Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Etric

Историческая справка для викторины "День защитника Отечества"

В этой теме 1 комментарий

Рекомендуемые комментарии

738
[WEAP]
Лоцман, Коллекционер, Старший альфа-тестер, Комментатор турниров
2 574 публикации
6 657 боёв

WMyBMoOCpyM.jpg

 

 

В помощь игрокам для участия в викторине мы подготовили небольшую историческую справку.

 

 

Развитие и становление Военно-Морских Сил в СССР с 1918-1941 годы.

 

Период с 1918 по 1921 годы.

Скрытый текст

 

Вспыхнувшая в стране гражданская война и организованная бывшими союзниками России военная интервенция привели к образованию сплошных фронтов, которые летом 1918 г. отсекли три четверти территории государства.

Вооруженным силам Советской республики к началу 1920 г. удалось достигнуть решающих успехов и к исходу 1920г. ликвидировать основные фронты. Наряду с Красной Армией в боевых действиях на морях, озерах и реках участвовали и корабли Рабоче-крестьянского Красного Флота, учрежденного декретом Советского правительства от 11 февраля 1918 г.

На морских театрах основным противником для Красного Флота были флоты интервентов, на речных и озерных акваториях - сформированные белогвардейцами военные флотилии.

Весь 1918 г. характеризовался событиями, которые усложнили для нас условия вооруженной борьбы в целом и в частности силами флота. На Балтике, на Черном море и Каспии, на Севере и Дальнем Востоке интервентами были захвачены все основные базы Военно-Морского Флота. Красный Флот лишился многих боевых кораблей и судов. Полностью были заблокированы корабли второго по величине флота России на Черном море. Часть кораблей удалось вывести из Севастополя, но, оказавшись изолированными от баз снабжения и портов, они не могли противостоять захвату противником. Реальной силой на море остался, по существу, один Балтийский флот. Его боевой основой послужили корабли и суда, которые зимой 1918 г. в тяжелых ледовых условиях сумели перейти из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Было выведено около 250 кораблей, в том числе 6 линкоров, 5 крейсеров, 54 эсминца и миноносца, 12 подводных лодок.

На других морских, озерных и речных театрах в период гражданской войны заново создавались военные флотилии. В этих флотилиях действовали кроме уцелевших морских кораблей (в основном из состава Балтийского флота) свыше 2000 речных и озерных судов, переоборудованных в боевые корабли и укомплектованных в большинстве военными моряками. Флотилии создавались и использовались там, где этого требовала обстановка на фронтах. Так, в октябре 1918 г. на базе Балтийского флота формируются Волхово-Ильменьская. Селигерская и Онежская флотилии. В этот же период времени создается Астраханско-Каспийская флотилия, куда в августе-ноябре переводятся с Балтийского моря три миноносца, шесть эсминцев и две подводные лодки.

Судоремонт, переоборудование судов, мобилизованных для использования на создаваемых флотилиях, изготовление артиллерии, средств связи и другого вооружения явилось главной задачей кораблестроения того периода. Все это способствовало поддержанию боеспособности Красного Флота по содействию сухопутным войскам на реках, озерах и в прибрежных районах морских театров.

В годы гражданской войны и военной интервенции в интересах Красного Флота работали многие заводы в различных городах страны. В первую очередь, это были петроградские предприятия: Балтийский, Адмиралтейский, Ижорский, Обуховский, Радиотелеграфный заводы и Усть-Ижорская верфь. Были привлечены также заводы в Нижнем Новгороде, Саратове, Ярославле, Царицыне.

По мере развертывания военных действий в бассейнах рек Волги, Днепра, Амура и с освобождением побережья Черного, Азовского, Каспийского и Белого морей мобилизовались промышленные предприятия во многих портовых городах.

Несмотря на принятые меры по поддержанию боеспособности Красного Флота его состояние к концу гражданской войны было крайне тяжелым. Он был ослаблен потерями. За время гражданской войны и интервенции Красный Флот потерял 416 кораблей, из них 174 боевых и 242 вспомогательных, включая 4 линейных корабля, 5 крейсеров, 41 эскадренный миноносец (15 эсминцев типа «Новик»), 21 подводную лодку.

Большое количество кораблей интервенты и белогвардейцы захватили и увели за границу, а часть затопили. Корабельный состав флота по сравнению с 1917 г. уменьшился вдвое.

Из оставшихся кораблей к концу войны лишь небольшая часть была боеспособной. Материальная часть кораблей была изношена. Возможности судоремонта в связи с общим тяжелым экономическим положением страны и отвлечением основных средств прежде всего на нужды армии были крайне ограничены. В производственных планах судостроительных заводов военное кораблестроение (в основном ремонт кораблей) занимало очень небольшой удельный вес.

Состояние советского флота в этот период заместитель председателя РВС республики М. В. Фрунзе оценивал следующим образом: «В общем ходе революции и гражданской войны на долю морского флота выпали особо тяжкие удары. В результате их мы лишились большей и лучшей части его материального состава, лишились огромного большинства опытных и знающих командиров, потеряли ряд морских баз и, наконец, потеряли основное ядро и рядового краснофлотского состава. В сумме все это означало, что флота у нас нет».

Общая деградация затронула и другие рода сил флота. Так, число батарей береговой артиллерии на Балтике сократилось в три раза, на Чёрном море — в два раза, а на Русском севере система береговой обороны перестала вообще существовать. Авиационные части МС РККА были ликвидированы в 1920 году, и в оперативном подчинении флотских командиров остались лишь немногочисленные воздушные отряды, в составе которых к началу 1921 года было всего 36 устаревших самолётов с высокой степенью физического износа.

Взятый Советским Правительством курс на сокращение флота привёл к тому, что с марта 1921 по декабрь 1922 года численность личного состава Морских сил РККА была сокращена с 86 580 до 36 929 человек, а объём ассигнований на военное судостроение и судоремонт — сокращены примерно в 3,3 раза.

 

ВОССТАНОВЛЕНИЕ КОРАБЕЛЬНОГО СОСТАВА ФЛОТА В 1921-1925 гг.

 

Скрытый текст

 

Советское правительство, принимая программу восстановления народного хозяйства после тяжелых лет гражданской войны, признало необходимым часть средств направить на повышение обороноспособности страны. Это решение нашло поддержку на VIII Всероссийском съезде Советов в декабре 1920 г. На съезде по этому вопросу выступил председатель Совета Народных Комиссаров В. И. Ленин. Применительно к флоту уже в 1920 г. по Постановлению Совета Народных Комиссаров от 5 апреля были выделены специальные средства для организации морских сил и укрепления обороны побережья Черного и Азовского морей. В мае 1920 г. принимается решение о достройке для Черноморского флота крейсера «Адмирал Нахимов» (типа «Светлана»), двух эскадренных миноносцев (типа «Новик»), трех подводных лодок и других кораблей, и судов. По постановлению Совета Труда и Обороны от 5 ноября 1920 г. достройка подводных лодок и крейсеров «Адмирал Нахимов» была признана «задачей боевой важности».

В августе 1920 г. Николаевский судостроительный завод достроил подводную лодку АГ-23 («Шахтер»). Вторая однотипная подводная лодка АГ-24 вступила в строй в декабре того же года.

К концу года в составе Черноморского флота находилось несколько десятков кораблей различных типов и классов.

На заседании Совета Труда и Обороны 8 октября 1920 г. был поставлен вопрос об усилении боеспособности Балтийского флота. 23 октября 1920 г. Совет Труда и Обороны вновь заслушал доклад о состоянии Балтийского флота и принял постановление, в котором подчеркивалась необходимость «обратить особое внимание на ускорение работ по восстановлению Балтфлота».

На основе решений Советского правительства Наркомат по морским делам совместно с Промвоенсоветом приступили к разработке подробных планов и программ восстановления и технического оснащения флота.

Начало же планомерного возрождения флота и нового этапа в организации и становлении судостроения в стране было положено постановлением Совета Народных Комиссаров от 24 марта 1921 г. «О государственном судостроении». Совнарком признал необходимым сосредоточить все государственное судостроение в ведении Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ). В том же 1921 г. в составе Морского штаба было сформировано Главное морское технико-хозяйственное управление, осуществлявшее координацию работ по восстановлению и строительству кораблей для Красного флота.

В апреле 1922 г. в Москве проходило Всероссийское совещание военных моряков, где обсуждалась судьба флота. Совещание пришло к выводу, что экономическое положение и производственные мощности страны ограничивают возможности возрождения флота. Эти ограничения позволяют лишь восстановить и достроить часть кораблей, оставшихся от дореволюционных времен. Задачей такого флота являлась защита прибрежных районов морских театров совместными действиями разнородных сил флота - надводных кораблей, подводных лодок, морской авиации, береговой обороны - во взаимодействии с частями Красной Армии.

Совещание рассмотрело состояние материально-технической базы флота и высказалось за то, чтобы устаревшие и утратившие боевое значение корабли на Балтийском и Черном морях были демонтированы и проданы на внутреннем или внешнем рынке, а вырученные средства обращены на нужды флота.

Таким образом, военное кораблестроение того периода было занято восстановительным ремонтом и достройкой части кораблей дореволюционного флота, которые по своим боевым возможностям были пригодны для решения поставленных перед флотом задач.

Вопрос одновременно решался по двум направлениям - по восстановлению производственных возможностей промышленных предприятий и по отбору кораблей, подлежащих ремонту, восстановлению и достройке.

Производственные возможности судостроительной промышленности к 1921 г. резко снизились. В ходе гражданской войны и военной интервенции с южных и восточных заводов были увезены за границу все ценное производственное оборудование, инструмент и материалы; на петроградских заводах оборудование было сильно изношено и повреждено. Численность рабочих увеличивалась медленно.

Для развертывания материальной базы кораблестроения руководящими органами народного хозяйства в лице ВСНХ принимались меры по дооборудованию судостроительных заводов, сколачиванию кадров инженерных и рабочих, учету и сохранению изделий, имевшихся на заводах для ранее строившихся кораблей. Эти изделия и полуфабрикаты было намечено использовать при достройке, ремонте и восстановлении кораблей. Подобного рода меры были предприняты Морским Комиссариатом на своих предприятиях, складах, арсеналах и базах.

Первые результаты восстановления народного хозяйства и, в частности, судостроительной промышленности позволили приступить к плановому ремонту кораблей и приведению в порядок военно-морских баз и их оборудования. Этому способствовало то, что в 1922 г. на нужды судостроения Советское правительство выделило внушительную для тех лет сумму - 8 млн. рублей.

К 1921 г. в составе Балтийского флота числился 121 боевой корабль, плавучих средств всех видов - тоже 121. На Черном море имелись 52 корабля и 43 единицы плавсредств. На Каспии было 35 кораблей, плавсредств насчитывалось 21. На Севере - 23 корабля и 18 единиц плавсредств. Общий тоннаж советского флота к 1921 г. равнялся 350 тыс. т., однако значительная часть кораблей по различным причинам не могла быть введена в строй. Поэтому отбирали наиболее современные или наиболее сохранившиеся. В результате этой работы общий тоннаж флота снизился до 82 тыс. т.

Восстановление подводных лодок имело свои особенности. После гражданской войны на Балтийском море оставались 12 подводных лодок типа «Барс», на Черном море - одна подводная лодка типа «АГ», на Каспийском море - четыре старые малые подводные лодки, на Белом море - одна итальянская лодка. Кроме того, в Петрограде находились недостроенные минзаг «Форель» и подводная лодка типа «Барс» - «Язь», в Николаеве - три комплекта оборудования и корпусных конструкций лодок типа «АГ» и одна подводная лодка типа «Морж» - «Нерпа».

Восстановлением и введением в строй подводных лодок на Балтийском море занимался Балтийский судостроительный и механический завод в Петрограде. К концу 1924 г. им были восстановлены девять подводных лодок типа «Барс», из которых на Балтийском флоте организовали бригаду, объединившую подводные лодки «Коммунар»Тигр»), «Батрак»Волк»), «Товарищ» Тур»), «Красноармеец»Леопард»), «Комиссар»Пантера»), «Пролетарий»Змея»), «Большевик»Рысь»), «Краснофлотец» Ягуар») и «Рабочий»Ерш»). В ходе восстановления было усилено артиллерийское вооружение лодок. На них (в 1923 г.) вместо 57-мм орудий были установлены 75-мм, а оказавшиеся непригодными к использованию в боевой обстановке палубные решетчатые торпедные аппараты конструкции Джевецкого были сняты.

Подводные лодки «Угорь», «Вепрь» и «Кугуар» из-за отсутствия ряда механизмов решили не восстанавливать. По тем же причинам не достраивали подводные лодки «Язь» и «Форель».

Восстановление подводных лодок Черноморского флота велось на Николаевском государственном судостроительном заводе (бывшем заводе «Наваль»). Из восстановленных подводных лодок Черноморского флота организовали отдельный дивизион подводных лодок, состоявший из четырех подводных лодок типа «АГ» («Шахтер» - АГ-23, «Коммунист» - АГ-24, «Марксист» - АГ-25, «Политработник» - АГ-26) и подводной лодки типа «Барс» - «Политрук»Нерпа»).

Четыре старые подводные лодки «Касатка», «Макрель», «Окунь», «Минога», находившиеся на Каспии, были разобраны в Баку, а механизмы их использованы для восстановления подводных лодок в Петрограде и Николаеве. Разобрана была и итальянская подводная лодка «Коммунар»Святой Георгий») на Белом море из-за невозможности использования ее в условиях Севера или переправки на Балтику.

Восстановленные на двух морях 14 подводных лодок уже устарели по своим тактико-техническим элементам. Эти лодки были однокорпусными, большинство из них (за исключением четырех лодок типа «АГ») не имели поперечных водонепроницаемых переборок, деливших объем прочного корпуса на отсеки и обеспечивавших непотопляемость в надводном положении. Подводные лодки обладали малой надводной скоростью (скорость лодок типа «Барс» составляла 10-11 уз вместо запроектированной 18 уз из-за установленных на них менее мощных, чем предусматривалось проектом, дизелей), их палубные решетчатые торпедные аппараты конструкции Джевецкого оказались непригодными к использованию в боевой обстановке, а трубных аппаратов было недостаточно (два носовых и два кормовых или четыре носовых на лодках «АГ»), к тому же они были приспособлены для стрельбы торпедами малого 450-мм калибра.

Лодки долго погружались под воду. Отмечались большая чувствительность лодок типа «Барс» к изменениям дифферентующего момента из-за расположения главного балласта в оконечностях, а также плохая управляемость; отсутствовала система регенерации воздуха, что ограничивало пребывание лодки под водой до одних суток.

Требовались более совершенные подводные лодки, которые бы отвечали новому достигнутому уровню мирового кораблестроения.

Так обстояло дело с восстановлением корабельного состава Красного Флота к 1925г. В целом удалось восстановить и ввести в строй ряд кораблей, сформировать из них небольшие соединения, послужившие в то время базой для обороны страны с моря.

К концу 1924 г. Красный Флот имел в строю 2 линкора, 2 крейсера, 17 эскадренных миноносцев, 5 минных заградителей, 18 тральщиков, 8 канонерских лодок, 2 сторожевых корабля, 7 посыльных судов, 14 подводных лодок и 98 вспомогательных судов.

В последующие годы Балтийский и Черноморский флоты продолжали пополнять отремонтированными и восстановленными кораблями. Общее водоизмещение восстановленного флота составляло в 1923 г. - 82, в 1924 г. -90, в 1925 г. - 116, в 1926 г. - 139 тыс. т.

Восстановленные корабли приступили к боевой подготовке.

Однако дальнейшие работы по возрождению флота нуждались в укреплении материально-технической базы военного судостроения. Необходимо было восстановить производство на основных судостроительных и судоремонтных центрах страны - в Ленинграде, Николаеве, Севастополе, Кронштадте, Владивостоке. Требовалось создание научных и проектных организаций.

 

ШЕСТИЛЕТНЯЯ (1926-1932 гг.) И ПЯТИЛЕТНЯЯ (1929-1933 гг.) ПРОГРАММЫ ВОЕННОГО КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ.

Скрытый текст

 

Становление военного кораблестроения в СССР связано с выполнением кораблестроительных программ 1926 и 1929 гг. и по времени совпадает с осуществлением первого пятилетнего плана развития народного хозяйства (1928-1932гг.), явившегося, как известно, решающим этапом в истории индустриализации СССР.

По окончании гражданской войны наша страна приступила к восстановлению народного хозяйства, которое в основном закончилось к 1926 г. В 1925 г. промышленность дала 73%, а сельское хозяйство страны 87% продукции довоенного уровня. Быстро росла численность рабочих в крупной промышленности, составившая 90,8% довоенной. Товарооборот в стране достиг примерно 70% довоенного уровня, причем около половины его находилось в руках государственной и кооперативной торговли. Образование в 1922 г. Союза Советских Социалистических Республик позволило более эффективно концентрировать материальные средства и усилия страны на решающих направлениях развития народного хозяйства.

Принятый Правительством в декабре 1925 г. курс на индустриализацию страны, первоочередное развитие тяжелой промышленности как основы для осуществления реконструкции всего народного хозяйства на новой технической базе открыл перспективы укрепления обороны страны, технического обновления Вооруженных Сил.

Придавая важное значение защите морских рубежей, Правительством были увеличены ассигнования на военно-морские силы. Это позволило укрепить флот не только за счет восстановления имевшихся кораблей и их модернизации, а главным образом путем строительства новых кораблей. Возможность строить новые корабли уже имелась, так как к 1924 г. были восстановлены и введены в строй три судостроительных предприятия в Петрограде, два - в Николаеве, по одному Севастополе, Владивостоке, Кронштадте. В 1924-1925 гг. Морскому ведомству впервые было отпущено средств почти столько, сколько оно запрашивало на нужды морского строительства. В последующем эти ассигнования постоянно увеличивались. По свидетельству начальника технического управления РККФ Н. И. Власьева, «стало возможным предъявить более жесткие требования к качеству продукции Госпромышленности. Главметалл, получивший главную часть заказов Морведа, оказался более способным к маневрированию оборотными средствами. В смете 1925-1926 бюджетного года уже предусматривались ассигнования, распределенные на пятилетний период с целью поднятия всех отраслей специального хозяйства Морведа на должную высоту».

По мере появления экономических и материально-технических условий для строительства новых кораблей все более явственно возникала потребность в разработке кораблестроительных программ, которые положили бы начало планомерному развитию корабельного состава Военно-Морского Флота.

Первоначально была сформирована шестилетняя программа военного кораблестроения на 1926-1932 гг., утвержденная постановлением Совета Труда и Обороны от 26 ноября 1926г. В основу оперативных предпосылок разрабатываемой программы военного кораблестроения по обеспечению обороны наших морских рубежей была положена зародившаяся в те годы так называемая «теория малой войны». Как отмечает Адмирал Флота Советского Союза С. Г. Горшков в своем труде «Морская мощь государства», эта теория предусматривала «нанесение с разных направлений коротких ударов по главному объекту противника без отрыва от своих баз скрытно сосредоточенными, взаимодействующими между собой разнородными силами флота. В качестве основной формы взаимодействия предполагался сосредоточенный (комбинированный) удар надводных кораблей и катеров, подводных лодок, авиации и береговой артиллерии, организованный на минно-артиллерийских позициях. В то время это был наиболее действенный, реальный и конкретный способ использования ограниченных сил флота для обороны своего побережья в борьбе с более сильным морским противником». Важно подчеркнуть, что взгляды на состав флота в то время формировались из необходимости разностороннего развития составляющих его родов сил - надводных кораблей, подводных лодок, береговой обороны и авиации. Боевые действия флота теснейшим образом связывались с действиями сухопутных войск.

Предусматривалось построить 12 подводных лодок, 18 сторожевых кораблей, 36 торпедных катеров, достроить два крейсера, восстановить один линейный корабль, достроить и восстановить четыре эскадренных миноносца.

Выполнение шестилетней программы разбили на две очереди. В первую очередь намечали построить шесть подводных лодок, восемь сторожевых кораблей, шесть торпедных катеров, достроить два легких крейсера типа «Светлана», эсминец «Карл Либкнехт», восстановить эскадренные миноносцы «Яков Свердлов» и «Дзержинский». Во вторую - планировали построить один монитор, шесть подводных лодок, десять сторожевых кораблей, тридцать торпедных катеров, восстановить линкор «Фрунзе» и эсминец «Пронзительный». В постановлении подчеркивалось, что материальную программу работ первой очереди следует считать предельной, а второй - минимальной с тем, что пересмотр программы второй очереди в случае возможного расширения будет произведен при уточнении ориентировочного плана по программе судостроения.

Принятие первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР (1928-1932 гг.) создало условия для пересмотра ранее принятой программы и разработки новой программы военного кораблестроения, приведения ее в соответствие с теми возможностями, которые открывались перспективой экономического и социально-политического преобразования, роста оборонного потенциала страны. Началась разработка пятилетней программы военного кораблестроения. Ее формирование было осуществлено на основе постановления Реввоенсовета СССР от 8 мая 1928 г., принятого по докладам М. Н. Тухачевского и профессора Военно-морской академии М. Н. Петрова «О значении Морских Сил в системе Вооруженных Сил страны». На Военно-Морские Силы возлагались задачи содействия операциям сухопутных войск в прибрежных районах, обороны побережья средствами морских сил и сухопутной армии, осуществления действий на морских коммуникациях противника и выполнения особых морских операций. Строительство флота было ориентировано на создание легких надводных сил и подводных лодок, укрепление береговой и минно-позиционной обороны и на создание морской авиации берегового базирования. В постановлении Реввоенсовета указывалось на необходимость сочетания этих разнородных сил в процессе развития флота.

Новая кораблестроительная программа, утвержденная Советом Труда и Обороны 4 февраля 1929 г., была рассчитана до 1933 г. Она была более обширной по сравнению с первой кораблестроительной программой. Кроме подводных лодок, сторожевых кораблей и торпедных катеров в ней предусматривались строительство речных канонерских лодок (мониторов), малых охотников, лидеров эскадренных миноносцев, капитальный ремонт и модернизация трех линкоров типа «Севастополь», достройка третьего легкого крейсера типа «Светлана». Количество намеченных к постройке кораблей увеличивалось. В связи с тем, что правительство сочло возможным увеличить ассигнования на строительство флота на период 1931-1933 гг., кораблестроительная программа 1929 г. в дальнейшем дважды подвергалась корректировке, увеличивая как количество кораблей, так и строительство кораблей новых классов. В частности, предусматривалось создание тральщиков.

Таким образом, кораблестроительными программами 1926 и 1929 гг. определилось направление строительства корабельного состава флота на ближайшую перспективу его развития.

Естественно, успешное выполнение кораблестроительных программ могло опираться на дальнейшее развитие судостроительной промышленности. За год до принятия шестилетней программы военного кораблестроения Советом Труда ' и Обороны была утверждена перспективная программа морского транспортного судостроения (постановление СТО от 14.08.25 г.), стоимость которой превышала 200 млн. рублей.

На основании этих программ была развернута реконструкция действующих и началось строительство новых верфей. По данным Госплана СССР, пятилетним планом развития судостроительных заводов предусматривались капиталовложения на сумму 51,3 млн. рубл., что должно было обеспечить повышение суммарной производительности верфей более, чем в полтора раза. Особенно интенсивному развитию подлежали судостроительные заводы в Ленинграде (выделялось 25 млн. рублей суммарно) и Сормово (6,5 млн. рублей), ежегодная производительность которых в течение пятилетки должна была возрасти с 23,5 до 45 тыс. тис 5,5 до 15 тыс. т соответственно. Кроме того, возникла необходимость дооборудования предприятий других отраслей государственной промышленности. ВСНХ выделил для этих целей трестам, занимающимся выполнением поставок в обеспечение кораблестроительной программы, дополнительно на 1926-1928 гг. 7 млн. 250 тыс. рублей.

Соответствующие меры по дальнейшему организационному и материально-техническому укреплению судостроительной промышленности были приняты в годы первой пятилетки. В стране были сформированы два всесоюзных судостроительных объединения: «Союзверфь» (1928 г.) и «Речсоюзверфь» (1930 г.). Судостроительные заводы и верфи подвергались реконструкции, их производственные мощности увеличивались.

Тем не менее, экономические и производственные возможности страны все же оказались недостаточными для выполнения кораблестроительной программы 1929 г. По строительству подводных лодок степень выполнения программы составила 23 %, а по сторожевым кораблям-39 %. И если по торпедным катерам программа была выполнена на 102 %, то строительство таких классов кораблей, как лидеры эскадренных миноносцев и эскадренные миноносцы, речные артиллерийские корабли - мониторы и бронекатера, тральщики и малые охотники пришлось перенести в планы кораблестроения последующих лет.

Трудной проблемой в комплексе вопросов создания нового флота было восстановление утраченного за годы гражданской войны и разрухи народного хозяйства опыта проектирования новых кораблей. Практически в течение десятилетия новые корабли не проектировались и не строились. Поредели инженерно-технические кадры кораблестроителей. Между тем зарубежная техническая мысль в области кораблестроения за это время продвинулась вперед, значительные изменения претерпело оружие, вооружение и основное корабельное оборудование.

В этих условиях задача формирования облика первых подводных лодок, сторожевых кораблей и торпедных катеров, предусмотренных программой нового судостроения, представлялась весьма сложной.

Для решения этих и многих других вопросов требовалось создание научного органа, который бы организовал работы по проектированию и строительству военных кораблей. Таким органом явился Научно-Технический Комитет Морского Ведомства (НТКМ), учрежденный приказом Реввоенсовета СССР № 2475 от 8 ноября 1923 г.

В «Положении о Научно-Техническом Комитете Морского Ведомства» (НТКМ) указывалось, что он является высшим научно-техническим органом Морского ведомства.

На НТКМ возлагалось рассмотрение и разработка: проектов новых судов для военного флота и их боевого вооружения и снабжения; проектов «переустройства» существующих судов военного флота и их боевого вооружения и снабжения; проектов развития и усиления средств морской обороны, проектов оборудования баз, портовых плавучих средств, доков и другого оборудования для обслуживания военного флота; проектов по подъему затонувших судов, всех вспомогательных средств, нужных для ведения работ.

При Научно-техническом Комитете состояли опытовый судостроительный бассейн (сооруженный в августе 1893 г. в Петербурге по инициативе Д. И. Менделеева), научно-техническая лаборатория, занимавшаяся взрывчатыми и дымообразующими веществами, осветительными и зажигательными средствами для нужд флота, научно-испытательный полигон связи и комиссия морских минных опытов.

С образованием НТКМ практически был создан орган, которому предстояло совместно со Штабом и Техническим управлением Военно-Морских Сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии (ВМС РККА) разрабатывать и реализовывать техническую политику укрепления и развития флота. За девять лет своего существования НТКМ сыграл определяющую роль в разработке научно-технических проблем, связанных со строительством новых кораблей и многочисленными усовершенствованиями оружия и технических средств в период становления советского военного кораблестроения. Он организовал довольно широкий фронт работ по подготовке исходных данных по кораблям для формирования первых кораблестроительных программ. НТКМ проделал значительную работу по установлению деловых связей с научно-исследовательскими организациями и учреждениями страны в интересах Военно-Морского Флота. Привлекал специалистов, способных работать на восстановлении и в строительстве флота. С его деятельностью связаны имена выдающихся ученых-академиков А. Н. Крылова, Ю. М. Шокальского, Ю. А. Шиманского, членов-корреспондентов Академии Наук СССР П. Ф. Папковича, М. О. Яновского, профессора В. Г. Власова, научных работников, конструкторов и организаторов кораблестроения - Н. В. Алякринского, С. О. Барановского, К. П. Боклевского, В. В. Егорьева, Г. И. Зотикова, Н. И. Игнатьева, П. Н. Лескова, Б. М. Малинина, В. А. Никитина, В. Н. Перегудова, М. А. Рудницкого, А. П. Шершова, В. П. Мадисова, А. В. Акимова, Г. В. Ляхова и многих других, внесших существенный вклад в общее дело создания Военно-Морского Флота СССР.

Выполнив свое назначение, НТКМ в сентябре 1932 г. был расформирован. В Военно-Морских Силах на его базе были созданы пять специализированных научно-исследовательских институтов: Научно-исследовательский артиллерийский институт. Научно-исследовательский институт связи, Научно-исследовательский химический институт. Научно-исследовательский минно-торпедный институт и Научно-исследовательский институт военного кораблестроения (НИИВК) как головной научный орган флота в области военного кораблестроения.

В судостроительной промышленности к моменту расформирования НТКМ проектированием кораблей занимались уже несколько специализированных конструкторских бюро: по надводным кораблям - ЦКБС-1, по подводным лодкам - ЦКБС-2 и по торпедным катерам - конструкторское бюро на заводе А. Марти. Был создан и Научно-исследовательский институт судостроения и судовых стандартов (НИИСС).

 

 

КУРС НА СОЗДАНИЕ МОРСКОГО И ОКЕАНСКОГО ФЛОТА.

Скрытый текст

 

Итоги выполнения первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР подняли экономический и оборонный потенциал страны. Были освоены новые отрасли промышленности, такие, как тракторная, автомобильная, авиационная, химическая, станкостроительная, создана развитая энергетическая база. Удвоила продукцию черная металлургия. Подъем промышленного производства неуклонно продолжался в годы второй пятилетки (1933-1937 гг.), при выполнении которой была завершена техническая реконструкция народного хозяйства и создана новая техническая база для его отраслей, в том числе и для тех, которые производили для армии и флота новую технику и оружие.

Это позволило Советскому государству предпринять шаги к дальнейшему укреплению Военно-Морского Флота и расширению его оборонительных возможностей.

Оперативно-стратегические планы Военно-Морских Сил исходили уже из необходимости обеспечения активной обороны морских границ СССР на четырех основных театрах - Балтийском и Черном морях, Дальнем Востоке и Севере, а также предусматривалось повышение уровня обороноспособности на Каспийском море, Амуре и Днепре. В этой связи были произведены организационные изменения структуры Военно-морских Сил. В апреле 1932 г. был учрежден Тихоокеанский флот, а в июле 1933 г. - Северный.

Начало 30-х годов ознаменовалось ростом напряженности на Дальнем Востоке. В 1931-1932 гг. Япония фактически захватила Северо-Восточный Китай, развернула мощную группировку своих войск у советской и монгольской границ, усиливала свой военно-морской флот. Тревожно складывалась для нас военно-политическая обстановка и на Западе. Германия приступила к милитаризации своей экономики и начала осуществлять программу создания сильного флота.

Для укрепления наших морских сил на Тихоокеанском, Северном, Балтийском и Черноморском театрах в июле 1933 г. Советом Труда и Обороны было принято постановление «О программе военно-морского строительства на 1933-1938 гг.». Этим постановлением предусматривалось строительство подводных лодок, крейсеров, лидеров, эскадренных миноносцев, речных мониторов, торпедных и других катеров различного назначения. По количественному составу основного рода сил планировалось построить: 8 легких крейсеров, 50 лидеров и эскадренных миноносцев и 169 подводных лодок. И хотя намеченные планы строительства кораблей полностью выполнить не удалось, кораблестроительная программа второй пятилетки явилась важным этапом наращивания боевой мощи Военно-морского Флота.

За время пятилетней кораблестроительной программы 1933-1938 гг. флот получил 137 подводных лодок различных типов, 25 боевых надводных кораблей, 201 торпедный катер, 28 речных бронекатеров.

Несомненно, что в течение второй пятилетки страна существенно продвинулась по пути создания нового флота. Была заложена научно-техническая, производственная база для дальнейшего развития военного кораблестроения.

В сфере военного кораблестроения нарастание производственных мощностей шло ускоренными темпами. В середине 30-х годов все основные судостроительные заводы в Ленинграде, Николаеве, Севастополе, Владивостоке, Сормове, Киеве, Зеленодольске были переведены на строительство боевых кораблей. К выполнению кораблестроительных программ привлекались заводы, ранее не занимавшиеся судостроением. Развивались смежные отрасли промышленности, налаживалась производственная кооперация в масштабе страны в интересах строительства кораблей, формировались кадры судостроителей, конструкторов, ученых, совершенствовалась опытно-экспериментальная база, приобретался опыт проектирования и строительства кораблей. Капиталовложения в судостроительную отрасль увеличились по сравнению с первой пятилеткой в пять раз, в широких масштабах осуществлялась реконструкция судостроительных предприятий.

Принятию кораблестроительной программы 1933 г. предшествовал усиленный поиск наиболее рационального состава корабельных сил флота и способов их боевого использования, уточнялось назначение Военно-Морского Флота в системе Вооруженных Сил страны. В качестве основных задач флота были установлены: недопущение высадки десантов на свою территорию и защита крупных промышленных и административных центров от разрушения ударами с моря; содействие сухопутным войскам в обороне и наступлении в прибрежной полосе; нарушение коммуникаций противника; нанесение ударов по его базам и военно-промышленным объектам на побережье. Для выполнения этих задач основным родом сил считались надводные корабли, включавшие большое число различных классов, а также составляющие самостоятельный род сил подводные лодки, главным предназначением которых являлись действия на морских коммуникациях. Важное значение придавалось воздушным силам флота. Основным районом боевых действий Военно-морского Флота при решении возложенных на него задач считались закрытые моря и прибрежная зона на севере и востоке. Боевые действия в океанах или удаленных морях не предусматривались. Этими соображениями на преимущественное использование флота в условиях закрытых морей и в прибрежной зоне открытых морей наряду с составом кораблей принятой в 1933 г. кораблестроительной программы определялась также направленность некоторых инженерных решений, принимавшихся при проектировании кораблей и, в частности, в таких областях, как мореходность, дальность плавания, автономность и др.

Между тем расстановка военно-политических сил на международной арене второй половины 30-х годов складывалась таким образом, что Советскому Союзу противостояли фактически все основные державы, располагавшие мощными военно-морскими флотами. Главная угроза военного нападения на нашу страну исходила со стороны Германии, Италии и Японии. Их агрессивные намерения поощрялись Англией, Францией и США. Несмотря на обострившиеся отношения между странами, составившими две противоборствующие коалиции (с одной стороны Германия, Италия, Япония, с другой - Англия, Франция, США), их стратегические планы преодоления взаимных противоречий строились на так называемой политике «умиротворения», направленной против других государств и, прежде всего, против Советского Союза. Подтверждением этому явилось мюнхенское соглашение, подписанное 29 сентября 1938 г. главами правительств Германии, Италии, Великобритании и Франции. Комментируя результаты мюнхенского сговора, известный американский политический деятель, бывший президент Г. Гувер заявлял: - «Я убежден, что ни Германия, ни другие фашистские государства не желают войны с западными демократиями, пока эти демократии не мешают продвижению фашизма на Восток».

В сложившейся обстановке перед Военно-Морским Флотом встали новые задачи по защите морских рубежей Советского государства с океанских направлений и открытых морей, где господствовали флоты крупных морских держав. Состав этих флотов характеризовался следующими данными:

Класс кораблей

Англия

Франция

США

Германия

Италия

Япония

Итого

Линейные корабли

15

7

9

2

4

10

47

Авианосцы

6

2

3

-

-

10

21

Крейсера

66

19

24

11

22

36

178

Эсминцы

119

70

80

42

128

113

552

Подводные лодки

69

77

56

57

115

63

437

Чтобы противостоять этим силам, вновь созданные Тихоокеанский и Северный флоты, а также флоты Балтийского и Черного морей нуждались в существенном укреплении.

В развернувшейся в это время борьбе мнений по планированию развития Военно-Морского Флота возобладали взгляды сторонников создания крупных надводных кораблей в качестве ядра флота - линкоров и тяжелых крейсеров. Признавалась необходимость создания достаточно сильного подводного флота.

Сторонниками постройки крупных кораблей для Военно-морского Флота были такие видные военные деятели, как наморси (начальник морских сил) В. М. Орлов, его заместитель И. М. Лудри, начальник Главморпрома наркомата тяжелой промышленности Р. А. Муклевич, командующий Тихоокеанским флотом и позднее (в 1937 г.) наморси М. В. Викторов и его заместитель Л. М. Галлер. Разработкой концепции создания крупных надводных кораблей ВМФ занималась специальная комиссия под руководством известного теоретика военно-морского искусства С. П. Ставицкого.

Для строительства кораблей нового флота необходимо было дальнейшее расширение научной и технической базы судостроения. Развернулось строительство новых судостроительных заводов, в том числе таких крупных, как заводы в Северодвинске и Комсомольске-на-Амуре. В смежных отраслях промышленности все большее число промышленных предприятий выполняло заказы флота, поставляя для кораблей оружие, боевую технику, энергетические установки, различные системы и устройства. К концу второго пятилетнего плана наука, техника и производство, судостроительная база страны достигли уровня развития, позволяющего строить корабли любых классов, включая тяжелые крейсеры и линкоры. К тому времени в судостроительную отрасль входило более двадцати заводов, скооперированных в процессе создания кораблей с сотнями предприятий смежных отраслей и ведомств. Вместе с развитием производственной базы судостроения была расширена сеть конструкторских бюро и научно-исследовательских учреждений.

В ведение судостроительной промышленности в 1938 г. была передана материально-техническая и экспериментальная база с коллективом научных сотрудников научно-исследовательского института военного кораблестроения ВМФ, которая послужила основой для создания ЦНИИ им. академика А. Н. Крылова. В январе 1939 г. в судостроительной отрасли был создан Броневой институт, выросший впоследствии в один из крупнейших научных центров страны в области материаловедения - ЦНИИ конструкционных материалов «Прометей».

Выросли кадры ученых, конструкторов и кораблестроителей. Были осуществлены теоретические и научно-технические разработки для проектирования крупных кораблей-линкоров, тяжелых крейсеров. Уже в 1935 г. в НИИВК, в сотрудничестве с другими НИИ ВМС, велись разработки по обоснованию боевого и технического облика будущих линкоров и тяжелых крейсеров. А в 1936 г. Конструкторское бюро судостроительной промышленности приступило к проектированию этих кораблей с проведением широкой программы опытно-конструкторских работ по созданию образцов оружия, техники, брони, выбору оптимальных конструкций боевой защиты и решению многих других вопросов, сопутствующих созданию новых для советского кораблестроения классов кораблей. Сама отрасль в 1939 г. была выделена в самостоятельный Наркомат судостроительной промышленности. Словом, накануне войны страна располагала отлаженным судостроительным комплексом, способным решать сложные задачи военного кораблестроения.

Для решения все усложнявшихся задач нового морского строительства в 1937 г. был образован самостоятельный общесоюзный Наркомат Военно-Морского Флота. С этого времени Наркомат ВМФ получил собственный бюджет, фонды заготовок материальных средств, план заказов промышленности и т. д.

Центральные заказывающие управления Наркомата ВМФ располагали широкой сетью своих военных представителей (контрольно-приемный аппарат) на заводах и предприятиях промышленности, осуществляющих контроль за ходом работ и приемку готовой продукции, поставляемой для ВМФ. В предвоенные годы контрольно-приемный аппарат Наркомата ВМФ был наделен правами органов государственного контроля.

Для научного руководства делом строительства флота и его боевым использованием в Военно-Морских Силах была развернута система научно-исследовательских институтов, испытательных полигонов и других учреждений, которые сыграли важную роль в создании корабельного состава флота и в решении многих других вопросов военно-морского строительства.

Таким образом, внешнеполитическая обстановка и условия внутреннего экономического развития привели Советское государство к тому рубежу, когда строительство большого морского и океанского флота стало в качестве практической задачи.

В 1938 г. политическим руководством страны и правительством был взят курс на создание большого морского и океанского флота. В военном кораблестроении наступил новый этап, характеризующийся широким масштабом строительства кораблей всех основных классов, включая такие крупные, как линкоры и тяжелые крейсера.

Быстрое развитие экономики СССР в предвоенные годы и реконструкция всего народного хозяйства на новой технической основе создали благоприятные условия для научно-технического прогресса и широкого внедрения его достижений в практику военного кораблестроения. Развернутое строительство большого морского и океанского флота, появление новых классов и типов кораблей сопровождались решением многих научно-технических проблем. Круг возникавших при этом вопросов постоянно расширялся, сами проблемы становились все более сложными, вызывая необходимость проведения большого объема научных исследований и экспериментов. На новом уровне развития решали задачи теории корабля и строительной механики. Для достижения высоких скоростей эскадренных миноносцев и лидеров анализировали пути совершенствования их ходовых качеств. Рождение нового класса боевых кораблей - скоростных торпедных катеров вызвало поиск технических решений по освоению нового принципа движения в режиме глиссирования. В ходе исследований по достижению высоких скоростей потребовалось уделить серьезное внимание решению новой в кораблестроении проблеме кавитации.

Постройка легких быстроходных кораблей и катеров и наряду с ними создание крупных броненосных кораблей большого водоизмещения требовали своих, для каждой из этих групп кораблей, решений по вопросам обеспечения прочности и надежности корпусных конструкций, поиска новых конструкционных материалов.

Развитие подводного кораблестроения в свою очередь выдвинуло проблемы рационального конструирования, обеспечения прочности и живучести подводных лодок.

Важное место занимали научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию котлотурбинных энергетических установок, развитию дизелестроения и электромашиностроения. Определяющее воздействие на боевые свойства кораблей имело развитие оружия и вооружения различного назначения.

За годы первой пятилетки советское подводное кораблестроение поднялось до уровня зарубежного.

Первенцы подводного кораблестроения - подводные лодки типа «Декабрист», «Ленинец» и «Щука» - были вполне современными по тому времени кораблями. «Декабристы» не уступали однотипным английским и американским подводным лодкам того же периода постройки и, в частности, английской подводной лодке типа «Оберон». Не уступали они и лучшим однотипным итальянским подводным лодкам типа «Витторио Пизани» водоизмещением 850 т, вооруженных 6-8-торпедными аппаратами, одной 100-мм пушкой, с надводной скоростью примерно 17 уз и дальностью плавания под дизелями при 8-узловой скорости 5000-9000 миль. «Декабрист» кроме восьми торпедных аппаратов и 100-мм артиллерийской установки имел еще одну 37-мм артустановку и при надводной скорости 8,5 уз дальность плавания его составляла 8500 миль.

Подводная лодка типа «Щ», по водоизмещению (578 т) примерно одинаковая с итальянской подводной лодкой «Аргонавт» (640 т), имела примерно равные с ней тактико-технические характеристики. Единственное преимущество «Аргонавта» перед «Щукой» состояло в артиллерийском вооружении - на ней была установлена 100-мм пушка, а на «Щуке»-45-мм. Но подводная лодка типа «Щ» превосходила «Аргонавт» по дальности плавания под дизелями (соответственно 5200 и 4000 миль).

В техническом отношении подводное кораблестроение ознаменовалось решением ряда важных задач по совершенствованию боевых и эксплуатационных качеств подводных лодок.

Переход на двухкорпусную и полуторакорпусную архитектуру, с разделением объема прочного корпуса водонепроницаемыми прочными переборками и запасом плавучести 20-30 % имел существенное значение в обеспечении надводной непотопляемости лодок и повышения их живучести.

Использование сталей повышенной прочности, разработка новых методов расчета, норм прочности и рациональных приемов конструирования увеличили рабочую глубину погружения до 75 м при предельной 90 м. Разрыв между рабочей и предельной глубиной погружения составил около 20 % против 50 % на лодках дореволюционной постройки, что свидетельствовало о повышении прочности и надежности корпусов новых лодок. Коренные изменения по сравнению с лодками дореволюционной постройки претерпела система погружения и всплытия. Главный балласт стал размещаться в концевых и бортовых цистернах и заполняться самотеком через кингстоны. Этим был ликвидирован существенный недостаток старых лодок, подверженных влиянию изменения дифферентующего момента из-за расположения главного балласта в оконечностях. Для всплытия из подводного положения в позиционное предусматривалось продувание «средней» цистерны, а для срочного погружения - цистерны «быстрого погружения». Управление закрытием и открытием кингстонов и клапанов вентиляции балластных цистерн было механизированным и осуществлялось централизованно из центрального поста, также было централизовано управление системами продувания водяного балласта воздухом высокого давления. Все эти конструктивные меры сократили время перехода лодок из надводного в подводное положение, а также повысили надежность аварийного всплытия.

Для обеспечения безопасности эксплуатации аккумуляторных батарей предусматривалось групповое их размещение в герметически закрытых ямах с принудительной вентиляцией и установкой специальных приборов дожигания водорода. На новых лодках была введена система регенерации воздуха, увеличившая время пребывания под водой до 72 ч.

Торпедное вооружение лодок перешло на использование торпед 533-мм калибра с увеличением боекомплекта до 10-14 единиц. Усилено было артиллерийское вооружение за счет установки орудий 100-мм калибра.

С созданием первых серий подводных лодок связано становление дизелестроения. Установленные на этих лодках компрессорные и в последующем бескомпрессорные дизели мощностью 1100 л. с., обеспечившие надводную скорость 15 уз, были освоены Коломенским заводом.

Перечисленные особенности тактических и технических свойств, строившихся в рассматриваемый период подводных лодок, явились основой подводных лодок последующих поколений.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что подводные лодки советской постройки помимо высоких боевых возможностей обладали неплохой живучестью. В специальных трудах, посвященных рассмотрению боевых повреждений, полученных советскими подводными лодками в годы Великой Отечественной войны, описано 72 случая, когда подводные лодки даже при наличии серьезных боевых повреждений выходили победителями из схваток с противником и возвращались в свои базы. Так, подводная лодка Щ-407 Краснознаменного Балтийского флота постройки 1933 г. при выполнении боевого задания в Балтийском море с 12 августа по 28 сентября 1942 г. трижды получала боевые повреждения: от разрывов авиабомб, при обстреле тральщиком противника и от взрыва антенной мины. И во всех трех случаях личный состав подводной лодки сумел справиться с серьезными боевыми повреждениями, и подводная лодка возвратилась в базу.

В итоге работ по двум первым кораблестроительным программам была заложена солидная научно-техническая и производственная база для ускоренного строительства подводного флота.

 

ДЕСЯТИЛЕТНЯЯ (1937-1947) И ПЯТИЛЕТНЯЯ (1937-1942) ПРОГРАММЫ ВОЕННОГО КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ.

Скрытый текст

 

В соответствии с ориентацией на создание большого морского и океанского флота в 1937 г. была разработана десятилетняя программа военного кораблестроения, которой предусматривалось построить 15 линкоров, 15 тяжелых крейсеров, 28 легких крейсеров, 20 лидеров, 144 эсминца, 96 сторожевых кораблей, 204 тральщика, 18 минных и 14 сетевых заградителей, 6 мониторов, 348 торпедных катеров, 115 охотников за подводными лодками и 386 подводных лодок. На основе десятилетней программы разрабатывалась пятилетняя программа, которая вошла в третий пятилетний план развития народного хозяйства СССР. Однако ни десятилетняя, ни пятилетняя программы официально не утверждались, но служили основанием для руководства судостроительной промышленности и Наркомата ВМФ при составлении ежегодных планов закладки и строительства кораблей. Эти планы согласовывались и утверждались ЦК ВКП(б) и СНК СССР.

Для обеспечения кораблестроительной программы широким фронтом было развернуто проектирование вновь создаваемых надводных кораблей и подводных лодок. Темпы выполнения проектных работ позволили уже в 1939 г. произвести закладку на стапелях и вести ускоренное строительство подавляющего большинства кораблей, предусмотренных программой 1937г. Однако неблагоприятные внешнеполитические условия начала второй мировой войны, усилившаяся угроза войны для нашей страны со стороны фашистской Германии помешали выполнению намеченных планов военного судостроения. К этому следует добавить и возникшие во второй половине 1940 г. трудности в строительстве крупных кораблей. Задерживались поставки броневых плит, медленно разворачивались работы по изготовлению главных турбин.

Темпы постройки кораблей снизились настолько, что стала очевидной недостижимость плановых сроков их готовности. Тем не менее объем продукции военного судостроения продолжал нарастать. Общий тоннаж боевых кораблей флота с начала 1939 по 1941 гг. возрос почти на 160 тыс. т. Наращивание боевого потенциала военно-морских сил осуществлялось за счет вступления в строй новых надводных кораблей различного назначения - легких крейсеров, лидеров, эскадренных миноносцев, торпедных катеров, бронекатеров, охотников за подводными лодками, а также ускоренным строительством сильного подводного флота.

Подводные лодки строили в зависимости от тех задач, которые предстояло решать в войне. В предвоенном подводном кораблестроении для этих целей выделили три направления:

первое - большие, средние и малые торпедные подводные лодки для действий против надводных кораблей и транспортных судов на внутренних и морских коммуникациях противника;

второе - подводные лодки в качестве минных заградителей;

третье - крейсерские подводные лодки с увеличенным вдвое по сравнению со средними подводными лодками торпедным боезапасом и артиллерийским вооружением, обладающие большой автономностью и дальностью плавания; предназначены для ведения боевых действий в удаленных от своих баз морских и океанских районах.

Географическое положение Советского Союза с его разобщенными морскими театрами влияло на создание определенных классов и типов подводных лодок. Подводные лодки строили преимущественно в западных районах страны и доставляли на Тихоокеанский и Северный флоты по внутренним водным и сухопутным путям сообщения. Этим в известной мере объяснялось массовое строительство средних подводных лодок, доставлявшихся на удаленные морские театры железнодорожным путем посекционно, и подводных лодок типа «М», которые отправлялись туда на железнодорожных транспортерах в полном сборе.

В годы второй пятилетки, отмеченной особенно бурным развитием подводных сил страны, строили преимущественно малые и средние подводные лодки. В третьей пятилетке большую часть построенных подводных кораблей составляли уже средние, большие и крейсерские подводные лодки, что явилось практическим воплощением курса на строительство большого морского и океанского флота.

По проектам, созданным до 1941 года, было построено 326 подводных лодок, в том числе 206 до начала войны 1941-1945 гг., 54 были достроены во время войны и 64 построены в первые послевоенные годы. У конструкторов эти лодки классифицировались по сериям — с I по XV; на флоте же они получили буквенные обозначе­ния: «Д», «П», «Л», «С», «Щ», «К», «М».

Подводные лодки 1-й серии (типа "Декабрист") вступили в строй ВМФ в 1930 году, последняя лодка по проектам этого периода была сдана ВМФ в 1952 году (ПЛ "М-294", XV се­рии).

К сожалению, из всех русских подводных лодок, построен­ных в период с 1904 по 1952 годы, сохранились только 3 — подводная лодка "Д-2" ("Народоволец"), восстановленная ны­не как музей на Васильевском острове в Санкт-Петербурге, "К-21" в Североморске и "С-56" во Владивостоке. С мемори­альной достоверностью удалось восстановить только подвод­ную лодку "Д-2".

 

 

Черноморский флот с 1917 по 1924 

Скрытый текст

 

Во все времена развал или потеря вооруженных сил непременно оборачивались для государства тяжелой катастрофой. На ликвидацию последствий в лучшем случае уходили десятилетия, иногда такие катастрофы приводили к потере национальной независимости, а порой и к полному исчезновению целых государств и народов. Отечественная история, к сожалению, слишком богата яркими примерами, подтверждающими эти истины. В системе вооруженных сил флот особенно уязвим: он почти моментально гибнет (разоружается, тонет), но очень долго возрождается (строится, осваивается личным составом)

Черноморскому флоту за свою историю, как никакому другому флоту России, пришлось пережить драматические события. Флот практически неоднократно погибал, Севастопольская бухта пустела, но потом вновь возрождался, и бухта опять наполнялась кораблями.

Первый раз он погиб 1854-1855 году, когда были затоплены корабли Императорского флота России для того, чтобы предотвратить прохождение неприятеля в Севастопольскую бухту. Второй раз пришелся на смутные времена Гражданской войны 1917-1924 годов .

 

1917-1924

 

В феврале 1917 года смена формы государственного правления на фоне глубоких противоречий в обществе привела к быстрому развитию революционных процессов и к острой борьбе за власть между различными политическими группировками. В этой борьбе одним из главных козырей стали вооруженные силы.

Слабость Временного правительства и его поспешные решения в сочетании с революционной инициативой на местах при безответственности большинства политических лидеров вскоре привели к разложению российских вооруженных сил. Сейчас очевидно, что последнее, в свою очередь, было одной из важнейших причин неисчислимых бедствий, постигших наше Отечество в последующие годы.

Разложение началось с нарушения законов и как следствие с падения дисциплины. В Черноморском флоте активную работу по «контролю» командования развернули выборные органы — Центробалт и Севастопольский совет. За влияние на матросские массы активно боролись партии эсеров, меньшевиков, большевиков, кадетов и анархистов. Не остались в стороне и националисты — уже весной 1917 года Севастопольская украинская рада выдвинула лозунг «украинизации» Черноморского флота.

Боеспособность флота стремительно падала, подрывался авторитет офицерского состава, лишенного возможности поддерживать должный порядок. Все это сделало невозможным решение флотом боевых задач.

Понимая всю невозможность управления флотом в таких условиях, 9 июня вице-адмирал А.В. Колчак приказал спустить с мачты крейсера «Георгий Победоносец» свой флаг командующего флотом. Все полномочия он передал контр-адмиралу В.К. Лукину. 21 июля 1917 года командующим Черноморским флотом Временное правительство назначило контр-адмирала А.В. Немитца, начальником штаба — контр-адмирала М.П. Саблина. Однако всей полноты власти у нового командующего и начальника штаба уже не было. Ещё 13 июня исполком Севастопольского совета для координации деятельности флота и его демократизации вынес решение об организации Центрального комитета при штабе командующего Черноморским флотом. ЦК должен был заниматься «совместно с командующим Черноморским флотом» хозяйственными, административными и военно-техническими вопросами, исключая оперативные и боевые.

После октября 1917 года на Чёрном море какая-либо активность против немцев полностью прекратилась. Началась борьба с Белым движением. В начале ноября 1917 года I Общечерноморский съезд, учитывая просьбу рабочих Ростова-на-Дону о помощи, принял решение направить туда отряд кораблей для борьбы с А.М. Калединым. В итоге черноморцы «первыми встали на защиту революции», оказав большую помощь Красной гвардии в боях за Ростов и образовав в городе новый Военно-революционный комитет.

С февраля 1918 года флот в соответствии с декретом Совнаркома о создании РККФ комплектовался на добровольной основе, по вольному найму. Избытка добровольцев не наблюдалось, и к апрелю в Черноморском флоте насчитывалось всего 7 тысяч матросов против почти 48 тысяч в начале 1917 года. Из-за этого пришлось разоружить три линейных корабля, все крейсера, несколько малых миноносцев и подводных лодок.

-cQRm1iT7kxxj-qXSgqzYYHX3HGw7HSf505JSyfK2CGQsabpG5GwTGTDLFEIBZnGdDK1he6KC4L_N-VG3JABa4MhM6UE3-1gtFOX0uFH1V3Kc4h-SF-Jp6_Al2DwfRF3VPSqzCtv

Значение Черноморского флота к этому времени хорошо понимали все политические силы и противоборствующие стороны. Большевистский Совнарком, не без основания опасавшийся захвата флота Германией, уже санкционировал предложение Коллегии Морского Комиссариата о перебазировании сохранившихся в строю кораблей в Новороссийск.

Выполнить это решение оказалось не так просто: реальной советской власти в Крыму не существовало, на кораблях бушевали политические страсти. В сложном положении оказался командовавший флотом бывший контр-адмирал М.П. Саблин, который искренне хотел сохранения флота для России, но не одобрял политической линии большевиков. До последнего момента Саблин пытался найти компромисс. Большую решимость и инициативу в спасении флота тогда проявили командиры эскадренных миноносцев «Калиакрия» и «Керчь» Е.С. Гернет и В.А. Кукель-Краевский. Линкоры покинули Севастополь под огнем германских орудий, а часть кораблей так и не смогла выйти из бухты. Эскадренный миноносец «Гневный», не выдержав обстрела, выбросился на берег.

1–2 июня 1918 года действующий Черноморский флот сосредоточился в Новороссийске, а разоруженные корабли и все подводные лодки немедленно были захвачены немцами. В руки немцев в общей сложности попало 170 боевых кораблей и судов различных классов.

В Новороссийске сосредоточилось основное боевое ядро флота: 2 линкора, 10 эсминцев, 7 миноносцев, 10 сторожевых катеров, 30 транспортов.

Германское командование, угрожая срывом Брестского мира, один из пунктов которого запрещал судам Российского флота выходить из своих портов до окончания боевых действий на Западном фронте, выдвинуло ультиматум и 11 мая 1918 года потребовало немедленного возвращения кораблей в Севастополь.

13 мая 1918 года НКИД РСФСР направил МИДу Германии ноту, где выражалась готовность возвратить флот в Севастополь, если город не будет оккупирован и если будет заключен мир “точный и полный”.

Вместо ответа Германия начала блокаду Цемесской бухты, перехват русских судов, как в территориальных водах России, так и в открытом море.

24 мая 1918 года на докладной записке Начальника Морского Генерального Штаба Е. Беренса с заключением Высшего Военного Совета республики В.И. Ленин накладывает резолюцию:

“Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно”.

(Но еще 3 мая 1918 года народный комиссар военных и морских дел Троцкий направил секретный приказ о подготовке кораблей Балтийского и Черноморского флотов к уничтожению).

Приказ затопить корабли Черноморского флота и не допустить их передачи немцам был направлен 28 мая командующему Черноморским флотом и главному комиссару флота: “Ввиду явных намерений Германии захватить суда Черноморского флота, находящиеся в Новороссийске, и невозможности обеспечить Новороссийск с сухого пути или перевода в другой порт, Совет Народных Комиссаров, по представлению Высшего военного Совета, приказывает вам с получением сего уничтожить все суда Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся в Новороссийске (Ленин)».

Получив приказ Ленина о затоплении флота, командующий контр-адмирал М.П. Саблин выезжает в Москву. Он хотел убедить правительство не торопиться с уничтожением кораблей, пока им не угрожает непосредственная опасность, и отменить соответствующие директивы. Вместо себя командующий оставляет командира линкора “Воля” капитана 1 ранга А.И. Тихменева. В Москве Саблина арестовали. Лишь благодаря сочувствующим морякам из караула, ему удалось бежать в Великобританию, а потом вернуться с союзниками на Юг России.

Началось массовое дезертирство с кораблей. Одновременно усилился натиск германской дипломатии: немцы гарантировали жизнь и свободу всем командам, если корабли вернутся на базу.

Но Тихменев вновь выносит вопрос о затоплении флота на голосование команд. Был проведен новый референдум, на котором более 500 человек выразило желание идти в Севастополь, 450 высказались за потопление кораблей и около тысячи воздержалось.

На следующий день, 17 июня, из Новороссийска в Севастополь вышли под командованием и.о. Командующего флотом А. И. Тихменева из Новороссийска линкор «Воля», вспомогательный крейсер и 8 эсминцев и взяли курс на Севастополь. Им никто не препятствовал.

Когда эскадра Тихменева выстроилась на внешнем рейде, то на эсминце «Керчь» взвился сигнал: «Судам, идущим в Севастополь: позор изменникам России!».

Это был окончательный раскол моряков Новороссийской эскадры.

Трагедия Гражданской войны в этой ситуации проявилась очень отчетливо.

По приходу эскадры в Севастополь немцы объявили корабельные команды военнопленными, артпогреба кораблей были опечатаны, выставлены караулы и подняты на кораблях кайзеровские флаги. Транспорт-мастерская “Кронштадт” была уведена в Стамбул.

Прибытие в Новороссийск из Москвы члена Коллегии Наркомата по морским делам мичмана Ф. Раскольникова и его агитация окончательно выбила почву из-под ног противников затопления флота. Раскольников быстро сошёлся с большевизированной командой эсминца «Керчь», а также с её командиром старшим лейтенантом В. Кукелем, активным сторонником затопления флота.

Утром 18 июня 1918г. эсминцы «Керчь» и «Лейтенант Шестаков» отбуксировали корабли на рейд. В машинное отделение каждого корабля были заложены взрывные патроны.

В 15.45 18 июня в Цемесской бухте команда «Керчи» начала расстрел с короткой дистанции судов Черноморского флота, оставшихся в Новороссийске. Один за другим уничтожаемые русскими моряками, шли на дно Цемесской бухты русские эсминцы-новики: «Гаджи-бей», «Калиакрия», «Пронзительный», “Феодониси”, “Громкий”; миноносцы: «Сметливый», «Капитан-лейтенант Баранов», «Стремительный», «Лейтенант Шестаков»; транспорты “Оксюз”, “Эльбрус”, “Женероза”, “Фредерикс”, “Сербия”.

Корабли уходили под воду, держа на мачтах сигнал: «Погибаю, но не сдаюсь!»

Линкор «Свободная Россия» только после попадания шестой торпеды пошел ко дну. Всего затоплено десять боевых кораблей и пять транспортов.

Вот так, и опять не в бою, погибали, как и их парусные предшественники, корабли Черноморского флота.

Эсминец «Керчь» ушел в Туапсе.

ZN38lEaPf5N8HOhd0T5GRWTlbbOd63h0wbTEGa0njM0PenVvzhTmc8EHUr6RTrU6aov8t9kSq6l8gi40NszHJN07M_9rTIIYxCkqTlyG4pssKq-7rb4ED0zvr9_aLQTc_pZHpzU4

Линкор “Свободная Россия”(бывш.” Императрица Екатерина”)

 

19 июня 1918 года, после схода команды на берег, эсминец был затоплен у Кадошского маяка близ Туапсе. Перед своей гибелью «Керчь» отправила радиограмму с извещением о том, что все оставшиеся в Новороссийске корабли уничтожены:

«Всем, всем, всем. Погиб, уничтожив часть судов Черноморского флота, которые предпочли гибель позорной сдаче Германии. Эскадренный миноносец «Керчь».

Так закончился первый этап трагедии кораблей Черноморского флота, которой совсем скоро предстояло продолжиться.

16 ноября 1918 года в Черное море вошла союзная эскадра.

22 ноября 1918г. на кораблях были спущены кайзеровские флаги и подняты Андреевские флаги. Но с приходом англичан в Севастополь их заменили на флаги британские. Лучшие корабли флота - линкор “Воля” и эсминцы типа “Новик” английскими командами были уведены в Измитский залив Мраморного моря.

В самом конце 1918 года на кораблях флота, с приходом Добровольческой армии генерала А. Деникина, опять подняты Андреевские флаги.

22 апреля 1919 года в Севастополь вошли части Красной армии. Флот стал Красным Черноморским флотом и на кораблях подняты красные флаги.

Но через два месяца войска Деникина вновь занимают Севастополь. В августе 1919 года союзники вернули белым захваченные ими корабли: линкор “Воля”, переименованный в “Генерал Алексеев” и ряд других кораблей вернулись в Севастополь.

2r_bq5UHMlJbDL_8H-hPzm5_ohbLBdLKWb-vQccT9zri0eil8r5NMeyMM3GDU2s6A5HaHCF5gu9LrwIutqzzi49FwkrsuJXp8Xl7mbmVziJFwfjEbSt0K-vJf3E_DiqXpenCE164

Линкор “Воля”

 

Xyldemi_sIT18V24K-S1BS0N7qX8XsCtar6bjEP8uRP9RoyxX9aL-km99YeFjyCN250pScPo4ruPW8pNucOFu-DBtfWGNv9QI22-FVaI8DRoDcTqUPKwysmJKnDiijkRI8Kxu8-l

 

 

Эсминец типа “Новик”

К лету 1920 года флот белых состоял из 2 линкоров, 1 крейсера, 11 эсминцев, 4 подводных лодок и других судов.

4 апреля 1920 года генерал П. Врангель стал Главкомом Вооруженных сил Юга России. Период его правления стал последним актом трагедии Белого движения и гибели Черноморского флота.

15 апреля 1920 года части Красной армии вступают с Севастополь. Но Севастопольский рейд и бухты были пусты.

Все исправные боевые корабли и суда Черноморского флота, подняв на мачтах французские флаги, ушли из портов Крыма, взяв курс на Босфор.

Всего генерал П. Врангель увел 150 кораблей и судов, в том числе: 2 линейных корабля: “Воля”, переименованный в “Генерал Алексеев”; “Георгий Победоносец”; один броненосец, 2 крейсера, 10 эсминцев, 12 тральщиков, 4 подводные лодки.

На кораблях и судах было вывезено 143 тысяч человек, из которых более 116 тысяч военных.

Во время перехода затонул со всей командой и взятыми на борт пассажирами эсминец “Живой”.

Корабли, оставшиеся в Севастополе, были взорваны, а подводные лодки затоплены.

21 ноября 1920 года русские корабли, находящиеся в Стамбуле, были реорганизованы в Русскую эскадру под командованием вице-адмирала М.Кедрова, а 113 кораблей и судов были реквизированы Англией, Францией, Грецией и Турцией.

8 декабря 1920 года Русская эскадра несколькими отрядами вышли из Стамбула и взяли курс на военно-морскую базу Бизерта, которую предложила Франция для стоянки Русской эскадры. В составе эскадры были:

- 2 линкора (“Генерал Алексеев”- командир капитан 1 ранга В. И Федявский, “Георгий Победоносец”- командир контр-адмирал М. Подушкин);

- 10 эсминцев (“Беспокойный”, “Гневный”, “Дерзкий”, “Пылкий”, “Поспешный”, “Цериго”, “Капитан Сакен”, “Зоркий”, “Звонкий”, “Жаркий”);

- 4 подводные лодки и другие корабли и суда.

T1LrTBQDlNmBShD_YSwhuhOBLf_Jm3_51rRlA7KguIyfUnCeZjaCg5cxOXP-O51siTJxRoYUXFzH474O7kN1mckiBMJakzeYURznPY717ANtwq-ZR5DQja_t8jqnwdp2cR0tFBu6

Линкор “Георгий Победоносец”

 

Всего в Бизерте бросили якоря 33 корабля.

И русская эскадра осталась там на вечную стоянку. Русские моряки жили, поднимали Андреевский флаг, ухаживали за кораблями, несмотря на все жизненные трудности и проблемы. В Бизерте был создан Морской корпус, и даже издавался журнал «Морской сборник» — главный военно-морской журнал России, выпускавшийся с 1848 г. Параллельно в Петрограде с 1918 г. издавался советский «Морской сборник».

После занятия большевиками Севастополя в 1920 году, с 1921 года начинается воссоздание Черноморского флота. Так, в 1920—1921 годах были достроены заложенные во время Первой мировой войны на николаевских верфях в качестве десантных транспортов канонерские лодки типа «Эльпидифор»: «Красная Абхазия», «Красный Аджаристан», «Красная Грузия» и «Красный Крым». А к 7 ноября 1923 года капитально отремонтирован и вновь введен в боевой состав флота бронепалубный крейсер «Кагул», переименованный 31 декабря 1922 года в «Коминтерн».

E4WVYDqW_2g4kYGzYcxfFWQcRQs1Jw_qOoOlQbaXcYO11hxhxEu7I1rZdHvqZxS2C0SWw1ivSIIk8b5uWnpakxVyIEG3fw-kSRL-HWdOOVStW20qVqF5MpGN77t4TOZiJUBVWim7

“Красная Абхазия”

 

Остатки Черноморского флота, бросившего якорь в Бизерте, так и не были возвращены Советскому Союзу, несмотря на то, что Франция признала СССР

28 октября 1924 года. Все корабли пошли на слом. Последним был разобран на металлолом линкор “Генерал Алексеев”.

 

  • Плюс 6
  • Круто 1
  • Минус 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

×