Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
military_surgeon

Гибель МРК "Муссон"

В этой теме 14 комментариев

Рекомендуемые комментарии

690 публикаций
3 306 боёв

“Иди за тем, кто ищет истину. Беги   от того, кто её нашёл”  Конфуций.

 

О многих авариях и катастрофах на флоте здесь на форуме уже написано. Об этом трагическом случае даже флотские знают немногие. Впервые о Муссоне я услышал на 66 дивизионе "плохой погоды".  Так как на кораблях этого проекта тоже ходил в море, стал искать информацию. Решил поделиться здесь.

«Муссон» — советский малый ракетный корабль проекта 1234, семнадцатый корабль этого проекта и третий корабль проекта 1234, вступивший в состав Тихоокеанского флота.

 

История строительства и службы

Заложен 14 июля 1975 года на Владивостокском ССЗ (заводской № С-1003). Кораблю было присвоено название 14 апреля 1976 года; спуск на воду состоялся 1 июля 1981 года; 30 декабря «Муссон» был принят флотом и 9 февраля 1982 года был зачислен в списки кораблей Тихоокеанского флота. С 1982 года «Муссон» входил в состав 192-го дивизиона малых ракетных кораблей 165-й бригады ракетных катеров Приморской флотилии разнородных сил. Передовой корабль соединения, за годы службы корабль прошёл тысячи морских миль, выполнив на «отлично» пять ракетных стрельб. В 1985 году БЧ-1 «Муссона» была признана лучшей в дивизионе, а лучшим специалистом части стал штурман МРК старший лейтенант В. Чичин.

Гибель

 

6 апреля 1987 г. в Японском море в 33 милях от острова Аскольд на глубине 2900 метров затонул малый ракетный корабль (МРК) «Муссон» (широта 42 градуса 11 минут, долгота – 132 градуса 27 минут). Погибли 39 из 76 человек, находившихся на борту. Из 16 офицеров – 6. Из 7 мичманов – 5. Из 46 матросов и старшин – 23. Из 5 курсантов мореходной школы и школы техников ВМФ – 5.

...Казалось, само провидение заботилось о сохранении «Муссона» и его экипажа. Так, ракетная стрельба, запланированная на 26-28 марта 1987 г., не состоялась из-за неготовности зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) на МРК «Вихрь» и «Бриз», которые должны были участвовать в учениях.

В первые дни апреля стрельба не состоялась, потому что в районе боевой подготовки находились фрегаты ВМС США «Хэммонд» и «Нокс».

7 апреля – не прибыл самолет обеспечения.

8 апреля – малая видимость и нахождение в районе рыболовецких судов.

11 апреля – перед выходом в море обнаружились неисправности на МРК «Бриз» и малом противолодочном корабле (МПК) № 117.

Стрельба была перенесена на 16 апреля.

...С оставшимися в живых моряками я разговаривал через день после случившегося. С некоторыми документами удалось познакомиться позже. Сейчас, когда уже прошло столько времени, многое видится в ином свете и преподносится очевидцами тоже по-иному. Невиновные не могут забыть. Виноватые не хотят вспоминать.

РАКЕТА НАХОДИТ ЦЕЛЬ

Четверг, 16 апреля 1987 года, выдался ясным весенним днем. После обеда отряд кораблей в составе МПК № 117 - малого противолодочного корабля, малых ракетных кораблей “Муссон” и “Вихрь”, а также двух ракетных катеров снялся с якоря в заливе Стрелок и взял курс в заданный район залива Петра Великого для отработки совместной стрельбы зенитно-ракетным комплексом.

Примерно часа через два они разделились, МПК № 117, “Муссон” и “Вихрь” образовали ордер, по которому ракетные катера должны были выполнить стрельбы ракетами-мишенями. Кораблям же ордера требовалось отбиться от них.

Шел седьмой час вечера, когда поступила команда и один из катеров пустил первую крылатую ракету-мишень по “Муссону” - ядру ордера. Обнаружив цель, “Муссон” ударил по ней двумя ракетами из зенитно-ракетного комплекса, которые и разорвались в зоне поражения ракеты-мишени. Выпущенная стреляющим катером следом вторая ракета-мишень пронеслась в свободном полете над “Муссоном”, так как на корабле было уже не до нее...

Пораженная первая ракета-мишень резко изменила траекторию полета, стала снижаться и спустя несколько мгновений вонзилась в надстройку “Муссона” - радиорубку. Пронизав ее, она взорвалась (горючее и окислитель ракеты) на главном командном пункте (ГКП) корабля. “Муссон”, содрогнувшись от удара и взрыва, загорелся. В ходовой рубке стреляющего катера по радиосвязям разнеслось: “Первый”, я “Третий” (позывной “Вихря”), во “Второй” (позывной “Муссона”) попало “изделие”. “Второй” горит. Люди покидают корабль...”

Было 18 часов 36 минут.

Получив трагическую весть, стреляющие катера полным ходом пошли к месту бедствия “Муссона”. В 19 часов 13 минут катера и корабли были в сборе и рассредоточились примерно в 2 кабельтовых от “Муссона”, надстройка которого была объята сильным пламенем.

Руководитель стрельб - командующий объединением контр-адмирал Л. Головко, находящийся на ПМК, пресек попытки некоторых командиров кораблей подойти к “Муссону” и помочь ребятам, призывно размахивающим руками. Он приказал не приближаться к горящему кораблю во избежание новой беды, ибо тот был загружен артбоезапасом и зенитными ракетами. Не предвещали ничего хорошего и крылатые ракеты на борту “Муссона”.

Корабль был полностью обесточен, вследствие чего вышли из строя все системы пожаротушения и связь. Часть спасательных средств сгорела, другие от моряков отрезал огонь. Надстройка и другие конструкции корабля, выполненные из алюминиево-магниевых сплавов, от высокой температуры горения плавились как пластилин. Этой лавой и дымом закрыло контейнеры с крылатыми ракетами по левому борту (они сгорят дотла не взорвавшись). Поэтому находящиеся на “Муссоне” и на окружающих кораблях не видели и не знали, что с ними. С правого же борта контейнеры с ракетами встали “на ***” и, свалившись в воду, затонули.

Командир “Муссона” капитан 3-го ранга В. Рекиш, 1-й заместитель командующего объединением капитан 1-го ранга Р. Темирханов и ряд других офицеров, мичманов, старшин и матросов погибли сразу же после взрыва. За старшего на объятом пламенем “Муссоне” остался помощник командира корабля капитан-лейтенант Игорь Голдобин. Получив при взрыве травму позвоночника, перелом ноги и ожог руки, он тем не менее остался в строю, возглавив вместе с замполитом старшим лейтенантом Василием Загоруйко сначала борьбу с огнем, а затем и организацию спасения оставшихся в живых людей.

Во избежание преждевременного взрыва морякам удалось приоткрыть крышки погреба с зенитными ракетами, чтобы снизить внутреннее давление. Они пытались подозвать к себе другие корабли, пусть не помочь, а чтобы хотя бы с них перебросили на “Муссон” пожарные шланги, ведь голыми руками и даже огнетушителями разбушевавшуюся огненную стихию не укротишь. Однако оттуда ответили, что командование не дает “добро” на сближение. Морякам “Муссона” оставалось рассчитывать только на себя.

Проверив температуру переборок в районе 33-го шпангоута, за которыми находились старшинский кубрик и погреб с зенитными ракетами, и убедившись, что переборки уже горячие и пламя вот-вот перебросится на старшинский отсек, поняли, что благие надежды тщетны: кораблю уже ничем не помочь. Тем более если учесть, какую угрозу могут представлять ракеты по левому борту, о состоянии которых ничего известно не было. И капитан-лейтенант Голдобин отдал приказ всем покинуть корабль. Тех, кто был тяжело ранен или не умел плавать и боялся прыгать в воду, хотя только что проявлял мужество на горящем корабле, облачали в спасательные жилеты и выбрасывали за борт в ледяную воду. Жестоко? Наверное, все-таки нет. В сложившейся ситуации это был единственный шанс выжить. Вслед им бросили плотик, сооруженный из контейнеров из-под зенитных ракет. Последними с гибнущего корабля спустились в воду по якорной цепи, цепляясь за нее обожженными руками, помощник командира Игорь Голдобин и замполит Василий Загоруйко...

Условия стрельбы первоначально были таковы: малому противолодочному кораблю предстояло отразить ракетную атаку надводного «противника». МРК «Муссон» и «Вихрь» были, как говорят военные, на достреле. Однако в ходе выполнения задачи в построении ордера произошли изменения. В докладе адмирала флота Николая Смирнова, бывшего в ту пору первым заместителем Главкома ВМФ СССР, по итогам расследования причин гибели «Муссона» отмечалось, что руководивший учениями командующий объединением разнородных сил контр-адмирал Леонид Головко знал об этих изменениях. (Факт подтверждается его боевым распоряжением командиру тактической группы ракетных катеров). Возможно, сам Леонид Головко и решил произвести изменения в построении ордера, не подумав, к чему это может привести. К сожалению, и спустя 5 лет после печального события он наотрез отказывается говорить что-либо конкретное по поводу своего участия в принятии решений. Как бы там ни было, сомнительный факт в его послужном списке не помешал ему через несколько лет занять должность заместителя командующего Тихоокеанским флотом по боевой подготовке, недавно получить звание вице-адмирала и предложение перевестись в Москву на вышестоящую должность.

Итак, условия стрельбы были изменены. По мнению адмирала флота Смирнова, изложенному им в итоговом докладе после работы комиссии, расследовавшей причины катастрофы, в этом «усматривается стремление выполнить стрельбу в менее динамичной обстановке и получить более высокую оценку».

Кроме того, «Муссон» (вследствие изменений условий стрельба велась уже по нему) уменьшил скорость хода до 9 узлов (по некоторым данным, он вообще застопорил ход, чтобы стрельба по нему велась прицельно и наверняка). Ракета-мишень была запущена с дистанции 21 километр, что тоже было значительно ближе ранее установленной дистанции.

Всё это привело к тому, что ракета-мишень (РМ) из обычной учебной превратилась в опасно летящую цель, уйти от которой было непросто. Несмотря на то, что она была взята «Муссоном» на автоматическое сопровождение и обстреляна двумя зенитными ракетами и артиллерией, она продолжила свой смертоносный полёт и попала в корабль. (Существует также мнение, что стабильность траектории полета дважды подбитой мишени стала возможной в результате грубой халатности, допущенной во время подготовки её на ракетно-технической базе: там забыли отключить головку самонаведения крылатой ракеты, что, собственно, превращало её почти в боевую).

Позже было установлено, что РМ, попав в надстройку корабля, разрушила ходовую, штурманскую и радиорубки, главный командный пункт и другие помещения. В момент попадания в ракете оставалось 150 литров горючего и около 500 литров окислителя, которые, разлившись по кораблю, воспламенились. Огонь бушевал 6 часов, сожрал весь корабль и добрался до погребов с боезапасом, который составлял 20 зенитных ракет и 1000 57-мм артиллерийских снарядов.

По мнению главного инженера-механика Тихоокеанского флота капитана 1 ранга Алексея Крата, бывшего в ту пору заместителем командира соединения по, электромеханической части, причиной столь яростного пожара и сильной загазованности стал материал, из которого сделаны конструкции не только «Муссона», но и практически всех кораблей бывшего СССР. Это АМГ – алюминиево-магниевый сплав различных модификаций.

ГОРЯЩИЙ МЕТАЛЛ

По итогам расследования причин гибели «Муссона» комиссия предложила главному командованию ВМФ СССР изучить вопрос об исключении алюминиево-магниевых сплавов при строительстве кораблей ВМФ. Главный специалист ТОФ по ракетно-артиллерийскому вооружению капитан 1 ранга Владимир Виткевич (с недавнего времени в запасе) утверждает, что впервые вопрос об АМГ был поднят на уровне главного командования ВМФ еще в 1974 году, когда на Черноморском флоте из-за сильного пожара на большом противолодочном корабле (ВПК) «Отважный» погибли 24 человека.

Нецелесообразность применения сплавов подобного типа показал и англо-аргентинский конфликт у Фолклендских островов. Как известно, после попадания противокорабельной ракеты «Экзосет» в эсминец английских ВМС «Шеффилд» западные военспецы сделали вывод, что быстрому распространению огня способствовало большое количество алюминиевых сплавов.

По словам начальника бюро сварочных работ Владивостокского судостроительного завода (где строился и «Муссон») Лидии Кобец, случаи возгорания АМГ происходили довольно часто.

После гибели «Муссона» комиссия сделала также вывод, что необходимо разработать «меры резкого улучшения качества зенитно-ракетных и артиллерийских комплексов, радиолокационных станций кораблей для гарантированного уничтожения крылатых ракет в зоне самообороны».

Возможно, меры «резкого улучшения качества» и разработаны. Однако, как это часто у нас бывает, в жизнь не внедрены. Иначе чем объяснить случай, произошедший в апреле (почему-то снова в апреле, как и «Муссон», как Чернобыль и гибель «Комсомольца») в 1990 году. На Балтийском флоте выполнялась стрельба, аналогичная стрельбе по «Муссону». Наличие практически всех тех же недостатков чуть было не привели к новой трагедии. Ракета-мишень попала в МРК «Метеор», сбив несколько антенн на надстройке корабля. После этого принято решение прекратить выполнение совместных ракетных стрельб кораблями с зенитно-ракетными комплексами самообороны. Таким образом, стрельбы той же ракетной мишенью, теми же кораблями из АМГ будут проводиться по-прежнему, но в одиночку. Гарантий, что трагедия «Муссона» не повторится, нет.

 

Версия контр-адмирала Антонова

 

Геннадий АНТОНОВ – контр-адмирал в отставке, кандидат военных наук, подводник, специалист по ракетному вооружению флота. После двадцати лет службы на Тихоокеанском флоте возглавлял кафедру оружия Военно-морской академии

Что же все-таки случилось с ракетным кораблем «Муссон»?

...Открылась дверь флагманской каюты БПК «Адмирал Пантелеев», давшей мне приют на период проведения испытаний, и в дверях появился мой друг, контр-адмирал В.М. Макеев – Герой России, заместитель Генерального конструктора одного из московских КБ. Вошел и молча положил на стол газету «Совершенно секретно» со статьей моего давнего флотского знакомого Григория Пасько о гибели МРК «Муссон».

Назвав катастрофу «позорной тайной восьмидесятых», Григорий задел меня за живое. Не думал я, что когда-либо еще возьму в руки перо, чтобы написать о трагедии, разыгравшейся 16 апреля 1987 года в 33 милях к югу от острова Аскольд. Не думал, потому что почти шесть лет назад добровольно снял с плеч адмиральские погоны и ушел в отставку. Как мне казалось, я исполнил профессиональный долг ракетчика, проведя самостоятельное исследование причин гибели МРК «Муссон» 165-й бригады ракетных катеров Приморской флотилии разнородных сил Тихоокеанского флота.

Все материалы этого многолетнего исследовательского труда были изложены в секретном учебном пособии «Безопасность и безаварийность Ракетно-артиллерийского вооружения Военно-морского флота», изданном типографией Военно-морской академии в 2003 году. Собственно, с той поры для меня больше не существовало тайны гибели «Муссона». Как не существовало ее для специалистов ВМФ, коснувшихся этой темы в ходе исследования. Истинные причины катастрофы подтверждены результатами моделирования с использованием адекватной математической модели. Каждая цифра добывалась и перепроверялась много раз. Главное, казалось мне, – изложить истинные причины катастрофы и довести их до сведения и сознания всех офицеров флота. К великому сожалению, этого не произошло.

А в начале 2005 года тираж секретного учебного пособия «Безопасность и безаварийность РАВ ВМФ» был полностью уничтожен Военно-морской академией как невостребованный.

«Стечение случайных обстоятельств»

В середине июня 2010 года на совещании в штабе Тихоокеанского флота я заметил, что ракетная стрельба – изначально опасное мероприятие, требующее приоритета мер безопасности, чему примером стала катастрофа «Муссона». Врио начальника Управления боевой подготовки ТОФ капитан 1 ранга О. Королев только отмахнулся: «Мне говорили авторитетные люди, что «Муссон» погиб в результате того, что не была отключена ГСН  в вертикальной плоскости и ракета-мишень сама навелась на корабль. Меры безопасности здесь ни при чем».

Версия «о неотключенной ГСН» и оказалась самой живучей из тех, что выдвинула правительственная комиссия. Кстати, ее работа, в общем-то, ничем не закончилась. Чему немало поспособствовала вакханалия вседозволенности, порожденная перестройкой. Высшему руководству страны хотелось ощущения благополучия и уверенности в правильности выбранного ими пути. И вот кем-то была рождена гениальная в своей простоте формулировка: «Стечение случайных обстоятельств и непредвиденных трагических факторов, приведших к катастрофе». Она до сих пор кочует из одного акта расследования катастрофы в другой. Смысл этой формулировки прост: никто не виноват, а значит, искать истинную причину нет необходимости. Однако у таких катастроф, как правило, не одна, а несколько причин, растянутых во времени. Последствия череды ошибок накладываются одна на другую и проявляются одновременно, делая трагедию неотвратимой.

Начну с версии «о неотключенной ГСН ракеты-мишени», выдвинутой главным специалистом ракетного оружия ТОФ капитаном 1 ранга В. Виткевичем и начальником штаба 165 БРРКА, капитаном 2 ранга С. Желибой. Это, безусловно, опытные специалисты, но по своим тогдашним обязанностям они были заинтересованной стороной. «Ценность» их версии в том, что она выводила из-под удара огромное количество должностных лиц, в частности их самих – непосредственных участников тех событий. Ответственных превращала в пострадавших. Я бы даже сказал «в героически пострадавших» – хоть орденами награждай.

Однако начальник контрразведки ТОФ контр-адмирал Н.В. Егоркин осенью 1991 года сказал мне в доверительной беседе: «По нашим данным, ракеты-мишени были подготовлены правильно. ГСН в канале вертикального наведения были отключены». Николай Васильевич, давний мой сослуживец, знал, что говорил – может быть, даже нарушая ведомственные правила. Рискну предположить – он понимал, что говорит в будущее.

Второе: на ракетном катере «Р-87», втором из состава тактической группы катеров капитана 2 ранга С. Желибы, была еще одна ракета-мишень, подготовленная тем же расчетом в то же время. Выпущенная с катера, она пролетела на высоте 100 метров над МРК «Вихрь», не причинив ему вреда. Значит, канал наведения в вертикальной плоскости был отключен.

Третье: анализ катастрофы не подтверждает характер полета ракеты-мишени в момент ее падения на «Муссон» как маневр самонаведения. Если быть точнее, он ее напрочь опровергает.

Почему же ракета-мишень упала на «Муссон»?

Начнем с того самого планирования, которого, по информации Григория Пасько, со ссылкой на заявление бывшего командира БЧ-2 В. Васильчева, не было. Было! И все в этих планах организационно и технически было правильно! А затем последовал инструктаж - на нем и были заложены причины катастрофы «Муссона». Свидетельствую это, поскольку сам был участником инструктажа, которым руководил первый заместитель командующего ТОФ вице-адмирал Д.М. Комаров. На инструктаже рассматривались два плана стрельб, утвержденных начальником штаба ТОФ. Первым шел наш план, и, не успев свернуть документы, мы вынуждены были сесть на свои места и стать свидетелями инструктажа по стрельбам с участием «Муссона».

Ракетные стрельбы с пуском ракеты-мишени атакующей стороной и пуском зенитной управляемой ракеты отбивающейся стороной проводятся по шаблону: атакующий корабль должен выпустить свою ракету-мишень строго в назначенное время из строго назначенной точки по строго назначенному пеленгу. Значения пеленгов, дистанций и координат места стреляющего корабля наносятся на «План ракетной стрельбы». В событиях, которые я пытаюсь описать, руководителем стрельбы был начальник штаба 165 БРРКА, тогда еще капитан 2 ранга С. Желиба. Вместе с ним находился флагманский специалист РО 165 БРРКА капитан 3 ранга Н. Иванов.

Отбивающийся ЗУРами корабль должен назначенным курсом в точно назначенное ему время со строго назначенной скоростью пройти строго назначенную ему точку. И эти величины также наносятся на «План ракетной стрельбы». Это уже план другой стрельбы, у которой был свой руководитель – командир 192-го дивизиона капитан 2 ранга Н. Кимасов.

Теперь вернемся к шаблонности подобных стрельб и поясним, что суть ее состоит в обоюдном соблюдении всех названных времен, координат, пеленгов, курсов и скоростей стреляющими кораблями. Это необходимые условия как для их выполнения, так и для обеспечения мер безопасности. Подчеркнем: необходимые, но не достаточные. А их достаточность определяется величиной «Параметра безопасности».

Параметр безопасности – это значение «промаха» атакующей ракеты-мишени, измеряемое в километрах, по отношению к отбивающемуся ЗУРами кораблю. Например, если величина параметра безопасности равна 3 км, это означает, что ракета-мишень должна пролететь не ближе 3 км за кормой отбивающегося корабля. Тогда поврежденная ЗУРами ракета-мишень не упадет на отбивающийся корабль.

«Неперестроившиеся коммунисты»

Расчет значения «Параметра безопасности» тогда производился по «Временной методике», его значение в каждом случае зависело от типов ракеты-мишени и ЗУРов, от дистанций стрельбы и некоторых других факторов. При этом предполагалось, что летя по траектории соблюдения «Параметра безопасности», ракета-мишень залетает в собственную зону поражения ЗУРами отбивающегося корабля. Это условие имеет противоречивую природу: чем меньше участок пролета атакующей ракеты-мишени по собственной зоне поражения, тем меньше вероятность ее сбития, т.к. меньше время реагирования боевого расчета комплекса ЗУР корабля.

Как можно разрешить это противоречие?

Есть три пути. Первый: увеличить дальность обнаружения ракеты-мишени. Но если высота ее полета мала, сделать это технически невозможно: она будет равна дальности прямой радиолокационной видимости. Второй путь: сократить время реагирования боевого расчета комплекса ЗУР корабля путем повышения его выучки. Это кропотливое и длительное занятие, относящееся к специальной подготовке. Но к расчету ЗРК МРК «Муссон» в этом плане претензий быть не может. Третий путь: уменьшить скорость полета ракеты-мишени. Вариант чисто теоретический – мишень ведь делается из боевой ракеты, скорость которой технически не регулируема, и, в принципе, чем она больше, тем для боевой ракеты лучше.

В случае, приведшем к катастрофе «Муссона», соотношение описанных параметров было самое неблагоприятное, а именно: высота полета ракеты-мишени – минимальная, размеры ее собственной зоны поражения ЗУРами – минимальное, скорость полета – максимальная. К тому же по типу двигателя она реактивная и поэтому трудно сбиваемая. Вообще, как показывает анализ катастрофы, размер собственной зоны поражения ЗУР и размер зоны, определяемой «Параметром безопасности», были почти одинаковы. Поэтому можно утверждать, что успешность такой совместной стрельбы – событие случайное: время пролета ракеты-мишени по собственной зоне поражения настолько мало, что даже отлично отработанный боевой расчет ЗРК не всегда справляется с этой задачей. А если не справляется, корабль получает оценку «неудовлетворительно».

Но кроме перечисленных допустимых способов разрешения противоречия есть недопустимый, не побоюсь сказать, преступный способ: уменьшить «Параметр безопасности» вплоть до нулевого значения. Это позволит ракете-мишени лететь по всей протяженности собственной зоны поражения, что приведет к увеличению времени ее пролета и, соответственно, повысит эффективность стрельбы ЗУР. Проще всего уменьшить «Параметр безопасности» можно уменьшением скорости хода корабля, отбивающегося ЗУРами, в идеальном случае до нуля.

Во «Временной методике» не было расчета «Параметра безопасности» для ракет «Термит-Р» в случае их перевода в вариант ракеты-мишени. Это привнесло опасность в стрельбы. Все ракеты, переделываемые в ракеты-мишени, летели на высоте не менее 100 метров над целью. А «Термит-Р» летела сначала на высоте 50 метров, а затем 25 метров. Переход на эту высоту рассчитывался автоматически в процессе предстартовой. Сбивать ракету-мишень в таких условиях значительно труднее и опаснее.

Тогда на ТОФ разработали прием, позволивший найти выход из положения: «Параметр безопасности» достигался искусственно. В основу был положен принцип «от обратного»: чтобы достичь приемлемой вероятности сбития ракеты-мишени «Термит-Р», надо иметь значение «Параметра безопасности» не более 1,8 км. Тогда атакующий корабль реализует технически возможный метод стрельбы в «Настоящее место цели», а корабль, отбивающийся ЗУРом «Оса», обязан следовать со скоростью 24 узла. Если скорость корабля меньше, вероятность сбития ракеты-мишени больше, но и больше вероятность ее последующего падения на этот самый корабль. Вокруг вероятности сбития и путей ее повышения и вращался разговор на инструктаже. В частности, звучала цифра скорости отбивающегося корабля 19 узлов!

Возражали непричастные к этой стрельбе контр-адмирал Г.Д. Агафонов, капитан 2 ранга Э. Ольховский и автор этих строк, за что были изгнаны из помещения с формулировкой «несознательные, неперестроившиеся коммунисты». Умудренный опытом долгой флотской службы вице-адмирал Д.М. Комаров не стал давать указаний о внесении корректур в планы стрельб, а чуть позже «наехал» на контр-адмирала Л. Головко, которого на инструктаже не было. Тот, в свою очередь, дал устные указания руководителям стрельб Р. Тимирханову, Н. Кимасову и С. Желибе. Последний приказал командиру стреляющего катера «Р-42» использовать при пуске ракеты-мишени режим стрельбы «В настоящее место цели». Это означает, что ракета полетела с нулевым значением «Параметра безопасности». А на «Муссоне» ход уменьшили сначала до 20, а затем до 9 узлов. По данным нашей модели получается, что скорость корабля должна была быть близкой к нулю.

Так что, по сути, ракете-мишени деваться было некуда. Она была повреждена попаданием второго ЗУР «Оса» в 18 часов 43 минуты 01 секунду. Ракета-мишень в этот момент летела на высоте 25 метров в 2,5 км от «Муссона». Осколки, попавшие в топливные баки ракеты, разгерметизировали их, что привело к падению ее скорости из-за уменьшения тяги двигателя. Поэтому она свалилась на «Муссон».

Упрощенная «Оса»

Почему «промазала» первая ЗУР, пояснять не буду. На мой взгляд, это и сейчас военная тайна, хотя технические причины понятны. Разговор о причинах промаха считаю возможным вести со специалистами, но очень жаль, что такой разговор так и не состоялся.

Сидим в своем бывшем управлении с Н.П. Ивановым, вновь рассуждаем о трагических событий апреля 1987 года. Вновь сходимся на том, что трагедии МРК «Муссон» способствовал тот факт, что на него в целях бездумной экономии запасов новых ракет для стрельбы загрузили четыре ЗУР «Оса» вместо «Оса-М». А упрощенная «Оса» могла поражать низколетящие воздушные цели на высоте не ниже 60 метров. В принципе это и объясняет факт промаха первой ЗУР при снижении ракеты-мишени на высоту 25 метров.

Выстрелы нескольких снарядов калибра 57 мм артустановки АК-725 скорее всего не причинили вреда ракете-мишени. Они не имели радиовзрывателей, а «ликвидаторы» были установлены на дистанцию 7 км. К моменту открытия огня ракета-мишень была на расстоянии ближе 2-х километров от МРК. Прямого попадания снарядов в ракету-мишень ни визуально, ни технически никто не наблюдал.

Вот это и надо было исследовать правительственной комиссии, возглавляемой адмиралом флота Н.И. Смирновым. Но куда там, наверху ждали доклада о причинах с формулировкой «Стечение случайных обстоятельств и непредвиденных трагических факторов, приведших к катастрофе».

Мне до сих пор неизвестно, что двигало тогдашним начальником УРАВ ВМФ контр-адмиралом Г. Еремеевым и его заместителем капитаном 1 ранга С. Пахомовым, поспособствовавшими поспешному уничтожению тиража учебного пособия «Безопасность и безаварийность РАВ ВМФ». Кстати, никто из должностных лиц или ученых военных моряков достоверно трагедию МРК «Муссон» так и не описал. Вот и продолжает гулять по флоту легенда в виде версии «о неотключенной ГСН ракеты «Термит-РМ» в вертикальной плоскости». Она все объясняет, а заодно предполагает, что меры безопасности при ракетной стрельбе можно принести в жертву другим целям, например, более высокой оценке за стрельбу. Победителей не судят?

Так что никакой тайны здесь нет, один позор.

 

Хорошие возражения контр-адмиралу Антонову

Прошло ровно два года с момента опубликования в газете “Совершенно секретно” статьи “Безопасность ниже ватерлинии” автора Г.Антонова, где без обиняков утверждается, что тайны гибели “Муссона” для автора не существует с 2003г.

Цитирую: “Так что никакой тайны здесь нет, один позор.” Жаль только не уточнено в прямой постановке – чей?

Как-то даже неловко становилось чтении от тона статьи, от безапелляционных выводов, от ни на чём не основанного неприкрытого чувства собственной непогрешимости.

Я давно уже дал себе слово не писать о “Муссоне” для широкой публики, но вот не выдержал и через семь лет нарушаю табу. Данная статья, статьи Г.Пасько, В.Михайлова, имеющие претенциозные лубочные названия, ассоциируются в моём понимании с языческими тризнами.

Тысячи людей прочитали эти публикации. Затем всё это перекочевало на различные сайты и форумы.

Вопрос: и что, пусть всё так и остаётся? Должен ли я дальше молчать, если прекрасно вижу, что авторы, не осознавая ответственности, дезинформируют огромное количество людей. Они игнорируют зафиксированные объективные материалы, демонстрируют незнание и непонимание многих технических и тактических вопросов, переводят методологию исследования в квазинаучную плоскость, зачастую ограничиваясь известными посылами: “такого не может быть, потому что не может быть никогда” или “так всегда было”?

Решил: нет, надо высказаться.

Заранее прошу извинить тех, кто не читал статью в газете “Совершенно секретно” и не имеет отношения к ракетной технике ВМФ. Увы, будет много непонятного. Очень тяжело читать. Ещё раз извините. Специалисты поймут.

Возвращаюсь к статье “Безопасность ниже ватерлинии”.

Автор человек известный и заслуженный, но большинство из написанного в данной статье не выдерживает никакой критики. Проще говоря, автор “не в теме”.

Если бы я пошёл по пути цитирования отдельных предложений, а затем их опровержения, поверьте, это бы было очень долго. Поэтому  вынужденно, не придираясь ко всем имеемым казусам, напишу о самых важных с моей точки зрения моментах.

Итак.

Для определения истинных причин катастрофы не было необходимости заниматься “моделированием с использованием адекватной математической модели”. Зафиксированные на различных носителях материалы 25-летней давности лежали на поверхности и были доступны, как комиссии по расследованию, так и другим заинтересованным организациям.  Они и сейчас доступны и располагают к продолжению работы.

О какой вакханалии вседозволенности, порождённой перестройкой, можно говорить, если о ней – перестройке - официально было объявлена только на январском Пленуме ЦК КПСС 1987г.

В 1987 году был принят новый Курс подготовки (КПНК-87). В последующие три года боевая подготовка на флотах была ещё более насыщенной и напряжённой. За это время на 165 бррка поступили десять рка пр.12411.

Зачем я это пишу? Ссылка на перестройку - яркий пример бездоказательного словесного сваливания всего в одну кучу за неимением аргументов.

Неправ автор, когда утверждает, что кап.1р. Виткевич В.Г. выдвинул версию о неотключенной ГСН РМ, да притом в корыстных целях. Он, действительно, рассматривал её, но как одну из нескольких, которую необходимо подтвердить или опровергнуть наряду с другими. Главной он её  не называл. Виткевич предпринял все усилия, чтобы попасть на ртбф, готовившую РМ к стрельбе. Не взяли.

Кого имеет ввиду автор, когда пишет о превращении ответственных в пострадавших? Не о кап.1р. Тимирханове, кап.2.р.Кимасове, кап.3.р. Рекише? Их фамилии, как виновников, названы в секретном акте расследования причин катастрофы, а недобросовестный журналист Г.Пасько растиражировал эту информацию в СМИ и Интернете. Интересно, у кого-нибудь причастных найдётся совесть, чтобы извиниться перед памятью этих людей и перед их семьями?

Интересно, на чём основывается автор, утверждая, что РМ, пущенная с р-87 пролетела над мрк “Вихрь”? Могу оспорить этот посыл: не пролетала эта РМ над “Вихрем”, - но развивать дальше эту тему не буду. Заинтересовавшимся есть повод поупражняться в логике.

Самая путанная и неубедительная часть статьи – теоретическое обоснование безопасности отражающего корабля с точки зрения автора.

Выделю основные моменты, с которыми невозможно согласиться:

–  (цитата) “размеры ее собственной зоны поражения ЗУРами – минимальное, скорость полета – максимальная.” Абсурд! Всё это определяется т.т.х. комплексов и имеет конкретные значения;

– (цитата) “по типу двигателя она реактивная и поэтому трудно сбиваемая”. На это может быть только такая реакция:  

– много говорится о зависимости вероятности поражения РМ от хода отражающего коарабля. Это неверно: ход корабля для ЗРК “Оса” и других ЗРК ВМФ значения не имеет!

–  “параметр безопасности” рассчитывается по специальной методике, а не подбирается ходом корабля. РМ должна запускаться в упреждённое место цели с учётом поправки безопасности в пеленг стрельбы для обеспечения заданного параметра. Он может быть задан не только по корме, как здесь сказано, но также и по носу отражающего корабля. При выполнении этих условий ход корабля может быть равным и нулю. Установленный документами ход кораблей при выполнении ракетных стрельб в размере ¾ от величины максимального, имеет под собой совершенно другую подоплёку, чем параметр безопасности.

– (цитата) “С.Желиба приказал командиру р-42 использовать при пуске РМ  режим стрельбы “В настоящее место цели. Это означает, что ракета полетела с нулевым параметром безопасности”.

Да нет же! Ракета полетела с параметром безопасности, равным произведению скорости отражающего корабля на время полёта ракеты-мишени от старта до корабля.

А “ноль” в данном случае – это курсовой параметр. Автор ни разу не употребляет это понятие. А оно из разряда ключевых. Параметр безопасности не может быть больше, чем курсовой параметр. Если больше – стрельба не состоится. Для “Осы” в пределах разрешённого курсового параметра на оптимальных дальностях стрельбы вероятность поражения целей, практически, одинакова.

Следовательно, те, кто утверждает, что стрельба со “стопа” при курсовом параметре “ноль” предполагает невероятную вероятность поражения РМ, трагически и безнадёжно заблуждаются.

Для акцентирования важности проделанной работы коллективом исследователей автором называется точное время попадания ЗУР в РМ – 18 часов 43 минуты 01 секунда. Откуда такие данные? Их, просто, невозможно иметь. Нет данных ни от одного секундомера. Нет данных ни от одного штатного средства объективного контроля! Зачем же тогда это писать? Для пущей убедительности?

Но самым невероятным является заключение:

“Осколки, попавшие в топливные баки ракеты разгерметизировали их, что привело к падению её скорости из-за уменьшения тяги двигателя. Поэтому она свалилась на “Муссон”.

А вот цитата из В.Михайлова:

“Поражение двигателя и топливного бака приведет к снижению тяги и потере высоты, а на пути забор из стреляющего корабля.”

Правда, почти слово в слово. Можно попытаться сделать выводы, как о совместном авторстве, так и... Но, пытаясь сохранить серьёзность, приведу контраргументы.

Маршевая скорость РМ – 1150км/час. Время подлёта к “Муссону” после поражения на Д-2,5 км 7-8 секунд. Дальше продолжать?

На испытаниях РМ-15м достигались дальности пассивного (инерционного) полёта после остановки маршевого двигателя от 5 до 10км. На предельной дальности в пассивном режиме достигались поражения мишеней в режиме самонаведения.

Надо заканчивать.

Формулировка вывода комиссии “Стечение случайных обстоятельств и непредвиденных трагических факторов, приведших к катастрофе” была написана от безисходности.  Комиссия не нашла никаких доказанных фактов как о поражении РМ ЗУРами, так и о самонаведении РМ.

Согласен, для кого-то она оказалась спасительной. А мы критикуем то время. Я уверен, при той доказательной базе в настоящее время несколько человек были бы осуждены на реальные сроки. Утверждаю: были бы неправедно осуждены.

В моём личном рейтинге эта формулировка занимает второе место.

На первом другая: “В результате работы комиссии причины, приведшие к катастрофе, и лица, виновные в ней, не установлены.

Целью данной статьи не являлось расследование причин катастрофы, высказывание собственных версий.

Хотелось косвенно перевести вопрос в нравственную плоскость. Неужели можно вот так бездоказательно говорить о тех вещах, которые не понимаешь, за которыми стоят погибшие и живые люди, их семьи.

А может быть, если это волнует, и ты обладаешь журналистским даром, лучше было написать о том, что не подлежит сомнениям и достойно, чтобы об этом узнали другие. Написали бы о подвиге Игоря Голдобина на погибающем корабле, героизме офицеров, мичманов и матросов, о жизненном подвиге Александра Новикова, о том, как сложилась судьба отдельных “муссоновцев”.

Так бы было лучше.

Вечная память “Муссону”…

 

ФОТО

Источники
Изменено пользователем military_surgeon

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 760
__Flesh_
4 727 публикаций
2 256 боёв

Вечная память “Муссону”…©

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
15 публикаций

Просмотр сообщения__Flesh_ (19 Июл 2013 - 15:06) писал:

Вечная память “Муссону”…©
Согласен! :sad:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
172 публикации
22 боя

Просмотр сообщенияmilitary_surgeon (19 Июл 2013 - 13:57) писал:

“Иди за тем, кто ищет истину. Беги   от того, кто её нашёл”  Конфуций.

конфуций не слышал о таком, а по теме я не читал этот копипаст.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
381 публикация
64 боя

Просмотр сообщенияKirill_Martirosyan (19 Июл 2013 - 17:22) писал:

Очень интересно было почитать.
Спасибо за информацию
К вам у меня странное подозрение...

P.S. Ну какой человек за такой комментарий будет ставить +, а тут их аж 11 штук? Попахивает левыми аккаунтами.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
2 035
KWAK2007
3 339 публикаций
1 096 боёв

Просмотр сообщенияAnderson97 (20 Июл 2013 - 12:36) писал:

P.S. Ну какой человек за такой комментарий будет ставить +, а тут их аж 11 штук? Попахивает левыми аккаунтами.
Да бог то с ним.

Давайте вернемся к теме. Смотрите.
Новейший корабль. Введен в эксплуатацию 9 февраля 1982
Уничтожен РАКЕТОЙ МИШЕНЬЮ. 16 апреля 1987 года.
5 лет жизни для корабля это ничто. Это как машина после года эксплуатации.
Идут учения. То есть экипаж знает что в их сторону будет лететь ракета мишень. Они заранее готовятся к ее уничтожению. Мишень не наводится на корабль. Она просто летит в его сторону. И каков результат? Не вооруженная болванка, без наведения уничтожает новейший корабль. О чем это говорит?  О его полной не готовности к войне. Согласитесь. Что если бы был реальный противник. То в корабль летела бы уже не одна ракета. И она бы наводилась и маневрировала. И никто не предупредил экипаж что по ним стреляют. Вы думаете у "Муссона" или другого корабля были шансы???
Вот что по этому поводу пишет А. Покровский.

Цитата

Мороз дул. Те, кто испытал на себе мороз, знают, что так сказать можно. Чахлое солнце, размером с копейку, мутно что-то делало сквозь небесную серь. Под серью сидел диверсант. Он сидел на сопке. На нем были непроницаемый комбинезон, мехом внутрь, с башлыком и электроподогревом, И ботинки на нем тоже были. Высокие. Непромокаемые, наши. И диверсант тоже был наш, но привлеченный со стороны - из диверсантского отрада. Ночевал он здесь же. В нашем снегу. А теперь он ел. Тупо. Из нашей банки консервной. Он что-то в ней отвернул - повернул - откупорил и стал есть, потому что банка сама сразу же и разогрелась.
Широко и мерно двигая лошадиной челюстью, диверсант в то же время смотрел в подножье. Сопки, конечно. Он ждал, когда его оттуда возьмут.
Шел третий день учения. Неумолимо шел. Наши учились отражать нападение - таких вот электро-рыбо-лошадей - на нашу военно-морскую базу.
Был создан штаб обороны. Была создана оперативная часть, которая и ловила этих приглашенных лошадей с помощью сводного взвода восточных волкодавов.
Справка: восточный волкодав - мелок, поджарист, вынослив, отважен. Красив. По-своему. Один метр с четвертью. В холке. А главное - не думает. Вцепился - и намертво. И главное - много его. Сколько хочешь, столько бери, и еще останется.
Волкодавов взяли из разных мест в шинелях с ремнем, в сапогах с фланелевыми портянками на обычную ногу, накормили на береговом камбузе обычно едой, которую можно есть только с идейной убежденностью, и пустили их на диверсантов. Только рукавицы им забыли выдать. Но это детали. И потом, у матроса из страны Волкодавии руки мерзнут только первые полгода. А если вы имеете что сказать насчет еды, так мы вам на это ответим: если армию хорошо кормить, то зачем ее держать!
Шел третий день учения. В первый день группа не нашего захвата, одетая во все наше, прорвалась в штаб. Прорвалась она так:
она поделилась пополам, после чего одна половина взяла другую в плен и повела прямо мимо штаба. А замкомандующего увидел через окно, как кого-то ведут, и крикнул:
- Бойцы! Кого ведете?!
- Диверсантов поймали!
- Молодцы! Всем объявляю благодарность! Ведите их прямо ко мне!
И они привели. Прямо к нему. По пути захватили штаб.
Во второй день учения "рыбы" подплыли со стороны полярной ночи и слюдяной воды и "заминировали" все наши корабли. Последняя "рыба" вышла на берег, переодетая в форму капитана первого ранга, проверяющего, по документам, и, пройдя на ПКЗ, нарезала верхнему вахтенному... нет-нет-нет - только сектор наблюдения за водной гладью. А то он не туда смотрел. Только сектор и больше ничего. И чтоб все время! Как припаянный! Не моргая. Наблюдал чтоб. Неотрывно, Во - он в ту сторону.
И вахтенный наблюдал, а "товарищ капитан первого ранга, проверяющий" зашел по ходу дела к командиру дивизии, штаб которого размещался тут же на ПКЗ. (По дороге он спросил у службы:
"Бдите?!" Те сказали: "Бдим!" - "Ну-ну, - сказал он, - так держать!" - и поднялся наверх.) И арестовал командира дивизии, вытащил его через окно, спустил с противоположного сектора и увез на надувной лодке. Причем лодку, говорят, надувал сам командир дивизии под наблюдением "проверяющего". Врут. Лодка уже была надута и стояла вместе с гребцами у специально сброшенного шторм-трапика. Шелкового такого. Очень удобного. Хорошая лодка. Мечта, а не лодка.
Вахтенный видел, конечно, что не в его секторе движется какая-то лодка, но отвечал он только за свой сектор и поэтому не доложил. Так закончился второй день.
На третий день надо было взять диверсанта. Живьем. На сопке. Вот он сидел и ждал, когда же это случится. А наши стояли у подножья, указывали на него и совещались возбужденно. Наших было человек двадцать, и они поражали своей решительностью. Вместе со старшим. Он тоже поражал.
- Окружить сопку! Касымбеков! Заходи! - наконец скомандовал старший, и они начали окружать и заходить,
Волкодавы пахали снег, по грудь в него уходя, плыли в нем и неумолимо окружали. Во главе с Касымбековым. Не прошло и сорока минут, как первый из них подплыл к диверсанту. Первый радостно улыбался и задыхался.
- Стой! - сказал он. - Руки вверх! После чего силы у него иссякли, а улыбка осталась. Диверсант *** есть, встал и лягнул первого. В следующие пятнадцать минут к тому месту, где раньше стоял первый, сошлись остальные. Еще десять минут были посвящены тому, что волкодавы, входя в соприкосновение с диверсантом, не переставая улыбаться и азартно, по-восточному, кричать, взлетали в воздух, сверкая портянками, а затем они сминали кусты и летели, летели, вращаясь, вниз, и портянки наматывались им вокруг шеи. Это было здорово! Потом диверсант сдался. Он сказал: "Я сдаюсь". И его взяли. Живьем. Упаковали и понесли на руках. Так закончился третий день. С этого дня мы начали побеждать.

Поэтому пролет Матиаса Руста на этом фоне не кажется уже таким удивительным.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
690 публикаций
3 306 боёв

Здесь ситуация не простая. Ведь РМ была не сопровождении. В нее стреляли ЗУРами и попали. Одно из мнений человека, что пытается распутать это дело:

“Обвинительная часть акта комиссии по расследованию причин катастрофы  никого не удивила. Это не значит, что с ней были согласны. (Как и с выводами комиссии Уоррена). Даже в глубоко неформальной обстановке мне не встретился никто из людей, заслуживающих уважения, кто хотя бы частично разделял выводы комиссии по причинам катастрофы и её виновникам. Это не говорит о том, что их не было. Дело в другом: ОНИ НЕ ВЫЯВЛЕНЫ. Есть ли другие варианты? Есть.

Например:

а) кто-то знает, но хранит тайну;

б) кто-то даже не догадывается, что он что-то сделал не так;

в) другие (но тоже!) домыслы, догадки и предположения.

Вывод комиссии, на мой взгляд, должен был быть честным и лаконичным:

“В результате работы комиссии,  причины,  приведшие к  катастрофе, и лица, виновные в ней,

  НЕ  УСТАНОВЛЕНЫ“.

  Повторюсь: это не значит, что их не было. Это  значит, что они не установлены.

Далее в частном определении могли быть перечислены выявленные недостатки в деятельности сил и органов управления при подготовке и проведении практических стрельб и принятые меры с наказанием виновных.

Я и сейчас не отказываюсь ни от единого слова, написанного выше.

Мне казалось, что кто-то, прочтя моё мнение о тех событиях, будет более тщательно обходиться с фактами, взвешивать оценки и не торопиться с однозначными выводами.

Что же изменилось за прошедшие семь лет? Тайна осталась тайной, но вместе с растиражированной по другим сайтам и форумам ложью в популярных газетах, в Интернете появились новые публикации. То, что продолжал писать Г.Пасько, воспринималось мной, как данность. Он не постеснялся даже включить в свою очередную статью отрывки моего текста – своего ярого оппонента – от своего имени. Ну, да ладно!

Появилось искреннее желание больше не принимать участие в этой публицистической тризне.

Но когда увидел и прочитал то, что вынесли на читательский суд не журналисты, а специалисты-ракетчики Г.Антонов, В.Михайлов, член комиссии по расследованию катастрофы А.Головачёв, понял: молчать нельзя. Даже сами нескромные претенциозно-лубочные заголовки: “А город подумал – ученья идут”, “Безопасность ниже ватерлинии”, “Фарс и трагедия “Муссона” вызывали внутреннюю боль, которая не позволяла останавливаться и требовала дальнейших поисков для установления истины, опровержения обвинений в адрес конкретных офицеров – погибших и живых.

(Мою реакцию на статью Г.Антонова в газете “Совершенно секретно” можно прочитать по ссылке http://sevastopolnas...ic.php?id=11564)

Кто-то спросит: “А как же поиски виновных?” Но об этом, в моём понимании, нельзя даже заикаться до установления неопровержимых причин катастрофы.

А разве не было нарушений при проведении совместных РС? Конечно, были! И даже серьёзные. Но ни по одному из них – как по конкретному, так и в анализе комплекса нескольких нарушений – доказанных причинно-следственных связей нет ни у комиссии под руководством адмирала Смирнова, ни у перечисленных выше специалистов. Комиссия назвала виновных (как ей и положено), назвала массу недоказанных причин катастрофы (а что делать?), а вот в выводах, тем не менее, прозвучала фраза: “Стечение случайных обстоятельств и непредвиденных трагических факторов, приведших к катастрофе.”

Упомянутые выше офицеры-ракетчики этот тезис рассматривают, как ширму для вывода ответственных “из-под удара” и в прямой постановке бездоказательно формулируют для тысяч читателей свои однозначные выводы по причинам трагедии и её виновникам. Вот уж, действительно, снова хочется обратиться к эпиграфу.

Московская комиссия не выполнила поставленной задачи. Хотя, не исключаю, что кто-то знал достоверно о причинах катастрофы. А может, и – нет. Во всяком случае, член комиссии А.Головачёв точно не знал.

Не в моей компетенции - да и в манере тоже - кого-то осуждать за это на основании предположений. Факты, как понятно теперь, лежали на поверхности. Но их или не увидели, или…

 

Последние семь лет я регулярно возвращался к теме “Муссона”, как самостоятельно, так и в дискуссиях с коллегами. Спасибо тем, кто делился материалами, своими знаниями, тратил драгоценное время на ознакомление с моими длинными письмами и присылал свои. Спасибо и тем, кто резко высказывался о моём подходе к расследованию. Это тоже помогало и подвигало не останавливаться. Если кого обидел – извините…

Точно не скажу, но, по-видимому, года два назад само собой наступило состояние предполагаемого озарения. Это было так мучительно и страшно. Хотелось, ну, пусть хоть кто-то доказательно опровергнет парадоксальные находки, потому что сам не мог. А когда со всеми фактами и выводами остался один на один, понял: чтобы предложить это к широкому рассмотрению, нужно знать тонкости, знать предполагаемые вопросы и уметь на них отвечать. Вот на это и ушло два года.

9 сентября я обратился к восьми офицерам, так или иначе причастным к данным событиям, с предложением к ознакомлению со сведёнными в окончательную форму материалами. Кто-то не ответил, кто-то, ознакомившись, сказал, что эта версия – невероятная. Ни на кого не в обиде.

Меня мучил главный вопрос, к которым я обратился ко всем: нужно ли всё это снова ворошить через 25 лет? Член первого экипажа “Муссона”, мнением и отношениями с которым я очень дорожу, позвонил и сказал, что это необходимо делать. И обосновал  –  почему. Я тоже считаю, что нужно.

Прошло две недели после написания писем, других предложений не поступало.

 

Значит, переходим к содержательной части, которая будет значительно короче вступления.

Я не считаю возможным и нужным публиковать выписки из навигационных журналов, фотографии ИКО, построенные на их анализе схемы, таблицы, логику своих рассуждений.

Только пара пояснений.

По фотографии ИКО и дисплея РЛК “Монолит” (она есть в Интернете) видно, что на момент пуска РМ-15м с р-42 “Муссон” уже был поражён.

И ещё. Всего лишь две цифры, записанные в навигационных журналах стреляющих катеров, напрочь опровергают официальную версию катастрофы и версии всех публиковавшихся исследователей.

Дпуска Р-42 – 21 км.

Дпуска р-87 – 136 кбт. Но это же целых 25,2 км!

А теперь желающие на листе бумаги могут попытать изобразить строй тактической группы стреляющих катеров, где первым стреляет катер с Д-21 км, а вторым через минуту другой катер с Д-25,2 км.

ИТАК.

1.    Тактическая группа ракетных катеров р-42 и р-87 16.04.1987г. выполняла ракетную стрельбу РС-21 по назначенному времени “Ч” – 18ч.42м.

Точкой прицеливания был назначен мрк “Муссон”.

Первым пуск произвёл р-87 с Д-136 (25,2 км) кбт по П-171град. в 18ч.41м.

2.    С приходом р-42 на Д-24км от мрк “Муссон” (назначенную планом дальность пуска) был произведён пуск РМ-15м.

В результате (скорее всего) ошибки (она зафиксирована на снимке ИКО РЛК “Монолит”) в приборы управления стрельбой “Коралл” были введены данные по мрк “Вихрь” П-176град, Д-21 км, куда и полетела РМ-15м. Её и видели очевидцы, пролетающей над “Вихрем”, когда “Муссон” уже горел.

Отсюда делаем выводы:

1.    Абсолютно всё, что написано о причинах и последствиях попадания РМ-15м с ракетного катера р-42 в мрк “Муссон”, должно быть признано недействительным и, если бы это было возможным, удалено со страниц прессы и Интернета. В этом случае о трагедии 16.04.1987г. можно было писать и рассуждать с чистого листа.

 

2.    Названные в акте расследовании причин катастрофы одними из виновников Капитан 1 ранга Тимирханов Р., капитан 2 ранга Кимасов Н., капитан 3 ранга Рекиш В. таковыми не являются. Это подтверждается теми доказанными фактами, которые имеются на настоящее время.

 

3.    Дальность стрельбы при выполнении РС-21 16.04.1987г. не изменялась в меньшую сторону ни в плане, ни при выполнении фактической стрельбы.

Пуск РМ-15м произведён по времени, когда дальность до “Муссона” составляла 24 км, т.е. была плановой. Почему ракета-мишень полетела на “Вихрь”, находящийся на Д-21 км – это уже другой вопрос, и я о нём написал.

4.    Табличное время подлёта РМ-15 к цели с Д-136 кбт (25,2 км) – 85 секунд.

Следовательно, при пуске РМ-15 в настоящее место цели, имеющей ход 9 узлов, обеспечивался параметр безопасности Р–394м.

Да, это не 1600м, но и не “ноль”, согласитесь.

Ситуации, при которой, по словам находящихся в посту системы управления ЗРК “Оса-МА” мрк “Муссон”, РМ на сопровождении летела с курсовым параметром “ноль”, может быть только два объяснения:

   – cамонаведение;

  –  пуск РМ произведён в упреждённое место цели.

Всё это требует дальнейшего исследования, где не может быть мелочей. Со слов мы знаем, что на р-87 была загружена РМ-15 с установленной высотой маршевого полёта 100м. Но этого мало. Необходимо точно знать: какая ракета и с какими установочными данными была переделана в РМ и загружена на катер для стрельбы.

Ждёт дальнейшего исследования вопрос не поражения (или поражения) РМ   ЗУРами и артиллерией “Муссона”.

Мы с товарищами подробно и долго обсуждали все эти вопросы. Имеются версии, подкреплённые расчётами и схемами. Конечно, и я имею свой взгляд по главному вопросу трагедии. Но это не предмет обсуждения на форумах.

Хочется надеяться, что факты, изложенные здесь, заинтересуют соответствующие структуры действующего ВМФ, ВУНЦ ВМФ, ТОФ. В случае подтверждения моей информации, по-видимому, необходим официальный документ с официальными выводами.

Наш офицерский и человеческий долг – раскрыть тайну гибели мрк “Муссон” и 39-ти членов его экипажа, сколько бы лет не прошло со времени трагедии.

А один высокопоставленный адмирал через несколько лет после трагедии сказал: "Зато мы знаем, что наши ракеты не подведут". Может быть в этом разгадка?

P.s. Будет возможность выложу в форуме про современные корабли видео со стрельбой КР Малахит с мрк. Стрелял наш 66днмрк в 2006г. Там видно попадания в мишень.

Изменено пользователем military_surgeon

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
2 035
KWAK2007
3 339 публикаций
1 096 боёв

Просмотр сообщенияmilitary_surgeon (20 Июл 2013 - 15:38) писал:

Здесь ситуация не простая. Ведь РМ была не сопровождении. В нее стреляли ЗУРами и попали.
И она даже без боевой части угробила корабль. А вероятный противник не стал бы снимать БЧ.

Просмотр сообщенияmilitary_surgeon (20 Июл 2013 - 15:38) писал:

А один высокопоставленный адмирал через несколько лет после трагедии сказал: "Зато мы знаем, что наши ракеты не подведут". Может быть в этом разгадка?
Так и у вероятного противника ракеты не хуже.  :sad:
То есть эти корабли изначально строили как камикадзе? Подойти на дистанцию залпа. Отстреляться. И все. Списан на боевые потери. Или может с минимальной вероятностью сможет уйти если сильно повезет.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
690 публикаций
3 306 боёв

Ну не совсем как камикадзе. Надо будет написать о них. Корабль обладает малой радиолокационной заметностью. Даже дымтрубы выведены на борт. Плюс достаточно неплохая скорость и возможность быстро уйти. Сгусток боевой материи полным водоизмещением 700 тонн. Скорость полного хода 35 узлов. Дальность плавания экономическим ходом позволяет пересечь Атлантический океан (4000 миль на 12 узлах). Экипаж – 60 человек.

МРК пр.1234 совсем неслучайно назвали «пистолетом у виска империализма». Главный калибр - шесть пусковых установок противокорабельных ракет П-120 «Малахит»! В названии комплекса прямо указана расчетная дальность стрельбы – 120 км. Стартовый вес чудовищного боеприпаса – 5,4 тонны. Масса боевой части – 500 кг, часть ракет оснащалась специальной боевой частью(для  боевых условий очень часто, такая специфика малахитов, но не в экспортном варианте). Маршевая скорость ракеты – 0,9М. Во время инцидента в заливе Сидра (1986 год), американский крейсер USS Yorktown обнаружил малоразмерную цель в 20 милях от Бенгази. Это был ливийский МРК «Эйн Закуит», подкравшийся к американцам в режиме радиомолчания, имитируя рыболовное судно. Даже кратковременное (всего на два оборота антенны) включение РЛС демаскировало малый ракетный корабль и сорвало атаку. Пуском двух ракет «Гарпун» МРК был подожжен и затонул через 15 мин. До сих пор нет точного описания того боя: некоторые источники приписывают гибель МРК успешным действиям палубной авиации. При этом если бы эйн закит осуществил бы залп, крейсеру грозила бы почти неминуемая гибель. Когда разговаривал с нашими ракетчиками они сказали, что всего-то нужно было наводиться и стрелять в пассивном режиме рлс. Такая возможность у техники есть. Но арабы решили перестраховаться и бить наверняка.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
228 публикаций
27 боёв

Вечная память Муссону.

Красиво оформлено, плюс

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
127 публикаций
47 боёв

Просмотр сообщенияKWAK2007 (20 Июл 2013 - 15:54) писал:

И она даже без боевой части угробила корабль. А вероятный противник не стал бы снимать БЧ.


Так и у вероятного противника ракеты не хуже.  :sad:
То есть эти корабли изначально строили как камикадзе? Подойти на дистанцию залпа. Отстреляться. И все. Списан на боевые потери. Или может с минимальной вероятностью сможет уйти если сильно повезет.

К слову - никогда не мог понять, почему у БОЕВОГО корабля, который строится для того чтобы стрелять самому и, что очень важно, для того чтобы выдерживать чужие выстрелы, надстройка сделана из алюминиево-магниевого сплава, который отлично горит (см. летные происшествия с любым самолетом)???? И, насколько я знаю, так сделано не только на МРК, но и на СКР (в т.ч. соответствующих натовским фрегатам).

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта для публикации новых ответов.

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×