Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
IronHandOf

Тулонское сражение 1744 года

В этой теме 8 комментариев

Рекомендуемые комментарии

[NEO-C] IronHandOf 3 297
Участник, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
5 854 публикации

1. Схватка за Австрийское наследство

                 Попытки оспорить завещание австрийского императора Карла VI в конечном счете привели к общеевропейской войне, продолжавшейся с 1740 по 1748 год. Одним их ключевых эпизодов этой войны стало морское сражение у Тулона в феврале 1744 года, в котором за контроль над западной частью Средиземного моря сражались английский и союзный франко-испанский флоты. Каким же образом проблемы с определением наследника австрийского императора привели к столкновению англичан, французов и испанцев в Сердиземноморье?

 

Скрытый текст

Драка за Австрийское наследство

20 октября 1740 года умер австрийский император Карл VI. Поскольку наследников мужского пола у него не было, еще 19 апреля 1713 года была оглашена Прагматическая санкция, согласно которой престол в случае отсутствия у императора сыновей переходил к его будущим дочерям. В случае прекращения их потомства трон должны были унаследовать дочери уже умершего старшего брата Карла императора Иосифа I, правившего во владениях австрийских Габсбургов до 1711 года, и их мужскому и женскому потомству по праву первородства. При этом санкция отдельно оговаривала, что дочери императора Иосифа I выдаются замуж и теряют преимущественное право наследования престола. Главной наследницей признавалась дочь Карла – Мария-Терезия.

Уложение Карла VI было признано Испанией, Россией, Бранденбургом, Англией, Саксонией и Францией в период с 1725 по 1735 годы. Отказалась признать санкцию Бавария, так как баварский курфюрст настаивал на том, что жена принца Карла-Альбрехта Мария-Амалия Австрийская (дочь Иосифа I) имеет права на имперский трон. Но после смерти Карла VI права Марии-Терезии на престол стали оспариваться с разных сторон.

Бавария ожидаемо потребовала пересмотра санкции в пользу Марии-Амалии по праву первородства младшей дочери Иосифа I относительно старшей дочери Карла VI. Однако вскоре Карл-Альбрехт немного исправил свою «заявку на участие» в гонке за троном – теперь уже он сам в качестве потомка дочери императора Фердинанда I, Анны, опираясь на наследственный договор 1546 года, заявлял притязания на всё Габсбургское наследие.

Прусский король Фридрих II въезжает в Бреслау, 1740 год - Тулонское сражение 1744 года: схватка за Австрийское наследство  | Военно-исторический портал Warspot.ru Прусский король Фридрих II въезжает в Бреслау, 1740 год

 

Прусский король и курфюрст Бранденбургский Фридрих II, циник до мозга костей, заявил свои права на силезские герцогства Лигниц, Глогау, Бриг и Егерндорф, но это был лишь предлог для захвата всей Силезии. Претензии Фридриха основывались на правах лигницкого князя Фридриха II Пяста, который после смерти бригского князя Георга I Пяста наследовал права на Лигниц, Бри и Егерсдорф в 1521 году, а герцогство Глогау просто купил за долги в 1545-м. Дети Фридриха II Магдалена и Георг были выданы за детей маркграфа Бранденбургского Иоахима II Гектора – соответственно Иоганна-Георга и Барбару. Таким образом, Иоганн-Георг Бранденбургский получил права на нижнесилезские герцогства, которые были объявлены приданным Магдалены.

Однако, предъявляя эти права в 1740 году, Фридрих II перечеркивал статуты Священной Римской империи времен императора Леопольда I, который в 1675 году наследовал права на Лигниц, Глогау и Бриг после смерти последнего силезского герцога из дома Пястов Георга-Вильгельма. Прусскому королю было совершенно все равно, кому достанется наследие австрийского дома Габсбургов. Самое главное – его Бранденбургская Марка могла в результате неразберихи опять прирасти новыми землями.

Филипп V Бурбон, король Испании, основываясь на старинных договорах между испанскими и австрийскими Габсбургами, считал, что имперский трон должен быть передан одному из его сыновей. Король Польский Август III, которого русские возвели на престол Польши в результате войны за Польское наследство, отстаивал права своей жены Марии-Жозефы, старшей дочери Иосифа I.

Пруссия атакует

11 декабря 1740 года прусский король Фридрих II предъявил ультиматум Марии-Терезии. А уже 16 декабря он вторгся в Силезию, которая была завоевана в рекордно короткие сроки – всего за две недели, исключая только крепости Бриг, Глогау и Нейссе, в которых заперлись австрийские гарнизоны. Глогау был взят во время лихой ночной атаки 9 марта 1741 года. Для деблокады Брига и Нейссе Мария-Терезия послала 20-тысячную армию Рейнхарда фон Нейперга, но в тяжелой битве при Мольвице 10 апреля пруссаки смогли разгромить австрияков. Хотя Фридрих после провала в начале битвы покинул войско, командование принял фельдмаршал Курт Кристоф фон Шверин, сумевший отбить вторую атаку австрийской конницы и довести дело до победы.

Вторжение пруссаков в Силезию вызвало ответную реакцию. С молниеносной быстротой Англия, Россия, Саксония (переметнувшаяся в лагерь Марии-Терезии) и Соединенные Провинции выступили в поддержку Австрии и Прагматической санкции. Франция же, усмотрев в австро-прусском противостоянии великолепную возможность ослабить давнего врага в лице Священной Римской империи, приняла сторону Баварии, Испании и Пруссии.

Баварский фронт

Вскоре непосредственно в войну вступила Бавария. Ее войска, усиленные французскими «добровольцами» и под командованием французского маршала Шарля-Луи Фуке де Бель-Иля, вторглись в Богемию. К ноябрю 1741 года они дошли до Праги, которую и взяли в конце месяца. 9 декабря богемские представители в соборе Святого Витта в торжественной обстановке признали Карла-Альбрехта Баварского императором Священной Римской империи Карлом VII и присягнули ему на верность.

Австрияки, разрываясь меж двух фронтов, перебрасывали войска из Италии и Венгрии, тем более что баварцы и французы уже взяли Брюнн и уверено двигались к Вене. 28-тысячная австрийская армия Карла Лотарингского двигалась из Моравии к Праге. Но у чешского Котузица (Хотузице) она была встречена 23-тысячным корпусом пруссаков, которые в упорном бою победили и обратили противника в бегство. Пруссаки в сражении потеряли около 3000 человек, потери австрияков оцениваются в два раза больше. После Котузица с Фридрихом II при посредничестве Англии было заключено перемирие, а 28 июля 1742 года – мир, согласно которому Пруссия получала Силезию и Глац. Теперь Мария-Терезия могла перекинуть войска из Силезии в Богемию.

Виктор-Франсуа, герцог де Брольи - Тулонское сражение 1744 года: схватка за Австрийское наследство  | Военно-исторический портал Warspot.ru 

Виктор-Франсуа, герцог де Брольи

 

 

Хотя баварцев и французов под командованием французского герцога де Брольи удалось оттеснить к Влтаве, штурм Праги оказался неудачным: столица Богемии осталась за баварско-французскими войсками. Но не было бы счастья – да несчастье помогло. Французский и баварский командующие разругались, как извозчики, и теперь отряды Брольи действовали отдельно от армии Секендорфа. В результате имперцы получили редкую возможность бить своих врагов по частям.

Угрожая Брольи превосходящими силами, австрийцы постоянно заставляли его отступать. Людовик XV срочно заменил командующего на престарелого маршала Ноаля, ветерана войны Аугсбургской лиги. К австрийцам же присоединились англо-ганноверские войска (16 000 штыков) сэра Джона Дарлимпла, 2-го лорда Старского – Англия, наконец, вступила в войну на стороне Австрии. Некоторые историки считают, что произошло это из-за амбиций короля Великобритании Георга II, сильно завидовавшего военной славе своего племянника – прусского короля Фридриха II.

27 июля 1743 года под Деттингеном 45-тысячная армия Ноаля встретилась с 44-тысячной армией союзников под общим руководством короля Англии Георга II. Началось все с ошибки командующего французским левым флангом: граф де Граммон, поставленный с 23-тысячным отрядом в крепкую оборону, нарушил приказ и атаковал 9 британских и 5 австрийских полков. Союзники смогли отбить атаку, а Георг II с кавалерийскими эскадронами кинулся в контрнаступление. В результате Граммон был вынужден бежать со своих позиций, которые вряд ли смогли бы взломать союзники, выполняй граф указания Ноаля, и обнажил центр. Поэтому французы спешно ушли на другую сторону Рейна. Потери французской армии составили 4000, потери союзников – 1000 человек.

Итальянский фронт

Изабелла Фарнезе, жена испанского короля Филиппа V Бурбона, которая фактически управляла Испанией после 1734 года, увидела в начавшейся заварухе прекрасный повод снова заявить свои права на территории в Италии, так безбожно отнятые у донов в войне за Испанское наследство. Заодно Изабелла стремилась и немного расширить свое наследственное герцогство Пармское. Союзником испанцев в новой войне выступил неаполитанский король.

В середине февраля 1742 года испанские войска высадились в Специи. Шли медленно, постоянно ожидая подвоха и не особо надеясь на неаполитанцев. К январю 1743 года 13-тысячный испанский отряд под командованием графа де Гагеса смог достигнуть Болоньи, где у местечка Кампо Санто дал бой 11-тысячной сардинской армии графа Трауна. Сражение началось 3 февраля 1743 года в 16.00 и было очень упорным. Потери испанцев составили 4000 человек, потери сардинцев и австрияков – 2000 солдат. Де Гагес отступил к Римини, а потом и к Анконе. Северная Италия была спасена Трауном для Марии-Терезии.

Шесть месяцев стороны просто бездействовали. Английская эскадра Хэддока вскоре блокировала Неаполь, угрожая десантом, и неаполитанский король был вынужден отозвать войска и стянуть их к своей столице.

Средиземноморский театр

Как упоминалось выше, Франция заняла в новой войне антиавстрийскую позицию, поддержав Баварию и Испанию. В Тулоне, в 1741 году были вооружены и отремонтированы следующие суда:

Наименование

Пушки

Год постройки

Duc d’Orleans (Дюк дОрлеан)

74

1723

Ferme (Ферм)

74

1724

Esperance (Эспиранс)

74

1724

St. Esprit (Сент-Эспри)

74

1725

Terrible (Террибль)

74

1739

Conquerant (Конкренан)

64

1712

Toulouse (Тулуз)

64

1715

Solide (Солид)

64

1723

Heureux (Эрье)

64

1723

Leopard (Леопард)

64

1727

Eole (Эол)

64

1733

Boree (Бори)

64

1734

Tigre (Тигр)

50

1724

Diamant (Дьяман)

50

1733

Alcyon (Альсион)

50

1725

Aquilon (Аквилон)

46

1733

Zephyre (Зафир)

30

1728

Flore (Флор)

30

1728

Gaillarde (Джальяр) — тартана

 

 

Итого – двенадцать линейных кораблей, шесть фрегатов и одна тартана *. В феврале в Тулон пришли известия о первом за 30 лет морском бое между бывшими союзниками – французскими и английскими кораблями. 18 января в Вест-Индии, у острова Сан-Доминго (бывшая испанская Эспаньола, в современном русском языке – Гаити), английский патруль кэптена Обри Бьюклерка из четырех линейных кораблей атаковал французский отряд в составе четырех кораблей из эскадры адмирала Антэна, который конвоировал два испанских галеона. Французы утверждали, что англичане напали неожиданно. В свою очередь, британцы парировали, что дали сигнал лечь в дрейф и всего лишь хотели осмотреть суда на предмет контрабанды. Однако, мол, гнусные лягушатники ответили огнем.

Бой был нерешительным, велся на большой дистанции (800 метров), и закончился фактически ничем. Англичане имели сильные повреждения в рангоуте, потеряли 13 человек убитыми и 23 – раненными. Потери французов оказались примерно такими же.

Британское Адмиралтейство еще в начале 1738 года решило усилить эскадру в Порт-Магоне. 13 мая к Балеарским островам отплыл отряд контр-адмирала Хэддока в следующем составе – 80-пушечный «Сомерсет», 70-пушечные «Эдинборо», «Бервик», «Ипсвич», 60-пушечные «Дрэгон», «Ланкастер», «Плимут» и «Кентербери», а также 20-пушечные фрегаты – «Солебей» и «Альдбро», всего 8 линейных кораблей и 2фрегата. К апрелю 1739 года Менорка была усилена еще 5 кораблями – «Принс оф Орендж», «Лайон», «Сюперб», «Сандерленд» и «Варвик». Это заставило испанцев опасаться Хэддока и сорвало переброску их кораблей в Вест-Индию, на помощь Порто-Белло и Картахене. Меж тем англичане опасались атаки испанцев на Порт-Магон, поэтому главная задача, поставленная Хэддоку, состояла в срыве возможного десанта донов на Балеарские острова.

К концу 1740 года количество кораблей на Менорке увеличилось до 29, но из этого числа 17 боевых единиц выполняли задачи по блокированию Кадиса. Англичане были всерьез встревожены приготовлениями испанцев и предполагали, что те готовятся произвести высадку на Менорке или попытаться взять Гибралтар с моря. Возможность войны в Италии никто всерьез не рассматривал, Тулону также уделялось мало внимания. Кроме того – представлялось немыслимым, что французский и испанский флоты могут объединиться, поэтому Адмиралтейство считало, что у Хэддока вполне достаточно сил для противодействия иберийцам.

6 августа 1741 года произошел новый инцидент. Возвращавшийся с Мартиники в Тулон французский отряд Кайлюса – «Боре» (64 орудия), «Аквилон» (48 орудий) и «Флор» (30 орудий) – у Гибралтара атаковали 4 английских корабля кэптена Барнетта (60-пушечный «Дрэгон», 40-пушечные «Фолькстоун», «Фэверсшэм» и 20-пушечный прам **  «Мэри Галлей»). Французы смогли отбиться (потери Кайлюса – 25 убитых и 75 раненных, потери англичан – 11 убитых, 22 раненых). Позднее британцы заявляли, что спутали французов с испанцами. В отчете Барнетта упоминаются один линейный корабль и «какие-то два галеона». Якобы «Дрэгон» и «Фолькстоун» «мирно решили» («have peacefully solved») осмотреть суда, а французы (про которых англичане думали, что они испанцы) им «невежливо ответили». Такая отговорка выглядела издевательством.

Французам стало понятно, что дело идет к неминуемой войне с англичанами.

Тулонская западня для испанского флота

В июле 1741 года была вооружена французская эскадра лейтенант-генерала де Кура: 74-пушечный «Террибль», 64-пушечные «Сен-Эспри», «Дюк д’Орлеан», «Ферм», «Эсперанс», «Серьё», 50-пушечные «Эоль», «Солид», «Эрьё», «Леопард», «Дьяман» и Тайгер, а также две тартаны и 30-пушечный фрегат «Вояж», пришедший из Рошфора. Экипажи удалось набрать с огромным трудом. Флот Леванта получил приказ выйти в море для поддержки испанской эскадры, прикрывавшей конвой с войсками.

План порта и крепости Тулон - Тулонское сражение 1744 года: схватка за Австрийское наследство  | Военно-исторический портал Warspot.ru План порта и крепости Тулон

 

Тем временем 5 ноября 1741 года в Барселоне погрузились на транспорты 19 батальонов испанской пехоты и 6 эскадронов кавалерии под командованием капитана-генерала Монтемара (всего 13 620 человек и 1168 лошадей). Суда в сопровождении кораблей «Констант», «Эркулес» и «Америка» отплыли к Специи. Корабли отошли к Тулону, где готовилась к выходу эскадра де Кура.

Через две недели из Барселоны вышел второй эшелон десанта – 11 752 солдат и 173 лошади на 43 транспортах. В охранении конвоя шли 14 линейных кораблей под командованием хефе ди эскуадра (контр-адмирала) Наварро. К испанцам присоединились французы – 12 линейных кораблей под командованием де Кура. Английская эскадра вице-адмирала Хэддока, встретившая их у мыса Гатт и имевшая 13 линкоров (поскольку часть была отправлена в Гибралтар, а часть разметало штормом, у англичан на Менорке оставался всего 21 корабль) не решилась помешать испанцам, так как де Кур заявил, что имеет приказ защищать испанцев.

19 января 1742 года испано-французский отряд прибыл к Йерским островам и вместе с еще тремя испанскими кораблями повел в Специю вторую часть войск. Сопровождение десанта прошло без происшествий.

Испанцы, опасаясь Хэддока, решили отстояться на рейде Тулона, куда 22 февраля вошло 16 испанских кораблей. Еще один – «Сан-Исидоре» – потерял у Корсики мачты. В Аяччо французы сняли его команду, а сам корабль бросили, поскольку он «набрал много воды и не мог плавать». Следует отметить, что Наварро изначально всего лишь хотел произвести текущий ремонт в Тулоне и сразу же взять курс на Барселону или Картахену. Но получилось так, что испанская эскадра застряла в Тулоне на два года.

Затем события начали развиваться стремительно. В начале 1742 года Хэддока сменил на посту командующего Средиземноморским флотом вице-адмирал красного флага Томас Мэтьюс. В Порт-Магон из Гибралтара и метрополии было переведено еще 17 кораблей, и 27 апреля Мэтьюс начал блокаду Тулона, имея в строю 28 линкоров.

В Тулоне же испанцы не смогли быстро починиться, так как французы имели практически пустые склады. Не было строевого леса, обшивной доски, канатов, парусины, пороха. Тулон испытывал большие проблемы с провиантом. Обнаружив такую разруху в главной военно-морской базе своего союзника, Наварро был вынужден запросить необходимые материалы со складов в Картахене и Барселоне. Опасаясь атаки Средиземноморской эскадры англичан, все эти припасы везли во Францию не морским, а сухопутным путем, что, в свою очередь, позволило Мэтьюсу неторопливо подойти к Йерским островам и блокировать Тулон.

Получилось, что главная французская военно-морская база в Средиземном море оказалась ловушкой для испанского флота. Мэтьюс, пользуясь предоставившейся возможностью, отправил несколько отрядов к берегам Италии и Испании. В июне 1742 года кэптен Мэттью Норрис во главе небольшого отряда атаковал и потопил у Сан-Тропе 5 испанских галер, шедших с провиантом к испанскому командующему дону Донато Домасу. В августе коммодор Мартин с 3 кораблями, 2 фрегатами и 4 бомбардирскими судами появился на рейде Неаполя и под угрозой немедленной бомбардировки принудил неаполитанского короля (младшего сына испанского короля) подписать декларацию о нейтралитете и отозвать неаполитанские войска из испанской армии.

В Сан-Ремо коммодор Роули сжег магазины испанской армии, та же участь ждала и склады в Аяччо. 2 марта 1743 года Роули обнаружил и несчастный «Сан-Исидоре», который, как мы помним, остался на Корсике после шторма. Командир «Сан-Исидоре» французский капитан Жиль-Фернан де Лаж де Кюилльи (кавалер ордена Святого Людовика, находившийся до 1745 года на испанской службе) дал несколько залпов по приближающемуся врагу и был вынужден поджечь неисправный испанский корабль, чтобы тот не достался англичанам в качестве приза.

.Коммодор Уильям Роули - Тулонское сражение 1744 года: схватка за Австрийское наследство  | Военно-исторический портал Warspot.ru 

Коммодор Уильям Роули

На побережье Испании британцами были проведены бомбардировки Паламоса и Матаро. Британские фрегаты установили блокаду, перехватывая каботажники, пытающиеся прорваться в Тулон.

Экипажи Наварро в Тулоне голодали, испанские матросы попрошайничали на улицах, воровали провиант и деньгу у французов, что, конечно же, не способствовало развитию союзнических отношений. Де Кур был вынужден организовать охрану порта. Дело осложнялось тем, что корабли Наварро, опасаясь атаки англичан брандерами, жались ближе к берегу. На кораблях испанцев было множество дезертиров. Чтобы хоть как-то выправить ситуацию, доны решили прислать в Тулон экипажи пяти сожженных в Сан-Тропе галер и какое-то число рекрутов из Каталонии – всего порядка 900 человек. Эти пополнения помогли хоть как-то поддержать боеспособность испанских кораблей.

Последние приготовления

Впрочем, у самих французов ситуация была не лучше. Из 1200 человек, отпущенных домой на побывку, обратно не вернулись 800. Каждый день с кораблей пытались бежать матросы и сержантский состав. Дезертирство процветало.

Присутствие испанцев в Тулоне, безусловно, тяготило де Кура. По одному испанские корабли становились в Арсенал, где их ремонтировали бригады тулонских рабочих. Состояние их было плачевным – флагман Наварро 114-пушечный «Реал Филиппе» сильно тек, по отчетам его капитана «помпы на корабле работали беспрерывно, без работы помп за ночь уровень воды в трюмах повышался на 10 дюймов».

Здесь же хотелось бы упомянуть еще один факт, который уже долгое время является предметом спора для историков. Испанские исследователи (Мартинес-Вальверде) сообщают, что, согласно воспоминаниям Наварро, испанцы, беря пример с французов, упражнялись в стрельбе на рейде Тулона. Это косвенно подтверждают и некоторые английские источники (Ричмонд в «The Navy in the War of 1739–48», 2009 и Дженкинс в «Histoire de la marine française», 1977), которые говорят об испанских styled gunmen («прирожденных артиллеристах») развивших «адский огонь» в сражении при Тулоне.

Но мемуары и донесения французских моряков напрочь опровергают это заявление. Нищие, голодные команды, содержавшиеся на кораблях в полутюремном режиме, оцепленные армейскими кордонами (чтобы не разбежались), но постоянно таявшие из-за дезертирства и болезней – о какой подготовке тут можно говорить! Тем более, как утверждают французы, учения подобного рода должны были согласовываться с портовым капитаном, а начальство порта такого разрешения не давало. Французская точка зрения кажется более правдоподобной, однако, тем не менее, нельзя полностью исключить возможность каких-либо учений испанского флота на рейде Тулона.

29 января 1743 года умер кардинал Андрэ-Эркюль де Флери. Со смертью этого человека уходила в прошлое осторожная и взвешенная французская политика. Людовик XV, дорвавшийся до власти, решил втянуть королевство в войну, так как мечтал о славе и почестях.

Модель 100-пушечного испанского линейного корабля «Реал-Фелиппе» - Тулонское сражение 1744 года: схватка за Австрийское наследство  | Военно-исторический портал Warspot.ru

Модель 100-пушечного испанского линейного корабля «Реал-Фелиппе»

 

Но война против Австрии на суше теперь означала и войну против Англии на море. Поэтому, начиная с лета 1743 года, на флот начинают выделяться большие средства. Ремонт испанцев в Тулоне и подготовка к выходу Флота Леванта резко форсируется. С помощью насильственной вербовки удалось набрать 5000 человек в Провансе и Лангедоке (часть из них сняли прямо с 30 торговых судов в Марселе), а также 10 000 рекрутов из внутренних областей Франции.

Вербовщики не брезговали никем, и здесь читатель может вспомнить великолепный фильм «Фан-Фан Тюльпан», где как раз показана процедура вербовки солдат. В экипажах оказалось много бродяг, воров, хронических больных, убийц, насильников, для которых армия была местом, где можно было избежать правосудия. Часть французских новобранцев пополнила и испанские экипажи которые продолжали таять естественным образом. Если в мае количество испанских матросов составляло 7000 человек, то к ноябрю – уже 6084 человека: за полгода дезертировало около 1000 матросов.

К январю 1744 года французы вооружили 21 корабль и имели на них 7956 матросов. 26 января де Кур вышел на внешний рейд Тулона. Мэтьюс, Роули и Лесток (начальники английских эскадр) отсалютовали французам одиннадцатью залпами, но блокады не сняли.

В это время на английской эскадре дела также шли неважно. Корабли, находившиеся в море без малого год, уже текли, большая смертность экипажей и дезертирство заставили британцев пополнять свои команды в Италии и даже в Испании и Франции, причем методы английских вербовочных команд мало отличались от методов их коллег из королевства Людовика XV.

7 февраля в Тулон прибыла тысяча испанских солдат (из двух тысяч вышедших из Барселоны – остальные по пути дезертировали), которые должны были пополнить экипажи Наварро. Уже неделю спустя после прибытия 150 человек из них пустилось в бега, еще 300 матросов было госпитализировано, что заставило Наварро разоружить 4 самых слабых испанских корабля и перевести их команды на остальные линкоры.

19 февраля 1744 года де Кур встал на якорь около острова Сент-Маргарит. Вечером к нему присоединились испанцы. Мэтьюс, видя это, приказал в случае выхода эскадр с рейда игнорировать французов и атаковать испанцев. Ситуация осложнялась тем, что Франция и Англия официально не находились в состоянии войны, поэтому Мэтьюс разрешил своим кораблям открывать огонь по французам только в ответ на их стрельбу.

Скрытый текст

тартана * - небольшое средиземноморское судно XVI-XIX веков с косым парусным вооружением. ( https://ru.wikipedia.org/wiki/Тартана )

 

Скрытый текст

Жан Жув (фр. Jean Jouve) в альбоме «Планы всех судов, которые плавают на Средиземное море» (фр. «Desseins de tous les Bâtiments qui Naviguent sur la la Méditerranée») в 1679 году приводит изображения 6 тартан — 4 одномачтовых  и двух двухмачтовых

 

Jean Jouve, pl.18, Tartane 4.jpg Jean Jouve, pl.16, Tartane 1.jpg Jean Jouve, pl.17, Tartane 3.jpg Jean Jouve, pl.15, Tartane 1.jpg Jean Jouve, pl.19, Tartane 5.jpg Jean Jouve, pl.20, Tartane 6.jpg

 

 

Франсуа-Эдмон Пари (рус.)англ. (фр. François-Edmond Pâris) в альбоме «Souvenirs de marine conservés, ou Collection de plans de navires de guerre et de commerce et de bateaux divers de tous les pays tracés par les constructeurs ou marins» в 1879 также приводит три характерных изображения :

 

F-E Paris Tartana 1.jpg  F-E Paris Tartana 2.jpg  F-E Paris Tartana 3.jpg

 

— на первом чертеже Пари приведена одномачтовая тартана, которая, если сравнить с изображениями Жува, практически не изменилась за 200 лет. Два других чертежа подписаны как «Тартана Адриатического моря» и «Рыбацкая лодка Адриатического моря» (Mer Adriatique — Braco de pesca) — оба судна имеют одинаковое парусное вооружение, но тартану от «braco»[прим. 1] отличают гораздо более полные обводы, что характерно для тартан. Приведённое на чертежах парусное вооружение не характерно для тартан — люгерное (рейковое) парусное вооружение определяет скорее требаку или брагоцо (итал. bragozzo), из чего можно сделать вывод, что в разное время и в разных регионах понятие тартана не всегда определялось парусным вооружением. В ходе построения модели по чертежам , размещенным в альбоме адмирала Пари, известный украинский моделист Анахин Виталий Александрович выяснил, что на двух последних чертежах изображена лодка из конкретного региона Италии - провинции Кьеджа. Это тартана Чигиотта. По конструкции она имеет некоторые различия с bragozzo. Если одновременно с изучением альбома Пари, изучать еще книгу Марио Марзари, посвященной конструкции bragozzo, можно последовательно выделить все различия в их конструкции.

 

 

прам **   - (нидерл.) praam — плоскодонное судно и дат. pram — баржа) — крупное плоскодонное артиллерийское парусно-гребное судно, применявшееся в качестве плавучей батареи                                               ( https://ru.wikipedia.org/wiki/Прам )

 

Скрытый текст

250px-Pram_from_Tavrov.JPG                                                                                                            250px-Pram%2C_Nicolaes_Witsen_%281671%29.jpgЧертёж прама Н. Витсена, 1671 года.

 
44-пушечный прам, построенный на судовой верфи города Таврова.                     

 

 

 

 

2.  Фиаско адмирала  Мэтьюса

 

             Вспыхнувшая в 1740 году, после смерти императора Карла VI, война за Австрийское наследство, охватила в той или иной степени едва ли не всю Европу. С 1742 года одной из «горячих точек» на карте континента стал и французский порт Тулон, в котором укрылись от англичан испанская эскадра хефе ди эскуадра (контр-адмирала) Наварро. В начале 1744 года, после того как Франция решила отказаться от формального нейтралитета и перейти к активным боевым действиям, союзный франко-испанский флот пошёл на прорыв в сторону Испании. Помешать ему должна была английская эскадра адмирала Томаса Мэтьюса.

 

Скрытый текст

Адмиралы ссорятся — щепки летят

20 февраля 1744 года вперёдсмотрящие английской эскадры обнаружили союзный франко-испанский флот, вышедший из Тулона к Йерским островам. Эскадра Мэтьюса в это время дрейфовала в беспорядке у Южного прохода между Йерами и материком (англичане ожидали, что французы и испанцы поведут корабли к Италии), имея слабый ветер с востока. Обнаружив союзников, шедших Северным проходом, по направлению к берегам Испании, британцы устремились в погоню, которой, однако, мешали слабый ветер и обросшие днища кораблей. У французов и испанцев днища, наоборот, были «чистые», поэтому, по признанию участников боя, на каждый узел англичан французы легко могли дать три.

В 13:00 наступил штиль, и британцы встали на якорь. Так же поступили и союзники. В 18:00 Мэтьюс приказал лечь в дрейф на левом галсе, между эскадрами противников расположились фрегаты и лёгкие суда, следившие за манёврами противника.

Сражение при Тулоне, схема - Тулонское сражение 1744 года: фиаско адмирала Мэтьюса | Военно-исторический портал Warspot.ru Сражение при Тулоне, схема

 

Вечером на борт флагманского «Намюра» прибыл командующий авангардом вице-адмирал Лесток и спросил, будут ли какие-либо распоряжения по поводу предстоящего сражения. Мэтьюс в ответ заметил, что погода холодная, и посоветовал ему возвратиться на свой корабль. Лесток был оскорблён. В ответе Мэтьюса ему увиделось пренебрежение к нему, Ричарду Лестоку, заслуженному офицеру флота, и со стороны кого? Выскочки-адмирала, согласившегося командовать Средиземноморской эскадрой, чтобы поправить свои финансовые дела!

Эта невинная с виду сцена и привела в конце концов к тулонскому судилищу. Возможно, Мэтьюс и не имел намерений оскорбить Лестока. Вице-адмирал был тяжело болен: у него был рак желудка, и о недомогании командующего авангардом Мэтьюс не раз писал лордам Адмиралтейства. Но Лесток воспринял эти слова именно как оскорбление. Впрочем, к судилищу вернёмся позже.

Силы сторон

Утром 21 февраля Мэтьюс отдал приказ кораблям держать строй фронта, а второму (Лестоку) и третьему (Роули) дивизионам — прибавить парусов. Следует отметить, что англичане были разбросаны, выполнить приказ адмирала мешали слабый ветер и тяжёлая зыбь. На тот момент англичане имели следующие силы:

  • Авангард в составе 11 линейных кораблей, 1 фрегата и 1 брандера  * под командованием вице-адмирала Ричарда Лестока, державшего флаг на 90-пушечном «Нептуне».
  • Центр: 11 линейных кораблей, 2 фрегата, 1 брандер, 1 госпитальное судно и 2 мелких. Командующий — адмирал Томас Мэтьюс, флагман — 90-пушечный «Намюр».
  • Арьергард под флагом контр-адмирала Уильяма Роули. Включал 12 линейных кораблей и 1 фрегат. Роули находился на 90-пушечном «Барфлере».

Всего, таким образом, английская эскадра насчитывала 34 линейных корабля, 4 фрегата, 2 брандера и 3 мелких судна.

Ей противостоял флот союзников в следующем составе:

  • Авангард из 8 линейных кораблей, 1 госпитального судна и 1 брандера под командованием шефа д’эскадр Пьера де Габарэ, державшего флаг на 74-пушечном «Эсперансе».
  • Центр под командованием лейтенант-генерала Жана де Ла Бриера де Кура: 8 линейных кораблей, 4 фрегата, 2 брандера. Флагман — 74-пушечный «Террибль».
  • Арьергард — испанская эскадра хефе ди эскуадра Хуана Хосе Наварро: 12 линейных кораблей, флаг на 114-пушечном «левиафане» «Реал Фелипе».

Всего 28 линейных кораблей, 4 фрегата, 3 брандера, 1 госпитальное судно.

К этому следует добавить, что у испанцев из двенадцати кораблей шесть были «королевскими», то есть боевыми полноценными кораблями (это 114-пушечный «Реал Фелипе», 80-пушечный «Санта-Изабель», 70-пушечный «Констант» и 64-пушечные «Америка», «Эркулес» и «Сан-Фернандо»), а остальные представляли собой зафрахтованные морским министерством частные суда. «Брильянте», «Собербио», «Орьенте», «Подер», «Алькон» и «Нептуно» хотя и числись в испанской эскадре 60-пушечными, несли по 52–54 пушки, причём калибры их орудий не превышали 18 фунтов.

В общей сложности французы и испанцы имели 1806 пушек против 2280 орудий у англичан. При этом вес бортового залпа, учитывая разницу в калибрах, обусловленную вышеописанными причинами, у англичан был намного больше.

Что касается численности экипажей, союзники имели 19 100 моряков против 16 585 у британцев. Однако, как справедливо отмечает испанский историк Карлос Мартинес-Вальверде в своей статье «Кампания дона Хуана Хосе Наварро в Средиземном море, 1742–1744 годы»:

«меньшее количество моряков требует и меньшее количество провианта и воды, что является важным фактором при длительной блокаде. В ходе сражения значимость имеют только артиллеристы и те, кто находится при снастях и при подносе боеприпасов вместе с разумным резервом для восполнения потерь; излишнее количество прочих на корабле скорее приносят вред, так как они только мешают и умножают потери».

Поэтому не следует считать превосходство союзников в людях существенным преимуществом франко-испанского флота. Скорее даже, в сложившихся условиях его можно определить в минусы. Вместе с тем, учитывая длительность блокады и большие потери от болезней и дезертирства, едва ли английские корабли имели полный состав экипажей по штатам.

Завязка боя

Итак, утром 21 февраля Мэтьюс решил атаковать союзников. Накануне, вечером 20-го, Мэтьюс дал сигнал: «Встать на якорь в линии фронта», — однако не проверил выполнение этого приказа. В результате Лесток бросил якорь сразу же после поднятия сигнала, в 5 милях от кордебаталии. К сожалению, во время ночного дрейфа арьергард и авангард англичан оказались разбросаны относительно центра, причём Роули оказался впереди, а Лесток — сзади. Поэтому было принято решение атаковать французов и испанцев, не совершая перестроения в соответствии с ордером.

Мэтьюс поднял сигнал, приказывающий кораблям контр-адмирала Роули идти с попутным ветром и преследовать арьергард противника. В 9:30 на «Намюре» просигналили обоим дивизионам о построении в кильватерную колонну. В 10:00 Мэтьюс приказал открыть огонь. Этот сигнал был отрепетован Роули, но почему-то не повторён Лестоком.

Погоня продолжилась, но французские корабли шли гораздо быстрее, чем британские и испанские. Они то прибавляли парусов и вырывались вперёд, то уменьшали их, поджидая отставших испанцев. Впечатление было такое, что де Кур стремился увести союзников дальше на запад.

Между тем Мэтьюса стали волновать две проблемы. Накануне, на совещании с австрийцами и сардинцами, он обещал своим союзникам не допустить десанта испанцев у Генуи (Мэтьюс был также английским посланником в Тоскане). Далее, он получил от Адмиралтейства сообщение о том, что французский флот вышел из Бреста и, вполне возможно, пойдёт в Левант. Появилось подозрение, что де Кур стремится с ним соединиться. Что-то надо был делать, и Мэтьюс окликнул капитана своего заднего мателота «Мальборо».

— Как дела? — ответил через рупор кэптен Кэмпбелл.

— Дела? — вспыхнул Мэтьюс. — Что я могу сделать! Посмотрите на вице-адмирала! Вы мне поможете при атаке?

— Да.

Как говорил Мэтьюс на суде два года спустя:

«В этой ситуации я поднял сигнал начать бой и атаковал “Реал Фелипе”».

Кордебаталия около 13:00 спустилась на линию испанцев, находившихся в беспорядке. Первыми в бой вступили 90-пушечные «Намюр», «Мальборо» и 80-пушечный «Норфолк». Им противостояли 114-пушечный «Реал Фелипе», а также 70-пушечный «Константе» и 60-пушечные (номинально) приватиры  ** «Эркулес», «Подер», «Нептуно».

Линейный корабль XVIII века в необычной белой окраске. До 1750-х годов в такой окраске, как правило, ходили испанские корабли - Тулонское сражение 1744 года: фиаско адмирала Мэтьюса | Военно-исторический портал Warspot.ru Линейный корабль XVIII века в необычной белой окраске. До 1750-х годов в такой окраске, как правило, ходили испанские корабли

 

Другие испанские корабли на тот момент оказались расположены следующим образом: «Орьенте» и «Америка», идущие головными, были ближе к концевыми кораблям де Кура, поскольку пытались исполнить приказ француза об увеличении скорости; отстали от центра «Брильянте», «Сан-Фернандо», «Алькон», «Собербио» и «Санта-Изабель». Таким образом, Роули атаковал арьергард французов и два головных испанских корабля, расположенных ближе к де Куру. Причём, поскольку авангард французов был впереди, три головных корабля Роули держали очень большую дистанцию, чтобы не дать обойти дивизион остальным французским кораблям. Мэтьюс атаковал центр Наварро (5 линкоров), а Лесток должен был атаковать оставшихся испанцев.

Мэтьюс достаточно быстро сблизился с Наварро. По воспоминаниям очевидцев, сражение велось практически вплотную, корабли касались реями друг друга. Первым открыл огонь по «Эркулесу» (мателоту «Реал Фелипе») «Мальборо», однако его встретил не менее плотный огонь. Даже 32-фунтовые ядра «Мальборо» и «Намюра» в близком бою не могли пробить 37-дюймовые (94 сантиметра) борта испанского флагмана. Рядом с Мэтьюсом было убито восемь человек, шканцы «Намюра» были залиты кровью, кэптену «Намюра» Расселу оторвало руку ядром.

«Мальборо», выбив из линии «Эркулес», смог прорезать линию противника. Однако при этом он получил сильные повреждения, потерял грот- и бизань-мачту, а позже, не справившись с управлением, корабль чуть не сцепился бортами с «Намюром». Флагман Мэтьюса был вынужден пройти вперёд, а резко обстенившего паруса «Мальборо» развернуло кормой к «Реал Филиппе», который получил несколько болезненных продольных залпов и потерял бизань и грот-мачту. Шканцы корабля превратились в решето, был убит кэптен Кэмпбелл, испанцы сбили с лафетов 12 пушек.

«Намюр» пытался помочь товарищу, временами даже стреляя через «Мальборо». Мэтьюс решил спустить на испанцев брандер, а всем кораблям центра приказал прислать к «Мальборо» шлюпки и баркасы, чтобы срочно постараться вывести корабль с линии огня. В этот момент «Реал Фелипе» остался один, ибо «Норфолк», атаковавший «Константе», за два часа перестрелки смог выбить испанца из линии

На «Реал Фелипе» Наварро ещё в начале боя, ссылаясь на небольшую рану, удалился в свою каюту. По воспоминаниям участников боя сержант у капитанской каюты не хотел сначала пропускать Наварро, повторяя: «Адмирал, но вы не ранены!» Фактически хефе ди эскуадра просто самоустранился от руководства сражением, далее боем командовал флаг-капитан Николас Херальдино. Около 15:00 он был убит, и в командование флагманом вступил французский капитан на испанской службе де Лаж. Теперь дезорганизация с обеих сторон стала всеобщей. Лёгкой победы — как при Пассаро — не получилось.

Было 16:30, когда спущенный Мэтьюсом брандер «Энн-Галлей» на всех парусах пошёл к «Реал Филиппе». Два или три отставших испанских корабля в это время спешили на помощь флагману, но они были ещё далеко. На «Реале» могли действовать лишь несколько орудий, однако они вели столь точный огонь, что капитан брандера, державший наготове факел, оставил с собой только пять человек. Остальные 12 были пересажены в ялик у борта брандера, готовые принять оставшихся пятерых после поджога брандера. Испанский флагман сумел дать несколько точных выстрелов из 24-фунтовых пушек, одновременно испанский баркас с большим числом солдат был направлен к брандеру. Брандер, получив попадания, начал быстро тонуть.

В этих условиях капитан «Энн-Галей» был вынужден поджечь судно, хотя до «испанца» было не так близко, как ему бы хотелось. Перед этим он также выстрелил по испанскому баркасу из своих пушек. Возможно, именно этот выстрел стал причиной возгорания и взрыва брандера. Все пятеро оставшихся на нем англичан погибли, а в яле взрывом был убит юнга. Испанский баркас чуть было не захватил ял, но тут очень кстати подоспел адмиральский катер с «Намюра», который прогнал испанцев и взял повреждённый ял на буксир. В результате исход операции с брандером для англичан оказался не очень плохим: ведь испанцы могли его захватить и направить на стоявший неподвижно «Мальборо», полностью выведенный из строя.

«Подер», находившийся впереди «Константа», под всеми парусами пошёл вперёд, обмениваясь выстрелами с «Принсессы», «Бедфорда», «Дрэгона» и «Кингстона», но бой шёл на большом расстоянии. То же было и с кораблями, шедшими за «Мальборо». Они оставались на своих местах, 80-пушечный «Дорсетшир», следовавший недалеко от «Мальборо», долгое время не оказывал ему никакой помощи, и потребовался приказ Мэтьюса, посланный на шлюпке, чтобы его кэптен Берриш, сорок лет прослуживший на флоте, подошёл к «Мальборо». Пять отставших концевых испанских кораблей в это время под всеми парусами спешили на помощь «Реалу».

Битва при Тулоне, испанская гравюра по рисунку Диего де Месы 1796 года - Тулонское сражение 1744 года: фиаско адмирала Мэтьюса | Военно-исторический портал Warspot.ru Битва при Тулоне, испанская гравюра по рисунку Диего де Месы 1796 года

 

Единственным исключением в охватившем англичан бездействии стал капитан «Бервика» Эдвард Хок из дивизиона Роули (девятый в линии). Он сблизился с линией противника и атаковал «Серьё», но француз прибавил парусов и ушёл вперёд. Затем Хок пытался начать бой с «Орьенте», но тот спустился под ветер, увеличив дистанцию и уклонившись от боя. Союзники хорошо знали о пункте 21 «Боевых инструкций» Королевского флота:

«Никакой корабль флота не может преследовать меньшую часть флота противника, пока не будет разбита или обращена в бегство его основная часть».

В час тридцать подошёл «Нептуно», Хок поставил все паруса, чтобы не дать ему уйти. Испанцы растерялись: это было нечто неожиданное, в этом бою большинство англичан так не действовало. «Нептуно» на всех парусах пошёл вперёд, под ветер от «Террибля». Хок хотел было броситься за ним, но этому препятствовал пункт 13 «Боевых инструкций», запрещавший выходить из линии баталии при наличии такого сигнала. Позже Эдвард Хок, став адмиралом, изменил его. А пока приходилось ждать, когда подойдёт кто-либо ещё.

Наконец в 15:00 появился «Подер», уже несколько потрёпанный в бою. Он хотел спуститься под ветер за французскую линию. Хок немедленно пошёл на него, расстояние сократилось до мушкетного выстрела, и «Бервик» атаковал испанца с подветренной стороны. Первый же залп английского корабля отправил на тот свет 27 испанских моряков и уничтожил 7 пушек с нижнего дека (это известно из показаний капитана «Подера», взятого в плен абордажной партией с «Бервика»). Через 20 минут с «Подера» была сбита грот-мачта, на бизани отстрелены все стеньги, затем упала и фок-мачта. Хок ещё больше сблизился и в упор расстреливал «Подер» с дистанции прямого выстрела, пока тот не сдался. У «Бервика» были повреждения такелажа, но все мелкие, и всего шестеро раненых. На «Подере» из экипажа в 330–350 человек было не менее 200 убитых и искалеченных.

Хок послал на «Подер» своего старшего лейтенанта Ллойда, а с ним — четвёртого лейтенанта и 22 матроса. Но в этот момент (16:30) де Кур начал поворачивать назад, на помощь испанцам. Роули и Мэтьюс тоже стали поворачивать на обратный курс, и Хок оказался в опасном положении. Он в рупор приказал Ллойду возвращаться. Тут к «Бервику» подошла шлюпка с испанскими офицерами и трофеями с «Подера», но, не дойдя до корабля считаные метры, вдруг утонула. Ллойд сумел вернуться на «Ройял Оак», но четвёртый лейтенант и 22 матроса остались на «Подере» (двое из них позже сумели бежать и вернуться на «Бервик»).

«Нептуно», следовавший в линии за «Подером», вёл бой с четырьмя линкорами и одним фрегатом англичан. Британцам почти удалось окружить испанский корабль, однако обе стороны получили существенные повреждения, и отвернувший «Нептуно» никто не преследовал.

Следует также отметить, что часть дивизиона Мэтьюса практически не принимала участия в атаке — это касается кораблей «Дорсетшир» (кэптен Берриш), «Руперт» (кэптен Эмброуз) и «Ройял Оак» (кэптен Уильямс).

Авангард под командованием Роули атаковал часть французского дивизиона и два присоединившихся к нему испанских корабля, причём три его головных корабля («Стирлинг Кастл», «Нассау» и «Варвик») не пошли на сближение, удерживая большую дистанцию. Это следует признать правильным решением, так как авангард французской кордебаталии находился впереди дивизиона Роули и легко мог обойти его. Большая дистанция позволяла головным вовремя среагировать на эту угрозу и не дать французам поставить англичан в два огня.

Роули с «Барфлером», «Принсесс Кэролайн», «Бервиком», «Бойном» и «Чичестером» сблизился с французской линией. Причём оказавшийся головным «Барфлер» вышел на флагман де Кура 74-пушечный «Террибль» и вёл с ним перестрелку на расстоянии пистолетного выстрела. Остальные английские корабли авангарда избрали себе противников, следующих за кораблём де Кура.

К 15:00 англичанам удалось силами Роули и Мэтьюса выстроить подобие кильватерной колонны, но арьергард Лестока (13 кораблей) не спешил сблизиться с противником и помочь своим товарищам. Позже командир арьергарда объяснял это тем, что Мэтьюс держал на мачтах два взаимоисключающих сигнала: «Вступить в бой» и «Выстроиться в линию баталии». Однако на вопрос, почему вверенные ему корабли не подняли все паруса, чтобы быстрее войти в бой, Лесток так и не ответил.

«Дорсетшир», «Эссекс», «Ройял Оак» и «Руперт» находились в выгодной позиции, чтобы поставить испанцев в два огня и сломить их сопротивление, но не торопились сражаться. Мэтьюс, потеряв терпение, послал к этим кораблям шлюпку с приказом «форсировать парусами и вступить в бой», однако и тогда капитаны не исполнили приказ адмирала.

В 16:30 де Кур приказал развернуть корабли на помощь Наварро. К этому времени «Реал Фелипе» и «Эркулес» были сильно повреждены, а «Подер» захвачен «Бервиком». Концевые Роули: корабли «Стирлинг Кастл», «Сомерсет» и «Принсесс Кэролайн» — пытались помешать французам сделать разворот, но им это не удалось. «Реал Фелипе» развернуло кормой к «Намюру» и Мэтьюс вёл по испанцу неторопливую стрельбу. Вскоре корабль Наварро взял на буксир 80-пушечный «Санта-Изабель», куда сразу же перешёл сам хефе ди эскуадра.

К 20:00, с наступлением темноты, бой закончился. Мэтьюс поднял сигнал повернуть на другой галс. Только теперь арьергард Лестока присоединился к Мэтьюсу.

Повреждения линкора «Мальборо» в битве при Тулоне - Тулонское сражение 1744 года: фиаско адмирала Мэтьюса | Военно-исторический портал Warspot.ru Повреждения линкора «Мальборо» в битве при Тулоне

 

В 6 утра 22 февраля с «Намюра» увидели мачты удалявшегося в направлении Испании противника. Тогда же обнаружилось, что «Сомерсет» ведёт бой с каким-то из кораблей противника на дальнем расстоянии (по данным испанцев, это был «Санта-Изабель», ведущий на буксире «Реал Филиппе»). После нескольких залпов корабли разошлись.

В 9:00 Мэтьюс дал сигнал общей погони, в 11:00 — «дивизионам идти строем фронта». В этот же день Мэтьюс послал Лестоку письмо следующего содержания:

«С борта ЕВК “Рассел”

22 февраля 1743 года

Сэр, я в высшей степени сожалею, что вы не сочли необходимым, когда я поднял сигнал вступить в бой с противником, спуститься на противника или, по крайней мере, просигналить достаточному количеству кораблей вашей эскадры отрезать пять испанских линейных кораблей, следовавших за испанским адмиралом. Таковые ваши экстраординарные действия весьма удивили меня, и я надеюсь, что вы сможете дать мне весьма веские объяснения вашего поведения.

В случае если мы увидим неприятеля, когда я подниму сигнал строиться в линию баталии в кильватер, вы вместе с вашей эскадрой должны вести флот, независимо от того, на левом галсе мы будем или на правом, поскольку мачты “Барфлера” сильно повреждены, равно как “Принсесс Кэролайн” и “Чичестер”.

Остаюсь, сэр, вашим самым покорным слугой, Томас Мэтьюс».

Лесток ответил в том духе, что сигналы адмирала были неразборчивыми и непонятными, поэтому, дескать, Лесток не знал, как их исполнить. Таким образом, адмирал обвинил командующего арьергардом в трусости, а тот, в свою очередь, командующего — в некомпетентности. Свара грозила перерасти в большой скандал.

К 13:00 расстояние между противниками сократилось до 9 миль и французы, чтобы оторваться от преследования, были вынуждены бросить «Подер». Роули приказал Хоку захватить его, Хок послал к нему Ллойда, но Мэтьюс велел Норрису («Эссекс») сжечь «Подер». Норрис послал на испанца лейтенанта Пеллисера, который опередил Ллойда. Пеллисер от имени Норриса запретил Ллойду подниматься на «Подер», несмотря на возражения последнего, что «Подер» — это законный приз «Бервика». Матросы с «Эссекса» разграбили Подер и подожгли его, в 9 вечера испанский корабль взорвался. Пеллисер сожалел об этом: он говорил, что на «Подере» оставались исправными бушприт и часть такелажа, которые можно было снять.

В 2 часа ночи 23 февраля погоня продолжилась, однако Мэтьюс получил сведения, что на подмогу де Куру и Наварро идёт брестская эскадра французского Флота Океана. Ветер с норд-норд-веста усилился, англичане приспустили паруса. Наутро Мэтьюс отказался от погони и просигналил кораблям лечь в дрейф. Позже на суде он объяснял, что во время погони часть кораблей отстала, а часть вырвалась вперёд, поэтому приказ «Лечь в дрейф!»позволял собрать суда. Адмирал утверждал, что на тот момент он ожидал появления брестского флота и боя с превосходящими силами. Кроме того, со дня на день могла произойти высадка десанта союзников в Италии, и накануне Мэтьюс обещал австрийцам препятствовать этому.

Здесь хотелось бы процитировать шканечный журнал «Норфолка»:

«таким образом, рок, неисполнение обязанностей и медлительность способствовали лёгкому спасению противника; расследование позволит выяснить больше обстоятельств. Относительно конкретных потерь я не имею точных сведений; могу только сказать, что после “Мальборо” наибольшие потери имел флагман Роули. На следующий день, исправив повреждения, мы поставили паруса и пошли искать неприятеля, но не обнаружили никаких его следов».

 

Скрытый текст

брандера  *   - (нем. Brander) — судно, нагруженное легковоспламеняющимися, либо взрывчатыми веществами (ВВ), используемое для поджога или подрыва вражеского корабля с целью его уничтожения. Могло управляться экипажем, покидавшим судно в середине пути, либо сплавляться по течению или по ветру в сторону вражеского флота (https://ru.wikipedia.org/wiki/Брандер )

 

Скрытый текст

255px-Loutherbourg-Spanish_Armada.jpg  Разгром Непобедимой Армады, картина Филипа Джеймса де Лутербура(1796). На картине показан момент использования брандеров для атаки на корабли Армады.

 

 

приватиры  **  - судновооруженное с разрешения правительства частным лицом для военных действий против неприятеля,(главным образом для крейсерских операций против неприятельской торговли.) 

(https://dic.academic.ru/dic.nsf/sea/7180/ПРИВАТИР)

 

 

 

3.  Трибунал

 

              Итоги Тулонского морского сражения 1744 года, оказались очень противоречивыми. Английская эскадра адмирала Мэтьюса, несмотря на саботаж вице-адмирала Лестока, смогла нанести союзному франко-испанскому флоту серьёзные потери и фактически лишила его дееспособности. Но в самой Англии результаты сражения были восприняты как большая неудача. По его результатам в 1745–1746 году был проведён ряд судебных разбирательств, в которых поиск истины оказался тесно переплетён с разного рода интригами.

 

Скрытый текст

В сухом остатке

В ходе сражения англичане потеряли около 250 человек убитыми и раненными, союзники — один корабль и 1000–1100 человек убитыми и ранеными. Самые большие потери со стороны англичан были на «Мальборо» — 43 убитых и 120 раненных. У испанцев были убиты капитаны кораблей «Реал Фелипе», «Нептуно» и «Константе».

Сразу же по прибытии на Минорку Лесток написал письмо своему покровителю — Генри Пелэму, герцогу Ньюкаслу, главе партии вигов и премьер-министру. В нем вице-адмирал обвинял адмирала Мэтьюса в некомпетентности:

«Я не хочу беспокоить вас относительно причин этой неудачи. Но для вашей лучшей информации я позволю себе направить вам подробности плавания нашего флота, начиная с момента, когда противник отплыл из Тулона и до того момента, когда мне приказали преследовать его. После чего мы не видели его, хотя имели весьма свежий ветер в нашу пользу и наветренное положение, и, соответственно, они должны были бросить свои покалеченные корабли, особенно испанского флагмана, или же принять сражение в условиях нашего превосходства, поскольку, по меньшей мере, четыре испанских корабля были выведены из строя, а ещё один сожжён.

В заключение я хочу отметить, что, хотя во время боя было много сигналов относительно построения в линию баталии, фронтом или в кильватер, однако, её ни разу не удавалось построить, исключая только вечер после боя, когда мы остановились, перед тем, как неприятель бежал от нас».

В свою очередь Мэтьюс своей властью отстранил Лестока от командования и выслал в Англию, посоветовав приготовиться к трибуналу.

О последовавших судах будет рассказано ниже, а здесь отметим, что де Кур и Наварро прибыли в Аликанте, а потом в Картахену. По пути французы смогли захватить 4 богатых английских купца и отконвоировали их в Тулон. Испанский король Филипп V был восхищен боем у Тулона. Наварро получил титул маркиза де ла Викториа, де Лаж – следующий чин и орден, а тело капитана Херальдино, главного героя боя «Реал Фелипе» с англичанами, по приказу самоустранившегося от руководства боем в самый его разгар Наварро 23 февраля выкинули за борт.

Позже де Лаж написал мемуары, в которых разругал всех: и Наварро, и Херальдино. По мнению де Лажа, «Реал Фелипе» воевал так хорошо только потому, что им руководил великий герой — сам де Лаж. Но эти данные сильно противоречат показаниям лейтенантов испанского флагмана.

Хуан Хосе Наварро - Тулонское сражение 1744 года: трибунал | Военно-исторический портал Warspot.ru 

Хуан Хосе Наварро

Наварро после прихода в Картахену пошёл на повышение, получив чин лейтенант-генерала. Командование эскадрой принял хефе ди эскуадра Дауттевиль, командир «Санта Исабель», произведённый после боя в адмиралы.

Противный ветер не позволил Мэтьюсу далее блокировать Тулон, и он ушёл чиниться на Менорку. Благодаря этому французы смогли перебросить подкрепления в Италию.

Испанцы нажаловались на де Кура (хотя именно он спас их от уничтожения), и 78-летний ветеран был смещён с поста начальника Тулонской эскадры.

Несмотря на видимый благополучный результат, Тулонское сражение по существу было разгромом флота союзников. Французская и испанская эскадры больше не представляли организованную силу. Корабли Наварро до конца войны простояли в Картахене, опасаясь идти в Кадис, где их можно было бы починить (в Картахене условия для ремонта были плохие). Исключение составил только «Собербио», возвращённый владельцам и ушедший весной 1748 года на Мадейру, а затем — в Вера-Крус.

Разбирательства с капитанами

Вернувшись в Англию в 1744 году, вице-адмирал Лесток столкнулся со всеобщим негодованием, его открыто обвиняли в проигрыше Тулонского сражения. Поняв, что общественное мнение настроено резко против него, Лесток поднял старые связи и потребовал от герцога Ньюкасла проведения суда. Его Светлость предоставил королю все бумаги, в ответе Его Величество сказал:

«Я понимаю, как много зависит от сохранения надлежащей дисциплины во флоте и как важно отдать в руки правосудия всех, кто не исполнил свой долг в этом важном событии».

В июле Адмиралтейство инициировало разбирательство по поводу Тулонского боя. 29 августа было оглашено о начале следственных действий. Мэтьюс, передав командование Роули, 19 сентября отплыл в Англию.

12 марта 1745 года Палата общин инициировала запрос в Адмиралтейство по поводу поведения в бою у Тулона кэптенов и адмиралов. Первый трибунал собрался на борту ЕВК «Лондон» 23 сентября под председательством адмирала синего флага Чалонера Огля. Стоит сказать, что председатель трибунала был выбран неудачно. Огль только что вернулся из Вест-Индии, где вместе с адмиралом Верноном получил несколько болезненных ударов от испанцев. Он рвал и метал, надеясь беспощадностью и строгостью, прикрыть свои неудачи в Карибском море.

Характерно, что Адмиралтейство отказалось отдать под суд хотя бы одного из капитанов Лестока: под суд попали 11 капитанов, и все они были из авангарда и центра.

Карикатура с требованием парламентского расследования по поводу неудачи у Тулона - Тулонское сражение 1744 года: трибунал | Военно-исторический портал Warspot.ru Карикатура с требованием парламентского расследования по поводу неудачи у Тулона

 

Первым разбирали дело лейтенантов с «Дорсетшира». Их обвинили в том, что они советовали кэптену Берришу не атаковать противника. Слушания были жаркими, но все же обвинение с лейтенантов сняли. Вместо этого было выдвинуто обвинение уже против кэптена Берриша, который якобы намеренно не оказал помощи «Мальборо» в бою против «Реал Филиппе». 9 октября было зачитано постановление трибунала:

«В связи с тем, что капитан Берриш оставался в бездействии в течение получаса, когда он мог бы помочь “Мальборо”, и не был в одной линии со своим Адмиралом, когда тот первый раз привёл свой корабль к ветру и начал спускаться на противника, он частично подпадает под обвинение, выдвинутое против него, в том, что он не сделал всего от него зависящего, чтобы сжечь, потопить или уничтожить противника, а также не оказал должной поддержки “Мальборо”, пока не получил соответствующего сигнала от Адмирала. Таким образом, он подпадает под статьи 12 и 13 Боевых инструкций, и, соответственно, суд постановляет, что он должен быть уволен за недостойное поведение и должен навсегда считаться непригодным для того, чтобы быть офицером флота Его Величества».

Суд не учёл того факта, что корабль Бэрриша имел повреждения и потому не мог сразу помочь «Мальборо», а также того, что именно он затем прикрыл его и вывел его из боя.

Следующим судили кэптена Эдмунда Уильямса с «Ройял Оак». Ему предъявили обвинения по четырём пунктам:

  • не держался в одной линии с адмиралом;
  • во время сражения держался в стороне от боя;
  • не реагировал на сигналы адмирала сблизиться с противником и атаковать;
  • большую часть сражения не стрелял по испанцам.

Уильямса признали виновным по двум пунктам, но, учитывая прошлые заслуги, а также приняв во внимание его плохое зрение, трибунал решил строго не наказывать командира «Ройял Оак». Суд постановил, что Уильямса нельзя более использовать на море, но рекомендовали Адмиралтейству оставить его в списке половинного оклада в соответствии со старшинством. Их Лордства приняли эти рекомендации. Эдмунд Уильямс, капитан с 1734 года, в 1747 году был уволен из Ройял Неви в чине контр-адмирала.

18 октября на ковёр вызвали командира «Руперта» Джона Эмброуза. Суд счёл, что он не исполнил свой долг, избегая сражения на более близкой дистанции, тогда как это было в его силах. Учитывая, что и до, и после сражения он проявил себя как энергичный офицер, и его неудача в бою проистекала из ошибочного суждения, суд приговорил его лишь к увольнению за недостойное поведение (в зависимости от милости Его Величества, т. е. с ходатайством о королевском прощении) и штрафу в размере годового оклада в пользу чатамского казначейства. Позже Эмброуз был восстановлен в звании и в 1750 году уволен с чином контр-адмирала.

Кэптен «Чичестера» Уильям Дилкс был обвинён в том, что не спускался на противника и не атаковал с ближней дистанции, хотя мог это сделать. Суд счёл обвинение доказанным и лишил его звания кэптена, но позже Дилкс также был восстановлен в своём чине, хотя и оставался в списке с половинным окладом. Кэптен Фрогмор (командир «Бойна») не дождался конца разбирательства по своему делу и умер 8 ноября 1744 года в Леванте.

Кэптен Ричард Норрис («Эссекс») был обвинён своими же офицерами в недостойном поведении во время сражения, его дело рассматривалось в Порт-Магоне. Но, поскольку он уже оставил командование своим кораблём и получал половинный оклад, тамошний трибунал после долгих дебатов решил, что это не подлежит его юрисдикции. Подробности этого дела и протест в сильных выражениях офицерами-обвинителями после этого были направлены в Англию, и Адмиралтейство приказало Норрису прибыть домой и предстать перед судом. Но на пути домой тот, пользуясь удобным случаем, бежал из Гибралтара в Испанию, таким образом, очевидно, признавая свою вину. Норрис умер в неизвестности, которую заслужил.

Вице-адмирал Лесток выдвинул обвинения против кэптенов Роберта Пэтта («Принсесс Кэролайн»), Джорджа Склейтера («Саммерсет»), Тэмпла Уэста («Варвик»), Томаса Купера («Стирлинг Кастл») и Джеймса Ллойда («Нассау»). Он обвинил их в неподчинении своим приказам. Два кэптена были оправданы, а три — уволены со службы с формулировкой «за недостойное поведение». Но, поскольку обвинения против них не затрагивали их профессиональную честь и способности, их дело было сочтено сложным (difficult), и король тут же восстановил их в их звании, поскольку даже он понимал, что действия вышеупомянутых командиров авангарда были абсолютно правильными.

Кстати, Мэхэн и Коломб уверяют, что четырём кораблям, шедшим за «Мальборо», не на кого было спускаться, так как пять концевых испанских линкоров отстали. Но, как следует из сообщения Эмброуза в подшивке материалов по Тулону, он, будучи предпоследним в дивизионе Мэтьюса, вёл бой с испанцами, которые от него отставали! Из этого следует, что эти пять последних испанских кораблей могли быть легко зажаты между четырьмя линкорами, шедшими за «Мальборо», и дивизионом Лестока. И, следовательно, именно на Лестоке лежит ответственность за неиспользование этой возможности.

Суд над Лестоком

После перерыва возобновился суд над самим Лестоком. Огль, сославшись на недомогание, оставил пост председателя трибунала и был заменён контр-адмиралами Перри Мейном (ярым вигом) и Джоном Бингом (сыном Джорджа Бинга, членом парламента от партии вигов  * ). На суде Лесток настаивал, что он не мог сражаться, не нарушив при этом линии. Он, якобы, не имел такой возможности, поскольку, хотя сигнал сражаться и был поднят, но также все ещё развевался сигнал держаться в линии баталии. Он был единогласно оправдан.Ричард Лесток - Тулонское сражение 1744 года: трибунал | Военно-исторический портал Warspot.ru 

Ричард Лесток

Истина же заключалась в том, что Лесток нашёл убежище за чисто техническими извинениями, которые и выручили его. При этом он действовал противоположно духу своей прежней корреспонденции с капитаном Барнеттом, в которой утверждал, что подчинённый должен выйти из линии, даже без приказа, ради соединения с главными силами и оказания им помощи в бою. Короче говоря, ради собственных интересов — а их было нетрудно сформулировать — Лесток забыл о своём долге перед своей страной и своими товарищами по оружию и не стал отступать от буквы инструкций.

Во время суда над Лестоком произошло весьма знаменательное событие. 15 мая 1746 года Лордом — Главным судьёй (Lord Chief Justice) суда по общегражданским искам Джоном Виллисом был арестован председатель данного трибунала — контр-адмирал Перри Мейн. Лорд — Главный судья выдвинул против адмирала Огля и контр-адмирала Мейна обвинение в несправедливом лишении свободы во время похода на Картахену лейтенанта морских пехотинцев Джорджа Фрая и плохом с ним обращении. Причиной его заключения и пыток был незаконный приговор, вынесенный военным трибуналом под председательством данных господ. Обвинение было ратифицировано судом присяжных.

Арест председателя трибунала вывел из себя его членов. Несмотря на тот явный факт, что гражданский закон всегда имеет приоритет над военным, они приняли резолюцию, в которой говорилось о Лорде — Главном судье с грубым неуважением. Эти резолюции они направили Лордам Адмиралтейства, которые представили их королю. Его Величество несколько поспешно выразил свое недовольство тем оскорблением, которое было нанесено трибуналу.

Но король, как и Лорды Адмиралтейства, имел явно смутное представление о той огромной власти, которой был наделен Лорд — Главный судья суда по общегражданским искам. Тот, узнав о таких резолюциях трибунала, немедленно приказал взять под стражу всех его членов. Виллис стал предпринимать и прочие меры, чтобы защитить свою должность, когда этому эпизоду был положен счастливый конец — члены трибунала извинились и полностью ему подчинились.

Решение трибунала по делу Лестока было следующим:

«Накануне сражения ночь была светлая, и Адмирал хорошо видел Вице-адмирала, а тот  видел Адмирала. И если Адмирал считал, что дивизион Вице-адмирала был слишком далеко на ветре, то он должен был послать ему шлюпку, либо каким-либо иным образом сообщить ему о своем приказе, а не судить об этом на другой день, когда уже решили сражаться; поскольку это не было использовано, то это означает, что Адмирал полагал, что дивизион Вице-адмирала не был далеко от него на ветре и, следовательно, не нарушил приказ Адмирала. Нет оснований полагать, что порядок дивизиона Вице-адмирала был нарушен, когда он лег в дрейф, наоборот, его дивизион имел наилучший строй во всем флоте Его Величества. Днища его кораблей были очищены, корабли были готовы к бою, построены в линию баталии, относительно чего он делал и репетовал сигналы, равно, как и другие, сделанные в этот день.

Если бы Вице-адмирал поставил паруса ночью без приказа своего командующего, это было бы неоправданным нарушением дисциплины; точно также Инструкции не содержат приказа, предписывающего какому-либо дивизиону ставить ночью паруса после того, как флот лег в дрейф.

Столкновение французского и английского фрегатов - Тулонское сражение 1744 года: трибунал | Военно-исторический портал Warspot.ru Столкновение французского и английского фрегатов

 

 

Указание в обвинении относительно того, что следующим утром был поднят сигнал о линии баталии, служит доказательством того, что он был спущен на ночь. И на основе ряда свидетельских показаний Вице-адмирал поставил паруса на рассвете, отрепетовал (ответил повторением сигнала — прим. ред.) и исполнил этот сигнал и предпринял все от него зависящее, чтобы занять свое место и подойти к центру.

Многие свидетели как обвинения, так и обвиняемого утверждают, что последний поставил паруса раньше Адмирала с тем, чтобы сократить разницу в дистанции, которая образовалась ночью из-за разницы в дрейфе.

Большинство свидетелей обвинения и все свидетели обвиняемого заявили, что Вице-адмиралу было невозможно присоединиться к Адмиралу и примкнуть к линии, прежде чем был вечером спущен сигнал погони, даже многие из остальных свидетелей признали это фактом.

Адмирал, спустившись на арьергард союзного флота, исключил Вице-адмирала из сражения, даже если бы он смог подойти; поскольку, если обе линии флотов сблизились, когда Адмирал вступил в бой с «Реал Фелипе», Вице-адмиралу и его дивизиону достался бы для боя только один корабль флота противника.

Депеши, направленные Вице-адмиралу Адмиралом с двумя лейтенантами, включали приказы поставить все возможные паруса для того, чтобы он примкнул к линии баталии. Не было поднято никакого сигнала для него и его дивизиона относительно погони или же сигнала. <…>

Ничто не говорит о том, что Вице-адмирал был главной или частичной причиной неудачи флота Его Величества в Средиземноморье. Вступление в общее сражение, в соответствии со Статьей 19, и обеспечение должных диспозиций флота утром для спуска на противника с целью обеспечения наибольшего преимущества не зависели от него.

Если бы вообще весь дивизион Вице-адмирала отсутствовал, и если исключить 4 концевых корабля, которые оказали не больше помощи своему флоту, чем дивизион Вице-адмирала флоту Его Величества, оставшиеся корабли флота Его Величества все равно превосходили оставшиеся силы союзного флота.

Вице-адмирал оставался на своем командном посту в течение всего февраля, и, после всех предъявленных ему обвинений, ему было оказано доверие (приказом Адмирала) возглавить флот в случае нового сражения, причем независимо от того на каком галсе был бы флот. Отсюда следует, что Адмирал в то время не считал его виновным в нарушении им его обязанностей.

Ни одно из представленных свидетельств не подтверждают обвинения в том, что Вице-адмирал нарушил свои обязанности.

Последнее: информация, на которой построены обвинения, представляется поверхностной, абсурдной и неверной; свидетельства, представленные для её поддержки недостаточны, и большое число свидетелей, как со стороны обвинения, так и со стороны подсудимого, опровергли ее, полностью и по отдельным частям.

Поэтому суд единогласно оправдывает подсудимого, и он, таким образом, почетно оправдан».

Приговор Мэтьюсу

Слушание дела Мэтьюса началось 16 июня 1746 года. Лесток подал обвинения по 15 пунктам, и здесь, правда после бурных дебатов, сторонники расширенного толкования «Инструкций по походу и бою» потерпели поражение от сторонников их буквальной трактовки. Возможно, это и имело смысл в те дни, поскольку в предыдущие годы дисциплина была на низком уровне. Мэтьюс, стремление которого сделать всё от него зависящее для разгрома противников его страны нельзя было бы отрицать, услышал приговор 22 октября.

Лондон, Вестминстерский мост, 1745 - Тулонское сражение 1744 года: трибунал | Военно-исторический портал Warspot.ru Лондон, Вестминстерский мост, 1745

 

«Суд опросил представленных свидетелей как со стороны обвинения, так и от обвиняемого, и тщательно рассмотрев их показания, единогласно принял решение о том, что Томас Мэтьюс, допустив различные нарушения своего долга, был главной причиной неудачи флота Его Величества в Средиземном море в феврале месяце 1744 года, что он подпадает под действие Статьи 14 Акта 13-го Карла II по установлению статей и приказов для лучшего управления флотом Его Величества, военными кораблями и силами на море, и суд единогласно решил, что упомянутый мистер Томас Мэтьюс должен быть уволен со службы за недостойное поведение и быть признанным неспособным к какому-то ни было использованию на службе его Величества».

Характерно, что в обвинении Мэтьюса называют «мистером», а не «адмиралом».

Надо сказать, что приговор мало обеспокоил Мэтьюса. Тот никогда не скрывал, что пришел во флот из комиссионеров, чтобы немного заработать. В Леванте было взято много призов, поэтому Мэтьюс получил так необходимые ему деньги. Умер он в своем поместье в 1751 году, успев выдать замуж своих дочерей.

Несомненно, с чисто юридической точки зрения, Мэтьюс заслужил такое наказание. Но также несомненно и то, что все поведение Лестока было гораздо более предосудительным, чем поведение его начальника. Мэтьюс допустил просчёт, но его намерения были положительными; Лесток цепко придерживался буквы закона, но его намерения были достойны презрения. Он как будто сказал себе: «Мой начальник попал в беду в этом деле; я же буду придерживаться только инструкций, и пусть и он, и даже наш флот, и наша страна потерпят поражение; я и пальцем не пошевелю, чтобы помочь ему. Тогда я буду в безопасности, а он, которого я считаю моим личным врагом, понесёт наказание».

Победа в суде не принесла счастья Лестоку. В том же 1746 году он был восстановлен в звании, и даже стал адмиралом синего флага ** . Его назначили командиром экспедиции против французского порта Лориан, , которая с треском провалилась. В том же году он и умер.

 

Скрытый текст

партии вигов  *  -  Партия вигов появилась примерно в то же время, что и партия тори. 

 

Скрытый текст

Название тех и других было дано ими друг другу в насмешку. Виги были названы в честь пуританских фанатиков Шотландии. Слово "виггамор" означает крестьян, которые боролись против владычества Англии в Шотландии.  Момент появления этих партий связан с обострением противостояния между парламентом и королем. В истории партия вигов прошла попеременно три стадии: сначала как партия, отстаивавшая идею сотрудничества между правительством и подданными, потом как кабинетно-олигархическая партия, а потом как партия либералов.                             
более подробно :   (https://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/21606/Виги)

 

адмиралом синего флага **   - С 1625 года Британский военно-морской флот был разделён на три эскадры, каждой из которых присвоили флаг определённого цвета. Красный флаг предназначался центральной эскадре под командованием адмирала флота;  синий  авангарду, которым командовал вице-адмирал, а белый флаг — арьергарду, которым командовал контр-адмирал. От такого разделения отказались в 1864 году, но белый цвет флажного полотнища остался неизменным; синий же цвет стал символом Королевского резерва ВМС, его также могли использовать офицеры запаса, командующие частными судами

 

 

:Smile_honoring:

  • Плюс 7
  • Круто 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
[WG] deadmansgamble 1 502
Администратор, Альфа-тестер
1 960 публикаций
3 358 боёв

Конечно же "+" за статью.

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
13tucha 1 402
Коллекционер, Старший бета-тестер, Коллекционер-испытатель
2 953 публикации

Довольно интересная информация,спасибо! И конечно же Вы плюс заслужили +

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
[W_OLD] myfff 141
687 публикаций
5 657 боёв

А я не осилил!((( Запутался в титулах,кто кому сват ,брат и бросил читать,не стал строить из себя, дЮжа вУмного!!!:Smile_veryhappy:

Нужно быть честным ,хотя бы с самим собой!)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
[NEO-C] IronHandOf 3 297
Участник, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
5 854 публикации
Сегодня в 18:11:44 пользователь myfff сказал:

А я не осилил!((( Запутался в титулах,кто кому сват ,брат и бросил читать,не стал строить из себя, дЮжа вУмного!!!:Smile_veryhappy:

Нужно быть честным ,хотя бы с самим собой!)

А как же Вы читаете исторические романы ? там титулов и прочего, ни чуть не меньше ?....

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Бета-тестер, Коллекционер
3 131 публикация

Познавательно .

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
[W_OLD] myfff 141
687 публикаций
5 657 боёв
Сегодня в 18:45:06 пользователь IronHandOf сказал:

А как же Вы читаете исторические романы ? там титулов и прочего, ни чуть не меньше ?....

 

А я именно поэтому их не читаю, вот не усваивается на подкорке информация и всё тут!) Наверно, не сторонник разных там, подковёрных интриг, борьбы за трон ,отравлений, всей этой мышиной возьни!

Хотя, читать люблю, постоянно с электронной книгой, даже друзья троллят, поэтому поводу!)

Кстати, остальные Ваши статьи читал с удовольствием, не моя тема , просто!:Smile_honoring: 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Коллекционер
6 281 публикация

Как всегда интересно:fish_book:, плюсик поставил. Покоробили только онемеченные названия силезских городов.

Сегодня в 15:40:36 пользователь IronHandOf сказал:

Лигниц, Глогау и Бриг

Легница же. Глогувек и Бжег. А Нейссе - Ниса. Предпочитаю славянский вариант, если честно:cap_yes:.

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×