Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
DrMort

Крон Принц Вильгельм идет на войну.

В этой теме 17 комментариев

Рекомендуемые комментарии

292 публикации
1 367 боёв

Наверняка военная слава совершенно не входила в планы руководства знаменитой германской судоходной компании «Северогерманский Ллойд», когда в 1900 году она заказала на верфи «Вулкан» в Штеттине (нынешний польский г. Щецин) новый четырехтрубный лайнер-скороход. В соответствии с верноподданническими традициями компании, новое судно еще до закладки получило название «Кронпринц Вильгельм» – в честь одного из представителей правившего в Германии королевского дома Гогенцоллернов. Новый лайнер – трансатлантик должен был укрепить престиж Германии на европейско-американской линии, с кровью завоеванный первенцем – скороходом «Северогерманского Ллойда», пароходом «Кайзер Вильгельм дер Гроссе» постройки 1897 г., отобравшим престижнейший приз, «Голубую ленту Атлантики», у англичан.

 

Постройка

Spoiler

  Кроме того, строительство «Кронпринца» должно было посрамить соперников «Ллойда» в Германии– трансатлантическую компанию «Гамбург-Америка Линие», чей четырехтрубный скороход «Дойчланд» отобрал «Голубую ленту» у «Большого Вилли», как окрестили «Кайзер Вильгельм дер Гроссе» его многочисленные поклонники. Несмотря на то, что экономические данные «Дойчланда» держались в секрете, ни для кого не было тайной, что новый «Лентоносец», построенный с привлечением огромных государственных субсидий, был чересчур прожорливым для того, чтобы приносить прибыли, зато он являлся носителем национального германского престижа на Атлантике.

  Дабы не впасть в ту же ошибку, что и гамбургские конкуренты, компания «Северогерманский Ллойд» применила на своем новом лайнере две относительно экономичные паровые машины четырехкратного расширения общей мощностью около36000 л. с., работающие на два винта. Пар для машин поставляли 12 однотопочных и 4 двухтопочных котла, расположенных в четырех котельных отделениях. Каждое из них имело индивидуальную дымовую трубу. Естественно, для топок котлов требовалось большое количество угля – при пробеге на максимальной скорости (23 узла) «Кронпринц Вильгельм» потреблял около 500 тонн топлива в сутки. Для сравнения, правда, у конкурирующего лайнера «Дойчляанд» суточный расход угля доходил до 1200 т. Главным конструктором парохода стал известный кораблестроитель Роберт Циммерман, имевший огромный опыт проектирования пассажирских судов, автор проекта «Большого Вилли».

  По своей архитектуре «Кронпринц Вильгельм» в целом повторял своего старшего брата, «Большого Вилли» – он имел такой же низкий силуэт, прямой ножевидный форштевень, крейсерскую корму со свесом, удлиненную надстройку от полубака до самого кормового свеса и четыре трубы, объединенные в две близкорасположенные пары. При этом, кроме установки более современных машин, лайнер имел на 600 т большее водоизмещение (14908 т) по сравнению с «Большим Вилли» и был длиннее на 3,05 м (202,1 м).

  Несмотря на близкие размеры и водоизмещение, «Кронпринц Вильгельм» представлял собою по сравнению с «Большим Вилли» вполне рентабельное и вместительное судно – пароход мог перевозить 367 пассажиров первого, 340 – второго и 1054 – третьего класса.

Как и любой лайнер–скороход, строившийся в то время, «Кронпринц Вильгельм» должен был в случае войны иметь возможность выступать в роли вспомогательного крейсера. Для этой цели на полубаке и надстройке судна были предусмотрены усиления для установки артиллерийских орудий, а наиболее уязвимые части корпуса – в частности, котельные и машинное отделения – получили конструктивную защиту.   Для хранения боеприпасов в непосредственной близости от усилений под пушки были предусмотрены специальные складские помещения, в случае конверсии в боевой корабль переоборудовавшиеся в артпогреба. Кроме того, в конструкции нового лайнера имелись новации, хоть напрямую и не связанные с его потенциальным военным назначением, но весьма полезные при конверсии во вспомогательный крейсер. К таковым относились, в частности, наличие разветвленной телефонной сети, обеспечивающей хорошую связь между мостиком и большинством постов по всему судну, оборудованная по последнему слову техники радиорубка, имевшая, к слову, 4-миллиметровые стальные стенки и крышу, а также весьма объемные холодильники, которые могли обеспечить экипаж вспомогательного крейсера качественным продовольствием в течение нескольких месяцев.

 

Гонки за "Голубой лентой"

 

     Первый свой рейс в Нью-Йорк лайнер совершил в сентябре 1901 г. А в одном из своих последующих рейсов, ровно год спустя, в сентябре 1902 г., «Кронпринц Вильгельм» отобрал «Голубую ленту Атлантики» у «Дойчланда». По приходе в Нью-Йорк лайнер имел довольно непрезентабельный вид – мощные волны, сквозь которые «Кронпринц» шел, не снижая скорости, содрали краску с его носовой оконечности. Но даже это было воспринято публикой как боевые шрамы, и только повысило престиж нового парохода и его владельцев. «Кронпринц Вильгельм» стал одним из наиболее популярных лайнеров Атлантики.

В 1903 и 1904 годах к «Большому Вилли» и «Кронпринцу Вильгельму» присоединились еще два лайнера – скорохода, несколько более крупных и достаточно экономичных, названных в традициях «Северогерманского Ллойда»: «Кайзер Вильгельм II» и «Кронпринцессин Сесилие».

   До самого начала войны «Кронпринц Вильгельм» и его суда – партнеры пользовались стабильной и устойчивой популярностью, принося компании значительные прибыли. На популярности германской четверки практически не отразился тот факт, что в 1907 году «Голубая Лента Атлантики» вновь вернулась к англичанам – на трансатлантический маршрут вышли два гигантских турбохода, «Лузитания» и «Мавритания». «Северогерманский Ллойд» с оптимизмом смотрел в будущее. Но после убийства эрцгерцога Фердинанда в Сараево мир неуклонно покатился к большой войне. Все германские суда и корабли, как военные, так и гражданские, начали готовиться к участию в боевых действиях. В начале июля все боевые единицы Кригсмарине приняли на борт полные экипажи по нормам военного времени и начали интенсивные учения, чтобы быть во всеоружии к моменту объявления войны.

В заранее намеченные точки Мирового океана отправились небольшие грузовые пароходы, переоборудованные в суда – снабженцы. Им предстояло сыграть важнейшую роль в рейдерской войне на дальних коммуникациях. Ряд больших гражданских судов под германским флагом встал на переоборудование во вспомогательные крейсера. Эти работы производились на всех германских верфях Балтийского и Североморского побережий.

    , почти все германские лайнеры – трансатлантики продолжали совершать регулярные рейсы. Их владельцы сумели убедить руководство страны в том, что единовременное снятие всех крупных судов с трансатлантической линии в разгар летнего сезона приведет не только к падению германского национального престижа, но и к существенному сокращению доходов казны.

Вот поэтому в конце июля 1914 г. в Нью-Йорке находились три лайнера из германской четверки: «Кронпринц Вильгельм», «Кайзер Вильгельм II» и «Кронпринцессин Сесилие», а также новейший трехтрубный гигант «Фатерлянд» и еще несколько менее крупных лайнеров. Несмотря на угрозу войны, прибывшего 29 июля к пирсу «Северогерманского Ллойда» «Кронпринца» встречала толпа доброжелателей – в основном, американцы немецкого происхождения. Американское представительство компании–судовладельца работало в обычном режиме, капитану Карлу Гранну поступило оттуда распоряжение забункеровать судно и загрузить на борт продукты для обратного рейса. 31 числа последовало еще одно распоряжение, на сей раз – из штаб-квартиры компании: принять на борт дополнительно 2000 тонн угля и запас в несколько тонн пресной воды. В первый день августа, в то время как грузчики бункеровали «Кронпринца», ссыпая в его чрево американский уголек, руководство «Северогерманского Ллойда» отменило запланированное на 4 число отплытие в Европу и официально заявило, что «Кронпринц Вильгельм» вместе с «Вильгельмом II» и «Кронпринцессин Сесилие» задержится у Хобокенского пирса в Нью-Йорке «до дальнейших распоряжений».

 

Подготовка к Войне.

 

В то же время у Германии имелись вполне конкретные планы использования «Кронпринца Вильгельма» в качестве вспомогательного крейсера. 1 августа вечером К. Гранна вызвали в нью-йоркский офис компании «Северогерманский Ллойд» и уведомили его, что его судно должно покинуть территориальные воды Штатов при первой возможности. Капитану «Кронпринца Вильгельма» был вручен доставленный диппочтой пакет с секретными инструкциями о дальнейших действиях, который надлежало вскрыть в открытом море.

В ночь с 1 на 2 августа экипаж лайнера трудился не покладая рук. Шла подготовка к побегу из Нью-Йорка и к дальнейшей службе в качестве вспомогательной боевой единицы Гохзеефлотте. Стюарды и матросы занимались погрузкой угля, машинная команда проводила профилактику машин и готовила их к длительной эксплуатации. Параллельно отделка и лишние предметы интерьера, особенно деревянные, способные стать пищей для огня, были демонтированы и перенесены в трюмы. Те элементы декора, которые невозможно было демонтировать, укутывались подушками и матрацами. Все иллюминаторы и окна были снабжены шторами затемнения. Большие окна в общественных помещениях лайнера и стеклянные панно в салонах пришлось забить деревянными щитами. По всему судну (теперь уже – боевому кораблю) были расставлены большие ведра с песком для тушения пожаров. Все эти приготовления были проведены в течение ночи и, больше того, с соблюдением секретности – если бы для стороннего наблюдателя стала ясна суть военных приготовлений на борту «Кронпринца Вильгельма», то о них было бы незамедлительно доложено британским боевым кораблям, патрулировавшим подходы к Нью-Йорку.   Но несмотря на все усилия команды по соблюдению секретности, на следующее утро многим стало ясно, что германский лайнер – уже отнюдь не пассажирское судно. Американская военно-морская разведка и нью-йоркская полиция отрядили большое количество агентов для слежения за Хобокенским пирсом, но, видимо, их внимание было распределено равномерно между тремя лайнерами, и приготовлениям на «Кронпринце» просто не уделили должного внимания.

  Капитан Грани отдал приказ быть готовыми к отплытию в любой момент утром второго августа. К этому моменту угроза интернирования германских лайнеров в Нью-Йорке стала вполне реальной. Но на следующий день, 3 августа, когда германские войска вторглись в Бельгию, для капитана Гранна настал момент истины – над Нью-Йорком разразилась жуткая гроза с продолжительным ливнем. Судя по всему, большинство агентов, непривычных к длительной полной невзгод службе под открытым небом, поспешило в естественные укрытия. В разгар грозы Грани как ни в чем не бывало вызвал буксиры, которые в 8 часов вечера вывели «Кронпринца» на фарватер и развернули его в сторону океана. Лайнер двинулся вниз по реке. Естественно, его отбытие не осталось незамеченным, донесения британских агентов вскоре достигли британских боевых кораблей, патрулирующих в нейтральных водах вблизи Нью-Йорка. Но англичане ожидали, что Грани направит свое судно кратчайшим путем в Германию, поэтому основные силы перехвата были сосредоточены к востоку – северо-востоку от маяка Нантакет. Грани же, ожидая именно таких действий от англичан, сразу по выходе из Нью-Йорка повернул к югу. Этот маневр, в сочетании с темным временем суток и с плохой погодой, в результате и спас «Кронпринца» от пленения или потопления.

  Избежав контактов с неприятелем, Грани вскрыл конверт с секретными инструкциями. Последние предписывали двигаться на юг и слушать радиоэфир на четко обозначенной частоте, ожидая «сообщения чрезвычайной важности». Сообщение не заставило себя ждать – уже через четыре часа после успешного побега из Хобокена на связь с «Кронпринцем» вышел германский легкий крейсер «Карлсруэ», назначив лайнеру точку рандеву 6 августа в 300 морских милях к востоку от Кубы. От нежелательных встреч с недружественными кораблями и судами Грани умудрялся уклониться, часто меняя курс, поддерживая высокую скорость хода и соблюдая строжайшую светомаскировку. Тем не менее 4 августа британский пароход «Сегуранза» компании Уорд Лайн сообщил в эфир о том, что им был замечен германский лайнер у побережья штата Вирджиния. Это сообщение, равно как и последующий обмен депешами между британскими боевыми кораблями, патрулировавшими вдоль восточного побережья США, были перехвачены радиоофицером Бринкманном. Из этого радиообмена стало ясно, что Германия уже находится в состоянии войны с . Вражеский радиообмен недвусмысленно говорил о том, что при встрече с «Кронпринцем Вильгельмом» британских кораблей лайнер будет, скорее всего, не задержан, а потоплен.

  К счастью, остаток перехода прошел без приключений, и в 9 утра 6 августа к «Кронпринцу Вильгельму» в точке рандеву подошел небольшой четырехтрубный легкий крейсер-рейдер «Карлсруэ». Через полчаса после рандеву крейсер был надежно пришвартован к правому борту лайнера, оба судна застопорили ход, но держали котлы под парами, чтобы в случае появления неприятеля можно было мгновенно дать ход.

  Приказ из Берлина предписывал Гранну передать часть запаса угля и прочих припасов на крейсер. В свою очередь, с «Карлсруэ» на «Кронпринц Вильгельм» должна была перейти группа из 16 офицеров Xохзеефлотте под началом капитан-лейтенанта Пауля Тирфельдера, на лайнере должно было быть также установлено вооружение со значительным боекомплектом. Тирфельдер должен был принять у Гранна командование «Кронпринцем» и начать самостоятельное рейдерство. При этом Грани становился старпомом. Тирфельдер служил на «Карлсруэ» старшим штурманом, ему был всего 31 год, но это был уже весьма опытный морской офицер. После того как в полдень военная команда поднялась на борт «Кронпринца Вильгельма», на мачте лайнера был поднят имперский военный флаг. Гордость компании «Северогерманский Ллойд» официально стала комбатантом.

 

В походе

 

  Между тем положение у «Карлсруэ» и «Кронпринца», дрейфующих среди бела дня при хорошей видимости в открытом океане, было крайне опасным – в любой момент на горизонте мог показаться неприятель. Радиостанция лайнера ловила интенсивный обмен депешами между английскими крейсерами, патрулировавшими неподалеку. Перегрузка припасов шла с лихорадочной поспешностью, корабельный оркестр «Кронпринца» подбадривал команды кораблей, играя бравурные немецкие марши. Сначала перепачканные угольной пылью матросы с лайнера и крейсера перегрузили из бункеров «Кронпринца» через бортовые лацпорты часть угля на «Карлсруэ», затем настала очередь съестных припасов и пресной воды. Параллельно носовые грузовые стрелы лайнера подняли с палубы крейсера две 88-мм пушки, ящики с 290 снарядами для них, пулемет «Шпандау» и тридцать маузеровских винтовок. Это было далеко не все, что крейсер должен был передать на борт «Кронпринца», да и погрузка припасов на крейсер была еще не завершена, но около 15.00 на горизонте появилось облако дыма. Как впоследствии выяснилось, это был британский броненосный крейсер «Саффолк». Гудок лайнера рявкнул, приведенный в действие впередсмотрящим в «вороньем гнезде» на фок-мачте. Матросы из палубной команды лайнера немедленно принялись рубить швартовы, связывающие их корабль с «Карлсруэ», а комендоры крейсера заняли свои места у орудий. Оба корабля немедленно дали ход. Погрузочные работы были вынужденно прерваны, когда дистанция между кораблями сделала их невозможными. Достигнув эволютивной скорости, «Кронпринц Вильгельм» немедленно повернул влево, «Карлсруэ» же развернулся вправо, уводя противника от уязвимого лайнера.

  На борту «Саффолка» контр-адмирал сэр Кристофер Крэдок наблюдал, как единая цель на горизонте неожиданно раздвоилась. После коротких колебаний Крэдок приказал преследовать цель, однозначно идентифицированную как германский крейсер. Эти несколько минут колебаний дали Тирфельдеру возможность улизнуть: он приказал лечь на курс, по прямой уводящий лайнер от английского крейсера, и развить полный ход. «Кронпринц Вильгельм» развил скорость более 24 узлов – невероятную даже во времена его трансатлантической карьеры. Естественно, ни о какой погоне со стороны старого «Саффолка», развивавшего чуть более 20 узлов, говорить не приходилось. Тем более в это время англичанин тщетно пытался навязать бой гораздо более быстроходному «Карлсруэ».

  Бегство «Кронпринца» от «Саффолка» имело направление на запад. В последующие два дня Тирфельдер сделал все возможное, чтобы сбросить с хвоста возможную британскую погоню. Ночью курс был изменен на север, в полдень следующего дня – на запад, затем – на юго-запад. Запасы угля быстро истощались. Тирфельдер принял решение идти в район Азорских островов, где на заранее обозначенной позиции находилось небольшое германское судно – снабженец «Вальхалла». По пути, из радиоперехвата было выяснено, что «Карлсруэ» успешно уклонился от боя с «Саффолком», а затем ушел от преследования другим британским крейсером – «Бристоль». Но, кроме радостных, были и неприятные новости: британский флот получил неопровержимые данные о том, что «Кронпринц Вильгельм» «вышел на тропу войны» и имел четкие инструкции о нейтрализации нового неприятельского рейдера. Талантливо пользуясь данными радиоперехвата, а также своей интуицией, Тирфельдер успешно миновал завесу английских боевых кораблей, развернутую в центральной части Атлантики.

  По пути к Азорским островам экипаж лайнера продолжал готовить «Кронпринц» к военной службе: в первую очередь, на полубаке разместили две 88-мм пушки. Их установили на подпалубных усилениях таким образом, что каждое из орудий получило сектор обстрела около 180 град. У обоих орудий были смонтированы кранцы первых выстрелов. На обоих крыльях мостика установили по креплению для пулемета. На прогулочной палубе были оборудованы стрелковые ячейки. Переборки в тех местах, где они могли подвергнуться воздействию неприятельского огня, были обиты матрацами и коврами, обеспечивавшими неплохую защиту от пулевых рикошетов и вторичных осколков. Импровизированная «матрацная броня» в несколько слоев защищала ходовой мостик и бывшую курительную комнату первого класса, где был развернут лазарет на двадцать коек с операционной.

  Кроме того, команда во главе со старшим механиком лайнера превратила Гранд-Салон лайнера в огромный угольный бункер, куда в быстром темпе можно было бы сгрузить уголь с судна – снабженца или с захваченного транспорта, после чего топливо сквозь вновь прорезанные лацпорты можно было бы за короткое время ссыпать в основные бункеры, находившиеся непосредственно под салоном.

Утром 18 августа «Кронпринц Вильгельм» в видимости о. Сан-Мигуэль (Азорские острова) вышел на рандеву с «Вальхаллой». В течение четырех дней в светлое время суток рейдер получал уголь и припасы с борта снабженца, ночью же корабли крейсировали неподалеку друг от друга. Радиоперехват велся постоянно, его результаты говорили о том, что в Северной Атлантике находится много лакомой добычи – непуганных британских транспортов. К моменту расставания с «Вальхаллой» «Кронпринц Вильгельм» получил на борт 2500 тонн угля и значительное количество пресной воды и съестных припасов. Около сотни человек из состава экипажа мирного времени «Кронпринца» – в основном, больные и люди с плохой физической подготовкой – были отправлены на борту судна – снабженца в Германию.

  Того количества угля, которое рейдер получил с борта «Вальхаллы», хватало едва на две – две с половиной недели крейсерства с ограниченной скоростью хода. Впрочем, Тирфельдер считал, что за это время кораблю удастся пополнить свои бункеры, захватив какой-нибудь угольный транспорт. Рейдер находился в непосредственной близости от торных морских путей, соединяющих Британию с ее африканскими и индийскими доминионами. Но в течение двух недель после расставания с «Вальхаллой» «Кронпринц Вильгельм» встретил в море лишь нейтральную датскую шхуну и русский барк. Ни то, ни другое судно не везли ни угля, ни какой-либо военной контрабанды, и после тщательного досмотра оба они были отпущены восвояси. 3 сентября «Кронпринц» встретился с судном-снабженцем «Асунсьон» около бразильского мыса Сан-Роке и получил еще несколько сотен тонн угля для продолжения крейсерства. А уже вечером следующего дня впередсмотрящие «Кронпринца» заметили британский 2840-тонный грузовой пароход «Индиан Принс» компании «Принсесс Лайн». Тирфельдер подвел свой рейдер вплотную к британцу, после чего приказал тихоходной жертве остановиться, осветив ее прожекторами. Ночное время, плохая погода и сильное волнение помешали призовой партии подняться на борт задержанного транспорта немедленно. Ранним утром 5 сентября «Индиан Принс» был пришвартован к левому борту рейдера. Приз оказался весьма полезным – в дополнение к нескольким сотням тонн кардиффа из его бункеров, команда «Кронпринца» получила весомую прибавку к рациону – свежее мясо, какао и кофе.

  Естественно, первым желанием команды германского рейдера было по быстрому разгрузить приз и отправить его ко дну, но Тирфельдер, высадив на борт «Принса» вооруженную призовую партию, приказал отвести пленный пароход в сторону от маршрутов следования союзных судов. Лишь через четыре дня после пленения «Принс» был на малом ходу (!) полностью разгружен и затоплен подрывными зарядами. Небольшой экипаж и двенадцать пассажиров английского парохода были размещены в каютах первого класса «Кронпринца Вильгельма».

Захват столь богатого приза, естественно, воодушевил экипаж рейдера, но следующая жертва заставила себя ждать. Спустя два дня после потопления «Принца» к северо-западу от мыса Сан-Роке рейдер встретился с судном-снабженцем «Эбернбург» и в течение трех последующих недель оставался в этой точке, принимая уголь и припасы последовательно с трех снабженцев, приходивших в точку рандеву один за другим.

  14 сентября рутинная процедура перегрузки угля была неожиданно прервана: радиоперехват принес весть о том, что в150 миляхк югу от позиции «Кронпринца» германский вспомогательный крейсер – бывший лайнер «Кап Трафальгар» вступил в бой со своим британским «коллегой» – бывшим лайнером «Кармания». На полной скорости «Кронпринц» устремился на выручку. Это был вполне понятный по-человечески жест, но Тирфельдер нарушил прямой приказ германского Адмиралтейства: всемерно избегать обнаружения неприятельскими силами. К счастью для «Кронпринца Вильгельма», «Кармания» отправила «Кап Трафальгар» ко дну прежде, чем первый получил возможность вмешаться в ход боя. Тирфельдеру ничего не оставалось, кроме как вернуться в точку рандеву со снабженцами и продолжить прием припасов.

  7 октября рейдер перехватил в 200 миляхк востоку от Буэнос-Айреса новый британский рефрижераторный пароход «Ла Коррентина», направлявшийся из Аргентины в Англию с 7,5 млн. фунтов мороженной говядины.

Кроме мяса, которым «Ла Коррентина» против своего желания в изобилии снабдила «Кронпринца», приз обеспечил германцев 1800 тоннами угля и двумя британскими 120-мм орудиями, правда, без боекомплекта. Хозяйственный Тирфельдер немедленно распорядился установить трофейные пушки на юте лайнера, чтобы использовать их для тренировки комендоров и для производства предупредительных выстрелов с использованием модифицированных салютных зарядов. 14 октября разорение приза было окончено, кингстоны «Ла Коррентины» были открыты, судно перевернулось и исчезло с поверхности. Экипаж и немногочисленные пассажиры британского парохода составили компанию пленникам с «Индиан Принса».

Успешная охота «Кронпринца Вильгельма» привела в ярость британскую общественность и даже стала предметом парламентских слушаний. Пресса метала громы и молнии. Британский флот удвоил усилия по поимке рейдера.

  Тирфельдер продолжал действия против союзного судоходства. За пять месяцев после потопления «Ла Коррентины» список жертв «Кронпринца» пополнился тринадцатью судами общим тоннажем 49000 т. Эффект был не только экономическим – Британское Адмиралтейство было вынуждено держать в центральной и южной Атлантике постоянно четыре – пять мобильных групп, чьей основной задачей был отлов германских рейдеров и судов – снабженцев. Активность «Кронпринца Вильгельма» значительно усложнила доставку пищевых продуктов и сырья из Южной Африки и Южной Америки в Англию и Францию, что, в свою очередь, не замедлило отразиться на моральном духе союзников, в первую очередь, гражданского населения – эпизод с «Ла Коррентиной» прекрасно подтвердил это. Благодаря своей высокой скорости и прекрасной мореходности, а также таланту и чутью своего командира, «Кронпринц Вильгельм» успешно избегал перехвата, продолжая свою поистине звездную карьеру.

  Но к середине марта 1915 г. в силу нескольких причин карьера «Кронпринца Вильгельма» в качестве рейдера была поставлена под угрозу. Во-первых, машины лайнера нуждались в капитальном ремонте – они просто не были рассчитаны на столь длительную эксплуатацию без должной профилактики. Корпусные конструкции также нуждались в ремонте, особенно обшивка левого борта, к которому швартовались суда – призы. Экипаж лайнера, состоявший в основном из гражданских моряков, был вымотан постоянным страхом перед погоней и тяжким трудом, а также практически постоянным недостатком свежей пищи и пресной воды – опреснительные установки лайнера имели небольшую мощность и были сильно засолены. К концу марта около сорока человек из команды рейдера лежало в лазарете с диагнозом тропическая лихорадка. Этим людям оказывался должный уход, но лечить их было некому и нечем – на борту «Кронпринца» не имелось ни доктора – терапевта, ни соответствующих лекарств. И наконец, начиная с января 1915 г., наученное горьким опытом первых месяцев войны, Британское Адмиралтейство начало собирать свои военные транспорты в конвои и придавать им мощный эскорт из боевых кораблей. Противопоставить такому конвою было нечего. Усилилась также охота за судами – снабженцами, в результате чего их сеть на Атлантике сильно поредела.

28 марта 1915 г. «Кронпринц Вильгельм» остановил свою последнюю жертву – британский 3800-тонный пароход «Колби». После разорения и потопления приза рейдер двинулся на рандеву с судном – снабженцем «Македония», ожидавшим «Кронпринца» в 200 миляхк северу от устья Амазонки. После того как лайнер был забункерован и снабжен продуктами, а пленные переданы на «Македонию», Тирфельдер принял решение прорываться в Норвегию или, если повезет, – через Северное море в Германию.

   Но этим планам не суждено было сбыться. Британская морская разведка вычислила местоположение «Македонии», и когда «Кронпринц Вильгельм» еще находился в прямой видимости, снабженец был захвачен двумя британскими легкими крейсерами. Тирфельдеру удалось уйти неопознанным: когда впередсмотрящие заметили на горизонте неприятельские военные корабли, рейдер был ориентирован носом к ним, не «светясь» своим характерным четырехтрубным силуэтом. Тирфельдер приказал дать «Полный назад» и смог неопознанным скрыться за горизонтом. Еще в течение нескольких дней рейдер оставался вблизи точки рандеву в надежде встретиться с еще одним снабженцем и закончить бункеровку. Но снабженец так и не появился, запасов угля для броска через Атлантику было недостаточно, а среди экипажа свирепствовала лихорадка. В этих условиях Тирфельдер принял решение идти в ближайший нейтральный порт и интернироваться. Пунктом назначения был выбран американский Ньюпорт-Ньюс. 10 апреля в ночь лайнер находился в 60 милях от входа в Чесапикский залив. В нейтральных водах патрулировало несколько английских боевых кораблей, но у германского командира имелся обширный опыт уклонения от встреч с ними, благо, режима радиомолчания британцы не соблюдали. Команда заняла места по боевому расписанию, и лайнер, развив полный ход, устремился на прорыв. Пользуясь ночной темнотой, Тирфельдер провел свой корабль между двумя крейсерами, патрулировавшими акваторию у мыса Генри, и в 10 утра 11 апреля побитый, с облезшей с бортов краской, «Кронпринц Вильгельм» вошел в Чесапикский залив и был встречен салютом с американских боевых кораблей. Так закончилась рейдерская карьера одного из наиболее удачливых германских вспомогательных крейсеров, прошедшего с августа 1914 по апрель 1915 г. более 37 с половиной тысяч морских миль и уничтожившего 15 судов Антанты тоннажем 60522 тонны.

Через несколько часов после прибытия лайнера в Ньюпорт-Ньюс, германское имперское посольство обратилось к американской стороне с просьбой отремонтировать лайнер на верфи в Норфолке и вернуть его Германии. Естественно, просьба была отклонена, а лайнер – интернирован. «Кронпринца» перевели на верфь в Филадельфию и поставили на прикол рядом с другим пароходом «Северогерманского Ллойда», «Принц Эйтель Фридрих». На судах продолжали развеваться германские флаги, но экипажи были перевезены в лагерь для интернированных лиц, а единственными обитателями германских пароходов стало несколько десятков рабочих верфи.

 

Под чужим флагом

 

Период бездействия окончился 6 апреля 1917 г., со вступлением США в Первую мировую войну. «Кронпринц Вильгельм» и двое его экс-партнеров по трансатлантическим трассам, «Кайзер Вильгельм II» и «Кронпринцессин Сесилие», а также еще несколько десятков ранее интернированных германских гражданских судов, оставшихся после начала войны в США, были в этот день официально конфискованы американским правительством. 9 июня «Кронпринц Вильгельм» получил новое имя – «Фон Штойбен», в честь Фридриха Вильгельма Августуса, барона фон Штойбен, прусского офицера, вступившего волонтером в армию Дж. Вашингтона – и официально включен в списки ВМС США в качестве войскового транспорта. На лайнере был произведен четырехмесячный ремонт в филадельфийском сухом доке. После изъятия предметов обстановки и ценностей, хранившихся до поры в трюмах судна, рабочие занялись корпусными работами и внутренним убранством «Штойбена». Помятый левый борт, надстройка, засоленные котлы, машины, валы, винты, рулевое управление – все это, а также многое другое было исправлено в соответствии с требованиями ВМС США.

  Первоначально «Фон Штойбена» хотели использовать как рейдер. Для работы в этом качестве на судно установили новые «вороньи гнезда» на верхушках мачт и восемь 127-мм и четыре 75-мм орудия, а также две 75-мм зенитки, четыре орудия меньшего калибра и рельсы для сбрасывания глубинных бомб на юте. Это вооружение осталось на своих местах даже после того, как 21 сентября 1917 г. ВМС США приняли решение об использовании всех крупных лайнеров немецкого происхождения в качестве войсковых транспортов. Последовали очередные модернизационные работы, в ходе которых на суда установили многочисленные многоярусные койки, развернули лазареты и смонтировали большие емкости для пресной воды. Эта работа была завершена в течение всего восьми дней, и 29 сентября 1917 г. «Фон Штойбен» и его коллеги – «Агамемнон» (бывший «Кайзер Вильгельм II») и «Маунт Вернон» (бывшая «Кронпринцессин Сесилие») были готовы к службе в новой роли в составе Нью-Йоркского дивизиона Крейсерско –   Транспортного флота под командованием контр-адмирала Альберта Гливза.

31 октября «Фон Штойбен» отправился вместе со своими коллегами германского происхождения, «Агамемноном» и «Маунт Верноном», а также бывшим лайнером компании «Гамбург – Америка Линие», «Америка», в первый трансатлантический вояж в новом качестве. На борту «Штойбена» разместилось 1223 военнослужащих.

Первый же рейс принес неприятные неожиданности: 9 ноября у берегов Франции «Фон Штойбен» столкнулся с «Агамемноном», выполняя противолодочный зигзаг. Форпик лайнера оказался затопленным, вода промяла первую водонепроницаемую переборку, но «Штойбен» продолжил рейс, заведя на пробоину пластырь. «Агамемнон» отделался вмятиной в борту, жертв на обоих судах не было. 12 ноября конвой в полном составе прибыл во французский порт Брест. Суда с американскими солдатами на борту встречали салютом и музыкой.

  В Бресте невозможно было исправить те повреждения, которые получил «Фон Штойбен». После «косметического» ремонта, заключавшегося в выправлении загнувшихся краев пробоины и заполнении разрушенного форпика бетоном, «Фон Штойбен» через неделю был готов к возвращению в Штаты. 28 ноября судно отбыло в Филадельфию.

6 декабря судно находилось в 40 милях к востоку от канадского города Галифакс. В начале десятого утра впередсмотрящий заметил столб черного дыма, поднимающийся из-за горизонта. Буквально через секунды после этого «Фон Штойбена» накрыла ударная волна от мощнейшего взрыва. Судно направилось в Галифакс на полной скорости, но никто на борту не был подготовлен к той картине полного разрушения, которая их встретила незадолго после полудня. В тот день в Галифаксе взорвался французский транспорт, груженый боеприпасами, под названием «Монблан». После столкновения с норвежским рудовозом «Имо» в проливе Тэ-Нэрроуз, «Монблан» загорелся и взорвался, вызвав в городе сильнейшие пожары и разрушения. Погибло более тысячи человек. Порт Галифакс был практически полностью разрушен.

   После того как «Фон Штойбен» вошел в Галифакс, его командир срочно отрядил на берег несколько спасательных партий. В течение четырех суток моряки «Штойбена» помогали местным пожарникам и спасателям – вызволяли из развалин засыпанных, хоронили погибших, тушили пожары, патрулировали районы разрушений. 10 декабря «Фон Штойбен» вышел в Филадельфию. Здесь было решено поставить судно в сухой док для исправления повреждений, но по прибытии лайнера на место выяснилось, что все судоремонтные мощности филадельфийского порта и всего восточного побережья США полностью загружены. «Фон Штойбен» перешел в Ньюпорт-Ньюс, где его ожидал приказ адмирала Гливза – для прохождения ремонта судну предписывалось отбыть в Бальбоа, базу, находящуюся неподалеку от тихоокеанского входа в Панамский канал. Попутно транспорт должен был доставить 2000 солдат на Кубу. 20 декабря «Фон Штойбен» вышел из Ньюпорт-Ньюс и высадил морпехов в Гуантанамо пять дней спустя. 29 числа, успешно пройдя шлюзы Панамского канала, транспорт был поставлен в сухой док в Бальбоа. Ремонт продолжался до 20 января, «Фон Штойбен» вышел из дока с полностью замененной носовой оконечностью, выкрашенный в «разрушающий» камуфляж, причем на правом борту судна был нарисован силуэт четырехтрубного эсминца в натуральную величину, с носовым буруном, призванный вводить в заблуждение супостатских подводников.

  1 февраля транспорт пришел в Филадельфию после краткой остановки в Ньюпорт-Ньюс. Через девять дней «Фон Штойбен» вышел в очередной трансатлантический рейс, имея на борту 1500 солдат. В течение трех месяцев судно совершило три рейса во Францию «туда и обратно», перевозя в Европу по полторы тысячи человек за рейс. В конце мая судно встало на очередную модернизацию, в результате которой вместимость транспорта решили поднять на 20 процентов: в коридорах и проходах по переборкам было установлено несколько сотен складных коек, прозванных «скатками». На борт были также погружены дополнительные спальные гамаки. В результате, пассажировместимость «Фон Штойбена» выросла гораздо больше, чем было запланировано, теперь судно могло принять на борт более 3000 человек. 27 мая транспорт вышел в порт Брест, имея на борту 3112 человек.

Возвращаясь из своего пятого трансатлантического рейса в новом качестве, «Фон Штойбен» едва не попал в беду. 18 июня, через два дня после выхода из Бреста, впередсмотрящие заметили на горизонте странный объект, идентифицированный как обломки кораблекрушения. Вскоре стало ясно, что «обломки» представляют собою маленькую флотилию шлюпок, связанных между собой. В семи лодках находились люди с торпедированного корабля союзников. Перед командиром транспорта Йейтсом Стерлингом встала дилемма: спасать терпящих бедствие или продолжать двигаться своим курсом на полной скорости, опасаясь той подводной лодки, которая пустила незадачливое судно ко дну и вполне могла находиться где-то поблизости. Взвесив все «за« и «против», Стерлинг начал сближение с флотилией шлюпок, снизив скорость. Бдительность командира и впередсмотрящих была вознаграждена: вскоре вахтенный впередсмотрящий на фок-мачте Луи Селзер заметил след торпеды, шедшей на пароход с левого борта. Торпеда должна была поразить «Фон Штойбена» в носовую часть, но Стерлинг вовремя скомандовал «полный назад» и «лево на борт». Комендоры открыли огонь по торпеде и по буруну от перископа, замеченному в отдалении. Маневр спас судно, торпеда прошла в нескольких метрах от форштевня «Штойбена». Решив не рисковать судном, Стерлинг сбросил в месте предполагаемого нахождения подводной лодки две серии глубинных бомб и решил не принимать на борт людей, находившихся в шлюпках. «Фон Штойбен» направился далее в Филадельфию. Терпящие бедствие люди, спасшиеся с русского парохода «Двинск», были подобраны в тот же день проходившим мимо британским грузовым пароходом. Германская подводная лодка U-151, потопившая «Двинск» и пытавшаяся атаковать «Штойбена», получила повреждения от его глубинных бомб и отправилась на базу в Киль.

  В следующем рейсе из Нью-Йорка в Брест одно из судов конвоя, в котором шел «Фон Штойбен», «Хендерсон», загорелось. Пожар возник в носовом трюме. Солдаты, перевозимые на «Хендерсоне», столпились на палубе, в то время как транспорт застопорил ход и его команда начала бороться с огнем. Командир конвоя приказал «Фон Штойбену» подойти к «Хендерсону» и предоставить бедствующему судну помощь, если таковая потребуется. Эсминцы эскорта организовали вокруг своих подопечных транспортов противолодочное патрулирование. В течение всей ночи «Фон Штойбен» находился рядом с «Хендерсоном» в полной готовности оказать помощь. К утру 2200 солдат, находившихся на борту горящего транспорта, были переведены на борт «Штойбена». Пожар в конце концов был погашен, и конвой медленно двинулся в Европу. 9 июля «Штойбен» пришел в Брест, имея на борту более 5000 человек. Три дня спустя судно было забункеровано, на борт погрузили около 1100 раненых, и «Фон Штойбен» двинулся в обратный путь, в Нью-Йорк.

   Следующие два рейса прошли без особых приключений – транспорт возил в Европу войска, на обратном пути доставляя в США раненых. В начале сентября 1918 г. по пути в Нью-Йорк «Фон Штойбен» попал в сильнейший ураган, который смыл за борт троих членов экипажа. Многие пассажиры и члены экипажа получили ранения. А следующий рейс был отмечен черной печатью эпидемии гриппа – «испанки», которая буквально опустошила бывший лайнер. Как известно, пандемия «испанки» в 1918-1919 годах унесла жизней втрое больше, чем мировая война. Когда 13 сентября раненые стали грузиться на судно в Бресте, среди них было уже несколько десятков зараженных. Судовой врач «Фон Штойбена» не был удивлен, когда в рейсе появились первые лежачие больные. Болезнь распространялась с чудовищной скоростью, причиняя своим жертвам жуткие страдания. Когда через два дня после начала эпидемии на борту «Фон Штойбен» пришел в Нью-Йорк, 40 человек было уже мертво, а количество заболевших пассажиров и членов команды перевалило за четыре сотни.

  8 ноября 1918 г. «Фон Штойбен» вернулся в США из своего девятого вояжа в Европу и через два дня был поставлен в сухой док в Бруклине. Судно заслужило отдых, за двенадцать месяцев службы в качестве войскового транспорта пароход перевез в Европу 14347 военнослужащих и несколько тысяч тонн военных материалов. 11 ноября, с подписанием перемирия в Копьеннском лесу, служба «Фон Штойбена» отнюдь не закончилась: экс-чемпион Атлантики привлекли для репатриации американских военных. После того, как 2 марта 1919 года ремонт судна был завершен, «Фон Штойбен» совершил еще восемь трансатлантических рейсов «туда и обратно», перевезя на родину более 22000 американских солдат и офицеров. По завершении этой работы, в октябре 1919 г. судно было поставлено на прикол. Флотские эксперты проверили техническое состояние «Фон Штойбена» и пришли к однозначному выводу: ни о каком возврате лайнера к мирной жизни не может быть и речи. Внутренние помещения судна, его корпус и машины были настолько изношены за годы службы в качестве рейдера и войскового транспорта, что реставрация «Фон Штойбена» в качестве лайнера обошлась бы слишком дорого. ВМС США некоторое время хотели сохранить судно в строю для перевозок военнослужащих на Дальний Восток, но эти планы оказались похороненными в результате сокращений военного бюджета, последовавших за окончанием войны. 13 октября «Фон Штойбен» был исключен из списков ВМС США и тихо ржавел в Филадельфии до марта 1923 г., когда лайнер – ветеран был продан компании Бостон Метал Кампани для разделки на металлолом.

 

Отмечу сразу, работа не моя Печатается с разрешения Автора.

текст по Журналу «Техника и вооружение: вчера, сегодня, завтра...» №3,4 / 2002 г.

Фото

 

Кронпринц Вильгельм.

Изображение

Орудия на корме

Изображение

Саффолк охотник на рейдеры.

Изображение

Когда отгремели пушки.

Изображение   ,Изображение,

Жертвы

Изображение

Изображение

Изображение

 

Изменено пользователем DrMort

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
667 публикаций

Эм,надеюсь вы все поправите и внесете картинки,кучу текста сплошного читать пока не буду

ЗЫ.Для того что-бы потом не писали типа - "Что тебе не нравится ,хорошая тема и т.д."

Цитата

Наверняка военная слава совершенно не входила в планы руководства знаменитой германской судоходной компании «Северогерманский Ллойд», когда в 1900 году она заказала на верфи «Вулкан» в Штеттине (нынешний польский г. Щецин) новый четырехтрубный лайнер-скороход. В соответствии с верноподданническими традициями компании, новое судно еще до закладки получило название «Кронпринц Вильгельм» – в честь одного из представителей правившего в Германии королевского дома Гогенцоллернов. Новый лайнер – трансатлантик должен был укрепить престиж Германии на европейско-американской линии, с кровью завоеванный первенцем – скороходом «Северогерманского Ллойда», пароходом «Кайзер Вильгельм дер Гроссе» постройки 1897 г., отобравшим престижнейший приз, «Голубую ленту Атлантики», у англичан.

Кроме того, строительство «Кронпринца» должно было посрамить соперников «Ллойда» в Германии– трансатлантическую компанию «Гамбург-Америка Линие», чей четырехтрубный скороход «Дойчланд» отобрал «Голубую ленту» у «Большого Вилли», как окрестили «Кайзер Вильгельм дер Гроссе» его многочисленные поклонники. Несмотря на то, что экономические данные «Дойчланда» держались в секрете, ни для кого не было тайной, что новый «Лентоносец», построенный с привлечением огромных государственных субсидий, был чересчур прожорливым для того, чтобы приносить прибыли, зато он являлся носителем национального германского престижа на Атлантике.

Дабы не впасть в ту же ошибку, что и гамбургские конкуренты, компания «Северогерманский Ллойд» применила на своем новом лайнере две относительно экономичные паровые машины четырехкратного расширения общей мощностью около36000 л. с., работающие на два винта. Пар для машин поставляли 12 однотопочных и 4 двухтопочных котла, расположенных в четырех котельных отделениях. Каждое из них имело индивидуальную дымовую трубу. Естественно, для топок котлов требовалось большое количество угля – при пробеге на максимальной скорости (23 узла) «Кронпринц Вильгельм» потреблял около 500 тонн топлива в сутки. Для сравнения, правда, у конкурирующего лайнера «Дойчляанд» суточный расход угля доходил до 1200 т. Главным конструктором парохода стал известный кораблестроитель Роберт Циммерман, имевший огромный опыт проектирования пассажирских судов, автор проекта «Большого Вилли».

По своей архитектуре «Кронпринц Вильгельм» в целом повторял своего старшего брата, «Большого Вилли» – он имел такой же низкий силуэт, прямой ножевидный форштевень, крейсерскую корму со свесом, удлиненную надстройку от полубака до самого кормового свеса и четыре трубы, объединенные в две близкорасположенные пары. При этом, кроме установки более современных машин, лайнер имел на 600 т большее водоизмещение (14908 т) по сравнению с «Большим Вилли» и был длиннее на 3,05 м (202,1 м).

Несмотря на близкие размеры и водоизмещение, «Кронпринц Вильгельм» представлял собою по сравнению с «Большим Вилли» вполне рентабельное и вместительное судно – пароход мог перевозить 367 пассажиров первого, 340 – второго и 1054 – третьего класса.

Как и любой лайнер–скороход, строившийся в то время, «Кронпринц Вильгельм» должен был в случае войны иметь возможность выступать в роли вспомогательного крейсера. Для этой цели на полубаке и надстройке судна были предусмотрены усиления для установки артиллерийских орудий, а наиболее уязвимые части корпуса – в частности, котельные и машинное отделения – получили конструктивную защиту. Для хранения боеприпасов в непосредственной близости от усилений под пушки были предусмотрены специальные складские помещения, в случае конверсии в боевой корабль переоборудовавшиеся в артпогреба. Кроме того, в конструкции нового лайнера имелись новации, хоть напрямую и не связанные с его потенциальным военным назначением, но весьма полезные при конверсии во вспомогательный крейсер. К таковым относились, в частности, наличие разветвленной телефонной сети, обеспечивающей хорошую связь между мостиком и большинством постов по всему судну, оборудованная по последнему слову техники радиорубка, имевшая, к слову, 4-миллиметровые стальные стенки и крышу, а также весьма объемные холодильники, которые могли обеспечить экипаж вспомогательного крейсера качественным продовольствием в течение нескольких месяцев.

Первый свой рейс в Нью-Йорк лайнер совершил в сентябре 1901 г. А в одном из своих последующих рейсов, ровно год спустя, в сентябре 1902 г., «Кронпринц Вильгельм» отобрал «Голубую ленту Атлантики» у «Дойчланда». По приходе в Нью-Йорк лайнер имел довольно непрезентабельный вид – мощные волны, сквозь которые «Кронпринц» шел, не снижая скорости, содрали краску с его носовой оконечности. Но даже это было воспринято публикой как боевые шрамы, и только повысило престиж нового парохода и его владельцев. «Кронпринц Вильгельм» стал одним из наиболее популярных лайнеров Атлантики.

В 1903 и 1904 годах к «Большому Вилли» и «Кронпринцу Вильгельму» присоединились еще два лайнера – скорохода, несколько более крупных и достаточно экономичных, названных в традициях «Северогерманского Ллойда»: «Кайзер Вильгельм II» и «Кронпринцессин Сесилие».

До самого начала войны «Кронпринц Вильгельм» и его суда – партнеры пользовались стабильной и устойчивой популярностью, принося компании значительные прибыли. На популярности германской четверки практически не отразился тот факт, что в 1907 году «Голубая Лента Атлантики» вновь вернулась к англичанам – на трансатлантический маршрут вышли два гигантских турбохода, «Лузитания» и «Мавритания». «Северогерманский Ллойд» с оптимизмом смотрел в будущее. Но после убийства эрцгерцога Фердинанда в Сараево мир неуклонно покатился к большой войне. Все германские суда и корабли, как военные, так и гражданские, начали готовиться к участию в боевых действиях. В начале июля все боевые единицы Кригсмарине приняли на борт полные экипажи по нормам военного времени и начали интенсивные учения, чтобы быть во всеоружии к моменту объявления войны.

В заранее намеченные точки Мирового океана отправились небольшие грузовые пароходы, переоборудованные в суда – снабженцы. Им предстояло сыграть важнейшую роль в рейдерской войне на дальних коммуникациях. Ряд больших гражданских судов под германским флагом встал на переоборудование во вспомогательные крейсера. Эти работы производились на всех германских верфях Балтийского и Североморского побережий.

Правда, почти все германские лайнеры – трансатлантики продолжали совершать регулярные рейсы. Их владельцы сумели убедить руководство страны в том, что единовременное снятие всех крупных судов с трансатлантической линии в разгар летнего сезона приведет не только к падению германского национального престижа, но и к существенному сокращению доходов казны.

Вот поэтому в конце июля 1914 г. в Нью-Йорке находились три лайнера из германской четверки: «Кронпринц Вильгельм», «Кайзер Вильгельм II» и «Кронпринцессин Сесилие», а также новейший трехтрубный гигант «Фатерлянд» и еще несколько менее крупных лайнеров. Несмотря на угрозу войны, прибывшего 29 июля к пирсу «Северогерманского Ллойда» «Кронпринца» встречала толпа доброжелателей – в основном, американцы немецкого происхождения. Американское представительство компании–судовладельца работало в обычном режиме, капитану Карлу Гранну поступило оттуда распоряжение забункеровать судно и загрузить на борт продукты для обратного рейса. 31 числа последовало еще одно распоряжение, на сей раз – из штаб-квартиры компании: принять на борт дополнительно 2000 тонн угля и запас в несколько тонн пресной воды. В первый день августа, в то время как грузчики бункеровали «Кронпринца», ссыпая в его чрево американский уголек, руководство «Северогерманского Ллойда» отменило запланированное на 4 число отплытие в Европу и официально заявило, что «Кронпринц Вильгельм» вместе с «Вильгельмом II» и «Кронпринцессин Сесилие» задержится у Хобокенского пирса в Нью-Йорке «до дальнейших распоряжений».

В то же время у Германии имелись вполне конкретные планы использования «Кронпринца Вильгельма» в качестве вспомогательного крейсера. 1 августа вечером К. Гранна вызвали в нью-йоркский офис компании «Северогерманский Ллойд» и уведомили его, что его судно должно покинуть территориальные воды Штатов при первой возможности. Капитану «Кронпринца Вильгельма» был вручен доставленный диппочтой пакет с секретными инструкциями о дальнейших действиях, который надлежало вскрыть в открытом море.

В ночь с 1 на 2 августа экипаж лайнера трудился не покладая рук. Шла подготовка к побегу из Нью-Йорка и к дальнейшей службе в качестве вспомогательной боевой единицы Гохзеефлотте. Стюарды и матросы занимались погрузкой угля, машинная команда проводила профилактику машин и готовила их к длительной эксплуатации. Параллельно отделка и лишние предметы интерьера, особенно деревянные, способные стать пищей для огня, были демонтированы и перенесены в трюмы. Те элементы декора, которые невозможно было демонтировать, укутывались подушками и матрацами. Все иллюминаторы и окна были снабжены шторами затемнения. Большие окна в общественных помещениях лайнера и стеклянные панно в салонах пришлось забить деревянными щитами. По всему судну (теперь уже – боевому кораблю) были расставлены большие ведра с песком для тушения пожаров. Все эти приготовления были проведены в течение ночи и, больше того, с соблюдением секретности – если бы для стороннего наблюдателя стала ясна суть военных приготовлений на борту «Кронпринца Вильгельма», то о них было бы незамедлительно доложено британским боевым кораблям, патрулировавшим подходы к Нью-Йорку. Но несмотря на все усилия команды по соблюдению секретности, на следующее утро многим стало ясно, что германский лайнер – уже отнюдь не пассажирское судно. Американская военно-морская разведка и нью-йоркская полиция отрядили большое количество агентов для слежения за Хобокенским пирсом, но, видимо, их внимание было распределено равномерно между тремя лайнерами, и приготовлениям на «Кронпринце» просто не уделили должного внимания.

Капитан Грани отдал приказ быть готовыми к отплытию в любой момент утром второго августа. К этому моменту угроза интернирования германских лайнеров в Нью-Йорке стала вполне реальной. Но на следующий день, 3 августа, когда германские войска вторглись в Бельгию, для капитана Гранна настал момент истины – над Нью-Йорком разразилась жуткая гроза с продолжительным ливнем. Судя по всему, большинство агентов, непривычных к длительной полной невзгод службе под открытым небом, поспешило в естественные укрытия. В разгар грозы Грани как ни в чем не бывало вызвал буксиры, которые в 8 часов вечера вывели «Кронпринца» на фарватер и развернули его в сторону океана. Лайнер двинулся вниз по реке. Естественно, его отбытие не осталось незамеченным, донесения британских агентов вскоре достигли британских боевых кораблей, патрулирующих в нейтральных водах вблизи Нью-Йорка. Но англичане ожидали, что Грани направит свое судно кратчайшим путем в Германию, поэтому основные силы перехвата были сосредоточены к востоку – северо-востоку от маяка Нантакет. Грани же, ожидая именно таких действий от англичан, сразу по выходе из Нью-Йорка повернул к югу. Этот маневр, в сочетании с темным временем суток и с плохой погодой, в результате и спас «Кронпринца» от пленения или потопления.

Избежав контактов с неприятелем, Грани вскрыл конверт с секретными инструкциями. Последние предписывали двигаться на юг и слушать радиоэфир на четко обозначенной частоте, ожидая «сообщения чрезвычайной важности». Сообщение не заставило себя ждать – уже через четыре часа после успешного побега из Хобокена на связь с «Кронпринцем» вышел германский легкий крейсер «Карлсруэ», назначив лайнеру точку рандеву 6 августа в 300 морских милях к востоку от Кубы. От нежелательных встреч с недружественными кораблями и судами Грани умудрялся уклониться, часто меняя курс, поддерживая высокую скорость хода и соблюдая строжайшую светомаскировку. Тем не менее 4 августа британский пароход «Сегуранза» компании Уорд Лайн сообщил в эфир о том, что им был замечен германский лайнер у побережья штата Вирджиния. Это сообщение, равно как и последующий обмен депешами между британскими боевыми кораблями, патрулировавшими вдоль восточного побережья США, были перехвачены радиоофицером Бринкманном. Из этого радиообмена стало ясно, что Германия уже находится в состоянии войны с . Вражеский радиообмен недвусмысленно говорил о том, что при встрече с «Кронпринцем Вильгельмом» британских кораблей лайнер будет, скорее всего, не задержан, а потоплен.

К счастью, остаток перехода прошел без приключений, и в 9 утра 6 августа к «Кронпринцу Вильгельму» в точке рандеву подошел небольшой четырехтрубный легкий крейсер-рейдер «Карлсруэ». Через полчаса после рандеву крейсер был надежно пришвартован к правому борту лайнера, оба судна застопорили ход, но держали котлы под парами, чтобы в случае появления неприятеля можно было мгновенно дать ход.

Приказ из Берлина предписывал Гранну передать часть запаса угля и прочих припасов на крейсер. В свою очередь, с «Карлсруэ» на «Кронпринц Вильгельм» должна была перейти группа из 16 офицеров Гохзеефлотте под началом капитан-лейтенанта Пауля Тирфельдера, на лайнере должно было быть также установлено вооружение со значительным боекомплектом. Тирфельдер должен был принять у Гранна командование «Кронпринцем» и начать самостоятельное рейдерство. При этом Грани становился старпомом. Тирфельдер служил на «Карлсруэ» старшим штурманом, ему был всего 31 год, но это был уже весьма опытный морской офицер. После того как в полдень военная команда поднялась на борт «Кронпринца Вильгельма», на мачте лайнера был поднят имперский военный флаг. Гордость компании «Северогерманский Ллойд» официально стала комбатантом.

Между тем положение у «Карлсруэ» и «Кронпринца», дрейфующих среди бела дня при хорошей видимости в открытом океане, было крайне опасным – в любой момент на горизонте мог показаться неприятель. Радиостанция лайнера ловила интенсивный обмен депешами между английскими крейсерами, патрулировавшими неподалеку. Перегрузка припасов шла с лихорадочной поспешностью, корабельный оркестр «Кронпринца» подбадривал команды кораблей, играя бравурные немецкие марши. Сначала перепачканные угольной пылью матросы с лайнера и крейсера перегрузили из бункеров «Кронпринца» через бортовые лацпорты часть угля на «Карлсруэ», затем настала очередь съестных припасов и пресной воды. Параллельно носовые грузовые стрелы лайнера подняли с палубы крейсера две 88-мм пушки, ящики с 290 снарядами для них, пулемет «Шпандау» и тридцать маузеровских винтовок. Это было далеко не все, что крейсер должен был передать на борт «Кронпринца», да и погрузка припасов на крейсер была еще не завершена, но около 15.00 на горизонте появилось облако дыма. Как впоследствии выяснилось, это был британский броненосный крейсер «Саффолк». Гудок лайнера рявкнул, приведенный в действие впередсмотрящим в «вороньем гнезде» на фок-мачте. Матросы из палубной команды лайнера немедленно принялись рубить швартовы, связывающие их корабль с «Карлсруэ», а комендоры крейсера заняли свои места у орудий. Оба корабля немедленно дали ход. Погрузочные работы были вынужденно прерваны, когда дистанция между кораблями сделала их невозможными. Достигнув эволютивной скорости, «Кронпринц Вильгельм» немедленно повернул влево, «Карлсруэ» же развернулся вправо, уводя противника от уязвимого лайнера.

На борту «Саффолка» контр-адмирал сэр Кристофер Крэдок наблюдал, как единая цель на горизонте неожиданно раздвоилась. После коротких колебаний Крэдок приказал преследовать цель, однозначно идентифицированную как германский крейсер. Эти несколько минут колебаний дали Тирфельдеру возможность улизнуть: он приказал лечь на курс, по прямой уводящий лайнер от английского крейсера, и развить полный ход. «Кронпринц Вильгельм» развил скорость более 24 узлов – невероятную даже во времена его трансатлантической карьеры. Естественно, ни о какой погоне со стороны старого «Саффолка», развивавшего чуть более 20 узлов, говорить не приходилось. Тем более в это время англичанин тщетно пытался навязать бой гораздо более быстроходному «Карлсруэ».

Бегство «Кронпринца» от «Саффолка» имело направление на запад. В последующие два дня Тирфельдер сделал все возможное, чтобы сбросить с хвоста возможную британскую погоню. Ночью курс был изменен на север, в полдень следующего дня – на запад, затем – на юго-запад. Запасы угля быстро истощались. Тирфельдер принял решение идти в район Азорских островов, где на заранее обозначенной позиции находилось небольшое германское судно – снабженец «Вальхалла». По пути, из радиоперехвата было выяснено, что «Карлсруэ» успешно уклонился от боя с «Саффолком», а затем ушел от преследования другим британским крейсером – «Бристоль». Но, кроме радостных, были и неприятные новости: британский флот получил неопровержимые данные о том, что «Кронпринц Вильгельм» «вышел на тропу войны» и имел четкие инструкции о нейтрализации нового неприятельского рейдера. Талантливо пользуясь данными радиоперехвата, а также своей интуицией, Тирфельдер успешно миновал завесу английских боевых кораблей, развернутую в центральной части Атлантики.

По пути к Азорским островам экипаж лайнера продолжал готовить «Кронпринц» к военной службе: в первую очередь, на полубаке разместили две 88-мм пушки. Их установили на подпалубных усилениях таким образом, что каждое из орудий получило сектор обстрела около 180 град. У обоих орудий были смонтированы кранцы первых выстрелов. На обоих крыльях мостика установили по креплению для пулемета. На прогулочной палубе были оборудованы стрелковые ячейки. Переборки в тех местах, где они могли подвергнуться воздействию неприятельского огня, были обиты матрацами и коврами, обеспечивавшими неплохую защиту от пулевых рикошетов и вторичных осколков. Импровизированная «матрацная броня» в несколько слоев защищала ходовой мостик и бывшую курительную комнату первого класса, где был развернут лазарет на двадцать коек с операционной.

Кроме того, команда во главе со старшим механиком лайнера превратила Гранд-Салон лайнера в огромный угольный бункер, куда в быстром темпе можно было бы сгрузить уголь с судна – снабженца или с захваченного транспорта, после чего топливо сквозь вновь прорезанные лацпорты можно было бы за короткое время ссыпать в основные бункеры, находившиеся непосредственно под салоном.

Утром 18 августа «Кронпринц Вильгельм» в видимости о. Сан-Мигуэль (Азорские острова) вышел на рандеву с «Вальхаллой». В течение четырех дней в светлое время суток рейдер получал уголь и припасы с борта снабженца, ночью же корабли крейсировали неподалеку друг от друга. Радиоперехват велся постоянно, его результаты говорили о том, что в Северной Атлантике находится много лакомой добычи – непуганных британских транспортов. К моменту расставания с «Вальхаллой» «Кронпринц Вильгельм» получил на борт 2500 тонн угля и значительное количество пресной воды и съестных припасов. Около сотни человек из состава экипажа мирного времени «Кронпринца» – в основном, больные и люди с плохой физической подготовкой – были отправлены на борту судна – снабженца в Германию.

Того количества угля, которое рейдер получил с борта «Вальхаллы», хватало едва на две – две с половиной недели крейсерства с ограниченной скоростью хода. Впрочем, Тирфельдер считал, что за это время кораблю удастся пополнить свои бункеры, захватив какой-нибудь угольный транспорт. Рейдер находился в непосредственной близости от торных морских путей, соединяющих Британию с ее африканскими и индийскими доминионами. Но в течение двух недель после расставания с «Вальхаллой» «Кронпринц Вильгельм» встретил в море лишь нейтральную датскую шхуну и русский барк. Ни то, ни другое судно не везли ни угля, ни какой-либо военной контрабанды, и после тщательного досмотра оба они были отпущены восвояси. 3 сентября «Кронпринц» встретился с судном-снабженцем «Асунсьон» около бразильского мыса Сан-Роке и получил еще несколько сотен тонн угля для продолжения крейсерства. А уже вечером следующего дня впередсмотрящие «Кронпринца» заметили британский 2840-тонный грузовой пароход «Индиан Принс» компании «Принсесс Лайн». Тирфельдер подвел свой рейдер вплотную к британцу, после чего приказал тихоходной жертве остановиться, осветив ее прожекторами. Ночное время, плохая погода и сильное волнение помешали призовой партии подняться на борт задержанного транспорта немедленно. Ранним утром 5 сентября «Индиан Принс» был пришвартован к левому борту рейдера. Приз оказался весьма полезным – в дополнение к нескольким сотням тонн кардиффа из его бункеров, команда «Кронпринца» получила весомую прибавку к рациону – свежее мясо, какао и кофе.

Естественно, первым желанием команды германского рейдера было по быстрому разгрузить приз и отправить его ко дну, но Тирфельдер, высадив на борт «Принса» вооруженную призовую партию, приказал отвести пленный пароход в сторону от маршрутов следования союзных судов. Лишь через четыре дня после пленения «Принс» был на малом ходу (!) полностью разгружен и затоплен подрывными зарядами. Небольшой экипаж и двенадцать пассажиров английского парохода были размещены в каютах первого класса «Кронпринца Вильгельма».

Захват столь богатого приза, естественно, воодушевил экипаж рейдера, но следующая жертва заставила себя ждать. Спустя два дня после потопления «Принца» к северо-западу от мыса Сан-Роке рейдер встретился с судном-снабженцем «Эбернбург» и в течение трех последующих недель оставался в этой точке, принимая уголь и припасы последовательно с трех снабженцев, приходивших в точку рандеву один за другим.

14 сентября рутинная процедура перегрузки угля была неожиданно прервана: радиоперехват принес весть о том, что в150 миляхк югу от позиции «Кронпринца» германский вспомогательный крейсер – бывший лайнер «Кап Трафальгар» вступил в бой со своим британским «коллегой» – бывшим лайнером «Кармания». На полной скорости «Кронпринц» устремился на выручку. Это был вполне понятный по-человечески жест, но Тирфельдер нарушил прямой приказ германского Адмиралтейства: всемерно избегать обнаружения неприятельскими силами. К счастью для «Кронпринца Вильгельма», «Кармания» отправила «Кап Трафальгар» ко дну прежде, чем первый получил возможность вмешаться в ход боя. Тирфельдеру ничего не оставалось, кроме как вернуться в точку рандеву со снабженцами и продолжить прием припасов.

7 октября рейдер перехватил в 200 миляхк востоку от Буэнос-Айреса новый британский рефрижераторный пароход «Ла Коррентина», направлявшийся из Аргентины в Англию с 7,5 млн. фунтов мороженной говядины.

Кроме мяса, которым «Ла Коррентина» против своего желания в изобилии снабдила «Кронпринца», приз обеспечил германцев 1800 тоннами угля и двумя британскими 120-мм орудиями, правда, без боекомплекта. Хозяйственный Тирфельдер немедленно распорядился установить трофейные пушки на юте лайнера, чтобы использовать их для тренировки комендоров и для производства предупредительных выстрелов с использованием модифицированных салютных зарядов. 14 октября разорение приза было окончено, кингстоны «Ла Коррентины» были открыты, судно перевернулось и исчезло с поверхности. Экипаж и немногочисленные пассажиры британского парохода составили компанию пленникам с «Индиан Принса».

Успешная охота «Кронпринца Вильгельма» привела в ярость британскую общественность и даже стала предметом парламентских слушаний. Пресса метала громы и молнии. Британский флот удвоил усилия по поимке рейдера.

Тирфельдер продолжал действия против союзного судоходства. За пять месяцев после потопления «Ла Коррентины» список жертв «Кронпринца» пополнился тринадцатью судами общим тоннажем 49000 т. Эффект был не только экономическим – Британское Адмиралтейство было вынуждено держать в центральной и южной Атлантике постоянно четыре – пять мобильных групп, чьей основной задачей был отлов германских рейдеров и судов – снабженцев. Активность «Кронпринца Вильгельма» значительно усложнила доставку пищевых продуктов и сырья из Южной Африки и Южной Америки в Англию и Францию, что, в свою очередь, не замедлило отразиться на моральном духе союзников, в первую очередь, гражданского населения – эпизод с «Ла Коррентиной» прекрасно подтвердил это. Благодаря своей высокой скорости и прекрасной мореходности, а также таланту и чутью своего командира, «Кронпринц Вильгельм» успешно избегал перехвата, продолжая свою поистине звездную карьеру.

Но к середине марта 1915 г. в силу нескольких причин карьера «Кронпринца Вильгельма» в качестве рейдера была поставлена под угрозу. Во-первых, машины лайнера нуждались в капитальном ремонте – они просто не были рассчитаны на столь длительную эксплуатацию без должной профилактики. Корпусные конструкции также нуждались в ремонте, особенно обшивка левого борта, к которому швартовались суда – призы. Экипаж лайнера, состоявший в основном из гражданских моряков, был вымотан постоянным страхом перед погоней и тяжким трудом, а также практически постоянным недостатком свежей пищи и пресной воды – опреснительные установки лайнера имели небольшую мощность и были сильно засолены. К концу марта около сорока человек из команды рейдера лежало в лазарете с диагнозом тропическая лихорадка. Этим людям оказывался должный уход, но лечить их было некому и нечем – на борту «Кронпринца» не имелось ни доктора – терапевта, ни соответствующих лекарств. И наконец, начиная с января 1915 г., наученное горьким опытом первых месяцев войны, Британское Адмиралтейство начало собирать свои военные транспорты в конвои и придавать им мощный эскорт из боевых кораблей. Противопоставить такому конвою было нечего. Усилилась также охота за судами – снабженцами, в результате чего их сеть на Атлантике сильно поредела.

28 марта 1915 г. «Кронпринц Вильгельм» остановил свою последнюю жертву – британский 3800-тонный пароход «Колби». После разорения и потопления приза рейдер двинулся на рандеву с судном – снабженцем «Македония», ожидавшим «Кронпринца» в 200 миляхк северу от устья Амазонки. После того как лайнер был забункерован и снабжен продуктами, а пленные переданы на «Македонию», Тирфельдер принял решение прорываться в Норвегию или, если повезет, – через Северное море в Германию.

Но этим планам не суждено было сбыться. Британская морская разведка вычислила местоположение «Македонии», и когда «Кронпринц Вильгельм» еще находился в прямой видимости, снабженец был захвачен двумя британскими легкими крейсерами. Тирфельдеру удалось уйти неопознанным: когда впередсмотрящие заметили на горизонте неприятельские военные корабли, рейдер был ориентирован носом к ним, не «светясь» своим характерным четырехтрубным силуэтом. Тирфельдер приказал дать «Полный назад» и смог неопознанным скрыться за горизонтом. Еще в течение нескольких дней рейдер оставался вблизи точки рандеву в надежде встретиться с еще одним снабженцем и закончить бункеровку. Но снабженец так и не появился, запасов угля для броска через Атлантику было недостаточно, а среди экипажа свирепствовала лихорадка. В этих условиях Тирфельдер принял решение идти в ближайший нейтральный порт и интернироваться. Пунктом назначения был выбран американский Ньюпорт-Ньюс. 10 апреля в ночь лайнер находился в 60 милях от входа в Чесапикский залив. В нейтральных водах патрулировало несколько английских боевых кораблей, но у германского командира имелся обширный опыт уклонения от встреч с ними, благо, режима радиомолчания британцы не соблюдали. Команда заняла места по боевому расписанию, и лайнер, развив полный ход, устремился на прорыв. Пользуясь ночной темнотой, Тирфельдер провел свой корабль между двумя крейсерами, патрулировавшими акваторию у мыса Генри, и в 10 утра 11 апреля побитый, с облезшей с бортов краской, «Кронпринц Вильгельм» вошел в Чесапикский залив и был встречен салютом с американских боевых кораблей. Так закончилась рейдерская карьера одного из наиболее удачливых германских вспомогательных крейсеров, прошедшего с августа 1914 по апрель 1915 г. более 37 с половиной тысяч морских миль и уничтожившего 15 судов Антанты тоннажем 60522 тонны.

Через несколько часов после прибытия лайнера в Ньюпорт-Ньюс, германское имперское посольство обратилось к американской стороне с просьбой отремонтировать лайнер на верфи в Норфолке и вернуть его Германии. Естественно, просьба была отклонена, а лайнер – интернирован. «Кронпринца» перевели на верфь в Филадельфию и поставили на прикол рядом с другим пароходом «Северогерманского Ллойда», «Принц Эйтель Фридрих». На судах продолжали развеваться германские флаги, но экипажи были перевезены в лагерь для интернированных лиц, а единственными обитателями германских пароходов стало несколько десятков рабочих верфи.

Период бездействия окончился 6 апреля 1917 г., со вступлением США в Первую мировую войну. «Кронпринц Вильгельм» и двое его экс-партнеров по трансатлантическим трассам, «Кайзер Вильгельм II» и «Кронпринцессин Сесилие», а также еще несколько десятков ранее интернированных германских гражданских судов, оставшихся после начала войны в США, были в этот день официально конфискованы американским правительством. 9 июня «Кронпринц Вильгельм» получил новое имя – «Фон Штойбен», в честь Фридриха Вильгельма Августуса, барона фон Штойбен, прусского офицера, вступившего волонтером в армию Дж. Вашингтона – и официально включен в списки ВМС США в качестве войскового транспорта. На лайнере был произведен четырехмесячный ремонт в филадельфийском сухом доке. После изъятия предметов обстановки и ценностей, хранившихся до поры в трюмах судна, рабочие занялись корпусными работами и внутренним убранством «Штойбена». Помятый левый борт, надстройка, засоленные котлы, машины, валы, винты, рулевое управление – все это, а также многое другое было исправлено в соответствии с требованиями ВМС США.

Первоначально «Фон Штойбена» хотели использовать как рейдер. Для работы в этом качестве на судно установили новые «вороньи гнезда» на верхушках мачт и восемь 127-мм и четыре 75-мм орудия, а также две 75-мм зенитки, четыре орудия меньшего калибра и рельсы для сбрасывания глубинных бомб на юте. Это вооружение осталось на своих местах даже после того, как 21 сентября 1917 г. ВМС США приняли решение об использовании всех крупных лайнеров немецкого происхождения в качестве войсковых транспортов. Последовали очередные модернизационные работы, в ходе которых на суда установили многочисленные многоярусные койки, развернули лазареты и смонтировали большие емкости для пресной воды. Эта работа была завершена в течение всего восьми дней, и 29 сентября 1917 г. «Фон Штойбен» и его коллеги – «Агамемнон» (бывший «Кайзер Вильгельм II») и «Маунт Вернон» (бывшая «Кронпринцессин Сесилие») были готовы к службе в новой роли в составе Нью-Йоркского дивизиона Крейсерско – Транспортного флота под командованием контр-адмирала Альберта Гливза.

31 октября «Фон Штойбен» отправился вместе со своими коллегами германского происхождения, «Агамемноном» и «Маунт Верноном», а также бывшим лайнером компании «Гамбург – Америка Линие», «Америка», в первый трансатлантический вояж в новом качестве. На борту «Штойбена» разместилось 1223 военнослужащих.

Первый же рейс принес неприятные неожиданности: 9 ноября у берегов Франции «Фон Штойбен» столкнулся с «Агамемноном», выполняя противолодочный зигзаг. Форпик лайнера оказался затопленным, вода промяла первую водонепроницаемую переборку, но «Штойбен» продолжил рейс, заведя на пробоину пластырь. «Агамемнон» отделался вмятиной в борту, жертв на обоих судах не было. 12 ноября конвой в полном составе прибыл во французский порт Брест. Суда с американскими солдатами на борту встречали салютом и музыкой.

В Бресте невозможно было исправить те повреждения, которые получил «Фон Штойбен». После «косметического» ремонта, заключавшегося в выправлении загнувшихся краев пробоины и заполнении разрушенного форпика бетоном, «Фон Штойбен» через неделю был готов к возвращению в Штаты. 28 ноября судно отбыло в Филадельфию.

6 декабря судно находилось в 40 милях к востоку от канадского города Галифакс. В начале десятого утра впередсмотрящий заметил столб черного дыма, поднимающийся из-за горизонта. Буквально через секунды после этого «Фон Штойбена» накрыла ударная волна от мощнейшего взрыва. Судно направилось в Галифакс на полной скорости, но никто на борту не был подготовлен к той картине полного разрушения, которая их встретила незадолго после полудня. В тот день в Галифаксе взорвался французский транспорт, груженый боеприпасами, под названием «Монблан». После столкновения с норвежским рудовозом «Имо» в проливе Тэ-Нэрроуз, «Монблан» загорелся и взорвался, вызвав в городе сильнейшие пожары и разрушения. Погибло более тысячи человек. Порт Галифакс был практически полностью разрушен.

После того как «Фон Штойбен» вошел в Галифакс, его командир срочно отрядил на берег несколько спасательных партий. В течение четырех суток моряки «Штойбена» помогали местным пожарникам и спасателям – вызволяли из развалин засыпанных, хоронили погибших, тушили пожары, патрулировали районы разрушений. 10 декабря «Фон Штойбен» вышел в Филадельфию. Здесь было решено поставить судно в сухой док для исправления повреждений, но по прибытии лайнера на место выяснилось, что все судоремонтные мощности филадельфийского порта и всего восточного побережья США полностью загружены. «Фон Штойбен» перешел в Ньюпорт-Ньюс, где его ожидал приказ адмирала Гливза – для прохождения ремонта судну предписывалось отбыть в Бальбоа, базу, находящуюся неподалеку от тихоокеанского входа в Панамский канал. Попутно транспорт должен был доставить 2000 солдат на Кубу. 20 декабря «Фон Штойбен» вышел из Ньюпорт-Ньюс и высадил морпехов в Гуантанамо пять дней спустя. 29 числа, успешно пройдя шлюзы Панамского канала, транспорт был поставлен в сухой док в Бальбоа. Ремонт продолжался до 20 января, «Фон Штойбен» вышел из дока с полностью замененной носовой оконечностью, выкрашенный в «разрушающий» камуфляж, причем на правом борту судна был нарисован силуэт четырехтрубного эсминца в натуральную величину, с носовым буруном, призванный вводить в заблуждение супостатских подводников.

1 февраля транспорт пришел в Филадельфию после краткой остановки в Ньюпорт-Ньюс. Через девять дней «Фон Штойбен» вышел в очередной трансатлантический рейс, имея на борту 1500 солдат. В течение трех месяцев судно совершило три рейса во Францию «туда и обратно», перевозя в Европу по полторы тысячи человек за рейс. В конце мая судно встало на очередную модернизацию, в результате которой вместимость транспорта решили поднять на 20 процентов: в коридорах и проходах по переборкам было установлено несколько сотен складных коек, прозванных «скатками». На борт были также погружены дополнительные спальные гамаки. В результате, пассажировместимость «Фон Штойбена» выросла гораздо больше, чем было запланировано, теперь судно могло принять на борт более 3000 человек. 27 мая транспорт вышел в порт Брест, имея на борту 3112 человек.

Возвращаясь из своего пятого трансатлантического рейса в новом качестве, «Фон Штойбен» едва не попал в беду. 18 июня, через два дня после выхода из Бреста, впередсмотрящие заметили на горизонте странный объект, идентифицированный как обломки кораблекрушения. Вскоре стало ясно, что «обломки» представляют собою маленькую флотилию шлюпок, связанных между собой. В семи лодках находились люди с торпедированного корабля союзников. Перед командиром транспорта Йейтсом Стерлингом встала дилемма: спасать терпящих бедствие или продолжать двигаться своим курсом на полной скорости, опасаясь той подводной лодки, которая пустила незадачливое судно ко дну и вполне могла находиться где-то поблизости. Взвесив все «за« и «против», Стерлинг начал сближение с флотилией шлюпок, снизив скорость. Бдительность командира и впередсмотрящих была вознаграждена: вскоре вахтенный впередсмотрящий на фок-мачте Луи Селзер заметил след торпеды, шедшей на пароход с левого борта. Торпеда должна была поразить «Фон Штойбена» в носовую часть, но Стерлинг вовремя скомандовал «полный назад» и «лево на борт». Комендоры открыли огонь по торпеде и по буруну от перископа, замеченному в отдалении. Маневр спас судно, торпеда прошла в нескольких метрах от форштевня «Штойбена». Решив не рисковать судном, Стерлинг сбросил в месте предполагаемого нахождения подводной лодки две серии глубинных бомб и решил не принимать на борт людей, находившихся в шлюпках. «Фон Штойбен» направился далее в Филадельфию. Терпящие бедствие люди, спасшиеся с русского парохода «Двинск», были подобраны в тот же день проходившим мимо британским грузовым пароходом. Германская подводная лодка U-151, потопившая «Двинск» и пытавшаяся атаковать «Штойбена», получила повреждения от его глубинных бомб и отправилась на базу в Киль.

В следующем рейсе из Нью-Йорка в Брест одно из судов конвоя, в котором шел «Фон Штойбен», «Хендерсон», загорелось. Пожар возник в носовом трюме. Солдаты, перевозимые на «Хендерсоне», столпились на палубе, в то время как транспорт застопорил ход и его команда начала бороться с огнем. Командир конвоя приказал «Фон Штойбену» подойти к «Хендерсону» и предоставить бедствующему судну помощь, если таковая потребуется. Эсминцы эскорта организовали вокруг своих подопечных транспортов противолодочное патрулирование. В течение всей ночи «Фон Штойбен» находился рядом с «Хендерсоном» в полной готовности оказать помощь. К утру 2200 солдат, находившихся на борту горящего транспорта, были переведены на борт «Штойбена». Пожар в конце концов был погашен, и конвой медленно двинулся в Европу. 9 июля «Штойбен» пришел в Брест, имея на борту более 5000 человек. Три дня спустя судно было забункеровано, на борт погрузили около 1100 раненых, и «Фон Штойбен» двинулся в обратный путь, в Нью-Йорк.

Следующие два рейса прошли без особых приключений – транспорт возил в Европу войска, на обратном пути доставляя в США раненых. В начале сентября 1918 г. по пути в Нью-Йорк «Фон Штойбен» попал в сильнейший ураган, который смыл за борт троих членов экипажа. Многие пассажиры и члены экипажа получили ранения. А следующий рейс был отмечен черной печатью эпидемии гриппа – «испанки», которая буквально опустошила бывший лайнер. Как известно, пандемия «испанки» в 1918-1919 годах унесла жизней втрое больше, чем мировая война. Когда 13 сентября раненые стали грузиться на судно в Бресте, среди них было уже несколько десятков зараженных. Судовой врач «Фон Штойбена» не был удивлен, когда в рейсе появились первые лежачие больные. Болезнь распространялась с чудовищной скоростью, причиняя своим жертвам жуткие страдания. Когда через два дня после начала эпидемии на борту «Фон Штойбен» пришел в Нью-Йорк, 40 человек было уже мертво, а количество заболевших пассажиров и членов команды перевалило за четыре сотни.

8 ноября 1918 г. «Фон Штойбен» вернулся в США из своего девятого вояжа в Европу и через два дня был поставлен в сухой док в Бруклине. Судно заслужило отдых, за двенадцать месяцев службы в качестве войскового транспорта пароход перевез в Европу 14347 военнослужащих и несколько тысяч тонн военных материалов. 11 ноября, с подписанием перемирия в Копьеннском лесу, служба «Фон Штойбена» отнюдь не закончилась: экс-чемпион Атлантики привлекли для репатриации американских военных. После того, как 2 марта 1919 года ремонт судна был завершен, «Фон Штойбен» совершил еще восемь трансатлантических рейсов «туда и обратно», перевезя на родину более 22000 американских солдат и офицеров. По завершении этой работы, в октябре 1919 г. судно было поставлено на прикол. Флотские эксперты проверили техническое состояние «Фон Штойбена» и пришли к однозначному выводу: ни о каком возврате лайнера к мирной жизни не может быть и речи. Внутренние помещения судна, его корпус и машины были настолько изношены за годы службы в качестве рейдера и войскового транспорта, что реставрация «Фон Штойбена» в качестве лайнера обошлась бы слишком дорого. ВМС США некоторое время хотели сохранить судно в строю для перевозок военнослужащих на Дальний Восток, но эти планы оказались похороненными в результате сокращений военного бюджета, последовавших за окончанием войны. 13 октября «Фон Штойбен» был исключен из списков ВМС США и тихо ржавел в Филадельфии до марта 1923 г., когда лайнер – ветеран был продан компании Бостон Метал Кампани для разделки на металлолом.

Отмечу сразу, работа не моя Печатается с разрешения Автора.

текст по Журналу «Техника и вооружение: вчера, сегодня, завтра...» №3,4 / 2002 г.

Фото

[spoiledimg]http://img829.imageshack.us/img829/1102/h5xe.jpg[/spoiledimg] [/spoiledimg]

Кронпринц Вильгельм.

[spoiledimg]i8j1.jpg[/spoiledimg] Uploaded with ImageShack.us[/spoiledimg]

Орудия на корме.

[spoiledimg]a0fz.jpg[/spoiledimg] Uploaded with ImageShack.us[/spoiledimg]

Саффолк охотник на рейдеры.

[spoiledimg]yhre.jpg[/spoiledimg] Uploaded with ImageShack.us[/spoiledimg]

Когда отгремели пушки.

Жертвы.

[spoiledimg]rgr1.jpg[/spoiledimg] Uploaded with ImageShack.us[/spoiledimg]

[spoiledimg]u8be.jpg[/spoiledimg] Uploaded with ImageShack.us[/spoiledimg][spoiledimg]szez.jpg[/spoiledimg] Uploaded with ImageShack.us[/spoiledimg][spoiledimg]csjn.jpg[/spoiledimg] Uploaded with ImageShack.us[/spoiledimg]

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
294 публикации
12 боёв

Куча копипаста, хорошо еще не из вики. http://vadimvswar.na...rW/KrPrW001.htm

Ждите кучу минусов

25mike25, уберите "цитату" под спойлер хоть

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
488 публикаций
2 888 боёв

мляяя куча буков

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
491
VauIt
712 публикации
2 833 боя

Перед сном тему создал, а сделать какое то оформление можно и к обеду. Нужно же торопиться, скоро осень.

Изменено пользователем VauIt

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
741 публикация

Кронпринц Вильгельм.

c00u.jpg[/img]

Орудия на корме.

i8j1.jpg[/img]

Саффолк охотник на рейдеры.

a0fz.jpg[/img]

Когда отгремели пушки.

yhre.jpg[/img]

Жертвы

ydb7.jpg[/img]

r7kd.jpg[/img]

z0ly.jpg[/img]

a7f5.jpg[/img]

ТС надо было уж на всю тему скинуть ссылку да и все, какая разница? Возьмите во внимание то, что вам лень выставить фото без ссылок, а ваша лень это просто напросто неуважение к тем, кто заходит и собирается прочитать вашу тему! :amazed:

Изменено пользователем alex03071971

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
72 публикации
212 боёв

Просмотр сообщенияDrMort (29 Июл 2013 - 03:25) писал:

Отмечу сразу, работа не моя Печатается с разрешения Автора.
И вы хотите сказать, что у вас есть разрешение автора на то, что-бы разместить это работу тут?
И ещё. Разделите это на  небольшие главы (возможно каждую главу занести под спойлер),  после абзаца можно сделать пустую строку, выделяйте ключевые слова жирным шрифтом или курсивом.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
310 публикаций

Просто стена текста. Лучше бы не выкладывали такую тему...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
73 публикации
206 боёв

Особенно фото порадовали((

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
523 публикации
519 боёв

Нет, тема не оформлена как полагается.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
236
1L1dan
3 333 публикации
424 боя

Крон принц...  :amazed:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 680 публикаций

Просмотр сообщенияADMIRAL_FLOTA_USSR (29 Июл 2013 - 15:34) писал:

Какая сверху куча тюленей, прежде чем критиковать Вы бы подождали а ? ) Хотя что  Вам пытаться втолковать Вы ж все равно не поймете ) школота-с.........
Раки Чо... :teethhappy:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
491
VauIt
712 публикации
2 833 боя

Просмотр сообщенияADMIRAL_FLOTA_USSR (29 Июл 2013 - 15:34) писал:

Какая сверху куча тюленей, прежде чем критиковать Вы бы подождали а ? ) Хотя что  Вам пытаться втолковать Вы ж все равно не поймете ) школота-с.........
Представьте себе оно у него есть..беда да ?
Жирно  :trollface:
ps Без обид, но вы или тролль или бредите.
Изменено пользователем VauIt

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
178 публикаций
6 боёв

Текст интересный =) но вот лучше бы пересказ с него =) фото достаточно. Информацию почерпнул! Спасибо =)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
294 публикации
12 боёв

Вот, теперь статья преобразилась в лучшую сторону. :great:

Оффтоп. Спасибо (и не только от меня) за кучу твинкоминусов

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
264 публикации
76 боёв

Да уж с тестом надо было поработать, а то уж очень неудобно читать.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×