Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
WZander

Балтийские дредноуты (линкоры типа "Севастополь")

В этой теме 62 комментария

Рекомендуемые комментарии

Альфа-тестер
367 публикаций
194 боя

Собственно, темы о «Севастополях» создавали неоднократно, но обычно там и с наполнением было так себе, и касались они, как правило, лишь отдельных моментов службы. По просьбе телезрителей решил запилить комплексную тему (поэтому, она получилась столь объёмной). Размещаю её тут, хотя с не меньшим основанием можно и в Истории Второй мировой.

 

Итак – линейные корабли типа «Севастополь»

 

Изображение

 

Послецусимский флот

После окончания Русско-японской войны, Балтийский флот оказался в сложном положении. Традиционно, это был самый сильный из российских флотов, на который возлагались обязанности не только защиты своих берегов, но и формирования эскадр для службы в далёких водах (Средиземноморье, Тихом океане) . Теперь-же, о дальних походах речи никто не вёл – сил было недостаточно даже для обороны. На дне, или в плену у японцев оказались как новейшие эскадренные броненосцы типа «Бородино», так и устаревшие корабли, вроде «Николая I», как океанские броненосцы-крейсера (типа «Пересвет»), так и броненосцы береговой обороны. «С того конца света» вернулся один «Цесаревич». Кроме него, имелось два учебных броненосца, по своей древности не попавших на войну («Пётр Великий» и «Александр II») и новенький «Слава» (последний из пяти «бородинцев»), достроенный уже после её окончания. Этих сил могло хватить для боданий со Швецией, но против стремительно растущего германского флота, они были просто ничтожны.

 

Первым шагом к возрождению боеспособности флота стала достройка заложенных ещё во время войны броненосцев «Андрей Первозванный» и «Император Павел I». По первоначальному проекту это были улучшенные бородинцы с усиленной до 8”средней артиллерией. По опыту войны проект был радикально переделан в сторону усиления бронезащиты и обеспечения боевой живучести. Впрочем, во многом это были напрасные старания, т.к. перепроектирование и переделка уже наполовину построенных кораблей привели к задержке постройки. В строй они вступили лишь в 1912 году, когда уже вовсю кипела «дредноутная гонка».

 

Изображение

Броненосец «Андрей Первозванный»

Дредноут по-русски

О постройке в Англии "Дредноута" в России узнали осенью 1905 года. Поэтому, уже в апреле 1906 года в морским министром А.А. Бирилевым было создано Особое совещание («комиссия Бирилева»), в которое вошли как моряки, так и специалисты по кораблестроению, вооружению и механизмам. Перед совещанием ставилась задача выработать тип нового линкора и разработать программу создания флота.

В итоге, были приняты следующие требования:

Водоизмещение – 20 тыс. т

Энергетическая установка – паровые турбины и котлы системы Бельвиля

Скорость – 22 узла

Вооружение:

Главный калибр (ГК) – 8х305

Противоминный калибр (ПМК) - 20х120

Бронирование:

Главный пояс - 203мм

Оконечности - 152мм

Параллельно была создана «комиссия Ратника» (С.К. Ратник – начальник Балтийского завода) для рассмотрения проектов, представленных Морскому Техническому комитету (МТК), выработки окончательно проекта и размещения заказов.

Был рассмотрен ряд проектов отечественных и иностранных кораблестроителей.

По данным этих документов разработали два эскизных проекта: английской фирмой Виккерса и русскими инженерами под девизом "Новое судостроение". В тактическом отношении (количество и калибр орудий, скорость, дальность плавания, бронирование) проекты оказались почти равноценными.

Англичане брались построить линкор за 20 месяцев, а в России он мог быть построен не менее чем за три года. Однако Особое совещание нашло нежелательным строить корабли за границей и отдало предпочтение эскизному проекту, представленному под девизом "Новое судостроение".

 

Изображение

 

Финансы поют романсы

Комиссия приняла решение о выборе проекта 27 июля 1906 года и в тот же день, морской министр обратился к министру финансов В.Н. Коковцеву с письмом, в котором просил выделить 42 млн. рублей для постройки двух броненосцев на заводах Морского ведомства. Ответ был обескураживающим: «испрашиваемая сумма будет выделена только при наличии строго обоснованной программы строительства флота, рассчитанной на несколько лет».

Дальше начались бюрократические игры. Бирилев воспользовался правом личного доклада царю, обратился непосредственно к Николаю II. Тот назначил межведомственное совещание при участии А.А. Бирилева и В.Н. Коковцева. Первым взял слово морской министр. Он объяснил, что Морское министерство не имеет долгосрочной судостроительной программы, так как "министерство иностранных дел упорно отказывается сообщить о внешнеполитических целях России и ее вероятных противниках в ближайшем будущем". С замечанием Коковцева, что постройка пары броненосцев ничего принципиально не изменит в обороне страны, Бирилев согласился, но заметил, что без новых заказов придется закрыть Адмиралтейский и Балтийский заводы. С учётом всё ещё продолжавшейся революции, подобное решение могло иметь тяжелые политические последствия. В итоге, было получено согласие министра финансов на выделение необходимой суммы.

Однако Совет министров, прежде чем дать добро на постройку, решил сначала заручиться поддержкой Совета государственной обороны (СГО), возглавляемого великим князем Николаем Николаевичем. А тот принял решение: "Не предрешая ныне вопроса о постройке двух броненосцев типа "дредноут", предложить … выработать подробно мотивированную судостроительную программу для Балтийского флота на ближайшие годы с указанием очередей последовательного приведения в исполнение предлагаемых мероприятий". При утверждении постановления СГО Николаю II ничего не оставалось, как написать: "Согласен с мнением большинства".

 

Судостроительная программа

В начале 1907 г. Морской Генеральный штаб (МГШ) разработал и обосновал требуемую от него программу строительства флота. Балтийский флот должен был оборонять Финский залив и вместе с тем представлять собой "свободную морскую силу для поддержания интересов империи во внешних водах". Оборона побережья Финского залива возлагалась на специальный минный флот, а "свободной морской силой" должна была стать боевая эскадра, которая «будет всегда правоспособна в случае надобности следовать туда, где ее присутствия потребуют политические обстоятельства". В апреле 1907 г. Малую судостроительную программу одобрил Николай II.

Боевое ядро будущей эскадры в соответствии планировалось составить из четырех дредноутов и четырех линкоров додредноутного типа ("Андрей Первозванный", "Император Павел I", "Слава", "Цесаревич").

Также были уточнены требования к дредноутам. Следовало стремиться к уменьшению поражаемой поверхности. Уменьшение надводных размеров должно идти за счет увеличения подводной части корабля, а минимальная высота надводного борта должна отвечать требованиям мореходности.

По артиллерии - обеспечить максимальные углы обстрела на оба борта и достаточную живучесть башенных установок. ПМК должна обеспечивать отражение атаки целого дивизиона из девяти миноносцев, что требовало установить на броненосце от 14 до 18 пушек противоминного калибра с равномерным круговым обстрелом.

По броне - сплошное бронирование борта н палуб. Толщина брони определялась минимальной боевой дистанцией. Верхняя палуба на всем протяжении защищена бронёй в 1,5”, средняя — 0,5”. Нижняя палуба защищалась в средней части 0,5”, на скосах — 2,0”. Другие части корабля бронировать в зависимости от степени их важности в пределах от 12” до 3”..

Живучесть и непотопляемость корабля обеспечивалась главными водонепроницаемыми переборками (не менее 10), которые предполагалось довести до верхней палубы. Вся система переборок должна была удовлетворять требованию быстрого выравнивания крена. Помещения боеприпасов расположить как можно дальше от бортов и днища, дерево и другие горючие материалы - исключить из оборудования корабля.

Район действия определялся из стратегических соображений в 1800 миль при полном ходе или 5000 миль на экономическом ходу.

Окончательно технические условия на проектирование нового линейного корабля (приказом по Морскому ведомству от 27 сентября 1907 г. была введена новая классификация, по которой все эскадренные броненосцы и вновь строящиеся корабли этого типа стали называться линейными кораблями) были приняты.17 декабря 1907 года.

 

Изображение

Алексей Николаевич Крылов

 

Международный конкурс

22 декабря 1907 года русским и иностранным фирмам были разосланы технические условия на постройку линкоров и приглашение на участие в конкурсе. Срок представления проектов - до 28 февраля 1908 г. К участию были приглашены русские заводы (Балтийский, Адмиралтейский, Путиловский, Невский, Франко-Русский и судостроительный завод в Николаеве) и иностранные фирмы ("Джон Браун", Виккерс, Армстронг, Лерд, Палмерс (Англия), "Вулкан", "Блом унд Фосс", "Шихау" (Германия), "Форж и Шантье де Медитеренне" (Франция), "Ансальдо" и "Орландо" (Италия), "Крамп и сыновья" (САСШ) и др. – всего 21 фирма). Кроме этого, разрешалось принять участие в конкурсе корабельным инженерам с представлением собственных проектов. Рассмотрение конкурсных проектов было возложено на специальную комиссию под председательством известного кораблестроителя, профессора Морской академии А.Н. Крылова.

Тактическую оценку проектам давал МГШ.

 

Наиболее приемлемым считалось размещение главной артиллерии в четырех трехорудийных башнях, расположенных в диаметральной плоскости на одинаковом расстоянии одна от другой по всей длине корабля. Этот критерий был основным, так как определял компоновку всех остальных помещений корабля.

Такое расположение башен, безусловно, имело свои преимущества. Артиллерийские погреба, находившиеся непосредственно под башнями, оказывались разнесенными на сравнительно большие расстояния, что исключало детонацию боеприпасов в соседних башнях при попадании снаряда в один из погребов. При попадании снаряда в одну из башен и выводе ее из строя исключалось заклинивание соседней башни. Линейное расположение башен уменьшало также общую площадь надводной части корабля и его заметность.

В то же время на носовых и кормовых курсовых углах вести огонь по противнику могла только одна башня. Для ведения огня всем бортом кораблю необходимо было изменить позицию по отношению к противнику, что неизбежно связано с потерей времени и возможности первым открыть огонь.

Кроме того, расположение котельных и машинных отделений, хранилищ для топлива и других помещений оказывалось жестко связанным с башнями, что резко ограничивало дальнейшей модернизации.

Такой подход к оценке и выбору проектов привел к тому, что погреба первых трех башен оказались смежными с котельными отделениями, а погреб четвертой башни — с машинным отделением. Это значительно затрудняло поддержание в погребах заданной температуры (не свыше +25 °С) и противоречило другому критерию оценки проекта, установленному МГШ, а именно размещению машинных отделении между котельными и эшелонному расположению турбин.

 

Всего было рассмотрено 51 эскизный проект от 18 конкурирующих предприятий и 5 проектов под девизами. Предпочтения отдавались проектам кораблей с четырьмя трехорудийными башнями, расположенными в диаметральной плоскости на одном уровне.

Особо жаркие споры возникли при рассмотрении проекта известного итальянского кораблестроителя Куниберти, представлявшего фирму "Ансальдо". Куниберти лично приехал в Россию для обсуждения своего проекта. Несмотря на ряд недостатков, МГШ настаивал на его принятии для дальнейшей разработки, но в итоге, проект был отклонён.

 

Решающее слово оставалось за кораблестроительным отделом. В итоге, первое место, как наиболее точно соответствующему требованиям конкурса, было присуждено проекту германского "Блом унд Фосса". Второе место – как наилучшим в конструктивном отношении - проекту Балтийского завода. Третье – проекту английского завода Виккерса, хотя МГШ находил его не вполне удовлетворяющим условиям конкурса..

Неожиданно, в вопросы кораблестроения вмешалась большая политика. Когда в Германии стало известно, что проект фирмы "Блом унд Фосс" занял первое место, кайзер Вильгельм направил ее администрации поздравительную телеграмму, а затем фирма получила заказ на два линейных крейсера. Французское правительство выразило протест. Как пишет А.Н. Крылов, "французская пресса кричала о том, что не для того Франция размещала у себя русские займы, чтобы Россия передавала ее деньги Германии". В результате, проект "Блом унд Фосс" был выкуплен Морским министерством за 250 тыс. руб., а от дальнейших услуг фирмы отказались.

В итоге, фактическим победителем стал проект Балтийского завода.

 

Изображение

Проект фирмы "Блом унд Фосс", занявший на конкурсе первое место.

 

Постройка и испытания

Насыщенность будущих кораблей сложными для того времени оборудованием и системами потребовала организации обширной, невиданной ранее в истории отечественной промышленности, системы кооперативных поставок между большим числом российских государственных и частных предприятий. Судостроительную сталь поставляли Кулебакский завод и объединение «Продамет»; башни — Металлический и Путиловский заводы; элеваторы и системы аэрорефрижерации погребов — завод «Г.А.Лесснер»; электрооборудование — заводы «Дюфлон, Константинович и К°», «Симменс и Шуккерт», «Вольта», «Всеобщая компания электричества»; телефоны и приборы управления стрельбой — заводы Гейслера и Эриксона; якорные и рулевые устройства — нижегородский завод «Сормово»; Франко-Русский завод изготовлял для строившихся на Адмиралтейском заводе линкоров паровые турбины, котлы, вспомогательные механизмы по конструкторской документации Балтийского завода, выпускавшего, в свою очередь, энергетическое оборудование для линкоров собственной постройки. Броню поставлял Ижорский завод, орудия – Обуховский.

 

Изображение

 

В один день, 3 июня 1909 года, на Балтийском заводе прошли торжества по поводу закладки линкоров «Севастополь» и «Петропавловск», а на Адмиралтейском — «Гангут» и «Полтава».

Для ускорения разработки конструкторской документации, инженеры и чертежники Адмиралтейского завода стали работать совместно с сотрудниками технического бюро Балтийского завода, выпуская вместе с ними рабочие чертежи на все четыре корабля. К январю 1910 года окончилась разработка основных корпусных чертежей.

 

Постройку намечалось осуществить в течение 38 месяцев, закончив в августе 1912 года. Но уже изначально работы стали вестись медленнее ожидаемого. Стапельный период строительства фактически начался в сентябре—октябре 1909 года и растянулся почти на два года. Всё упиралось в нехватку средств. Примерная стоимость одного линкора оценивалась в 37 млн. руб. золотом, поэтому построить четыре линкора на деньги, отпускаемые государственным казначейством по ежегодной смете министерства, которая предусматривалась законом, не представлялось возможным. Получение сверхсметных ассигнований провести через Государственную думу, а это удалось сделать лишь в мае 1911 года.

16 июня 1911 г. со стапеля Балтийского завода сошел линкор "Севастополь". В приказе по Морскому министерству за № 170 говорилось: "Новый мощный гигант "Севастополь" спущен сегодня на воду. Это первый броненосец возрождающегося русского боевого флота".

Вслед за "Севастополем" были спущены "Полтава" и Петропавловск". Последним, 24 сентября, сошел на воду "Гангут".

 

Однако ни системы, ни механизмы еще не были готовы к установке, поэтому темпы строительства резко снизились. Лишь к весне 1914 года были получены все необходимые механизмы. И опять вмешалась политика, на этот раз внутренняя. Весной 1914 года Россию накрыла волна стачек, не обошедших стороной и судостроительные предприятия. К постройке пришлось привлекать моряков из числа экипажей строящихся линкоров.

 

Изображение

 

Швартовые испытания машин «Гангут прошел 18 июля 1914 года. Желание приурочить принятие корабля на вооружение к круглой дате – 300-летию Гангутского сражения, заставило провести их до полной готовности всех систем. Как следствие – 20 июля на корабле был поднят вымпел и формально он вошел в строй. Окончательная достройка и принятие его комиссией были отложены «на потом». Но уже 29 июля произошла поломка рулевого устройства, починка которого заняла полтора месяца. На ходовые испытания «Гангут» вышел совместно с «Севастополем», но, по причине поломки правой турбины, не смог их пройти. Повторные испытания, назначенные на 9 ноября 1914года, пришлось отложить из-за аварии - при выходе из гавани, "Гангут" врезался носом в корму "Полтавы", сделав пробоину в корпусе выше ватерлинии и сорвав кормовой верп.

 

В итоге, первым выйдя на испытания, «Гангут» вошел в строй самым последним – лишь 22 декабря. А первым стал «Севастополь». Он успешно прошел ходовые испытания и 17 ноября был принят на вооружение. Следом за ним были приняты «Полтава» 17 декабря) и «Петропавловск» 21 декабря.

Устройство

"Севастополи" отличались очень лаконичным и характерным силуэтом. На верхней палубе не было ничего лишнего: четыре башни, расположенные на одном уровне, две боевые рубки (в носу и корме) и две дымовые трубы.

Всю среднюю часть корабля от первой до четвертой башни занимала машинно-котельная установка. В районе второй и третьей башен находились помещения для четырех турбогенераторов с электростанцией.

В носовой части корабля располагались шпилевое устройство, помещение для трех малых дизель-генераторов с электростанцией, жилые помещения команды и баня. Носовой центральный пост размещался под боевой рубкой на третьей палубе.

Кормовая часть отводилась под жилые помещения для офицеров и командира корабля, румпельные отделения, кормовой центральный пост, помещение для двух больших дизель-генераторов с электростанцией и радиотелеграфную рубку.

Линкоры были оборудованы двумя балансирными рулями.

Первоначально предполагалось установить "ажурные" мачты, подобные мачтам кораблей "Андрей Первозванный" и "Император Павел I". Но из-за ряда недостатков в конструкции в 1912 г. Решили использовать мачты обычного типа.

 

Изображение

 

Линейные корабли типа "Севастополь" имели необычную систему бронирования: броней был прикрыт весь надводный борт. Главный пояс брони линкора простирался по ватерлинии от но-совой до кормовой башен и имел толщину 225 м, которая в оконечностях уменьшалась до 125 мм.

Верхний броневой пояс высотой 2,72 м и толщиной 125 мм также простирался по всей длине корабля от первой башни до четвертой. В носовой оконечности линкора толщина его уменьшалась до 75 мм, а в корме, позади четвертой башни, броня отсутствовала.

 

Линкор имел три броневые палубы. Нижняя палуба заканчивалась броневым скосом, упиравшимся в нижнюю кромку главного броневого пояса.

Главной броневой палубой являлась верхняя, покрытая броневыми листами толщиной 37,5 мм. Средняя броневая палуба служила преградой для проникновения осколков при разрыве снаряда в первом междупалубном пространстве. Она покрывалась броневыми листами толщиной 25 мм, ко-торая уменьшалась от продольной переборки к бортовой до 19 мм.

Нижняя палуба была покрыта стальными листами толщиной 12 мм.

Броня неподвижных барбетов башен главного калибра была толщиной над верхней палубой 150 мм, а ниже — 75 мм. Барбеты концевых башен имели толщину ниже верхней палубы 125 мм.

Вращающаяся вертикальная броня стенок башен составляла 203 мм, а толщина крыши - - 76 мм. Задняя часть башни — противовес — имела толщину 305 мм.

Кожухи дымовых труб закрывались броневыми листами толщиной 22 мм.

 

Энергетическая установка состояла из 25 котлов системы Ярроу типа Английского адмиралтейства и 10 турбин системы Парсонса. Котлы размещались в четырех котельных отделениях между башнями. Все котлы имели смешанное отопление — угольное и нефтяное.

Главные механизмы линкора состояли из десяти паровых турбин, работавших на четыре гребных вала. Турбины были заключены в восемь цилиндрических кожухов и располагались в трех машинных отделениях — в двух бортовых и среднем между третьей и четвертой башнями.

 

Вооружение

Артиллерия главного калибра размещалась в четырех трехорудийных башнях. Основанием башни служил вращающийся стол, на который крепилась рубашка под броню и устанавливались орудийные станки. К нижней части стола крепилась центральная подачная труба. Вращающийся стол башни опирался на жесткий барабан, скрепленный с корпусом корабля. Корпус башенной установки со всеми механизмами, орудиями и броней вращался на горизонтальных катках, которые обкатывались в специальных погонах. Для ремонта и осмотра катков предусматривался подъем башни на восьми 100-тонных гидравлических домкратах.

 

Башни впервые в российском флоте были оборудованы вентиляцией и отоплением. Боеприпасы хранились в подбашенном отделении, в верхней части которого располагался зарядный погреб, в нижней — снарядный. Температура воздуха в погребах поддерживалась автоматически (15-25 °С) с помощью устройства аэрорефрижерации системы Вестингауз-Леблан. Погреба были оборудованы системами орошения и затопления. Объем погребов был рассчитан на хранение боеприпасов из расчета 100 выстрелов на каждый ствол. Снаряды и заряды хранились в стеллажах. Из них снаряды поднимались специальными храповыми приспособлениями, укладывались на тележки и подавались к подготовительным столам. Далее снаряды поступали в питатели нижних зарядников, расположенных в подачкой трубе, и поднимались в перегрузочное отделение, а оттуда заряды и снаряды подавались с помощью верхних зарядников в боевое отделение башни.

Для вращения башенных установок и вертикального наведения орудий предусматривались электрические приводы, снабженные гидравлическими регуляторами скорости (муфтами Дженни). Скорость и направление наводки изменялись воздействием штурвала наводчика на регулятор ско-рости. Первая, вторая, третья и четвертая башни имели углы обстрела соответственно 0-165°, 30-170°, 10-165°, 30-180° по левому и правому бортам.

Открывание замка и заряжание осуществлялись также от электрических приводов.

Вертикальное наведение каждого орудия производилось от электродвигателя мощностью 10 л.с. Время наводки в вертикальной плоскости в пределах от +25° до —5° составляло не более 10 с, а ручной — 45 с. При этом орудия могли наводиться раздельно или все вместе.

 

Изображение

Для управления артиллерийской стрельбой главного и противоминного калибров на линкоре была установлена система Гейслера. В ее состав входили дающий прибор прицела, линии электрической синхронной передачи, дающие и принимающие приборы прицела и целика. Дальность до цели измерялась оптическим дальномером с шестиметровой базой, который был установлен на открытом мостике над боевой рубкой. Дальномерщик измерял дальность через каждые 3-5 с и передавал результаты измерений по телефону в центральный пост, расположенный на третьей палубе непосредственно под боевой рубкой. Кормовой центральный пост использовался как запасной командный пункт. На кормовой боевой рубке был установлен второй шестиметровый дальномер. Матросгальванер вводил дальность до цели в задающий прибор прицела — простейший автомат, который вырабатывал текущую (сглаженную) дистанцию. Управляющий огнем трансформировал ее в угол прицеливания в соответствии с баллистической таблицей.

 

Вследствие большой дальности стрельбы 305-мм орудий время полета снаряда до цели достигало 80 с, поэтому при стрельбе учитывалось изменение начальной дальности, происходившее за время полета снаряда. То же самое можно сказать и об изменении пеленга (курсового угла). Величины изменения расстояния (ВИР) и пеленга (ВИП) вычислял старший штурман линкора, предварительно определив курс и скорость корабля противника.

Выработанный таким образом прицел (угол возвышения орудий) устанавливался на дающем приборе прицела и по электрической линии синх¬онной передачи передавался на принимающие приборы одновременно во все башни (они были установлены в каждом посту вертикальной наводки). При этом на принимающих приборах подвижная стрелка отклонялась от неподвижного индекса, скрепленного с орудием, на величину, пропорциональную углу прицеливания. Наводчику оставалось, пользуясь штурвалом вертикального наведения, совместить неподвижный индекс с подвижной стрелкой. В результате орудие приобретало нужный угол возвышения.

 

Противоминная артиллерия состояла из шестнадцати 120/50-мм орудий, объединенных в восемь плутонгов (батарей).

Носовые плутонги группировались в районе первой и второй башен главного калибра, а кормовые — в районе третьей и четвертой башен. 120-мм орудия располагались в казематах образованных продольной переборкой и бортом. Сверху и снизу каземат ограничивался верхней и средней палубами. Под каждым плутонгом размещался артиллерийский погреб с боеприпасами, которые подавались в каземат ленточными элеваторами.

Первоначально предусматривалось вдвигание 120-мм орудий по особому рельсу с помощью лебедок внутрь каземата, после чего порты должны были закрываться стальными ставнями. Однако при постройке из-за сложности конструкций от этого устройства отказались. Централизованное управление стрельбой противоминного калибра осуществлялось также с помощью системы Гейслера. Организация стрельбы противоминным калибром была такой же, как главным.

Кроме того, каждая батарея могла вести огонь самостоятельно под управлением плутонгового командира. С этой целью на верхней палубе были установлены специальные броневые колпаки с амбразурами для плутонговых командиров.

 

Также имелась противоаэропланная (зенитная) артиллерия. На «Гангуте» и «Петропавловске» это были два 63-мм орудия, рассчитанные на угол возвышения до 80° и одна 47-мм пушка. На «Севастополе» и «Полтаве» было два 75-мм орудия и одно 47-мм.

Торпедное вооружение состояло из четырех 450-мм бортовых подводных торпедных аппаратов с запасом торпед (по три на каждый аппарат). Линкоры был также оборудован противоторпедными сетями, которые подвешивались на выстрелах, укрепленных по бортам.

Боевые возможности линкоров типа «Севастополь»

Хотя по вооружению «Севастополи» на момент закладки являлись сильнейшими в мире линкорами, длительность их достройки привела к тому, что уже ко времени ввода встрой они в значительной степени морально устарели относительно новых «супердредноутов».

Также, сказались и некоторые ошибочные идеи, положенные в основу проекта. Корабль рассматривался в первую очередь как площадка для артиллерии. Отсюда гладкая, без традиционной седловатости, и свободная от надстроек палуба; низкий надводный борт; низкое относительно ватерлинии линейное размещение башен с большими секторами ведения огня. Из-за приоритетного стремления найти наиболее скоростные обводы вопрос мореходности игнорировался. В итоге в условиях даже незначительного для кораблей такого водоизмещения волнения, носовая оконечность линкоров, не всплывая на волне, «зарывалась» в нее вплоть до первой башни.

 

Возникли проблемы и с ГК. Изначально 305-мм орудия Обуховского завода предназначались под использование снарядов образца 1907 года, имевших массу 332 кг и начальную скорость 914 м/с. Но в 1911 году на вооружение были приняты более тяжелые, массой 471 кг, снаряды (таким образом, надеялись поднять поражающую способность снаряда без увеличения калибра).

Принятие на вооружение более тяжелых, а соответственно, более длинных снарядов привело к перераспределению размещения боевых запасов, и так расположенных очень стесненно. В результате часть боеприпасов не могла быть подана в башни за время, необходимое для поддержания скорострельности орудий. Так, в подбашенных помещениях 4-й башни число таких боеприпасов доходило до 60%, часть их пришлось размещать даже в передаточных помещениях самой башни.

 

Из-за того, что энергетическая установка разрабатывалась после принятия проекта корабля, с ней также возникло ряд проблем. Чтобы получить запланированную скорость, пришлось увеличить объём котлов, а чтобы вписать в отведённый объём котельного отделения, пришлось сократить их количество. Схожие проблемы возникли и при разработке турбины. Всё это привело к снижению КПД энергетической установки, вследствие чего, проектная дальность плавания оказалась просто недостижимой.

 

Но самым существенным изъяном российских дредноутов оказался недостаток их боевой защищенности.

Линейные корабли типа «Севастополь» отличались фактически полным отсутствием, конструктивной противоминной защиты. Проводившиеся на Черном море подрывы 120-кг зарядами мелинита опытных отсеков показали полную невозможность обеспечить защиту корпуса от воздействия подводных взрывов продольными бортовыми переборками. А иных мер защиты, кроме деления на водонепроницаемые отсеки, конструкцией не предусматривалось.

 

Не менее серьезные недостатки были свойственны и бронированию кораблей. В августе 1913 года на Черном море был проведён эксперимент по отстрелу опытного отсека, представлявшего собой фрагмент корпуса и боевую рубку новых линкоров. Результаты обескураживали.

Выяснилось, что 305-мм фугасные снаряды с дистанции 65 кб при курсовых углах более 60° пробивают главный пояс 225-мм брони; бронебойные снаряды пробивали этот пояс на любых дистанциях вплоть до 130 кб, то есть на пределе дальности стрельбы самих линкоров. Вышележащая 125-мм бортовая броня пробивалась фугасными снарядами уже с расстояния 83 кб, и это при том факторе, что среднестатистическая дальность видимости на Балтийском море не превышает 70 кб.

Выяснилось, что верхняя палуба пробивается на всех дистанциях реального боя. Взрыв происходил в момент прохождения фугасным снарядом палубных конструкций, оторванные фрагменты которой пробивали затем лежащие ниже палубы. Исходя из этого, было рекомендовано изменить на обратную последовательность распределения толщин палубного бронирования, так, чтобы броня нижней палубы была наиболее толстой.

 

Таким образом, учитывая качественный и количественный факторы состояния линейных сил Балтийского флота, необходимо признать, что их боевые возможности свелись лишь к возможностям артиллерийской поддержки сухопутных войск — последнее наглядно подтверждается примерами использования кораблей как в годы Первой мировой войны, так и в годы Великой Отечественной.

 

Но несомненно и то, что в ходе проектирования и строительства первых отечественных дредноутов промышленностью был приобретен огромный технический и организационный опыт, а выявившиеся недостатки кораблей могли быть устранены на линкорах последующих серий.

К сожалению, ход истории нашей страны сложился так, что четыре балтийских и являющиеся их модификацией три черноморских дредноута так и остались единственными вступившими в строй тяжелыми артиллерийскими кораблями отечественной постройки.

 

Изображение

 

  • Плюс 5

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
367 публикаций
194 боя

Под Андреевским флагом

В конце 1914 года, по окончании ходовых испытаний, четыре дредноута перебазировались в Гельсингфорс. Бригада из четырех линкоров-до-дредноутов была реорганизована во вторую бригаду линейных кораблей, а из кораблей типа «Севастополь» сформировали первую.

Разработанный МГШ в 1912 году «План операций Морских сил Балтийского моря на случай европейской войны» ставил перед Балтийским флотом сугубо оборонительную задачу: не допустить проникновения в Финский залив германских кораблей. Опорой для решения этой задачи являлась Центральная минно-артиллерийская позиция, пересекавшая Финский залив по створу остров Нарген (Эстония)—мыс Порккала-Удд (Финляндия). На флангах минные заграждения прикрывались береговыми батареями, а в открытой акватории — кораблями..

Весной и в начале лета 1915 года «Севастополь», «Петропавловск», «Гангут», «Полтава» несколько раз выходили в море, а их экипажи, осваивая корабли, проводили в районе Центральной позиции артиллерийские стрельбы и маневры. Тем временем командование противника в конце июля—начале августа провело набеговую операцию силами крупного соединения. В ходе ее германская эскадра, в составе которой было и два линкора-дредноута, с боем форсировала Ирбенскую минно-артиллерийскую позицию и три дня господствовала в Рижском заливе.

По уходе из залива германских кораблей Балтийским флотом проводились мероприятия по вос-становлению минных заграждений в Ирбенском проливе. 14 августа участие в этом приняли и экипажи «Севастополя» и «Гангута». Мины выставляли девять миноносцев. Обеспечивавшие прикрытие крейсеры «Олег» и «Богатырь» держались ближе к проливу, а линкоры — мористее, к югу от 58-й параллели.

На следующий день корабли, разбившись на две группы, находясь в прямой видимости друг друга, следовали в Гельсингфорс стратегическим фарватером. В состав первой группы входили «Гангут» и «Олег», в состав второй — «Севастополь» и «Богатырь». Примерно в 10 ч 45 мин «Севастополь» дважды с силой ударился о грунт. При последовавшем третьем, еще более сильном, ударе линкор остановился, но через несколько минут, дав задний ход, сошел с мели без посторонней помощи. Вскоре идущий впереди «Гангут»  тоже один раз с силой ударился о грунт. Аварии произошли из-за ветрового сноса вех фарватера.

Наиболее серьезно пострадал «Севастополь»: оказалась смятой нижняя часть форштевня; повреждения днищевой части протянулись вплоть до района второй башни. Это были и вмятины и трещина, а также две пробоины. Корабль принял более 350 т воды.

«Гангут» отделался продольная вмятина в днищевой части наружной обшивки левого борта и незначительной течью. Повреждения эти были исправлены силами экипажа: текущие швы залиты свинцом, а по приходе в Гельсингфорс и вся вмятина залита цементом. Повреждения  «Севастополя» в течение полутора месяцев исправляли в Кронштадтском доке.

17 октября 1915 года при погрузке боеприпасов на линкор «Севастополь» полузаряд 305-мм орудия, находившийся в металлическом футляре, упал на палубу зарядного погреба и воспламенился. К счастью, на другие полузаряды пожар не распространился. Пострадало пять человек, из которых один умер от полученных ожогов.

19 октября 1915 года на стоящем на Гельсингфорском рейде «Гангуте» произошло стихийное возмущение команды. Экипажу на ужин после общекорабельного аврала по погрузке угля выдали, наперекор устоявшейся традиции, вместо ожидаемых макарон по-флотски надоевшую всем гречневую кашу. Вначале матросы отказались ужинать и стали требовать списать с корабля офи-церов, носивших немецкие фамилии, в том числе и старшего офицера. Затем возмущение вылилось в попытку нескольких сотен матросов захватить имеющееся на корабле стрелковое оружие. Офицерам, опиравшимся на корабельный караул, удалось бескровно нейтрализовать беспорядки, а экипаж привести в подчинение. В результате последовавшего дознания 95 человек арестовали и предали суду.

Поздней осенью 1915 года Балтийский флот дважды проводил крупные минные постановки в районе острова Готланд. Оба раза в отряды прикрытия включались линейные корабли «Петропавловск» и «Гангут», и оба раза участвующим в опе¬рации кораблям удалось избежать встречи с кораблями противника. Это была последняя боевая операция линкоров-дредноутов, так ни разу за это время и не применившие свою артиллерию против противника.

 

Изображение

 

Гражданская война

По условиям Брестского мира Балтийский флот должен был покинуть свои базы в Финляндии, а значительная часть его личного состава подлежала демобилизации. 12 марта 1918 года Гельсингфорс покинул первый отряд кораблей. В него входили линейные корабли «Севастополь», «Гангут», «Полтава», «Петропавловск»; крейсеры «Рюрик», «Адмирал Макаров», «Богатырь». Проводку осуществляли ледоколы «Ермак» и «Волынец».

Переход проходил в тяжелейших условиях: сплошные ледяные поля толщиной до 3 м; укомп-лектованность экипажей на разных кораблях составляла от 20 до 40% их штатной численности. Но, преодолев за пять суток 180 миль, 17 марта линейные корабли и крейсеры без существенных поломок достигли Кронштадта.

Вплоть до ноября 1918 года флот бездействовал. В ноябре, поле капитуляции Германии, на Балтике появляется новый противник — корабли Великобритании.

В целях противодействия английской эскадре создается действующий отряд (ДОТ) в составе линейных кораблей «Петропавловск» и «Андрей Первозванный», крейсера «Олег», четырех эскадренных миноносцев и нескольких других боевых кораблей.

Впрочем, непосредственное участие в боевых действиях «Петропавловск». принял лишь 31 мая 1919 года. Находясь близ Шепелевского маяка, он прикрывал ушедший на разведку в Копорскую бухту эскадренный миноносец «Азард». Обнаружив в бухте корабли противника, «Азард», отстреливаясь, стал отходить под прикрытие артиллерии линкора и тем самым вывел на него в атаку восемь английских эсминцев. «Петропавловск», открыв огонь главным, а затем и противоминным калибрами и выпустив при этом 16 305-мм и 94120-мм снарядов, отразил нападение, причем минимальное сближение одного из эсминцев с дредноутом составило менее 45 кб.

Этот эпизод остался для балтийских дредноутов, за всю историю их существования, единственным случаем боевого столкновения с кораблями противника.

Гораздо чаще приходилось стрелять по своим. Ночью 13 июня 1919 года гарнизоны расположенных на южном побережье Финского залива фортов «Красная горка» и «Серая лошадь» восстали и открыли по Кронштадту артиллерийский огонь. Корабли ДОТа в течение почти трех суток, до самого подавления мятежа, вели ответную стрельбу. «Петропавловск» за этот период произвел 568 выстрелов 305-мм снарядами.В то же время артиллерийский огонь мятежников кораблям и военным сооружениям Кронштадта вреда не причинил.

«Петропавловск» и «Севастополь» приняли активное участие в Кронштадтском мятеже. 2 марта 1921 года их команды примкнули к восставшим. В течение двух недель «Петропавловск» и «Севастополь» вели огонь по «Краснофлотский» (до 15 августа 1919 года— «Красная горка»), по городам Ораниенбаум и Сестрорецк, по расположенным на северном берегу Финского залива железнодорожным станциям Лисий Нос, Горская, Тарховка. «Петропавловск» израсходовал при этом 394 305-мм и 940 120-мм снарядов; «Севастополь» — 375 305-мм и 875 120-мм снарядов.

В то же время и линкоры подвергались обстрелу фортом «Краснофлотский», полевыми батареями, а также бомбардировкам с воздуха. С обоих сторон огонь вёлся неточный, без должной корректировки.

17 марта линкоры вели огонь по уже ворвавшимся по льду в город частям Красной армии и капитулировали только в начале наступившей ночи.

Сразу-же после подавления восстания, линкоры поспешно переименовывают: «Севастополь» становится «Парижской коммуной»; «Петропавловск» — «Маратом».

Вторая пара линкоров сохранила свои старые названия до середины 20-х. 7 июля «Гангут был переименован в «Октябрьскую революцию» , а 1 января 1926 «Полтава» была переименована в «Фрунзе».

Впрочем, это было формальным переименованием, т.к. ещё 24 ноября 1919 года на линкоре «Полтава» возник пожар. Незадолго до возникновения пожара береговые службы прекратили подачу электроэнергии. Работавшие при свечах и керосиновых лампах кочегары не уследили, что из нефтехранилища через негерметично задраенную горловину в трюм поступает нефть. Примерно к 2 ч дня плававшее на поверхности трюмной воды топливо достигло уровня топки — в кочегарке возникло обширное возгорание. Потушить огонь не удалось — выгорание нефти и охваченных пожаром помещений продолжалось до 4 ч ночи следующего дня.

Корабль тяжело пострадал от огня и воды, у него было повреждено ряд важнейших систем (в частности полностью выгорел центральный артиллерийский пост).

 

Изображение

 

Модернизация «Марата»

Вопрос о модернизации находящихся в строю линкоров стал в середине 1920-х годов предметом оживленной дискуссии среди наших военно-морских специалистов, весьма озабоченных тем, что эти корабли не только морально устарели, но и изначально обладали рядом серьезных недостатков. Данной проблеме было посвящено «Особое совещание», созванное 10 марта 1927 года начальником ВМС РККА Р.А.Муклевичем.

Разработку технической документации по модернизации линкоров вело конструкторское бюро Балтийского завода.

Первым прошел модернизацию «Марат». Осенью 1928 года корабль был поставлен к стенке Балтийского завода. На нём были осуществлены следующие работы.

По механической части. Перевод котлов на жидкое топливо позволил отказаться от трех малых котлов. Прошли капитальный ремонт главные турбины, при этом были демонтированы не оправдавшие себя турбины крейсерского хода, размещавшиеся в среднем турбинном отделении. Вспомогательные механизмы заменили новыми с недостроенных линейных крейсеров типа «Измаил». В результате суммарная мощность главной энергетической установки достигла 56 800 л.с. (вместо прежних 42000л.с.), а при форсировке — 61110 л.с. Вместо 1700 т угля и 750 т мазута корабль стал принимать до 2000 т жидкого топлива, что обеспечило дальность плавания 2310 миль при скорости 14 уз. На заводских ходовых испытаниях 8 мая 1931 года линкор при мощности на валах 56 800 л.с. развил и легко поддерживал скорость 23,8 уз, что ранее достигалось в исключительных случаях.

В носовой части установили спроектированную наделку в виде полубака. Это потребовало снятия в районе 0— 13 шп. 76-мм брони верхнего пояса. На 14 шп. между палубой полубака и средней палубой был установлен 100-мм броневой траверз. По всему корпусу сменили и переклепали пришедшие в негодность листы наружной обшивки, переборок, палуб и платформ (всего было заменено более 200 тыс. заклепок).

Стержневую фок-мачту заменили башенноподобной, конструктивно оформленной в виде цилиндрической трубы, к которой присоединялись многочисленные площадки. Изменилась и носовая дымовая труба (ее верхний срез во избежание задымливания постов на фок-мачте был смещен в корму), что привело к появлению характерного для наших модернизированных линкоров силуэта.

В 1928—1931 годах удалось модернизировать 305-мм башни МК-3-12 только в части скорострельности: при углах возвышения орудий от -3° до +15° она достигла 3 выст./мин, а при больших углах (до предельного 25°) составила 2 выст./мин (вместо прежних 1,8 на всех углах). С легким (масса 314 кг вместо 409,9 кг) снарядом образца 1928 года, имеющим улучшенную аэродинамическую форму, предельная дальность стрельбы возросла до 170 кб (со старым снарядом —130 кб).

На топе фок-мачты был установлен командно-дальномерный пост КДП2 - 6, который из-за выявившейся при испытаниях вибрации пришлось амортизировать.

На корабле предусматривалось и авиационное вооружение: была установлена гидропланная лебедка с электроприводом. Гидросамолет-разведчик типа КР-1 размещался под стрелой на крыше 3-й башни. При модернизации корабль получил также новые радиоприемники, передатчики и шумопеленгатор

Изображение

 

Было капитально отремонтировано все электрооборудование с заменой обмоток якорей электромоторов, части фидеров, кабелей, проводов и арматуры сети освещения. Кроме того сменили прожекторы с их преобразователями, а в носовой надстройке смонтировали пассажирский лифт. Корабль получил средства противохимической защиты: был герметизирован ряд помещений, установлены газофильтры, оборудованы дегазационная камера и посты санитарной обработки. В носу и корме установили дымаппаратуру.

К весне 1931 года основной объем намеченных работ был выполнен, и 8 апреля на «Марате» под-няли Военно-морской флаг.

В 1939 году было усилено бронирование крыш башен (с 76 мм до 152 мм), проведен капитальный ремонт их материальной части с заменой всех 12 стволов, несколько обновлено оборудование центральных артиллерийских постов. В 1940 году шесть открытых 76,2-мм зенитных орудий системы Лендера (на концевых башнях) заменили на такое же количество новых 76,2-мм артустановок 34-К с 12-мм броневыми щитами. Кроме того, на кормовых срезах разместили побортно еще две щитовые спаренные 76,2-мм артустановки 81-К, для чего пришлось снять два кормовых 120-мм орудия, в казематах которых были оборудованы погреба зенитного боезапаса. Управление огнем носовой и кормовой 76,2-мм зенитных батарей осуществлялось с помощью двух 3-м стереодальномеров и системы ПУАЗО «Планшет», установленных в 1932 году. В дальнейшем корабль получил шесть новейших по тому времени 37-мм автоматов 70-К (по три на носовом и кормовом мо¬стиках), для выдачи целеуказания которым были установлены два 1,5-м стереодальномера, а также 13 12,7-мм пулеметов ДШК.

 

Изображение

 

Модернизация «Октябрьской революции»

12 сентября 1931 года линкор стал к стенке Балтийского завода.

Прежних 25 котлов со смешанным отоплением были заменены на 12 более производительных с нефтяным отоплением, которые предполагалось установить на линейные крейсеры типа «Измаил». Как и на «Марате», были удалены не оправдавшие себя турбины крейсерского хода. Вместо прежних 1700 т угля и 750 т мазута корабль стал принимать до 2115 т мазута, при этом дальность плавания экономическим ходом 14,2 уз составила 2500 миль, а полным ходом —1225 миль.

В целях повышения мореходности корабль, как и «Марат», получил носовую наделку в виде полубака и как на «Марате», в районе наделки был снят 76-мм верхний броневой пояс, а на 14 шп. установлен 50-мм траверз. Поскольку при испытаниях «Марата» выявилась значительная вибрация командно-дальномерного поста (КДП) главного калибра, находящегося на топе фок-мачты, ее конструкцию изменили на более жесткую: вместо цилиндра основой мачты стал усеченный конус.

Такое решение позволило оборудовать внутри фок-мачты ряд новых помещений, в частности, походные рубки командира корабля и флагмана. Кроме того, увеличили на один этаж высоту носовой боевой рубки (для этого использовали боевую рубку с бывшего линкора «Фрунзе»), усилили бронирование кожухов дымовых труб. Прочие переделки были в основном теми же, что и на «Марате».

В дополнение к ПУС системы Н.К.Гейслера (образца 1909 года), ставшим запасными, были установлены ПУС образца 1932 года (система центральной наводки «Гора»). Предусматривались два центральных артиллерийских поста (носовой и кормовой), а также четыре поста управления огнем противоминного калибра (по числу батарей 120-мм орудий). Основной являлась система центральной наводки «Каземат» образца 1929 года, а прежняя (Н.К. Гейслера) стала аварийной.

Линкор вышел из модернизации с зенитным вооружением, включающим шесть 76,2-мм орудий си-стемы Лендера (по три на концевых башнях) и четыре 45-мм полуавтомата 21-К (вследствие про-вала с разработкой 37-мм автомата 11-К), а также четыре счетверенных 7,62-мм пулемета. Для выдачи целеуказания зенитному оружию предусматривались два дальномера. Для спуска на воду и подъема с нее гидросамолета и катеров над 3-й башней установили громоздкие универсальные краны грузоподъемностью 20 т с большим вылетом, придавшие «Октябрьской революции» характерный силуэт.

Начатая в 1931 году модернизация линкора была завершена 4 августа 1934 года и велась, как и было запланировано, с перерывами для плаваний в летние кампании 1932 и 1933 годов.

В феврале 1940 года линкор встал в очередной ремонт. Прежние шесть открытых 76,2-мм зенитных орудий системы Лендера заменили новыми 76,2-мм артустановками 34-К с 12-мм броневыми башнеподобными щитами. Корабль получил два поста (носовой и кормовой) управления огнем зенитного калибра с импортными приборами ПУАЗО «Вест-5» выпуска 1939 года. Однако зенитные орудия не имели силового дистанционного наведения и наводились при-слугой с помощью системы Н.К.Гейслера («совмещения стрелок»). Весной 1941 года к ним, как и на «Марате», добавили две спаренные 76,2-мм артустановки 81-К, расположив их на кормовых срезах и сняв для этого два кормовых 120-мм казематных орудия. Кроме того, вместо малоэффективных 45-мм орудий 21-К (которые были сняты еще в 1937 году) и счетверенных пулеметов установили 12 новейших по тому времени 37-мм автоматов 70-К (по три на 2-й и 3-й башнях и по три на мостиках и крыльях фок- и грот-мачт), а также 12,7-мм пулеметы: 4x1, 2x2 ДШК и 2x4 12,7-мм Виккерса (последние — на кормовых срезах в корму от артустановок 81-К).

Подача зенитных патронов из погребов на верхнюю палубу осуществлялась в железных ящиках электрическими элеваторами, а с палубы на крыши башен — поштучно вручную. На автоматные мостики патроны подавались в ящиках электрическими элеваторами верхнего уровня.

 

Изображение

 

Модернизация «Парижской Коммуны»

Для восстановления Черноморского флота, было решено перевести один из балтийских линокрв на юг. Выбор пал на «Парижскую коммуну». Поскольку «Севастополи» обладали неважной мореходностью, на ней установили носовую наделку.

22 ноября 1929 г. «Парижская коммуна» и крейсер «Профинтерн» покинули Кронштадт. В Бискайском заливе корабли попали в сильный шторм и были вынуждены зайти во французский порт Брест для устранения повреждений на крейсере. Через двое суток, 7 декабря, отряд вновь вышел в море, но вскоре попал в еще более жестокий шторм. Линкор сильно заливало, он зарывался в волну носом, а наделка играла роль гигантского черпака, подхватывающего громадные массы воды, не получавшие стока и разливавшиеся по всей палубе. Это привело к образованию 1,5-см прогиба палубы бака, деформации 16 пиллерсов, разрыву бимca и почти полному разрушению самой наделки. Через поврежденные вентиляционные трубы, шахты, а также другие образовавшиеся отверстия и неплотности значительные массы воды попадали внутрь корпуса. Началось заливание внутренних помещений, корабль оказался на грани обесточивания. 10 декабря вернулся в Брест, где остатки фальшборта были сняты. Устранив повреждения, отряд 26 декабря 1929 года покинул Брест и 18 января прибыл в Севастополь. Вскоре и линкор и крейсер стали на ремонт на Севастопольском морском заводе. В 1930 году на «Парижской коммуне» появилось авиационное вооружение: на 3-й башне установили закупленную в Германии для двух принимаемых на борт гидросамолетов-разведчиков «Heinkel HD-55» (КР-1) пневматическую катапульту 3-КР той же фирмы; корабль оснастили также средствами для подъема гидросамолетов с воды.

5 ноября 1933 года линкор был передан Севастопольскому морскому заводу для проведения капитального ремонта и модернизации.

Работы, выполненные на корабле по механической, корпусной и электротехнической частям, соответствовали таковым на линкоре «Октябрьская революция». Наиболее важной дополнительной работой явилась замена 25-мм настила средней палубы листами 75-мм цементированной брони (изготовленными в 1914—1916 годах для оставшихся недостроенными крейсеров типа «Адмирал Нахимов»). Теперь корабль мог выдерживать попадания 500-кг фугасных авиабомб, сбрасываемых пикирующими бомбардировщиками с высоты до 1000 м. Кроме того, для устранения вибрации подкрепили отдельные корпусные конструкции.

305-мм трехорудийные башенные артиллерийские установки подверглись обширной модернизации, в результате которой увеличились предельные углы вертикального наведения до +40° и примерно на 25% повысилась скорострельность. Предельная дальность стрельбы штатным снарядом возрастала до 161 кб, специальным дальнобойным — до 241 кб, а отрабатывавшимся для боекомплекта нового 305-мм орудия Б-50 (разрабатывалось для тяжелых крейсеров проекта 69 типа «Кронштадт») — до 195 кб. Толщину брони крыш башен увеличили с 76 до 152 мм.

Прежние ПУС системы Н.К.Гейслера образца 1913 года подверглись существенной доработке: вместо одного центрального автомата стрельбы типа «Поллэн» (английской фирмы «Арго») в схему ввели два новых типа «АКУР» (английской фирмы «Виккерс»), а также приборы синхронной передачи данных центральной наводки ЦН-29. На носовой и кормовой надстройках установили два КДП2-6 (Б-22 с 6-м дальномером ДМ-6 и стереотрубой СТ-5).

Такими же дальномерами были оснащены и башни главного калибра.

Схемы ПУС артиллерии противоминного калибра правого и левого бортов (тоже системы Н.К.Гейслера) также получили приборы ЦН-29 и по два КДП2-4 (Б-12 с дальномером ДМ-4, стереотрубой СТ-3).

Вместо прежних 76,2-мм зенитных орудий Лендера над носовой и кормовой боевыми рубками установили по три новых 76,2-мм 34-К, на носовой и кормовой башнях — по три 45-мм полуавтомата 21-К, а на площадках обеих мачт — по шесть 12,7-мм пулеметов ДШК. Для управления зенитным огнем установили два 3-м дальномера. Торпедное вооружение демонтировали. Были обновлены средства радиосвязи и кораб¬левождения, прожекторное устройство, установлены средства звукоподводной связи и дымовая аппаратура № 2. Катапульту сняли с корабля еще до начала модернизации и передали на достраивав¬шийся крейсер «Красный Кавказ»; другие элементы авиационного вооружения сохранялись до 1940 года. 18 февраля 1938 г. на линкоре вновь подняли Военно-морской флаг.

3 ноября 1939 года «Парижскую коммуну» поставили в сухой док, а в феврале 1940 года на него навесили первую секцию блистеров. Блистеры обеспечивали защиту от 450-мм авиаторпеды и локализовали воздействие подводных взрывов авиабомб вблизи корабля. 9 июля линкор 1940 г. линкор вывели из сухого дока.

 

Изображение

 

В апреле 1941 года 45-мм полуавтоматы 21-К заменили на 12 одноствольных 37-мм автоматов 70-К (по три на крыше каждой из 305-мм башен).

Как и все другие наши линкоры, «Парижская коммуна» был оснащен четырьмя боевыми прожекторами с диаметром рефлектора 90 см, восемью параванами (типа К-1), а также паронефтяной аппаратурой (типа ДА-2Б) для постановки дымовых завес и морскими дымовыми шашками.

 

Изображение

 

Несостоявшаяся модернизация «Фрунзе»

Несмотря на решение о восстановлении и модернизации линкора, дело не двигалось с мёртвой точки. В октябре 1930 года по указанию начальника ВМС Р.А. Муклевича было проработано три варианта восстановления:

в виде плавучей батареи с 16 старыми котлами, обеспечивающими скорость 14 уз (стоимость — 14 млн. руб.);

восстановление в два этапа — сначала только с двумя башнями главного калибра и с половиной машинно-котельной установки (стоимость 11,7 млн. руб.) к маю 1932 года, а затем — полное по типу «Марата» (стоимость 7,4 млн. руб.);

превращение в линейный крейсер, имеющий скорость 27 уз, за счет установки котлов с недостроенного «Измаила» и новых импортных турбин (стоимость 24 млн. руб.).

Как обычно, упёрлось в нехватку средств. Фактически, на линкоре поставили крест, с него снимали оборудование, механизмы и вооружение как для других линкоров, так и для береговых батарей. Логично было бы отправить полуразобранный корабль на слом, но наркомвоенмор К.Е. Ворошилов решил: «...пусть пока постоит».

В 1931-35гг. было разработано ряд проектов по превращению линкора в линейный крейсер, неоднократно принимались решения о восстановлении линкора то в качестве линейного крейсера, то плавучей батареи, но дальше межведомственной переписки дело не шло. Окончательно от восстановления линейного корабля «Фрунзе» отказались лишь 9 июля 1939 года, когда Главный военный совет ВМФ признал его нецелесообразным.

К сентябрю 1939 года на «Фрунзе» демонтировали боевую рубку, сняли башенные механизмы и приступили к разборке самих башен. Впоследствии их орудийные станки использовались при монтаже береговой батареи. В1941 году корпус корабля был сдан в Отдел фондового имущества для разделки на металл, и к началу войны его носовая оконечность была разобрана. При буксировке Морским каналом осенью 1941 года корпус, подвергнувшись артобстрелу, получил несколько пробоин и затонул вблизи бровки канала. Затонувший корпус «Фрунзе» подняли к концу мая 1944 года и в 1946 году разобрали.

 

Изображение

 

 

  • Плюс 4

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
367 публикаций
194 боя

Боевая и послевоенная служба «Марата»

Участие в советско-финской войне 1939-40гг. ограничилось для линкора единственным эпизодом. 19 декабря 1939 года он обстреливал 254-мм финскую батарею у Саренпя (остров Койвисто),

Изображение

 

В Великой Отечественной войне линкор вступил в бой в первый же день, обстреляв самолёт-разведчик.

9 сентября линкор (командир — капитан 2 ранга П.К.Иванов) открыл огонь уже по наступающим на Ленинград германским войскам, сначала главным, а через шесть дней и противоминным калибром. За восемь дней он выпустил 1042 305-мм снаряда и получил 10 попаданий 150-мм снарядов полевой артиллерии (последний вывел из строя носовую батарею 37-мм автоматов) и три попадания 250-кг авиабомб, потеряв 25 человек, причем наибольший ущерб ему нанес близкий неконтактный взрыв бомбы (при падении она срезала ствол 120-мм орудия №13) у борта в кормовой части, «контузия» от которого вывела из строя кормовую группу 76,2-мм орудий, 4-ю башню, кормовые дизель-генераторы и другие устройства. Для устранения повреждений линкор перешел в Кронштадт и 18 сентября ошвартовался у стенки Усть-Рогатки.

В эти дни гавани Кронштадта подвергались ежедневным налетам авиации противника. Во время отражения 13-го по счету группового налета (около 40 пикирующих бомбардировщиков) утром 23 сентября в носовую часть корабля (рядом с фок-мачтой, в нос и в корму от нее) почти одновременно попали две 500-кг или 1000-кг бомбы, что вызвало детонацию погребов боезапаса 1-и башни. Взрыв почти полностью перебил корпус линкора в районе 45—57 шп., разрушил и сбросил с корабля 1-ю башню, фок-мачту с носовой надстройкой и первую трубу, причем сохранившиеся в этом районе днищевые конструкции надломились и носовая оконечность от 0 до 20 шп. легла на грунт. При взрыве погибло 326 человек, в том числе командир, комиссар и ряд офицеров. К утру 24 сентября корабль принял около 10 000 т воды, большинство его помещений ниже средней палубы было затоплено, и он сел на грунт (глубина до 11 м); над водой осталось около 3 м борта.

Работы по частичному восстановлению боеспособности корабля в виде плавучей батареи велись под огнем артиллерии противника, и к концу октября 1941 года удалось обеспечить всплытие кормовой части корпуса и введение в строй 3-й и 4-й башен, вновь открывших огонь 31 октября. За ноябрь и декабрь 1941 года «Марат» (командир — капитан 3 ранга В.П.Васильев) провел 97 стрельб и выпустил 407 305-мм снарядов. Уцелевшие 120-мм орудия и их боезапас сняли с корабля и отправили на сухопутный фронт вместе с прислугой, одну спаренную 76-мм артустановку 81-К в 1942 году разместили на линкоре «Октябрьская революция», а другую — на лидере «Ленинград». Для повышения защиты жизненно важных частей корабля от навесного огня артиллерии на верхнюю палубу уложили гранитные плиты толщиной 40—60 мм, снятые с ближайшей стенки гавани, а над котельными отделениями — броневые плиты. Для защиты от осколков прислуги зенитные орудия, автоматы и пулеметы обложили тюками хлопка толщиной около 50 см.

 

Изображение

 

Противник пытался подавить артиллерию линкора, воскресшего в виде плавучего форта. Перво-начально по нему стреляли 150- и 203-мм полевые пушки, а с конце декабря и 280-мм орудия на железнодорожных транспортерах. 28 декабря один из таких снарядов чуть не вызвал вторичную гибель «Марата». Пронзив почти весь корпус по вертикали, снаряд прошел через зарядный и снарядный погреба 3-й башни и застрял, не разорвавшись, в трюме.

 

Следующую попытку уничтожить «Марат» тяжелой артиллерией немцы предприняли 25 октября 1942 года, выпустив по нему 55 229-мм снарядов. Все три попадания пришлись в верхнюю палубу, покрытую гранитными плитами, и поэтому не причинили вреда, как и последующие стрельбы по кораблю, когда в него попало два снаряда калибром 203-мм и выше.

Артиллерия линкора успешно использовалась, пока объекты поражения находились в пределах ее досягаемости. Последний раз корабль (командир — капитан 1 ранга Ф.Ф.Тыршклевич) открывал огонь 17 января 1944 года. Всего за время войны он провел 264 боевые стрельбы, выпустив 1371 305-мм снаряд (1329 фугасных и 42 шрапнельных). Его огнем было уничтожено семь и подавлено 86 полевых батарей противника, а также, соответственно, один и два железнодорожных транспортера, поражено не менее 25 единиц бронетехники. При отражении воздушных атак израсходовано снарядов: 3213 76,2-мм, 1861 37-мм и 11571 12,7-мм.

 

К моменту снятия блокады Ленинграда (январь 1944 года) вооружение линкора, которому 31 мая 1943 года вернули имя «Петропавловск», включало: 3x3 305-мм, 3x1 76,2-мм орудия 34-К (на крыше 4-й башни), 4x1 45-мм полуавтомата 21-К, 5x1 37-мм автоматов 70-К и 8x1 12,7-мм пулеметов ДШК.

 

После снятия блокады встал вопрос о восстановлении линкора. Был проработан ряд вариантов, в том числе и с использованием корпуса «Фрунзе». Наркомат судостроительной промышленности 19 октября 1944 года поручил выполнение проекта 27 восстановления «Петропавловска» КБ завода № 189.

В эскизном проекте разрабатывались три варианта: 1-й — основной (с тремя башнями) и два дополнительных — 2-й (с двумя башнями) и 3-й (с тремя башнями и с блистерами).

Проект 27 предполагалось завершить к 1 июня 1945 года. Рассмотрение проекта центральным аппаратом ВМФ намечалось на сентябрь—октябрь.

Результаты рассмотрения проекта нарушили все эти планы. 14 февраля 1946 года работы по «Петропавловску» были исключены из плана судоремонта на 1946 год. До линкора дошли руки лишь к концу 1947 года. 25 ноября 1947 его поставили в док. В доке были обрезаны все поврежденные конструкции в районе 38—57 шп., а поперечная переборка на 57 шпангоуте забетонирована (толщина слоя бетона 1 м), чем была надежно обеспечена ее водонепроницаемость. Прочие фильтровавшие воду соединения были зачеканены или заварены.

 

Приказом главкома ВМС от 29 июля 1948 года корабль был зачислен в отряд учебных кораблей, а 28 ноября 1950 года переклассифицирован в «несамоходное учебно-артиллерийское судно» и переименован в «Волхов». 22 сентября 1951 года его было приказано числить «несамоходным учебным кораблем» 85-й бригады (с декабря 1951 года — 28-й дивизии) учебных кораблей Кронштадтской военно-морской крепости.

Вооружение корабля в 1951 году кроме трех башен главного калибра включало 3x1 76,2-мм артустановки типа 34-К, 6x1 37-мм автоматов 70-К и 6x1 12,7-мм пулеметов ДШК, а экипаж составлял 351 человек, в том числе 25 офицеров, 96 мичманов и главстаршин. Корабль интенсивно использовался для практики и экскурсий учеников учебных отрядов, курсантов и студентов. Он был исключен из состава ВМС 4 сентября 1953 года.

 

Изображение

 

Боевая и послевоенная служба «Октябрьской революции»

В ходе советско-финской войны линкор неоднократно обстреливал финские оборонительные сооружения. 10 и 18 декабря 1939 года он 254-мм выпустив 269 305-мм снарядов по финской батарее у Саренпя. 30 декабря—2 января «Октябрьская революция» вновь обстреливала береговые укрепления финнов, а затем из-за сложной ледовой обстановки и плохой видимости ее отозвали в Кронштадт.

 

Изображение

Начало Великой Отечественной войны застало «Октябрьскую революцию» на Таллинском рейде. Уже 22 июня линкор открыл огонь по самолетам-разведчикам, на следующий день на нем начался монтаж размагничивающего устройства системы ЛФТИ.

 

1—2 июля 1941 года линкор (командир -контр-адмирал М.З.Москаленко) в охранении восьми эсминцев, пяти тральщиков и восьми малых охотников перешел из Таллина в Кронштадт. Этот переход (244,5 миль) оказался для корабля самым большим за все военное время.

 

Первые боевые выстрелы главным калибром были произведены 28 августа: шрапнелью удалось сбить аэростат-корректировщик над районом Кипень—Красное Село, а с 5 сентября линкор начал регулярный обстрел наступающих на Ленинград германских войск. Стрельба велась из средней гавани Кронштадта, с Кронштадтского и Петергофского рейдов. Еще в конце августа с корабля сняли четыре 120-мм орудия и 9 сентября вместе с их бо¬евыми расчетами отправили на сухопутный фронт.

 

16 сентября среди экипажа появились первые жертвы: осколками 305-мм снаряда, взорвавшегося сразу же после вылета из ствола, был убит один и ранено три человека.

19 сентября линкор на Петергофском рейде впервые подвергся ударам авиации противника и успешно их отразил. Однако около полудня 21 сентября в результате атаки 26 самолетов три авиабомбы кучно попали в носовую часть (район 20 шп.) стоявшего на якоре корабля, а многие разорвались неподалеку от борта. Фугасные бомбы (калибр 100 или 250 кг) пробили верхнюю 37-мм палубу и взорвались в верхнем твиндеке, полностью разрушив шпилевое отделение, а также другие помещения между броневыми переборками на 29 и 14 шп. При этом средняя 25-мм палуба серьезных повреждений практически не получила, однако часть нижележащих помещений оказалась затопленной. Для уклонения от следующих атак потребовалось дать ход, но оба носовых шпиля были выведены из строя, и линкор, дав полный ход, шел три четверти часа на Малый Кронштадтский рейд, волоча становые якоря по дну. На новой стоянке корабль выдержал четыре подряд атаки авиации, по 20—40 самолетов в каждой, но новых попаданий не получил и в тот же день, перебив якорь-цепи, вошел в гавань и стал на швартовы к стенке у Лесных ворот. В ходе устранения повреждений на верхнюю палубу уложили 75— 90-мм броневые плиты.

В последующие дни «Октябрьская революция» продолжала подвергаться атакам с воздуха, длив-шимся иногда часами. 23 сентября одна 250-кг авиабомба попала в палубу над казематом №10, а вторая — в крышу 3-й башни (в стык с боковой стенкой).

В крыше башни образовалась пробоина размерами 60x70 см, а плита стенки сдвинулась на 3 см; при этом левое орудие вышло из строя, башенный дальномер был разрушен, броневой колпак горизонтального наводчика снесен, но башня продолжала действовать. 27 сентября линкор получил еще одно попадание фугасной 500-кг авиабомбой, которая, пройдя сквозь мостики фок-мачты, поразила палубу перед 2-й башней, повредив ее барбет и ряд механизмов; башня оказалась заклиненной и вышла из строя. Кроме того, корабль подвергся воздействию 98 неконтактных взрывов авиабомб на расстоянии до 25 м от борта и 37 — в 25—50 м. Был поврежден борт в районе 52 шп., что привело к затоплению восьми бортовых отсеков. В линкор попало также семь фугасных снарядов, которые вызвали лишь поверхностные разрушения.

Несмотря на полученные повреждения, налеты авиации и артобстрелы, линкор в сентябре—октябре 1941 года вел огонь главным калибром. С начала войны по 22 октября «Октябрьская революция» провела 110 стрельб, выпустив 880 305-мм снарядов: 26 бронебойных, 20 шрапнельных, остальные фугасные. Открывал корабль огонь и противоминным калибром, израсходовав с 1 по 15 октября за три стрельбы по целям в Новом Петергофе 133 фугасных снаряда.

 

22 октября 1941 года линкор перешел из Кронштадта в Ленинград и стал к стенке Балтийского завода для ремонта и устранения полученных повреж¬дений. Его артиллерия вошла в систему обороны города.

Опыт осенних боев выявил слабость средств ПВО линкора, поэтому в феврале—марте 1942 года корабль получил четыре дополнительных 37-мм автомата 70-К, установленных по два на мостиках фок- и грот-мачты, к 20 апреля — третью спаренную 76,2-мм артустановку 81-К (размещена на палубе полубака), а в сентябре в корму от нее установили опытный образец счетверенного 37-мм автомата 46-К (ранее находившиеся там два 12,7-мм пулемета ДШК были перенесены на мостики мачт). За счет снижения 120-мм боекомплекта был увеличен и боезапас зениток.

В 1942—1943 годах были приняты меры по улучшению защиты корабля от артобстрелов и бомбежек. Так, масса временного дополнительного бронирования в виде уложенных на палубы броневых плит превысила 100 т. При устранении повреждений в районе 13—25 шп., а также в некоторых других местах, 37,5-мм настил верхней палубы был заменен на 50-мм; мостики мачт, на которых находились зенитные орудия, радиорубки и другие посты, защитили 15-мм броневыми листами; получили дополнительную броневую защиту и зенитные установки на башнях. Еще в конце 1941 года были демонтированы громадные 20-т краны над 3-й башней, так как опасались, что она может быть заклинена в случае разрушения этих кранов. В 1943 году их заменили двумя палубными 12-т кранами, снятыми с недостроенного крейсера «Петропавловск».

 

Изображение

Находясь в Ленинграде, линкор неоднократно подвергался интенсивному артобстрелу (в первую военную зиму в него попало восемь снарядов калибром от 203 до 254 мм, при этом погибло 48 че-ловек, 149 получили ранения). Безрезультатными для противника оказались сочетавшиеся с одновременным артобстрелом последние четыре воздушных налета на корабль (21, 22, 24 и 27 апреля 1942 года), во время которых в общей сложности 62 самолета сбросили на линкор 48 бомб; при этом три из них были сбиты, а два подбиты. Больше корабль воздушным налетам не подвергался и потерь в личном составе не имел.

В январе 1944 года линкор участвовал своим огнем в окончательном снятии блокады Ленинграда. За восемь стрельб он выпустил с дистанции до 161 кб 182 305-мм снаряда (зафиксировано семь прямых попаданий в железобетонные доты, дзоты и командные пункты). Весной 1944 года часть личного состава «Октябрьской революции» была направлена на укомплектование принимаемого в Англии линкора «Архангельск»

 

Последние 79 выстрелов главным калибром линкор произвел 9 июня 1944 года по финским ук-реплениям на Карельском перешейке (были зафиксированы два прямых попадания в доты) на дистанции до 164 кб. Всего за годы войны линкор «Октябрьская революция» провел 126 стрельб главным калибром, выпустив 1442 снаряда. Зенитчики линкора отразили 24 налета авиации противника. В корабль попало шесть авиабомб (из 465 сброшенных на него), а также 19 артилле-рийских снарядов.

 

За образцовое выполнение боевых заданий ко¬мандования и проявленные личным составом мужество и отвагу 22 июля 1944 года линкор был награжден орденом Красного Знамени.

К концу 1947 году на линкоре были установлены американская РЛС обнаружения надводных целей SG-1 (дальность обнаружения линкора 230 кб, эсминца — 160 кб, катера — 50 кб) и английские: РЛС обнаружения воздушных (до 100 миль) и надводных целей типа 281, артиллерийская РЛС типа 284 (с антенной на крыше КДП), а также радиолокационная аппаратура опознавания. В 1953—1954 годах эти станции были заменены на отечественные того же назначения, соответственно, типов «Риф» и «Гюйс-2».

 

Попыток провести сколь-либо серьезную модернизацию «Октябрьской революции» не предприни-малось. В июне—июле 1945 года обследовавшая техническое состояние линкора комиссия составила проект ТТЗ на его модернизацию, но его даже не стали всерьёз рассматривать. В мае 1946 года Техническим управлением ВМФ был разработан согласованный с Главным штабом ВМФ перечень кораблей, капитальный ремонт которых признавался нецелесообразным. Возглавлял этот список линкор «Октябрьская революция». Его, как и другие попавшие в данный перечень корабли, предполагалось поддерживать в строю текущими ремонтами до полного износа.

13 октября 1951 года линкор перевели в 85-ю бригаду учебных кораблей, но преобразовали в учебный линкор только 24 июля 1954 года. С марта 1956 года корабль находился в подчинении Кронштадтской военно-морской крепости.

31 октября 1956 года корабль спустил Военно-морской флаг, а на следующий день был отбуксирован из Кронштадта в Ленинград и поставлен у дамбы судоразделочной базы Главвторчермета на Турухтанных островах.

 

Изображение

 

Боевая и послевоенная служба «Парижской коммуны»

Начало войны застало линкор в Севастополе, где 14 июля 1941 года он провел свою первую боевую стрельбу по самолету Ju-88. В июле—сентябре «Парижская коммуна» открывала огонь по самолетам еще четыре раза. В августе 1941 года на корабле смонтировали размагничивающее устройство системы ЛФТИ.

 

Изображение

 

В ночь с 30 на 31 октября «Парижская коммуна», крейсер «Молотов», лидер «Ташкент» и эсминец «Сообразительный» покинули главную базу и направились в Поти. Спустя 12 ч после их выхода авиация противника провела массированный налет на Севастополь. В Поти линкор принял на борт более 500 т боеприпасов, а также 400 бойцов и 9 ноября вышел в Новороссийск, где 11 ноября отразил налет авиации противника, израсходовав 189 76,2-мм и 320 37-мм снарядов, сбив при этом бомбардировщик Не-111. Ввиду высокой активности германской авиации над Новорос¬сийском, «Парижская коммуна» покинула его в ночь на 13 ноября.

 

Первая боевая операция была проведена линкором 26—29 ноября 1941 года совместно с эсминцем «Смышленый». В связи с обострением обстановки под Севастополем корабль в условиях жестокого зимнего шторма (ветер до 8—9 баллов) прибыл ночью 28 ноября в район мыса Фиолент и выпустил с дистанции 130—140 кб по скоплениям войск противника в селениях Байдары, Павловка и Тыловое 146 фугасных 305-мм снарядов, а также 299 фугасно-осколочных 120-мм снарядов с дистанции 44—45 кб по целям приморского фланга фронта. На переходе в район от сильной вибрации на «Парижской коммуне» треснул лист наружной обшивки в районе 130—136 шп., что привело к затоплению двух дифферентных отсеков. 29 ноября линкор, пройдя 905 миль, отдал якорь на внешнем рейде Поти. Между тем шторм усиливался (сила ветра достигла 11 баллов), и один из водяных валов накрыл носовую часть корабля до шкафута. При этом три моряка погибли — единственная за всю войну потеря личного состава на борту корабля.

27 декабря 1941 года линкор под флагом командующего эскадрой вице-адмирала Л.А.Владимирского совместно с лидером «Ташкент» и эсминцем «Смышленый» вновь вышел из Поти для оказания артиллерийской поддержки защитникам Севастополя. Ночью 29 декабря линкор стал на бочки в его Южной бухте и в течение 14 ч вел огонь по позициям врага в Бельбекской долине, израсходовав 179 305-мм, 265 120-мм, а также 47 76,2-мм снарядов; была подавлена открывшая огонь по кораблю батарея противника, попаданий же в «Парижскую коммуну» не было. Приняв на борт 1025 раненых, корабль 30 декабря вместе с крейсером «Молотов» прибыл в Новороссийск.

 

Изображение

 

5—6 января «Парижская коммуна» и эсминец «Бойкий» в 6-бальный шторм со снежными зарядами, в целях поддержки наших войск, высадившихся на Керченском полуострове, обстреляли противника в районе Старый Крым. За 27 мин линкор выпустил 165 305-мм снарядов. По возвращении в Новороссийск, 6 и 7 января он отразил две атаки авиации, после чего перешел в Поти.

 

10—13 января линкор в сопровождении эсминцев «Бодрый» и «Безупречный» выпустил 139 сна-рядов главного калибра по району Старого Крыма, а 15—17 января совместно с эсминцами «Безупречный» и «Железняков» опять обстреливал этот район для поддержки оказавшейся неудачной высадки второго десанта в район Судака, израсходовав 125 305-мм и 585 120-мм снарядов. С17 января по 25 февраля 1942 года, находясь в Поти и Новороссийске, линкор семь раз открывал огонь по атакующим самолетам, выпустив 334 76,2-мм и 197 37-мм снарядов; при этом был сбит один Ju-88.

 

26—28 февраля «Парижская коммуна» в охранении эсминцев «Бойкий» и «Бдительный», оказывая огневую поддержку войскам, снова выпустила по Старому Крыму 50 305-мм и 20 120-мм снарядов, затем еще 50 снарядов главного калибра по причалам Феодосийского порта. После возвращения в Новороссийск корабль 18 марта отразил групповую атаку авиации, израсходовав 164 76-мм и 289 37-мм снарядов, сбив при этом один и подбив другой самолет противника.

 

Последняя боевая операция линкора «Париж¬ская коммуна» состоялась 20 —23 марта 1942 года. Выйдя из Новороссийска в сопровождении лидера «Ташкент», эсминцев «Бойкий», «Безупречный» и «Бдительный» к берегам Крыма и попав в штормовые (ветер до 9 баллов) условия, корабль стал интенсивно обледеневать, но тем не менее дважды обстрелял цели в районе Владиславовка—Ново-Михайловка с дистанции 120 кб, выпустив 128 и 168 снарядов главного калибра.

 

За время боевых действий с ноября 1941 по март 1942 года линкор прошел 7700 миль, израсходовав 1159 305-мм, 1169 120-мм и более 2000 зенитных снарядов. Несмотря на отсутствие боевых повреждений, линкор нуждался в серьезном ремонте: у шести 305-мм орудий треснули стволы у дульных срезов, причем у некоторых концы стволов были оторваны, ресурс орудий (250 боевых выстрелов на ствол) оказался полностью израсходованным. На их замену по нормам мирного времени отводилось 6—8 мес., а в 1942  году эту операцию закончили за 16 суток.

 

22 апреля в Поти корабль посетил командующий Черноморским флотом вице-адмирал Ф.С.Ок-тябрьский, затем линкор стал в ремонт (заварка трещин и установка дополнительных подкреплений были выполнены к июлю 1942 года), и его дальнейшая боевая деятельность сводилась к участию в отражении атак авиации: с 30 апреля 1942 года по 29 марта 1943  года линкор открывал огонь по самолетам 10 раз, выпустив 246 76-мм и 532 37-мм снаряда. После окончания ремонта с корабля списали 540 человек в морскую пехоту, а 27 апреля—5 мая 1943 года сняли 75% боезапаса главного и противоминного калибров. 31 мая 1943 года линкору приказом наркома ВМФ было возвращено его прежнее имя «Севастополь».

 

9 августа, накануне решающих боев за Новороссийск, из 120-мм орудий, снятых с линкора, образовали батарею (в дальнейшем орудия возвратили на корабль). При ремонте линкор получил четыре дополнительных 37-мм автомата 70-К, а в августе 1944 года свою первую радиолокационную станцию — английскую типа 281.

 

5 ноября 1944 года линкор вместе с другими кораблями эскадры вернулся в Севастополь. 8 июля 1945  года корабль был награжден орденом Красного Знамени.

В1948 году он был внесен в список кораблей, не подлежащих капитальному ремонту, поддержание которых в строю до полного износа должно было обеспечиваться лишь текущими ремонтами. Как и на «Октябрьской революции», на нем в ходе регулярных ремонтов устанавливались сначала англо-американские, а затем отечественные РЛС, обновлялась зенитная артиллерия, а также некоторые другие боевые и технические средства.

 

15 мая 1954 года линкор был включен в состав 46-й дивизии учебных кораблей Черноморского флота и 24 июля переклассифицирован в учебный линкор. 30 января 1957 года линкор спустил флаг и завершил свою жизнь на судоразделочной базе Главвторчермета в Инкермане.

Изображение

Изменено пользователем WZander
  • Плюс 4

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
367 публикаций
194 боя

ТТХ кораблей

 

Изображение

 

Изображение

 

Изображение

 

 

Источники:

И.Ф. Цветков. Линейные корабли типа «Севастополь» (1907-1914 гг.) Часть I. Проектирование и строительство

А.В.Скворцов. Линейные корабли типа «Севастополь»

А.М.Васильев. Линейные корабли типа «Марат»

  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
582 публикации

Цитата

Стремление объединить в одном проекте противоречивые требования — мощное вооружение, внушительную защиту, высокую скорость хода и солидную дальность, плавания — превратилось для конструкторов в невыполнимую задачу. Пришлось чем-то жертвовать — и в первую очередь броней. Кстати, тут плохую службу сослужил упомянутый опрос морских офицеров. Конечно же, те, побывав под губительным огнем японской эскадры, хотели бы вновь пойти в бой на быстроходных кораблях с мощной артиллерией. Что же касается защиты, то они уделяли больше внимания площади бронирования, чем его толщине, не учитывая при этом прогресса в развитии снарядов и пушек. Опыт русско-японской войны не был серьезно взвешен, и эмоции возобладали над беспристрастным анализом.
В результате “Севастополи” оказались очень близкими (даже внешне!) к представителям итальянской кораблестроительной школы — быстроходными, сильно вооруженными, но слишком уязвимыми для вражеской артиллерии. “Проект напуганных” — такой эпитет дал первым балтийским дредноутам военно-морской историк М.М. Дементьев.
http://www.battleshi...95/history.html

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер, Репортер, Заслуженный автор Wiki
1 313 публикации
220 боёв

Товарищ автор, а откуда брали инфу, если не секрет?

P.S. Правило "Чем больше текста, тем лучше" не совсем всегда работает. Особенно в сочинениях ЕГЭ  :trollface:

Это я про это

Цитата

темы о «Севастополях» создавали неоднократно, но обычно там и с наполнением было так себе
Изменено пользователем Zamuchryshkin

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
1 651 публикация
3 118 боёв

Цитата

Боевое ядро будущей эскадры в соответствии планировалось составить из четырех дредноутов и четырех линкоров додредноутного типа ("Андрей Первозванный", "Император Павел 1", "Слава", "Цесаревич").

Цитата

Живучесть и непотопляемость корабля обеспечивалась главными водонепроницаемыми пере-борками (не менее 10), которые предполагалось довести до верхней палубы. Вся система перебо-рок должна была удовлетворять требованию быстрого выравнивания крена. Помещения боеприпасов расположить как можно дальше от бортов и днища, дерево и другие горючие материалы - исключить из оборудования корабля.Район действия определялся из стратегических соображений в 1800 миль при полном ходе или 5000 миль на экономическом ходу.

Тема хороша, ничего не скажешь, но вот заметил опечатку, "Новое судостроение» наверно стоит писать с кавычками одного "рода".
З. Ы. Ну хоть бы переносы с копипасты удалил (пере-борок)
Еденица в этом случае пишиться римскими цифрами.
Изменено пользователем ZIPmarf

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
36 публикаций
215 боёв

Жаль что советский флот всегда был отсталым в отличии от авиации и армии. Многие корабли устаревали в то время на стадии закладки. Хотя подводный флот с пятидестых и до конца СССР был лучшим

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
437 публикаций
4 311 боёв

Информативная тема и оформлена не плохо"+"

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
809 публикаций
9 боёв

Пополнил свой запас знаний, автора люто плюсую.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
422 публикации
4 706 боёв

Просмотр сообщенияalex_borodin (18 Июн 2013 - 16:34) писал:

Жаль что советский флот всегда был отсталым в отличии от авиации и армии. Многие корабли устаревали в то время на стадии закладки. Хотя подводный флот с пятидестых и до конца СССР был лучшим
Мягко говоря спорное утверждение, это насчёт первых двух предложений.
Изменено пользователем Khann_1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
60 публикаций

жалко что не будет кораблей России/СССР

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер кланов, Старший альфа-тестер
8 305 публикаций
7 116 боёв

Просмотр сообщенияk_a_k_a_d_u (18 Июн 2013 - 18:19) писал:

жалко что не будет кораблей России/СССР

будут... Но позже.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
275 публикаций

Просмотр сообщенияk_a_k_a_d_u (18 Июн 2013 - 18:19) писал:

жалко что не будет кораблей России/СССР
Они будут, ты рад?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
172 публикации
22 боя

русские кораблики это хорошо !

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
582 публикации

Просмотр сообщенияKhann_1 (18 Июн 2013 - 18:08) писал:

Мягко говоря спорное утверждение, это насчёт первых двух предложений.

Абсолютно точное утверждение.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
422 публикации
4 706 боёв

Просмотр сообщенияSergeyMakhov (18 Июн 2013 - 23:30) писал:

Абсолютно точное утверждение.
Почему?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
169 публикаций
104 боя

Молодчик,лови плюсик и бери ещё информации +++++

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×