Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
RenamedUser_18412412

Непобедимая Армада для взрослых (стена текста, без картинок)

В этой теме 40 комментариев

Рекомендуемые комментарии

582 публикации

Начало.

 

Еще в то время, когда дон Альваро де Базан маркиз де Санта-Круз постоянно преследовал на море и на островах приверженцев Антониу, приора Крату (побочного племянника последнего португальского короля, магистра португальского Ордена Госпитальеров и одновременно претендента на португальский престол, проигравшего гонку за короной испанскому правителю Филиппу II), ему очень досаждали своими действиями французские и английские корсары. Именно тогда Генерал Океана[1] впервые высказал идею похода к Британским островам с целью высадки большого десанта, чтобы завоевать Туманный Альбион и поставить во главе Англии «более подходящего» для Испании короля. По мысли де Базана эта операция разом положила бы конец каперству британцев в испанских водах и сильно напугала бы Францию, заставив ее отказаться от поддержки Антониу. Даже если бы французы продолжали каперствовать, то после захвата Острова испанцы, базируясь на английские порты, могли бы эффективно противодействовать французским разбойникам.

Следует понять, что к тому времени политика Англии была давно враждебна Испании и взаимоотношения между двумя странами ухудшались начиная с конца 60-х годов XVI века[2]. Именно тогда начались нападения на вест-индские колонии, к 1570-м там уже во всю безобразничали Дрейк, Хокинс, Лоуэлл и другие «морские ястребы», нанося тем самым испанской короне существенный убыток.

В 1568 году возник новый повод для взаимных упреков и обвинений. Испанская эскадра, перевозившая большое количество звонкой монеты для выплат наемникам герцога Альбы во Фландрии, была атакована французскими корсарами. Испанцы укрылись в английских портах Плимут, Фалмут и Саутгемптон. Тогда еще королевства поддерживали видимость хороших отношений, и испанский посол Гуэро де Спес обратился к Елизавете Английской с просьбой перевезти посуху все деньги в Дувр, где их погрузят на испанские торговые суда и перевезут во Фландрию. Королева согласилась и даже предложила испанцам выделить корабли сопровождения для столь ценного груза. Надо сразу сказать, что это были не просто испанские бюджетные деньги, а почти 300 000 дукатов[3], взятые Филиппом II взаймы у генуэзских банкиров Спинола под довольно большие проценты. Однако совершенно неожиданно произошло невероятное – племянник президента банкирского дома Бенедикт Спинола, агент банка в Лондоне, получил сведения, что экспедиция британских корсаров Дрейка и Хокинса была в Вест-Индии разгромлена испанцами. Спинола считал, что после этой новости последует стремительное ухудшение отношений между двумя странами, он решил, что англичане конфискуют деньги, вполне возможно – без выплат генуэзцам, но если «немного помочь» правительству Туманного Альбиона – то, вполне возможно, банкирскому дому оставят его деньги. Спинола сообщил о случившемся «по секрету» Уильяму Хокинсу, брату Джона Хокинса. Тот в свою очередь побежал к главному советнику королевы Елизаветы Уильяму Сесилу, а последний, узнав о расправе испанцев над корсарами, сразу же наложил секвестр на испанские дукаты в компенсацию за разгром экспедиции. Это было очень рискованное решение. Оправданием для английской королевы может служить только одно – после финансового кризиса 1568 года английская казна была почти пуста, а 85 тысяч фунтов стерлингов испанских денег (вкупе с 45 тысячами фунтов стерлингов контрабанды) на дороге не валяются.

19 декабря 1568 года все триста тысяч испанских дукатов были помещены в Тауэр, и объявлены собственностью королевы Англии.  В свою очередь разгневанный герцог Альба, наместник испанского короля в Голландии, объявил всю английскую собственность в Нидерландах принадлежащей Испании и ввел эмбарго на торговлю с островом.  Тогда уже Елизавета I секвестрировала всю испанскую собственность в Англии. Бенедикт Спинола был отринут от дел, дальнейшие переговоры повел генуэзский банкир Томазо Фиеско.

Вскоре, однако, случилось самое невероятное - вернулись те, из-за кого и началась буча – Фрэнсис Дрейк и Джон Хокинс. Оказывается, испанцам не удалось разгромить английскую экспедицию. Теперь у Сесила и Елизаветы не было законных поводов задерживать испанские деньги, но королева Англии и здесь схитрила. Переговоры были очень долгими, и, наконец, в 1572 году было решено следующее:

а) деньги остаются в Англии

б) Англия берет на себя испанские долговые обязательства перед генуэзским банкирским домом Спинола.

в) Англия возмещает Испании стоимость захваченных судов и товаров (поскольку сальдо от взаимных захватов было в пользу Англии)

г) Торговля между странами восстанавливается в полном объеме

д) Контрабандные деньги становятся собственностью английской короны и никому не возвращаются

Генуэзцы остались довольны – Филипп уже успел оплатить им часть процентов за пользование кредитом, а теперь проценты и остаток суммы оплатит еще и Елизавета. Плюс ко всему – испанский король был вынужден взять еще один кредит у тех же банкиров, но уже под повышенные проценты.

Позже произошел еще один довольно характерный случай. Джон Хокинс на приеме у испанского посла предложил нанять его корабль и его команду на испанскую службу, он предлагал охранять испанскую Вест-Индию от корсаров и каперов разных мастей. Более того – он вызвался возглавить заговор против Елизаветы Английской в пользу Марии Стюарт. По крайней мере - так считали испанцы. Меж тем Хокинс всего лишь вел двойную игру, Елизавета была в курсе событий, результатом деятельности Джона стало обвинение испанской стороны в заговоре против английской королевы и высылка в 1572 году испанского посла. Стоит упомянуть, что Хокинс получил от испанцев серебра на 40 тысяч фунтов стерлингов, так что в накладе он за свою двойную игру не остался.

В общем – уже к 1574 году страны были на пороге войны. Лишь взвешенная и осторожная политика Филиппа II и Альбы, которым по горло хватало проблем в Голландии и на Средиземноморье, смогла предотвратить открытый конфликт.

Окончательный разрыв между странами последовал в августе 1585 года. Елизавета Английская подписала соглашение с голландцами, где островитяне в помощь повстанцам обещали держать в Голландии 6350 пехотинцев и 1000 всадников, а также оплачивать четверть всех военных расходов Генеральных Штатов. Таким образом, англичане:

а) признали легитимность голландского повстанческого правительства;

б)  осуществили с точки зрения Испании прямое вмешательство в испанские дела;

в) поддержали бунтовщиков в попытке отторжения территорий от Испании.

Теперь Филипп был просто обязан реагировать. События начали развиваться стремительно. Испанский король, которому по горло уже хватало затянувшейся войны в Голландии и нестабильной ситуации в Германии, попытался в последний раз мирно решить с Елизаветой вопрос о прекращении поддержки врагов Кастилии и Арагона. Иберийский посол просто умолял английскую королеву одуматься, ведь испанцы и голландцы уже сели за стол переговоров и практически пришли к компромиссу, после же вступления в войну Англии на стороне мятежников о мире в Голландии придется забыть на долгое время. Елизавета, в свою очередь, отвечала, что будет защищать дело Реформации, а так же что Нидерланды очень важны для Англии как ключевой торговый партнер.

Стало понятно, что мирно эту проблему не решить. В письме к  Алессандро Фарнезе, написанному еще в сентябре 1583 года, Филипп отмечает, что успех в действиях против повстанцев недвусмысленно соприкасается с ликвидацией угроз от английской внешней политики. Король отмечал: «для того чтобы покончить с восстанием в Нидерландах раз и навсегда, было бы разумно принять меры, гарантирующие, что война там [против нас] не получала поддержку из Англии». После демарша Елизаветы в августе 1585 года посол Священной Римской Империи говорил, что «Англия сорвала маску по отношению к Испании».

В январе 1586 года де Базан озвучил идею о высадке в Британии и свержении королевы Елизаветы перед испанским королем Филиппом II, который сразу же загорелся предложением, и поручил дону Альваро заняться этим вопросом[4]. Данная затея предполагала большие затраты как в людях, так и в материалах, причем с самого начала было понятно, что придется задействовать очень большие силы – в своей первой записке де Базан отмечал, что он планирует оснастить по крайней мере 150 больших кораблей, общим тоннажем не менее чем 77 тысяч тонн, еще 400 более мелких судов, и посадить на них около 55 тысяч солдат десанта, загрузить огромный артиллерийский парк с полной обслугой, да еще и отряд из 3000 землекопов в придачу. Филипп II решился на предприятие, заручившись даже благословением Папы Римского, который очень хотел отвернуть Британию от схизмы и вернуть ее в лоно Католической церкви.

Местом сбора судов Армады был определен португальский Лиссабон – самый большой порт океанского побережья Иберии, обладавший довольно большой гаванью в устье реки Тахо и большими для своего времени кораблестроительными и ремонтными мощностями. Еще не построенный флот назвали «Felicísima Armada» - Наисчастливейшая Армада, намекая на его освященную Папой миссию.

В марте 1586 года де Базан предоставил детальный расчет сил, необходимых для проведения операции – отплывающий к берегам Англии флот будет состоять из военных кораблей, исполняющих функцию эскорта, и большого количества транспортов с войсками для высадки. Чтобы обеспечить разгрузку войск с океанских транспортов, предполагалось иметь в составе так же несколько больших гребных судов. Командовать соединением должен был лично генерал-капитан.

Этот план сразу же был оспорен Алессандро Фарнезе – главнокомандующим испанскими войсками в Голландии и Фландрии. В своей записке от 20 апреля 1586 года он писал Филиппу II: «Идея большого каравана транспортных и военных кораблей – глупа и примитивна. Собрание парусников разного размера, разного класса, разной вооруженности, наконец, просто разной скорости – это самый неудачный  способ произвести успешную операцию.». Фарнезе предлагал следующее – армада военных кораблей отплывает из Лиссабона, минует Канал и проследует к Корнуоллу, где будет только угрожать высадкой английскому побережью. Плюсов в этом плане главнокомандующий видел несколько:

   Не надо тащить с собой мимо берегов Франции около 500 транспортов  с войсками, которые придется забрать  из торгового флота.

Так же можно не брать с собой гребные суда, ибо специально построенные в Дюнкерке плоскодонки (Фарнезе обещал построить до 100 таких судов, используя леса, растущие недалеко от Лилля) вполне смогут как форсировать Канал, так и подойти близко к английским берегам для высадки.

Военные корабли будут лишь приманкой для английского флота, который надо будет оттянуть от побережья Фландрии

Но помимо плюсов план имел и довольно крупные минусы. Во-первых – надо было точно рассчитать время готовности Армады и собрать войска в Дюнкерке. Во-вторых – было ясно, что голландский флот будет блокировать испанские порты во Фландрии[5], соответственно, надо было как-то снять блокаду. В третьих – районы Дюнкерка и Остенде изобиловали мелями и песчаными барами, что ограничивало большие испанские корабли в маневре и возможностях подхода к берегу. В тех водах плоскодонные голландские и английские суда имели преимущество в противодействии высадке и действию около берега. Кроме того – как Фарнезе надеялся подготовить к отплытию 100-200 судов в абсолютной тайне, чтобы об этом не узнали голландцы и англичане? И даже если б это и удалось – каким образом можно было заранее просчитать погоду для высадки, ведь малые плоскодонные суда имеют ограниченную мореходность? Филипп II, прочитав письмо фламандского наместника, собственноручно начертал на нем: «Практически невыполнимо!».

Летом 1586 года священник и ученый Бернардино де Эскаланте, друг Филиппа II, составил меморандум с различными стратегическими альтернативами нападения на Англию. Всего их было три:

1) атака с севера с высадкой в Шотландии;

2) высадка на юго-западном побережье Острова,  и в Уэльсе;

3) и, наконец, блицкриг из Фландрии.

Все три сами по себе были признаны опасными, поэтому Эскаланте предложил совместить два последних варианта. Предполагалось, что крупная эскадра доберется до ирландского моря, где установит опорный пункт высадкой либо в Ирландии (Уотерфорд), либо в Уэльсе (Мэлфорт или Хейвен). Пока англичане будут заниматься отражением этого десанта (а планировалась высадка не менее чем тридцати тысяч человек), Фарнезе быстро переправится через Ла-Манш со своими ветеранами, высадится в Эссексе и ударит по Лондону (план предполагал еще один возможный этап, политический, в зависимости от конкретных успехов этого двойного десанта – смещение Елизаветы). Филипп немного модифицировал план -  первый десант высадится в Ирландии, флот так же останется у пролива Св. Георга, оттягивая на себя английские морские силы в течение как минимум двух месяцев, а по прошествии этого времени неожиданно перебазируется в Ла-Манш, и возьмет пролив под контроль (каким образом - неизвестно). Тогда, и только тогда Фарнезе осуществит форсирование Па-де-Кале и высадку. Это добавление вызвало, в конце концов, резкую критику со стороны Фарнезе. В октябре 1586 года герцог написал Филиппу длинное письмо, в котором недвусмысленно указывал на недостатки предлагаемой двухмесячной задержки между двумя нападениями. И хотя король проявил явное нежелание модифицировать свой план, все же его уверенность была поколеблена. В последующем послании, герцог, вполне резонно раскритиковал также элемент, касающийся высадки в Ирландии. Наконец, после многомесячного обсуждения, Филипп смирился. В июне 1587 года был отброшен вариант с Ирландией, а в сентябре план принял окончательную форму – Армада направляется в Ла-Манш, там встречается с Пармой, и защищает его переправу.

Испанский король предложил Фарнезе и Базану (последнего уже назначили начальником экспедиции) новые соображения: генерал-капитан берет на борт небольшое (4000 пехоты и 3000 кавалерии) количество войск. Задача Армады – очистить Канал от вражеских кораблей и обеспечить высадку первого эшелона в Англии, которым будет командовать сам де Базан. Далее флот идет в Дюнкерк и грузит второй и третий эшелоны войск, которые уже состоят из фламандских ветеранов. Флотом и войсками в дальнейшем командует Фарнезе.

И де Базан, и Фарнезе были недовольны планом короля. По мнению Базана, Филипп II сильно упрощал ситуацию, но совершенно не исключал минусы плана фламандского наместника. А если первый эшелон будет разбит до прибытия второго? А если бурное море задержит высадку? В конце концов – с учетом последующей переброски армии из Дюнкерка высадка должна будет планироваться в неудобном Кенте. Но ведь в районе Плимута или Саутгемптона высаживать войска гораздо удобнее! И самое главное – зачем эта совершенно непонятная смена командования в самой середине операции?

Базан понимал, что первоначально предложенный им план так же не идеален, но все же он более реалистичен. Генерал Океана придерживался принципа: «Все свое вожу с собой». Да, это будет громоздкое соединение разнокалиберных транспортов, но он, как начальник экспедиции, с таким конвоем мог поступать сообразно ситуации, без оглядки на ситуацию во Фландрии. Он мог высадить армию как в холмистом Корнуолле, так и в низинном Эссексе, а большое количество кораблей позволяло отбить любые атаки и англичан, и голландцев. Таким образом, по мнению генерал-капитана, основным врагом такого гигантского конвоя была исключительно погода.

К этому следует добавить, что голландцы, обладавшие к 1588 году удобными и довольно глубоководными Флиссингеном и Брилем, легко могли контролировать и блокировать Дюнкерк, поскольку тамошние корабли могли форсировать песчаные бары на входе в бухту лишь во время прилива и с определенным ветром.

Согласно плану де Базана «день Х» был назначен на 30 мая, когда корабли должны были покинуть Лиссабон. 19 июня, согласно плану, корабли должны были бросить якорь в Ла-Корунье, а 22 июля, закончив последние приготовления  – отправиться в поход к Ла-Маншу. В «Секретной Инструкции», данной генерал-капитану кавалерии дону Алонсо де Лейва, отмечалось, что для успеха операции неплохо было бы захватить остров Уайт, где могла бы базироваться Армада. Однако, чтобы не снижать темпа операции, было решено отложить захват острова до окончания высадки Фарнезе, район которой был определен в Кенте, между Дувром и Маргейтом.

В общем – все три плана (Филиппа II, Базана и Фарнезе) не учитывали в должной мере сложный климат и гидрологию Канала. Недаром ирландский историк Сирил Фолс (Cyrill Falls) отмечал: «Высадка в Ирландии и переход с ее берегов на английские, несмотря на кажущуюся сложность, был гораздо более удобен в эпоху парусов, чем высадка в Канале. Часто забывают, что при форсировании Па-де-Кале из Дюнкерка или Остенде нужно было ждать восточного ветра, который в тех краях довольно редок, тогда как зюйд-ост, требуемый для высадки в Ирландии, был постоянным ветром как в Бискайском заливе, так и на входе в Ла-Манш со стороны Бретани.  В то же самое время - при высадке идальго в Ирландии уже англичане должны были ожидать восточного ветра, что, несомненно, помешало бы им противодействовать десанту. Ирландия была еще мало освоена англичанами и заселена народом, люто ненавидевшим их, тогда как влияние Испании и испанцев было в Ирландии очень велико.».  Кроме того – большая часть ирландцев были католиками, ненавидевшими англичан-протестантов.

В оправдание Филиппа и его приближенных стоит сказать, что высадка в Ирландии была бы актуальна в случае полномасштабной войны с Англией с последующим завоеванием этой страны. В планы же испанцев входил блицкриг с последующим coup d'état[6], а не долгая и трудная военная компания на Острове. Имея под боком кровопролитные сражения в Голландии, Испания не могла себе позволить еще и многомесячную военную компанию в Англии.

Что же касается собственно Британии – там католики совсем потеряли остатки былого авторитета, к тому же в случае гипотетической высадки испанцев даже эти люди встали бы под знамена королевы Елизаветы[7], поскольку Филипп Испанский выглядел бы в их глазах агрессором, захватчиком.

Атака Кадиса.

Зимой 1587 года в Лиссабоне и Кадисе начались первые приготовления к выходу Армады. Для такого количества кораблей нужно было много боеприпасов, запчастей, материалов, вооружения. В Англии были уже извещены о зловещих приготовлениях. Елизавета хотела если не расстроить полностью, то хотя бы оттянуть выход Армады из Лиссабона. Это было жизненно важно для Острова, поскольку королева осознавала, что ее государство просто не готово дать серьезный отпор испанцам. Именно это желание и легло в основу корсарской экспедиции к Кадису знаменитого корсара Фрэнсиса Дрейка.

Елизавета узнала о готовящейся экспедиции почти сразу же, и это вызвало определенную тревогу. Естественно, масштаб приготовлений испанцев был неизвестен, но (зная о ресурсах иберийцев и о силе испанского флота) англичане занервничали. Мысль о превентивной атаке Армады пришла почти сразу же. Уже в письме к королевскому Совету от 3 марта 1587 года Фрэнсис Дрейк пишет: «Здесь [в Плимуте] довольно много судов и отличных солдат, которых при желании можно завербовать для экспедиции. Капитаны торговых судов дали мне предварительное согласие.». 2 апреля в письме к Уолсингему он развивает мысль: «Если Ваша Светлость соизволила бы выдать какую-то резолюцию, приказ, что я свободно могу вербовать людей и корабли — дело пошло бы гораздо быстрее.».[8]

Но все было не так просто. При дворе Елизаветы шли ожесточенные споры — стоит ли дразнить испанцев еще одним корсарским налетом, причем на этот раз на территории Иберийского полуострова. К примеру сэр Джеймс Крофт, мажордом (Comptroller of the Household) Елизаветы, очень резко отзывался о затее Дрейка, считая, что этот шаг приведет к полному разрыву с Испанией и не оставит возможности договориться с Филиппом II. Кроме того, Крофт обвинил Дрейка в разбазаривании государственных средств — вместо того, чтобы потратить деньги (которых и так мало) на укрепление обороны своего побережья, сэр Фрэнсис хочет взять из казны n-ную сумму денег на пиратский набег, исход которого совершенно неясен. Дрейк смог отмести последнее обвинение одним ударом — 10 апреля 1587 года он заключает соглашение с компанией Торговых Авантюристов (Company of Merchant Adventurers of London)[9] о финансировании атаки Кадиса. Елизавета после раздумий приняла сторону «ястребов», тем более, что раскошеливаться не пришлось. К тому же — королева договорилась с Дрейком, что выделит ему 4 королевских корабля, а взамен он гарантирует ей 50% от прибыли, если она будет.

Уже 12 апреля из гавани Плимута вышли следующие корабли: перестроенный в 1581 году 47-пушечный «Элизабет Бонавенчер» (флагман, командующий сэр Фрэнсис Дрейк), 38-пушечный галеон «Голден Лайон»[10] (вице-адмирал Уильям Берроуз), 41-пушечный «Дредноут»[11] (исполняющий обязанности контр-адмирала кэптен Беллингхэм) и 40-пушечный новейший «Рэйнбоу» (кэптен Томас Феннер)[12]. Остальные 20 кораблей (в основном мелкие парусно-гребные суда - пинасы) экспедиции были зафрахтованными приватирами. Отряд взял курс на Бискайский залив.

Хотя королева Англии и верила в удачливость Дрейка, все же она решила подстраховаться — ровно через 7 дней после отплытия, то есть 19 апреля 1587 года, к Дрейку была направлена быстроходная яхта с приказом королевы воздержаться от атаки и грабежа испанских портов. Таким образом, в случае неудачи правительница Британии могла представить экспедицию как абсолютно частное предприятие взбунтовавшихся подданных. Эта яхта никогда так и не достигла Дрейка, но об отправке этого судна было громогласно объявлено при дворе и сообщено послу Испании.

Меж тем Дрейк был уже у берегов Галисии. Около мыса Финистерре его отряд застиг шторм, который заметал суда, один из пинасов вылетел на скалы и разбился. Непогода длилась неделю, все же Дрейку удалось собрать свои корабли, 25 апреля англичане обнаружили два голландских судна, капитаны которых сообщили им о том, что в Кадисе для отправки в Лиссабон оснащают большое количество галеонов Армады. Подготовка еще не закончена, поэтому испанские navios[13] стоят без мачт и вооружения, а эскадра де Базана, базировавшаяся на этот порт, ушла встречать ежегодный конвой с Вест-Индии. Экспедиция сразу же взяла курс на Кадис.

В ночь на 29 апреля Дрейк оставил на левом траверсе городок Рота и вошел в Кадисскую бухту.

Кадис расположен в южной части Пиренейского полуострова на длинной косе, вытянутой вдоль материка. Тонкий перешеек соединяет этот город с континентом, с одной стороны - Атлантический океан, а с другой – воды Кадисской бухты. Изрезанные берега косы и континента образуют аж три гавани, из которых две являются внешними, а одна – внутренней. На материке, напротив Кадиса, располагаются форты Санта-Катарина, Санта-Мария, Порто-Реал, а на перешейке – сильно укрепленный бастион Пунталь. В глубине внутренней гавани находился город Каракка. Общее количество пушек крепостей Кадиса и фортов, прикрывавших город, насчитывало около 100 единиц. На момент атаки между Санта-Марией и Порто-Реалом у песчаных баров находились 30 мобилизованных судов[14], работы по оснащению которых еще не были закончены.  Стоит так же отметить, что «уркас» не имели команд — их временно распределили по военным кораблям де Базана, чтобы новички понабрались опыта.  В глубине бухты, около Каракки, находились 20 французских торговых кораблей, избравших Кадис временной стоянкой перед переходом домой.

К чести испанских солдат — дозорные сразу заметили отряд Дрейка. К кораблям, на которых по приказу сэра Фрэнсиса были подняты французские и фламандские флаги, была выслана шлюпка таможенной стражи для осмотра. На полпути по шлюпке был открыт огонь, четверо солдат погибли, оставшиеся же погребли к берегу так быстро, как только могли. За ними в погоню кинулся баркас англичан, но испанцы успели нырнуть под защиту батарей порта.

Этот пушечный выстрел послужил началом паники, охватившей городское население Кадиса. Торговый и рабочий люд кинулся к городским воротам, в давке погибло 19 человек. Мэр Кадиса Хуан де Вега срочно послал известие об атаке англичан герцогу Медина-Сидония, а сам судорожно стал готовить город к обороне. Срочно послали рабочих рыть траншеи и укрытия для пушек у берега. Были открыты Арсенал и армейские магазины. Сидония, получивший к тому времени известия об атаке англичан на город (о кораблях никто не думал, все были уверены, что сейчас начнется высадка войск), помчался в город всего лишь с четырьмя слугами, приказав мобилизовать и перебросить в Кадис всех и вся. По мосту Суасо, соединяющему материк и перешеек к ночи прошли на защиту города 200 аркебузиров. Срочно вышли полки из Хереса и Каракки.

Тем временем Дрейк спокойно атаковал брандерами, сжег и захватил то ли 20, то ли 26 из 30 кораблей Армады (среди которых был галеон Санта-Круса 800-тонный «Нуэстра Сеньора дель Розарио»)   одиноко стоявших у песчаных баров. В атаку на англичан были посланы шесть кастильских галер и один галиот[15] под командованием Педро де Акунья, испанские моряки завязали бой с превосходящим противником. В этом скоротечном бою галиот и одна галера были повреждены (у галиота артиллерийским выстрелом снесло банку с тремя гребцами, сломалось несколько весел левого борта; галера была сильно повреждена и вылетела на мель у Кадиса), и из-за большой численности неприятеля Акунья был вынужден отойти.

Что касается двух галер у моста Суасо — они были атакованы четырьмя пинасами англичан, вели двухдневную артиллерийскую дуэль и в результате смогли отбиться.

В отрытых на берегу траншеях спешно развернули полевые батареи (частью использовав для этого пушки, предназначенные для галеонов Армады), которые сразу же открыли огонь по англичанам. Было принято решение организовать запись в ополчение.  Огонь испанских пушек оказался неточным, связано это было с тем, что из-за отсутствия достаточного количества артиллеристов к орудиям встали рабочие верфей. Дрейк сквозь огонь посылал призовые команды к испанским кораблям в Нижней Гавани. Их задачей было сжечь как можно больше судов. Испанцы вели огонь из всех видов оружия.

Бои эти длились три дня, к 1 мая англичане смогли уничтожить то ли 24 (по испанским данным[16]), то ли 33 (по английским[17]) испанских корабля. Кроме того — 4 испанских торговых корабля (не предназначенных для Армады) Дрейк смог захватить. 2 мая Дрейк покинул воды Кадиса. Англичане потеряли один приз (португальскую каравеллу, захваченную, которую смогли отбить галеры Акуньи) и одного человека убитым. Стоит так же упомянуть и еще об одном захвате — Мартин Фробишер увел из Каракки большое торговое судно, груженое 3000 бочками с хересом. Опасаясь упадка дисциплины этот приз под конвоем двух пинас побыстрее спровадили в Англию.

Дрейк проследовал к мысу Сент-Винсент, где нахрапом захватил сильную крепость Сагреш (Fortaleza de Sagres), построенную еще при Генрихе Мореплавателе. Разломав там и взорвав что только можно, корсар проследовал к Лиссабону, где начал охоту на рыболовные суда испанцев и португальцев. Базан спешно вооружал корабли, чтобы дать отпор неприятелю, однако Дрейк быстро отошел к Сагрешу, а потом к Азорским островам, где захватил галеон «Сан-Фелиппе» с грузом пряностей, шелка и золота на 11400 фунтов стерлингов.

6 июля Дрейк вернулся в Англию. Ущерб, нанесенный англичанами, был велик. Прежде всего — испанцы потеряли большое количество кораблей, которые могли бы войти в состав Армады. Дрейк так же сжег в Сагреше около 1600 тонн дубовых досок, приготовленных для выделки бочек (эти бочки были необходимы для комплектования флота Базана провизией). Так же была полностью нарушена система морских перевозок у португальских берегов. Атака Дрейка отложила экспедицию к берегам Англии более чем на год.

Непобедимая Армада.

В июле 1587 года из Лиссабона к Азорским островам вышла эскадра де Базана, чтобы сопроводить в Испанию под охраной «серебряный флот», поскольку после налета Дрейка английских корсаров сильно опасались. Все же (как мы уже упоминали) Дрейк смог захватить «Сан-Фелиппе» и удачно вернулся домой.

Филипп II торопил де Базана с окончанием подготовки Армады. Он считал, что надо форсировать приготовления и выходить в море. В январе 1588 года дон Альваро отвечал, что из запланированных 50 галеонов он имеет в строю только 13! Вместо 100 судов обеспечения и поддержки — всего 70!  Вместо 15 гребных судов — всего 4 галеры! Но и из этих судов большая часть не кренгована и не загружена пушками и припасами. 23 января король потребовал выхода флота в море, но опять получил ответ, что флот еще совершенно не готов. Филипп, не доверяя до конца Базану, послал в Лиссабон с ревизией графа де Фуэнтеса. Проверка эта не выявила хищений и нарушений со стороны маркиза Санта-Крус, но дон Альваро воспринял  ревизию как королевскую немилость, заболел, впал в горячку и скончался 19 февраля 1588 года.

После недолгих раздумий король назначил новым командующим Наисчастливейшей Армадой уже известного нам по обороне Кадиса дона Алонсо Переса де Гусмана эль Буэно, герцога Медина-Сидония. Большую роль в выборе именно этого назначения сыграли администраторские способности герцога.

По признанию Медины-Сидонии, по прибытии в Лиссабон он застал там полный хаос — припасы, провизия, пушки, порох, ядра — все это в беспорядке свалено у пристаней; часть галеонов были хоть сейчас готовы к выходу в море, но на другой части не были поставлены даже мачты; какие-то корабли благодаря расторопности своих капитанов были перегружены провизией, а на других ее не было совсем; Кто-то загрузил на свои корабли все пушки, но не имел ядер; кто-то, наоборот, имел полный комплект ядер и пороха, но еще не установил пушки. В общем — царило состояние хаоса и неразберихи.

Благодаря титаническим усилиям Медины-Сидонии к лету Армада была оснащена. Полный список судов Армады сведен в таблицу:

Наименование Тоннаж Пушки Тип корабля Примечание

Португальская Армада (командующий герцог Медина-Сидония)

San Martín  1000 48 галеон Капитана

San Juan  1050 50 галеон Альмиранта

San Francesco or Florencia 520 52 галеон

San Luis  830 38 галеон

San Felipe  840 40 галеон

San Marcos  790 33 галеон

San Mateo  750 34 галеон

Santiago  520 24 галеон

San Bernardo  351 21 галеон

San Cristóbal  352 20 галеон

Augusta  160 13 малый галеон (галисабара)

Julia  160 14 малый галеон

Кастильская Армада (командующий дон Диего Флорес де Вальдес)

San Cristóbal  700 36 галеон Капитана

San Juan Bautista  750 24 нао Альмиранта

San Medel y San Celedón 530 24 галеон

San Juan el Menor 530 24 галеон

Santiago el Mayor  530 24 галеон

Asunción  530 24 галеон

San Felipe y Santiago 530 24 галеон

San Pedro  530 24 галеон

Nuestra Señora del Barrio 530 24 галеон

Santa Ana  250 24 галеон

Nuestra Señora de Begoña 750 24 галеон

Trinidad  872 24 нао

Santa Catalina  882 24 нао

San Juan Bautista  650 24 нао

Nuestra Señora del Socorro 75 14 паташ

San Antonio de Padua  75 12 паташ

Бискайская Армада (командующий дон Хуан Мартинес де Рекальде)

Santa Ana  768 30 нао Капитана

Gran Grin  1160 28 нао Альмиранте

Santa María de Montemayor 707 18 нао

Santiago  666 25 нао

María Juan  665 24 нао

Magdalena  530 18 нао

Manuela  520 12 нао

Concepción Mayor (or Zubelzu) 468 16 нао

Concepción de Joanes d’Elcano 418 18 нао

San Juan  350 21 нао

María de Miguel  Suso 96 6 паташ

San Sebastián  78 6 паташ

Isabela  71 6 паташ

La María de Aguirre 70 6 паташ

Гипускоанская (Баскская) Армада (командующий дон Мигель де Окендо)

Santa Ana 1200 47 нао капитана

Nuestra Señora de la Rosa or Santa María de la Rosa 945 26 нао альмиранте

San Salvador 958 25 нао

Santiesteban  736 26 нао

Santa Cruz  680 16 нао

Santa María  548 20 нао

Santa Bárbara  525 12 нао

San Buenaventura   379 21 нао

María San Juan 291 12 нао

Doncella  500 16 «урка»

San Bernabé  69 9 паташ

Asunción 60 9 паташ

La Magdalena  ? 1 пинас

Nuestra Señora de Guadalupe ? 1 пинас

Андалузская (Кадисская) Армада (командующий дон Педро Вальдес)

Nuestra Señora del Rosario 1150 46 нао капитана

San Francisco  915 21 нао альмиранте

Duquesa Santa Ana or Duquesa Medina Sidonia 900 23 нао

Concepción 662 20 нао

San Juan Bautista 800 31 галеон

San Bartolomé   976 27 «урка»

Santa Catalina 730 23 «урка»

Santa María 730 20 «урка»

Trinidad  650 13 «урка»

San Juan de Gargoriu or Gargarin 569 16 нао

Espíritu Santo  70 10 паташ

Левантийская (Средиземноморская) Армада (командующий дон Мартин де Бертендон)

Regazona or Ragusana (Dubrovnic) 1249 30 нао капитана

La Lavia or La Via 728 25 нао альмиранте

Trinidad Valencera or

Santo Spirito 1100 42 нао

Santa Trinidad de Scala or de Sagra 900 22 нао

Juliana  860 32 нао

Sveti Nikola or San Nicolás Prodanelic 834 26 нао

Santa María Rata y Coronada or Rata Coronada 820 35 нао

Santo Joanne  Battista or San Juan de Sicilia 800 26 нао

Presveta  Anuncigata or Anunciada (Dubrovnic)  703 24 нао

Santa María de Biscioneor de Visón 666 18 нао

Зафрахтованная (Немецкая[18]) Армада (командующий Хуан Гомес де Медина)

Gran Grifón  650 38 «урка» капитана

San Salvador  650 24 «урка» альмиранте

Castillo Negro  750 27 «урка»

Casa de Paz Grande 650 25 «урка»

Santiago  600 19 «урка»

Barca de Hamburgo 600 23 «урка»

San Pedro Mayor 581 29 «урка»

Falcón Blanco Mayor 500 15 «урка»

San Pedro Menor 500 18 «урка»

Sansón  500 18 «урка»

Barca de Ancique 450 26 «урка»

David  450 7 «урка»

San Andrés  400 14 «урка»

El Gato  400 9 «урка» Реквизированное английское судно

Ciervo Volante  400 16 «урка»

Santa Bárbara  370 10 «урка»

Casa de Paz Chica 350 15 «урка»

Falcón Blanco Mediano or Menor 300 16 «урка»

Esayas  280 4 «урка»

San Gabriel  280 4 «урка»

Paloma Blanca  250 12 «урка»

Perro Marino 200 7 «урка»

Buena Ventura  160 4 «урка»

Эскадра галеасов или Неаполитанская Армада (командующий Хуго де Монкада)[19]

San Lorenzo  ? 50 галеас капитана

Girona  1200 50 галеас альмиранте

Zúñiga ? 50 галеас

Napolitana  ? 50 галеас

Эскадра Галер (командующий дон Диего де Медрано)

Capitana  ? 5 галера капитана

Bazana  ? 5 галера альмиранте

Diana  ? 5 галера

Princesa  ? 5 галера

Эскадра паташей и забар (командующий дон Диего Хуртадо де Мендоса)

Nuestra Señora del Pilar de Zaragoza 300 11 нао капитана

La Caridad Inglesa 180 11 «урка» альмиранте

San Andrés de Escocia 150 12 «урка»

Santo Crucifijo 150 8 паташ

Concepción de Lastero 75 7 паташ

Espíritu Santo 75 2 паташ

Nuestra Señora de Fresneda 70 - паташ

Concepción de Carasa 70 5 паташ

Concepción de Castro 75 6 паташ

Nuestra Señora de Guadalupe 70 - паташ

San Francisco  70 - паташ

Nuestra Señora de Begoña 64 10 паташ

Concepción de Capitillo 60 10 паташ

Nuestra Señora de Gracia 57 5 паташ

Nuestra Señora del Puerto 55 8 паташ

San Jerónimo  55 4 паташ

Asunción  - 2 Забара (сабра)

Concepción de Somarriba - 18 забара

Concepción de  Valmaseda - 2 забара

Nuestra  Señora de Castro - 2 забара

San Andrés  - 2 забара

San Juan de Carasa  - - забара

Santa Catalina  - - забара

Trinidad  - 2 забара

Всего 21 галеон, 2 галисабары, 39 нао, 30 «уркас», 22 паташа, 2 пинаса, 4 галеаса, 4 галеры, 8 забар — итого 132 корабля.

Уже по списку видно, что силы разных эскадр были очень неоднородны. Безусловно — лучше всех укомплектованы были Португальская и Кастильская Армады. Средиземноморский и Немецкий отряды представляли собой пестрое сборище наскоро переделанных торговых судов, вооруженных как попало, с командами, набранными с бору по сосенке. Большое количество гребных и парусно-гребных судов безусловно было необходимо в Ла-Манше для перевозки войск Пармы из Дюнкерка в Эссекс и Кент, но возникал резонный вопрос — а смогут ли эти плохо приспособленные для открытого моря корабли пережить переход через Бискайский залив и Атлантику к Каналу. К этому следует добавить, что на борту находилось 30565 моряков и  солдат, а так же припасы и провиант на такое количество людей, поэтому часть кораблей была ужасно перегружена.

Задача, поставленная Армаде Филиппом II, была проста — не отвлекаясь на затяжные бои, дойти до Дюнкерка, перевезти и прикрыть от возможных атак англичан Фламандскую армию Фарнезе на Остров, организовать ее высадку в районе Дувра и Маргейта. Стоит сказать, что первоначальный план 1586 года на данный момент уже требовал модификации — дело в том, испанцы не смогли захватить глубоководные Флиссинген и Бриль, куда могли бы прибыть океанские суда Армады, и теперь голландский флот мог блокировать все начинания Пармы, у которого из портов остался лишь мелководный Дюнкерк[20]. Кроме того — после первых поражений от испанского флота голландцы начали строить большие суда по типу галеонов (возникла даже его новая разновидность: низкосидящий «фламандский галеон» или «орлогсхип» - военный корабль) и могли на равных противостоять иберийцам. Теперь погрузка 27 тысяч ветеранов Фламандской армии была возможна только гребными судами Армады, причем было ясно, что защитить их испанские галеоны не смогут, чем наверняка воспользуются голландцы, имеющие небольшие корабли с плоскими днищами, но достаточно хорошо вооруженные. Однако Филипп II отказался что-либо менять в планах. Получалась анекдотическая ситуация — с одной стороны герцог Медина-Сидония должен был придерживаться четких инструкций короля, а с другой — импровизировать на месте. То есть еще до выхода Армады план, согласованный в 1586 году, по сути стал фикцией.

И все же 28 мая 1588 года Армада вышла из Лиссабона. Из-за противного ветра четыре дня дрейфовали у мыса Финистерре. 19 июня корабли вошли в Ла-Корунью пополнить последние запасы и сделать ремонт. Там задержались до 25-го числа из-за сильного норда, потом вышли и сразу же попали в шторм. Корабли раскидало по Бискайскому заливу, Сидония приказал в случае сильных повреждений и невозможности присоединиться к Армаде отходить и интернироваться во французские порты.

Что же в это время делал английский флот?  Британцы, безусловно, были в курсе всех приготовлений и принимали ответные меры. Срочно восстанавливались прибрежные крепости, была развернута чуть ли не тотальная мобилизация, королевские верфи судорожно строили новые корабли.

К маю 1588 года английский флот насчитывал 34 королевских галеона  и 163 зафрахтованных приватира — всего 197 кораблей. Из этого количества 30 судов имели водоизмещение от 200 до 1000 тонн; 19 королевских кораблей имели не менее, чем по 30 пушек. 12 кораблей из этого числа были приватиры, вооруженные корсарами — Фрэнсисом Дрейком, Мартином Фробишером, Джоном Хокинсом, лордом Чарльзом Говардом Эффингемским[21]. Главнокомандующим флотом был назначен лорд Говард Эффингемский.

Список королевских  кораблей английского флота приведен ниже:

Наименование Тоннаж Пушки[22] Экипаж Командир

Ark  800 55 430 Флаг лорда Говарда Эффингемского, лорд «высокий» адмирал

Victory  800 42 430 Джон Хокинс, контр-адмирал

Triumph  1100 42 500 Мартин Фробишер, вице-адмирал

White Bear 1000 40 490 Лорд Эдмунд Шеффилд

Elizabeth Jonas  900 56 490 Роберт Соутвел

Mary Rose  600 36 250 Эдвард Фентон

Nonpareil  500 38 250 Томас Феннер

Golden Lion  500 38 250 Лорд Томас Говард

Elizabeth Bonaventure  600 47 250 Джордж Клиффорд, герцог Камберленд

Hope  600 48 270 Роберт Кросс

Revenge  500 43 250 Фрэнсис Дрейк, вице-адмирал

Rainbow  500 54 250 Лорд Генри Сеймур, контр-адмирал

Vanguard  500 54 250 Уильям Винтер

Dreadnought  400 32 190 Джордж Бестон

Antelope  400 30 170 Генри Палмер

Swallow  360 8 160 Ричард Хокинс

Swiftsure  400 42 180 Эдвард Феннер

Foresight  300 37 150 Кристофер Баббер

Galley Bonavolia  250 -- -- Уильям Боро, эсквайр (Bourough)

Bull 200 -- 100  галеас

Tiger 200 30 100 галеас

Aid 250 18 120 галеас

Tremontana   150 21 70

George 120 24 -- хоу

Scout  120 10 70  

Achates 100 13 60

Charles 70 16 45

Moon 60 9 40

Advice 50 9 40

Spye 50 9 40

Merlin 50 7 35

Sun 40 5 30

Cygnet 30 3 20

Brigandine 90 -- 35

Суммарный тоннаж английских кораблей составлял всего 29744 тонн (то есть средний корабль был водоизмещением 150 тонн, что соответствовало испанскому паташу), численность команд составляла 15551 человек. Согласно доктрине Джона Хокинса, назначенного в 1573 году казначеем и инспектором Ройял Неви, победить испанцев рассчитывали в артиллерийском бою. Именно для этого строились корабли нового типа и пестовались команды английских кораблей.

Хокинс считал, что на данный момент ни галеасы, ни галеоны, ни каравеллы не удовлетворяют требованиям каперского флота. Все громоздкие надстройки в носу и корме кораблей безжалостно снимались (это помогало избавиться от большой парусности и лишнего груза, а так же повышало маневренность), киль делался глубже, парусники получали более острые обводы с целью сделать их быстроходнее, повсеместно внедрялось использование артиллерии. Хокинс говорил, что по возможности надо уйти от тактики абордажа, активнее использовать дальнобойные пушки, стремиться сбить такелаж и рангоут у противника, дабы сделать его неуправляемым. Новый инспектор флота полностью отверг испанский опыт, где в составе экипажей находилась всего лишь четверть моряков и три четверти солдат. Напротив, Хокинс предложил комплектовать команды в основном моряками и артиллеристами, причем в совершенстве знающими свое дело. Маневр и артиллерийский бой — вот основное оружие англичан в пику испанцам; главное — не допустить абордажа, в котором доны не имеют себе равных.

Когда слухи о выходе Армады достигли Англии, Дрейк, назначенный вице-адмиралом, по согласованию с Елизаветой и Говардом перевел 55 кораблей в Плимут, поближе к Западным Подходам, чтобы тревожить нападениями испанцев на входе в Канал. Основная же часть флота вместе с Говардом (адмирал), Фробишером (вице-адмирал) и Хокинсом (контр-адмирал) заканчивала последние приготовления в Дувре. 20 кораблей выделили для нужд береговой охраны, командовал этим отдельным соединением лорд Генри Сеймур[23]. Его основной задачей было в контакте с голландцами следить за всеми телодвижениями Фарнезе. 31 июля у Говарда уже было почти 100 кораблей.

29 июля Наисчастливейшая Армада появилась на траверзе мыса Лизард. Изначально иберийцы шли в походных колоннах в трех группах – авангард, центр и арьергард. Дрейк, заранее извещенный о подходе испанцев, согласно легенде играл в шары, когда его застигло известие о появлении испанских кораблей у побережья Корнуолла. Согласно той же легенде сэр Фрэнсис решил доиграть партию, пробурчав под нос, что «все равно никуда они от нас не денутся».

Тем временем на флагмане испанцев «Сан-Мартин» состоялся военный совет. Медина-Сидония, Флорес де Вальдес, Рекальде и Окендо догадывались, что английские корабли сделают ставку на артиллерийский бой. При этом Вальдес предлагал воспользоваться оплошностью лорда Говарда, разделившего свои силы между несколькими портами, атаковать английские корабли в гавани Плимута и уничтожить отряд Дрейка. Этот вполне разумный совет был отклонен, поскольку Медина-Сидония имел четкие инструкции не ввязываться в бои местного значения и как можно быстрее идти к фламандским берегам. После бурного обсуждения было решено не атаковать плимутскую эскадру. В свою очередь Дрейк вышел из Плимута и попробовал атаковать этот гуситский табор, однако атака эта была нерешительной, стрельбу корсар вел с дальней дистанции и особого вреда испанцам нанести не смог.

1 августа флагманский «Ривендж» Дрейка[24], а так же «Уайт Бир» и «Мэри Роуз» обнаружили отбившийся от главных сил во время боя 31 июля 1150-тонный 46-пушечный «Нуэстра Сеньора дель Розарио» под командованием дона Педро Вальдеса, флагмана Андалузской Армады. Дело в том, что корабль Педро Вальдеса столкнулся с 882-тоным «Санта-Каталина» и сломал себе бушприт, а также повредил фок-мачту.  Сэр Фрэнсис послал парламентера на борт испанца, который спросил, будут ли доны драться или просто сдадутся. Вальдес решил капитулировать. На борту «Нуэстра Сеньора дель Розарио» англичане обнаружили 55 тысяч дукатов (жалование ветеранам Фарнезе), что впоследствии привело к крупному скандалу между корсарскими адмиралами. Мартин Фробишер в сердцах заявил: «Он [Дрейк] как трус вертелся всю ночь близ испанца, дабы взять добычу. Думал нас обмануть, чтобы мы не получили свою долю в пятнадцать тысяч дукатов, но мы ее получим или, клянусь Богом, мы пустим ему кровь». Но главное – на «Нуэстра Сеньора дель Розарио» англичане смогли захватить 132 бочки мелкозернистого пороха – ровно треть запасов пороха английского флота, который эскадра Дрейка порядком истратила в бою 31 июля.

Второй подранок, которого смогли захватить корабли Плимутской эскадры - 958-тонный 25-пушечный «Сан-Сальватор», у которого часть пороховых зарядов взорвалась в бою 31 июля. Корабль был небоеспособен, поэтому его решено было бросить, утром 1 августа он легко сдался англичанам. Третьей и последней жертвой оказался 500-тонный 16-пушечный гамбургский галеон «Фалькон Бланко Майор» из Немецкой Армады. Этот корабль отбился от главных сил и 1 августа был взят на абордаж.

Оценивая итоги боя у Плимута можно сказать только одно — Дрейк проиграл его стратегически. Да, он захватил 3 испанских корабля, но теперь испанцы были впереди него, на ветре, тогда как он плелся позади них и если бы Медина-Сидония решил высадить те войска, которые были на кораблях — помешать этому десанту Дрейк просто не смог бы.

После боя Сидония приказал совершить перестроение, и теперь Армада шла клином. Авангард составляли Кастильская и Португальская армады Сидонии и Диего Вальдеса, имея впереди галеасы. За ними следовали пинасы и мобилизованные суда. Левый фланг арьергарда под общим командованием Рекальде прикрывали Андалузская и Бискайская Армады. Правый фланг арьергарда (флаг Алонсо де Лейвы) составляли Гипускоанская и Левантийская Армады Окендо и Брентендона.

Тем временем к Армаде спешили эскадры Говарда и Хокинса. 2 августа около Веймута при сильном восточном ветре основные силы англичан атаковали Армаду. Опять-таки, как и в бою у Плимута, британцы расстреливали испанские корабли с дальней дистанции, бой по сути свелся к нерешительным стычкам. Наученные горьким опытом, при появлении противника все мелкие испанские корабли укрылись внутри клина. Видя, что 6 кораблей англичан[25] вырвались вперед и оказались в узости между Армадой и скалами Портлэнд Билл (недалеко от Веймута), испанцы попытались атаковать противника галеасами, но неудачно. В результате английские корабли отошли на юг, к французским берегам, а Армада проследовала далее по Каналу. И этот бой Говард и Хокинс, так же как и Дрейк, проиграли стратегически — теперь весь флот англичан следовал позади Армады. С точки зрения корсарской тактики это, конечно, было идеальным местоположением — иди себе спокойненько за испанцами и захватывай отставших. Но теперь Медина-Сидония был свободен в маневре — он мог высадить войска в любой точке по пути следования, и теперь между ним и Дюнкерком было только 20 английских кораблей Сеймура и голландцы Юстина Нассауского (30 флиботов и 16 «орлогсхипов»). Английский флот был практически исключен из борьбы.

3 августа около острова Уайт Говард и Дрейк атаковали Армаду с тыла, они даже сумели внести сумятицу в соединение де Мендосы (потерявшее мачту и отставшее от конвоя судно «Гран Грифон» было атаковано кораблями Дрейка), однако оперативно подошедшие крупные корабли Бискайской Армады под командованием Рекальде и галеасы смогли оттеснить англичан к западу и защитить своих. Более того — 4 августа испанцы по собственной инициативе пытались атаковать англичан, Говард не принял боя и отошел, теперь между эскадрами образовался некий разрыв. Это позволило испанцам 5-го числа спокойно подойти к Кале. Отсюда был послан вестовой к Фарнезе с донесением, что Армада близко.

А что же в этот момент творилось во Фландрии? 27 тысяч ветеранов Пармы были сконцентрированы на побережье, однако в море выйти они не могли — Дюнкерк и Антверпен были блокированы голландским флотом Юстина Нассауского. Здесь следует уточнить одно но: расстояние от Кале до Дюнкерка — 20 миль или 38 километров. То есть города эти расположены очень близко. Естественно, что Медина-Сидония сразу же связался с Фарнезе, прося его морем переправить войска на корабли Армады. Герцог Пармский, ссылаясь на голландскую блокаду и «текущие как решето» плоскодонные суда, отказался. Тогда дон Алонсо предложил фламандским терциям проделать марш-бросок к Кале и погрузиться на суда здесь, на французской территории. Конечно — это было нарушением французского суверенитета, но мэр Кале Жиро де Мелон был членом Католической Лиги, поддерживаемой испанцами, так что этот план при должной сноровке и дипломатических усилиях вполне мог быть исполнен. Однако и тут Фарнезе отказался. В свою очередь Парма предложил Медине-Сидонии атаковать голландский флот у Дюнкерка и отогнать его, после чего десантные суда ветеранов соединятся с Армадой. Дону Алонсо и его штабу было понятно, что это плохо прикрытая провокация. Самые сильные корабли Армады имели большую осадку, тогда как голландские боевые галеоны были мелкосидящими и вполне могли воспользоваться мелководьями. То есть воспользоваться у Дюнкерка превосходством хорошо вооруженных океанских кораблей Кастильской и Португальской Армад не было возможности, а пускать в бой забары и пинасы, уступающие в численности и вооружении эскадре Нассауского — форменное безумие.

К тому же атаковать голландский флот, имея в тылу англичан, причем превосходящих испанцев в численности, было подобно смертоубийству — даже если бы Медине-Сидонии и удалось бы прорваться сквозь заслоны «морских гезов» на рейд Дюнкерка, выйти обратно уже не получилось бы. Если сюда добавить проблемы с боеприпасами на кораблях Армады — понятно, что уже на этой стадии план высадки в Англии рухнул. Здесь Филипп и Фарнезе начинают импровизировать — для посадки войск на корабли было решено захватить французскую Булонь (!!!)[26], но и этот план дал сбой.

Новости о неготовности армии Фарнезе к высадке произвели эффект разорвавшейся бомбы. Уже тогда рассматривается вариант повернуть обратно и вернуться в родные порты. Пока что этому плану благоприятствовал ветер — устойчивый зюйд-ост. Но все же решили выждать. 6 августа испанцев пытался атаковать Говард, соединившийся с Сеймуром. Перестрелки шли весь день, но потерь не было. Обе стороны начали испытывать недостаток пороха, англичане отошли к своим берегам пополнить запасы. На следующий день Армада встретила флот снабжения из Фландрии. К большому разочарованию боеприпасов флот не привез, хотя пополнил запасы провизии. Тем временем англичане по совету Дрейка решили провести атаку брандерами. Для этого были выделены следующие парусно-гребные суда: барк «Тальбот», пинас «Хоуп», хоу «Томас», барк «Бонд», мелкие корабли «Бир Янге», «Элизабет», «Энджел» и «Кюрс шип». В ночь с 7 на 8 августа подожженные брандеры с попутным ветром направили на испанцев. Это вызвало панику на рейде Кале. Капитаны галеонов в спешке рубили якоря, галеас «Сан-Лоренцо» вылетел на мель и на следующий день был взят на абордаж (причем потери англичан составили 200 человек), флот донов рассеялся по морю. 8 августа англичане сблизились и осыпали ядрами рассыпавшиеся испанские корабли, причем у Медины-Сидонии под рукой оказалось всего 40 кораблей, остальные снесло западнее. Так началось сражение при Гравелине. Из книги английского историка Уильяма Томаса Уэлша[27]: «яростный бой продолжался с 9.00 до 18.00. У Медины-Сидонии было в этот момент всего 40 кораблей, с которыми он противостоял всему английскому флоту. Испанцы сражались с отчаянной решимостью. Никогда ни до, ни после – даже при Лепанто – испанские моряки и морские солдаты не давали такого примера неустрашимости, как в этот день, 8 августа. И это  - после девяти дней беспрерывных боев, после ужасной ночи, полной душевного волнения и страха, вызванного атакой брандеров и потерей якорей.»

Англичанам удалось отрезать от основных сил 6 испанских галеонов  («Сан-Мартин»«, Сан-Маркос», «Сан-Хуан де Сицилия», «Тринидад Валенсера», «Сан-Фелиппе» и «Сан-Матео») и навалиться на них.  По отчетам испанцев — их атаковало аж 150 кораблей (в это мало верится, но англичан там было, наверное, много), однако вовремя прорвались эскадры  Рекальде и Окендо и помогли отбиться[28]. Орудийным огнем было сильно повреждено 665-тонное 24-пушечное зафрахтованное судно «Мария Хуан». 10 августа оно затонуло от полученных повреждений у Гравелина, причем экипаж с него был снят.

В заключении мы подробно расскажем о начале боя «Сан-Фелиппе» и «Сан-Матео» с превосходящими силами англичан, поскольку там есть смысл поговорить об артиллерии сторон. А закончилось все вот как.

Несчастные «Сан-Фелиппе» (840 тонн, 40 орудий) и «Сан-Матео» (750 тонн, 34 орудия) после шестичасового боя получили сильные повреждения, и отстали. Наутро «Сан-Фелиппе» взял курс на Дюнкерк, но вылетел на мель недалеко от Флиссингена. Его сразу же окружили легкие голландские суда. Нидерландцы предложили донам сдаться,  на что те после короткого раздумья согласились. Однако протестанты нарушили условия капитуляции и устроили настоящее избиение команды, за исключением дворян, с которых надеялись взять выкуп. Как пишет голландский свидетель взятия «Сан-Фелиппе», «палуба покраснела от крови», и у экипажа корабля было только два выхода – драться до конца, или прыгать в море, надеясь выплыть к берегу и уйти во Фландрию[29].

Та же судьба постигла и корабль под командованием квартирмейстера (полковника) морской пехоты Сицилии дона Диего де Пиментеля «Сан-Матео» - он ко всему прочему сел на мель напротив форта Раммекенс (у входа в канал Вельзинге, соединяющего Мидельбург с морем). Испанцу пришлось выдержать еще и обстрел береговой артиллерии, и это притом, что после боя 8 августа на корабле Пиментеля совсем не оставалось ядер и ответить он не мог! Все же на «Сан-Матео» смогли отбить две попытки абордажа, поэтому озверевшие от сопротивления голландцы в третью попытку устроили выжившим на палубах настоящую бойню, спаслись оттуда лишь единицы. Из голландского описания последнего боя «Сан-Матео»: «как только наши лодки приблизились к обреченному испанскому кораблю на 15 ярдов, у бортов испанца появилась стена аркебузиров, которая дала по нам прицельный залп. Много моих товарищей было ранено и убито, часть слетела с лодок в море. С мачт вели беспокоящий огонь испанские мушкетеры, от пуль их тяжелых ружей не спасали даже кирасы. Несколько лейтенантов, возглавлявших абордажные партии, было убито этими мушкетерами. Нам все-таки удалось проникнуть на борт, и началась свалка, жестокая и беспощадная. Пощады не знали ни мы, ни наши враги. Кровь лилась рекой.» Кормовой флаг «Сан-Матео» несколько раз переходил из рук в руки, и, наконец, порезанный в пяти местах и пробитый аркебузными пулями, он  был захвачен[30].

Поврежденный нао «Тринидад Валенсера» взял курс на Брюгге, но около Бланкенберге был перехвачен английским капитаном Робертом Кроссом на «Хоуп»  и сдался после получасового обстрела. Следует также упомянуть и португальскую «урку» «Сан-Педро Менор», которая перед боем перешла на сторону англичан со всем экипажем[31].

И все же к полудню 9 августа англичане и голландцы были отбиты по всем направлениям. В этот же день пришло сообщение от Фарнезе, что войска смогут быть готовы к погрузке не раньше, чем через две недели. На очередном военном совете развернулась жаркая дискуссия по поводу последующих действий. Рекальде, Лейва и Окендо говорили, что атака у Гравелина не привела к победе англичан. Армада может дрейфовать у входа в Па-де-Кале, дождаться обычного в тех краях норд-веста[32] и готовности Фарнезе, прорваться в Дюнкерк, погрузить войска и высадить их в Англии. Хотя эти адмиралы были в меньшинстве относительно дальнейшего плана действий, однако их мнение было очень весомо. Растерявшийся Медина-Сидония решил все же провести голосование. В результате было решено вернуться обратно в Ла-Манш и вести корабли домой. Однако этим планам не суждено было сбыться — ветер переменился на юго-западный, поэтому было решено обойти вокруг Британских островов и вернуться в Испанию. Английская королева, узнав о решении иберийцев, сказала очень точно: «Дунул Господь, и они рассеялись!»

До 11 августа англичане, не веря своему счастью, осторожно следовали за испанцами, но не атаковали их. 12 августа испанцы миновали Фёрт-оф-Форт, к 20-му были около Оркнейских островов. Уже в этот момент на эскадре было около 3000 больных и обмороженных[33]. 3 сентября часть эскадры миновала пролив между Гебридскими островами и Шотландией. К этому времени корабли были рассеяны по морю. 10 сентября испанские суда достигли Ирландии. О негостеприимные скалы этого острова разбилось 26 испанских кораблей. Надежды на помощь братьев по вере не оправдались — английский лорд-наместник Ирландии Уильям Фицвильям расположил множество дозорных постов на северном берегу с приказом убивать все испанцев, которые высадятся на берег, в результате потерпевшие кораблекрушение безжалостно уничтожались – было убито порядка 3000 выживших. Также множество моряков умерло от голода.

21 сентября на рейд испанского Сантандера вошли остатки Бискайской Армады Рекальде. С 22 по 30 сентября прибывали отставшие. Часть кораблей дошли до Ла-Коруньи, Сан-Себастьяна и Ферроля. Всего Наисчастливейшая Армада потеряла 63 корабля, из них только 7[34] — боевые потери. Стоимостная оценка потерь — 1 миллион 400 эскудо. Не досчитались так же 10 тысяч моряков.

Потери голландцев в битве при Гравелине неизвестны.

Что касается англичан — их потери по официальным отчетам совокупно составили до 500 моряков убитыми и раненными, но эти данные вызывают большие сомнения. Дело в том, что когда английские корабли вернулись в свои порты, Елизавета, нарушив свое слово[35], не расплатилась с командами. Подлым образом 14472 из 15925 моряков были уволены из флота без выходного пособия. Бедняги гибли на улицах от голода и истощения – так умирали те, кто спас Англию. Множество трупов моряков, которые просто не успевали убирать, вызвали в Лондоне вспышку дизентерии, а потом и тифа. В течение месяца (пока Непобедимая Армада еще плыла к своим берегам) умерло 2/3 английских матросов. Лорд Говард, уж на что скупой дядька, потрясенный увиденным, отдал половину своего состояния, чтобы облегчить участь своих вчерашних подчиненных. В 1590 году Говард, Дрейк и Хокинс на собственные средства организовали Чатэмский военно-морской госпиталь, предназначенный для лечения и реабилитации раненных моряков. Правительство же Англии и ее королева просто забыли о тех, кто спас королевство. Поскольку учета погибших от голода и эпидемии не велось и примерно оценивается от 6000 до 8000 человек, в эти цифры вполне может входить какая-то часть погибших во время боев с Армадой. Но вот какая, и входит ли вообще – неизвестно.

Что касается английских кораблей – в боях с Армадой их удалось сохранить, хотя в бою 8 августа при Гравелине многие даже из больших английских кораблей были серьезно повреждены (согласно книге Колина Мартина и Жофрея Паркера «The Spanish Armada» «Ривендж» и «Уайт Бир» получили до 40 подводных пробоин).

Узнав все перипетии похода Армады к берегам Англии, мы теперь четко можем ответить на вопрос — почему высадка 1588 года не удалась. Во-первых — план, составленный в 1586 году, к лету 1588 года был фикцией. Армада действительно могла дойти до Дюнкерка и Антверпена — но в лучшем случае она была бы там заблокирована превосходящими силами англичан и голландцев, а в худшем — разгромлена.  В свою очередь испанцам везло до определенного момента — англичане не смогли перекрыть им путь к английским берегам, и не нанесли серьезных потерь в боях в Канале. Однако везение кончилось 6 августа, когда стало ясно, что войска Фарнезе не готовы к погрузке, более того — на рейд Дюнкерка и Антверпена кораблям Армады прорваться не удастся. Именно тогда прозвучало решение идти домой. В случае обратной дороги через Канал потери конечно же были бы меньше, и это все, чем такая ситуация была бы лучше реальной.

Резюмируя можно сказать, что высадиться в Англии в 1588 году испанцам помешал оторванный от реальности план десантирования, а так же неготовность Фарнезе. На это наложилось четкое следование королевским инструкциям герцога Медины-Сидонии, которые (и это было ясно) еще до выхода Армады из Лиссабона, стали никчемными бумажками.

Выводы и заключение.

Вопреки бытующему во многих книгах мнению, испанцы в походе Непобедимой Армады были в численном меньшинстве. Их флот насчитывал 132 корабля (из них 67 водоизмещением[1] более 500 тонн), тогда как английский флот, считая и частные суда, состоял из 197 кораблей (18 из них более 500 тонн водоизмещения[2]), голландцы блокировали Дюнкерк и Брюгге эскадрой из 100 кораблей, в основном мелких флиботов. Таким образом, 132 испанским кораблям противостояли в общей сложности 297 кораблей противника, пусть и меньших размеров. Стоит отметить, что меньшие размеры английских и голландских судов были скорее преимуществом, нежели недостатком, поскольку Ла-Манш в районе Кале и Дюнкерка изобилует мелями, поэтому половина Армады была боеспособна только на «большой воде».

Отдельно стоит рассмотреть вопрос по артиллерии. Во всех книгах раз за разом говорится о том, что англичане сделали упор на пушечный бой, и по артиллерии каждый корабль англичан превосходил каждый корабль испанцев как минимум в полтора раза. Что же показывает статистика? Испанские корабли общим тоннажем в 59394 тонны имели 2493[3] орудия всех калибров; на 33 английских королевских и корсарских кораблях было 916 орудий, а всего их во флоте Говарда насчитывалось до 3500 штук. Если мы рассчитаем среднее количество пушек на одном корабле, то получим значение 17 для испанцев, и 18 – для англичан. То есть вооружение противоборствующих сторон было примерно одинаковым.

Оппоненты часто говорят, что да, наверное, количество и было одинаковым в пересчете на корабль, но у англичан было больше пушек крупных калибров. Давайте подумаем, хорошо это или плохо? Дело в том, что тогда пушки большого калибра были короткими[4] (каннон-роялы, канноны, деми-канноны) имели прицельную дальность огня не более 50-150 ярдов, тогда как почти вся серия боев Армады в Канале (кроме Гравелина) прошла на дальности в 200-400 ярдов. Соответственно не могли большие калибры англичан сыграть решающей роли. Это косвенно подтверждается тем, что и у англичан, и у испанцев были полностью израсходованы ядра средних калибров (кулеврины и деми-кулеврины), тогда как ядер для каннонов, фальконетов и сакр было еще предостаточно. В то же время, совершенно понятно, что для англичан такая дистанция боя диктовалась страхом попасть под абордаж, в котором испанцы в то время не имели себе равных. Но – палка о двух концах – на таких расстояниях КПД тяжелой артиллерии свелся на «нет», что с убедительностью и продемонстрировали бои с Армадой.

В подтверждение можно привести данные из книги Майкла Льюиса «Armada guns» дается статистика по пушкам противоборствующих сторон. Льюис делает упор на орудия среднего и большого калибра, и приводит вот какую таблицу:

Тип пушек[5] Испанцы Англичане

Каннон-тип 489 98

Кулеврин-тип 635 1874

Итого 1124 1972

Таким образом, информация о том, что у англичан было больше пушек крупных калибров, прямо противоречит данным сторон и является в корне неверной. В этой же таблице приводится и суммарный вес бортового залпа. Для испанцев он составляет 19369 фунтов, тогда как для англичан – всего лишь 14677 фунта, или на 24 процента меньше испанского.

Так же в книгах часто упоминается так называемый «чугунный фактор». Поясним - считается, что испанские ядра, сделанные из чугуна без примесей, при попадании в борта английских кораблей просто раскалывались на мелкие куски, в то время как английские ядра из-за чугуна низкого качества имели гораздо большую пробивную способность.

Рассматривая бои с Армадой с 31 июля по 6 августа, мы вообще не увидим потопленных артиллерией кораблей с обеих сторон. Это и понятно, ведь, как мы выше показали, дистанции боя были довольно велики, а средний калибр не мог нанести фатальных повреждений ни одной из сторон.

В бою у Гравелина мы видим, как эскадра Дрейка (50 вымпелов) три часа расстреливает галеон «Сан-Мартин» (1000 строевых тонн, 48 пушек) с убойной дистанции - 30-50 ярдов. Напомню - эскадра Дрейка включала в себя 12 «быстрых» королевских галеонов, каждый с вооружением в 42 длинные пушки. Далее подходят Хокинс и Фробишер со своими дивизионами, 17 английских кораблей два часа расстреливают галеон «Сан-Фелиппе» (840 тонн, 40 пушек), на галеон «Сан-Матео» (750 тонн, 34 пушки) три раза восемь английских кораблей заходят на абордаж, все три раза отбиты.

Каков же результат сражения этих трех кораблей с превосходящими силами противника? Да самый простой – у англичан просто заканчиваются ядра и порох, на испанских на кораблях только повреждены мачты, их сносит к фламандским отмелям течением, два из них садятся на мель, и на следующий день их на абордаж берут голландцы, кроме «Сан-Мартина», который смог справиться с управлением и вернуться к основным силам. 10 августа на нем было поставлено фальшивое вооружение, и с этими мачтами он смог потом обогнуть Англию, пройти мимо Ирландии и вернуться в Сан-Себастьян.

Только 665-тонное 24-пушечное реквизированное судно «Мария Хуан» из Бискайской Армады получает тяжелые повреждения от артиллерийского огня, у него много подводных пробоин, и ночью оно тонет, причем весь экипаж с судна был снят.

Отсюда следует вывод - либо у англичан также ядра были «не той системы», либо дело не в ядрах, а в том, что артиллерия сторон еще была просто неспособна топить корабли.

Сноски:

 

[1]Capitán General del Mar Oceano, генерал-капитан испанского флота.

[2]До этого момента Англия и Испания имели очень хорошие отношения, кульминацией англо-испанской дружбы можно назвать свадьбу инфанта Филиппа (будущего Филиппа II) и Марии Тюдор.

[3]Нидерландский дукат – 3.5 граммов золота 0,986 пробы. Следует отметить, что часть из этих денег вывозились контрабандой  – примерно 100 000 дукатов.

[4] Duro С.-F. «La Armada Invencible» - Madrid, 1885

[5]На тот момент Антверпен был взят испанцами, поэтому угроза голландского флота всерьез не рассматривалась. Если бы выход Армады планировался на 1586 год - угрозой голландского флота действительно можно было бы пренебречь.

[6]Дворцовый переворот.

[7]Елизавета, тем не менее, серьезно воспринимала угрозу католического заговора в Англии и предпринимала меры к нейтрализации католических сил. Так в 1586 и 1587 годах были произведены повальные обыски в Ланкашире. Несколько католических проповедников было арестовано и посажено в тюрьму. У католиков было изъято холодное и огнестрельное оружие.

[8]State Papers, Domestic Correspondence, Part I: The Tudors, 1509-1603.

[9]Компания Торговых Авантюристов была основана в 1407 году гильдией лондонских купцов, занимающихся экспортом неокрашенного отбеленного сукна. Основные направления торговой деятельности — Германия, Голландия, Норвегия, Швеция, Дания, Франция, Испания, Средиземное море. После введения Филиппом II высоких ввозных пошлин на сукно в 1560 году и запрета ввоза сукна из Англии на мятежные нидерландские территории Торговые Авантюристы постоянно финансировали корсарские набеги на испанские территории. В соответствии с Уставом 1564 г., директорат компании состоял из управляющего, пяти его заместителей и 24 помощников.

[10]Построен в 1557 году в Депфорде, тоннаж 650 тонн.

[11]Построен в 1571 году корабельных дел мастером Мэтью Бейкером. Тоннаж 360 тонн.

[12]Построен в 1586 году корабельных дел мастером Питером Петтом в Депфорде. Тоннаж 360 тонн.

[13]Navio — корабль.

[14]По-испански этот тип кораблей называется «урка» (urca). В данном случае это торговые суда, призванные временно на военную службу; также так именуются вообще любые транспортные суда.

[15]Всего у Акуньи было 8 галер и 1 галиот. Испанцы оставили две галеры у моста Суасо (Suazo), соединяющего форт Санта-Мария с перешейком, на котором расположен Кадис. Если бы Дрейк собирался высаживаться и грабить город — этот мост имел бы стратегическое значение, поскольку по нему с материка можно было перебросить в Кадис дополнительные войска. Испанцы имели все основания думать, что англичане пришли именно разграбить город, поскольку еще свежи были в памяти атаки Дрейка на Картахену Индийскую и Сан-Доминго в 1586 году.

[16]Despatch of the Duke de Medina-Sidonia to Philip II about the attack on Cádiz. Сжег 18 и захватил 6.

[17]Letter of Francis Drake to Francis Walsingham, secretary to Elizabeth I, (Barrow, p.102)

[18]Почти все корабли этой Армады были зафрахтованы в Гамбурге и Антверпене.

[19]Эта эскадра предназначалась специально для выгрузки войск на территории Англии, следовательно, имела важное стратегическое значение.

[20]Антверпен был отрезан от моря с захватом Флиссингена голландцами и англичанами в 1585 году, теперь во Флиссингене базировалась голландская эскадра.

[21]Colin Martin, Geoffrey Parker «The Spanish Armada», Penguin Books, 1999, p. 40.

[22]Вооружение дано по  Clowes W. L. «The Royal Navy: A history from the Earliest Times to Present», London : S. Low, Marston, Co., 1900, vol.1, p.588

[23] Согласно письму Генри Сеймура королеве от 1 августа 1588 года его отряд состоял из следующих кораблей – «Вэнгард» (флагман), «Рейнбоу», «Антилоуп», «Булл», «Тайгер», «Тремонтана», «Скаут», «Эйчетес», «Мерлин», «Сан», «Сигнет», «Джордж», «Гэллей», а так же 4 пинасов и 3 галер. Состав приведен по «State papers relating to the defeat of the Spanish Armada, anno 1588», - London, Navy Records Society,  1894, t. 2, p. 5.

[24] Самое смешное в том, что в ночь на 1 августа лорд Говард, признавая гораздо больший опыт Дрейка в морских делах,  отдал приказ сэру Фрэнсису принять на себя функции флагмана флота. Однако Дрейк не только не сообщил о его получении, но и погасил сигнальный фонарь на «Ривендже», легкомысленно уйдя на поиски отставших испанских кораблей. В результате, Говард, разыскивавший ночью Дрейка, принял сигнальный огонь испанского корабля за огонь «Ривенджа», и ночью влез  с кораблями «Арк Роял», «Уайт Бир» и «Мэри Роуз» прямо в середину испанского флота. Лишь по чистой случайности Говард не попал в плен испанцам.

[25] «Merchant Royal», «Centurion», «Margaret&John», «Mary Rose», «Golden Lion» и «Triumph».

[26]Булонь в раздираемой религиозными войнами Франции была тогда гугенотским городом.

[27] William T. Walsh «Philip II» - London, «Sheed and Ward», 1937.

[28]Известна байка о том, как после боя 8 августа корабль Окендо проходил мимо флагмана Армады «Сан-Мартина», и Медина-Сидония прокричал: «Сеньор Окендо, что нам делать дальше?» Окендо, известный своей враждой с советником герцога Диего Флоресом Вальдесом, ответил: «А это вы у вашего горе-советника Диего Флореса спросите! А мне пришлите боезапас - я собираюсь идти назад и драться дальше.» Медина Сидония воспринял слова Окендо серьезно и отправил ему 80 ядер.

[29] Многие историки объясняют поведение голландцев приказом Вильгельма Оранского, который приказал не щадить попавших в руки протестантам испанских моряков.

[30] Сейчас знамя «Сан-Матео» демонстрируется в муниципальном музее Лакенхаль города Лейдена.

[31] Все подробности о бое при Гравелине взяты из книги Neil Hanson «The Confident Hope of a Miracle - The True History of the Spanish Armada» - London, 2003.

[32]Рекальде и Окендо — самые опытные моряки эскадры — оказались абсолютно правы. Нужный ветер задул 20 августа, то есть через 11 дней после описанных нами событий.

[33]На Армаде присутствовало довольно много негров и мулатов.

[34] Гибель галеаса «Сан-Лоренцо» все же можно приписать к навигационной аварии, поскольку уже потерявшее руль и вылетевшее на мель судно англичане брали на абордаж. На даже если «Сан-Лоренцо» включить в список боевых потерь, то окажется, что испанцы потеряли всего 8 кораблей от боевого воздействия противника.

[35] 18 августа 1588 года в Тилбери королева среди всего прочего заявила, обращаясь к морякам: «Я знаю, что ваша смелость и выдержка уже получили заслуженную награду (в виде победы), и я даю вам свое королевское слово, что ваша служба будет должным образом оплачена».

[36] Не путать с современным понятием вместимости кораблей, измеряемых в брутто-регистровых тоннах. Тогда размеры определялись в строевых тоннах (первоначально – бочонках вина) – это формула (L *B*0.5B)/0.94, где L – длина судна, B – ширина судна. Оплата кораблестроителей производилась по числу строевых тонн.

[37] Испанская тонна – 2000 испанских фунтов = 920 кг; английская тонна – 2240 англ. фунтов=1016 кг.

[38] В разных источниках количество орудий разнится. Мы приводим их в соответствии со списком Армады в нашей книге.

[39] И с тонкими стенками.

[40] Орудия от фальконета и ниже не учитываются.

 

Изменено пользователем SergeyMakhov

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
1 914 публикации
468 боёв

Однозначно, Ваша тема лучше моей, а если учитывать, что Вы не приемлете копипаст и набирали все в ручную, то ей вообще цены нет  :trollface:

ЗЫ: Название темы как у добротного *** з элементами групповухи

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 342 публикации
844 боя

А Автора написать не надо? Или источник?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
3 713
Kolovorot13
4 921 публикация
3 044 боя

Просмотр сообщенияLexxRed (31 Июл 2013 - 16:32) писал:

А Автора написать не надо? Или источник?
Сергей Махов, не?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Репортер
2 525 публикаций
1 283 боя

Просмотр сообщенияLexxRed (31 Июл 2013 - 16:32) писал:

А Автора написать не надо? Или источник?

он же источник и автор

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
1 914 публикации
468 боёв

Просмотр сообщенияLexxRed (31 Июл 2013 - 16:32) писал:

А Автора написать не надо? Или источник?

Автор тонко намекает, что догадаемся сами...
К тому же вы не поверите, что я нашел http://www.vif2ne.ru...rhprint/2340740  :glasses:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 342 публикации
844 боя

Просмотр сообщенияSergius_Grey (31 Июл 2013 - 16:36) писал:

Автор тонко намекает, что догадаемся сами...
К тому же вы не поверите, что я нашел http://www.vif2ne.ru...rhprint/2340740  :glasses:
На эту книгу есть много рецензий как с хорошей так и с плохой стороны.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
261
[LJ] Aunt_Tom
Альфа-тестер, Коллекционер
2 021 публикация
4 777 боёв

Просмотр сообщенияSergius_Grey (31 Июл 2013 - 16:36) писал:

Автор тонко намекает, что догадаемся сами...К тому же вы не поверите, что я нашел http://www.vif2ne.ru...rhprint/2340740  

Пока суровые разработчики не оприходовали и Сергея -- уведомляю, что "Вулкан" это тоже он.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
582 публикации

Просмотр сообщенияLexxRed (31 Июл 2013 - 16:32) писал:

А Автора написать не надо? Или источник?
Подумайте.

Просмотр сообщенияLexxRed (31 Июл 2013 - 16:39) писал:

На эту книгу есть много рецензий как с хорошей так и с плохой стороны.
Приведите пример.

Просмотр сообщенияSergius_Grey (31 Июл 2013 - 16:29) писал:

Однозначно, Ваша тема лучше моей, а если учитывать, что Вы не приемлете копипаст и набирали все в ручную, то ей вообще цены нет  :trollface:
Я просто выложил главу из книги. Всего лишь. Так что специально для этого форума я не набирал это все..))) Так что если и скопипастил - то сам у себя.
Изменено пользователем SergeyMakhov

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
1 914 публикации
468 боёв

Просмотр сообщенияAunt_Tom (31 Июл 2013 - 16:42) писал:

Пока суровые разработчики не оприходовали и Сергея -- уведомляю, что "Вулкан" это тоже он.

Значит нужно успеть взять автограф  :ohmy:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
121 публикация
376 боёв

Читабельно "+"  :popcorn:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
667 публикаций

Под спойлерами,текст разделите на абзацы,пожалуйста :honoring:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
397 публикаций

Просмотр сообщенияLexxRed (31 Июл 2013 - 16:32) писал:

А Автора написать не надо? Или источник?
думаю и так понятно википедия
автору минус поскольку картинки необходимы

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
236
1L1dan
3 333 публикации
424 боя

Просмотр сообщенияBlock_Dodger (31 Июл 2013 - 17:09) писал:

думаю и так понятно википедияавтору минус поскольку картинки необходимы

А ссылочку можно?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
397 публикаций

Просмотр сообщения1L1dan (31 Июл 2013 - 17:24) писал:

А ссылочку можно?
это к автору, а не ко мне я всего лишь предположил что из википедии в принципе откуда ещё

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
1 914 публикации
468 боёв

Просмотр сообщенияBlock_Dodger (31 Июл 2013 - 17:09) писал:

думаю и так понятно википедия
автору минус поскольку картинки необходимы

Источник не википедия, источник я указал выше.
Дублирую: http://www.vif2ne.ru...rhprint/2340740

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
397 публикаций

Просмотр сообщенияSergius_Grey (31 Июл 2013 - 17:39) писал:

Источник не википедия, источник я указал выше.
Дублирую: http://www.vif2ne.ru...rhprint/2340740
что там? вирус? ты меня пугаешь, по этому на всякий случай отправил жалобу

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
70
[DONAT] Shadow_Lynxie
295 публикаций
12 455 боёв

Просмотр сообщенияXAPDPOKEP (31 Июл 2013 - 16:35) писал:

он же источник и автор
Он же Лёка, он же Бока....

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
1 914 публикации
468 боёв

Просмотр сообщенияShadow_Lynxie (31 Июл 2013 - 18:16) писал:

Он же Лёка, он же Бока....

"А ну-ка проверь… Ларичева Маня... Она же Анна Федоренко… Она же Элла Кацнельбоген… Она же Людмила Огуренкова… Она же… Она же Изольда Меньшова... она же Валентина Панеят" (с) Место встречи изменить нельзя

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×