Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.

В этой теме 17 комментариев

Рекомендуемые комментарии

200 публикаций
2 685 боёв

Бронебашенная береговая батарея № 35 (немецкое обозначение — «Maxim Gorki-II»)

История данной батареи тесно связана с Черноморским флотом, Второй Мировой и обороной Севастополя.

images (1).jpg

images (4).jpg

История строительства

Первые 305-мм башенные артиллерийские батареи в системе береговой обороны военного флота стали создаваться еще в дореволюционной, императорской России. Повышение устойчивости военно-морских баз от ударов с моря и обеспечение их боеспособности с учетом перспектив развития оружия надводных кораблей Генеральный штаб царской России видел в создании дальнобойной береговой артиллерии сверхкрупного калибра.

Необходимость создания береговых батарей сверхкрупного калибра под Севастополем мотивировалась неудачной обороной военно-морской крепости Порт-Артур в ходе русско-японской войны 1904-1905 годов, когда при прикрытии базы от артиллерийского огня надводных японских кораблей огневые возможности русских береговых батарей были значительно ниже возможностей японской корабельной артиллерии. В марте 1909 года была принята программа переустройства главной оперативной базы флота – Севастополя – в части вооружения крепости «могущественными образцами орудий, для обеспечения порта от огня с моря», при этом в первую очередь было намечено «усиление приморского фронта установкой на флангах сильных батарей, вооруженных крупнейшими современными пушками, а также устройство батарей, предназначенных своим огнем удалять противника, который попытался бы через высоты к югу от города бомбардировать порты с моря».

Решение о создании батарей сверхкрупного калибра было принято Генеральным штабом России в 1910 году. Специальной комиссией Генерального штаба было определено, что для Черноморского флота достаточно двух батарей: по две двухорудийные башни в каждой батарее. Важно отметить, что были созданы и испытаны целевые орудия специально для береговой артиллерии, а не сняты с линейного корабля, как это было позже сделано для береговой башенной батареи № 981 им. Клима Ворошилова, расположенной на о. Русском во Владивостоке. 21 мая 1911 года Николай II утвердил решение о строительстве батарей в Севастополе и выделении 8 миллионов рублей на их постройку. Для обороны Севастополя было решено разместить батареи сверхкрупного калибра на южном (в районе мыса Херсонес) и северном флангах (Северная сторона) существующей системы береговой обороны главной базы Черноморского флота.

11 мая 1913 года Строитель Севастопольской крепости О.И. Энберг с рапортом представил в Главное Инженерное Управление (ГИУ) проект батареи.По проекту батарея состояла из двух броневых башен, бетонированной постройки, служащей для них основанием, открытого капонира в горже и рвом с проволочной сеткой, охватывающей этот капонир и протягивающийся вправо и влево от батареи до береговых обрывов. Батареи Севастополя имели сквозную нумерацию, в соответствии с которой 305-мм батарее был присвоен №25. Одновременно с составлением проекта на месте установки батареи начались работы по формированию котлована, а также по постройке пристани в Казачьей бухте для выгрузки частей 305-мм башенных установок и подготовке к ней фарватера.

Несмотря на начало Первой мировой войны, работы по строительству бетонного блока батареи продвигались весьма быстрыми темпами. Уже к ноябрю 1914 года были построены бараки на 75 человек с шестью отдельными помещениями для мастеров, временная электростанция, мастерские и кузницы Металлического завода, кладовая, сарай, кухня. Место строительства батареи охранял караул из 20 нижних чинов. Революционные события 1917 года и последовавшая за ними гражданская война прервали строительство батареи. На время прекращения работ по строительству на батарее практически были закончены бетонные работы, набиты своды, установлены жесткие барабаны, подкрепления под броню, доставлена и установлена неподвижная броня первой и второй башен.

В 1925 году строительство батареи было возобновлено. Для строительства подрядчики Севастопольской крепости завербовали более 10 тысяч сезонных рабочих в других областях страны. 24 августа 1925 года Артиллерийское управление РККА и Ленинградский машиностроительный трест заключили договор на достройку и монтаж материальной части 12-дюймовой четырехорудийной бронебашенной батареи Севастопольской крепости, стоимостью 350 тысяч золотых рублей.

Броневые конструкции строящейся батареи изготавливались Ижорским заводом, в кооперации по постройке 305-мм батареи были заводы «Русский дизель» – двигатели, «Электроприбор» и «Красная Заря» – приборы управления стрельбой и связи, Военно-Химическое управление РККА проектировало вентиляционное и противохимической оборудование. Выполнение работ по изготовлению оборудования погребов, башенных установок, системам подачи боезапаса было возложено на Металлический завод. Монтажные работы производили рабочие Ленинградского металлического завода.

Бетонные работы и монтаж первой башни закончились в середине 1926 года. В декабре 1927 года государственная комиссия произвела приемку орудийных башен от строителей с опробованием их стрельбой. В том же году проводилось оснащение батареи боезапасом. Силовая установка батареи была принята комиссией в августе 1928 года.

Осенью 1929 года башенная береговая батарея под №35 окончательно вступила в строй. В июле того же года ее посетили члены Советского правительства во главе с И.В. Сталиным.Сопровождали советскую делегацию несколько высших офицеров германской армии во главе с генералом Бломбергом. На тот момент Германия являлась союзным государством, с которым наши военные делились опытом сооружения фортификационных объектов в СССР.Данное посещение имело существенные последствия, вызвавшие изменения в строительстве еще одного объекта - бронебашенной батареи №30, а также улучшение социального обеспечения службы и быта личного состава Береговой обороны Главной базы Черноморского флота.По окончании строительства батарея под командованием Г. В. Штейнберга вошла в состав 6-го крепостного артполка с присвоенным номером 8.

Технические характеристики и обслуживающий персонал

images (2).jpg

Схема бронебашни

 

Характеристики орудия

Калибр, мм:305 мм

Длина ствола, мм/калибров:15850/52

Масса ствола с затвором, кг:50600

Масса снаряда, кг:470,9 кг

Начальная скорость снаряда,м/с:853

Принцип заряжания:раздельное

Скорострельность,выстрелов в минуту:2,2-3 выст./мин

images (5).jpg

План батареи(вид сверху)

Батарея представляла собой мощное фортификационное сооружение, обладающее высокой живучестью(батарея состояла из двух орудийных блоков с железобетонными стенами в 2—3 метра толщиной) и внушительной боевой силой.Береговая батарея № 35 имела модернизированную (для того периода) противоударную и противохимическую систему защиты.Батарея отвечала важным оперативно-техническим требованиям:

- защите от трех попаданий 405 мм морских снарядов в точку бетонных стен, с учетом проникания и откола;

- защите от трех попаданий авиабомб по две тонны в точку покрытий или у подошвы вертикальных стен, с учетом проникания, фугасного действия и откола;

- защите от проникновения отравляющих веществ - газообразных, распыленных, жидких и твердых.

Обеспечивалась работа личного состава батареи, в том числе в башнях, без противогазов и химических костюмов при химических атаках и заражении местности в эспланаде батареи стойкими отравляющими веществами, полная автономность батареи (свои электроэнергия, вода, пар, канализация). Смена изношенных тел орудий личным составом батареи в боевой обстановке. Применение новейших приборов управления огнем и связи (телефон, радио).

Батарея №35, была вооружена четырьмя 305-мм орудиями в двух двухорудийных башнях, которые были изготовлены Обуховским(Ленинградским) заводом в 1914-1916 годах(орудийные станки и часть механизмов — сняты из башен линкора «Полтава» Балтийского флота).

Управление огнем батареи велось с двух командных пунктов - главного и запасного, удаленных на 300-450 метров от артиллерийских блоков. Каждый командный пункт имел боевую рубку (толщина вертикальной брони 406-мм, горизонтальной – 305-мм), дальномерный дворик с 6-метровым дальномером Цейсса, узел связи, автономную электростанцию, размещенные под землей в три этажа. Еще глужбе (примерно на 20-25 метров ниже поверхности земли) находились помещения приборов управления стрельбой.

Располагались они, соответственно, севернее в 450 м (правый КДП), и южнее в 200 м (левый КДП). Такое расстояние между батареей и командно-дальномерными постами было обусловлено необходимостью точного целеуказания, так как при ведении огня и, соответственно, сильной вибрации могли возникать ошибки в расчётах. Башенные массивы и КДП соединялись подземными потернами(туннелеобразными проходами) на глубине около 20 метров.

Два аварийных выхода соединяли батарею с берегом моря.Южнее в 2-х км в целях маскировки была построена «ложная» 35-я ББ, помещения которой использовались для охранных и обслуживающих подразделений.

Местоположение батареи позволяло вести стрельбу в круговом секторе (0-360), т.е. по суше, по наземным целям, по живой силе, бронетехнике и полевой артиллерии противника. Поэтому батарея №35, как и батарея №30, стали впоследствии основой системы артиллерийского огня в героической обороне Севастополя. Дальность стрельбы батарей позволяла им держать под огнем своих орудий огромную территорию вокруг Севастополя: на севере до Бахчисарая включительно, а на юге до Симеиза и Байдарских ворот.

images.jpg

Для обороны сухопутных подступов к батарее было сооружено пять железобетонных дотов на три станковых пулемета каждый, с толщиной стен и перекрытий до 0,5 метра. Все надземные сооружения батареи были замаскированы, над главным входом был сделан специальный металлический каркас, затянутый сверху маскировочной сетью.

По штатам мирного времени личный состав батареи составлял – командного состава 12 человек, начальствующего состава – девять человек, младшего начальствующего состава – 62 человека, краснофлотцев – 151, всего 234 человека. Батарея должна иметь две обозных лошади, три сторожевых собаки, два прожектора, один легковой и два грузовых автомобиля.

В предвоенные годы батарея проводила интенсивную боевую учебу, провела большое количество стрельб. В 1939–1940 годах только на зачетных стрельбах батарея выпустила 220 снарядов.

Участие в обороне Севастополя

 

К началу Великой Отечественной войны Береговая оборона Главной базы Черноморского Флота располагала развитой системой береговых батарей с орудиями калибром от 305 до 45 мм. К 30 октября 1941 года в городе насчитывалось 45 орудий, в декабре дополнительно было установлено 16 орудий, к концу мая 1942 года на рубежах обороны уже действовало 151 орудие. 305-мм бронебашенные батареи, как наиболее мощные, защищенные и современные, стали основой всей системы артиллерийского огневого поражения противника, ее главной составной частью.

30 октября 1941 года передовые подразделения 11-й немецкой армии вышли в район Севастополя. Начались бои за Главную базу Черноморского флота. Планы противника овладеть Севастополем с ходу рухнули, и он вынужден был предпринять три наступления - ноябрьское и декабрьское в 1941 году, июньское - в 1942 году.

На подступах к городу немцы имели большое количественное превосходство над нашей полевой артиллерией. Под Севастополем противник сосредоточил корпусную артиллерию, артиллерию армейского и фронтового командования. Блокировав сухопутные и контролируя морские коммуникации, противник не испытывал недостатка в боеприпасах, тогда как наша полевая артиллерия могла их получить только морем. Уже 13 ноября 1941 г. командование Севастопольского оборонительного района (СОР) докладывало: «Сидим без боезапаса. Через три дня нечем будет стрелять. Срочно снаряды». 14 ноября на имя начальника Генерального штаба и народного комиссара ВМФ посылается телеграмма, в которой подчеркивается, что для артиллерии Приморской армии нет боеприпасов. Не получив ответа, Военный совет СОР вынужден был обратиться к Верховному Главнокомандующему: «...Снарядов полевой артиллерии осталось на три дня боев. Жду немедленных решений». Тяжелое положение с боеприпасами в полевой артиллерии Приморской армии привело к тому, что артиллерийская поддержка сухопутных войск легла в значительной степени на береговую артиллерию.

Первую стрельбу по противнику батарея №35 произвела 7 ноября, выпустив 21 фугасный снаряд по площади по хутору Макензи. Всего во время отражения первого и второго штурмов Севастополя батарея №35 «провела 59 стрельб, из них 43 стрельбы по площади и разным точкам. Израсходовано 458 выстрелов. 11 стрельб проведено с корректировкой, 48 без корректировки (81%), 2 стрельбы проведены на дистанции 87 каб, остальные на дистанции более 100 каб (130–144 каб). Результат: разбито до 10 автомашин, уничтожено до 6 артиллерийских и минометных батарей и до 800 человек пехоты» Интенсивная стрельба привела к полному износу орудийных стволов. По этой причине 1 декабря 1941 года начались работы, имевшие целью замену орудийных стволов 1-й башни. Во время работ по замене в декабре 1941 года огонь вела только 2-я башня.

17 декабря 1941 года противник начал второй штурм города. 35-я ББ вела интенсивный обстрел позиций противника. Неожиданно раздался сильнейший взрыв. Как показало проведенное позже расследование — из-за преждевременного выстрела (пороховой заряд воспламенился, когда затвор орудия был закрыт не полностью). 2-я башня взорвалась и была выведена из строя. Около 40 человек орудийной команды погибли. 2-я бронебашня была восстановлена в боевых условиях всего за 2,5 месяца. Между вторым и третьим штурмами Севастополя батарея №35 вела огонь по пехоте и артиллерийским батареям противника. В период с 23 февраля по 20 марта 1942 года батарея №35 вела огонь по батареям и огневым точкам противника, выпустив 111 фугасных снарядов по селениям Мамашай, Алсу, Черкез-Кермену, по площади. В результате стрельб была уничтожена минометная батарея, подавлено несколько огневых точек, в районе Языковой балки уничтожен склад боеприпасов. В период с 20 марта по 20 апреля 1942 года батарея №35 выпустила 23 снаряда по тыловым узлам противника в районах Алсу и Кучук-Мускомья.

В июне 1942 года 35-я ББ вела массированный огонь по германским войскам. После того, как оказалась в окружении и была взорвана 30-я береговая батарея, 35-я ББ оставалась единственным резервом тяжелой артиллерии Севастопольского Оборонительного Района (СОР). Противник наносил по её территории мощные авиационные удары. Один из налетов 23 июня 1942 года стал причиной выхода из строя 1-й бронебашни. Со стороны противника береговые батареи подвергались непрерывным бомбардировкам с воздуха и обстрелам из тяжелых и сверхтяжелых орудий. По воспоминаниям командующего немецкой армией в Крыму Э. Манштейна, «в целом во второй мировой войне немцы никогда не достигали такого массированного применения артиллерии, как в наступлении на Севастополь». По его свидетельству, под Севастополем, не зря именуемом «самой неприступной крепостью в мире», «среди батарей большой мощности имелись пушечные батареи с системами калибра до 190 мм, а также несколько батарей гаубиц и мортир калибра 305, 350 и 420 мм. Кроме того, было два специальных орудия калибра 600 мм (мортиры типа «Карл») и знаменитая пушка «Дора» калибра 800 мм». Только с 2 по 7 июня 1942 года гитлеровская авиация сделала более 9 тыс. самолето-вылетов, сбросив до 45 тыс. авиабомб, а артиллерия выпустила 126 тыс. снарядов крупного калибра. На каждый квадратный метр первого рубежа обороны противник израсходовал до 1,5 т снарядов, мин, авиабомб. За последние 25 дней осады Севастополя немецко-фашистская авиация сбросила столько авиабомб, сколько, по мнению французского генерала Л. Шассена, английский воздушный флот сбросил к этому времени на Германию с начала войны. Всего за время июньских боев противник выпустил по линии обороны и городу 446 тыс. снарядов, 740 тыс. мин и сбросил 106 тыс. авиабомб. Значительная их часть пришлась на орудия береговых батарей. Так 10 июня во время стрельбы батареи №35 на неё совершили налет 12 бомбардировщиков и несколько истребителей. С началом третьего штурма противником по батарее было выпущено 177 снарядов и сброшено около 120 авиабомб.

Во время третьего штурма Севастополя батарея №35 вела интенсивный огонь по противнику, поддерживая героически оборонявшиеся войска. С 7 по 11 июня батарея провела 31 стрельбу, выпустив 211 снарядов. Большинство стрельб было на поддержку войск четвертого сектора – район деревни Бельбек и станции Макензиевы Горы по пехоте и танкам противника. 16 июня батарея израсходовала 20 фугасных, 21 шрапнельный и 21 бронебойный снарядов. Артиллерийская стрельба велась частично по площади, частично с корректировкой. В течение 23–27 июня батарея уничтожила до двух взводов пехоты, подавила огонь вражеской батареи.

Ночью 29 июня на батарею №35 прибыл Военный совет флота, во главе с вице-адмиралом Ф.С. Октябрьским. Несколько позже туда же перебралось командование и штабы Приморской армии и Береговой обороны Черноморского флота. 30 июня командующий СОР вице-адмирал Ф. С. Октябрьский отправил в адрес Народного комиссара ВМФ шифрограмму: «Противник прорвался с Северной стороны на Корабельную сторону. Боевые действия протекали в характере уличных боев. Оставшиеся войска устали (дрогнули), хотя большинство продолжает героически драться. Противник усилил нажим авиацией, танками. Учитывая сильное снижение огневой мощи, надо считать, в таком положении мы продержимся максимум 2—3 дня. Исходя из данной конкретной обстановки, прошу Вас разрешить мне в ночь с 30 июня на 1 июля вывезти самолетами 200—500 человек ответственных работников, командиров на Кавказ, а также, если удастся, самому покинуть Севастополь, оставив здесь своего заместителя генерал-майора Петрова». Разрешение на эвакуацию командного состава было получено.

Вечером 30 июня в каземате батареи №35 состоялось последнее заседание Военных советов флота и Приморской армии, на котором было принято решение об эвакуации командования Севастопольского оборонительного района, Военных советов флота и Приморской армии. Комендант Береговой обороны Главной базы Черноморского флота генерал-майор береговой службы П.А. Моргунов приказал командиру батареи №35 капитану А.Я. Лещенко подорвать батарею, после израсходования боезапаса.1 июля 2-я башня произвела обстрел практическими снарядами немецкой 72-й пехотной дивизии, атакующей в районе мыса Фиолент. Боевые на тот момент уже закончились. Последний раз батарея нанесла удар в упор шрапнелью по врагу в район Камышовой балки. В ночь с 1 на 2 июля были подорваны обе башни и силовая станция. Потерны и большинство помещений орудийных блоков не были разрушены. На этом заканчивается официальная история 35 батареи.

Батарея №35 сыграла важную роль в героической обороне Севастополя. В составе 1-го отдельного артиллерийского дивизиона Главной базы Черноморского флота вместе с башенной батареей №30 она являлась своеобразным «костяком» системы артиллерийской обороны крепости и нанесла противнику серьезный урон в живой силе и технике. Результат боевой деятельности батареи №35 был отражен в политдонесении Политуправления Черноморского флота от 22 июля 1942 года об итогах июньских боев и эвакуации Севастополя: «В наиболее напряженный период, когда противник большими группами танков прорывался из района хутора Кальфа и Николаевки, большинство средств береговой обороны было разбито, основной удар по прорвавшейся группе нанесла батарея №35, которая начиная с 30 июня 1942 года являлась последним наиболее устойчивым узлом сопротивления на подступах к Херсонесскому полуострову. Личный состав подошедших частей, под прикрытием огня батареи последние три дня отбивал многочисленные атаки противника, обеспечивая эвакуацию морем и воздухом».

По советским архивным данным число пленных 78 230 человек, захвата авиационной техники не было: остававшиеся в строю на момент 3-го штурма самолёты были частично передислоцированы на Кавказ, частично сброшены в море и затоплены. В период с 1 по 10 июля 1942 года из Севастополя всеми видами транспортных средств было вывезено 1726 человек, в основном, командно-политический состав армии и флота. После эвакуации командования из города сумели выбраться около 4 тыс. человек.

Нескольким группам бойцов и командиров удалось спастись на шлюпках. Сооружались плоты из камер и другие подручные средства спасения. Единицам сопутствовала удача и они добирались до берегов Кавказа и в Турцию.

Что было дальше...

 

В итоге, к утру 2 июля 1942 года на берегах Херсонесского полуострова, Камышовой и Казачьей бух и в другим местах оказались оставленными на произвол судьбы десятки тысяч героических защитников Севастополя, в том числе раненых, без боеприпасов, без продовольствия и пресной воды.

Ночью 2 июля ждали прихода кораблей не только у рейдового причала 35-й береговой батареи. Их ждали и на берегах бухт Казачьей и Камышовой и даже Круглой. Молча, с надеждой, что еще подойдут корабли, смотрели защитники Севастополя вслед уходящим кораблям. Они не могли поверить, что помощи больше не будет. В сознании не укладывалось, что они фактически брошены на произвол судьбы, на милость врага. Но даже в этот трудный час не все защитники Севастополя думали о спасении.

Старшина I статьи Смирнов из манипуляторного отряда № 1, которому удалось пробиться к 35-й батарее с мыса Фиолент, в ночь на 2 июля написал в своих воспоминаниях так: "35-я бьет. Здесь возле нее мы окопались вперемежку с бойцами 7-й бригады морской пехоты, подчиняясь неистребимому желанию сопротивляться. Когда пришли наши корабли ночью с 1 на 2 июля, почему не подбросили патронов и пищи? А немцы все время молчали. Они рады были избавиться от нас"

Ограниченная эвакуация войск Севастопольского оборонительного района в условиях невозможности вывезти всех с уходом на рассвете 2 июля 1942 года двух тральщиков и семи сторожевых катеров с рейда 35-й береговой батареи, взявших на борт в основном с воды около тысячи человек, фактически на этом закончилась. Приход в следующую ночь пяти сторожевых катеров и нескольких подводных лодок не мог решить проблему эвакуации многотысячных войск. Поставленная командованием СОРа задача по спасению боевого ядра Приморской армии и Береговой обороны — двух тысяч старших командиров и политработников, собранных на 35-й береговой батарее, практически провалилась. Оставшиеся разрозненные остатки войск на ограниченной береговой территории района бухт Камышевой и Казачьей, 35-й береговой батареи и Херсонесского полуострова в количестве около 50–60 тысяч, из которых около половины, если не больше, были раненые разной степени, лишенные единого командования, а главное боеприпасов и продовольствия, пресной воды, несмотря на героическое сопротивление были обречены на поражение и плен. Попытки прорыва в горы большими группами через плотные заслоны противника оказались безуспешными. Смогли пробиться только малая часть небольших по численности групп бойцов и командиров, партактива города, судьба которых в общем была не менее трагична.

«Всю ночь 2 июля 1942 года на берегу Казачьей бухты сплошной массой простояли защитники Севастополя безмолвно глядя на море, ожидая спасения».

По рассказам очевидцев в то предрассветное утро 2 июля 1942 года, несмотря на то, что корабли ушли с рейда 35-й батареи, на полуразрушенном причале, возле него и на высоком берегу продолжали стоять плотной стеной тысячи бойцов, командиров и гражданских людей, все еще надеявшихся, что еще подойдут корабли. Они не могли поверить, что их больше не будет и поэтому упорно стояли, не двигаясь с места, вглядываясь в темноту ночного моря. Но вот стало светать и тогда кто-то из командиров на берегу стрельнул в воздух и закричал:

«Да разойдитесь же, скоро рассвет, прилетят немцы и сделают из вас месиво!».

В то же время шел активный поиск и сбор патронов, гранат у убитых, раненых по всей территории района обороны, которые сносились на импровизированные пункты боепитания, организованные рядом командиров под берегом моря, откуда уже в подготовленном виде доставлялись на передовую, где остатки частей Приморской армии и Береговой обороны флота, сборные отряды и группы готовились к очередным дневным боям с противником.

На их вооружении было 2–3 пушки, в остальном винтовки, автоматы, небольшое количество пулеметов, гранаты и ограниченное количество патронов.

Чтобы лучше представить обстановку, в которой воевали защитники Севастополя в последние дни обороны на подступах и у самой 35-й батареи в течение 1–2 июля 1942 года и в последующие дни, стоит обратиться к воспоминаниям одного из активных защитников города, в которых очень точно подмечены многие особенности тех тяжелых дней:

"На всей береговой кромке на глубину до 300 метров плотной массой от бухты Стрелецкой и до 35-й батареи был сосредоточен весь автотранспорт;

Над пропастью круч обрывистых скал были спущены вниз через 50–100 метров закрепленные веревочные канаты, по которым лазили бойцы на отдых, располагаясь на террасах и в углублениях берега моря;

Внизу у берега моря бойцы роют лунки для поступления в них соленой воды, которую они пьют, утоляя жажду. Пить таким способом слабо опресненную воду неприятно, но другого выхода нет;

Заняв на подступах к мысу Херсонес на открытой местности круговую оборону, бойцы укрепляют окопы, а в районе 35-й ложной батареи используется старый земляной оборонительный вал, но, к сожалению, наша оборона простреливается со всех сторон артиллерией противника, минометами, не говоря об авиации противника;

Раненых скопилось в Камышовой и Казачьей бухтах более 18 тыс. человек;

У многих бойцов и командиров было трофейное оружие и боеприпасы к нему, немецкие рожковые автоматы, гранаты, фугасы шли в дело с нашим громким «ура»;

Авиация противника беспрерывно висела над нами, бомбя и сбрасывая агитационные листовки, в которых предлагалось прекратить бессмысленное сопротивление и сдаваться в плен, уничтожая евреев и комиссаров;

Несмотря на все трудности бойцы упорно дрались и никто не проявлял трусости;

Из числа легкораненых и оставшихся без командиров бойцов ими и другими командирам были собраны отряды и направлены для осмотра и укрепления террас, на которых отдыхали бойцы и командиры;

Бойцы поднимались на оборону с воспаленными глазами, безразличны ко всему происходящему.

Малодушные кончали жизнь стрелялись, бросались с круч в пропасть, разбиваясь и калечась;

Сотни трупов были прибиты волнами к берегу моря, а так как убирать их было некуда, зловоние стояло в воздухе страшное"

3 июля 1942 года Совинформбюро дало сводку о потере Севастополя:

"Севастополь оставлен советскими войсками, но оборона Севастополя войдёт в историю Отечественной войны Советского Союза как одна из самых ярких её страниц. Севастопольцы обогатили славные боевые традиции народов СССР. Беззаветное мужество, ярость в борьбе с врагом и самоотверженность защитников Севастополя вдохновляют советских патриотов на дальнейшие героические подвиги в борьбе против ненавистных оккупантов."

С утра 3 июля противник занял берег 35-й батареи. С наступлением рассвета 3 июля 1942 года на поле аэродрома и вокруг него разгорелись жестокие бои. Начались танковые атаки фашистов. Со всех сторон из капониров для самолетов на танки бросались с фанатами красноармейцы и краснофлотцы. В этот день отражением атак руководили инициативные командиры. По воспоминаниям военврача И. Иноземцева возле его землянки, где он находился по ранению, руководил боем и стрелял по щелям танков инженер-майор, высокий и широкоплечий, из аэродромной команды. При каждой танковой атаке он выбегал из землянки и кричал: «Товарищи! Способные держать оружие выходите, на нас опять идут танки!» Из его землянки то и дело выскакивал с наганом легкораненый лейтенант в армейской форме. Он бежал со связкой гранат во весь рост, а затем после броска гранаты полз по земле по-пластунски. В этих боях подбили два танка. Один загорелся и ушел, второй опрокинулся в воронку из под авиабомбы. После контратаки собирали патроны и набивали пулеметные ленты, готовились к следующему бою. Атаки чередовались с бомбежками и артобстрелами. Землянки переполнены ранеными. Жарко, душно, жажда, морская горько-соленая вода вызывала еще большую жажду. Всех не покидала надежда на приход наших кораблей.

Оборону 35-й батареи, аэродрома и пристани наши бойцы держали до утра 3-го июля, ожидая катеров, подводных лодок и самолетов, но так как ничего не было, оставшиеся политработники и командиры стали организовывать отряды и с боем прорываться в горы. Так, например, командир 55-го зенитного дивизиона майор Буряченко с группой в 200 человек и военкомом 114-го зенитного дивизиона Донюшкиным в 250 человек повели свои отряды на прорыв.

Граничащий с безрассудством героизм матросов вселял в души фашистов ужас. Многие матросы, понимая, что погибнут, отдавали свою жизнь, чтобы унести с собой как можно больше вражеских жизней. Они подходили к немецким солдатам и расстреливали их в упор, подрывались вместе с фашистами. Солдаты и матросы сражались до последнего патрона. За черные бушлаты, тельняшки они были прозваны немцами «черной полосатой смертью».

Описал обстановку перед этим прорывом и ее ход в ночь с 3 на 4 июля военврач И. П. Иноземцев:

"Еще до наступления сумерек в нашей землянке стали говорить о подготовке к прорыву в горы. Батальонный комиссар из Приморской армии стал подбирать группу людей для этого. Ко мне подошел военврач Кирпичев. Он был одет в ватник и подпоясан туго ремнем, за который засунул две ручные гранаты и наган. Кругом продолжали рваться снаряды, все горело. Над аэродромом стоял едкий дым и смрад. Казалось, что все ушли, кроме раненых. Мы с медсестрой спустились под обрыв берега Херсонесской бухты около КП ПЕ-2, где было большое скопление раненых. Вдруг в первом часу ночи 4-го июля со стороны немцев затрещали пулеметы, забил ураганный артиллерийский шквал огня. Земля дрожала от разрывов снарядов. Над головой полетели трассирующие пули. Мы поняли, что наши пошли на прорыв. А фашисты думали, что идет высадка морского десанта и поэтому открыли огонь по всем площадям полуострова."

До 7 июля сражались остатки 953-го артполка под берегом между маяком и Херсонесской бухтой. Командир полка подполковник Полонский после тяжелого ранения застрелился.

Осажденные разместились в помещении главного боезапаса (артпогребов) 35 батареи. Была сформирована рота с разбивкой по взводам. На батарее был обнаружен склад продовольствия, где был рис, мука, сахар, хлеб и крупы. Но пресной воды на батарее почти не было. Немного ее оказалось в котле, но ее давали только раненым. Ночью по штормтрапу спускались на берег (от 1-й башни) и приносили ведрами морскую воду. Давали по кружке. Варили на бездымном порохе рис с сахаром и тоже давали по кружке. Так питались с 5 по 10 июля. Спали в вентиляционных ходах.

Утром 7 июля подошли два немецких катера и открыли огонь. Снаряды рикошетировали и рвались в толпе, спешившей укрыться в коридоре и складе боезапаса. Через полчаса обстрел прекратился. Немцы приставили пожарные выдвижные лестницы. Раздался крик тревоги. Лубянов и другие бойцы бросились к входам. У каждого были автоматы, гранаты. Дав немцам подойти поближе, забросали гранатами и открыли огонь. Немцы отошли на катера, которые минут через 10–15 ушли. Среди защитников батареи было убито 33 человека, еще больше было раненых. Среди убитых был подполковник Камарницкий, майор и другие командиры и рядовые. Руководство группой принял на себя старший лейтенант Буянов.

Ежедневно уходившие на разведку люди не возвращались. 8-го июля из посланной группы вернулся матрос Миша. Он сказал, что в районе Камышовой немцы и к мысу Фиолент их тоже много, особенно в бывшем Георгиевском монастыре. Можно пробраться в сторону городка 35-й батареи, так как нет сплошной охраны, они сидят по 5–6 человек группами.

9 июля около 7 часов утра снова появились немецкие катера. Оставив по 2 человека у каждого вентиляционного воздухозаборника, Буянов всем приказал укрыться в складе боеприпасов, а броневую дверь закрыть. Немцы опять поставили пожарные лестницы. Их снова забросали гранатами и они отошли на катера, которые минут 30–40 вели огонь из пушек и пулеметов и потом ходили вблизи батареи целый день.

"Положение наших воинов под скалами было очень тяжелым. Днем немцы сидели на крутом берегу, кидали вниз гранаты, стреляли и не давали возможности набрать хотя бы морской воды. Смельчак с каской пробежит, наберет воды между трупами, очередь с автомата положит его рядом с другими. Так было. Зато ночью мы отгоняли немцев"

9 июля с приходом катеров противника к берегу 35-й батареи и зачистки берега, враг повторил выкуривание из батареи. Снова лили горючее и бросали заряды. Снова большой пожар. В живых остались люди, находящиеся в воздухоочистительных ходах, имевших прямой выход в крутом берегу над морем. 10 июля противник закрыл выходы из башен и проник в батарею.12 июля противник занял позиции по краю берега у батареи и с 8 утра в течение около трех часов забрасывал берег ручными гранатами. Потом подошло несколько катеров, с которых спустили резиновые лодки, в которые сели по три автоматчика. Началась последняя зачистка берега. Гражданских лиц оказалось человек двадцать, в основном женщины, их увели сразу. Военных было 120. В их числе было 10 женщин военных медиков и 15 рядовых. Остальные комсостав в основном средний.

Воспоминания ветеранов

 

"Наши бойцы и командиры вынуждены были спуститься под обрыв на всем протяжении берега от Херсонесского маяка до 35-й батареи и дальше в сторону мыса Фиолент."

"Наступило утро 4-го июля 1942 года. Рано утром немцы с воздуха разбросали листовки с призывом сдаваться в плен, они это делали каждый день. Реакции не последовало. Тогда вновь началась огневая обработка всего участка обороны на Херсонесском полуострове небывалой по мощности. На этот раз немцы решили нас стереть с лица земли. Такой бомбардировки, артиллерийской и минометной, еще не было. Боеприпасы у нас кончились. Вражеские самолеты бомбят с воздуха, истребители на бреющем полете ведут пулеметный обстрел. Все, кто держал оборону в окопах, вжимались в землю. Особенно много людей погибало, в том числе и гражданских, находившихся на узкой прибрежной полосе берега под скалами. Немецкие истребители заходили с моря и подлетая к берегу на бреющем полете в упор расстреливали скопления беззащитных людей. Прибрежная вода была полна трупов. Положение было отчаянное. К тому же июльская жара, четыре дня без пресной воды и пищи и удушающий трупный запах от заваленных ими окопов.

После огневой подготовки немецкая пехота начала штурмовать нашу линию обороны. Отвесный огонь заметно ослабел. Стрелять было нечем. Немцы видно понимали, что наша оборона выдыхается, чтобы не нести потери, отходили и вновь повторяли бомбежку и артобстрел. Стремясь расчленить нашу оборону, они после огневой подготовки повели наступление клиньями при поддержке танков, один из которых пришелся на позиции 55-го дивизиона. Немцы расчленили нашу оборону на участки и началось массовое пленение защитников Севастополя. Стволами орудий к морю стояла цепь немецких танков. Основная масса наших бойцов и командиров была пленена в 14.15 часов 4-го июля 1942 года"

«Утром 4-го июля моряки и приморцы на досках, лодках и вплавь уходили в море в надежде, что их подберут наши корабли. Немецкие самолеты стреляли по ним из пулеметов.

Около 12 часов подошли немецкие танки и с берега стали стрелять навесным огнем по нас, а с моря самолеты из пулеметов. Наш командир 1-го артдивизиона капитан Коновалов спрашивает у полковника пехоты, находившегося в землянке: «Что будем делать?» А он отвечает, что у нас есть три выхода: утопиться, застрелиться или плен, но только из плена можно бежать и мы будем еще полезны Родине."

Много севастопольцев, жертвуя жизнью, уничтожали фашистов: "4-го июля во время последнего боя один из командиров поднял руки вверх и двинулся к немецкому танку, ползающему по нашим окопам, раздался сильный взрыв, а от командира ничего не осталось. Танк загорелся."

"4-го июля немцы взорвали скалу, под которой располагался наш госпиталь в Херсонесской бухте. Под берегом этой бухты и в других местах было много раненых. Немцы, видя одно из больших таких мест с ранеными, в течение 10 минут забрасывали их гранатами, написал военврач И. П. Иноземцев, находившийся неподалеку. В результате из 150 человек остались в живых около 15. Весь берег в этом месте был покрыт трупами, наваленными друг на друга. Тяжелораненые кричали, просили их пристрелить. Кто мог двигаться, полз к воде и тонул. Немцы пристрелили всех, кто не мог подняться и идти."

"На обрыве показался немец с белым флагом, пишет связистка из полка связи. Его наши ребята сняли из винтовки. После этого нас накрыли огнем и потом подошли катера с двух сторон и нас пленили. Посадили на камни у берега. Стояла гробовая тишина. Даже крикливые немцы молчали. Стали всех собирать и строить по 10 человек в колонну. Весь берег был зажат танками и танкетками. Немцы только «СС». Пленных было много, сколько глаз видел, вся дорога до горизонта. Нас повели. У Камышовой бухты лежали немцы в шортах и стреляли по загнанным в воду нашим бойцам. Когда заканчивали убивать, брали очередную десятку и загоняли в воду. Если кто падал от изнеможения, то немцы его убивали"

"Когда вывели на Ялтинскую дорогу, то, не доходя до Сапун-горы, навстречу шла колонна танков. Они не свернули, а нас фрицы тоже не повернули вправо. Тех, кто пытался выбежать из колонны, немцы расстреливали из автоматов."

«Моряки дрались, не жалея своей жизни. Если пехота дрогнет, туда морскую пехоту, и успех обеспечен. Да, это были смелые, бесстрашные и преданные своей Родине люди, поэтому немцы их так ненавидели и сильно их боялись, когда они шли в наступление». Нас, защитников Севастополя, писал он в своем письме, стрелял, кто хотел, а матросов вообще не оставляли. Городов приводит пример. Когда он шел в колонне пленных, то видел, что одного нашего бойца, раненного в голову, вели под руки два его товарища. Гимнастерка у него была расстегнута и была видна тельняшка. Немец-конвоир заметил ее и доложил офицеру. Всех троих сразу же вывели из строя и тут же у обочины расстреляли"

"Немцы широко использовали наших пленных в Севастополе и его окрестностях на разминировании, а также на расчистке завалов, разных раскопках и других работах. В Севастополе размещалось в первые дни после захвата города более десяти мест, где содержались разной численности наши пленные. 200 человек было взято на «работу», а фактически на разминирование минных полей в районе Мекензиевых гор. После такого разминирования, когда шеренгой по сто человек с расстоянием между человеком в 1 или 1,5 метра с палками-щупами в руках шли по минному полю, а сзади вторая такая шеренга, то в живых осталось человек 16. Получивших ранения при взрыве мин пристреливали"

"Многие из нас подумывали о прорыве фронта в направлении Ялтинского шоссе, чтобы прорваться по открытой местности и уйти в горы для продолжения борьбы в тылу у врага.Мы очень боялись плена, а потому каждый из нас думал как можно дороже заплатить врагу за свою молодую жизнь, за погибших товарищей. Мы дрались до последнего патрона и при первой возможности думали вырваться из окружения."

Рядовой 142-й отдельной стрелковой бригады Ф. П. Землянский, находившийся в 35-й батарее и взятый в плен в этот же день запомнил, как немец-переводчик перед строем пленных сказал что «мы своим бессмысленным сопротивлением задержали отправку немецких войск на Кавказский фронт» и когда он *** говорить, то из строя пленных вышел подполковник или полковник и сказал следующее:"Дорогие мои товарищи, защитники Севастопольской обороны, мы сейчас в плену у врагов, но мы не сдались, мы стойко и честно защищали наши священные рубежи. И если кому из нас доведется остаться в живых, то передайте соотечественникам о том, что мы свой воинский долг выполнили до конца, пусть знают об этом люди!».

В 1961 году Герой Советского Союза адмирал Ф. С. Октябрьский выступал на конференции. На вопрос, почему Черноморский флот не спас защитников Севастополя, он ответил, что "спасая армию, мы бы потеряли и флот. Решили сохранить флот".

Всего за 22 месяца оккупации в Севастополе было расстреляно, сожжено, утонули в море 27 306 человек. В фашистскую Германию угнано 45 тыс. чел.

 

35 батарея сегодня

 

В 2007 году было начато создание Музейного историко-мемориального комплекса героическим защитникам Севастополя "35–я береговая батарея". В его строительстве приняли участие тысячи людей —специалистов различных профессий. Мемориальный комплекс создавался на негосударственные средства.

1368111044.jpg

Мемориал работает ежедневно, вход в него бесплатный(но летом к 13:00 билеты уже заканчиваются, при том что последние билеты идут на последнюю экскурсию в 18:00)

Этот мемориал - одно из важнейших мест, связанных с обороной Севастополя. Если будете в Севастополе, постарайтесь его посетить.

1368110879.JPG

 

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
690 публикаций
3 306 боёв

Батарея легендарная. ТС спасибо, ностальгия по Севастополю за душу взяла. Совет - фото разместить на фотохостинге. Список разрешенных

И взять фото покрупнее

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
74
Lordd
769 публикаций
1 664 боя

Читал еще в детстве. Героизм и через 60+ лет таким и остается.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17
GRK1
85 публикаций
257 боёв

На фото не центральный вход в казематы батареи, а дверь для подвоза боеприпасов в помещения батареи. Но это так, оффтоп.

Тема хорошая(в отличии от более ранних). Подробно, емко, по делу. + автору

Очень всем рекомендую лично побывать на экскурсии в музейном комплексе. Впечатления на всю жизнь. Сколько бы раз ты там не был, всегда покидаешь экспозицию в слезах. Сотрудники музея проделали огромную работу, после которой и мысли нельзя допустить о том, что сопротивление СССР и все понесенные потери были напрасными.

Кстати о конференции. Рассказывают, что один генерал(который еще не будучи генералом участвовал в обороне и был эвакуирован на Кавказ с другими офицерами) искренне недоумевал, почему так мало ветеранов обороны Севастополя. Когда один сержант, прошедший через немецкий плен, рассказал ему, как было на самом деле, генерал подошел к Октябрьскому и врезал ему по лицу. По заслугам, я считаю.

  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
834 публикации
2 236 боёв

Повтор, но тут куда лучше  :playing:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
690 публикаций
3 306 боёв

Просмотр сообщенияGRK1 (12 Авг 2013 - 09:38) писал:

Рассказывают, что один генерал(который еще не будучи генералом участвовал в обороне и был эвакуирован на Кавказ с другими офицерами) искренне недоумевал, почему так мало ветеранов обороны Севастополя. Когда один сержант, прошедший через немецкий плен, рассказал ему, как было на самом деле, генерал подошел к Октябрьскому и врезал ему по лицу. По заслугам, я считаю.
Отношение к Октябрьскому после войны, мягко выражаясь, было никаким. Ветераны севастопольцы ему руки не подавали. Наград серьезных он , не получил. Кузнецов, пока был при власти, его гнобил и часто попрекал Севастополем. А своего героя Октябрьский получил в 1958.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17
GRK1
85 публикаций
257 боёв

Просмотр сообщенияmilitary_surgeon (12 Авг 2013 - 14:45) писал:

Отношение к Октябрьскому после войны, мягко выражаясь, было никаким. Ветераны севастопольцы ему руки не подавали. Наград серьезных он , не получил. Кузнецов, пока был при власти, его гнобил и часто попрекал Севастополем. А своего героя Октябрьский получил в 1958.
Совершенно заслуженное, соразмерное с его поступками, отношение.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
690 публикаций
3 306 боёв

Просмотр сообщенияGRK1 (12 Авг 2013 - 14:47) писал:

Совершенно заслуженное, соразмерное с его поступками, отношение.
Символичной была его отправка на Амурскую флотилию. Ведь именно с нее, он и пришел на Черноморский флот.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
172 публикации
331 бой

Серьёзная оборона, ничего не скажешь.

ТС - молодец, спасибо!  :honoring:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
200 публикаций
2 685 боёв

Просмотр сообщенияmilitary_surgeon (12 Авг 2013 - 02:47) писал:

Батарея легендарная. ТС спасибо, ностальгия по Севастополю за душу взяла. Совет - фото разместить на фотохостинге. Список разрешенных И взять фото покрупнее
Фото добавлю, был у родственников в Севастополе, особенно не было времени заняться фотографиями. Сейчас чуть-чуть их разгребу.

Просмотр сообщенияmilitary_surgeon (12 Авг 2013 - 15:23) писал:

Символичной была его отправка на Амурскую флотилию. Ведь именно с нее, он и пришел на Черноморский флот.
Его отправили на Амур после обороны. С июня 1943 по март 1944.

Просмотр сообщенияGRK1 (12 Авг 2013 - 09:38) писал:

Очень всем рекомендую лично побывать на экскурсии в музейном комплексе. Впечатления на всю жизнь. Сколько бы раз ты там не был, всегда покидаешь экспозицию в слезах. Сотрудники музея проделали огромную работу, после которой и мысли нельзя допустить о том, что сопротивление СССР и все понесенные потери были напрасными.
Согласен, в мемориале увековечены имена меньшей половины участников обороны, но очень радует, что этим тяжелым трудом занимаются.

Просмотр сообщенияKamikadze_CD (12 Авг 2013 - 09:40) писал:

Повтор, но тут куда лучше  :playing:
Честно говоря, через поисковик не нашел и в этом разделе тоже... Только что нашел.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
48
[OMLET] Dakober
502 публикации
8 720 боёв

Приезжая в Крым, живу в 10 мунутах ходьбы от ББ-30. До 35-той за 3 года так и не добрался...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
23 публикации
51 бой

Часто бывал на 35ой, внутри по бункерам ходил, слушал экскурсовода про то, какая тяжёлая и беспощадная война была

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
21 публикация
137 боёв

Было заключение о тех. неполадках орудий, а всё равно немцы огребли от неё

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
55
[HD] Krimea_1976
280 публикаций
8 090 боёв

Тридцать пятая батарея святое место!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
60 публикаций
849 боёв

Всегда восхищался тем как выглядят береговые батареи. Интересно насоклько они актуальны в реалиях сегодняшних войн, когда неподвижная цель разрушается сильно издалека?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×