Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
IronHandOf

Гончие псы "Кригсмарине"

В этой теме 9 комментариев

Рекомендуемые комментарии

Участник, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
6 772 публикации

   1. Гончие псы "Кригсмарине"   :  начало                     

 

 

                 Ночь 24 мая 1940 года только началась, когда два мощных взрыва разорвали борт французского лидера «Ягуар», прикрывавшего эвакуацию войск из Дюнкерка. Объятый пламенем корабль выбросился на пляж Мало-ле-Бен, где был оставлен командой, а с восходом солнца его добили бомбардировщики люфтваффе. Гибель «Ягуара» известила союзников, что в водах Ла-Манша у них появился новый опасный враг – немецкие торпедные катера. Разгром Франции позволил «выйти из тени» этому оружию немецкого флота и блестяще оправдать свою концепцию, которая спустя девять месяцев «странной войны» уже начала подвергаться сомнению.

 

Скрытый текст

Рождение шнелльбота

По условиям Версальского мира союзники надёжно законсервировали отставание немцев в миноносных силах, разрешив им иметь в составе флота только 12 эсминцев водоизмещением 800 тонн и 12 миноносцев по 200 тонн. Это означало, что немецкий флот был обязан остаться с безнадёжно устаревшими кораблями, подобными тем, с которыми он вступил в Первую мировую войну – аналогичные корабли других флотов были как минимум вдвое крупнее.

Немецкие торпедные катера на верфи «Фридрих Люрссен», Бремен, 1937 год - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Немецкие торпедные катера на верфи «Фридрих Люрссен», Бремен, 1937 год

 

Как и остальные немецкие военные, моряки не смирились с подобным положением дел и, как только страна оправилась от послевоенного политического кризиса, начали изучать пути увеличения боевых возможностей флота. Лазейка существовала: победители не стали строго регламентировать наличие и развитие малых боевых средств, впервые получивших широкое применение в ходе войны – торпедных и сторожевых катеров, а также моторных тральщиков.

В 1924 году в Травемюнде под руководством капитана цур зее Вальтера Ломана (Walter Lohmann) и обер-лейтенанта Фридриха Руге (Friedrich Ruge) под видом яхт-клуба был создан испытательный центр TRAYAG (Travemünder Yachthaven A.G.), а также ещё несколько спортивных и судоходных обществ. Финансировались эти мероприятия из секретных фондов флота.

Флот уже имел полезный опыт использования в прошедшей войне малых торпедных катеров типа LM, поэтому основные характеристики перспективного катера с учётом боевого опыта были определены довольно быстро. От него требовались скорость не менее 40 узлов и дальность плавания не менее 300 миль полным ходом. Основное вооружение должны были составлять два трубных торпедных аппарата, защищённых от морской воды, с боезапасом в четыре торпеды (две в трубах, две в запасе). Двигатели предполагались дизельные, так как бензиновые в прошлую войну стали причиной гибели нескольких катеров.

Оставалось определиться с типом корпуса. В большинстве стран со времён войны продолжалось развитие катеров-глиссеров с уступами-реданами в подводной части корпуса. Применение редана вызывало приподнимание носовой части катера над водой, что уменьшало сопротивления воды и резко повышало скоростные характеристики. Однако при волнении на море такие корпуса испытывали серьёзные ударные нагрузки и нередко разрушались.

Командование немецкого флота категорически не желало «оружия для спокойной воды», которое могло бы защищать лишь Германскую бухту. К тому времени противостояние с Великобританией было забыто, и доктрина немцев выстраивалась на борьбе против франко-польского альянса. Требовались катера, способные дотянуться из балтийских портов Германии до Данцига, а с Западно-Фризских островов – до французского побережья.

Экстравагантная и стремительная «Охека II» — прародительница шнелльботов кригсмарине. Её странной имя — всего лишь сочетание начальных букв имен и фамилии владельца, миллионера Отто-Германа Кана - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Экстравагантная и стремительная «Охека II» — прародительница шнелльботов "Кригсмарине". Её странной имя — всего лишь сочетание начальных букв имен и фамилии владельца, миллионера Отто-Германа Кана

 

Задача оказалась сложной. Деревянный корпус не обладал нужным запасом прочности и не позволял разместить мощные перспективные двигатели и вооружение, стальной корпус не давал требуемой скорости, редан был также нежелателен. К тому же, моряки хотели получить как можно более низкий силуэт катера, обеспечивающий лучшую скрытность. Решение пришло от частной судостроительной фирмы «Фридрих Люрссен» (Friedrich Lürssen), которая с конца XIX века специализировалась на небольших гоночных судах и уже строила катера для кайзеровского флота.

Внимание офицеров рейхсмарине привлекла яхта «Охека II» (Oheka II), построенная «Люрссеном» для американского миллионера немецкого происхождения Отто-Германа Кана (Otto Hermann Kahn), способная на скорости 34 узла пересечь Северное море. Достигнуто это было применением водоизмещающего корпуса, классической схемой трёхвальной двигательной установки и смешанного набора корпуса, силовой набор которого выполнялся из лёгкого сплава, а обшивка была деревянной.

Впечатляющие мореходные качества, смешанная конструкция, уменьшающая вес судна, хороший задел по скорости – все эти достоинства «Охеки II» были очевидны, и моряки решились: «Люрссен» получил заказ на первый боевой катер. Он получил наименование UZ(S)-16 (U-Boot Zerstörer – «противолодочный, быстроходный»), потом W-1 (Wachtboot – «сторожевой катер») и окончательное S-1 (Schnellboot – «быстроходный катер»). Литерное обозначение «S» и название «шнелльбот» после этого окончательно закрепились за немецкими торпедными катерами. В 1930 году были заказаны первые четыре серийных катера, которые сформировали 1-ю полуфлотилию шнелльботов.

Серийный первенец «Люрссена» на верфи: многострадальный UZ(S)-16, он же W-1, он же S-1 - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Серийный первенец «Люрссена» на верфи: многострадальный UZ(S)-16, он же W-1, он же S-1

 

Чехарда с названиями была вызвана желанием нового главкома Эриха Редера (Erich Raeder) скрыть от союзной комиссии появление у рейхсмарине торпедных катеров. 10 февраля 1932 года он издал специальный приказ, в котором прямо указывалось: необходимо избегать любых упоминаний о шнелльботах как о носителях торпед, что может быть расценено союзниками как попытка обойти ограничения в миноносцах. Верфи «Люрссен» предписывалось сдавать катера без торпедных аппаратов, вырезы под которые закрывали легкосъёмными щитами. Аппараты должны были храниться в арсенале флота и устанавливаться только на время учений. Окончательный монтаж предполагалось осуществить «как только позволит политическая обстановка». В 1946 году на нюрнбергском трибунале обвинители припомнят Редеру этот приказ как нарушение Версальского договора.

После первой серии катеров с бензиновыми двигателями немцы начали строить небольшие серии с дизельными высокооборотными двигателями фирм MAN и «Даймлер-Бенц». «Люрссен» также последовательно работал над обводами корпуса, чтобы улучшить скоростные и мореходные качества. На этом пути немцев поджидало много неудач, но благодаря терпению и дальновидности командования флота развитие шнелльботов шло в соответствии с доктриной флота и концепцией их применения. Экспортные контракты с Болгарией, Югославией и Китаем позволили проверить все технологические решения, а сравнительные испытания выявили преимущества в надёжности V-образных «Даймлер-Бенцев» перед более лёгкими, но капризными рядными изделиями «MAN».

«Эффект Люрссена»: макет «шнелльбота», вид с кормы. Хорошо видны три гребных винта, основной и два дополнительных руля, распределяющих потоки воды от крайних винтов - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

«Эффект Люрссена»: макет «шнелльбота», вид с кормы. Хорошо видны три гребных винта, основной и два дополнительных руля, распределяющих потоки воды от крайних винтов

 

Постепенно сформировался классический облик шнелльбота – прочный мореходный корабль с характерным низким силуэтом (высота корпуса всего 3 м), длиной 34 метра, шириной около 5 метров, с довольно небольшой осадкой (1,6 метра). Дальность плавания составляла 700 миль на 35 узлах. Максимальная скорость 40 узлов достигалась с большим трудом лишь благодаря так называемому эффекту Люрссена – дополнительные рули регулировали потоки воды от левого и правого винтов. Шнелльбот был вооружен двумя трубными торпедными аппаратами калибра 533 мм с боекомплектом из четырёх парогазовых торпед G7A (две в аппаратах, две запасных). Артиллерийское вооружение составлял 20-мм автомат в кормовой части (с началом войны второй 20-мм автомат стали размещать в носу) и два съёмных пулемёта MG 34 на шкворневых установках. Кроме того, катер мог брать шесть морских мин или столько же глубинных бомб, для чего устанавливались два бомбосбрасывателя.

Катер был оснащён системой пожаротушения и аппаратурой дымопуска. Экипаж насчитывал в среднем 20 человек, в распоряжении которых имелись отдельная каюта командира, радиорубка, камбуз, гальюн, кубрики для экипажа, спальные места на одну вахту. Щепетильные в вопросах боевого обеспечения и базирования, немцы первыми в мире создали для своих торпедных катеров плавбазу спецпостройки «Циндао» (Tsingtau), которая могла полностью обеспечить потребности флотилии шнелльботов, включая штаб и обслуживающий персонал.

«Наседка с цыплятами» — плавбаза торпедных катеров «Циндао» и ее подопечные из 1-й флотилии шнелльботов - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

"Наседка с цыплятами" — плавбаза торпедных катеров «Циндао» и ее подопечные из 1-й флотилии шнелльботов

 

По поводу необходимого количества катеров мнения в руководстве флота разделились, и был принят компромиссный вариант: к 1947 году в строй должны были вступить 64 катера, ещё 8 – находиться в резерве. Впрочем, у Гитлера были свои планы, и ждать, когда кригсмарине обретут желаемую мощь, он не намеревался.

«Не оправдали ожиданий во всех отношениях»

К началу войны торпедные катера рейха оказались в положении настоящих пасынков и флота, и промышленности рейха. Приход к власти нацистов и согласие Великобритании на усиление немецкого военного флота дали мощный импульс к строительству всех ранее запрещённых классов кораблей от подводных лодок до линкоров. Шнелльботы, призванные нивелировать слабость «версальских» миноносных сил, оказались на задворках программы перевооружения флота.

Когда 3 сентября 1939 года Англия и Франция объявили войну Германии, немецкий флот располагал лишь 18 катерами. Четыре из них считались учебными, и лишь шесть были оснащены надёжными дизелями «Даймлер-Бенц». Эта фирма, выполнявшая огромные заказы Люфтваффе, не могла выйти на массовый выпуск катерных дизелей, поэтому ввод в строй новых единиц и замена двигателей на катерах, находящихся в строю, представляли серьёзную проблему.

533-мм торпеда покидает торпедный аппарат шнелльбота - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

533-мм торпеда покидает торпедный аппарат шнелльбота

 

Все катера на начало войны были сведены в две флотилии – 1-ю и 2-ю, которыми командовали капитан-лейтенант Курт Штурм (Kurt Sturm) и капитан-лейтенант Рудольф Петерсен (Rudolf Petersen). Организационно шнелльботы подчинялись фюреру миноносцев (Führer der Torpedoboote) контр-адмиралу Гюнтеру Лютьенсу (Günther Lütjens), а оперативное руководство флотилиями на театре военных действий осуществляли командования военно-морских групп «Вест» (Северное море) и «Ост» (Балтика). Под руководством Лютьенса 1-я флотилия приняла участие в кампании против Польши, в течение трёх суток блокируя Данцигскую бухту, и 3 сентября открыла боевой счёт – катер S-23 обер-лейтенанта Христиансена (Georg Christiansen) потопил огнём 20-мм автомата польское лоцманское судно.

После разгрома Польши сложилась парадоксальная ситуация – командование флота не видело адекватного применения находящимся в его распоряжении торпедным катерам. На Западном фронте приморский фланг у вермахта отсутствовал, попыток проникнуть в Германскую бухту противник не предпринимал. Для того, чтобы самим действовать у побережья Франции и Англии, шнелльботы не достигли оперативной и технической готовности, да и далеко не все осенние шторма были им по плечу.

В результате на шнелльботы возложили несвойственные им задачи – противолодочный поиск и патрулирование, сопровождение боевых и транспортных кораблей, посыльную службу и даже «скоростную доставку» глубинных бомб миноносцам, истратившим боезапас в охоте за субмаринами союзников. Но в качестве охотника за подлодками шнелльбот был откровенно плох: его высота обзора была ниже, чем у самой субмарины, возможности малошумного «подкрадывающегося» хода и гидроакустическое оборудование отсутствовали. В случае выполнения эскортных функций катерам приходилось подстраиваться под скорость подопечных и идти на одном центральном двигателе, что приводило к большим нагрузкам и быстрой выработке его ресурса.

Торпедный катер S-14 в светлой предвоенной окраске, 1937 год - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Торпедный катер S-14 в светлой предвоенной окраске, 1937 год

То, что первоначальная концепция катеров была забыта, и их начали воспринимать как некие многоцелевые корабли, хорошо характеризует доклад оперативного отдела группы «Вест» от 3 ноября 1939 года, в котором технические характеристики и боевые качества торпедных катеров были подвергнуты уничижительной критике – отмечалось, что они «не оправдали ожиданий во всех отношениях». Высший оперативный орган "Кригсмарине" SKL (Stabes der Seekriegsleitung – Штаб руководства войной на море) согласился и сделал запись в своём журнале, что «эти выводы очень прискорбные и самые разочаровывающие в свете надежд, которые были получены в ходе недавних расчётов…» При этом командование само запутало нижестоящие штабы, указывая в наставлениях, что «противолодочная деятельность является второстепенной для торпедных катеров» и там же продекларировало, что «торпедные катера не могут осуществлять противолодочное охранение соединений флота».

Ранние шнелльботы кригсмарине - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Ранние шнелльботы "Кригсмарине"

 

Всё это негативно сказывалось на репутации шнелльботов, но экипажи верили в свои корабли, совершенствовали их своими силами и в каждом рутинном задании копили боевой опыт. В них верил и новый «фюрер миноносцев», капитан цур зее Ханс Бютов (Hans Bütow), назначенный на этот пост 30 ноября 1939 года. Опытнейший миноносник, он категорически настаивал на сворачивании участия шнелльботов в эскортных миссиях, которые уничтожали моторесурс катеров, и всемерно пытался протолкнуть их участие в «осаде Британии» – так пафосно кригсмарине назвали стратегический план боевых действий против англичан, подразумевающий атаки и минные постановки, нацеленные на подрыв торговли.

Два первых запланированных выхода к берегам Британии сорвались из-за погоды (шторма Северного моря уже повредили несколько катеров), а засиживаться на базах боеготовым единицам командование не давало. Операция «Везерюбунг» (Weserübung) против Норвегии и Дании стала следующим этапом становления немецких катерников и привела их к первому долгожданному успеху.

День, который изменил всё

К высадке в Норвегии были привлечены практически все боеспособные корабли немецкого флота, и в этом отношении хорошая дальность плавания шнелльботов оказалась востребованной. Обе флотилии должны были осуществлять высадку в двух важнейших пунктах – Кристиансанде и Бергене. Шнелльботы блестяще справились с задачей, проскочив на скорости под огнём противника, который задержал более тяжелые корабли, и произвели быструю высадку передовых десантных групп.

После оккупации основной части Норвегии командование оставило обе флотилии для обороны захваченного побережья и уже привычного сопровождения конвоев и боевых кораблей. Бютов предупреждал, что если такое использование шнелльботов продолжится, то к середине июля 1940 года двигатели катеров исчерпают ресурс.

Командующий группой «Вест» адмирал Альфред Заальвехтер в своем кабинете - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Командующий группой «Вест» адмирал Альфред Заальвехтер в своем кабинете

Всё изменилось буквально за один день. 24 апреля 1940 года SKL направил 2-ю флотилию для минно-заградительных и конвойных операций в Северном море, так как легкие силы союзников внезапно стали проводить набеги в районе Скагеррака. 9 мая летающая лодка «Дорнье» Do 18 обнаружила английский отряд из лёгкого крейсера «Бирмингем» (HMS Birmingham) семи эсминцев, который шёл в район немецких минных постановок. Разведчик заметил только один отряд (всего в операции принимали участие 13 британских эсминцев и крейсер), тем не менее, командующий группой «Вест» адмирал Альфред Заальвехтер (Alfred Saalwächter), не колеблясь, приказал четырём исправным шнелльботам 2-й флотилии (S-30, S-31, S-33 и S-34) перехватить и атаковать противника.

Английский отряд из эсминцев «Келли» (HMS Kelly), «Кандагар» (HMS Kandahar) и «Бульдог» (HMS Bulldog) шёл на соединение с «Бирмингемом» со скоростью в 28 узлов наиболее тихоходного «Бульдога». В 20:52 по Гринвичу британцы обстреляли Do 18, висевший над ними, но тот уже вывел шнелльботы на идеальную позицию засады. В 22:44 сигнальщики флагманского «Келли» заметили примерно в 600 метрах впереди по левому борту какие-то тени, но было уже поздно. Залп S-31 обер-лейтенанта Германа Опденхоффа (Hermann Opdenhoff) оказался точным: торпеда поразила «Келли» в котельное отделение. Взрыв вырвал 15 квадратных метров обшивки, и положение корабля сразу стало критическим.

Полузатопленный эсминец «Келли» ковыляет в сторону базы. Кораблю будет суждено погибнуть через год — 23 мая при эвакуации Крита его потопят бомбардировщики люфтваффе - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Полузатопленный эсминец «Келли» ковыляет в сторону базы. Кораблю будет суждено погибнуть через год — 23 мая при эвакуации Крита его потопят бомбардировщики Люфтваффе

 

Немцы растворились в ночи, а английский командующий лорд Маунтбэттен (Louis Mountbatten) даже не сразу понял, что это было, и приказал «Бульдогу» провести контратаку глубинными бомбами. Операция провалилась. «Бульдог» взял на буксир еле держащегося на поверхности флагмана, после чего отряд взял курс в родные воды. К ночи на море опустился туман, но шум дизелей подсказывал англичанам, что враг по-прежнему кружит поблизости. После полуночи неожиданно выскочивший из тьмы катер скользящим ударом протаранил «Бульдог», после чего сам угодил под таран полузатопленного «Келли».

Это был S-33, у которого заглохли двигатели, правый борт и полубак были разрушены на протяжении девяти метров, а командир обер-лейтенант Шульце-Иена (Hans Shultze-Jena) был ранен. Казалось, судьба катера была решена, и его приготовились затопить, но видимость была такой, что англичане уже в 60 метрах потеряли врага и стреляли наугад. И «Келли», и S-33 смогли благополучно добраться до своих баз – сказалась прочность кораблей и выучка их экипажей. Но победа была за немцами – четыре катера сорвали крупную операцию противника. Немцы сочли «Келли» потопленным, и SKL удовлетворённо отметил в своём журнале боевых действий «первый славный успех наших шнелльботов». Опденхофф 11 мая получил Железный крест 1-го класса, а 16 мая стал десятым в кригсмарине и первым среди катерников обладателем Рыцарского креста.

Эсминец «Келли» на ремонте в доке — повреждения корпуса впечатляют - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Эсминец «Келли» на ремонте в доке — повреждения корпуса впечатляют

 

Когда победители отмечали свой успех в Вильгельмсхафене, они еще не знали, что в те же часы на Западном фронте немецкие подразделения выходят на исходные позиции для атаки. Начиналась операция «Гельб» (Gelb), которая откроет немецким торпедным катерам дорогу к их истинному предназначению – терзать прибрежные коммуникации врага.

«Блестящее доказательство возможностей и выучки»

Командование "Кригсмарине" не проводило никаких масштабных подготовительных мероприятий в преддверии наступления на Францию и приняло самое минимальное участие в его планировании. Флот зализывал раны после тяжёлой схватки за Норвегию, причём, в районе Нарвика ещё продолжались бои. Целиком поглощённое задачами непрерывного снабжения новой коммуникации и укрепления захваченных баз, командование флота выделило для операций у берегов Бельгии и Голландии всего несколько малых подводных лодок и гидросамолеты 9-й авиадивизии, которые ночами ставили мины на прибрежных фарватерах.

Потяжелевшие шнелльботы с десантом на борту идут в норвежский Кристиансанд - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Потяжелевшие шнелльботы с десантом на борту идут в норвежский Кристиансанд

 

Впрочем, участь Голландии была решена уже в течение двух суток наступления, и командование группы «Вест» сразу увидело прекрасную возможность для операций малых ударных кораблей по поддержке приморского фланга армии с голландских баз. SKL был в затруднении: стремительно расширяющийся театр боевых действий требовал привлечения всё больших сил, которых не было. Командующий адмирал в Норвегии настоятельно просил оставить одну флотилию шнелльботов, «незаменимых в вопросах охраны коммуникаций, доставке снабжения и проводках судов», в своём постоянном оперативном подчинении.

Но здравый смысл в итоге возобладал: 13 мая в журнале боевых действий SKL появилась запись, в которой давался «зелёный свет» наступательному применению торпедных катеров в южной части Северного моря:

«Теперь, когда голландское побережье в наших руках, командование полагает, что сложилась благоприятная оперативная обстановка для действий торпедных катеров у бельгийского, французского побережья и в Ла-Манше, к тому же, имеется хороший опыт подобных действий в прошлую войну, и сам район действий очень удобен для подобных операций».

За день до этого была освобождена от эскортных функций 1-я флотилия, а 14 мая и 2-я флотилия была выведена из подчинения командующего адмирала в Норвегии – на этом участие шнелльботов в операции «Везерюбунг» закончилось, вместе с их ролью сторожевиков.

Шнелльботы 2-й флотилии, пришвартованные в захваченном норвежском Ставангере - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Шнелльботы 2-й флотилии, пришвартованные в захваченном норвежском Ставангере

 

19 мая девять катеров обеих флотилий вместе с плавбазой «Карл Петерс» (Carl Peters) совершили переход к острову Боркум, с которого уже ночью 20 мая вышли на первые разведывательные поиски к Остенде, Ньюпорту и Дюнкерку. Первоначально шнелльботы планировалось использовать для прикрытия войск, десантирующихся на острова в устье Шельды, но вермахт справился сам. Поэтому, пока голландские базы и фарватеры спешно очищали от мин, катерники решили «прощупать» новый район боевых действий.

Первый же выход принёс победу, но несколько необычную. Звено «Энсонов» из 48-й эскадрильи Королевских ВВС в сумерках заметило катера в районе Эймюйдена и сбросило бомбы, ближайшая из которых разорвалась в 20 метрах от S-30. Ответным огнём ведущий самолёт был подожжён, все четверо лётчиков во главе с флайт-лейтенантом Стивеном Доддсом (Stephen Dodds) погибли.

Ночью 21 мая катера провели несколько атак по транспортам и боевым кораблям в районе Ньюпорта и Дюнкерка. Несмотря на красочные доклады о победах, эти успехи не подтвердились, но экипажи шнелльботов быстро возвращали себе квалификацию торпедных охотников. Первые выходы показали, что противник не ожидает в своих внутренних водах атак надводных кораблей – при шуме моторов лучи прожекторов упирались в небо, чтобы высветить атакующий самолет Люфтваффе. SKL с удовлетворением отмечал: «Тот факт, что катерам удалось атаковать эсминцы противника вблизи его баз, оправдывает ожидания успешных постоянных действий с голландских баз».

Яркая вспышка на фоне ночного неба – взрыв французского лидера «Ягуар» - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Яркая вспышка на фоне ночного неба – взрыв французского лидера «Ягуар»

 

Следующий выход принёс шнелльботам уже упомянутую первую победу в водах Ла-Манша. Пара катеров 1-й флотилии – S-21 обер-лейтенанта фон Мирбаха (Götz Freiherr von Mirbach) и S-23 обер-лейтенанта Христиансена – подкараулила французский лидер «Ягуар» (Jaguar) возле Дюнкерка. Полная луна и свет от горящего танкера не благоприятствовали атаке, но одновременно подсветили «француза». Две торпеды попали в цель и не оставили кораблю шансов. Впоследствии фон Мирбах вспоминал в газетном интервью:

«В свой бинокль я видел, как опрокидывается эсминец, и в следующие несколько мгновений только небольшая полоска борта виднелась над поверхностью, скрытая дымом и паром от взорвавшихся котлов. Наши мысли в ту минуту были о храбрых моряках, павших от наших рук – но такова война».

23 мая все боеспособные катера перебазировались в прекрасно оборудованную голландскую базу Ден Хелдер. Туда же перенес свой штаб и «фюрер миноносцев» Ханс Бютов, который теперь не номинально, а полностью возглавил деятельность катеров и их обеспечение на западном театре под эгидой группы «Вест». Базируясь на Ден Хелдер, катера сократили свой путь к каналу на 90 миль – это позволило эффективнее использовать всё более короткие весенние ночи и экономить ресурс двигателей.

27 мая 1940 года началась операция «Динамо» – эвакуация союзных войск из Дюнкерка. Верховное командование вермахта запросило кригсмарине, что они могут предпринять против эвакуации. Командование флота с сожалением констатировало, что практически ничего, кроме действий торпедных катеров. Против всей огромной армады союзников в Ла-Манше могли действовать всего четыре катера – S-21, S-32, S-33 и S-34. Остальные шнелльботы встали на ремонт. Тем не менее, последовавшие успешные атаки окончательно уверили командование флота, что торпедные катера готовы играть свою особую роль в «осаде Британии».

Ночью 28 мая S-34 обер-лейтенанта Альбрехта Обермайера (Albrecht Obermaier) обнаружил у Норт-Фореленда транспорт «Абукир» (Abukir, 694 брт), уже отразивший несколько налётов Люфтваффе с помощью единственного «Льюиса», и атаковал его двухторпедным залпом. На борту «Абукира» находилось около 200 военнослужащих британской армии, включая военную миссию для связи с верховным командованием армии Бельгии, 15 немецких военнопленных, шесть бельгийских священников и около 50 женщин – монахинь и британских школьниц.

Капитан судна Роланд Моррис-Вульфенден (Rowland Morris-Woolfenden), отразивший несколько воздушных атак, заметил след торпед и перешёл на зигзаг, полагая, что его атаковала подводная лодка. Обермайер перезарядил аппараты и снова нанёс удар, от которого тихоходный пароход со скоростью 8 узлов уже не смог уклониться. Моррис-Вульфенден заметил катер, и даже попытался его таранить, принял за рубку атакующей субмарины! Попадание под мидель-шпангоут привело к гибели «Абукира» в течение всего минуты. Мостик судна был обложен бетонными плитами от атак Люфтваффе, но враг пришёл оттуда, откуда его не ждали.

Шнелльботы в море - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru Шнелльботы в море

 

Британские эсминцы, пришедшие на помощь, спасли всего пятерых членов экипажа и 25 пассажиров. Выживший Моррис-Вульфенден утверждал, что немецкий катер освещал место катастрофы прожектором и обстреливал выживших из пулемёта, что было широко освещено в британской прессе, описывающей «зверства гуннов». Это полностью противоречит записям в журнале S-34, который отступил на полной скорости и даже был засыпан обломками взорвавшегося судна. «Абукир» стал первым торговым судном, потопленным шнелльботами.

Следующей ночью шнелльботы нанесли ещё один удар, окончательно развеявший сомнения в их эффективности. Эсминец «Уэйкфул» (HMS Wakeful) под командованием коммандера Ральфа Фишера (Ralph L. Fisher), на борту которого было 640 солдат, был предупреждён об опасности атак надводных кораблей и нёс двойную вахту, но его это не спасло. Фишер, корабль которого возглавлял колонну эсминцев, шёл зигзагом. Увидев свет плавучего маяка Квинт, он приказал увеличить скорость до 20 узлов, но в это момент заметил следы двух торпед всего в 150 метрах от эсминца.

«Разрази меня гром, неужели это случится», – единственное, что успел прошептать Фишер, прежде чем торпеда разорвала «Уэйкфул» пополам. Командир спасся, но половина его экипажа и все эвакуируемые погибли. Устроивший засаду и добившийся попадания командир S-30 обер-лейтенант Циммерман (Wilhelm Zimmermann) мало того, что успешно покинул место бойни – его атака привлекла внимание подводной лодки U 62, которая потопила эсминец «Графтон» (HMS Grafton), поспешивший на помощь собрату.

Французский лидер «Сирокко» — одна из жертв шнелльботов в ходе дюнкеркской эпопеи - Гончие псы кригсмарине | Военно-исторический портал Warspot.ru

Французский лидер «Сирокко» — одна из жертв шнелльботов в ходе Дюнкеркской эпопеи

 

На следующий день, 30 мая 1940 года, SKL передал все оперативно пригодные катера в распоряжение командующего группой «Вест» адмирала Заальвехтера. Это было долгожданное признание полезности, но только после ночи 31 мая, когда катерами S-23, S-24 и S-26 были торпедированы французские лидеры «Сирокко» (Sirocco) и «Циклон» (Cyclone), SKL триумфально реабилитировал шнелльботы за нелицеприятные отзывы начала войны: «В Хуфдене (так немцы называли самый южный район Северного моря – прим. авт.) были потоплены пять вражеских эсминцев без потерь для торпедных катеров, что означает блестящее доказательство возможностей торпедных катеров и выучки их командиров…» Успехи катерников заставили серьёзно относиться к ним как собственное командование, так и Королевский флот.

Англичане быстро распознали новую угрозу и бросили на «зачистку» своих вод от шнелльботов 206-ю и 220-ю эскадрильи «Хадсонов» берегового командования RAF и даже привлекли флотскую 826-ю эскадрилью на «Альбакорах». Именно тогда, видимо, и возникло обозначение E-boats (Enemy boats – вражеские катера), которое сначала служило для облегчения радиообмена, а затем стало общеупотребительным в отношении шнелльботов для британских флота и ВВС.

После захвата северного побережья Франции перед немецким флотом открылась невиданная перспектива – фланг важнейшей прибрежной коммуникации противника стал полностью открытым не только для полномасштабного минирования и атак люфтваффе, но и для атак шнелльботов. Уже вступали в строй новые катера, – крупные, хорошо вооружённые, мореходные, – которые спешно сводились в новые флотилии. Опыт атак обобщался и анализировался, и это означало, что для командования британских сил в Ла-Манше наступали тяжёлые времена.

Спустя всего лишь год, весной 1941 года, набравшиеся опыта экипажи шнелльботов докажут, что могут наносить поражения не только единичным судам и кораблям, но и целым конвоям. Ла-Манш перестал быть «домашними водами» британского флота, которому теперь предстояло защищаться от нового противника, создавая не только принципиально новую систему охранения и конвоирования, но и новые корабли, способные противостоять смертоносному творению фирмы «Люрссен».

 

Скрытый текст

Литература:

  1. Lawrence Patterson. Snellboote. A complete operational history – Seafort Publishing, 2015
  2. Hans Frank. German S-boat in action in the Second World War – Seafort Publishing, 2007
  3. Geirr H. Haar. The Cathering storm. The naval War in Northern Europe September 1939 – April 1940 – Seafort Publishing, 2013
  4. М. Морозов, С. Патянин, М. Барабанов. Атакуют «Шнелльботы». Германские торпедные катера Второй мировой войны – М.: «Яуза-Эксмо», 2007
  5. https://archive.org
  6. http://www.s-boot.net
  7. Freedoms Battle. Vol.1. The War at Sea 1939–1945. An Antology of Personal Experience. Edited by Jonh Winton – Vintage books, London, 2007
  8. Ссылка : http://warspot.ru/4239-gonchie-psy-krigsmarine

 

 

 

 

2. Гончие псы "Кригсмарине": блицкриг в Ла-Манше

 

                          После первых успехов немецких  катерников, которыми они доказали своё право на существование, набравшие опыта командиры шнелльботов смогли показать и свою способность бороться с крупными конвоями. Со второй половины 1940 года англичане вынуждены были констатировать – Ла-Манш перестал быть их родным домом.

 

Скрытый текст

Оперативный простор и организационные трудности

Стремительный выход вермахта на побережье Нормандии и открывающиеся в связи с этим возможности были полной неожиданностью для командования кригсмарине. Гросс-адмирал Эрих Редер (Erich Raeder) впоследствии писал:

«Никто не мог рассчитывать на столь впечатляющие успехи на Западном фронте. Разведывательная информация, полученная флотом от Верховного командования вооруженных сил, предсказывала неизбежность кровавых сражений и предрекала возможность наступления лишь через значительный срок».

Реальность превзошла самые смелые ожидания, и SKL (Stabes der Seekriegsleitung – Штаб руководства войной на море), державший торпедные катера «на коротком поводке», теперь развил бурную деятельность по форсированию их наступательных действий в Ла-Манше. Ханс Бютов (Hans Bütow) 31 мая 1940 года перевёл 1-ю и 2-ю флотилии на новую передовую базу в Хук-ван-Холланд, а командование группы «Вест» уже настоятельно предлагало ему, минуя промежуточные бельгийские базы, перебазироваться в Булонь, сильно разрушенную жестокими боями и бомбёжками. Бютов и сам стремился расширить район действия своих катеров, но проявлял разумную осторожность. По его мнению, Булонь нужно было сначала восстановить и оборудовать сильной ПВО – такая важная цель не могла остаться без внимания RAF.

Бютов также отлично понимал важность подготовки новых экипажей и ввода в строй новых катеров, поэтому отправил капитан-лейтенанта Фридриха Кемнаде (Friedrich Kemnade) в Киль командовать новой 3-й флотилией в составе четырёх учебных катеров. Увы, уже на следующий день после перебазирования в Хук-ван-Холланд Кемнаде предстал перед «фюрером миноносцев» с рапортом о прибытии с двумя боеготовыми учебными шнелльботами, согласно распоряжению SKL, для участия в операциях.

Взбешённый Бютов, которого не поставили в известность о подобных планах, сделал в журнале боевых действий весьма нелицеприятную для вышестоящего руководства запись. От строгого взыскания его спас лишь прямой начальник, командующий разведывательными силами флота адмирал Гюнтер Лютьенс (Günther Lütjens). Он поддержал Бютова, заметив, что, хотя приказ и не подлежит обсуждению, но командир, если видит возможные негативные последствия его выполнения, обязан сообщить об этом командованию.

Тем временем, война продолжалась. Железнодорожная сеть Британии физически не могла обеспечить товарооборот между столицей и портами западного и восточного побережья, поэтому прибрежные конвои были жизненно необходимы, ведь только угля южное побережье потребляло 40 000 тонн в неделю. Весной 1940 года в западной части Ла-Манша ещё осуществлялось и одиночное судоходство, через канал проходили и океанские конвои крупнотоннажных судов.

Британский конвой в Ла-Манше - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru

 

Британский конвой в Ла-Манше

 

 

Немцы не испытывали иллюзий относительно того, как англичане будут драться за свою важнейшую коммуникацию. SKL отметил, что шнелльботы вскоре столкнутся с организованной обороной и систематическим морским и воздушным патрулированием, при этом авиация особенно опасна для крупных и не очень быстроходных катеров. От легких надводных сил англичан также ожидалось мощное противодействие, и штаб предполагал, что в скором времени катерам может потребоваться лидирование одиночными эсминцами или миноносцами для прикрытия.

Начальник SKL вице-адмирал Отто Шнивинд (Otto Schniewind) не согласился с выводами своих сотрудников, отметив на полях записи, что действия катеров совместно с эсминцами и миноносцами лишат их свободы и сведут на нет преимущество в манёвренности и быстроходности. Такая точка зрения возобладала и на фронте, и шнелльботы никогда не проводили наступательных операций совместно с миноносцами и эсминцами.

С авиационным прикрытием всё было гораздо сложнее. Командиры флотилий уже столкнулись с жестким противодействием RAF и взывали к командованию о поддержке: командир 2-й флотилии капитан-лейтенант Рудольф Петерсен (Rudolf Petersen) указывал в журнале боевых действий:

«В последних 13 операциях в Канале истребительное прикрытие, несмотря на неоднократные просьбы к командованию группы «Вест», отсутствовало. Тот факт, что мы до сих пор не понесли потерь, не означает, что прикрытие не требуется…»

Британский конвой в Ла-Манше - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru Британский конвой в Ла-Манше

 

 

Операции приходилось планировать лишь как короткие ночные набеги в условиях летних ночей, которые стремительно сокращались. SKL согласился, что истребительное прикрытие днём и светлыми ночами желательно, не признавая его обязательным. При этом штаб наотрез отказался решать вопрос с командованием люфтваффе на своём уровне, поручив командованию группы «Вест» наладить взаимодействие со 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршала Альберта Кессельринга (Albert Kesselring) самостоятельно. В итоге к генерал-фельдмаршалу отправился целый обер-лейтенант Бернд Ребенсбург (Bernd Rebensburg) , бывший командир шнелльбота S-15, и Кессельрингу стало ясно, какое значение флот придаёт этой проблеме. Тем не менее, с начала июня 1940 года шнелльботы эпизодически прикрывались истребителями, а Ребенсбург сумел наладить передачу разведданных от Люфтваффе в штаб Бютова.

Накопление опыта и отработка тактических приёмов

Несмотря на избыток потенциальных целей и огромный размер новых «охотничьих угодий» у побережья Англии, которые ещё не обзавелись должным охранением, далеко не каждая операция шнелльботов заканчивалась успехом. Бесценный боевой опыт приходил с десятками безуспешных выходов, уклонением от атак авиации и плавающих мин, промахами при торпедной стрельбе, знакомством с навигационными особенностями театра и судоходства противника. Как и у подводников Дёница во время проведения операции «Везерюбунг», у катерников весной 1940 года был свой «торпедный кризис», когда дефектные торпеды не выдерживали глубину хода или шли по поверхности воды.

Слева знак члена экипажа торпедного катера кригсмарине, справа мостик шнелльбота и вид на прицельные приспособления - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru Слева знак члена экипажа торпедного катера Кригсмарине, справа мостик шнелльбота и вид на прицельные приспособления

 

Но постепенно количество операций стало переходить в качество. Выковавшийся костяк командиров катеров с отличной довоенной подготовкой стал превращаться в плеяду асов, которые уже не упускали добычу, попавшую на прицел.

В основном, использовалась тактика засады (Lauertaktik), когда катера по данным воздушной и радиоразведки выходили в район предполагаемого прохождения конвоя, где патрулировали на малых оборотах или ложились в дрейф. Группа или вся флотилия при этом делилась на пары (Rotten), которые являлись низшей и основной тактической единицей. Катер командира группы или флотилии при этом ожидаемо именовался «фюрербот» (Führerboot).

Пара в строе фронта контролировала пространство шириной примерно в одну морскую милю, а дистанция между катерами составляла 500–800 метров. Подобное построение использовалось в истребительной авиации, где между ведущим и ведомым важнейшим было полное взаимопонимание. Такие же законы царили и у катерников, и именно поэтому, в отличие от подводных флотилий, которые являлись чисто административными единицами, флотилии шнелльботов всегда были постоянного состава. Катера между флотилиями не переводились, флотилии не дробились между театрами. Тактически пары катеров одной флотилии могли придаваться другой.

Британские каботажные суда под ударом в Ла-Манше - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru Британские каботажные суда под ударом в Ла-Манше

Ханс Бютов, хотя и возражал против действий с неподготовленных баз, отлично понимал, что нужно расширять район боевых действий, пока англичане не ждут нападения в ранее безопасных для них водах. Кроме того, ему пообещали, что в Булони будет базироваться группа истребителей прикрытия. В середине июня 1940 года катера 2-й флотилии перебазировались в Булонь, где по прибытии были встречены огнём спешно созданной береговой обороны, не извещённую о прибытии флотилии. В тот же день шнелльботы «поздравила с прибытием» британская авиация, которая трижды отбомбилась по Булони: один командир катера и шесть матросов погибли, было ранено 23 человека, включая ещё одного командира катера.

Первый же выход с новой базы в Ла-Манш показал, что организованная оборона в проливе отсутствует. Ночью 20 июня 1940 года S-19 обер-лейтенанта Вернера Тёнигеса (Werner Töniges) и S-26 обер-лейтенанта Курта Фиммена (Kurt Fimmen) в свободном поиске у Данженесса обнаружили канадский пароход «Розберн» (Roseburn, 3103 брт ***), который шёл с грузом шахтных крепей без какого-либо охранения. Нападение произошло буквально в паре миль от берега, на глазах берегового наблюдательного поста англичан.

Судно «Розберн», ставшее жертвой атаки шнелльботов 20 июня 1940 года - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru

Судно «Розберн», ставшее жертвой атаки шнелльботов 20 июня 1940 года

 

Несмотря на лунный свет, отлично освещавший цель, Тёнигес из обоих аппаратов промахнулся, но доказал, что личный счёт для него не главное. Вместо того, чтобы отойти и перезарядить аппараты, он приказал открыть огонь по судну трассирующими пулями, облегчив прицеливание напарнику. Фиммен не промахнулся, и торпедированный «Розберн» выбросился на берег, став первой жертвой шнелльботов в Ла-Манше.

Следующая ночь принесла и первую потерю, когда, окрылённые успехом, в поиск к Данженессу вышли пять катеров. После полуночи сильный взрыв разворотил носовую часть S-32, который подорвался на сорванной с якоря британской или немецкой донной мине. Погибли командир катера обер-лейтенант Карл-Эберхард Кочки (Carl Eberhard Koscky) и шесть членов экипажа, но англичан ожидали куда более серьёзные потери.

Цель – конвои

Люфтваффе уже терроризировало каботаж англичан, и командование группы «Вест» всерьёз рассчитывало установкой мощных батарей в Па-де-Кале и действиями шнелльботов полностью вымести врага из канала. Однако с координацией действий самолётов и катеров поначалу всё было плохо: лётчики из-за различий в оборудовании и организации радиосвязи не могли поддерживать её напрямую с моряками. Тем не менее, Бютов лично сумел наладить взаимодействие и обмен разведданными хотя бы на уровне соединений и подразделений.

Первый тяжёлый удар англичане получили 4 июля 1940 года. Океанский конвой ОА-178 из 14 судов в охранении всего одного корвета вышел из устья Темзы и попал под мощный удар Люфтваффе, потопивших три транспорта. Ещё шесть судов получили повреждения. Когда спустилась ночь, истерзанный конвой продолжил путь, уже не опасаясь атак авиации, но четыре катера 1-й флотилии, вышедшие из Шербура, настигли его восточнее Портленда. Шнелльботы потопили пароходы «Элмкрест» (Elmcrest, 4343 брт) и «Кольга» (Kolga, 3514 брт), а ещё два судна, – танкер «Бритиш Капрал» (British Corporal, 6972 брт) и транспорт «Хартлпул» (Hartlepool, 5500 брт), – тяжело повредили. Повреждённые корабли были покинуты командами, но впоследствии отбуксированы в Веймут.

Танкер «Бритиш Капрал», поврежденный шнелльботами 4 июля 1940 года - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru Танкер «Бритиш Капрал», поврежденный шнелльботами 4 июля 1940 года

 

Это был очень весомый успех, показавший, что торпедные катера становятся фактором в торговой войне против Англии. Проводка океанских конвоев через пролив была остановлена англичанами до 1944 года, а шнелльботы удостоились внимания самого Черчилля, который направил Адмиралтейству язвительную записку, потребовав разъяснений:

«Можете ли Вы на одном листе бумаги кратко изложить мне, что предпринимается в отношении конвоев Канала, в то время как немцы продолжают захватывать французское побережье? Вчерашнее нападение на конвой авиации и торпедных катеров было очень серьёзным, и я хочу знать, контролируем ли мы ситуацию?»

Адмиралтейство прекрасно сознавало серьёзность ситуации, поэтому перебросило в канал дополнительные торпедные катера, сторожевики и эскортные миноносцы, но надёжно прикрыть прибрежные коммуникации сил не удалось – выход из войны Франции и вступление в войну Италии сильно осложнили обстановку и возможность манёвра сил.

В том же начале июля 1940 года немецкое командование приказало приступить к новому для катеров виду деятельности – минным постановкам. Бютов без энтузиазма воспринял приказ, считая, что катера плохо приспособлены к подобным операциям, и не преминул язвительно напомнить, что руководство поступает вразрез с собственными основополагающими наставлениями.

Сражение шнелльботов с конвоем в Ла-Манше, июль 1940 года - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru Сражение шнелльботов с конвоем в Ла-Манше, июль 1940 года

26 июля 1940 года катера 1-й флотилии вместе с бомбардировщиками разгромили прибрежный конвой CW-8. Шнелльботы при этом потопили три парохода: «Бродхерст» (Broadhurst, 1013 брт), «Лулонга» (Lulonga, 821 брт) и «Лондон Трейдер» (London Trader, 646 брт). Через две недели та же участь постигла следующий конвой CW-9 со специально усиленным охранением. Ночью в районе острова Уайт конвой попал в классическую засаду четырех шнелльботов, которые потопили пароходы «Холм Форс» (Holme Force, 1216 брт) и «Файф Коуст» (Fife Coast, 367 брт). Судно «Аус» (Ouse, 1004 брт), избегая торпеды с S-20, столкнулось с другим пароходом и затонуло. SKL с удовлетворением констатировал: «Великолепный успех. Британское адмиралтейство ошибочно сообщило, что один катер потоплен, а другой повреждён».

Хотя командиры катеров часто в 6–7 раз завышали тоннаж потопленных судов, успехи были несомненны, и в августе 1940 года командир 2-й флотилии Рудольф Петерсен, а также наиболее отличившиеся командиры Гётц фон Мирбах (Götz von Mirbach) и Курт Фиммен получили Рыцарские кресты из рук самого гросс-адмирала Редера. Пользуясь случаем, катерники пожаловались главкому на бесполезные, по их мнению, минные постановки, но тот со ссылкой на данные разведки заверил командиров, что подобные операции успешны и вызывают сильное напряжение минно-тральных сил англичан.

Судно «Лулонга», потопленное шнелльботами 26 июля 1940 года - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru

Судно «Лулонга», потопленное шнелльботами 26 июля 1940 года

 

В этот период на операции выходило обычно 4–5 катеров – весь боеспособный состав флотилии. Число шнелльботов в строю увеличивалось удручающе медленно, но ситуация постепенно менялась, и первыми это прочувствовали на себе англичане.

5 сентября 1940 года конвой FS-71 с грузом угля для лондонских электростанций, состоящий из 35 судов, был атакован после полуночи в районе банки Смитс-Нолл шестью катерами 1-й флотилии. Результат – пять потопленных транспортов и один повреждённый. Такими успехами в бою против конвоя не могли пока похвастать и волчьи стаи Карла Дёница! По два парохода потопили «восходящие звёзды» 1-й флотилии командир S-21 обер-лейтенант Бернд Клуг (Bernd Klug) и командир S-18 обер-лейтенант Георг Кристиансен (Georg Christiansen) . Атака стала крупнейшим успехом шнелльботов в 1940 году и весьма тревожным знаком для англичан.

10 сентября 1940 года на театр прибыла 3-я флотилия в составе всего лишь четырёх катеров первых серий. Хотя Бютов теперь имел на западном театре все боеготовые катера, собранные в трёх флотилиях, и стремился массированно применять их в узловых точках, количественный состав, материальная база флотилий и оперативные приказы SKL пока не соответствовали его амбициям. Для ремонта и пополнения запасов флотилии были вынуждены мигрировать между многочисленными базами Нидерландов, Бельгии и северной Франции, многим катерам требовались ремонтные работы и обслуживание в Германии.

Британский конвой в канале под ударом, июль 1940 года - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru

Британский конвой в канале под ударом, июль 1940 года

 

Англичане не упускали случая бомбить катера в базах, при этом возместить потери было нечем. Страдали катерники и от диверсий: 15 августа 1940 года в Остенде был взорван склад с 42 торпедами, в результате чего получили тяжелые повреждения три катера. Вдобавок ко всему, командование новой группы флота «Норд», в зону ответственности которой входило северо-восточное побережье Шотландии и Британии, тоже захотело иметь флотилию шнелльботов. Бютов приложил гигантские усилия и всё своё красноречие, чтобы удержать SKL от распыления сил на и так огромном театре.

Всё это сопровождалось приказами о переподчинении и их отменой, конференциями и совещаниями, катера то придавались эскорту тяжёлых кораблей, то занимались спасением сбитых экипажей люфтваффе. Точка зрения Бютова была в итоге признана верной, притязания группы «Норд» отвергнуты, но все метания негативно сказались на результатах боевой деятельности катеров, да и зимние месяцы с сильными штормами не благоприятствовали операциям. Люфтваффе проиграли Битву за Британию и восстанавливали силы перед новыми операциями, планы по высадке на острова были отменены, а вермахтом уже лихорадочно готовился план «Барбаросса». Но перед тем, как повернуть на восток, немцы нанесли англичанам ещё один мощный удар.

«Аллея шнелльботов»

Зима 1940–1941 гг. не была благоприятной для флотилий Бютова. Успехи были редкими, как и выходы на операции – погода и ледовая обстановка в местах базирования не позволяли проводить регулярные операции, а усилившееся сопротивление британского флота стало неприятным сюрпризом для немцев. Их собственные опыты по наведению катеров на конвои с помощью береговых РЛС не увенчались успехом, зато английские эсминцы и патрульные корабли, пользуясь данными своих станций наведения и радиоперехватом, всё чаще пресекали выход шнелльботов в район ожидания конвоя.

Но в этот неблагоприятный для операций период флотилии отдохнули и получили пополнение из более мощных катеров, экипажи которых спокойно освоились в соединениях и поучились у ветеранов. Потерь зимой не было, и в феврале 1941 года в строю стало 35 катеров. Это позволило приступить к формированию новой 4-й флотилии, которую возглавил бывший командир миноносца Т2 Нильс Бэтге (Niels Bätge) .

Возросшую силу шнелльботов немцы продемонстрировали 25 февраля 1941 года, когда на перехват конвоя FN-17 из Роттердама вышли шесть катеров 1-й флотилии и пара 2-й флотилии. Восточнее Лоустофта шнелльботы легли в дрейф и стали ожидать идущую с юга жертву. Чтобы предупредить столкновение в условиях плохой видимости, суда конвоя часто давали гудки, которые и известили немцев о том, что противник рядом. По воспоминаниям членов экипажей шнелльботов, на позициях ожидания они действительно превращались в «гончих псов», и о приближении конвоя узнавали в том числе по резкому запаху сгоревшего в пароходных топках угля, который приносил ветер. Это был безошибочный признак того, что добыча близко.

«Норман Куин» — одна из жертв побоища 7 марта 1941 года, устроенного шнелльботами в Ла-Манше - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru

«Норман Куин» — одна из жертв побоища 7 марта 1941 года, устроенного шнелльботами в Ла-Манше

 

Скоро акустики британских кораблей охранения услышали мощный шум 24 винтов ринувшихся в атаку шнелльботов и объявили тревогу. Это не спасло эскортный миноносец «Эксмур» (HMS Exmoor), который в 21:56 получил торпеду в корму с катера S-33 обер-лейтенанта Клауса Фельдта (Claus Feldt) и после взрыва топливных цистерн оказался в безнадёжном положении. «Эксмур» перевернулся и затонул за несколько минут, унося с собой командира и 103 члена экипажа. Корабль стал первой потерей среди миноносцев типа «Хант» (HMS Hunt), но своей гибелью он предупредил конвой, который резко изменил курс и избежал других потерь.

В начале марта произошло событие, которое привело англичан к самому тяжёлому поражению прибрежных конвоев за войну. Бютов и штаб 2-го авиакорпуса согласовали процедуру наведения шнелльботов на цель разведывательными самолётами корпуса.

Жители юго-восточного побережья Англии уже давно привыкли к ежедневным пролётам разведчика немцев и дали ему добродушное прозвище «Фламборо Фредди» (Flamborough Freddie), но теперь после обнаружения конвоя он не продолжал полет по маршруту, а оставался непосредственно над целью, постоянно передавая её радиопеленг и координаты. В штабе авиакорпуса переданные данные конвертировались в сетку координат кригсмарине и сообщались атакующей группе катеров. При приближении катеров к конвою разведчик сбрасывал осветительные бомбы и разноцветные ракеты, облегчая катерам наведение на цель.

Днём 7 марта 1941 года разведчик обнаружил конвой FS-429 из 46 судов, который шёл вдоль восточного побережья на юг, в устье Темзы. Первыми в район прибыли немецкие бомбардировщики, потопившие один из угольщиков. Затем в море впервые вышла беспрецедентно большая сводная группа всех трёх флотилий – 16 катеров. Массированный удар, о котором долго мечтал Бютов, воплотился в реальность. Его не остановило даже стремительное ухудшение погоды, которое в итоге сыграло на руку немцам: британские разведывательные самолёты приостановили полёты, патрульные катера тоже отошли на свои базы.

Пароход «Рай», потопленный катером S-27 обер-лейтенанта Бюхтинга 7 марта 1941 года - Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше | Военно-исторический портал Warspot.ru

Пароход «Рай», потопленный катером S-27 обер-лейтенанта Бюхтинга 7 марта 1941 года

 

Мощные шнелльботы отлично выдерживали небольшое волнение, а высокая луна, временами скрывающаяся за облаками, создала идеальные условия для атаки. Выйдя к линии британских защитных минных заграждений, немцы разделились по заранее продуманному плану. Четыре катера 2-й флотилии остались за линией заграждений на случай появления патрульных кораблей, а 1-я и 3-я флотилии проникли во внутренний судоходный фарватер, где внезапно развернулись прямо на пути ещё одного конвоя FN-426, следовавшего на север.

По несчастливому для англичан стечению обстоятельств, два конвоя встретились в точке, выбранной немцами для засады, и образовали скопление из почти 70 судов. Бойня стала неизбежной. Первым добился успеха фон Мирбах на S-29, торпедировавший транспорт «Доттерелл» (Dotterell, 1385 брт). От взрыва судно, потерявшее ход, начало медленно погружаться. На помощь подошёл корвет «Шелдрейк» (HMS Sheldrake), который поднял выживших и высадил на пароход спасательную партию, возглавляемую старшим помощником «Доттерелла» Уильямом Нэшем (William Nash) и первым офицером корвета лейтенант-коммандером Сесилом Чекуччи (Cecil Checcucci) . Взрыв второй торпеды убил всех, кроме двух матросов с «Доттерелла».

Катер S-27 обер-лейтенанта Бюхтинга (Herbert Büchting) взорвал пароход «Рай» (Rye, 1049 брт). Пароход пережил нападение на CW-8, но в этот раз ушёл на дно вместе со всем экипажем и артиллеристами. Бернд Клуг на S-28 в течение часа вёл охоту за крупным угольщиком «Кордафф» (Corduff, 2345 брт), после чего всё же всадил ему торпеду в борт. Подобрав двух раненых моряков, Клуг торжествующе передал по радио: «Я в Германию! Прозит, и удачи всем!»

Обер-лейтенант Кристиансен на S-101 потопил каботажник «Норман Куин» (Norman Queen, 957 брт). Немцы подняли на борт его капитана, а вся команда погибла. Наиболее крупная добыча досталась новичку 3-й флотилии командиру S-61 обер-лейтенанту Акселю фон Гернету (Axel von Gernet), потопившему пароход «Болдерпул» (Boulderpool, 4805 брт). Одновременно обер-лейтенант Мейер (Hans-Jürgen Meyer) на S-31 в 22:10 потопил «Кентон» (Kenton, 1047 брт) – судно затонуло вместе с четырьмя членами команды в течение минуты.

К этому времени к месту побоища подошёл «южный» FS 429. Эсминцы охранения «Уитшед» (HMS Whitshed) и «Вустер» (HMS Worcester) азартно бросились за попавшим в свет их прожекторов S-26, пропустив к конвою опытного Вернера Тёнигеса на S-102, который расстрелял двумя торпедами гружёный углём «Тогстон» (Togston, 1547 брт). Пока катера 1-й и 3-й флотилий громили конвои, оставшиеся за «барьером» катера 2-й флотилии успешно выполнили свою задачу, связав боем корветы «Шелдрейк» и «Паффин» (HMS Puffin). Расстреляв все торпеды, торжествующие немцы без потерь вернулись на базы.

Общий итог этого нокдауна британской системы прибрежных перевозок составил семь судов тоннажем 13 133 брт, 68 погибших и трёх пленных моряков. Это был самый крупный успех немецких торпедных катеров в войне, после которого юго-восточное побережье Англии обрело мрачное прозвище «Аллея шнелльботов». Англичане вынуждены были реагировать переброской на восточное побережье дополнительных эсминцев и торпедных катеров. Теперь при попытке прорваться к конвою немцев практически всегда ждал нелегкий бой с повысившим бдительность охранением, которое учло предыдущие ошибки.

На протяжении марта и апреля 1941 года шнелльботы продолжали атаки прибрежных конвоев и минные постановки. Повторить рекорд 7 марта им не удалось, но они продолжали добиваться успехов. Потопленные каботажные суда мало напрямую влияли на экономику Британии, но вся система английских прибрежных перевозок была в постоянном напряжении. Англичанам приходилось держать в метрополии крупные силы эскортных кораблей, которых остро не хватало на других театрах. Помимо нанесения собственно потерь противнику, это и был основной итог деятельности шнелльботов в ходе «осады Британии».

Как и в случае с подлодками, на один шнелльбот англичанам приходилось выставлять несколько самолётов и патрульных кораблей. Опыт столкновений с немецкими катерами привёл к созданию новых прибрежных патрульных кораблей вроде различных «ганботов» типа MGB и паротурбинных канонерских лодок SGB, которые стали грозным противником для немцев. Первые ганботы вступили в строй как раз в марте 1941 года, и уже в апреле немцы поняли, что против нового противника требуется усиление вооружения.

Однако блицкриг шнелльботов на западе подошел к концу. В мае 1941 года все три флотилии были выведены в Рейх для участия в операции «Барбаросса», а их место заняла новая 4-я флотилия, состоявшая всего из пяти катеров. Только в ноябре 1941 года флотилии-ветераны вернулись в британские воды, где им предстояла нелёгкая борьба с опытным противником, который сполна использовал предоставленное ему время. Этой дуэли предстояло продлиться почти до самого конца войны и водам английского побережья предстояло стать ареной ещё многих ожесточенных схваток маленьких кораблей, которые остались в тени сражений в океанах.

 

Скрытый текст

брт ***   -      брутто-регистровый тоннаж (БРТ; валовая регистровая вместимость судна; англ. gross registered tonnage, GRT или GT) — вместимость судна, вычисляемая на основе данных обмера внутренних помещений судна (как трюмов, так и надпалубных надстроек, используемых для перевозки груза и пассажиров);   https://ru.wikipedia.org/wiki/Регистровая_тонна

Скрытый текст

Литература:

  1. М. Морозов, С. Патянин, М. Барабанов. Атакуют «Шнелльботы». Германские торпедные катера Второй мировой войны – М.: «Яуза-Эксмо», 2007
  2. Hans Frank. German S-boat in action in the Second World War – Seafort Publishing, 2007
  3. Freedoms Battle. Vol.1. The War at Sea 1939–1945. An Antology of Personal Experience. Edited by Jonh Winton – Vintage books, London, 2007
  4. Geirr H. Haar. The Cathering storm. The naval War in Northern Europe September 1939 – April 1940 – Seafort Publishing, 2013
  5. Lawrence Patterson. Snellboote. A complete operational history – Seafort Publishing, 2015
  6. https://archive.org
  7. http://www.s-boot.net
  8. Ссылка : http://warspot.ru/8988-gonchie-krigsmarine-blitskrig-v-la-manshe

:Smile_honoring:

Изменено пользователем IronHandOf
  • Плюс 16
  • Круто 1
  • Минус 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Старший бета-тестер, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
2 377 публикаций
13 980 боёв

Большое Спасибо, очень интересная статья, сразу лайк, репост, ну и в закладки в группу ссылок "Warships" разумеется !  :cap_like: :cap_viking: :cap_book::cap_look:

  • Плюс 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник, Коллекционер
869 публикаций
7 928 боёв

Очень интересно. Рука сама тянется плюсануть.

 Плюсанул :cap_like:

Изменено пользователем Bozon77

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Альфа-тестер
376 публикаций

Автору плюс. Очень интересная статья

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
2 081 публикация

Почитал. Интересная тема. Продолжай.:cap_like:

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
6 772 публикации
Сегодня в 21:48:40 пользователь chartroom сказал:

Почитал. Интересная тема. Продолжай.:cap_like:

Благодарю за разрешение....pazitiff

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник
2 081 публикация
Сегодня в 22:11:19 пользователь IronHandOf сказал:

Благодарю за разрешение....pazitiff

Это не разрешение. Это ожидание. :Smile_facepalm:

П.С. Сорри если нет выразился. 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
Участник, Коллекционер, Коллекционер-испытатель
6 772 публикации
В 11.02.2018 в 23:59:09 пользователь chartroom сказал:

Это не разрешение. Это ожидание. :Smile_facepalm:

П.С. Сорри если нет выразился. 

Да я пошутил......:Smile_playing:

Конечно же, постараюсь оправдать ожидания !  :Smile_honoring:

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×