Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Shadow_Lynxie

75 лет легенде Роял Нэви крейсеру Белфаст (HMS Belfast)

В этой теме 37 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Участник
295 публикаций
12 483 боя

Дисклеймеры

 

1. Тема ОЧЕНЬ большая и по количеству информации и по количеству фотоматериалов. Всем запастись терпением и не влазить со своими 5-ю копейками мнения через 5 минут по созданию темы. Модераторам просьба удалить посты, что , буде такое случитса, перебивают связность рассказа.

2. Наименование героя публикации легендой взято из английских источников и остаеться на совести авторов этих источников.

3. Прошу отнестись с пониманием если будут несколько неточностей в терминологии (часть текста переводилась с английского, а я не корабел-профессионал).

Благодарности.

 

1. Павлу Кудинову ака pkudinov за аглицкие книги про "Белфаст".

2. Кваку и Танковику за организационную помощь.

3. И всем им вместе взятым за моральную поддержку в этом не легком деле.

 

Источники

1. "Морская коллекция" №1 1997г.

2. John Wingate - HMS Belfast In Trust for the Nation 1939-1971 (Warship Profile Book 4) - 1972

3. Imperial War Museum HMS Belfast - 2009

4. ww2db.com

5. flickr.com

Доброго вечера всем форумчанам.

Сегодня вас ожидает длинный, но надеюсь интересный рассказ о незаурядном корабле. Он прошел всю Вторую мировую войну, участвовал в утоплении "Шарнхорста" и "Тирпица", охранял конвои с ленд-лизом для СССР ну и естественно демонстрировал мощь Роял Неви где адмиралтейство прикажет. Но обо всем по порядку.

 

История создания

В межвоенный период в мировом ко­раблестроении сложилась странная си­туация. В 20-е и 30-е годы нашего сто­летия эволюция боевых кораблей основ­ных классов развивалась не по законам целесообразности, а диктовалась меж­дународными соглашениями и во многом определялась изворотливостью кон­структоров, пытавшихся данные согла­шения обойти. Пожалуй, в наибольшей степени это коснулось класса крейсеров. Параметры никаких других кораблей не зависели так сильно от договоров, за­ключенных на межправительственном уровне. И поэтому невозможно рассмат­ривать их боевые качества, а тем более пытаться дать им объективную оценку, в отрыве от большой политики. Крейсер как боевой корабль сложил­ся (тогда казалось, окончательно) к пер­вой мировой войне. Прежде в этом классе царили разброд и шатания. К примеру, в Российском флоте на рубе­же веков к крейсерам причисляли и пе­реоборудованную из торгового парохо­да «Африку», и в 5 раз превосходив­ший ее по водоизмещению «Громобой». Такая же картина наблюдалась и в инос­транных флотах. С появлением дредно­утов расслоение внутри класса крейсе­ров пришло к своему логическому за­вершению. Линейные крейсера, став­шие в некотором роде преемниками крейсеров броненосных, очень быстро превратились в разновидность быстро­ходных линкоров и были объединены с ними в один класс «капитальных» ко­раблей (capital ships). Бронепалубные крейсера позаимствовали у броненос­ных бортовой пояс по ватерлинии и ста­ли именоваться в большинстве стран легкими крейсерами. В годы первой мировой войны наиболее активно такие корабли строили Англия и Германия. Их характеристики были очень близкими друг к другу: водоизмещение колеба­лось в пределах 4 — 6 тыс. т, паровые турбины обеспечивали ход в 27 — 29 узлов, толщина броневого пояса составляла 60 — 75 мм, вооружение — 5 — 8 6-дюймовых орудий. Выпадали из этого ряда только заложенные в 1916 — 1917 годах британские крейсера типа «Хоукинс»: их водоизмещение достига­ло 10 000 т, а вооружение состояло из семи 190-мм пушек. Вашингтонская конференция 1922 года закончилась подписанием догово­ра между США, Англией, Японией, Францией и Италией об ограничении морских вооружений. Отныне соотно­шение тоннажа капитальных кораблей для этих стран определялось соответ­ственно как 5:5:3:1,75:1,75, примерно в таких же пропорциях распределялось допустимое суммарное водоизмещение авианосцев. Что касается крейсеров, то их количество не оговаривалось, но ус­танавливались предельные параметры отдельно взятого корабля: водоизме­щение—до 10 тыс. т, калибр артилле­рии — до 203 мм. Именно на таких зна­чениях настояли англичане, чтобы уза­конить свои самые современные кораб­ли типа «Хоукинс». Увы, судьба сыгра­ла с «владычицей морей» злую шутку. Все ведущие морские державы сразу же приступили к проектированию крей­серов с предельными характеристика­ми. Эти 10 000-тонные корабли с 8-дюймовой башенной артиллерией, из­вестные как «вашингтонские» крейсе­ра, тотчас же обесценили всех своих предшественников, которых только у Англии в 20-е годы насчитывалось свы­ше 50 единиц. Назревало новое разде­ление крейсеров на два подкласса — тя­желые и легкие. Точки над «i» расставила Лондонская международная конференция, созван­ная в 1930 году. В итоговом докумен­те, подписанном 22 апреля, появилось четкое определение понятию «крейсер» (часть 3, статья 15): «Крейсера — это надводные корабли, кроме капитальных кораблей или авианосцев, стандартное водоизмещение которых превышает 1850 т (английских «длинных» тонн по 1016 кг) и вооруженных артиллерией калибром свыше 5,1 дюйма (130 мм). Крейсера делятся на две категории (подкласса): «А» — с артиллерией ка­либром свыше 6,1 дюйма (155 мм); «Б» —с артиллерией калибром до 6,1 дюйма (155 мм)». Крейсера «А» получили наименова­ние тяжелых, «Б» остались легкими. То есть деление произошло исключитель­но по калибру их артиллерии. (Отсюда любопытный факт: советский «Киров» по документам Лондонской конферен­ции следует считать не легким крейсе­ром, а тяжелым!) Предельный тоннаж крейсеров, кото­рый мог быть достигнут к 31 декабря 1936 года, приведен в таблице. Подкласс Крейсеров США Британское содружество Япония Тяжелые «А» 180000 146000 108400 (182880) (149149) (110134) Легкие «Б» 143500 192200 100450 (145795) (195275) (102057) Тоннаж указан в «длинных» тоннах, в скобках — в метрических. Количественно оговаривалось только число тяжелых крейсеров: для США оно не должно было превышать 18 единиц, для Британского содружества— 15, для Японии— 12. Франция и Италия вообще не подписали Лондонское соглашение, однако их флоты существенно отстава­ли от первой тройки морских держав и потому не особенно принимались лиде­рами в расчет. Британское Адмиралтейство традици­онно считало крейсера важнейшим средством осуществления своей морской по­литики. В начале 30-х годов оно утвер­ждало, что для обеспечения интересов империи необходимо иметь 100 крейсе­ров! Позже эти претензии уменьшились до 75 единиц, из которых 45 должны были охранять торговые пути, 15 нахо­диться в составе флота Метрополии (Home Fleet) и еще 15 — в Дальневосточ­ном флоте. В сентябре 1930 года после 12-летне­го перерыва в Англии состоялась заклад­ка «Линдера» — головного корабля ново­го поколения легких крейсеров. Он стал законодателем мод в своем классе: пос­ледовавшие за ним крейсера типа «Аретуза» и «Сидней» также несли двухорудийные 6-дюймовые башни, имели ско­рость хода в 32,5 узла и защищались 3-дюймовой бортовой броней. Но очень скоро эти характеристики перестали удовлетворять аппетитам адмиралов. Возобладавшая во всем мире тенденция роста размеров и усиления вооружения кораблей всех классов не обошла сто­роной и «владычицу морей». Так появил­ся проект «Саутгемптона» — одного из самых знаменитых крейсеров периода второй мировой войны. Стандартное водоизмещение нового корабля превысило 9 тыс, т, полное до­стигло величины в 11 530—11 836 т. Основное вооружение— 12 152-мм ору­дий — теперь размещалось в трехорудийных башнях, толщина бортовой брони в районе машинно-котельных отделений была доведена до 4,5 дюйма. Впервые на легком крейсере имелись два изоли­рованных ангара для гидросамолетов. Таким образом, по размерам и мощи вооружения «Саутгемптон» вплотную приблизился к тяжелым крейсерам типа «Каунти», а по защите даже существен­но превзошел их. Головные «Саутгемптон» и «Ньюкасл» заложили осенью 1934 года, за ними в 1935—1936 годах последовали «Бир­мингем», «Глазго», «Шеффилд», «Ливер­пуль», «Манчестер» и «Глостер». Свои названия они получили в честь британ­ских городов, и оттого их обычно имену­ют как тип «Таун» (от английского «town» — «город»). Тем временем кораблестроители дру­гих стран приступили к осуществлению еще более мощных проектов. Лидерами здесь стали японцы. Исчерпав лимит 8-дюймовых крейсеров, флот Страны вос­ходящего солнца заказал четыре крей­сера типа «Могами», которые при стан­дартном водоизмещении в 8500 т несли 15 155-мм орудий, 4-дюймовый борто­вой пояс и защиту артиллерийских пог­ребов толщиной в 5,5 дюйма! Формаль­но эти крейсера считались легкими, но по силе они оказались адекватны тяже­лым категории «А». Кстати, при их про­ектировании предусматривалась воз­можность замены пяти трехорудийных башен на двухорудийные с 203-мм пуш­ками (что в будущем и было сделано). Таким образом японцы в обход Лондон­ского договора получили четыре лишних тяжелых крейсера, отличавшихся от сво­их собратьев разве что несколько мень­шим водоизмещением. «Могами» вступил в строй в июле 1935 года. А четырьмя месяцами раньше в Нью-Йорке был заложен «Бруклин», при­званный стать американским ответом на японский вызов. «Бруклин», головной корабль серии из 9 единиц, также воору­жался 15 152-мм орудиями в пяти баш­нях; при этом он нес еще более толстую бортовую броню. Его стандартное водо­измещение (9767 т) превзошло аналогич­ную характеристику «вашингтонских» крейсеров типа «Пенсакола» и «Норхэмптон» и всего лишь на 350 т уступало самому мощному из американских тяже­лых крейсеров того времени — «Нью Ор­леане». Не остались в стороне от «крейсерских состязаний» и англичане. Последние два корабля типа «Таун» программы 1936 года решили капитально перепроектиро­вать — так, чтобы они могли соперничать с «Могами» и «Бруклином» на равных. Первоначально известные как тип «Мо­дифицированный Таун», позже они по­лучили названия «Белфаст» и «Эдин­бург». Им суждено было стать самыми большими и мощно защищенными лег­кими крейсерами британского флота.

ТТХ и чертеж

Spoiler
Контракт на строительство легкого крейсера «Белфаст» был заключен с верфью «Харланд энд Вольф» (г.Бел­фаст) 21 сентября 1936 года, закладка киля состоялась в декабре. Для старей­шей ирландской судостроительной фир­мы это был юбилейный заказ: крейсер получил стапельный № 1000. Наверное, поэтому к его постройке проявляли уси­ленный интерес пресса и обществен­ность. Спуск на воду состоялся 17 марта 1938 года в день Святого Патрика — в один из самых значимых для Ирландии праздников. Крестной матерью «Белфас­та» стала жена тогдашнего премьер-ми­нистра леди Нэвилл Чемберлен, разбив­шая о форштевень традиционную бутыл­ку шампанского и напутствовавшая крей­сер словами: «Пусть Господь благосло­вит его и всех, кто будет плавать на нем!»

"Белфаст" на Второй мировой войне.

 

1. Начало службы.

Первым из двух однотипных крейсеров в строй вошел «Эдинбург». Примерно через месяц, 3 августа 1939 года, к нему присоединился и «Белфаст». Оба кораб­ля немедленно занялись усиленной бо­евой подготовкой. О визитах и парадах пришлось забыть: шли последние неде­ли мирной жизни... Начало войны застало «Белфаст» и «Эдинбург» в Скапа-Флоу. Оба крейсе­ра входили в 18-ю эскадру флота Мет­рополии и с первых же дней включились в боевую службу. «Белфаст» под коман­дованием своего первого командира кэптена Дж. Скотта действовал на вражес­ких коммуникациях, осуществляя блока­ду немецких портов и баз. 9 октября в Северной Атлантике он перехватил сра­зу два судна — норвежский сухогруз «Тай Йин» и германский лайнер «Кап Норте».

"Кап Норте" фото

Spoiler
Последний был довольно крупным суд­ном (1922 г., 13 615 BRT, 14,5 уз.), при­надлежал компании «Гамбург-Зюд» и работал на южноамериканской линии. Возвращаясь в Европу, немцы в целях маскировки подняли шведский флаг и написали на борту новое название: «Ан­кона». Увы, уловка не удалась. «Белфаст» отконвоировал трофей в Англию, где его позже переоборудовали в войсковой транспорт «Эмпайр Трупер». Бывший лайнер служил под британским флагом до 1955 года.

Однако успешное начало боевой дея­тельности «Белфаста» вскоре омрачи­лось неприятным случаем. В октябре крейсер был переведен во 2-ю эскадру флота Метрополии, и его основной ба­зой стал Розайт. 21 ноября корабль от­правился на боевое дежурство. Около 11.00, когда он выходил из залива Фирт-оф-Форт, под его корпусом в районе 90-го шпангоута раздался сильнейший взрыв.

 

Белфаст сразу после подрыва на мине(на кватердеке видно как команда готовитса к спуску шлюпок и плотиков )

Изображение

Повреждения от взрыва(в доке)

Изображение

От сотрясения турбины сорвались со своих фундаментов, и «Белфаст» ли­шился хода; все отсеки между 66-м и 113-м шпангоутами оказались затоплен­ными. 21 человек из экипажа был ранен; один из них позже умер в госпитале. Как выяснилось, крейсер стал жертвой нового секретного оружия «третьего рей­хах—донной магнитной мины. Заграж­дение из таких мин на подходах к Розайту выставила германская подводная лод­ка U-21 под командованием капитан-лей­тенанта Фрауэнхайма. Наибольшая опас­ность этого оружия заключалась в том, что взрыв обычно происходил в самом уязвимом месте корабля — под днищем, вне бортовой противоминной защиты. «Белфасту» еще повезло, что он остал­ся на плаву и вскоре был отведен букси­рами в базу. Правда, крейсер настолько глубоко погрузился в воду, что его уда­лось ввести в док только после демон­тажа всех 152-мм орудий. Осмотр в доке показал, что набор кор­пуса сильно деформирован, киль разру­шен и вдавлен внутрь на протяжении от носовой надстройки до первой дымовой трубы. Требовалось заменить около по­ловины шпангоутов, для чего необходи­мо полностью демонтировать турбины, котлы и большую часть вспомогательно­го оборудования. К ремонту приступили немедленно, но все равно он затянулся на 28 месяцев. «Белфаст» вновь вошел в строй только в ноябре 1942 года. «Эдинбург» 1 октября 1939 года также был переведен в состав 2-й крейсерской эскадры. Он базировался на Розайт и Хамбер, вместе с крейсерами «Аврора» и «Саутгемптон» занимался поиском гер­манских рейдеров. 1G октября «Эдин­бург» находился в заливе Фирт-оф-Форт, когда немцы предприняли первый воз­душный налет на Розайт. Появление бом­бардировщиков Ю-88 над военно-мор­ской базой оказалось для англичан совершенно неожиданным; сигнал воздуш­ной тревоги прозвучал лишь после того, как «юнкерсы» начали пикировать на ко­рабли. Главной целью летчикам люфтваффе служили линейные крейсера «Худ» и «Рипалс», но несколько самоле­тов нанесли удар по стоявшим на рейде легким крейсерам 2-й эскадры. «Саут­гемптон» получил прямое попадание 500-кг бомбы — к счастью, не взорвав­шейся. «Эдинбург» отделался лишь ос­колочными пробоинами от близких раз­рывов. Немцы потеряли 4 бомбардиров­щика (три на счету истребителей и один — у зенитчиков береговых батарей ПВО), но все они были сбиты после того, как уже сбросили свои бомбы. Самоле­ты пикировали на цели очень круто, и от­ветный огонь с кораблей оказался совер­шенно неэффективным. «Эдинбург» действовал в составе 2-й крейсерской эскадры до марта 1940 года, являлся флагманским кораблем, совместно с «Глазго» эскортировал кон­вои в Норвегию. С 20 марта по 28 октяб­ря он прошел основательный ремонт и переоборудование в Саут Шилде. Тогда на крейсере впервые смонтировали ра­диолокационную станцию типа 279. По возвращении в строй «Эдинбург» опять причислили к 18-й эскадре флота Метрополии. Он базировался на Скапа-Флоу и оперировал в Северной Атланти­ке совместно с крейсерами «Манчестер» и «Бирмингем». В марте 1941 года «Эдинбург» и «Нигерия» прикрывали рейд британского флота к Лофотенским островам в Северной Норвегии (опера­ция «Клеймор»). Два месяца спустя 19-я эскадра приняла участие в эпохальной морской операции второй мировой вой­ны— охоте за «Бисмарком». В ее ходе «Эдинбургу» попутно удалось перехва­тить германский транспорт-блокадопрорыватель «Лех». К лету 1941 года сильно обострилась ситуация на Средиземном море. Немцы захватили Крит, усилилась блокада Маль­ты. Ощутимые потери в кораблях заста­вили британское Адмиралтейство пере­бросить часть флота из северных вод в южные. В июле «Эдинбург» прибыл в Гибралтар, где прошел докование и лег­кое переоборудование (установлено 6 одноствольных 20-мм «эрликонов»). За­тем крейсер принял участие в операции «Сабстенс» (проводка на Мальту 6 боль­ших транспортов с 65 тыс. т груза) и в сентябре благополучно вернулся в воды Метрополии. Вскоре он вновь оказался на севере. Теперь «Эдинбургу» предсто­яло сопровождать «русские конвои» — эту службу даже видавшие виды морские волки считали неимоверно трудной. В боевой биографии крейсера открывалась новая страница, а британских моряков ждали суровые испытания...

 

2. Драма в Баренцевом море.

20 декабря 1941 года «Эдинбург» под флагом командующего 18-й эскадрой контр-адмирала Бонэма-Картера бросил якорь в Кольском заливе. Крейсер вхо­дил в состав эскортных сил конвоя PQ-6 и успешно довел караван из семи грузо­вых судов до берегов России. Экипаж корабля во главе с кэптеном Хью Фол­кнером — самым молодым командиром крейсера в британском флоте — с инте­ресом рассматривал незнакомые места. Долгой стоянки не предусматривалось: «Эдинбург» должен был немедленно воз­вращаться назад вместе с обратным кон­воем QP-4. Однако сложная ледовая об­становка на Белом море задержала вы­ход судов из Молотовска, и английским морякам довелось отпраздновать Ро­ждество и встретить новый, 1942 год на рейде Ваенги. Лишь 4 января крейсер и сопровождавшие его эсминцы «Эко» и «Эскапейд» вышли в море. 15 января «Эдинбург» прибыл в Тайн, а через два дня его поставили на ремонт. Одновременно на крейсере существен­но усилили радиолокационное оборудо­вание: вместо старого радара типа 279 установили три новых типа 284, 285 и 273. Все работы закончили к 4 марта, и вскоре «Эдинбург» отправился на ран­деву с американским соединением, шед­шим на подмогу британскому флоту. Выдержав жестокий шторм, союзные корабли в начале апреля бросили якорь на рейде Скапа-Флоу. Экипажу «Эдинбурга» отдыхать не при­шлось. Борьба на морских коммуникаци­ях в Заполярье приобретала все более ожесточенный характер, и крейсеру было приказано немедленно следовать в Ис­ландию для охраны конвоя PQ-14. Предыдущий караван PQ-13 понес серь­езные потери (погибли 5 транспортов), и теперь эскортные силы существенно увеличивались. Конвой в составе 24 транспортов и 15 боевых кораблей вышел из Рейкьявика 8 апреля. Тяжелые погодные условия сильно выматывали моряков, но в то же время затрудняли атаки противника. В результате PQ-14 потерял только одно судно — правда, еще 16 не дошли до цели и вынуждены были вернуться из-за непогоды и тяжелых ледовых условий. За время перехода по «Эдинбургу» неоднок­ратно разгружали свои бомбоотсеки пи­кировщики люфтваффе, но крейсер счас­тливо избежал попаданий. 20 апреля он прибыл в Ваенгу. Во время стоянки на корабль был тай­но доставлен необычный груз. Глубокой ночью на борт подняли 93 деревянных ящика, которые под усиленной охраной перенесли в бомбовый погреб. Тогда никто, кроме командира корабля и вы­сокого советского начальства, не знал, что в ящиках находятся золотые слитки общим весом около 5,5 т! Крейсеру пред­стояло выполнить секретную миссию: доставить золото в США — в счет опла­ты военных поставок Советскому Союзу. 28 апреля «Эдинбург» с эсминцами «Форсайт» и «Форестер» вышел в море. Утром следующего дня он присоединил­ся к конвою QP-11 и вступил в его охра­нение. Корабли шли строго на север, чтобы обогнуть Норвегию как можно дальше от берега (и, соответственно, немецких аэродромов), по самой кром­ке льда. Всего в составе конвоя находи­лись 13 транспортов, крейсер «Эдин­бург», 6 английских эсминцев, 4 корвета и вооруженный траулер. Кроме того, до траверза острова Медвежий его должны были сопровождать советские эсминцы «Гремящий» и «Сокрушительный», а так­же английские тральщики. Уже утром 29 апреля конвой был об­наружен немецким самолетом-разведчи­ком, а ровно через сутки с крейсера за­метили следы выпущенных по нему тор­пед. Находившийся на борту «Эдинбур­га» контр-адмирал Бонэм-Картер посчи­тал опасным следовать со скоростью транспортов и приказал выйти в голову каравана на расстояние 15 — 20 миль. Крейсер шел без эскорта широким про­тиволодочным зигзагом со скоростью 18—19 узлов. Командир немецкой подлодки U-456 капитан-лейтенант Тайхерт, обнаружив­ший одинокий крейсер, маневрировал в течение нескольких часов, пока ему под­вернулся удобный момент. В 16.10 он с дистанции 1200 м дал трехторпедный залп. Две торпеды попали в цель: одна в центральную часть корпуса, вторая — в корму; соответственно в район 80-го и 253-го шпангоутов по правому борту.

гибель "Эдинбурга" фото

Spoiler
Оба взрыва прогремели почти одновремен­но, корабль сильно подбросило, тотчас же погас свет. Кормовая оконечность вместе с рулем и двумя винтами оторва­лась и пошла ко дну; металлическая па­луба позади 4-й башни задралась вверх. «Эдинбург» лишился хода и управления. Положение его было критическим. Тем не менее экипаж энергично вклю­чился в борьбу за живучесть своего кораб­ля. Аварийные партии действовали четко и слаженно. Поступление воды удалось локализовать, крен на правый борт умень­шили контрзатоплением отсеков и даже перетаскиванием тяжелых предметов. На сигнал о помощи откликнулись эсминцы из эскорта конвоя; между 17.30 и 18.30 к «Эдинбургу» подошли «Форсайт», «Фо­рестер», «Гремящий» и «Сокрушитель­ный». Правда, у советских эсминцев топ­ливо было на исходе, и на рассвете 1 мая они ушли на заправку в Ваенгу. Тем временем нацистская субмарина пыталась провести повторную атаку. По­началу ее командир решил перестрахо­ваться, и после залпа увел лодку на глу­бину. По всплытии раненый крейсер был обнаружен на расстоянии около 2,5 мили. Но время было упущено. Лодку отогнал эсминец «Форестер», едва не протара­нив ее своим острым форштевнем. Попытки буксировать «Эдинбург» эс­минцами не увенчались успехом, зато поврежденный корабль сумел ввести в действие носовые турбины. С помощью передней пары винтов удалось дать ход около 3 узлов. Вместо рулевого управ­ления подали буксиры на эсминцы, ко­торые удерживали крейсер на курсе. В ночь на 1 мая «Эдинбург» двинулся в обратный путь. До Мурманска было 250 миль, и для преодоления этого расстоя­ния требовалось примерно 4 дня. После полудня крейсер безуспешно атаковали торпедоносцы люфтваффе. Хотя налет не причинил англичанам вре­да, эсминцам пришлось отдать буксиры и вплотную заняться противовоздушной и противолодочной обороной своего флагмана. Лишь после 18.00, когда при­был советский сторожевой корабль «Ру­бин», а за ним английские тральщики, движение крейсера возобновилось. К тому времени машинной команде удалось поднять давление пара в котлах и довес­ти скорость «Эдинбурга» до 8 узлов. Но гитлеровское командование не со­биралось так просто упустить легкую до­бычу. На перехват крейсера устремились эсминцы «Герман Шеманн» (2-7), Z-24 и Z-25, базировавшиеся в Северной Нор­вегии. Около 14.00 1 мая они наткну­лись на суда конвоя QP-11. К тому вре­мени караван охраняли лишь 4 старых слабо вооруженных эсминца и 4 корве­та. Немецкие корабли, имевшие восемь 150-мм и пять 127-мм орудий (против шести 120-мм и четырех 102-мм у ан­глийских эсминцев), не смогли устоять перед соблазном нанести по транспор­там смертельный удар. Однако реализовать свое преимущес­тво морякам «кригсмарине» не удалось. Англичане отважно вступили в бой, уме­ло маневрируя и ставя дымовые завесы. Почти четыре часа длилось сражение, немцы выпустили несколько сотен сна­рядов (только флагманский «Шеманн» 380 штук!) и 4 торпеды, но они смогли потопить всего один транспорт — совет­ский пароход «Циолковский». В конце концов командующий немецкой группой капитан цур зее Шульце-Хинрихс решил оставить конвой и направил свои кораб­ли к «Эдинбургу» — благо он только что получил радиограмму с подводной лод­ки, в которой указывались точные коор­динаты поврежденного крейсера. Встреча произошла ранним утром сле­дующего дня. В 6.17 «Герман Шеманн» наткнулся на тральщик «Харриер» и сра­зу же открыл по нему огонь. Завязавша­яся перестрелка в условиях плохой ви­димости не принесла результатов, но позволила команде «Эдинбурга» приго­товиться к бою. Поэтому когда с крейсе­ра увидели приближающийся вражеский эсминец, огонь был открыт без промед­ления. Первый же залп, сделанный 2-й башней («В»), лег в 100 м от цели. «Гер­ман Шеманн» резко увеличил скорость до 31 узла и начал ставить дымзавесу, но уже второй залп «Эдинбурга» дал два прямых попадания. Оба машинных отделения пронзили 152-мм снаряды, ко­рабль окутался облаком пара и дыма. Торпеда, выпущенная эсминцем из но­сового аппарата, в цель не попала. «Шеманн» потерял ход, управление кораблем и почти всеми судовыми системами вы­шло из строя. Надо отдать должное комендорам «Эдинбурга» — они показали высокое мас­терство, несмотря на то, что система уп­равления огнем крейсера была выведена из строя, кормовую 152-мм башню закли­нило, а орудийные наводчики 1-й и 3-й башен («А» и «X») не видели противника, поскольку их оптические приборы были забиты снегом. По врагу стреляла лишь 2-я башня — управление ее огнем велось с ходового мостика. При этом корабль шел 8-узловым ходом, описывая циркуляцию влево. Поразить врага вторым же залпом с дальности 2800 — 3000 м в таких усло­виях было очень непросто. Тем временем в 6.48 в атаку вышли Z-24 и 2-25. «Эдинбург» сделал несколько залпов из 152-мм и 102-мм орудий, но на сей раз ему не повезло. Одна из семи выпущенных торпед попала в левый борт в районе 86—108-го шпангоутов — на­против предыдущей пробоины по право­му борту. Корабль сразу же получил крен в 12°, многие внутренние помещения (но­совое котельное отделение, погреба башни «X» и другие) стремительно заполнялись водой и нефтью из повреж­денных цистерн. Кэптен Фолкнер вынуж­ден был приказать застопорить турбины и машинной команде подняться наверх. К крейсеру немедленно подошли траль­щики; «Харриер» и «Госсамер» ошварто­вались с обоих бортов, а «Хуссар» манев­рировал поблизости, ставя дымовые за­весы. Эсминцы «Форсайт» и «Форестер» ввязались в бой с Z-24 и Z-25, - получили тяжелые повреждения, но в конце концов отогнали противника. Немцы отошли к агонизирующему «Герману Шеманну», сняли с него экипаж, а поврежденный эсминец подорвали глубинными бомба­ми. В 8.30 флагман гитлеровской группы «Арктика» пошел ко дну. Однако ненадолго пережил свою жер­тву и «Эдинбург». Крен на левый борт достиг 17° и, несмотря на предпринима­емые меры, продолжал увеличиваться. Адмирал Бонэм-Картер приказал Фол­кнеру снимать с корабля экипаж. 440 человек перешли на «Госсамер», осталь­ные 350 — на «Харриер». Последними крейсер покинули командир и контр-ад­мирал. 800-тонные тральщики оказались настолько перегруженными, что все лич­ные вещи и ценное оборудование при­шлось оставить на борту обреченного крейсера — с собой офицеры взяли толь­ко бинокли, вахтенный журнал и списки личного состава. Чтобы как можно скорее продолжить путь (а основания спешить были: повреж­денные эсминцы и перегруженные траль­щики в случае встречи с неприятелем не имели никаких шансов спастись), Бонэм-Картер приказал добить дрейфующий «Эдинбург». «Харриер» с малой дистан­ции сделал 20 выстрелов в район ватер­линии, но никакого результата это не дало. Затем рядом с крейсером сброси­ли две серии из 24 глубинных бомб, ус­тановленных на малую глубину,—увы, опять без какого-либо эффекта. Тогда выполнить печальную миссию поручили эсминцу «Форсайт». С дистанции 1350 м была выпущена торпеда, попавшая в левый борт в районе второй трубы. Чет­вертый подводный взрыв стал для крей­сера смертельным: в 8.52 он исчез под водой. «Эдинбург», «демонстрируя «чис­токровную породу» до конца, грациозно погрузился кормой в течение трех ми­нут» — так описывает этот драматический момент очевидец — шифровальщик крей­сера Джон Кении. В ночь на 3 мая тральщики с экипажем погибшего корабля благополучно прибы­ли в Полярный. Позже английских моряков начали отправлять на родину. Но до­мой добрались не все. 10 человек из эки­пажа «Эдинбурга» через 12 дней нашли могилу на дне Баренцева моря вместе с крейсером «Тринидад»... Гибель «Эдинбурга» вызвала у совет­ских и английских адмиралов поток вза­имных упреков. Англичане подчеркива­ли, что трагедия произошла в так назы­ваемой «зоне ответственности советско­го ВМФ» и, несмотря на это, Северный флот направил на помощь крейсеру все­го лишь одну боевую единицу — сторо­жевик «Рубин». Особенные нарекания вызвал у британских моряков преждевре­менный уход «Гремящего» и «Сокруши­тельного» — их 130-мм пушки очень при­годились бы в бою с немецкими эсминца­ми. Раздосадованные англичане утвержда­ли, что наши моряки спешили домой от­метить первомайский праздник. Но в дей­ствительности, как уже упоминалось, при­чина кроется в другом: дальность плава­ния советских миноносцев была вдвое меньше проектной, и покинуть «Эдинбург» их заставила нехватка топлива. В свою очередь, и наши военачальни­ки обвиняли союзников во всех грехах. Командующий Северным флотом адми­рал А.Г. Головко писал в своих мемуа­рах: «На крейсере было в исправности все, кроме руля и винтов. Имея солид­ное вооружение, к тому же защищенный другими кораблями, он мог постоять за себя. Тем не менее экипаж «Эдинбурга», когда крейсер был поврежден, покинул корабль, перейдя на подошедший к бор­ту миноносец, причем не взяв ничего — ни личных вещей, ни ящиков с золотыми слитками...» (А.Г.Головко. Вместе с флотом. Изд. 3-е. М., 1984, с. 103) Такая оценка, мягко говоря, несправедлива. Действия экипажа английского крейсе­ра заслуживают наивысшей оценки. По­лучив тяжелейшие повреждения, потеряв 57 человек убитыми и 23 ранеными, ко­рабль до последнего третьего торпедно­го попадания сохранял боеспособность и даже уничтожил вражеский эсминец. Что же касается перегрузки золота на по­дошедшие корабли, то это было невоз­можно: бомбовый отсек, где оно храни­лось, оказался мгновенно затопленным после взрыва самой первой торпеды

2.1 Полярные конвои и бой у мыса Нордкап

 

 

После гибели «Эдинбурга» противо­борство в Арктике достигло кульминации. Немцы, понимая, что судьба войны ре­шается на Восточном фронте, делали все возможное, чтобы лишить Красную Ар­мию оружия, продовольствия, стратеги­ческих материалов и оборудования, пос­тавлявшихся из США и Англии по ленд-лизу. Главным театром боевых действий для «кригсмарине» стал Север. Союзным конвоям угрожали подводные лодки, ави­ация, перебазировавшиеся в норвежские фиорды тяжелые корабли, в том числе могущественный «Тирпиц». Лето 1942 года для стран антигитлеровской коали­ции омрачилось трагедией: из 37 тран­спортных судов конвоя PQ-17 24 были потоплены, 2 вернулись назад и лишь 11 достигли Архангельска и Мурманска. Серьезные потери понес и следующий конвой PQ-18 — еще 13 транспортов лег­ли на дно Баренцева моря. Требовалось серьезно реорганизовать систему про­хождения грузовых караванов в арктичес­ких морях и усилить их эскорт. Неудиви­тельно, что восстановленный «Белфаст» сразу же отправился на Север. Ремонт и модернизация крейсера пос­ле подрыва на мине проходили сначала в Розайте, а с июля 1940 года в Девонпорте. 3 ноября 1942 года он вышел на ходовые испытания, а через месяц, 8 декабря официально вошел в состав флота Метрополии. Командиром «Бел­фаста» был назначен кэптен Ф.Пархэм. В январе 1943 года корабль перешел в Скапа-Флоу и стал флагманом 10-й крей­серской эскадры («Белфаст», «Глазго», «Шеффилд», «Бермуда», «Ямайка», «Ке­ния» и «Уганда»). Поднявшийся на его борт контр-адмирал Р.Бэрнетт в течение следующего года почти не покидал мос­тик облюбованного им крейсера. Первой арктической операцией «Бел­фаста» стало сопровождение конвоя JW-53. 15 февраля караван из 28 транспор­тов вышел из бухты ***-Ю (Шотландия). Его непосредственный эскорт состоял из авианосца «Дэшер», крейсера «Сцилла» и 15 эсминцев; еще три крейсера — «Бел­фаст», «Шеффилд» и «Камберленд» — яв­лялись отрядом прикрытия. Конечно, для боя с германскими надводными корабля­ми (а немцы к тому времени сосредото­чили в норвежских водах «Тирпиц» и «кар­манный линкор» «Лютцов») этих сил было явно недостаточно, но встреча конвоя с грозным противником в условиях поляр­ной ночи считалась маловероятной. Поход оказался крайне тяжелым. Вско­ре после выхода в Норвежское море кон­вой попал в жесточайший шторм. Против гигантских волн не смогли выстоять даже крупные корабли: авианосец, крейсер «Шеффилд» и 6 транспортов, получив серьезные повреждения, повернули на­зад. Остальные продолжали путь и бла­гополучно достигли портов назначения. 26 февраля «Белфаст» стал на якорь в Коль­ском заливе. Конвой JW-53 доставил в СССР рекордное количество груза — 21 748 т, в том числе 281 самолет, 309 танков, 126 авиамоторов, 10 тыс. км по­левого кабеля и многое другое. Однако 14 марта в Норвегию прибыл немецкий линкор «Шарнхорст», и угроза союзничес­ким транспортным коммуникациям со сто­роны «кригсмарине» резко возросла. Чер­чилль поспешил сообщить Сталину о том, что отправка конвоев в Россию отклады­вается до осени. Англичан не отпускал страх перед германскими линкорами, не­смотря на то, что их ВМС в совокупности были многократно сильнее. В течение 1943 года «Белфаст», как бы приняв эстафету у своего погибшего систершипа, почти постоянно находится в арктических водах— несет патрульную и разведывательную службу. С 18 по 29 июня он проходит докование в Розайте, во время которого на крейсере допол­нительно устанавливают четыре 20-мм «эрликона». В августе корабль посеща­ет Его Величество король Георг VI.

"Белфаст" в арктических водах (фото)

Spoiler
Бой у Нордкапа

Следующий арктический конвой JW-54 отправился в СССР двумя частями. Пер­вая (JW-54A) в составе 18 транспортов вышла из ***-Ю 15 ноября, вторая (JW-54В) из 14 судов — через неделю. Ближ­нее прикрытие первого каравана осущес­твлял отряд крейсеров («Белфаст», «Шеффилд» и «Норфолк»), дальнее — линкор «Дюк оф Йорк» под флагом ко­мандующего флотом Метрополии адми­рала Брюса Фрэйзера. Англичане ожи­дали атаки со стороны «Шарнхорста» («Тирпиц» к тому времени уже был вы­веден из строя), но ее не последовало. С ноября по середину декабря три кон­воя в Россию (JW-54A, JW-54B, JW-55A) и два обратных (RA-54A и RA-54B) не потеряли ни одного судна. 16 декабря «Дюк оф Йорк» вошел в Кольский залив, а через три дня туда же прибыли крей­сера контр-адмирала Бэрнетта. На бор­ту «Белфаста» состоялось двухчасовое совещание командиров боевых кораблей и капитанов судов конвоя RA-55A, на ко­тором отрабатывались вопросы взаимо­действия транспортов и сил прикрытия. Помимо непосредственного эскорта два находящихся в море конвоя (вышедший 20 декабря из ***-Ю JW-55B и обрат­ный RA-55A) должны были защищать со­единение 1 («Белфаст», «Шеффилд» и «Норфолк») и соединение 2 («Дюк оф Йорк», крейсер «Ямайка» и 4 эсминца). Многих моряков не покидало чувство, что относительно спокойный переход пре­дыдущих караванов — затишье перед бу­рей, и они серьезно готовились к бою. Предположения англичан оказались верными.

25 декабря командующий «кригсмарине» адмирал Дениц отдал приказ контр-адмиралу Эриху Бею ата­ковать конвой JW-55B. Выход в море должен был состояться немедленно — так, чтобы смертельный удар по карава­ну транспортов нанести в ночь на Ро­ждество. Операции присвоили громкое название «Остфронт», как бы подчерки­вая ее важность для немецких сухопут­ных армий на Восточном фронте. В 19.00 «Шарнхорст» снялся с якоря и вышел из Альта-фьорда. Его сопровождала 4-я флотилия эсминцев (Z-29, Z-30, Z-33, Z-34 и Z-38). Исходя из донесений подвод­ных лодок, обнаруживших JW-55B, немцы рассчитывали перехватить конвой на рас­свете (около 10.00) 26 декабря. Если же погода и видимость не позволили бы применить артиллерию, то атаку долж­ны были провести эсминцы — торпедами с минимальной дистанции. Однако планы немцев для англичан очень скоро перестали быть тайной. О выходе германского соединения сооб­щил по рации норвежский подпольщик Б.Рорхольт, затем британской разведке удалось перехватить и расшифровать шедшие из Берлина приказы... Соедине­ние адмирала Фрэйзера устремилось на восток, к месту ожидаемой встречи с «Шарнхорстом». Первым противника обнаружили крей­сера соединения 1.

В 8.34 26 декабря радар «Норфолка» захватил крупную цель. Через 6 минут радиолокационный контакт установил и флагманский «Бел­фаст»: на мониторе его радара типа 273 по пеленгу 295° и на дальности 32 км по­явился сигнал. Вице-адмирал Бэрнетт приказал сыграть боевую тревогу и по­вернул прямо на врага. К тому времени «Шарнхорст» приближался к конвою в одиночку: эсминцы плохо держали ход в штормовом море (сила ветра достигала 7 баллов) и адмирал Бей оставил их при­мерно в 10 милях к зюйд-весту. В 9.00 радар «Белфаста» дал второе эхо по пеленгу 299° на дальности 22,4 км, а через 15 минут расстояние между про­тивниками сократилось до 12 км. «Шарн­хорст» все еще не подозревал о том, что он обнаружен: для большей скрытности Бей приказал выключить оба обзорных локатора. Поэтому когда в 9.24 «Бел­фаст» открыл огонь осветительными сна­рядами, для немцев это явилось полной неожиданностью. Первая фаза боя соединения 1 с вра­жеским линкором длилась менее полу­часа. Осветительные 102-мм снаряды не достигали цели, и поэтому английские крейсера начали стрельбу по данным радиолокационных станций. Наиболее успешно вел огонь «Норфолк»:-его пер­вый же залп лег всего в 500 м от цели, а затем в течение 20 минут он добился трех попаданий в «Шарнхорст» 203-мм сна­рядами. Одно из них вывело из строя носовой радиолокатор, что вскоре пов­лияло на судьбу линкора самым роковым образом — полярная ночь и штормовая погода делали лишенный радара корабль полностью ослепшим. Последней надеж­дой немцев оставался кормовой локатор, но тот имел значительную мертвую зону в носовых углах и не мог дать более или менее полную картину обзора. «Шарнхорст», не имевший специаль­ных артиллерийских радаров, вел огонь своим главным калибром, ориентируясь на вспышки 203-мм орудий крейсера «Норфолк». «Белфаст» и «Шеффилд» применяли заряды с новым, так называ­емым беспламенным порохом и поэто­му оставались для немцев практически невидимыми. Правда, большая дистан­ция боя (9 — 10 км) при отсутствии визу­ального контакта делала стрельбу с обе­их сторон малоэффективной. Адмирал Бей видел главной своей за­дачей разгром конвоя и рассматривал бой с крейсерами как досадную помеху на пути к цели. Поэтому он, пытаясь уйти, прика­зал увеличить ход до 30 узлов. Крейсера Бэрнетта по сравнению с гигантом-линко­ром имели значительно худшую мореход­ность: против волны они могли идти со скоростью не более 24 узлов. Расстояние между противниками начало резко увели­чиваться; в 9.40 англичане прекратили огонь. Оторвавшись от преследователей, «Шарнхорст» вновь взялся за поиск кон­воя. Немцы не знали, что кольцо вокруг них продолжает сжиматься. В 10.30 к соединению 1 подошли 4 эс­минца 36-го дивизиона («Маскетир», «Матчлесс», «Оппортьюн» и «Вираго»), ранее входившие в непосредственный эскорт конвоя JW-55B. К тому времени радиоло­кационный контакт с «Шарнхорстом» был потерян. Конвой изменил курс, а Бэрнетт, образовав из эсминцев противолодочную завесу, принялся прочесывать район к зюйд-осту от острова Медвежий. Он был уверен, что гитлеровский линкор ищет транспорты беззащитного каравана... К полудню соединение 1 находилось в 9 милях от конвоя, прикрывая его со стороны вероятного появления противника. В 12.10 радар «Шеффилда» дал контакт по пеленгу 79 на дальности 24,6 км. Эхо держалось 5 минут, и англичане успели определить курс и скорость цели. Сомне­ний не оставалось: это был «Шарнхорст». Бэрнетт повернул прямо на противника. В 12.24 с дистанции около 9 км крейсера открыли огонь по данным своих радаров. «Шеффилд» накрыл неприятельский ко­рабль уже вторым залпом, «Белфаст» — четвертым. Началась вторая фаза боя «Шарнхорста» с соединением Бэрнетта. Англичане развили высокую плотность огня: за первые три минуты дуэли «Бел­фаст» сделал 9 полных залпов, «Шеф­филд» — 5. В бой вступила даже артил­лерия эсминцев, ринувшихся в торпедную атаку, но вынужденных отойти под ураганным огнем немецкого линкора. Серых декабрьских сумерек оказалось достаточно, чтобы дальномерщики «Шарнхорста» смогли разглядеть в оку­лярах своей цейсовской оптики силуэты английских крейсеров. Линкор изменил курс, введя в бой сразу три башни глав­ного калибра. Первым серьезно постра­дал «Норфолк»: в 12.27 283-мм снаряд попал в барбет его кормовой башни и вывел ее из строя. Второй снаряд уго­дил в центральную часть корабля и унич­тожил или повредил все радары. 7 чело­век из экипажа были убиты и 5 ранены. Правда, крейсер дал достойный отпор — две носовые башни сделали 10 залпов, добившись 7 попаданий в «Шарнхорст», но выход из строя радаров ухудшил мет­кость стрельбы, а затем и вовсе заста­вил «Норфолк» прекратить огонь. Вторым был накрыт «Шеффилд». Хотя крейсер избежал прямых попада­ний и получил лишь незначительные повреждения от осколков, темп его стрельбы резко снизился. Плохая ви­димость вынудила отказаться от пол­ных залпов и перейти на побашенную стрельбу. В 12.40 наблюдатели «Шеф­филда» потеряли цель, и орудия крей­сера замолкли. «Белфаст» после девяти полных залпов продолжал вести огонь только из носо­вых башен: «Шарнхорст» в очередной раз изменил курс и вышел из секторов обстрела кормовых орудий. Крейсер сде­лал 16 залпов, из которых один накрыл линкор. Но в 12.41 стрельбу пришлось прекратить — дистанция увеличилась до 11,3 км, а радар типа 284 вышел из строя. Эта фаза боя была крайне опасна для англичан: если бы Бей поставил цель расправиться с крейсерами Бэрнетта, он при своем превосходстве в скорости смог бы это сделать без особого труда. Но немецкий адмирал, стремясь выпол­нить приказ Деница, упрямо пытался най­ти конвой, отмахиваясь от крейсеров и эсминцев, как от назойливых мух. От­дельно от «Шарнхорста» вели поиск транспортов и германские эсминцы. Око­ло 13.00 они прошли всего в 8 милях от конвоя, но так и не заметили свою цель. Вскоре Бей приказал им возвращаться в базу. Это решение адмирала было край­не опрометчивым. Учитывая, что немцы весьма смутно представляли расположе­ние английских сил и фактически не име­ли радиолокатора, присутствие пяти эс­минцев смогло бы обеспечить нормаль­ную разведку и при необходимости поз­волило отразить атаку вражеских мино­носцев. Тем временем «Шарнхорст» шел на юг, держа курс по направлению к мысу Норд­кап. Соединение 1 гналось за ним по пя­там, пытаясь не потерять радиолокаци­онный контакт. Скорость временами до­ходила до 28 узлов, крейсера, врезаясь в набегающие валы, вздымали фонтаны брызг, но не отставали. Бэрнеттзнал, что соединение 2 адмирала Фрэйзера уже рядом и немецкий линкор мчится прямо в ловушку. Даже когда «Норфолк», а за ним и «Шеффилд» вынуждены были сба­вить скорость (на последнем сломался кронштейн гребного вала), «Белфаст» продолжал преследовать гитлеровский линкор практически в одиночку. Лишь 4 эсминца 36-го дивизиона держались поодаль, временами исчезая в брызгах штормовых волн... В 16.32 радиолокационное эхо от «Шарнхорста» появилось на экране ра­дара линкора «Дюк оф Йорк». Через 8 минут адмирал Фрэйзер приказал «Бел­фасту» открыть огонь осветительными снарядами. В 16.47 небо озарилось яр­кими вспышками, а спустя три минуты раздался первый залп 356-мм орудий британского линкора. Только теперь контр-адмирал Эрих Бей понял, что уго­дил в западню, вырваться из которой бу­дет крайне сложно... Стрельба англичан оказалась очень меткой — первый же залп с «Дюк оф Йор­ка» уничтожил носовую башню «Шарн­хорста» и временно вывел из строя вто­рую. Немецкий линкор повернул на се­вер, и в 16.57 по нему открыл огонь «Бел­фаст», а через 3 минуты — вовремя по­доспевший «Норфолк» (отставший «Шеффилд» был далеко позади). «Бел­фаст» стрелял по данным радара и сде­лал 7 залпов (2 полных и 5 из носовых башен). «Шарнхорст» дал два залпа по соединению Бэрнетта и повернул на вос­ток, увеличив скорость до 30 узлов. Англичане бросились в погоню. Но те­перь «на хвосте» у адмирала Бея находи­лись не только крейсера, но и мощный линкор. Последний теоретически уступал «Шарнхорсту» в скорости на 1,5 — 2 узла, но реализовать свое преимущество нем­цам в сложившихся условиях было непро­сто. Тем более что британские снаряды вызывали все новые и новые поврежде­ния. Лишь к 18.24 Бею удалось отойти на 19,5 км, из-за чего англичане прекратили огонь. Но к тому времени «Шарнхорст» получил не менее 13 прямых попаданий 356-мм снарядами. Большая часть его вспомогательной артиллерии была унич­тожена, и Фрэйзер решил атаковать про­тивника торпедами. Участь немецкого линкора была предрешена. Дальнейший ход боя свелся преиму­щественно к последовательным атакам британских эсминцев. Довелось приме­нить торпедное оружие и крейсерам. В 19.12 Фрэйзер приказал Бэрнетту всту­пить в бой, и через 3 минуты «Белфаст» открыл огонь с дистанции 15,5км, добившись в третьем залпе сразу двух попаданий в «Шарнхорст». Сделав 5 полных залпов всем бортом, «Белфаст» на скорости 25 узлов сблизил­ся с противником до 5,7 км и в 19.26 выпустил 3 торпеды из правого аппарата. Одновремен­но дал двухторпедный залп и крейсер «Ямайка», но оба корабля промахнулись. Крейсера развернулись, чтобы использо­вать торпедные аппараты дру­гого борта. Но успела это сде­лать лишь «Ямайка», поскольку в 19.35, как только «Белфаст» приготовился дать трехторпедный залп, подоспели эсминцы 36-го дивизиона. Дабы не поме­шать их атаке, Бэрнетту при­шлось отвернуть на юг. Всего англичане выпустили по «Шарнхорсту» 55 торпед, пред­положительно 11 из них попали в цель. В 19.45 немецкий линкор завалил­ся на правый борт и носом ушел в воду. Вместе с кораблем погибли контр-адми­рал Эрих Бей, командир корабля капитан цур зее Фриц-Хинтце и еще 1930 находив­шихся на борту человек, включая 40 каде­тов. Англичане подобрали из воды лишь 36 немецких моряков, среди которых не оказалось ни одного офицера. В 20.40 ко­мандующий флотом Метрополии отправил в Лондон лаконичную радиограмму: «Шторм еще есть, но «Шарнхорста» уже нет. Фрэйзер». К утру 27 декабря ветер достиг ура­ганной силы. В 8.50 локатор «Белфаста» обнаружил приближающийся самолет и отогнал его огнем зениток. Остальная часть пути до Кольского залива прошла без происшествий. Через 5 часов лин­кор «Дюк оф Йорк», крейсера «Белфаст», «Ямайка», «Норфолк» и «Шеффилд» ста­ли на якорь на рейде Ваенги. Адмирал Брюс Фрэйзер устроил торжественный прием, на котором сам получил подарок от Сталина — соболью шубу. В последнем морском сражении в ев­ропейских водах, известном как бой у мыса Нордкап, «Белфаст» сыграл важную роль. Он сделал 38 залпов, выпустив по врагу 316 152-мм и 77 102-мм снарядов (преимущественно осветительных), а так­же 3 торпеды. Часть снарядов попала в цель, хотя точно результативность стрель­бы в сложившихся условиях оценить ока­залось трудно. При этом сам крейсер из­бежал попаданий и не потерял ни одного члена экипажа убитым или раненым. Он отомстил за погибший «Эдинбург», как бы оправдывая свой девиз (являющийся и девизом города Белфаст) «ProTanto Quid Retribuamus» — «Настолько, насколько мы можем отплатить». Любопытно, что с точки зрения воен­но-морской тактики того времени выход легких крейсеров навстречу современно­му линкору для артиллерийского боя счи­тался просто ***м. Но в реаль­ных боевых условиях это было совсем не так. Бульдожьей хваткой крейсера Бэрнетта вцепились в значительно более силь­ного противника и не отпускали его, пока не заманили в ловушку. Последний мор­ской бой с последним гитлеровским сверхрейдером показал, что при плохой видимости радиолокационные средства обнаружения и управления огнем подчас играют более важную роль, чем калибр пушек и толщина брони. Сражение у мыса Нордкап стало предтечей новой эры в ис­тории военно-морского искусства.

 

Лимит на изображения закончилса, продолжение ниже.

  • Плюс 3

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
295 публикаций
12 483 боя

3. Операция "Тунгстен".

 

Новый, 1944 год «Белфаст» встретил в Баренцевом море по пути из Ваенги в Скапа-Флоу, следуя вместе с эскад­рой адмирала Фрэйзера. Теперь в се­верных водах англичанам противосто­ял последний грозный противник — пов­режденный «Тирпиц». Требовалось на­нести по нему нокаутирующий удар. Фрэйзер решил сделать это с помощью палубной авиации. 30 марта из Скапа-Флоу к берегам Норвегии вышло мощное соединение в составе линкоров «Дюк оф Йорк» и «Энсон», авианосцев «Викториес» и «Фьюриес», крейсеров «Белфаст», «Шеф­филд», «Ямайка» и «Роялист», четырех эскортных авианосцев и пяти эсминцев. Рано утром 4 апреля 42 бомбардиров­щика «Барракуда» в сопровождении ис­требителей атаковали стоявший в Альтен-фьорде «Тирпиц», нанеся ему тяже­лые повреждения. Восстановление пос­леднего немецкого линкора стало нере­альным.

"Баракуды" над Альтен-фьордом

Spoiler
Изображение
Бомба "Тирпиц ты следующий"  

Изображение

"Тирпиц" в норвежских скалах.

Изображение

4. Высадка в Нормандии.

По возвращении к родным берегам «Белфаст» с 4 апреля по 8 мая прошел докование в Розайте, в ходе которого с крейсера сняли один спаренный «эрликон» и дополнительно установили 6 од­ноствольных. В мае практически весь британский флот сосредоточился в водах Метрополии. Шла последняя подготовка ко дню «D» — высад­ке грандиозного десанта в Нормандии, оз­начавшего открытие долгожданного вто­рого фронта... Величайшая в истории десантная опе­рация началась на рассвете 6 июня. 1213 кораблей и судов, от скромных десантных барж до могучих линкоров, пересекли Ла-Манш и широким фронтом атаковали немецкие позиции на нормандском побе­режье. «Белфаст» был флагманским кораблем соединения «G», в которое входили крейсера «Ди­адем», «Аякс», «Эмеральд», «Сириус» и «Орион». На «Бел­фасте» находился контр-адми­рал Филип Вайен, командовал кораблем по-прежнему кэптен Фредерик Пархэм. В 5.30 орудия «Белфаста» сделали первый залп, ознаме­новав начало вторжения на участке «Гоулд». Каждый из крейсеров имел индивидуаль­ные цели: «Белфаст» стрелял по 105-мм батарее Версюр-Мер. После двухчасовой арт­подготовки на берег устреми­лись части 3-й канадской диви­зии. Они нашли немецкую ба­тарею полностью разрушенной, а вра­жеских солдат спрятавшимися в бетон­ных бункерах. «Белфаст» принимал активное участие в контрбатарейной борьбе на побережье до 14 июня. За это время он выпустил по неприятельским позициям 1996 152-мм снарядов. Англичане и американцы созда­ли столь значительный перевес в силах, что разрекламированный геббельсовской пропагандой «Атлантический вал» так и не смог оказать заметного сопротивления. Достаточно сказать, что из огромного фло­та вторжения артиллерийским огнем вра­га был потоплен всего один средний танкодесантный корабль. Во второй половине июня «Белфасту» пришлось еще несколько раз вести огонь по береговым объектам. В частности, он прикрывал высадку 2-го батальона Ко­ролевских Ольстерских стрелков, с ко­торыми экипаж корабля связывали дав­ние дружеские отношения. 8 июля крей­сер совместно с «Эмеральдом» и линко­ром «Родней» поддерживал наступление на город Кан, а через два дня, успешно решив все поставленные задачи, он убыл в Англию. 4 августа «Белфаст» постави­ли в док верфи в Тайне на капитальный ремонт и модернизацию. Было ясно, что в Европе для крейсеров уже не осталось работы, и корабль начали готовить для отправки на Дальний Восток.

"Белфаст" огонь по немецким укреплениям.(фото)

Spoiler

ИзображениеИзображение

 

Послевоенная служба.

 

В дальневосточных водах

Работы по ремонту и реконструкции «Белфаста» затянулись до мая 1945 года. На крейсере обновили радиолокационное оборудование: вместо РЛС типов 281, 284 и 273 установили новые 281 в, 293, 277, 274 и 268. Гидросамолеты и оборудова­ние для их использования сняли. Сущес­твенно изменился и состав зенитного во­оружения: две спаренные 102-мм установ­ки и 8 одноствольных «эрликонов» заме­нили на четыре четырехствольных и четы­ре одноствольных автомата «пом-пом». К тому времени война в Европе окон­чилась, и крейсер отправился на Тихо­океанский театр, где еще шли бои. В ав­густе «Белфаст» прибыл в Сидней. Там его поставили в док и усилили зенитное вооружение: опыт борьбы с японскими «камикадзе» свидетельствовал, что уста­ревшие «пом-помы» не могут обеспечить мало-мальски приличной защиты от воз­душных атак. С корабля сняли два спа­ренных «эрликона» и установили 5 новых скорострельных 40-мм автоматов — три «бофорса» Мк-III и два «боффина». Но применить новое оружие в бою «Белфасту» не довелось. В сентябре, когда он пришел в Шанхай, война завер­шилась. Отголоском былых боев стал поиск и освобождение британских воен­нопленных на территории Китая. До кон­ца года «Белфаст» совершал рейсы меду Шанхаем и Гонконгом, перевозя бывших узников и оказывая медицинскую помощь больным и раненым. В январе 1946 года «Белфаст» стал флагманским кораблем вновь сформиро­ванной 2-й крейсерской эскадры Тихо­океанского флота («Белфаст», «Ахил­лес», «Бермуда», «Блэк Принс» и «Юриалус»). В этом качестве он в течение поч­ти двух лет находился в восточных водах, курсируя между Индией, Новой Зе­ландией и Японией и тем самым «обес­печивая интересы» одряхлевшей Британ­ской империи в данном регионе. 15 ок­тября 1947 года крейсер вернулся в Портсмут и был выведен в резерв.

    У берегов Кореи

«Белфаст» возвратился в строй 22 сен­тября 1948 года. Корабль прошел ремонт, в ходе которого на нем дополнительно установили 4 40-мм автоматические пуш­ки «бофорс». 23 октября под командова­нием кэптена Э.Ле Месюрьера он опять отправился на Дальний Восток. Накануне жители города Белфаста преподнесли эки­пажу крейсера подарок — серебряный ко­локол, которым заменили старый латун­ный. В конце декабря, прибыв в Гонконг, он приступил к выполнению привычной для себя роли флагмана, возглавив 5-ю крей­серскую эскадру. На крейсере поднял свой флаг контр-адмирал Э.Мэдден. В течение полутора лет «Белфаст» на­ходился в китайских водах. В феврале 1949 года на реке Янцзы произошел ин­цидент, едва не приведший к войне Ве­ликобритании с коммунистическим Кита­ем. Артиллерия Народно-освободитель­ной армии обстреляла английский фре­гат «Аметист», на нем имелись убитые и раненые. Адмирал Мэдден послал на помощь эсминец «Консорт», фрегат «Блэк Суон», а затем и тяжелый крейсер «Лондон». Конфликт разгорался; только один «Лондон» выпустил по китайцам свыше 2,5 тыс. снарядов, в том числе 132 3-дюймовых, но и сам получил ряд по­паданий, потеряв 43 человека (из них 13 убитыми) из своего экипажа. К счастью, инцидент уладили дипломатическим пу­тем. А вот в Корее избежать крупномас­штабной войны не удалось... 25 июня 1950 года северокорейские войска пересекли 38-ю параллель и ус­тремились на юг. ООН санкционировала вооруженную поддержку Ли Сын Мана, и конфликт стал международным. «Бел­фаст» в тот момент находился в япон­ском порту Йокосука. Он немедленно вы­шел в море, где встретил спешащие на север авианосец «Трайэмф» и эсминцы «Коссак» и «Консорт». Присоединившись у Окинавы к кораблям американского 7-го флота, они 3 июля приблизились к берегам Кореи. Три дня спустя впервые после высадки в Нормандии заговорили пушки «Белфаста» — он открыл огонь по сухопутным позициям северокорейцев. Затем интенсивные обстрелы берега ста­ли постоянными: 19 июля «Белфаст» вы­пустил 350 6-дюймовых снарядов, 5 ав­густа - 252. В октябре крейсер ушел в Англию, но обстановка на Дальнем Востоке не поз­волила ему задержаться на родине. Пос­ле двухлетнего отсутствия он находился в Чатаме всего 17 дней и в начале фев­раля 1951-го снова прибыл к берегам Кореи. Вскоре «Белфаст» стал флагман­ским кораблем контр-адмирала Скотта-Монкрайффа. В течение последующих полутора лет крейсер прошел свыше 80 тыс. миль, вы­полнял функции штабного корабля, со­провождал английские и американские авианосцы, неоднократно выполнял дип­ломатические миссии в Японии. Но на­иболее часто его использовали для об­стрелов береговых позиций. За корей­скую войну он выпустил около 8000 6-дюймовых снарядов — в 3,5 раза больше, чем за вторую мировую, а износ орудий главного калибра был так велик, что ему пришлось отправиться в Сингапур для за­мены всех 12 стволов. 3 августа 1952 года «Белфаст» впервые после подрыва на мине в ноябре 1939-го получил боевые повреждения: в него попал 76-мм снаряд с северокорейской береговой батареи. Снаряд взорвался в корабельной прачеч­ной, убив одного и ранив четверых наем­ных китайских рабочих-прачек. В сентябре 1952 года период активных боевых действий в Корее закончился, и «Белфаст» вместе с крейсером «Цейлон» отправился в Метрополию, а по прибы­тии был выведен на 3 года в резерв.

Фото

Spoiler

Огонь по берегу!

Изображение

Вертолетная разведка

Изображение

Вид на "Белфаст" с USS "Батаан"

Изображение

 

Последние походы

   В 1955 году «Белфаст» поставили на капитальную модернизацию — вторую в его биографии. 4 года работ на верфи в Девонпорте радикально изменили облик корабля. Крейсер получил новые закры­тые ходовой и адмиральский мостики, решетчатые мачты, систему противоатом­ной защиты. Разномастные зенитные ав­томаты и торпедные аппараты сняли; вместо них установили 6 спаренных 40-мм «бофорсов» модели Мк-V. Оставши­еся 102-мм зенитки оборудовали серво­приводом и подключили к двум системам управления огнем типа MRS-3; еще 4 сис­темы типа CRBFD обеспечивали стрель­бу «бофорсов». Радиолокационное обо­рудование отныне состояло из станций воздушного обзора типа 960, обнаруже­ния надводных целей типа 992, опреде­ления высоты воздушных целей типа 277Q, навигационной типа 974. Артилле­рийские директоры 6-дюймовых орудий сохранили радары типа 274. Существен­ной перепланировке подвергли внутрен­ние помещения, улучшив условия обита­емости экипажа. Судовой лазарет оснас­тили современной медицинской техникой, а в бывшем помещении для запасных тор­пед устроили просторную прачечную.

Крейсер после долгого перерыва на­чал кампанию 12 мая 1959 года и пос­ледующие 4 года провел в дальних пла­ваниях «к востоку от Суэца». Служба его не изобиловала яркими событиями — в основном «Белфаст» ходил с визитами и занимался «показом флага». Так, в 1960 году он посетил Гонконг, Цейлон, Индию, Австралию и Сингапур, где прошел докование и ремонт. В следующем году крейсер заходил в Токио, Хиросиму, На­гасаки, порты Австралии, а в декабре он прибыл в Дар-эс-Салам для участия в церемонии провозглашения независи­мости бывшей британской колонии Тан­ганьики. В 1962 году «Белфаст» побы­вал в Перл-Харборе, в городах тихоокеанского побережья США и Канады, а в июне вернулся в Англию. В 1963-м он нанес прощальный визит в столицу Се­верной Ирландии. Затем, после кратко­временного похода в Средиземное море, «Белфаст» стал на якорь в Девонпорте. Здесь 24 августа с его мачты был спу­щен адмиральский флаг. Последняя кам­пания крейсера-ветерана завершилась, и он встал на прикол. К тому времени корабль прошел около 500 тыс. миль — уже только эта рекордная цифра давала ему право на заслуженный отдых.

На вечной стоянке

«Белфаст» простоял на приколе 8 лет. В отличие от традиций нашего флота, английский крейсер все это время под­держивался в образцовом порядке, а помещения для небольшого экипажа были даже заново отремонтированы и оснащены телевизорами. Тем не менее к началу 70-х годов стало окончательно ясно, что время артиллерийских кораб­лей ушло. «Белфаст» ждала незавидная участь — отправиться на разделочную верфь, где уже были превращены в ме­таллолом все его товарищи по оружию... Собственно говоря, именно тот факт, что «Белфаст» остался последним британским крейсером — участником второй мировой войны, и подвигнул обществен­ность выступить с инициативой о его со­хранении в качестве корабля-памятника. Особенно бурную деятельность в этом направлении развил контр-адмирал Морган-Джайлз, в прошлом командир «Бел­фаста». Его усилия не пропали даром: власти Лондона решили сделать из крей­сера филиал Имперского военного музея. Корабль ввели в Темзу и установили у набережной напротив Тауэра. 21 октября 1971 года, в годовщину Трафальгарского сражения, состоялось его открытие для посетителей. С тех «Белфаст» является одной из неотъемлемых достопримечательнос­тей британской столицы.

Проход по Тауэрским мостом

Изображение

Последние маневры перед вечной стоянкой.

Изображение

Ну, что же вот и закончена первая часть нашего рассказа.

А пока вы уважаемые форумчане ознакамливаетесь, я подготовлю вам экскурсию, по внутренним помещениям корабля.

Изменено пользователем Shadow_Lynxie
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
295 публикаций
12 483 боя

Ну что же, после ознакомления с историей корабля, пришло время посмотреть и так сказать пощупать нашего героя поближе.

 

Вот он красавец стоит и ждет посетителей.

Изображение

Раз у англичан корабль женского рода. Я думаю недурственно будет осмотреть "ее" с кормы и согласитесь белые башни на сером фоне смотрятса обалденно,

Изображение

а серебрянный колокол только подчеркивает красоту.(подарен в 1948 году жителями Белфаста.)

Изображение

Как и всякой красавице, "Белфасту" нужно было чем-то вразумлять настырных немецких ухажеров. Для этого были орудия главного калибра, ноне только кавалеры страшны для девушки. Ведь если мимо пролетающая птица испортит прическу, то это трагедия почище Хиросимы с Нагасаки вместе взятых. Вот для поддержания прически в должном виде имеютса:

4"(102 мм) универсальные

Изображение

и 40 мм зенитные Бофорсы.

Изображение

Перед спуском внутрь предлагаю посмотреть на мир глазами капитана.

Мостик

Изображение

и замечательный вид с него.

Изображение

Ну что же пойдем внутрь и ознакомимся с внутренним миром корабля.

 

Нас встречает карта торговых маршрутов по состоянию на 1938 год с обьяснением зачем Великобритании нужно много крейсеров.

Изображение

Рядом корабельная церковь. Тут хранятса награды, полученные за время службы и кстати при желании тут же можно и свадьбу сыграть (по предварительной заявке естесвенно)

Изображение

И модель "Шарнхорста" с кратеньким описанием боя у Нордкапа.

Изображение

Место под фото подошло к концу и мы идем дальше...

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
295 публикаций
12 483 боя

А для любознательных имеетса стенд с разрезом корабля

Изображение

Что главное на войне? Безопасность и связь естесвенно.

 

Запасной рулевой мостик

Изображение

И Радиохозяйство:

радиорубки

Изображение

Изображение

внутрикорабельное радио с Диджеем впридачу

Изображение

 

Да чуть не забыл про "весомые" аргументы

 

Внутри кормовой башни ГК:

Прибор управления стрельбой

Изображение

И сами внутренности башни.

Изображение

Изображение

Изображение

и как же без него "заряжающий"

Изображение

Изменено пользователем Shadow_Lynxie
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
295 публикаций
12 483 боя

Продолжаем нашу экскурсию.

и последний по счету весомый аргумент 533 мм торпеда, сестры которой прошли мимо "Шарнхорста"

Изображение

А теперь спустимся в машинное отделение:

Турбина

Изображение

Изображение

Изображение

Приборы контроля за состоянием двигателей.

Изображение

Изображение

Гирокомпасс

Изображение

А для слежения за состоянием всего этого хозяйства был поставлен специально обученный офицер

Изображение

и сигнальные панели повреждений.

Изображение

Изображение

Изменено пользователем Shadow_Lynxie
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
295 публикаций
12 483 боя

Продолжаем наш культ поход

 

На механическую часть мы уже посмотрели. Теперь настала очередь самого главного. Как жил и работал экипаж корабля.

 

Вот кубрик экипажа в "полярном" исполнении

Изображение

Изображение

Изображение

 

Подвесные койки вешали много где

Изображение

Мастерские:

Плотницкая

Изображение

Швейно-канатная

Изображение

Для связи с домом использовалась...старая добрая почта.

 

ИзображениеИзображение

Изменено пользователем Shadow_Lynxie
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
295 публикаций
12 483 боя

Прежде чем перейти к следующему отсеку, предлагаю вспомнить народную военную мудрость

"Война войной, а обед по расписанию."

 

Как, я думаю, все догадались мы приступаем к осмотру камбуза.

 

Типичное меню

Изображение

Пройдемся по цехам:

 

"Наливайка", здесь команде отмеряли чарку.

Изображение

Овощной цех, манекены чистят лук.

Изображение

Жаримс, "Фиш енд чипс"

Изображение

Мясоразделочный участок

Изображение

Чудо враждебной технологии - тестозбивалка (для картошки пюре тоже подходит)

Изображение

"Раздатка" готовых блюд

Изображение

Ну а кому мало, может пройтись в магазин и докупить вкусняшек и куряшек.

Изображение

А после сытного обеда не грех бы посетить стратегическое место №00

Изображение

Изменено пользователем Shadow_Lynxie
  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
295 публикаций
12 483 боя

Поесть это конечно важно, но в жизни случаетса всякое. Поплохеет от рыбы, зуб заболит или не дай Бог аппендецит даст о себе знать, а про ранение я молчу. И если это с вами случилось, то идти нужно в

 

Медицинский отсек

 

Стоматологический кабинет

Изображение

Операционная

Изображение

Палата

Изображение

Изображение

На этом разрешите откланятса потому, что наша экскурсия подошла к концу и уже давно настала ночь..

Спасибо за внимание

Всем добра и положительных эмоций.

Изображение

Изменено пользователем Shadow_Lynxie
  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
0
[FORT]
Участник
39 публикаций

Ну а с золотом то что произошло?

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
530
[RONIN]
Старший альфа-тестер
3 424 публикации
1 272 боя

Просмотр сообщенияShtuger (14 Июн 2013 - 06:56) писал:

Ну а с золотом то что произошло?

Насколько я помню,его пытались поднять после войны.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший бета-тестер
488 публикаций
2 895 боёв

оч много информации за раз но интересно

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
295 публикаций
12 483 боя

Просмотр сообщенияShtuger (14 Июн 2013 - 06:56) писал:

Ну а с золотом то что произошло?


Тот факт, что на борту погибшего крей­сера «Эдинбург» находилось золото, очень скоро перестал быть тайной. Ин­формация о нем появилась в английской прессе сразу же после войны, а с 50-х годов начались разговоры о возможном поиске крейсера с находящимися на его боту сокровищами. Но как это сделать? Корабль затонул на глубине в четверть километра. Кроме того, правительство Великобритании, дабы пресечь возмож­ные претензии всяческих авантюристов, объявило «Эдинбург» военным захоро­нением (как-никак на нем покоилось 57 моряков), и, следовательно, тот получал полную неприкосновенность.
Тем не менее разработка проектов подъема золота не прекращалась. На­иболее преуспел в этом англичанин Кейт Джессоп. Будучи опытным водолазом, обслуживавшим буровые платформы в Северном море, он хорошо разбирался в подводной технике, а кроме того, об­ладал способностями историка-исследо­вателя. Более 10 лет Джессоп собирал всевозможную (подчас противоречивую) информацию о последнем походе «Эдин­бурга», пока в 1979 году не решился ор­ганизовать поисковую экспедицию. Его партнером стала норвежская фирма «Столт-Нильсен». Хотя конкретных ре­зультатов экспедиция не принесла, но район поиска удалось обозначить до­вольно четко. Особенно ценной оказа­лось свидетельство капитана одного тра­улера: в его сеть попали обломки — по­хоже, с «Эдинбурга».
В следующем году Джессоп совмест­но с одной водолазной компанией из го­рода Абердина создал собственную фир­му «Джессоп мэрии рикавериз». Заин­тригованные солидным кушем, в его про­екте согласились участвовать известные корпорации — английская «Ракал-Декка» и западногерманская OSA. Первая обес­печила экспедицию электронным и гид­роакустическим оборудованием, вторая предоставила поисковое судно «Дэмптор». К тому времени у Джессопа появи­лись конкуренты: летом в районе гибели «Эдинбурга» работало судно «Дроксфорд» саутгемптонской компании «Рисдон-Бизли», но результаты его поиска остались неизвестны.
В начале мая 1981 года оснащенный по последнему слову техники «Дэмптор» отправился в Баренцево море. Ему со­путствовала удача: в первый же день поиска крейсер был обнаружен! «Эдин­бург» лежал на левом борту на глубине 250 м. С помощью видеокамер удалось даже отснять небольшой фильм.
Поисковое судно вернулось в Киркенес, откуда Джессоп срочно вылетел в Москву, а оттуда — в Лондон. Итогом пе­реговоров стало советско-британское соглашение, подписанное 5 мая. Сторо­ны договорились, что фирма Джессопа несет все затраты по подъему золота сама и в случае неудачи никакой компен­сации ей не полагается. Если же золото будет поднято, то, учитывая, что работы сопряжены со значительным риском, фирма «Джессоп мэрии рикавериз» по­лучит 45% драгоценного металла. Остав­шиеся 55% должны быть поделены меж­ду СССР и Великобританией в пропор­ции примерно 2:1, так как Советский Союз еще в годы войны получил стра­ховку в размере 32,32% от стоимости золота, выплаченную Британским бюро страхования от военных рисков. Соответ­ственно, этот процент лежащего на дне драгоценного груза автоматически пере­шел в собственность англичан.
Отвечая на протесты ветеранов «русских конвоев», требовавших не беспокоить ос­танки погибших моряков, Джессоп заявил, что подъем золота будет осуществлен че­рез торпедную пробоину в правом борту и все остальные помещения крейсера ос­танутся нетронутыми. В течение июня во­долазы внимательно изучали внутренние отсеки «Белфаста», особенно в районе 80-го и 93-го шпангоутов.
В августе у экспедиции появилось но­вое судно «Стефанитурм», приобретен­ное фирмой OSA. Ранее оно обслужива­ло буровые платформы в Северном море, для чего было оснащено барока­мерами на 10 водолазов, глубоководным колоколом, мощными лебедками и дру­гим оборудованием.
Основные работы развернулись в сен­тябре. Попытка проникнуть в погреб с золотом через торпедную пробоину не увенчалась успехом — путь преграждали искореженные металлоконструкции и огромное количество проржавевших сна­рядов. Пришлось прорезать дополни­тельный лаз и искать путь к цели через топливные танки. Водолазы работали в чрезвычайно трудных условиях; многие из них жаловались на недомогание, что неудивительно — работы на такой глуби­не проводились впервые в истории.
Обнаружить первый 11,5-кг золотой слиток посчастливилось водолазу Джону Россье, уроженцу Зимбабве. Это слу­чилось 16 сентября. Настроение участни­ков операции резко повысилось, и они взялись за дело с удвоенной энергией. За три последующие недели удалось поднять на поверхность 431 слиток зо­лота общим весом около 5,13 т (точнее 5 129 295,6 г). На «Эдинбурге» остава­лось еще 34 слитка, но ухудшение пого­ды и крайнее утомление водолазов за­ставили Джессопа 7 октября прекратить работы. Через день «Стефанитурм» при­был в Мурманск. Общая стоимость из­влеченного золота составила более 40 млн. фн. ст. Это абсолютный рекорд в истории поиска морских сокровищ.
Подъем со дна моря оставшихся цен­ностей удалось осуществить только че­рез 5 лет. Хотя на борту крейсера оста­валось еще 375 кг золота, консорциум Джессопа распался: его компаньоны пос­читали, что предстоящие расходы могут не окупиться. В конце концов английский предприниматель продал советско-бри­танский контракт своим конкурентам — фирме «Уорлтон-Уильямс».
28 августа 1986 года новое прекрасно оборудованное судно «Дипуотер-2» вышло из шотландского порта Питерхед и напра­вилось в Баренцево море. В течение двух недель было найдено и поднято на повер­хность 29 слитков. Последние 5 так и не нашли: вероятно, при взрыве или опроки­дывании крейсера они попали в соседние отсеки левого борта, где отыскать их сре­ди разбросанных повсюду боеприпасов оказалось нереальным. 18 сентября «Ди­пуотер-2" вернулся к родным берегам, зо­лото же поделили между СССР и Вели­кобританией в той же пропорции. В одной из самых необычных глубоководных опе­раций была поставлена точка.



Этоу часть я не включил в основной рассказ. Считал что она не много не по теме. Но специально для Вас, исправилса  :eyesup:

П.С. Тему полностью закончена. Прошу читать и если, что конструктивно критиковать.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
664 публикации
195 боёв

Массивная статья! Впечатляет! Жаль, что столько текста среднестатистические форумчане не осилят, зато "любители знать всё хоть в чём-нибудь" оценят по достоинству! :smiles:

Впечатлили манекены, которые оживляют всю картину) Одним словом - молодец!

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
18 публикаций
1 бой

Все делают вид, что интересно, якобы быть в теме)))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
5 806
[WG-W]
Альфа-тестер
19 300 публикаций
577 боёв

Просмотр сообщенияVladosyan (14 Июн 2013 - 19:55) писал:

Все делают вид, что интересно, якобы быть в теме)))
А Вы не верите, что хоть кто-то есть в теме??? :)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
18 публикаций
1 бой

Просмотр сообщенияDarth_Vederkin (14 Июн 2013 - 20:05) писал:

А Вы не верите, что хоть кто-то есть в теме??? :)
Вот именно, что не верю).

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
5 806
[WG-W]
Альфа-тестер
19 300 публикаций
577 боёв

Просмотр сообщенияVladosyan (14 Июн 2013 - 20:14) писал:

Вот именно, что не верю).
Есть чем обосновать?

Хотя, конечно, может Ваша фамилия Рэйвен или Робертс...Тогда да - все ламеры.  :trollface:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
1 342 публикации
844 боя

Отлично! Мне понравилось.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший альфа-тестер
364 публикации
1 318 боёв
Однозначно +. Но не помешало бы  разбивать текст на абзацы.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
512 публикации
3 045 боёв

Все... Понравилось, вот держи +++ за труд. Эх, как британцы появятся, обязательно в коллекцию, в "ангар" Белфаста)...

 

Просмотр сообщенияShadow_Lynxie (13 Июн 2013 - 20:54) писал:

"Наливайка", здесь команде отмеряли чарку.

P. S. Хорошая у них мерная кружка :trollface: .

 

Просмотр сообщенияtankowik (14 Июн 2013 - 19:54) писал:

Впечатлили манекены, которые оживляют всю картину)

Да, манекенам хорошую мимику слепили, это точно)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

×