 1938 году корабль получил только что принятую на вооружение флота счетверенную 40-мм зенитную установку «пом-помов» Vickers 2pdr/L40 MkVIII на станке НА MkVII. Модернизации подверглась энергетическая установка корабля. Наконец-то были удалены все четыре котла кормового котельного отделения со смешанным отоплением и, кроме того, демонтирована кормовая дымовая труба. Это снизило мощность машинной установки до 25000 л.с., а скорость хода до 24 узлов. Авиационный ангар переоборудовали под учебные классы, а на спардеке соорудили надстройку с жилыми помещениями на 200 кадетов. В результате этих преобразований стандартное водоизмещение корабля снизилось до 9100т. а полное — до 11000т. Переоборудование Vindictive в учебный корабль обошлось в 280000 фунтов стерлингов и завершилось в сентябре 1937 года. Vindictive выполнял учебные рейсы до конца июля 1939 года.

Легкий крейсер Effingham


В отличие от Вашингтонского договора 1922 года, который не предусматривал количественных ограничений по классу крейсеров, Лондонский договор 1930 года определял для каждой державы-участницы отдельные лимиты общего водоизмещения для крейсеров классов «А» (тяжелых — с орудиями, превышающими калибром 6.1 дюйма — 155 мм) и «В» (легких — с орудиями калибром до 6.1 дюйма). Лимит водоизмещения по тяжелым крейсерам для Великобритании определялся в 146800т. Поскольку крейсера типа Hawkins были вооружены 7.5-дюймовыми орудиями, они никак не подходили под категорию крейсеров класса «В», хотя и не являлись крейсерами «вашингтонского» типа. Вместе с ними, а также с находившимися в достройке County серии Norfolk и тяжелыми крейсерами типа York, к моменту заключения договора общий тоннаж 19 тяжелых крейсеров флота Соединенного королевства составлял 186000 т. Поэтому вопрос о «хокинсах» разрешался Лондонским договором их преждевременной заменой («Статья 20а. Несмотря на правила для замены.....Effingham и Frobisher (Соединенное королевство) могут быть исключены из строя в продолжение 1936 года». Лондонским договором регламентировались также правила и сроки замены устаревших кораблей. Так, надводные корабли со стандартным водоизмещением свыше 3000т (3048т метрических), но не более 10000т (или 10160 т), если они были заложены до 1 января 1920 года, можно было заменять через 16 лет, или через 20 лет, если они были заложены после 31 декабря 1919 года. Как видим, первые вошедшие в строй «хокинсы», Vindictive и Hawkins, договором в расчет уже не принимались). В соответствии с постановлениями Лондонской конференции 1930 года тяжелые крейсера типа Hawkins (общее водоизмещение согласно официальных данных — 39200 т) как превышающие отведенный лимит к моменту истечения срока действия Вашингтонского и Лондонского договоров (а срок действия обоих истекал 31 декабря 1936 года) требовалось вывести из состава флота. Это и стало причиной постепенного вывода всех кораблей этого типа в резерв и последующего перевода двух из них в разряд учебных.
Дальнейшую судьбу «хокинсов» было нетрудно предвидеть — постановка на отстой, медленное умирание, и, в конце концов, разборка на металл. Но судьбе было угодно распорядиться иначе: для сохранения этих крейсеров в строю Отделу военного кораблестроения в 1936 году было предложено рассмотреть весь комплекс вопросов, связанных с их модернизацией, и предоставить варианты перевооружения крейсеров 152-мм орудиями. Такой модернизационный проект был представлен Совету Адмиралтейства и утвержден в том же году, даже несмотря на то, что еще 25 марта 1936 года был заключен спасительный для «хокинсов» новый Лондонский договор, который вновь предусматривал для кораблей крейсерского класса только качественные ограничения. Таким образом, были выполнены условия прежнего договора, срок действия которого уже истекал. Автором проекта являлся новый Главный конструктор флота сэр С.В. Гудолл (DNC Sir Stanley Vernon Goodall), талантливый инженер-кораблестроитель, возглавлявший ОВК до 1944 года.
Принятый Адмиралтейством вариант модернизации включал в себя следующие мероприятия:
— модернизация ЭУ;
— реконструкция носовой надстройки;
— размещение на кораблях 152-мм орудий главного калибра;
— усиление зенитного вооружения;
— оснащение кораблей авиационным вооружением.
Первым, и, как оказалось, единственным, подвергся модернизации Effingham. Основные работы проводились в 1937-1938 годах, а в августе 1939 года корабль прошел довооружение (по другим данным, модернизационный период был непрерывным и завершился только в 1939 году).
В результате выполненных работ в значительной степени изменился вид корабля. Носовая надстройка была перестроена и стала ниже, но сохранила многоярусность конструкции, как и на модернизируемых в то же самое время крейсерах первой серии County, также не получивших стандартной для того периода башенноподобной носовой надстройки. Прежние наклонные мачты заменили прямыми, простой конструкции, а на оставшуюся от старой фок-мачты треногу, возвышавшуюся над носовой надстройкой, установили новый артиллерийский директор меньшего размера. Все надстройки на полубаке сменились новыми, и носовая часть спардека стала двухъярусной, что было вызвано необходимостью разместить большее количество орудий главного калибра.
Девять 152-мм орудий Vickers 6"/L,45 BL MkXII, монтировавшихся на станках цокольного типа РХШ* с глубокими щитами, располагались, в общем, по прежней схеме: семь — в диаметральной плоскости корабля, два — по бортам. Возможно также, что орудийные установки главного калибра крейсера Effingham прежде находились на легких крейсерах Coventry и Curlew, с которых они были сняты в связи с переоборудованием последних в крейсера ПВО, и, пожалуй, заслуживают того, чтобы рассказать о них подробнее. Шестидюймовое казнозарядное орудие с раздельным боеприпасом MkXII было принято на вооружение в 1914 году и с момента вооружения этими орудиями крейсеров типа Birmingham в течение долгого времени оставалось стандартным оружием британского флота. Всего Королевский флот получил 436 орудий MkXII. В период Первой мировой войны в качестве артиллерии среднего калибра они состояли на вооружении линкоров типов Queen Elizabeth и Royal Sovereign, а в качестве главного — на легких крейсерах типов С, D, Е и на многих других кораблях. Конструкция шестидюймовок, как и 190-мм орудий, являлась классической «проволочной». Только в самом конце 20-х годов началась разработка новых 152-мм орудий с цельнотрубчатой конструкцией для башенных артиллерийских установок нового поколения легких крейсеров, появившегося в начале 30-х годов. Однако и после этого MkXII широко применялись на флоте. Во время Второй мировой войны ими вооружались канонерские лодки и некоторые вспомогательные крейсера, а с 1940 года они устанавливались в системе батарей береговой обороны Англии. Характеристики этих орудий поданы более подробно в справочной таблице, остается лишь добавить, что зарядные картузы снаряжались кордитным порохом марки SC122.
В качестве универсального калибра Effingham получил четыре уже знакомые нам 102-мм установки MkV, располагавшиеся парами по обе стороны дымовой трубы и грот-мачты. Перед грот-мачтой побортно и на палубе юта между 152-мм орудиями №8 и №9 были установлены три зенитные 12.7-мм установки пулеметов Vickers MkIII/L62 на счетверенных станках Mkl. Также были устроены платформы для двух четырехствольных установок 40-мм «пом-помов», однако сами орудия появились на корабле только во время довооружения крейсера в августе 1939 года. Тогда же одноствольные четырехдюймовки MkV заменили сдвоенными установками того же калибра Vickers 4"/L45 MkXVI на станках со щитом MkXIX, на треноге позади главного артиллерийского директора установили зенитный директор типа HACS Mklll, а второй зенитный директор того же типа разместился в кормовом посту управления зенитным огнем, расположенном между дымовой трубой и грот- мачтой.
Намечавшееся планами модернизации авиационное вооружение также появилось в августе 1939 года. Позади дымовой трубы была смонтирована раздвижная поворотная катапульта тяжелого типа производства фирмы MacTaggert, Scott & Co.Ltd и, по правому борту, самолетный кран. Тем не менее, более подробных данных о типе бортового гидросамолета, кроме того, что таковой все же имелся, не обнаружено. Вероятно, это был один из трех устанавливавшихся на крейсерах британского флота стандартных типов бортового разведчика-корректировщика: летающая лодка Supermarine Walrus, гидропланы Fairey Swordfish I или Fairey Seafox.
Состав торпедного вооружения был сокращен: демонтировали подводные торпедные аппараты. Торпеды MkV заменили более современными торпедами с улучшенными боевыми характеристиками.
В ходе работ, проводившихся в 1937-1938 годах, выполнен существенный объем работ по модернизации главной ЭУ корабля. Два нефтяных котла кормового котельного отделения демонтировали, превратив освободившееся помещение котельной в топливную емкость, в связи с чем запас нефти составил 2620 т. Кроме того, были основательно обновлены турбоагрегаты и оставшиеся восемь котельных установок, дымоходы которых выведены в одну широкую дымовую трубу. В результате произведенных изменений мощность машин снизилась до 58000 л.с., а скорость хода до 29.5 узла.
По завершении всех запланированных мероприятий стандартное водоизмещение корабля составило 9550 т, полное — 12514 т. В результате флот получил легкий крейсер, по огневой мощи несколько уступавший британским легким крейсерам начала 30-х годов, со стандартным (хотя и недостаточным по меркам разразившейся вскоре Второй мировой войны) зенитным вооружением и почти 30-узловой скоростью хода. Единственным недостатком модернизационного плана 1936 года и проведенных согласно ему работ являлось отсутствие мероприятий по усилению горизонтальной защиты корабля.
В 1939 году планировалось поставить на модернизацию остальные два крейсера этого типа (Vindictive пока продолжал выполнять функции учебного корабля, и первыми на очереди были Hawkins и Frobisher). Одно время даже рассматривался вопрос о вооружении их 132-мм орудиями и переоборудовании в крейсера ПВО. Однако реализации этих планов воспрепятствовал дефицит орудий этого калибра, в связи с чем часть строившихся в то время специализированных крейсеров ПВО (типа Dido) англичане были вынуждены вооружать 114-мм орудиями. Поэтому в отношении «хокинсов» было решено вернуться к концепции легкого крейсера со 152-мм артиллерией, переоборудовав их по примеру крейсера Effingham. Но начавшиеся работы прервались с началом войны, после чего — с целью скорейшего введения крейсеров в строй — в Адмиралтействе приняли решение вернуть им прежнее вооружение.

Перемены в вооружении в военное время


Первым вступил в строй в декабре 1939 года Hawkins, на котором установили оригинальный состав вооружения: семь 190-мм орудий главного калибра, четыре универсальных MkV калибра 102 мм, четыре размещавшихся на крыльях носовой надстройки одноствольных «пом-пома» и шесть однотрубных торпедных аппаратов.
Frobisher находился на восстановлении значительно дольше. Вступив в строй в марте 1942 года, он был вооружен только пятью 190-мм орудийными установками. Отсутствие бортовых орудий главного калибра позволило расположить 102-мм универсальные орудия MkV ближе к бортам, увеличив тем самым зоны их действия. Еще одно, пятое, 102-мм орудие разместили на юте между кормовыми орудиями главного калибра. Корабль имел на вооружении четыре четырехствольные установки «пом-помов» MkVIII/ MkVII - вчетверо больше стволов, чем у Hawkins. Две из них также располагались на крыльях носовой надстройки, вторая пара этих зениток размещалась в кормовой части главной палубы. Зенитное вооружение крейсера дополняли семь одноствольных 20-мм орудий Oerlikon 0.787"/L70 Mkll (Hawkins получил такое же количество «эрликонов» только в мае того же 1942 года). Проведенное нами сравнение хорошо иллюстрирует характерную для позднего периода войны тенденцию к увеличению количества зенитных стволов за счет меньшего числа орудий главного калибра. Frobisher начал боевую службу только в начале 1942 года, имея меньше, чем на Hawkins, 190-мм орудий, но зато значительно больше зенитных. Подобным образом поступали и при модернизации вооружения, проходившей в военное время на нескольких тяжелых крейсерах типа County: вместо одной башни 203-мм орудий на них предпочитали устанавливать многоствольные 40-мм зенитные установки.
Кроме того, Frobisher располагал и радарным вооружением. На топах мачт были установлены антенны радара воздушного обнаружения «тип 286» (по другим данным, «тип 281»), на носовой надстройке находился «фонарь» радара надводного обнаружения «тип 271» (или «тип 273»), антенны артиллерийского радара «тип 285» и зенитного «тип 282» смонтировали на директорах. Такой же состав радарного оборудования вместе с двумя четырехствольными установками «пом-помов» и упоминавшимися выше «эрликонами» был установлен и на крейсере Hawkins во время ремонта, проходившего на корабле в декабре 1941-мае 1942 годов.
В отличие от Hawkins, полностью сохранявшего в 1939 году прежний состав торпедного вооружения, на крейсере Frobisher подводные торпедные аппараты были демонтированы. Впрочем, надводные торпедные аппараты почти одновременно были сняты с обоих крейсеров в декабре 1943 года (по другим данным, в 1943-1944 годах).
В дальнейшем на обоих крейсерах наблюдалось неуклонное наращивание зенитных средств. К сентябрю 1944 года, когда они одновременно были выведены в резерв, и началось их переоборудование в учебные корабли, количество «эрликонов» на крейсере Hawkins достигло девяти, а на Frobisher — 19.
В рамках мероприятий по переоборудованию в учебный корабль на крейсере Hawkins четырехствольные «пом-помы» заменили восьмиствольными Vickers MkVIII на станках MkVI. На учебном корабле Frobisher сокращение вооружения было более значительным — до трех 190-мм орудий, одного универсального 102-мм и 13 «эрликонов».

Плавмастерская Vindictive


В первых числах сентября 1939 года в рамках подготовки к проведению планируемой операции Catherine в Адмиралтействе было принято решение о переоборудовании учебного корабля Vindictive в плавмастерскую (Repair Ship). Руководителем конструкторской группы проекта переоборудования был назначен инженер Шеферд (Shepherd), курировали проектные работы Главный конструктор флота сэр С. Гудолл и лично Первый лорд Адмиралтейства (морской министр) У. Черчилль. Предполагалось, установив броневую палубу толщиной четыре дюйма (102 мм), заменить надстройки Vindictive согласно новому назначению корабля и установить на нем зенитное вооружение. Работы на корабле начались в спешном порядке в начале сентября, не дожидаясь готовности проекта. Однако уже в октябре, когда с верфью в Девонпорте были согласованы планы модернизации Vindictive в качестве ремонтного корабля, темп работ замедлился в связи с дефицитом брони, которой требовалось для установки на участвовавшие в операции корабли более 4000 т. Кроме того, не хватало зенитных орудий. В конце концов, работы по намеченному плану и вовсе были прекращены. А в середине января 1940 года Черчилль решил отложить проведение операции на неопределенный срок. В связи с этим переоборудование Vindictive продолжалось по измененному проекту. На корабле демонтировали прежний авиационный ангар, использовавшийся также в качестве классов для кадетов, а носовая надстройка была расширена к бортам. Расширили и надстройку в средней части корабля, а также построили новую на юте. В них были оборудованы ремонтные мастерские и жилые помещения для персонала.
Вооружение плавмастерской согласно проекту должны были составить шесть 102-мм орудий MkV, однако в конце декабря начальники ОВК и Отдела вооружений пришли к выводу, что четырехдюймовки не вполне отвечают выдвигаемым в данном случае требованиям, и решили усилить зенитное вооружение участвовавших в операции кораблей. Для этого пришлось даже задержать достройку нескольких эскортных миноносцев типа Hunt, сняв с них четырехствольные «пом-помы». Таким образом, помимо 102-мм орудий, Vindictive получил две таких 40-мм установки.
Работы на корабле закончились в конце марта 1940 года. Стандартное водоизмещение Vindictive возросло до 10000 т, полное достигло 12000 т. В качестве ремонтного корабля он оказался очень полезным, особенно во время Норвежской кампании. Вместе с тем, ценность этого корабля заключалась не только в том, что он располагал необходимой для ремонта кораблей базой, но и в достаточной вооруженности зенитными средствами. По составу зенитного вооружения он, действительно, не уступал переоборудованным крейсерам ПВО. В дальнейшем состав вооружения плавмастерской неоднократно менялся. В апреле 1944 года на корабле дополнительно установили шесть «эрликонов».
В октябре того же года 102-мм орудия демонтировали, а количество «эрликонов» увеличили до 14. Таким образом, к концу войны Vindictive располагал уже только зенитной артиллерией ближнего действия: двумя установками четырехствольных «пом-помов» и двадцатью «эрликонами».

Служба крейсеров типа Hawkins:
HMS Raleigh


Легкий (по тогдашней классификации британского Адмиралтейства (Эта классификация существовала в британском флоте до 22 апреля 1930 года, когда был заключен Лондонский морской договор. Первая Лондонская морская конференция 1930 года, результатом которой и стало заключение этого договора, впервые подразделила корабли крейсерского класса на два подкласса — тяжелых (класса «А»), с артиллерией калибром свыше 155мм. и легких крейсеров (класса «В»), с артиллерией калибром не более 155мм)) крейсер с 7.5-дюймовой артиллерией Raleigh заказан в декабре 1915 года шотландской кораблестроительной компании William Beardmore & Co., Ltd, Shipbuilders & Engineers, Dalmuir, Glasgow, и первым из кораблей своего типа заложен в том же месяце на верфи этой компании в Далмюре, став, таким образом, головным кораблем всей серии из пяти крейсеров (По другим данным, закладка крейсера произошла 4 октября 1916 года. Вероятно, в данном случае имеется в виду официальная церемония закладки, которая могла быть проведена задним числом в этот день спустя десять месяцев после того, как начался стапельный период постройки крейсера). Затянувшимся стапельным периодом, длившимся почти четыре года, он обязан, в первую очередь, тому факту, что к началу 1917 года германские надводные корабли-рейдеры, для борьбы с которыми, собственно, и предназначались крейсера с 7.5-дюймовой артиллерией, практически исчезли с просторов океанов. Другой причиной являлись пресловутые трудности военного времени и, в частности, нехватка рабочих рук. Свое название корабль получил во время торжественной церемонии, состоявшейся 28 августа 1919 года, когда крейсер Raleigh был, наконец, спущен на воду. Как и все крейсера этого типа, он был назван в честь одного из знаменитых адмиралов королевы Елизаветы I — вице-адмирала У. Рэйли (Рэйли, Уолтер (ок. 1552 — 29.10.1618) — английский мореплаватель, организатор пиратских экспедиций к берегам Северной Америки, один из первых проводников английской колониальной политики, политический деятель, историк, драматург и поэт. Происходил из девонширских джентри. Учился в Оксфордском университете. В молодости воевал во Франции на стороне гугенотов. Затем участвовал в двух пиратских экспедициях, направленных, в основном, на подрыв господства испанцев в Тихом океане. В 1580 принимал активное участие в подавлении восстания в Ирландии; став в 1582 фаворитом Елизаветы I, произведен в вице-адмиралы, избран в парламент, назначен губернатором Джерси. В 1583-85 безуспешно пытался основать английскую колонию в Северной Америке (на территории Вирджинии). Участвовал в разгроме испанской «Непобедимой армады» (1588), в нападениях на Португалию и Испанию (1590-92). Утратив расположение королевы, в 1595 организовал экспедицию за золотом к северным берегам Южной Америки (в район реки Ориноко). После восшествия на английский престол Якова I Стюарта был арестован в 1603 за участие в заговоре против короля и приговорен к смертной казни, замененной пожизненным заключением. Провел 12 лет в Тауэре, где написал «Историю мира в пяти книгах». В 1616 предложил королю проект разработки золотых рудников в Гвиане, выпущен из Тауэра и поставлен во главе небольшой эскадры. Возглавляемая им экспедиция, приведшая к вооруженному столкновению с испанцами, закончилась полным провалом. Все еще имевший силу смертный приговор был приведен в исполнение вскоре по возвращении Рэйли из экспедиции. Собрание сочинений У. Рэйли, дважды издававшееся в XIX веке, составило восемь томов).
Трудности уже послевоенного периода стали причиной того, что вслед за спуском достройку корабля отложили на неопределенное время. Тем не менее, достроечные работы были в основном завершены летом 1920 года. Крейсер вышел на ходовые испытания в сентябре, показав при этом прекрасные результаты. В частности, показанная кораблем на мерной миле скорость превысила проектную на целый узел. В том же месяце Raleigh перешел на доукомплектование в Девонпорт. Здесь работы на корабле начались только в декабре и продолжались по апрель 1921 года, когда крейсер вошел в состав Королевского флота, получив направление в 8-ю эскадру легких крейсеров (8th Light Cruiser Squadron — LCS) в качестве флагманского корабля. Эта эскадра, которой командовал один из наиболее известных тогда английских адмиралов, вице-адмирал Пэкенхем (Vice-Adm. Pakenham), считалась одним из лучших крейсерских формирований Королевского флота и входила в состав военно-морской станции Северной Америки и Вест-Индии (North America & West-Indies Station). К месту базирования 8-й эскадры, на Бермуды, Raleigh отправился в июле.
По прибытии на место новый флагманский корабль британских военно-морских сил в водах Северной Америки и Вест-Индии сразу же включился в представительскую деятельность. Главная задача кораблей 8-й эскадры, по сути, являлась, скорее, дипломатической и заключалась в «показе флага» в ходе частых представительских визитов в морские порты стран региона. Кроме того, эскадра должна была поддерживать контакты с Королевским флотом Канады (Royal Canadian Navy — RCN) и находиться в постоянной готовности немедленно прибыть к любому из островов Вест-Индии в случае возникновения там беспорядков. «Зона ответственности» эскадры являлась весьма обширной и включала в себя тихоокеанскую и атлантическую береговые линии американского континента и весь Карибский бассейн.
Естественно, что наибольшая нагрузка ложилась на флагманский корабль. В течение года Raleigh в составе эскадры либо в одиночку часто совершал длительные океанские походы, перемежаемые бесконечными визитами с официальными церемониями и торжествами, парадами, экскурсиями и банкетами. Один из таких походов и стал для корабля последним. В июне 1922 года началась большая серия визитов по канадским портам Атлантического побережья. Плавание проходило своим чередом, и два месяца спустя, 8 августа, Raleigh должен был посетить залив Форто (Forteau Bay), Лабрадор, а затем отправиться в Сент-Джонс на острове Ньюфаундленд. В 10.30 крейсер вышел из бухты Хок (Hawk Bay). На подходе к Форто Бэй в проливе Белл Аил (Belleisle) корабль попал в полосу непогоды.
Волнение моря составляло четыре балла. Ветер дул с кормы, видимость из-за шквалов с дождем постоянно менялась. Около 15.00 открылось побережье Лабрадора, но по нему определиться не удалось, так как берег вскоре скрылся за полосой тумана. По счислению до него оставалось еще около трех миль. Командир корабля кэптен Броумли (captain Bromley) принял решение снизить скорость с 12 узлов до восьми и приблизиться к берегу настолько, чтобы можно было услышать сигнал маяка на мысе Пойнт Эрмоур (Point Armour). Курс был изменен в 15.25, когда крейсер шел в густой пелене тумана и находился по счислению в двух милях от берега. В 15.37 по носу корабля открылся высокий берег, а вскоре показались и буруны. Несмотря на то, что крейсер двигался малой восьмиузловой скоростью и немедленно был дан задний ход, а руль положен влево, спустя две минуты корабль вылетел в тумане на камни скалистого берега в пяти кабельтовых от маяка Эрмоур (по другим данным, в районе Пойнт Эрроу — Point Arrow). В результате на большом протяжении корпуса камнями была распорота обшивка днища и поврежден борт, а сам крейсер развернуло бортом к волне. Корабль крепко сел на камни почти всем противоминным утолщением правого борта, и, хотя его главные механизмы работали на полную мощность, не мог сдвинуться со своего постамента. Из пробитых топливных цистерн вытекала нефть. Начавшееся затопление машинно-котельных отделений и всех отсеков корабля до уровня главной палубы побудило командира, считавшего дальнейшие попытки снять крейсер с камней бесполезными и, кроме того, опасавшегося перелома корпуса, отдать приказ команде покинуть корабль. Высадка на берег, длившаяся около четырех часов, осуществлялась с использованием шлюпок и леерного сообщения и завершилась к 20.00. Экипаж понес немалые потери — из 759 членов экипажа удалось спастись только 720.
Тем не менее, на следующий день была предпринята еще одна попытка стянуть Raleigh на глубокую воду. Однако корпус крейсера так крепко сидел на скалах и имел настолько серьезные повреждения, что от продолжения спасательных работ отказались в тот же день. А несколько дней спустя команду принял на борт канадский лайнер Mentrose, который доставил ее в Ливерпуль.
По делу о гибели крейсера Raleigh Адмиралтейством было проведено расследование, и состоявшийся впоследствии суд признал виновным в кораблекрушении командование крейсера, допустившее при управлении кораблем грубейшие навигационные ошибки. Командиру и старшему штурману крейсера объявили строгий выговор, причем первый из них был отстранен на длительный срок от командования. Кроме того, был смещен с должности державший свой флаг на Raleigh флагман 8-й крейсерской эскадры вице-адмирал Пэкенхем.
В течение августа 1922 года с крейсера демонтировали вооружение и наиболее ценное оборудование. Позднее, в 1926-1927 годах, сидевший на камнях корпус крейсера использовался в качестве цели во время артиллерийских учений кораблей вест-индской эскадры, пока в 1927 году останки Raleigh не были взорваны подрывной партией тогдашнего флагманского корабля 8-й эскадры Calcutta (по другим данным, подрывниками крейсера Capetown).
На этом историю крейсера Raleigh можно было бы и закончить, если бы шесть лет спустя она не имела неожиданного продолжения или, вернее, повторения. Авария британского крейсера Dauntless почти полностью, за исключением отдельных деталей, повторила катастрофу крейсера Raleigh, произошла практически в том же районе и, что самое существенное, по той же причине — из-за допущенных ошибок в навигационных расчетах. В 1928 году Dauntless был отправлен к Лабрадору для установки на мысе Пойнт Эрмоур памятника английским морякам, членам экипажа Raleigh, погибшим здесь в 1922 году при посадке на камни и гибели крейсера. 2 июля около 14.00 шедший восьмиузловым ходом Dauntless выскочил в тумане на камни в пяти милях от Галифакса. Жертв среди команды крейсера не было, а сам корабль сняли с камней только через девять дней, после его кардинальной разгрузки, усилиями нескольких буксиров и пришедшего на помощь крейсера Despatch. Виновными в аварии также были признаны командир и старший штурман корабля, которые получили строгие выговоры и были отстранены от должностей.

HMS Hawkins


Как и все корабли своего типа, Hawkins был заказан в декабре 1915 года военной верфи Королевского флота Chatham Dock Yard. Корабль заложили 3 июня 1916 года, а во время спусковой церемонии, состоявшейся 1 октября 1917 года, ему присвоили имя адмирала Дж. Хокинса (Хокинс, Джон (John Hawkins, 1532-1595), английский адмирал, пират, с 1571 — главный судостроитель Англии. Поставил промысел и торговлю чернокожими рабами на широкую коммерческую основу. Первый рейс в Африку совершил на деньги лондонских купцов в 1562-1563 годах, причем успех экспедиции был настолько велик, что вскоре получил предложение большой группы заинтересованных лиц и, в том числе, английской королевы возглавить новую экспедицию. Елизавета I предоставила Хоукинсу корабль и право поднять свой флаг. Возглавленная им экспедиция совершила новый рейс за рабами в 1584 на пяти кораблях, капитаном одного из которых являлся знаменитый Ф. Дрейк. После выгодной продажи захваченных рабов на островах Карибского бассейна, флотилия Хокинса предприняла попытку нападения на испанский город Санта-Хуан де Улиа, но в состоявшемся морском сражении с испанским флотом англичане потеряли три корабля. Тем не менее, Хокинсу удалось захватить в плен группу богатых испанцев и получить за них солидный выкуп. Этот инцидент послужил началом длительной войны между Англией и Испанией в 1585-1600 годах. Став главным кораблестроителем Англии, ответственным за строительство и снаряжение кораблей для королевского военно-морского флота, Хокинс довел их численность до 25 в 1588, вооружив большим количеством орудий. Им была организована постройка серии новых галеонов типа Revenge, он неустанно заботился о здоровье и хорошей оплате труда моряков и кораблестроителей, а в 1590 совместно с Дрейком из собственных средств основал фонд помощи больным и престарелым морякам. В сражении с «Непобедимой армадой» командовал кораблем Victory. После победы над испанским флотом возведен в рыцарское достоинство. В 1590 организовал блокаду Азорских островов у берегов Африки, захватывая идущие с товарами испанские суда. Умер в ночь перед морским сражением во время последнего своего плавания, начатого вместе с Дрейком с целью захвата и грабежа острова Пуэрто-Рико и других испанских колоний).
Постройка крейсера была закончена 19 июля 1919 года, спустя восемь месяцев после окончания войны, и 25 июля он первым из крейсеров своего типа вошел в строй. Кораблю присвоили тактический номер (Pennant Number) D86 и направили на Дальний Восток в состав сил Китайской станции (China Station) в качестве флагманского корабля 5-й эскадры легких крейсеров (5th LCS), базировавшейся на Гонконг. Китайская военно-морская станция являлась составной частью британского Дальневосточного флота (Eastern Fleet), в некоторой степени игравшего роль противовеса сильному флоту Японии. Главными базами Дальневосточного флота являлись Гонконг в Китае и Сингапур в Малайе.
В состав британских дальневосточных сил Hawkins прибыл в октябре 1919 года. 5-я эскадра крейсеров выполняла на Дальнем Востоке аналогичные функции, что и 8-я в Вест-Индии, поэтому в круг обязанностей флагманского корабля эскадры также входила представительская деятельность. С этой целью Hawkins посетил в 1920 году и Японию, произведя на японское военно-морское руководство столь сильное впечатление, что оно немедленно задалось задачей проектирования и постройки легкого крейсера, который превосходил бы как британские «хокинсы», так и уже заложенные в Соединенных
Штатах крейсера типа Omaha. Такими крейсерами стали вооруженные 200-мм орудиями и построенные в 1922-1927 годах первые японские тяжелые (по классификации Лондонского договора 1930 года) крейсера типов Furutaka и Aoba.
Помимо представительской, кораблям 5-й эскадры приходилось нести и боевую службу. В те годы, и это явление не изжито еще и в наши дни, акватории Желтого и Восточно-Китайского морей являли собой широкое поле деятельности китайских пиратов. Поэтому для экипажа Hawkins выходы на боевое патрулирование также не были редкостью.
Служба крейсера на Дальнем Востоке продолжалась девять лет. 25 июня 1928 года в качестве флагманского корабля 5-й крейсерской эскадры его сменил Kent, «вашингтонский» крейсер первой серии County, только что прибывший из метрополии. В сентябре Hawkins оставил дальневосточные воды и уже в октябре прибыл на верфь в Четеме для модернизации. Ремонтно-модернизационные работы на корабле продолжались до ноября 1929 года, затем он вошел в состав Атлантического флота (Atlantic Fleet) в качестве флагманского корабля 2-й эскадры крейсеров (2-nd CS), сменив крейсер Vindictive, назначенный к выводу в резерв. В составе 2-й эскадры крейсер находился до 5 мая 1930 года, после чего в первый раз был выведен в резерв. В сентябре (по другим данным, в ноябре) того же года получил назначение в 4-ю крейсерскую эскадру (опять же в качестве флагманского корабля) из состава Ост-Индской военно-морской станции (East Indies Station) британского Восточного флота. Главными базами Восточного флота являлись Аден на юге Аравийского полуострова и Коломбо на острове Цейлон. Последний и был местом базирования 4-й эскадры. В ее составе Hawkins находился до декабря 1934 года, затем вернулся в Англию и в апреле 1935 года вновь был выведен в резерв.
На этот раз пребывание в резерве было значительно более длительным, ведь именно в это время в Адмиралтействе решался вопрос, как быть с оказавшимися «лишними» согласно договорному лимиту водоизмещения тяжелыми крейсерами типа Hawkins. В соответствии с постановлениями Лондонского договора на корабле в 1936 году демонтировали 190-мм орудийные установки главного калибра. Кроме того, известно, что в сентябре 1938 года он использовался в качестве учебного корабля.
К началу 1939 года будущее крейсера, наконец, было определено, и он прибыл на верфь в Четеме для переоборудования в легкий крейсер. Однако реализации этих планов помешало скорое начало войны, и на крейсер вернули его прежнее вооружение. Hawkins вновь вступил в строй в декабре 1939 года, а в начале января 1940 года последовало его назначение в Южноамериканскую дивизию крейсеров (South American Cruiser Division) (Южноамериканская дивизия крейсеров была создана в первые дни войны и находилась в подчинении командующего Южно-Атлантической военно-морской станцией (South Atlantic Station). Штаб района размещался во Фритауне (Сьерра-Леоне), а командующим станцией в этот период являлся вице-адмирал Г. д'Ойли-Лайон. Главной задачей дивизии являлось обеспечение безопасности коммуникаций в самых южных районах Атлантики и вдоль атлантического побережья Южной Америки). Корабли этой дивизии совсем недавно, 13 декабря 1939 года, покрыли себя неувядаемой славой в бою с германским «карманным» линкором Admiral Graf Spee, получив при этом тяжелые повреждения. В результате в январе 1940 года на ремонт в метрополию ушли разбитый в бою с немецким рейдером тяжелый крейсер Exeter и не участвовавший в сражении, но также требовавший серьезного ремонта тяжелый крейсер Cumberland. Вслед за ними туда же отправился и флагманский легкий крейсер Ajax, а остававшийся в ее составе легкий крейсер Королевского Новозеландского флота (Royal New Zealand Navy — RNZN) Achilles, на который временно перенес свой флаг командир дивизии контр-адмирал Г. Хэрвуд (Н. Н. Harwood), вскоре должен был уйти в Новую Зеландию. 29 января 1940 года на крейсере Hawkins был поднят контр-адмиральский флаг, и он стал флагманским кораблем Южноамериканской дивизии. При этом на Hawkins были переведены многие члены экипажа HMNZS Achilles.
Больше года крейсер занимался охраной судоходства от возможного появления германских рейдеров в Южной Атлантике. Наиболее масштабной за этот период, пожалуй, являлась поисковая операция, которая проводилась с конца июля 1940 года силами Южно-Атлантической станции по обнаружению одного из наиболее удачливых «корсаров» Третьего рейха — рейдера Thor (Schiff 10/Raider «E», командир — капитан 1-го ранга Отто Кёхлер). Отправившись в рейд 6 июня 1940 года, Thor открыл боевые действия в Атлантике 1 июля, а к концу месяца на его боевом счету уже числились пять потопленных грузовых судов, общей вместимостью 25911 Брт, и одно (9289 Брт), захваченное в качестве приза и отправленное во французский порт Лориан. Кроме того, 28 июля в бою с рейдером получил серьезные повреждения входивший в состав Южноамериканской дивизии вспомогательный крейсер Alcantara, с трудом добравшийся до Рио-де-Жанейро.
В начавшейся поисковой операции британское командование задействовало значительные силы. В районе Фритауна патрулировали тяжелый крейсер Dorsetshire, легкий Delhi и вспомогательный крейсер Maloja, а у Саймонстауна — тяжелый крейсер Cumberland, уже возвратившийся из метрополии после ремонта. Наконец, в южных и западных районах Южной Атлантики действовали корабли Южноамериканской дивизии — тяжелый крейсер Hawkins и легкий Dragon. Несмотря на то, что в сентябре и октябре 1940 года Thor частенько находился в «зоне ответственности» дивизии, крейсируя между Пернамбуко и островом Вознесения и время от времени приближаясь к побережью Бразилии, поиски рейдера оказались безрезультатными. Они не имели успеха также и в ноябре, когда общее количество британских крейсеров, задействованных в операции, достигло десяти, а к кораблям Южноамериканской дивизии присоединился легкий крейсер Enterprise. Активное участие в операции принимали также британские вспомогательные крейсера Asturias, Carnarvon Castle и Queen of Bermuda.
В декабре те же поисковые силы искали уже не только Thor, но и германский тяжелый крейсер Admiral Scheer (бывший «карманный» линкор), который, по предположениям британского Адмиралтейства, находился в Южной Атлантике. Тем не менее, ни один из этих германских кораблей так и не был обнаружен, а рейдер Thor, задав 5 декабря жестокую трепку еще одному британскому вспомогательному крейсеру, Carnarvon Castle, продолжил войну с судоходством противника в Южной, а затем и в Центральной Атлантике. Его рейд завершился 30 апреля 1941 года возвращением на родину. Всего им было потоплено 12 судов общим водоизмещением 96602 Брт.
В начале февраля 1941 года Hawkins перешел в Индийский океан для участия в операции Breach, которая проводилась в рамках начавшегося из Кении наступления британских и южно-африканских войск против Итальянского Сомали. Для осуществления плана операции, которым предусматривалось проведение рейда на порт Могадишо с целью его минирования, было сформировано Соединение К (Force К), в состав которого и вошел Hawkins. 2 февраля палубная авиация авианосца Formidable забросала минами гавань и рейд Могадишо, после чего девять «альбакоров» обстреляли портовые сооружения. Единственными результатами рейда стали большие жертвы среди туземного населения и серьезные проблемы по разминированию поставленных самолетами магнитных мин, с которыми англичане столкнулись после падения города.
На этом участие крейсера Hawkins в Восточноафриканской кампании не закончилось. 10 февраля начались бои в районе ранее блокированного британскими кораблями сомалийского порта Кисимайо. Город-порт обороняла 22-тысячная группировка противника — шесть итальянских колониальных бригад и такое же количество подразделений туземных войск. В качестве отвлекающего удара британское командование планировало провести обстрел с моря небольшого порта Брава, но не исключалась возможность выделения кораблей и для обстрела Кисимайо. С целью обеспечения огневой поддержки наступающих войск, командующий Ост-Индским флотом вице-адмирал Литэм (C-in-C East Indies Vice-Adm Leatham) сформировал Соединение Т (Force Т) в составе авианосца Hermes, тяжелых крейсеров Shropshire и Hawkins, легких Ceres и Capetown, эсминца Kandagar. Командовал соединением командир Shropshire кэптен Дж. Эделстен (Capt. J. Edelsten).
10-11 февраля два германских и восемь итальянских судов сделали попытку прорваться сквозь кольцо блокады из Кисимайо в Могадишо или в Диего-Суарес на французском острове Мадагаскар, подконтрольном лояльному странам Оси правительству Виши. Однако базировавшаяся на прибывшем в район боевых действий с опозданием авианосце Hermes 814-я эскадрилья FAA (12 самолетов Swordfish) сходу включилась в действия по обеспечению блокады побережья, и большинство судов противника были сразу обнаружены. Благодаря донесениям пилотов палубной авиации крейсер Hawkins 12 февраля задержал и отконвоировал на базу пять итальянских транспортов общей вместимостью 28055 Брт. Команда германского судна снабжения Uckermark (7021 Брт) (Не следует путать с другим германским судном снабжения, знаменитым Altmark (10850 Брт), позднее переименованным в Uckermark и погибшим от взрыва в японском порту Иокогама 30 ноября 1942 года. Кстати, этот же взрыв стал причиной пожара и гибели германского рейдера Thor, уже упоминавшегося в нашем рассказе. Затопившийся лее у африканских берегов Uckermark — бывший сухогруз из построенной для немецкой компании HAPAG в 1930 году серии из шести транспортных судов. Два однотипных с Uckermark судна в годы войны были переоборудованы в рейдеры — Orion (бывший Kurmark) и Widder (бывший Neumark)) при приближении британского крейсера предпочла затопить свой корабль. Моряками с Hawkins были спасены все 37 членов команды, а также любимец экипажа — попугай-ара. Еще два беглеца, немецкий и итальянский пароходы, были настигнуты уже на подходе к Могадишо и уничтожены бомбами авиации и огнем орудий. В результате только двум «итальянцам» удалось добраться до Диего-Суареса. При огневой поддержке корабельной артиллерии Кисимайо был взят 14 февраля. Очередь Могадишо настала 25 февраля.
В первой половине 1941 года в Индийском океане заметно активизировались действия германских надводных рейдеров. И если вспомогательные крейсера Atlantis, Pinguin и Orion не оказали существенного влияния на ход Восточноафриканской кампании, то появление здесь в начале февраля тяжелого крейсера Admiral Scheer под командованием капитана 1-го ранга Теодора Кранке не могло не сказаться на дислокации сил британского флота. Особую важность для англичан в это время представляла проводка конвоя WS.5B (20 войсковых транспортов, 11 из которых водоизмещением от 17000 до 27000 т). Конвой вышел 15 февраля из Дурбана в Аден в сопровождении тяжелого крейсера Королевского Австралийского флота (Royal Australian Navy — RAN) Australia и легкого крейсера Emerald. Крейсер Hawkins присоединился к эскорту WS.5B 21 февраля у Момбасы, когда Emerald с четырьмя транспортами ушел в Бомбей. 20-22 февраля Admiral Scheer, следуя из района Сейшельских островов, потопил в северной части Мозамбикского пролива три торговых судна, два из которых успели передать в эфир сообщения о нападении. Радиосигналы потопленных судов принял находившийся на патрулировании в этом районе легкий ПВО Black Prince, голландская канонерская лодка Soemba, по разным данным, от восьми до десяти американских эсминцев 20-го и 34-го дивизионов, а также два эскортных миноносца.
Операция Neptune началась 6 июня. Час «Ч» на участке «Юта» был назначен на 06.30 утра. Незадолго до 06.00 корабли контр-адмирала Дейо открыли огонь по береговым батареям противника, прикрывавшим участок побережья от мыса Барфлер на севере до устья реки Вир. Контрбатарейный огонь Группы артиллерийской поддержки был настолько точен, что, несмотря на ограниченность времени огневой подготовки, большинство германских батарей вскоре были подавлены. Тем не менее, прямые попадания, зафиксированные самолетами-корректировщиками, не выводили батареи полностью из строя, и уже через несколько часов или на следующий день они пытались возобновить обстрел находившихся у побережья кораблей и судов, но и тогда быстро подавлялись кораблями поддержки. В дальнейшем стрельба велась также по заявкам береговой корректировочной станции. Первыми целями для крейсера Hawkins стали две четырехорудийные батареи противника, одна — 155-мм, другая — 76-мм калибра, расположенные в одной-двух милях от Гранкана. После нескольких прямых попаданий на крейсер сообщили, что батареи подавлены. 7 июня «работа» группы контр-адмирала Дейо началась в 05.00 и продолжалась до сумерек. В ночь с 7 на 8 июня, когда бомбардировочная авиация Люфтваффе совершила первый налет на стоянку судов у участка «Юта», крейсера Hawkins и Enterprise, не имевшие установок для постановки дымовой завесы, только чудом не были поражены, а эсминец Meredith потоплен планирующей бомбой. 8 и 9 июня корабли Группы продолжали поддерживать высадку и наступление частей американского 7-го корпуса. В дальнейшем, по завершении первой фазы операции Overlord, Hawkins в течение пяти недель июня-июля 1944 года служил в качестве базы для тральщиков и катеров флота вторжения. В конце июля крейсер прибыл в Розайт, где в период с сентября по ноябрь он был переоборудован для выполнения функций учебного корабля на реке Клайд. В этом качестве он использовался до начала июня 1945 года, затем выведен в резерв и вскоре разоружен. До 1947 года корабль находился в Фалмуте. Во время весенних артиллерийских учений этого года он использовался в качестве корабля-цели, затем в мае стал объектом бомбардировки на проходивших в районе Спитхеда учениях Королевской авиации (RAF). 21 августа старый крейсер продан на слом фирме Arnott Young & Со. В декабре 1947 года Hawkins совершил свой последний переход на верфь в Далмюре. Разделочные работы начались в том же месяце.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
241 публикация
33 боя

HMS Vindictive

 

Крейсер был заказан частной кораблестроительной верфи компании Harland & Wolff в Белфасте, Северная Ирландия, последним из пятерки «хокинсов» в апреле 1916 года. Поскольку темпы строительства на этой частной верфи были достаточно высокими, к лету 1917 года крейсер опережал по степени готовности почти все корабли своего типа. Это и стало одной из причин выбора его для переоборудования в авианосец в июле 1917 года, когда в Адмиралтействе было решено таким способом увеличить крайне необходимые британскому флоту авианосные силы. При спуске на воду, который был произведен 17 января 1918 года, корабль получил, как и намечалось, «адмиральское» название по имени известного мореплавателя и авантюриста XVI века Т. Кэвендиша (Кэвендиш, Томас (Thomas Cavendish, 1560-1592), английский мореплаватель и приватир, третьим в мире совершивший кругосветное плавание. Получил образование в Оксфорде, затем служил на флоте. В 1585 получил свидетельство приватира, которым ему разрешался захват испанских судов, и принял участие в рейде английской эскадры к берегам Северной Америки. По возвращении из рейда, решив повторить кругосветное плавание Ф. Дрейка, снарядил на свои средства три корабля. Эта небольшая флотилия, имея на борту 123 чел., вышла из Плимута 21 июля 1586 и направилась к о-вам Зеленого Мыса, затем, минуя мыс Кабу-Фрпу (Бразилия), прошла вдоль восточного побережья Патагонии и Магеллановым проливом в Тихий океан. Двигаясь на север вдоль побережья южноамериканского континента, англичане совершили несколько нападений на испанские суда и поселения. Затем, повернув на запад, экспедиция побывала на Марианских, Филиппинских и Молуккских островах и пришла к о. Ява, пересекла Индийский океан и вокруг мыса Доброй Надежды на единственном уцелевшем корабле Desire с 40 моряками команды вернулась в Плимут в сентябре 1588. Кругосветное плавание было совершено за рекордно короткий срок — два года и 50 дней. Однако, кроме вновь открытых бухты Порт-Дизайр (Пуэрто-Десеадо, Аргентина) и о. Св. Елены, сведения о которых тщательно скрывались португальцами, других научных результатов экспедиция не имела. Новая кругосветная экспедиция Кэвендиша, на этот раз на пяти кораблях, начавшаяся в 1591, из-за плохой организации, нехватки провизии и разбросавшего корабли жестокого шторма была прервана, не дойдя до Магелланова пролива. Кэвендиш умер на обратном пути в Англию. Командиром одного из его кораблей являлся Р. Хокинс, открывший во время этого плавания в юго-западной части Атлантики Фолклендские (Мальвинские) острова). Однако в ходе достройки, в июне 1918 года, Cavendish переименовали в Vindictive (Таким образом, крейсер-авианосец стал пятым с 1779 года кораблем Королевского флота, носившим название Vindictive. Кроме имени, был изменен числившийся за кораблем тактический номер: вместо номера 31 он получил номер 48) в честь старого британского крейсера (типа Arrogant, строился в 1896-1900 годах), отличившегося в операциях по блокированию баз германских подводных лодок в Зеебрюгге и Остенде в апреле и мае 1918 года. Наконец, 21 октября 1918 года постройка Vindictive была завершена, и 1 ноября он вошел в строй, будучи зачислен в состав Авианосной эскадры (Flying Squadron) Гранд Флита, базировавшейся на Скапа Флоу. В тот же день на посадочную палубу корабля была произведена первая и единственная удачная посадка истребителя Sopwith Pup, которую совершил Уильям Уэйвел Уэйкфилд (William Wavell Wakefield, Lord Kendal).

Восемнадцать дней спустя Vindictive прибыл в Скапа-Флоу. Авиагруппу крейсера-авианосца составляли четыре самолета Grain Griffin (по другим данным, самолеты Sopwith Camel) и один Sopwith Pup. Однако уже первые полетные испытания, произведенные на корабле в составе флота, показали его полную непригодность как авианосца. Поэтому в течение нескольких последних недель войны, пока длилось перемирие, Vindictive служил базой для гидросамолетов, а его посадочную палубу использовали в качестве площадки для технического обслуживания самолетов.

К моменту окончания Первой мировой войны в составе Королевского флота находился лишь один полноценный авианосец. Это был вошедший в строй в сентябре 1918 года Argus. Два крейсера-авианосца, Furious и Vindictive, не имевшие сплошных полетных палуб, являли собой (по крайней мере, в то время) тупиковое звено развития авианосных кораблей. Первый из них не был в состоянии принимать самолеты, второй — совершенно непригоден для роли авианосца. В связи с этим в Адмиралтействе приняли решение перестроить имевший достаточно большие размеры Furious по образцу Argus, перенеся надстройки в сторону борта и оборудовав корабль сплошной полетной палубой. В отношении Vindictive в мае 1919 года был вынесен окончательный вердикт: ему предстояла обратная перестройка в крейсер.

Тем не менее, перестроечные работы пришлось отложить на неопределенное время, а сам корабль, авиационную группу которого увеличили до 12 самолетов, 2 июля был направлен на Балтику в рамках союзной интервенции против русской революции.

Власти Великобритании из соображений престижа и неких высших геополитических соображений считали необходимым обозначить свое военное присутствие в Балтийском регионе, где возникли «политические осложнения», связанные с новообразованными независимыми государствами — Эстонией, Латвией и Литвой, находящейся на их территории огромной германской армией под командованием генерала Р. фон дер Гольца, а также с воевавшей против всех Красной Армией, которая уже вела наступление в Эстонии. В связи с этим в марте 1919 года сюда была направлена британская эскадра под командованием контр-адмирала У. Коуэна (Rear-Adm. Walter Cowan). В состав этой эскадры и направлялся теперь авианосец Vindictive.

Однако служба корабля на Балтике не задалась с самого начала. Из-за грубой навигационной ошибки уже 6 июля Vindictive сел на мель в районе Ревеля (Таллина) и сошел с нее с большим трудом только через восемь дней, в течение которых для облегчения корабля с него сняли 2200 т снабжения, боеприпасов и несколько орудий. Полученные в результате аварии повреждения обшивки устранялись в Ревеле с 15 июля. 20-го крейсер-авианосец передал колесные самолеты своей авиационной группы на импровизированный аэродром в Койвисто (Финляндия), а гидропланы — на базовую стоянку гидроавиации о. Бьёрке. Один Sopwith 2F.1 Camel (борт N6616) был передан Эстонии. На нем летал флай-коммандер К. Эмери, откомандированный из Королевских Воздушных Сил (Royal Air Force — RAF) в качестве главного инструктора создававшейся тогда эстонской авиации. В конце июля Vindictive пришел в Копенгаген, где принял на борт очередную партию самолетов Sopwith Camel и Sopwith Strutter, доставленную незадолго перед тем из Британии авианосцем Argus. A 30 июля корабль уже находился в Бьёрке, откуда и была проведена единственная боевая операция, в ходе которой участвовавшие в ней самолеты стартовали с палубы Vindictive — налет на Кронштадт.

Перед началом операции на корабле удлинили стартовую палубу. Налет производился двумя группами самолетов, его целью являлась база Красного Флота в Кронштадте. Первые девять машин сбросили на Кронштадт 13 бомб, затем с палубы Vindictive стартовали оставшиеся три самолета, каждый из которых нес по одной бомбе. В результате бомбардировки возникли пожары портовых сооружений, а танкер «Татьяна» (1898 год, 2775 т) получил повреждения от взрыва бомбы. Участвовавшие в операции самолеты совершили посадку в Койвисто, откуда продолжали наносить бомбовые удары по городу, крепости и базе флота в Кронштадте до середины ноября. Особенно интенсивными они были в августе и сентябре (иногда до 3-5 налетов в день). В отдельных налетах, как, например, 13 и 15 сентября, участвовало до пяти самолетов. От взрывов бомб получили повреждения учебное судно «Заря Свободы», транспорт «Эрви», буксир «Котлин», блокшив №4, баржа, плавкран, сооружения порта и города, имелись жертвы среди мирного населения. 17 сентября зенитным огнем береговых и корабельных средств был подбит один самолет, который приводнился у форта Риф, где его захватили красноармейцы. Последний налет вражеской авиации состоялся 11 ноября. Кроме налетов на Кронштадт, английские самолеты в августе-октябре вели бои с силами Красного воздушного флота, действовавшими против кораблей и войск противника. Все это время Vindictive базировался на Бьерке, где служил в качестве плавмастерской для ремонта самолетов, а также базового корабля для восьми британских торпедных катеров, совершивших 18 августа смелый рейд на Кронштадт (В нашей литературе (в частности, в книге Курочкина Д.В. — см. перечень литературы) можно найти любопытное сообщение о нанесении 6 августа пилотами Онежского гидроотряда «удара возмездия» по обнаруженному ими в бьеркских шхерах Vindictive. Удар наносился четырьмя гидросамолетами под прикрытием двух истребителей, крейсер-авианосец, якобы, был подожжен прямым попаданием бомбы, выведен из строя и вскоре отправлен на ремонт в Англию. Бомбовый удар по Vindictive, возможно, и наносился, хотя это сообщение нигде не подтверждено, как нет подтверждения и факту вывода корабля из строя. Косвенным подтверждением может служить разве то, что Vindictive больше не использовался в качестве авианосца, хотя это вполне можно отнести также на счет его полной непригодности к выполнению функций авианосного корабля, почему он и использовался только как авиатранспорт. К тому же «скорая отправка на ремонт выведенного из строя корабля» слишком уж затянулась — более чем на четыре месяца, в течение которых Vindictive продолжал находиться на Балтике, совершая самостоятельные переходы между Бьерке, прибалтийскими государствами и Копенгагеном. А выведение в резерв по прибытии в Англию в декабре 1919 года объясняется предстоящей перестройкой корабля в крейсер, которая, кстати, вместе с первым ремонтом была проведена лишь через три года, после нескольких походов корабля в Средиземное море и более длительного плавания в Гонконг).

Очередная стоянка Vindictive в Копенгагене в ноябре 1919 года отмечена вспышкой недовольства команды корабля. Адмирал Коуэн славился как ярый сторонник «строжайшей дисциплины» и завел на вверенной ему эскадре такие порядки, что вызвал настоящий матросский мятеж экипажей эсминцев и крейсера-авианосца. Непосредственной причиной для выступления на последнем послужил отказ от увольнения на берег команды 10 и 11 ноября в связи с большим объёмом работ на корабле. 11 ноября свыше четырехсот матросов собрались на палубе и потребовали встречи с адмиралом. Некоторое время спустя команда успокоилась и разошлась, но на следующий день 14 зачинщиков беспорядков были арестованы. 14 ноября Vindictive оставил Копенгаген и возвратился в Бьерке.

В декабре в Бьерке был получен приказ о возвращении в метрополию. После того, как были ликвидированы обе британские базы — гидросамолетов и катеров — Vindictive зашел на обратном пути в Ригу, передав в состав нарождающейся латвийской авиации три взятых с аэродрома в Койвисто самолета Sopwith Camel (всего Латвия получила 11 «сопвичей»: семь «кэмелов» и четыре «стрэттера»). Спустя неделю корабль прибыл в Девонпорт, а в сочельник (24 декабря) 1919 года выведен в резерв в Портсмуте.

Решение об обратной перестройке корабля вновь «временно» отложили. Более чем трехлетнее пребывание Vindictive в составе Резервного флота прерывалось короткими походами в Средиземное море в качестве войскового транспорта (так было, например, в феврале 1920 года). В этот же период корабль совершил и более длительное путешествие на Дальний Восток. 20 октября 1922 года Vindictive вышел из Портсмута и, пройдя по маршруту Суэцкий канал — Коломбо — Сингапур, 4 декабря прибыл в Гонконг. Спустя неделю, 11 декабря, корабль отправился в обратный путь и по тому же маршруту вернулся в Портсмут 27 января 1923 года. Два дня спустя он перешел на верфь в Четеме, где с 1 марта, наконец, начались столь долгое время откладывавшиеся работы по ремонту и перестройке корабля (по другим данным, работы производились Портсмутской верфью).

Перестройка длилась до апреля 1925 года, на год дольше, чем планировалось. Два месяца спустя, в июне 1925 года, Vindictive был назначен для проведения экспериментов с новым типом катапульты, крейсер оснастили экспериментальной пусковой установкой и всем необходимым для полетов авиационным оборудованием, а также двумя гидросамолетами. Испытания начались 30 октября и продолжались в течение месяца. По их завершении крейсер получил назначение в состав сил Китайской станции и, приняв на борт в качестве авиационной группы шесть гидросамолетов, 1 января 1926 года вновь отправился в Гонконг, куда и прибыл в феврале.

Главной задачей кораблей Китайской станции являлась охрана судоходства в районе Шанхая. Поэтому крейсеру Vindictive пришлось неоднократно принимать участие в патрулировании района и акциях против китайских пиратов, совершавших нападения на торговые суда. Так, в ноябре 1926 года Vindictive совместно с легким крейсером Despatch производил поиск парохода Sunning, захваченного пиратами на маршруте между Шанхаем и Кантоном. В ходе операции к ним присоединился авианосец Hermes, морские пехотинцы которого и произвели арест пиратов. В конце марта 1927 года крейсер вместе с авианосцем Argus вел патрулирование в районе Шанхая и Усуна. Патрулирование района продолжалось до конца июня. С июля 1927 года до 14 марта следующего года самолеты с Vindictive совместно с авиационной группой авианосца Argus базировались в Шанхае, принимая активное участие в подавлении возникших в городе беспорядков. В качестве аэродрома использовался городской ипподром.

В середине марта 1928 года Vindictive был отправлен в метрополию и в начале мая прибыл в Чегем. Здесь он прошел очередной ремонт, длившийся до августа, а затем был назначен флагманским кораблем 2-й эскадры крейсеров в составе Атлантического флота, сменив в этом качестве отправившийся на длительный ремонт легкий крейсер Curacoa. Служба в составе 2-й эскадры продолжалась около полутора лет. За этот период крейсер дважды побывал в составе эскадры в Средиземном море. Случалось это во время ежегодных совместных летних маневров Средиземноморского и Атлантического флотов.

30 июля 1929 года на борту Vindictive произошел несчастный случай. На крейсере велись приготовления к проведению ежегодной показательной Недели флота, в ходе которой должны были состояться увеселительные демонстрационные мероприятия с участием самолетов авиационной группы Vindictive. В процессе снаряжения предназначенных для этой цели специальных бомб произошел взрыв, в результате которого погиб один матрос, а двое были тяжело ранены. Погибший, перезаряжая одну из бомб, по ошибке установил вместо капсюля взрыватель, взорвавшийся при работе. Адмиралтейство поначалу попыталось скрыть причины и последствия взрыва, однако на проходившем в августе того же года судебном процессе выяснились все обстоятельства происшествия, получившего широкую огласку.

К суду привлекли ведавшего бомбовым погребом лейтенанта, которого обвинили по трем статьям: выдача ключа от бомбового погреба одному из летчиков и его допуск в погреб без сопровождения; разрешение на использование бомбового взрывателя без проверки допустимости производившихся с ним работ; недонесение «по команде» об изъятии бомбы из погреба. В ходе судебного процесса лейтенанта признали виновным по всем трем статьям. По приговору суда он был списан с корабля и получил строгий выговор. Кроме того, суд вынес по этому делу частное определение: «Странные порядки установлены на крейсере в отношении пользования ключами погребов и входа в них».

В конце 1929 года Vindictive передал базировавшиеся на нем бортовые самолеты на базу и 31 декабря (по другим данным, в начале 1930 года) был снова выведен в резерв. В течение последующих пяти с половиной лет, до середины 1935 года, он, как и прежде, эпизодически использовался в качестве войскового транспорта.

В мае 1936 года крейсер вновь оказался на верфи в Портсмуте, где в соответствии со статьями Лондонского договора 1930 года началось его переоборудование в учебный корабль. Работы были закончены 7 сентября 1937 года, а уже 9 сентября Vindictive вышел в своё первое учебное плавание в Средиземное море. По возвращении в начале декабря он прошел очередной ремонт, длившийся чуть более месяца, и в середине января 1938 года отправился в Вест-Индию. И в дальнейшем учебные походы корабля перемежались короткими ремонтами. Следующий состоялся в марте, после чего Vindictive в мае-июне совершил плавание по Северному и Балтийскому морям, после ремонта в августе — сентябрьский тур с визитами в порты метрополии, а в ноябре-декабре корабль снова ходил в Средиземное море. Затем последовали очередной месячный ремонт с середины декабря до середины января 1939 года и более длительный рейс в Вест-Индию, завершившийся в апреле. Последний предвоенный учебный поход планировалось провести по Балтийскому морю, однако в связи с ухудшением политической ситуации в этом районе, корабль в мае-конце июля 1939 года совершил плавание вокруг Британских островов.

В конце июля Vindictive должен был пройти очередной ремонт, но приближение войны изменило эти планы, и в сентябре 1939 года на верфи в Девонпорте началось новое переоборудование корабля в рамках подготовки к проведению масштабной операции на Балтике, получившей кодовое название Catherine. Адмиралтейство намеревалось в начале 1940 года отправить в Балтийское море эскадру линкоров с целью лишить Германию контроля над его акваторией и блокировать перевозки необходимой немцам шведской железной руды из Лулео. Эскадра должна была состоять из трех линкоров типа Queen Elizabeth, трех тяжелых и шести легких крейсеров, двух крейсеров ПВО, 16 (позднее 24) эсминцев и, кроме того, заградителя, восьми тральщиков, гидроавиатранспорта, четырех войсковых транспортов и двух плавмастерских. Одной из них и должен был стать Vindictive. Проектом перестройки предусматривалась установка на корабле дополнительной броневой палубы, что являлось наиболее трудоемкой задачей, а также, в окончательном варианте, довольно сильного зенитного вооружения. Однако в январе 1940 года проведение операции было отложено на неопределенный срок, после чего переоборудование Vindictive велось по несколько измененному проекту. Была ли установлена на корабле броневая палуба — неизвестно (наоборот, есть данные, что от этой затеи отказались из-за нехватки брони), но одно совершенно очевидно: в результате переоборудования Vindictive флот получил весьма полезную ремонтную единицу и не менее необходимый ему корабль ПВО.

По окончании работ Vindictive вошел в состав Флота метрополии в конце марта 1940 года. По иронии судьбы первая боевая операция, в которой довелось участвовать плавмастерской, была связана именно с поставками в Германию шведской руды. Мудро отказавшись от авантюрной по своему характеру операции на Балтике, англичане, вместе с тем, не проявили должной инициативы в отношении альтернативного зимнего пути перевозок руды через порты Северной Норвегии. Этим и воспользовались немцы, первыми проведя в начале апреля захват норвежских портов в ходе операции Weserubung. Спохватившись, союзники нанесли ряд имевших временный успех ударов по германским силам вторжения, и произвели высадку войск в портах Северной и Центральной Норвегии. Vindictive также был направлен в Норвегию в качестве ремонтного корабля, прибыв в середине апреля 1940 года в Варангер-фьорд, откуда его вскоре перевели в Скьел-фиорд на Лофотенских островах. Здесь до 22 апреля экипаж плавмастерской под непрерывными бомбежками производил ремонт поврежденных британских кораблей, одним из которых был отличившийся в боях в Нарвике эсминец Eskimo. Затем Vindictive использовался в качестве войскового транспорта, приняв на борт штурмовой батальон шотландских гвардейцев и войдя в состав соединения адмирала флота лорда Корка и Оррери (Admiral of the Fleet William Henry Boyl, Lord Cork and Orrery), командующего силами союзников в районе Нарвика. 24 апреля корабли соединения обстреляли Нарвик, однако от высадки находившегося в готовности на борту плавмастерской штурмового отряда адмирал Корк в силу ряда причин отказался.

Функции войскового транспорта Vindictive продолжал совмещать с ремонтной службой и в дальнейшем. В частности, 2 мая экипаж плавмастерской произвел ремонт поврежденного в этот день германскими 88-мм снарядами польского эсминца Blyskawica. В Харстаде (архипелаг Вестеролен к северо-востоку от Лофотенов), куда вскоре перевели плавмастерскую, Vindictive выполнял еще и функции штабного корабля. Здесь же счастливо избежал повреждений во время жесточайшего налета бомбардировочной авиации Люфтваффе 25 мая. Четыре дня спустя, 29 мая, корабль принял участие в эвакуации войск из Бодё, перевезя в Скала Флоу 1000 солдат.

В начале июня Флот метрополии приступил к осуществлению операции стратегического значения Alphabet, цель которой заключалась в эвакуации союзных экспедиционных войск из Норвегии. Со 2 июня началась погрузка войск на 15 транспортов. Прикрытие осуществляло эскортное соединение контр-адмирала Вивиана (Rear-Adm. Vivian), в состав которого входил и Vindictive. 4-6 июня первый конвой из шести войсковых транспортов (Group I - бывшие пассажирские лайнеры Monarch of Bermuda, Batory, Sobeski, Franconia, Lancastria и Georgic, на борту которых находились 15000 человек) и плавмастерской Vindictive (с 306 солдатами на борту) вышел из Нарвика. Конвой проследовал сначала к одному из пунктов сбора, где к нему должен был присоединиться эскорт. Однако в связи с нехваткой боевых кораблей, плавмастерской пришлось принять на себя функции единственного эскортного корабля. Транспорты прибыли в Скала Флоу 8 июня без всяких происшествий. По другим данным, на маршруте конвой был взят под эскорт линкором Valiant и другими кораблями Флота метрополии, и 11 июня без потерь вошел в реку Клайд.

В июле 1940 года Vindictive был направлен во Фритаун (Сьерра-Леоне), а в ноябре 1942 года переведен в захваченный союзниками Мерс-эль-Кебир. На переходе из Фритауна Vindictive и плавбаза Hecla неоднократно подвергались торпедным атакам субмарин противника. 11 ноября Hecla была потоплена шестью торпедами германской подводной лодки U.515 к западу от Гибралтара. Vindictive приступил к выполнению функций ремонтного корабля в Мерс-эль-Кебире в декабре 1942 года.

Весной 1944 года Vindictive вернулся в метрополию, где, базируясь на порты побережья Английского Канала, с апреля использовался в качестве плавбазы эсминцев, участвовавших в операции по высадке союзных войск во Франции Neptune/Overlord. С начала июня возросла интенсивность налетов германской авиации на стоянки кораблей обеспечения операции, в конце месяца к воздушным налетам добавились атаки немецких взрывающихся катеров Linsen и человекоуправляемых торпед Marder. А вскоре, в начале августа, немцы продемонстрировали еще одну новинку — тихоходные торпеды с большой дальностью действия Dackel, которые в конце пути начинали описывать циркуляцию в поисках цели. Торпедные атаки происходили почти каждый день, ими были потоплены или повреждены много боевых и вспомогательных кораблей союзников. Не избежал этой участи и Vindictive, который был торпедирован 9 августа. Тем не менее, корабль оставался в Канале до октября 1944 года, когда он был отправлен на ремонт, а в декабре пришел в Скала Флоу, где продолжал выполнять функции плавбазы эсминцев до июля 1945 года.

С июля Vindictive базировался на порты южного побережья, в августе был выведен в резерв, а 9 сентября корабль исключили из списков флота. В декабре 1945 года его назначили на слом. 24 января 1946 года корабль продан фирме Hughes Bolckow, и в феврале Vindictive прибыл в Блайт для разделки на металл.

 

HMS Frobisher

 

Четвертый крейсер серии, будучи заложен 2 августа 1916 года на верфи Королевского флота Devonport DockYard в Плимуте, сошел на воду лишь почти четыре года спустя после закладки — 20 марта 1920 года. При этом он также получил имя одного из адмиралов королевы Елизаветы — М. Фробишера (Фробишер Мартин (ок. 1535-1594), английский мореплаватель и полярный исследователь, вице-адмирал. В течение трех лет занимался поиском Северо-Западного прохода из Атлантического океана в Тихий. В 1676 обогнул на корабле Gabriel южную оконечность Гренландии и достиг пролива, приведшего его, как ему казалось, к берегам Азиатского материка (Баффинова Земля). Впоследствии этот пролив был назван его именем, а открытая им земля была не материком, а полуостровом, который сам Фробишер назвал Мета-Инкогнита (Неведомая Цель). Второе плавание совершил в следующем году, однако не смог пройти пролив до конца из-за льдов и снова вернулся в Англию. В 1578 правительство предоставило ему целую флотилию из 15 кораблей. Экспедиция достигла пролива, но не смогла даже войти в него из-за льдов и шторма. Пройдя дальше на юг, обнаружили новый пролив, названный впоследствии Гудзоновым. Налетевший шторм рассеял корабли флотилии, один погиб, остальные поодиночке вернулись в Англию. Отчаявшись, Фробишер оставил эту затею и занялся каперством в Вест-Индии. В 1588 отличился в Гравелинском сражении с «Непобедимой армадой». Погиб у берегов Франции при нападении на Брест во время войны французского короля Генриха IV Бурбона против католической лиги). Период достройки корабля растянулся еще на четыре с половиной года, до 3 октября 1924 года. При вступлении в строй Frobisher получил тактический номер D81 и направление в качестве флагманского корабля в 1-ю эскадру крейсеров (1-st Cruiser Squadron) из состава британского Средиземноморского флота (Mediterranean Fleet).

Средиземное море всегда имело огромное значение для Великобритании, поскольку являлось средоточием морских коммуникаций, связывавших метрополию с самыми отдаленными заморскими владениями Британской империи. В британском Адмиралтействе Средиземноморье по традиции рассматривалось как главный потенциальный театр военных действий и до начала XX столетия сосредоточенные здесь военно-морские силы, призванные охранять эту «пуповину» имперских коммуникаций, всегда значительно превосходили флот метрополии. И только с приходом на пост Первого морского лорда Дж. Фишера началось сосредоточение главных сил британского флота в отечественных водах. Однако и после Первой мировой войны Средиземноморский флот Британии сохранял главенствующее значение. Состав флота продолжали комплектовать лучшими кораблями, сюда направлялись лучшие командиры, а командующим Средиземноморским флотом обычно становился претендент на пост Первого морского лорда. Ежегодно проводились совместные учения Средиземноморского и Атлантического флотов, для чего из метрополии в Средиземноморье отправлялись лучшие корабли.

В составе 1-й эскадры Frobisher служил чуть более двух лет, до конца 1926 года, затем был временно направлен в состав Китайской станции. На Дальний Восток крейсер прибыл в самом начале 1927 года, практически сразу включившись в действия сил станции. 21 марта 1927 года экипаж корабля принял участие в акции против китайских пиратов в заливе Биас, в ходе которой три сотни моряков из состава экипажей пяти британских кораблей уничтожили 40 джонок.

В том же году Frobisher прибыл в метрополию. Во время последовавшего ремонта корабль оснастили катапультой, после чего в феврале 1928 года крейсер вернулся в Средиземноморье в состав 1-й эскадры. Возвратился в Англию через два с половиной года (после Лондонской конференции 1930 года) и был выведен в резерв. В течение последующих двух лет крейсер вводился в строй лишь однажды для участия в первом после окончания Первой мировой войны визите английских кораблей в Киль в июле 1931 года. Вместе с Frobisher в визите принимали участие тяжелые крейсера Norfolk и Dorsetshire, которые в это время совершали круиз по Балтийскому морю.

Год спустя, в июне 1932 года, началось переоборудование крейсера в учебный корабль, закончившееся в декабре. С этого времени и до июля 1937 года Frobisher регулярно совершал три ежегодных учебных похода — весной в Вест-Индию, летом в Скандинавию, а осенью в Средиземное море. 17-22 мая 193 7 года представлял учебные корабли Королевского флота на торжествах и состоявшемся 20 мая грандиозном морском параде на Спитхедском рейде по случаю коронации короля Георга VI.

В июле 1937 года Frobisher вновь был выведен в резерв ввиду предстоящей ему перестройки в легкий крейсер. Однако корабль продолжал отстаиваться в резерве последующие два года, попав, наконец, на верфь в самом преддверии войны. Но с началом Второй мировой войны все прежние планы рушились, и до конца года работы на крейсере так и не были начаты.

От модернизации вооружения крейсера в конце концов отказались, решив вернуть на него прежнее вооружение. Военное положение обусловило длительность сроков проведения работ, которые, начавшись 5 января 1940 года, длились до января 1942 года. После месяца интенсивных занятий в Скапа Флоу по подготовке экипажа в феврале, Frobisher вошел в строй в марте и был направлен в 4-ю эскадру из состава Восточного флота. В том же месяце крейсер оставил метрополию и, обогнув Африку, прибыл в Индийский океан в апреле, усилив находившиеся здесь силы британского флота под командованием вице-адмирала Дж. Сомервилла (Vice-Adm. J. Somerville) вскоре после того, как они понесли существенные потери в результате рейда японских соединений адмиралов Нагумо и Куриты в восточную часть Индийского океана.

Вместе с кораблями 4-й эскадры крейсеров контр-адмирала Рида (Rear-Adm. Read), в состав которой входил также Hawkins, Frobisher в течение двух лет занимался охраной караванов судов от рейдеров противника. Эскортная служба корабля дважды прерывалась недолгими месячными ремонтами: в сентябре 1942 и в мае 1943 годов. В декабре 1943 года крейсер обнаружил в тысяче миль от атолла Адду поврежденный французский эсминец Le Triomphant и отбуксировал его в Диего-Суарес. Как и Hawkins, Frobisher был отозван из 4-й эскадры в начале 1944 года и после очередного ремонта, также длившегося месяц, в феврале (по другим данным, крейсер находился в Индийском океане до марта 1944 года) прошел Суэцким каналом в Средиземное море, а оттуда прибыл в Британию.

В апреле Frobisher прошел новый ремонт, а затем занимался подготовкой к операции Neptune/Overlord в Скапа Флоу и Гриноке. В ходе операции, начавшейся 6 июня, крейсер находился в составе Группы артиллерийской поддержки (Force D) контр-адмирала Паттерсона (Rear-Adm. Patterson), действовавшей в английской зоне высадки на участке «Су-орд» . Корабли группы поддерживали огнем высадку частей 2-й британской армии, обстреливая германские батареи в районе Уистрема.

С12 июля находившийся на якорной стоянке у Уистрема Frobisher выполнял функции штабного корабля флотилии десантных судов. 18 июля получил бомбовое попадание с одинокого немецкого бомбардировщика. Бомба взорвалась в носовой части спардека, в районе орудия №2. Повреждения корабля оказались невелики, лишь выведено из строя орудие главного калибра, но потери экипажа составили шесть человек убитыми. Три недели спустя, в ночь на 9 августа, Frobisher получил еще одно попадание, на этот раз циркулирующей торпеды Dackel, выпущенной немцами по якорной стоянке с большой дистанции. Попадание пришлось в борт перед носовой надстройкой, в результате чего вновь пострадало орудие №2, данные о потерях в экипаже отсутствуют. Кроме того, был серьезно поврежден корпус, поэтому корабль отправили на ремонт, и через два дня он прибыл в Четем под эскортом эсминцев. В сентябре крейсер перевели в Розайт для дальнейшего ремонта и переоборудования в учебный корабль.

В течение нескольких первых месяцев после вступления в строй в качестве учебного корабля Frobisher совершал плавания вокруг британских островов, затем в октябре 1945 года был отправлен в учебный поход в Средиземное море, из которого возвратился в декабре. Трехмесячное учебное плавание в Вест-Индию длилось с января до конца марта 1946 года, еще раз в Вест-Индию Frobisher ходил в первом квартале 1947 года. Этот поход оказался последним, и в мае корабль был выведен в резерв. Затем последовало исключение из списков флота, а 26 марта 1949 года корабль продали на слом корпорации BISCO (British Iron & Steel Corporation). Полтора месяца спустя, 11 мая, Frobisher прибыл для разделки на верфь Cashmore's Newport Yard.

 

HMS Effingham

 

Закладка последнего, пятого крейсера с 7.5-дюймовой артиллерией состоялась на верфи Королевского флота Portsmuth DockYard только 2 (6) апреля 1917 года. Трудности военного, а затем и бюджетные затруднения послевоенного времени стали причиной необычайно долгого для британских верфей срока постройки этого корабля. Спустя четыре с лишним года после закладки крейсер был спущен на воду 8 июня 1921 года, получив во время спусковой церемонии имя мореплавателя и флотоводца лорда Говарда Эффингема, Верховного Лорда-Адмирала (Lord High Admiral Howard, Lord Effingham) королевы Елизаветы, командовавшего английским флотом в сражениях с «Непобедимой армадой». Достройка корабля длилась еще долгих четыре года, пока, наконец, он не был введен в строй 9 июля (по другим данным, 2 июня) 1925 года. Крейсеру был присвоен тактический номер D98 и определено место службы -4-я эскадра крейсеров (4-th Cruiser Squadron) из состава Ост-Индской военно-морской станции, вслед за чем Effingham отправился в Индийский океан. Прибыв в Коломбо на Цейлоне, к месту базирования 4-й эскадры, крейсер вошел в ее состав в качестве флагманского корабля.

Effingham нес службу в Индийском океане до начала 1930 года, когда ушел на ремонт в метрополию. После окончания работ, проходивших с февраля по апрель, крейсер снова вернулся в Индийский океан. Через два с половиной года, сдав функции флагманского корабля находившемуся в составе эскадры крейсеру Hawkins, Effingham в сентябре 1932 года прибыл в метрополию. 20 сентября он был выведен в резерв, став флагманским кораблем Резервного флота (VA Reserve Fleet). Большую часть года на кораблях Резервного флота находились необходимые для поддержания их в боеготовом состоянии неполные экипажи, составляющие 2/5 от штатной численности. И только во время ежегодных больших маневров Флота метрополии их экипажи полностью укомплектовывались резервистами для участия в учениях. Effingham числился в резерве и во время большой модернизации 1937-1939 годов, в ходе которой он прошел перевооружение в легкий крейсер, и только в самом преддверии войны был зачислен в качестве флагманского корабля в состав 12-й эскадры крейсеров Флота метрополии, базировавшейся на Скапа-Флоу, Оркнейские острова.

С начала войны Флот метрополии осуществлял морскую блокаду Германии, в которой активно участвовали корабли Северного Патруля (Northern Patrol) вице-адмирала М. Хортона (Vice-Adm. Sir Max Horton). Северный Патруль начал формирование 6 сентября 1939 года, и в его состав вошли старые крейсера базировавшихся в Скапа-Флоу 7-й и 12-й крейсерских эскадр. В их задачу входило патрулирование в водах между Шетландскими и Фарерскими островами (два крейсера) и между Фарерскими островами и Исландией (три крейсера), противодействие попыткам германских рейдеров прорваться в Атлантику и перехват немецких торговых судов, возвращавшихся в Германию. Об интенсивности патрульной службы легкого крейсера Effingham и других кораблей из состава Северного патруля могут свидетельствовать следующие данные: в течение первых трех недель войны (до 28 сентября) ими останавливались для досмотра 108 судов, из которых 28 были отправлены для более детальной проверки в Киркуолл.

Помимо патрульной службы в начальный период войны крейсеру довелось принимать участие и в охране конвоев в Северной Атлантике. Так, когда 4 октября из Кингстона на Ямайке вышел следовавший в Англию большой конвой KJ.3 из 45 транспортов, первую половину пути его сопровождали тяжелый крейсер Berwick и новозеландский легкий крейсер Perth, передавшие затем конвой на попечение Effingham, который благополучно препроводил транспорты в Скапа-Флоу.

В начале октября 1939 года, когда в Адмиралтействе были получены данные, что в южной части Атлантики действует крупный рейдер противника (речь идет о начавшем активные действия против судоходства союзников «карманном линкоре» Admiral Graf Spee), англичане приступили к формированию нескольких поисковых групп, в задачу которых входила охрана тех узловых районов океанских коммуникаций, где появление рейдера было особенно вероятно. Легкий крейсер Effingham, один из немногих кораблей Северного патруля, обладавший достаточной автономностью, направили в состав одной из таких групп, ведшей поиск неизвестного германского корабля в северной части Атлантического океана. В этот период крейсер базировался на Галифакс. Любопытно, что о присутствии второго рейдера, однотипного со Spee броненосного корабля Deutschland, действовавшего как раз в Северной Атлантике, ничего не было известно до 21 октября. В ноябре Effingham доставил в Галифакс часть золотого запаса Великобритании на сумму два миллиона фунтов стерлингов.

В январе 1940 года на крейсере начались ремонтные работы, которые продолжались до апреля, после чего Effingham вновь вошел в состав Флота метрополии. После произошедшего вскоре немецкого вторжения в Норвегию крейсер направили в норвежские воды, и 19 апреля он счастливо избежал ночной торпедной атаки германской подводной лодки U.38 капитан-лейтенанта Либе, атаковавшей спешивший в Харстад Effingham к северо-западу от Лофотенских островов. Атака субмарины была безуспешной из-за пресловутых дефектов магнитных взрывателей немецких торпед. В дальнейшем крейсер действовал в районе Харстада и Нарвика, став флагманским кораблем адмирала лорда Корка и Орери.

Адмирал Корк, получив 20 апреля исключительные полномочия от Адмиралтейства (он был назначен единым командующим военно-морскими, армейскими и военно-воздушными силами в районе Нарвика и в 100-мильном радиусе от своей базы в Харстаде, не находившимся в подчинении командующему Флотом метрополии адмиралу Ч.М. Форбсу), немедленно предпринял решительное наступление на Нарвик, который обороняла немногочисленная по составу группировка германских войск генерал-майора Э. Дитля. Утром 24 апреля линкор Warspite, легкие крейсера Effingham, Aurora, Enterprise и эсминец Zulu обстреляли город. К высадке готовился штурмовой батальон шотландской гвардии, находившийся на борту использовавшейся в качестве транспорта плавмастерской Vindictive. Однако результаты трехчасовой артиллерийской подготовки не удовлетворили Корка, и он решил высадку десанта не производить. Отступив, адмирал Корк не отказался от своего намерения. Его корабли тревожили противника частыми артобстрелами. Так, I и 3 мая линкор Resolution и крейсера Effingham и Aurora обстреливали Анкенес и Бейс-фиорд у Нарвика. Прибытие 6 мая подкреплений побудили адмирала предпринять высадку у Бьерквика, а затем атаковать Нарвик через Румбакс-фиорд. 12 мая назначенные для высадки корабли во главе с флагманским Effingham собрались у Баллангена, где на них погрузились 1500 солдат французского Иностранного легиона с двумя танками Н-35. Соединение снялось с якоря около 22.00, а в ночь с 12 на 13 мая крейсера и линкор Resolution произвели часовой обстрел города. Высадка десантных сил началась около 2.00 утра и прошла успешно, что и позволило в дальнейшем вытеснить немцев из Нарвика.

В то же самое время перед Корком встала проблема усиления южного участка района. Было необходимо срочно доставить войсковые подкрепления в Бодё. Попытка доставки войск 14 мая на борту транспорта Chrobry (бывший польский лайнер) закончилась гибелью транспорта в результате налетов бомбардировщиков Люфтваффе. 17 мая на крейсера Effingham, Cairo, Coventry и эсминцы Matabele и Echo погрузился батальон 24-й гвардейской бригады с техникой, вооружением и штабом бригады. Вечером того же дня корабли вышли из Харстада и взяли курс на Бодё. Памятуя о судьбе погибшего транспорта Chrobry, англичане старались обезопасить себя от налетов германской авиации и поэтому направили корабли по внутреннему, плохо изученному фарватеру, пролегавшему между многочисленных островков. Это и стало причиной катастрофы. В 23.00 18 мая в 12 милях от цели похода, уже имея Бодё в пределах видимости, шедший на 20-узловой скорости Effingham налетел на необозначенную на картах подводную скалу (Faksen Shoal, координаты — 67°17' с.ш., 13°58' в.д.). Вслед за тем выскочил на отмель Matabele. Эсминец вскоре удалось стащить на глубокую воду, однако крейсер, ввиду невозможности снять его со скалы в боевых условиях, был обречен. Корабли отряда сняли с него экипаж и находившихся на борту солдат, но почти все вооружение пришлось оставить. 21 мая Effingham был добит торпедами с недавнего «товарища по несчастью», эсминца Matabele (часть источников сообщают, что крейсер был расстрелян артиллерийским огнем английских кораблей).

 

В заключении

 

Решение о проектировании и строительстве крейсеров с 7.5-дюймовой артиллерией носило экстремальный характер, связанный со сложившейся на британских коммуникациях тяжелой военной обстановкой. Экстремальность решений наложила на судьбу этих кораблей двоякий отпечаток. С одной стороны, когда в ходе войны угроза британскому судоходству со стороны надводных рейдеров противника миновала, строительство крейсеров типа Hawkins замедлилось, а то и вовсе периодически прекращалось. В результате сохранившие статус крейсера корабли, став неприглядным примером не характерного для британских верфей долгостроя, вошли в состав флота только после окончания войны, не успев принять участия в военных действиях. С другой, с вводом в строй первых «хокинсов» Великобритания стала обладательницей самых мощных легких крейсеров в мире, а заложенные в них высокие боевые характеристики были приняты в качестве эталона для строившихся впоследствии договорных «вашингтонских» крейсеров. Впрочем, это и стало причиной быстрого «старения» этих кораблей.

Рассмотрим составляющие характеристик «хокинсов » в сравнении с характеристиками современных им кораблей. Думается, привлекать с этой целью послужившие в качестве прототипа британские легкие крейсера типа Birmingham не следует — все же это корабли более старой формации и, к тому же, со значительно меньшим водоизмещением. То же относится и к вероятному противнику крейсеров типа Hawkins — германским легким крейсерам военной постройки. Несмотря на то, что их боевые качества явно преобладали над крейсерскими, превосходство английских крейсеров типа Hawkins очевидно и подавляюще. Прежде всего, обратим свое внимание на японскую реакцию на них — четыре (с 1930 года тяжелых) крейсера типов Furutaka и Aoba, — как никак они создавались под впечатлением увиденного английского крейсера и должны были превзойти «англичан» по всем параметрам — и посмотрим, насколько это удалось японским проектировщикам. Стремление превзойти английские крейсера по артиллерийской мощи и обеспечить свои корабли максимально возможной защитой плохо сочеталось с предельно облегченной конструкцией корпуса, который был, к тому же, почти на 1500 т меньше (официально 7100 т, в действительности 8100-8300 т). Последняя особенность обусловила значительную перегрузку японских крейсеров и, как следствие большого «верхнего веса», проблемы с остойчивостью. Небольшое водоизмещение стало причиной и более слабой бортовой защиты «фурутак» и «аоб», которая ограничивалась узким броневым поясом длиной 80м, прикрывавшим ватерлинию в районе МКО и кормовых артиллерийских погребов, и небольшими, устроенными по английскому примеру булями, по длине чуть выходящими за концы пояса. Установив на своих крейсерах шесть 7.9-дюймовых (200-мм) орудий типа «IGo», японцам удалось превзойти англичан по весу бортового залпа, который (при весе снаряда 115.2 кг) «весил» 691 кг — почти на четверть больше, чем у «хокинсов». Однако из-за несовершенной системы подачи скорострельность 200-мм орудий была очень низкой, да и дальность стрельбы одноствольных орудийных «полубашен» крейсеров типа Furutaka, имевших максимальный угол возвышения 25°, лишь немногим превышала дальнобойность английских 190-миллиметровок (20000 м против 19300 у англичан). Скорость «японцев», показанная ими на испытаниях, также была выше — 34.5-35.5 узла, но сами испытания крейсеров происходили при неполном водоизмещении (при 67% запасов). Их скорость, возможно, была бы еще выше, если бы не пресловутая система смешанного отопления, использовавшаяся японцами значительно дольше, чем англичанами (эти японские корабли перевели на нефтяное отопление только в 1937—1940 годах).

Другими современными «хокинсам» крейсерами являлись также спроектированные в годы Первой мировой войны американские легкие крейсера типа Omaha. Правда, разница в водоизмещении в данном случае еще более существенна и составляет около 2000 т, но в начале 20-х годов «омахи» считались одними из сильнейших легких крейсеров мира. Десять единиц этого типа были заложены в течение двух лет после ее окончания (два в декабре 1918 года, остальные — в течение 1920-го) и после довольно длительного периода строительства (самой долгой была постройка крейсера Memphis -около четырех с половиной лет) вступили в строй до февраля 1925 года. То есть почти на полгода раньше, чем был сдан флоту Effingham, последний крейсер типа Hawkins. Однако, проектируя эти корабли, американцы ставили главной целью достижение высокой скорости хода, жертвуя ради этого запасом водоизмещения, необходимым для достаточного бронирования крейсеров. В результате защита «омах» ограничивалась короткой поясной броней в районе МКО и 37-мм бронепалубой. Мощное, на первый взгляд, артиллерийское вооружение из 12 шестидюймовых орудий теряло свои достоинства из-за примененной на крейсерах старой схемы расположения артиллерии: две трети стволов располагались побортно, из-за чего только восемь орудий могли участвовать в бортовом залпе, который по весу на треть уступал весу залпа «хокинсов». К недостаткам артиллерии также можно отнести невысокую скорострельность и более слабые баллистические характеристики 152-мм орудий в сравнении с английскими 190-мм. Как и японские крейсера, крейсера типа Omaha имели превосходство в скорости и, почти двойное, по дальности плавания, хотя последний показатель так и не достиг 10000-мильного проектного значения.

Голландские собратья «хокинсов» по долгострою, легкие крейсера типа ​ja​va, будучи заложены в том же 1916 году, также испытали невзгоды военной постройки и поствоенной экономии на флоте. Продолжительность постройки «яв» побила, пожалуй, все рекорды (строительство, например, второго и последнего из них, крейсера Sumatra, длилось без малого десять лет), в результате чего эти превосходные на начальный период Первой мировой войны, но вошедшие в строй только в 1924 и 1926 годах корабли устарели еще в процессе строительства. Характеристики, равно как и недостатки «яв», в основном, сходны с таковыми у рассмотренных выше американских крейсеров, разве что бортовое бронирование «голландцев», несмотря на их меньшее водоизмещение, выглядит более солидным (76-мм броневой пояс длиной 120м в сочетании с 50-мм скосами броневой палубы). Естественно, что и этим крейсерам далеко до английских.

Рассмотрев современные зарубежные аналоги и отметив проектные достоинства крейсеров с 7.5-дюймовой артиллерией, следует вспомнить об особенностях перестроенных кораблей этого типа. Создается впечатление, что, введя в состав флота «опоздавшие» к Великой войне сильнейшие в мире крейсера, англичане попросту не могли найти им применения. Уже в конце первого десятилетия службы их начали перестраивать и переоборудовать, причем иногда эти работы оказывались бессмысленными. Впрочем, впервые такой переделке один из кораблей этого типа подвергли еще в период постройки, когда крейсер Cavendish был превращен в сомнительной ценности авианосец Vindictive, a затраченные на это средства оказались выброшенными на ветер. Гораздо более ценной боевой единицей Vindictive стал после своей четвертой перестройки, когда в 1940 году Королевский флот Британии получил не только оказавшуюся весьма полезной во время Норвежской кампании, да и в дальнейшем ходе Второй мировой войны плавмастерскую, но и не менее необходимый ему корабль ПВО. Уже в первые месяцы войны перед англичанами встала проблема усиления зенитного вооружения кораблей, а в ходе кампании в Норвегии возросшая для флота опасность с воздуха открылась во всей остроте. В этот период в составе флота находились только четыре крейсера ПВО (переоборудованные в 1935-1940 годах легкие крейсера типа С, серий Ceres и Carlisle), еще два переоборудовались либо входили в строй. Таким образом, присутствие в норвежских водах Vindictive пришлось как нельзя более кстати. Дело в том, что ремонтный корабль в ходе последних перестроечных работ получил зенитное вооружение, которое по своему составу вполне соответствовало вооружению переоборудованных крейсеров ПВО (8-10 102-мм орудий, 4-8 «пом-помов»). Свое вооружение плавмастерской пришлось неоднократно использовать и в последующие военные годы, в частности, в июне-августе 1944-года во время налетов Люфтваффе на якорные стоянки судов и кораблей в Ла-Манше в ходе и после завершения операции Neptune.

Наиболее существенную модернизацию крейсеров типа Hawkins планировалось провести во второй половине 30-х годов, что было связано с решением перевооружить их шестидюймовыми орудиями. Как известно, до начала войны работы успели завершить только на крейсере Effingham. В результате модернизационных мероприятий в составе Королевского флота появился легкий крейсер, равноценный, по утверждению источников, легким крейсерам типа Leander постройки начала 30-х годов. В действительности девять 152-мм орудий старой марки MkXII заметно уступали восьми шестидюймовкам MkXXIII «линдеров». В частности, по дальности стрельбы при возвышении орудий 30-45" разница составляла почти 5000 м. Скорость модернизированного Effingham также была приблизительно на два узла меньше, он уступал «линдерам» и в дальности плавания. Единственный выигрышный показатель — бронирование, но и здесь сказался крупный недостаток модернизационного проекта, которым не предусматривалось усиление горизонтальной защиты крейсера.

Итак, суммируя вышеизложенное, можно сделать заключение, что английским проектировщикам, возможно, именно в силу экстремальности принятия решений, удалось в 1915 году создать действительно сильный во всех отношениях океанский крейсер, намного превосходивший не только строившиеся, но и проектируемые в период Первой мировой войны крейсера. И даже японцам, уже имевшим в начале 20-х годов информацию об их характеристиках и намеренно пытавшимся превзойти английский проект, это удалось, по крайней мере, не с «первой попытки». Сделать это оказалось действительно нелегко. Ведь если даже сравнить крейсера типа Hawkins с британскими «вашингтонскими» крейсерами типа County, являвшимися их развитием, и при этом не принимать в расчет преимущества более современной и более мощной восьмидюймовой артиллерии, говорить о каком-либо существенном превосходстве последних над прототипом не приходится. Скорость County — та же, бортовое бронирование, принесенное в жертву вооружению, практически отсутствует. И даже дороговизну постройки «хокинсов», по которой они сравнялись с предельно дорогостоящими договорными крейсерами, можно отнести на счет небывалой длительности строительства.

Однако постепенно любые преимущества теряются, иногда даже превращаясь в недостатки — таков закон неумолимого времени. Не избежали этого и многократно перестраивавшиеся в ходе службы крейсера типа Hawkins, часто выступая в новом качестве и меняя прежде высокие боевые характеристики на новые, причем не всегда более выгодные. Однако возрождением былого своего облика эти крейсера опять же оказались обязанными экстремальной ситуации, в которой оказалась Великобритания в самом начале Второй мировой войны. Из прежней пятерки кораблей серии два были потеряны: оба по небоевым причинам. Остальные пережили войну, побывав за годы службы на всех океанах и почти на всех театрах боевых действий.

 

Источники:

 

Александр Донец: Крейсера Британии4 - тяжелые крейсера типа Хокинс

 

Всех благодарю за внимание!

Изменено пользователем E013KX40RUS

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
264 публикации
87 боёв

Понятно, что все берут материал с интернета, но с текстом тоже надо работать,, а вы как скопировали, так и выложили.

Изменено пользователем il2005

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 754 публикации
577 боёв

Просмотр сообщенияil2005 (18 Авг 2013 - 05:47) писал:

Не хотел огорчать вас, но вот источник  http://wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/Hawkins/index.htm
Так вроде написано же...

Просмотр сообщенияE013KX40RUS (18 Авг 2013 - 02:40) писал:

Источники:


Александр Донец: Крейсера Британии4 - тяжелые крейсера типа Хокинс


Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
341 публикация
180 боёв

Узнал много нового для себя. Узнал,какие были крейсера,"Крейсер-авианосец" "Тяжелый крейсер" "Легкий крейсер" ,какие стояли на них орудий,броня и какую скорость они могли разогнать.Большое спасибо! Молодец! :honoring:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
264 публикации
87 боёв

Просмотр сообщенияDarth_Vederkin (18 Авг 2013 - 08:27) писал:

Так вроде написано же...
Я же не критикую, просто совет даю, источник полностью указывать и так далее. Думаю тут ни чего нет плохого.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 754 публикации
577 боёв

Просмотр сообщенияil2005 (18 Авг 2013 - 10:02) писал:

Я же не критикую, просто совет даю, источник полностью указывать и так далее. Думаю тут ни чего нет плохого.
А какая разница что указывать: ссыль на "вундер" или книгу?
Или Вы сравнили оба источника и оказалось, что они различаются? :)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
551 публикация
1 бой

в основном прочитал начало и заключение, все ясно и понятно) спасибо)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
264 публикации
87 боёв

Просмотр сообщенияDarth_Vederkin (18 Авг 2013 - 10:11) писал:

А какая разница что указывать: ссыль на "вундер" или книгу?
Или Вы сравнили оба источника и оказалось, что они различаются? :)
Нет  обыно ( как мне сказали) ссылка на интернет источник главная, ее обязательно надо скидывать. Мне то без разницы, мне интересно стало я нашел и почитал и посмотрел еще.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Глобальный модератор
17 754 публикации
577 боёв

Просмотр сообщенияil2005 (18 Авг 2013 - 10:35) писал:

Нет  обыно ( как мне сказали) ссылка на интернет источник главная, ее обязательно надо скидывать.
Я знаю обратное, но, по большому счёту, это мелочи...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
264 публикации
87 боёв

Просмотр сообщенияDarth_Vederkin (18 Авг 2013 - 10:59) писал:

Я знаю обратное, но, по большому счёту, это мелочи...
Тогда вычеркиваю  :veryhappy:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
136 публикаций
1 бой

Оформление норм, но лучше бы вы указали сайт с которого копипастили. Если вы всё написали сами, то простите меня, вы молодец!  А статья норм....

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
223 публикации

Просмотр сообщенияv_moreman (18 Авг 2013 - 13:25) писал:

много информации, картинок-бы.
Поддерживаю, хотя бы парочку фото с других ракурсов.)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер
1 публикация
442 боя

Статья супер, только вот источники быуказать, чтоб было понятно

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
7 публикаций
5 боёв

Оформление норм,молодец)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
75 публикаций
217 боёв

действительно просто скопированная информация,ни очень интересно даже читать

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×