Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
Rheinmetall_Borsig

На тему кораблестроения допетровской Руси

В этой теме 32 комментария

Рекомендуемые комментарии

45 публикаций
1 982 боя

Долго думал куда бы тиснуть статейку, родившуюся как побочный продукт изучения некоторых моментов эволюции европейского кораблестроения. Изначально всё писалось "для себя", но получилось, с моей точки зрения, достаточно любопытным, чтобы не прятать "под сукно", а выставить на суд общественности. Судите сами, подходит ли оно под формат этого форума...


 

Было время, когда у исследователей, занимающихся историей допетровской Руси, возникало впечатление, что в течение большей части своей истории она практически не имела развитого кораблестроения и мореходства, застряв чуть ли не в эпохе викингов и будучи принципиально несравнима в этом отношении с соседними странами Европы. К сожалению, это мнение всё ещё достаточно широко распространено и порой воспроизводится в популярной литературе, а то и школьных учебниках. Между тем, уже довольно давно появилось много новых данных по истории как отечественного, так и европейского кораблестроения, которые позволили по-новому взглянуть на этот вопрос, а исследования последних десятилетий вносят в него всё большую ясность. Попробуем разобраться в том, каким было место древнерусского кораблестроения в мировом и насколько был оправдан осуществлённый Петром I разрыв с его давними традициями.

 

Что мы знаем о древнерусском кораблестроении ?

 

Немного, но достаточно для того, чтобы составить общее представление о его уровне и направлении развития.

 

Для начала стоит отметить, что русичи всегда жили около воды: все свои поселения наши предки строили на реках и озёрах, реки же служили им основными транспортными артериями. Это означает наличие как минимум достаточно развитой кораблестроительной традиции, которая и наблюдалась на практике. Типы плавсредств, бытовавшие на Руси XI века, перечислены в "Русской правде": чёлн, струг, простая лодья, набойная лодья, заморская лодья.

 

6b0f3eb954fd.jpg

 

Долблёная однодеревая лодья из Новгорода. Конец XI в.

 

Чёлн, струг и простая лодья представляли собой, видимо, последовательно увеличивающиеся в размерах варианты одного и того же типа - "однодеревки" ("моноксилы" византийских источников) - обычной лодки-долблёнки - которые, впрочем, могли достигать немалых размеров, соответствующих габаритам произраставших в те годы в лесах Восточной Европы вековых деревьев.

 

b81bd3e05843.jpg

 

Новгородская речная набойная лодья (вероятно, лодка паромщика). Реконструкция по данным археологии.

 

Следующим этапом развития стала ладья "набойная" - то есть, та же однодеревка с бортами, наращенными досками, опирающимися на опруги (шпангоуты) - поперечный каркас. Эта разновидность древнерусских судов известна и из археологической летописи - образец был найден при раскопках в Новгороде (к сожалению, лишь фрагментарно). Этот тип пользовался на Руси популярностью в течение длительного времени, так как, несмотря на трудоёмкость изготовления, монолитное деревянное днище было хорошо приспособлено к форсированию речных порогов, а в больших деревьях недостатка долгое время не имелось.

 

Следует, однако, сразу отметить, что мнение о том, что "набойная" лодья является исключительно русским типом судна не имеет под собой никаких оснований - об этом ещё будет сказано ниже.

 

Заморская лодья - очевидно, тип судна, имеющий иностранное происхождение и, видимо, на момент составления "Русской правды" ещё воспринимавшийся как некая экзотика или, как минимум, новинка. Большинство исследователей считают, что под этим названием скрывается ладья с полностью наборным корпусом, у которого от долблёного основания остался лишь килевой брус, аналогичная скандинавским образцам, включая корабли викингов. Здесь имеются определённые разночтения: ряд исследователей считает, что для Руси X-XI веков наборные суда в целом были нехарактерны и имели распространение главным образом на севере, в зоне наиболее тесных контактов со скандинавами; другие - что они вполне себе сосуществовали с "набойными", причём строились во многом по схожей технологии.

 

К сожалению, точно восстановить облик древнерусских кораблей вряд ли возможно, особенно с учётом того, что в большой, этнически пёстрой стране наверняка существовало огромное количество их локальных разновидностей; к тому же, русичи не имели традиции хоронить своих вождей в болоте вместе с кораблём, а имеющиеся изображения более, чем условны.

 

Несколько больше известно об их конструкции, которую помогают воссоздать находки отдельных конструктивных элементов - досок, частей каркаса, крепежа - на древнерусских верфях. Например, известно, что доски их корпусов соединялись между собой железными заклёпками с квадратными клинкшайбами - точно так же, как и на североевропейских кораблях того времени. Вместо заклёпок могла также использоваться вица - тонкие корни деревьев, еловые ветви или ветви кустарников, которыми доски связывали друг с другом, или, как говорили в старину, "сшивали"; однако это был паллиатив, "обходная технология", использованная с целью удешевления или в условиях недостатка железа.

 

В целом же, известные нам черты конструкции кораблей Древней Руси позволяют придти к достаточно однозначному выводу о том, что древнерусское кораблестроение было включено в единый для всего северного побережья Европы процесс. Спорным моментом может быть лишь то, имела ли развитая кораблестроительная традиция местные корни, или же она была принесена на Русь извне, например, теми же скандинавами ?

 

Археология как будто свидетельствует в пользу второго варианта: наиболее ранние свидетельства использования в Древней Руси судов с полностью наборными корпусами относятся лишь к IX веку, которым датируются находки досок обшивки, заклёпок и похожей на скандинавские образцы Т-образной стойки судового навеса в Старой Ладоге. Широко же ладейные заклёпки отмечены в археологической летописи центров Древеней Руси (Новгород, Гнездово, Киев и другие) лишь с X века. Опираясь на это, П.Е. Сорокин считает, что скандинавская кораблестроительная традиция была именно в это время привнесена на Русь уже в готовом виде, а до этого там строились лишь более примитивные однодеревки и набойные лодьи.

 

Однако археологическая летопись всегда крайне неполна, в неё попадает лишь меньшая часть существовавших предметов, тем более сделанных из дерева. Кроме того, наличие традиции использования вицы вместо металлических заклёпок позволяет говорить о том, что сами по себе заклёпки не могут быть использованы для однозначной датировки начала строительства наборных корпусов на Руси. Вполне возможно, что клинкерная кораблестроительная традиция являлась общим наследием народов Северной Европы (славян, балтов, скандинавов и германцев) и развивалась во всех этих регионах параллельно, при наличии достаточно тесных контактов между ними и постоянного заимствования новых идей и решений. Впрочем, вывода в нашем случае это не меняет, поскольку наличия активного технологического обмена древнерусского кораблестроения с Северной Европой в любом случае не отменяет. Также, учитывая отсутствие подробной информации о кораблестроении эпохи раздробленности, невозможно однозначно утверждать, потомками какого именно типа были последующие русские суда - "набойной" или "заморской" лодьи; в пользу первого варианта говорит упомянутая ниже характерная конструкция килевой балки северорусских кораблей, уж очень напоминающей по своей форме и массивности долблёную колоду, чем сильно отличается от скандинавских образцов, с их высокими и очень узкими килями.

 

Итак, русские ладьи с наборным корпусом принадлежали примерно к тому же типу кораблей, что и современные им драккары и кнорры норманнов-викингов, корабли нормандцев (уже не норманнов), в 1066 году высадившихся на побережье Англии со своим конунгом Вильгельмом, или шнеккеры (по-русски "шнеки" или "шняки") шведских крестоносцев времён Ледового Побоища (1242 год). Как мы увидим далее - эта связь в развитии какое-то время оставалась неразрывной: кораблестроение Руси эволюционировало совместно с североевропейским, впитывая его достижения.

 

Североевропейское кораблестроение раннего средневековья

 

Установленная принадлежность древнерусских кораблей к североевропейской кораблестроительной традиции позволяет, в условиях отсутствия иных данных, в какой-то степени распространить на них ту технологию строительства, которая была задействована для аналогичных кораблей в других регионах.

 

b102352d1f12.jpg

 

Способ строительства корпуса по клинкерной технологии. Видны доски обшивки, расположенные внакрой, соединяющие их заклёпки с клинкшайбами, и шпангоуты, крепящиеся к обшивке деревянными нагелями.

 

Для постройки такого корабля стволы деревьев раскалывали в продольном направлении на доски, края которых отёсывали топором, а затем стягивали при помощи уже упоминавшихся металлических заклёпок с квадратными клинк-шайбами, которых в каждом корабле были по нескольку тысяч. Получалась обшивка "внакрой", при которой нижние кромки вышележащих досок обшивки перекрывали верхние кромки лежащих ниже. Вместо заклёпок в Германии могли использовать длинные гвозди с загнутыми концами, а на Руси - вицу, но сути конструкции это не меняло. Потом, уже в готовый корпус, вставляли поперечные рёбра-усилители, игравшие роль шпангоутов и, при наличии палубы, палубных бимсов. Эта технология строительства корпуса называется клинкерной и широко использовалась в кораблестроении Северной Европы с глубокой древности вплоть до XV - XVI веков.

 

В Северной Европе, под которой с точки зрения технологии судостроения мы должны понимать Скандинавию, европейское побережье от Прибалтики до испанской Страны Басков и Англию, параллельно существовали две оставившие значительный след кораблестроительный традиции.

 

Первая происходила всё от тех же скандинавских кораблей, на которых в числе других плавали норманны-викинги-варяги. Для неё были характерны низкобортные корабли с построенными целиком по клинкерной технологии корпусами, имеющими поперечное сечение в виде почти правильного полукруга и симметричные круто изогнутые штевни - силуэт, хорошо знакомый по кораблям викингов, который в свою очередь были наследниками североевропейских кораблей начала нашей эры, таких, как корабли из Нидама (310-350 гг. н.э.) и Квалзунда (около 700 г. н.э.).

 

Среди кораблей, использовавшихся викингами, выделяют два типа - боевой корабль, более длинный, узкий и более лёгкой постройки - классическим его образцом считается корабль из норвежского Гокстада, датируемый IX веком:

 

f333b2303e18.jpg

 

...и транспортный корабль - более короткий и широкий, с более полными обводами и массивной конструкцией, о котором можно судить по одной из находок в датском Скульделеве, названной Skuldelev 1 - как считается, это был специализированный транспортный корабль для плаваний через Атлантику, преимущественно под парусом:

 

955279a22aac.jpg

 

Вместе с нормандцами Вильгельма Завоевателя (а возможно и раньше, ещё с викингами) этот тип кораблей попал в Англию, где продолжил развиваться вплоть до конца XV века.

 

Вторая, весьма отличная от первой, традиция имела скорее всего фламандское происхождение (территория современных Нидерландов). В ней использовались схожие технологии, однако характерный для неё тип корабля разительно отличался от кораблей викингов или англичан. Наиболее правдоподобной является версия о его происхождении от местного аналога древнерусской "набойной" ладьи, то есть, большой лодки-долблёнки с наращёнными досками бортами.

 

03196cba9e18.jpg

 

 

Эволюция североевропейского корабля "фламандской" ветви - от аналога "набойной ладьи" (верхние два разреза) до типичного когга (внизу).

Справа также показано сечение модели корабля из Эберсдорфа, принадлежность которой к коггам является спорной из-за обшивки днища не вгладь, а внакрой.

 

Хотя "связующее звено" между этим типом и последующими в археологической летописи отсутствует, вполне логично будет предположить, что на каком-то этапе вместо долблёного днища стали делать наборное из досок, причём доски соединяли друг с другом встык, прикрепляя деревянными нагелями к поперечным шпангоутам, которые имели Г-образную форму и располагались в шахматном порядке - с вертикальными отростками, ориентированными попеременно то на левый, то на правый борт. После сборки днища к шпангоутам крепилась выполненная уже по клинкерной технологии обшивка бортов, под которую на шпангоутах делались характерные "зазубрины". В результате получился плоскодонный корабль с гладким дощатым днищем и сильно разваленными клинкерными бортами, имеющий в поперечном разрезе форму своего рода корыта. Также для кораблей этого типа характерны прямые штевни и, с какого-то момента, навесной руль.

 

 

55f20f5304e8.jpg

 

 

Реконструкция поперечного разреза корпуса когга. Насколько именно такая конструкция была типична - мы, увы, не знаем.

 

Этот тип корабля по устоявшейся традиции называют коггом. Однако на самом деле неизвестно как выглядел когг и какую конструкцию он имел. Судя по всему, этим словом вообще обозначали не конструктивный тип корабля, а его класс по грузоподъёмности. Главным образом это слово упоминается в портовых документах, касающихся налогообложения; крайне сложно поверить в то, что средневековый чиновник, отвечающий за взимание налога, каждый раз спускался в трюм корабля для того, чтобы осмотреть его днище и на основании типа его обшивки сделать заключение о том, когг перед ним или нет. Гораздо более вероятно, что к выводу о том, что перед ним именно когг он приходил на основе заявленной судовладельцем грузоподъёмности судна.

 

404519dbeae0.jpg

 

Современная реконструкция ганзейского когга.

 

Не добавляет однозначности облику когга и тот факт, что от большинства найденных кораблей этого периода сохранилась лишь подводная часть корпуса, в то время, как на изображениях мы видим, естественно, надводную часть корабля; таким образом, сличение археологического и изобразительного материала является весьма нетривиальной задачей. Единственный сохранившийся более-менее целиком когг - так называемый "бременский когг", датируемый около 1380 года; однако было бы не совсем корректно распространять особенности его конструкции на все аналогичные корабли, что обычно делается на основе единственного изобразительного источника - печати города Штральзунда, на которой просматривается примерно схожий силуэтом корабль.

 

К сожалению, здесь мы опять сталкиваемся с абсолютно недостаточным количеством достоверного материала, который позволял бы судить о развитии кораблестроения Северной Европы в этот период. Как ни удивительно, но если о кораблях полудиких викингов мы имеем очень подробное представление благодаря их погребальным обычаям, то о кораблестроении североевропейской городской цивилизации более позднего периода информация крайне скудна. Следствием недостатка информации всегда является возникновение многочисленных противоречащих друг другу спекулятивных теорий.

 

Так, в других источниках может встречаться утверждение о том, что от "набойных" плоскодонок - а точнее, типа кораблей, современными исследователями названного "утрехтским", по находке из голландского Утрехта, датируемой концом IX века - происходит уже другой тип раннесредневекового корабля, хольк. Для кораблей утрехтского типа, которых найдено в настоящее время уже восемь, были характерны наличие долблёного основания, наращённого набранными внакрой дощатыми бортами, отсутствие штевней и крайне характерная "бананообразная" форма, которая некоторым исследователям кажется весьма схожей со средневековыми изображениями, трактуемые ими как изображения хольков:

 

9eb4f0bb31ba.jpg

 

Так называемый "Утрехтский корабль" - фактически аналог древнерусской набойной ладьи. Варианты датировки - IX ... конец X в. н.э.

 

Однако в других источниках хольк считается усовершенствованным вариантом когга, с улучшенной формой корпуса, получившего интегрированные надстройки вместо отдельных помостов, и смешанным трёхмачтовым парусным вооружением, и относится его появление к намного более позднему периоду. Так, корабль, показанный на этой современной иллюстрации слева...

 

8a52c73f94a2.jpg

 

...одни исследователи называют хольком, а другие - наследником кораблей викингов, аналогичным показанному ниже английскому - выросшим в размерах и получившим помосты вместо знаменитых "головы и хвоста дракона". Второй же корабль на ней - несомненно, того типа, который сегодня называют коггом.

 

Так или иначе, с XII по конец XIV века основными типами торговых кораблей на северном побережье Фландрии и Германии была когги, после чего их стали по какой-то причине быстро сменять хольки.

 

В то же самое время скандинавы продолжали строить главным образом корабли, восходящие по типу к эпохе викингов, а в Англии на их основе был создан свой, оригинальный тип:

 

45e8d9135ad6.jpg

 

Корабль английского Союза Пяти портов (Cinque ports) - Дувр, Гастингс, Хит, Нью-Ромни и Сэндвич. XIII-XIV века.

 

Тем временем на Руси

 

А на Руси тем временем наступила эпоха раздробленности, в середине XIII века усугубленной неудачной попыткой войны с монгольской ордой Бату-хана, которая окончилась превращением многих русских княжеств в его данников...

 

К сожалению, у нас нет подробных сведений о кораблестроении Руси в период от начала раздробленности и до XV-XVI веков. Однако о ходе процесса можно судить по его конечному результату - судам XVI-XVII веков, кочам, насадам, дощаникам и прочим, о которым мы, к счастью, имеем более подробные сведения; любопытных я отсылаю к тематической работе Е. Вершинина. Так как в то время доступ к морю у Руси был только на Севере, интерес представляют именно суда Северной Руси, как наиболее развитые и мореходные - в первую очередь кочи, на которых поморы доходили до Новой Земли, Аляски и Шпицбергена, плавая в морях, куда европейцы не решались соваться и не более совершенных судах.

 

177e2e9d404e.jpg

 

Коч XVII века в реконструкции М.И. Белова, являющийся прямым наследником новгородской кораблестроительной традиции XIII-XV веков.

Реконструкция старая, 1950-х годов, но оснований считать её устаревшей нет по настоящее время.

Сходство многих кораблестроительных элементов с североевропейскими судами конца XIV в. несомненно, но оно во многом обманчиво.

 

Существовавшее в своё время предвзятое мнение о примитивности и архаичности "староманерных" судов Русского Севера было полностью опровергнуто уже исследованиями 1950-х годов. На самом деле, известные нам северорусские кочи XVI-XVII веков, являющиеся прямыми потомками новгородских торговых судов XIII-XV веков, представляли собой достаточно крупные плоскодонные суда с полной палубой, интегрированными в конструкцию корпуса палубными надстройками ("чердаками"), достаточно развитым такелажем, железными якорями, навесным рулём и другими отнюдь не архаичными чертами.

 

Сходство их архитектуры и даже внешнего облика с североевропейскими коггами и хольками отмечается весьма часто, но при этом всё же назвать их копиями европейских судов было бы крайне опрометчиво. Достаточно отметить, что у коча обшивка днища была клинкерной, такой же, как и на бортах, а не выполненной вгладь, как у когга, шпангоуты были цельными, а не Г-образными, и технология строительства в целом была совершенно иной. Стоит отметить также, что типичная килевая конструкция (матица) "староманерных" судов очень напоминала собранное из отдельных частей подобие долблёной колоды; это, насколько мне известно, уникальная, чисто северорусская конструкция, видимо ведущая начало от долблёнок и "набойных" лодей.

 

-88693455.jpg

 

Матица (килевая сборка) северорусского "староманерного" судна.

Стоит отметить, что и практически вся терминология русского кораблестроения была исконно-славянской, без заимствований из скандинавских или германских языков.

 

В общем, в Северной Руси вплоть до конца XV, а кое-где и до XVII-XVIII веков имелась своя непрерывная традиция кораблестроения, причём она не подбирала за Европой уже готовые, отработанные конструкции, а развивала свои собственные, идущие из глубины веков, архетипы, время от времени внося в них как свои оригинальные, так и подсмотренные у соседей новшества.

 

Вплоть как минимум вплоть до XIV века она была включена в единый североевропейский процесс развития, впитывая его последние достижения - видимо главным образом через Новгород, "по линии" Ганзейского союза. Новгородские корабелы имели возможностью непосредственно наблюдать за заходящими в Волхов германскими коггами и хольками, а возможно и сообщаться непосредственно с европейскими корабелами, заимствуя и творчески видоизменяя подмеченные удачные решения для своих собственных кораблей, строящихся на основе давней, в этом регионе никогда не прерывавшейся, традиции.

 

Этот багаж знаний был передан новгородскими мастерами колонистам-поморам, которым он очень помог в освоении побережья Белого моря. Здесь русские корабелы создали свои собственные типы судов, приспособленных для плаваний в суровых условиях северных морей, на которых русские мореходы доходили до Берингова пролива и  Аляски. Очень пригодились кораблестроительные навыки поморов и в ходе освоения Сибири, осуществлявшегося по рекам.

 

1f75bf2b420f.jpg

 

( в полный размер )

 

На представленном выше реконструированном чертеже большом коча для плаваний в направлении Груманта (Шпицберген), датированного XVI-XVII веками, показана его достаточно сложная и вполне своеобразная конструкция. Как видно, у него уже транцевая (плоская) корма, не характерная для других клинкерных судов, две мачты и очень характерная система укрепляющих корпус распорок в трюме. Реконструкция тоже старая, но выполнена на основе раскопок в Мангазее и на Шпицбергене, и не доверять ей особого резону нет. Плоское днище коча и три фальшкиля позволяло вытаскивать его на лёд для зимовки при помощи системы блоков и рычагов, и даже перетаскивать по поверхности льда. Стоит отметить, что многие решения, применённые на этом судне, напоминают использованные Ф. Нансеном на "Фраме", тоже предназначенном для плавания в ледовых условиях.

 

Разумеется, у поморов не возникало потребности в огромных торговых судах, вроде поздних ганзейских хольков, поэтому их суда были сравнительно небольшие, но прочные и имеющие достаточно развитую конструкцию. Что же касается принадлежащих к той же традиции судов новгородского периода, то они, по имеющимся данным, по размерам и грузоподъёмности были вполне сравнимы с современными им североевропейскими.

 

О судостроении новгородцев и поморов в XV веке пишут следующее:

 

Мастер намечал длину и ширину судна, а возможно, и вычерчивал чертеж. При этом он чаще всего ориентировался на судно-прототип, улучшая его в меру сил и познаний. В соответствии с установленными размерами заготовляли материалы, а затем приступали к постройке. Вначале изготовляли киль в виде прочного бруса; к его концам приделывали под соответствующим углом штевни. На киль укладывали и к нему крепили шпангоуты, собранные из отдельных частей.
 
В то время чаще всего применяли кокорные шпангоуты. Заготовка их была довольно сложной. В лесу оголяли корни елового дерева, выбирали лучший из них и обрубали остальные; затем дерево валили, оберегая облюбованный корень. Из сваленного дерева вырезали кряж, который соответственно обрабатывали. Например, кокора, найденная в Старой Ладоге, представляет собой ствол елового дерева вместе с массивным корнем. Таких деталей требовалось для постройки судна несколько десятков.
 
Стволы деревьев укладывали поперек судна, и к ним с наружной стороны крепили доски днища. Корни возвышались над днищем и служили боковыми концами шпангоутов; к ним с наружной стороны крепили доски бортовой обшивки. Шпангоуты связывались попарно поперечной балкой — бимсом — и крепились между собой продольным балками — карленгсами и стрингерами. Таким образом создавался прочный остов судна. С течением времени русские мастера стали применять дубовые нагели и металлические (железные) крепления в виде гвоздей, болтов, скоб, в особенности при постройке больших морских судов. При раскопках в курганах в районе Ладожского озера и в Смоленске находили железные скобы и гвозди, которыми древние мастера прикрепляли обшивку к шпангоутам или штевням и скрепляли доски.
 
В XV—XVI вв. вица была уже повсеместно вытеснена и лишь изредка применялась в мелком судостроении. Металлические крепления были собственного производства или привозились из Риги, а также из ганзейских городов. Таким образом, новгородские судостроители не испытывали недостатка не только в лесоматериалах, парусине, снастях, пакле, смоле, но и в металлических судовых деталях. Имея запас хорошо просушенного материала, мастера успевали построить судно грузоподъемностью 200 т в течение одного лета, т. е. за 4—5 месяцев, что говорит о высоком уровне организации работы.
 

Из этого описания видно, что и способ строительства был оригинален - он не напоминал ни использовавшийся при строительстве судов скандинавского типа, у которых сначала соединяли доски обшивки, а уже затем вставляли детали поперечного каркаса, ни характерный для коггов и хольков, ввиду совершенно иной конструкции корпуса, с полностью клинкерной обшивкой и полными шпангоутами. Не были чужды новгородские корабелы и техническому прогрессу. Правда, упоминание чертежа, видимо, всё же является некоторым преувеличением, или переносом в XV век более поздних реалий, но в целом приведённое описание вполне достоверно. При этом видна и несомненная связь с североевропейским кораблестроением: трудно предположить, что новгородские мастера, имея доступ даже к импортному сырью, не имели возможности заимствовать у корабелов тех же ганзейских городов также и последние новшества.

 

Вероятно, наиболее близко к северорусскому было кораблестроение ближайших соседей Северной Руси - балтских народов. Во всяком случае, явное сходство наблюдается между кораблями поморов и так называемым "рижским кораблём", затонувшим в реке Даугава около рубежа XII—XIII веков:

 

8850bb61cf1c.jpg

 

Его конструкция также объединяла полностью клинкерную обшивку корпуса с прямыми, как у когга, штевнями и, видимо, навешенным на ахтерштевень рулём (между прочим, это одна из первых в Европе находок корабля с навесным рулём). Вероятно, он был построен местными племенами ливов или куршей, вплоть до завоевания германцами в начале XIII века находившихся в тесном контакте со славянами, включая новгородцев и, вероятно, имевшим с ними близкую кораблестроительную традицию. Некоторые русские корабельные термины, например "ушкуй", также имеют финно-балтские корни. 

 

Когда же наступил окончательный разрыв между русской и североевропейской кораблестроительными традициями ? Наиболее логично было бы приурочить его к покорению Новгородской республики Москвой в конце 1470-х годов. Выход к морю в этот момент был практически полностью потерян (впоследствии за него боролся Иван Грозный, но неудачно), на повестке дня стояли более неотложные вопросы; в Западе на много веков вперёд стали видеть врага, морская торговля почти прекратилась. Осталась лишь изолированная, лишённая связи с центрами развития кораблестроительная традиция у поморов Беломорья да на берегах Ладоги, которая совершенствовала имеющиеся типы кораблей, и, как уже говорилось, добилась в этом применительно к имевшимся условиям немалых успехов.

 

Однако это не объясняет того, почему разрыв между русским и североевропейским кораблестроением XVII - начала XVIII веков оказался столь огромным, что Петру Великому (и его менее удачливым предшественникам) для его преодоления пришлось полностью заимствовать технологии кораблестроения и конструкцию самих кораблей из-за рубежа, без какой либо возможности постепенного внедрения новшеств на имеющейся технологической базе ? Ведь корабли русского севера XIV - начала XV веков не были ни примитивными, ни отсталыми по сравнению с североевропейскими; на них русичи вполне успешно торговали и воевали с Европой, что указывает на то, что они были если не аналогичны по уровню современным им североевропейским, то, во всяком случае, конкурентоспособны с ними. Был ли вообще такой разрыв с традициями оправдан ?

 

Как мы увидим далее - да, был; в самой Северной Европе именно в тот период, когда кораблестроение России оказалось в вынужденной изоляции, произошли революционные изменения, сопровождающиеся радикальным разрывом с прежней традицией и заимствованием новой из-за рубежа, что привело к выходу из того тупика, в который к тому времени зашла собственная североевропейская традиция кораблестроения, и скачкообразному росту всех качеств кораблей, открывшему североевропейским народам дорогу к океанской торговле и Новому Свету.

 

Время перемен

Римский способ строительства корпуса, бытовавший в Сердиземноморье до начала II тысячелетия н.э.

В Средиземноморье долгое время продолжали строить корабли по унаследованной от античности римской технологии - с обшивкой вгладь из пиленых досок, соединённых торцами при помощи вставленных в них деревянных шипов. Корпус также строили начиная с обшивки, а шпангоуты каркаса вставляли лишь на завершающем этапе строительства. Эта технология была принципиально более совершенной, чем североевропейская клинкерная, но крайне трудоёмкой и требовала высокого мастерства корабелов.

 

Ещё до окончательного падения Италии центр развития средиземноморского кораблестроения переместился в Византию. Здесь античную технологию стали постепенно подвергать ревизии: шипы сначала стали ставить намного реже, а на рубеже I и II тысячелетий вовсе отказались от них, став строить корабли начиная с каркаса, который обшивали досками. Это дало целый ряд преимуществ.

 

В первую очередь, корабли с развитым каркасом и обшивкой вгладь были прочнее и могли быть построены намного большего размера, чем при клинкерной технологии (римский способ был свободен от таких ограничений, однако сооружение по нему больших кораблей было крайне трудоёмко).

 

Во-вторых - корабли теперь строят по заранее разработанному плану, с учётом требуемой грузоподъёмности, так как возводимый заранее каркас задавал форму и размеры будущего судна - параметры, которые при постройке начиная с обшивки определялись в полной мере лишь по ходу дела, поскольку многое зависело от естественного изгиба, принимаемого досками.

 

Новая технология также существенно упростила сам процесс строительства, снизив требования к квалификации задействованных плотников, чем открыла путь к более массовому судостроению. Требования к материалу были также менее жёсткими, так как не являющаяся несущей гладкая обшивка могла быть выполнена из более узких планок, в то время, как для того же клинкера требовались достаточно широкие доски, получаемые из стволов соответствующего размера деревьев.

 

Однако переход на новую технологию требовал полной перестройки всей кораблестроительной отрасли - как самого процесса постройки кораблей, так и их обслуживания, включая смоление, конопачение и т.п. Поэтому даже в Средиземноморском бассейне он затянулся на века, причём в военном кораблестроении, для которого его преимущества были более значительны, он завершился ощутимо быстрее, чем в гражданском.

 

Так бы и развивались северная и средиземноморская ветви кораблестроительного искусства независимо, если бы в конце XI - начале XII века вся христианская Европа не поднялась бы на освобождение от мусульман Гроба Господня...

 

В первые Крестовые походы европейцы отправлялись на греческих или построенных по греческом образцу хеландиях, усиерах и таридах, итальянских навах, скандинавских шнеккерах, германских, фламандских и байоннских коггах... в порты Средиземноморья заходили эскадры, состоящие из невиданных там ранее кораблей, особенности конструкции которых стали предметом пристального влияния местных корабелов. Результаты этого "обмена опытом" стали сказываться не сразу, но оказались чрезвычайно плодотворны: началось постепенное сближение северной и южной кораблестроительных традиций, осуществляемое путём заимствования наиболее удачных решений.

 

Около середины XIV века в Италии объединили византийскую технологию постройки - сначала каркас, затем обшивка - с формой северного когга, отличавшегося большой грузоподъёмностью, и позаимствованными у него же прямым парусом с характерным такелажем и навешенным на корму рулём. В результате получили каракку - большой и вместительный двух-трёхмачтовый парусник, имевший смешанное парусное вооружение. Преимущества этого типа корабля привели к тому, что каракки и похожие на них каравеллы медленно, но верно стали вытеснять бытовавшие до них типы кораблей и судов, что влекло за собой полную перестройку технологии кораблестроения по всей Европе.

 

526c06f0abe2.jpg

 

Аутентичные средневековые модели судов, построенные незадолго до переходного периода - на рубеже XIV и XV веков. Слева - балтийский хольк, справа - испанская каракка.

Поражает сходство формы корпусов, являющееся следствием сближения кораблестроительных традиций Севера и Юга. При этом у холька он построен ещё по клинкерной технологии, а у каракки - уже начиная с каркаса и с гладкой обшивкой, что видно по наличию шпунтовых поясов, своего рода рёбер жёсткости.

В ближайшие 100 лет это различие исчезнет, открыв дорогу к новой эпохе в кораблестроении и мореплавании.

 

Около 1440 года на верфях Фландрии строят каравеллу, одновременно заказывая в Португалии "нао" - тип корабля, к которому принадлежала "Санта-Мария", до постройки которой оставалось не так уж много лет. В 1451 году каравеллы строят в Нормандии, в 1459 - в Голландии. В 1470-74 года Ганза захватывает множество английских, испанских и других кораблей, которые тщательно изучаются, так что уже в 1509 году флагманом флота Любека, всё ещё состоявшего из построенных по старой клинкерной технологии хольков, была каравелла (точнее, "кравель" - в то время общий германский термин для любого судна с гладкой обшивкой, аналогично англ. Carvel). Примерно тогда же на хольках появляется имеющее явно средиземноморское происхождение смешанное трёхмачтовое парусное вооружение, с прямыми парусами на фоке и гроте и латинском - на бизани. В 1530-х годах "кравели" строят уже в Швеции - некогда оплоте клинкерного судостроения.

 

ffcce388888a.jpg

 

Корабли стали строить начиная с каркаса, с обшивкой из стандартизированных пиленых досок.

 

Переход на новую технологию несколько запаздывал до тех пор, пока корабли не стали массово вооружать артиллерией; тогда выяснилось, что в бортах с клинкерной обшивкой невозможно без недопустимого ослабления прорезать порты для орудий, что по сути подписало старым типам кораблей смертный приговор. Тогда же были решены и испытывавшиеся в северных морях некоторые проблемы с герметичностью корпусов с обшивкой вгладь; они были успешно решены за счёт применения местного опыта - того же типа уплотнения швов, который использовался на гладких днищах старых коггов и холков. Некоторое время продержались торговые хольки на Балтике, но и тут они к XVI веку окончательно уступили место "новоманирным" "кравелям", на основе которых в Северной Европе стали создавать свои собственные типы кораблей - флейты, пинасы и другие. Стоит отметить, что судя по недавним археологическим находкам рецедивы клинкерной традиции в Северной Европе отмечались ещё в XVIII-XIX веках, но лица североевропейского кораблестроения тех лет они, конечно, уже не определяли.

 

Один из вариантов реконструкции Grace Dieu. К сожалению, мы вообще ничего не знаем о том, как он выглядел выше ватерлинии - на реке Хэмбл осталось только обгоревшее днище.В Англии в начале XV века была предпринята попытка конкурировать с кораблями новых типов на основе имеющейся технологической базы. Так появился на свет последний крупный - гигантский для своего времени - корабль с клинкерной обшивкой: Grace Dieu, флагман Генриха V, построенный около 1418 года для войны с Францией. Он имел водоизмещение более 2000 тонн, достигал более 66 м в длину и 15 м в ширину; у него были две или даже три мачты со смешанным парусным вооружением. Иногда его относят к типа холька, но его оригинальной классификацией было, как ни странно, слово "дромон" - видимо, корабли имперской Византии все ещё ассоциировались у англичан с чем-то большим и очень мощным. Никакого сходства со средиземноморскими дромонами этот корабль, естественно, не имел.

 

Однако, в целом этот любопытный эксперимент оказался явно неудачен, точнее - указал на абсолютный предел для клинкерной технологии: несмотря на трёхслойную обшивку и 23 тонны (!) переведённого на одни только крепления железа, корпус получился недостаточно жёстким, и после единственного плавания огромный парусник был оставлен гнить в затоне на реке Хэмбл, где и был уничтожен пожаром в 1439.

 

Вскоре после этого в Англию как трофеи Столетней войны попали генуэзские каракки, поражая англичан своими размерами - по грузоподъёмности они вдвое превышали самые большие английские суда. Вместе с этими кораблями, для того времени бывшими продуктами наиболее передовой технологии, пришли проблемы с обслуживанием: англичанам пришлось выписывать из-за границы специалистов по конопачению швов и защите подводной части судов (каковая на кораблях с обшивкой вгладь принципиально отличалась от старых с клинкерной), и плотников, способных отремонтировать иноземные корабли.

 

Опыт, полученный при этом, пошёл впрок: около 1500 года английские верфи уже полностью переходят на строительство кораблей по новой технологии; клинкерную обшивку с этого времени имеют только лодки, небольшие рыболовные и речные суда. Как видно, тогдашний король Англии Генрих VII поступил примерно так же, как впоследствии Пётр в России.

 

Переход на новую технологию не только способствовал развитию самих кораблей, но и полностью изменил психологию нового поколения мастеров-корабелов. До него искуство строительства кораблей в течение веков передавалось от отца к сыну, а изменения были очень плавными, градиальными; вследствие освоения принципиально новой, заведомо превосходящей старую, технологии в Северной Европе появилось само понятие морального старения, прогресса как вытеснения новым, современным старого, отжившего. Ремесло корабела стало профессией, которой можно научиться, так же, как в своё время у иноземных мастеров научились строить корпуса с обшивкой вгладь. Новое поколение корабелов не боялось экспериментировать и пользовалось передовой инженерной методикой своего времени - собственно, лишь тогда появилось само понятие проектирование корабля, с составлением документации, изготовлением чертежей и строительной модели. А уже в XVII веке в английском кораблестроении начинается внедрение математических расчётов - изначально довольно примитивных, главным образом основанных на законе Архимеда, который, будучи известен уже тысячи лет, был применён в кораблестроении только тогда. Благодаря унификации конструкции кораблей и способов управления ими, а также обмену специалистами начинается формирование международного морского языка, в основной своей массе понятного любому европейскому моряку вне зависимости от его национальной принадлежности.

 

Выводы

 

Итак, теперь мы видим, как возник тот разрыв, который пришлось преодолевать Петру I своей реформой кораблестроения.

 

В 1470-х - 1530-х годах в Северной Европе произошла радикальная смена традиции, настоящая революция в кораблестроении, связанная с внедрением заимствованных из средиземноморского бассейна корпусов с гладкой обшивкой, построенных начиная с каркаса, и смешанного парусного вооружения, резко изменившая как облик самих судов, так и технологию их строительства. Наложившись на местные давние и глубокие кораблестроительные традиции, она позволила произвести качественный рывок в характеристиках кораблей.

 

Новая технология была несовместима с той, которая была освоена на верфях Руси, а на плавный переход не хватало ни времени - воевать надо было здесь и сейчас, причём противником был достаточно сильный по меркам второстепенных морских держав шведский флот, на эксперименты, вроде Grace Dieu, времени не было, ни ресурсов - качественный корабельный лес был в дефиците даже в России, и перевод его на заведомо устаревшие корабли приводил Петра I в бешенство. Кроме того, реформатор имел и "дальний прицел" - на состоящем из во многом подобных боевым парусникам "новоманерных" судов отечественном торговом флоте он предполагал готовить кадры "природных моряков" для флота военного, как это делали всегда голландцы и англичане, а позднее японцы.

 

Учитывая, что в XV-XVI веках русские сумели заимствовать и освоить как с Запада, так и с Востока множество достижений в области архитектуры, артиллерии, организации и вооружения сухопутной армии, монетного дела, книгопечатания и т.п. - вряд ли должно вызывать сомнение, что если бы связь с центрами североевропейского кораблестроения не обрывалась и сохранялась бы потребность в крупном торговом и военном флоте - на Руси свои "кравели" стали бы строить как минимум ещё в XVI веке, и без столь радикального слома кораблестроительной традиции, с более плавным переходом к новым, более эффективным конструкциям. Однако история распорядилась иначе, что, в сочетании с личными чертами великого реформатора, предопределило столь болезненный и драматичный хараткер, который имело преодоление двухсотлетнего разрыва с Европой в кораблестроительной традиции.

 

Причём староманерные суда строили и после петровских указов, подтверждённых его преемниками на престоле, - даже несмотря на грозившие за их нарушение конфискацию корабля и ссылку. Дело в том, что предписанные Петром для судовладельцев-"частников" "новоманерные" суда - гукоры, шнявы, яхты и прочие - были намного дороже и в постройке, и в содержании, что повлекло за собой массовое разорение судовладельцев. К тому же, они были плохо приспособлены к имевшимся в Белом Море условиям эксплуатации: например, будучи вытащены из воды и оставлены на берегу, что было нормальной практикой для северных рыболовов и охотников на морского зверя, они начинали буквально разваливаться из-за ржавеющего и выпадающего металлического крепежа, что не угрожало "староманерным" судам, клёпаным или вязаным вицей. В результате жители русского Севера фактически продолжали строительство "староманерных" судов всю первую половину XVIII века, не забывая периодически "бомбить" петербургский Сенат ходатайствами об отмене запрета; малые суда и лодки строились по традиционной технологии ещё до конца XIX, а то и начала XX века - последние вытеснили только лодки, массово выпускавшиеся уже советской промышленностью.

 

Литература

 

  • Плюс 17

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
148 публикаций

Прочитал от корки до корки! Автору спасибо! Русь, для меня лично, очень интересная тема.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
28
Uchta
655 публикаций
5 280 боёв

Интересная статья .А на каких кораблях Афанасий Никитин совершил свои путешествия ? (в  в Индию)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
98 публикаций
8 боёв

Вообще-то задолго до скандинавов у славян было военное кораблестроение. Например, в 626 году славянская флотилия (если так можно сказать) долблёнок участвовала под руководством аваров в осаде Константинополя, но была уничтожена.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
742
[PF_B] vovan7428
Коллекционер, Бета-тестер кланов, Коллекционер-испытатель
965 публикаций

Очень интересно, прочитал с удовольствием , про поморские кочи знал но всегда считал образцом чисто славянского кораблестроения струги и ладьи (в том числе и ушкуи) думал что они имеют скандинавские корни но таких подробностей по конструкции не знал, спасибо за ликбез.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
45 публикаций
1 982 боя

Интересная статья .А на каких кораблях Афанасий Никитин совершил свои путешествия ? (в  в Индию)

 

Интересный вопрос. Видимо, по Волге он спускался на сравнительно небольших лодьях, так как Волга в те годы была не такой глубокой, как после строительства каскада ГЭС, вроде бы даже с порогами. Что скрывалось за словом "лодья" во второй пол. XV века - увы очень сложно сказать. Я бы реконструировал эти лодьи как нечто вроде "рижского корабля", вероятно, покрупнее и с более развитыми надстройками. А может, типа такого дощаника:

 

-88693455.jpg

 

А дальше - уже на чём-то местном, видимо, какие-то разновидности арабских доу.

 

Вообще-то задолго до скандинавов у славян было военное кораблестроение. Например, в 626 году славянская флотилия (если так можно сказать) долблёнок участвовала под руководством аваров в осаде Константинополя, но была уничтожена.

 

Да, но это были не наборные суда, о которых идёт речь в тексте про скандинавов. А долблёнки и набойные лодьи - это у славян было с глубины веков, естественно. Славяне жили по рекам, соответственно, лодка была предметом повседневного обихода.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
79 публикаций
24 боя

занимательно и интересно было почитать ,спасибо автору за подборку материалов

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
2 публикации

Вижу, что очень серьезная статья, надо будет внимательно прочитать потом, сейчас просто не осилю.  Автор - трудяга просто, респектую. Но почему допетровская эпоха обрывается в 1450 г.? Жаль, что не раскрыта тема предшественника петровского парусного флота - корабля "Орел" погибшего в Астрахани во время крестьянского  восстания под предводительством Ст. Разина. А как же волжские струги и казацкие чайки - тоже достаточно любопытные суда. Например, у чаек были фальш-борта, что позволяло в случае необходимости изменять их силуэт и прятать в камышах.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
27 публикаций

Вижу, что очень серьезная статья, надо будет внимательно прочитать потом, сейчас просто не осилю.  Автор - трудяга просто, респектую. Но почему допетровская эпоха обрывается в 1450 г.? Жаль, что не раскрыта тема предшественника петровского парусного флота - корабля "Орел" погибшего в Астрахани во время крестьянского  восстания под предводительством Ст. Разина. А как же волжские струги и казацкие чайки - тоже достаточно любопытные суда. Например, у чаек были фальш-борта, что позволяло в случае необходимости изменять их силуэт и прятать в камышах.

 

Почему же, в статье затронут и этап XVI - XVII веков. Просто в этот период кораблестроение Руси развивалось в изоляции и в основном по пути медленного совершенствования существующих конструкций. Тем более, что центр кораблестроения сместился на Север, где были очень специфические требования - небольшие, но прочные корабли для рыбной ловли и мелкой торговли.

 

Что касается "Орла", то вся имеющаяся по нему информация в принципе уже сведена авторами этой статьи. К теме же моей работы он имеет опосредованное отношение - это такая же попытка модернизации кораблестроительной отрасли, как та что была предпринята чуть позже Петром, только менее удачная. То есть, относится к той же линии развития, что и петровские преобразования. Кстати, гибель "Орла" во время восстания Разина - очередной злостный миф отечественной историографии, переходящий, увы, из работы в работу. Никто его не захватывал и не сжигал, капитан просто распустил команду по домам и не ввязывался в конфликт центрального правительства с "оппозицией". Так и сгнил "Орёл" в затоне в безвременье междуцарствия. Но свою роль, конечно, сыграл.

 

Речные флотилии это отдельная и очень интересная тема (например. сам Пётр активно использовал те же струги в десантных операциях), но мой предмет в разрезе данной статьи - главным образом достаточно большие мореходные суда.

 

Дополню статью интересным изображением, найденным на просторах Интернета - это, с точки зрения автора (Cogs, Caravels and Galleons: The Sailing Ship 1000-1650) различие между упомянутыми в статьи коггом и халком. Всё же, увы, не совсем очевидное утверждение, особенно учитывая предполагаемое происхождение халка от кораблей типа Utrecht I. В общем, вслед за Тиммом Вески (Timm Weski) приходится признать, что (С) То, почему моряки позднего средневековья называли один корабль когом, другой хольком, а третий - крейером всё ещё остаётся загадкой... (Why Late Medieval sailors called one ship a cog, another one a holc or a third one a kreyer remains mysterious)

 

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 129 публикаций
2 460 боёв

Плюсанул:popcorn:

Стоило писать в вики.Глядишь доступ бы получил)

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
45 публикаций
1 982 боя

Спасибо, я лучше в доработанный вариант поиграю, если понравиться, а не в сырую альфу :popcorn:Я здесь скорее пообщаться.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
19
[KPI] mouse4
107 публикаций
4 220 боёв

Все бы хорошо да вот только с "заморской ладьей" неувязочка.Как верно замечено в статье если тип корабля был не местный то заимствовали его иностранное название (шнеккер - шняка), а на ладья - шнеккер например.Так вот читал давно книгу про кораблестроение,  в той книге было доказано, что заморская ладья это ладья для плавания за море(точнее для дальних  морских плаваний).Отличительными чертами ее были большие размеры и иная конструкция по сравнению с обычной ладьей.Иная конструкция (как впрочем и размерность) опредлялась вовсе не тем что ее скопировали с заморских образцов, а условиями эксплуатации!Так например все обычние лодьи - их конструкция и размеры обуславливались тем что они должны были быть приспособлены к перетаскиванию волоком по суше(это очень важный фактор) на значительные расстояния.Крупные же суда не приспособлены к перетаскиванию волоком в силу своих размеров и массы. Именно поэтому строились  преимущественно суда малой размерности, приспособленные к путешествиям по рекам и перехода из одной речной системы в другую посредством волочения(перетаскивания по суше).

Изменено пользователем mouse4

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 607
[NAVYS] 32167
Коллекционер
6 373 публикации
9 831 бой

Корабли в допетровской Руси? Не смешите, там и лапти то плести еще не все умели. Максимально сложное сооружение - плот из трех бревен, связанных корой. :trollface::popcorn:

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
17 239 публикаций
577 боёв

Корабли в допетровской Руси? Не смешите, там и лапти то плести еще не все умели. Максимально сложное сооружение - плот из трех бревен, связанных корой. :trollface::popcorn:

"Фредерик"?.. Не, не слышал...

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
31 публикация
12 боёв

Корабли в допетровской Руси? Не смешите, там и лапти то плести еще не все умели. Максимально сложное сооружение - плот из трех бревен, связанных корой. :trollface::popcorn:

 

"Фредерик" и "Орел". В тот же период в Америке точно еще на плотах и каноэ передвигались

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
2 публикации
279 боёв

     Хорошая статья, прочитал с интересом, техническая сторона вопроса рассмотрена подробно.

     Несколько комментариев :

  - варяги это не викинги , это племя русов ,бодричи, жившие на побережье балтийского моря , следовательно балтийский тип кораблей древности в том числе рижский корабль вернее будет считать образцом русского кораблестроения ;

  - походы к гробу господню, все четыре, совершались по суше, несколько перемещений по воде были лишь в Средиземном море;

  - обмен технической информацией между северным и южным побережьями во времена средневековья был возможен по причине объединения Европы в единую империю (так называемую империю Габсбургов);

  - отставание в кораблестроении 16 века образовалось в результате передела власти в Русском государстве, масштабная сухопутная война продлившаяся более 100 лет.

   

Изменено пользователем Hanaanin

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
3 публикации
206 боёв

"Фредерик"?.. Не, не слышал...

http://russrivership.ru/public/files/doc1453.pdf

История Корабля #3

Царствование Михаила Федоровича в 1634 году ознаменовалось историческим событием: в Москву прибыло посольство Шлезвиг-Гольштейнского герцогства с необычной миссией. По просьбе герцога посольство получило разрешение русского царя на постройку десяти транспортных судов и на плавание по Волге и Каспийскому морю в Персию (Иран) для закупки шелка. В грамоте царя, выданной нижегородскому воеводе и приказному дьяку, ставились условия: «Корабли им строить в нашей земле, где такие леса, которые к тому делу гoдны найдут, а тот лес покупать им у наших людей вольною торговлею, а плотников к тому корабельному делу, к их корабельным мастерам на прибавку наймать наших подданных охочих людей, наем им платить по договору… а первое – от тех плотников корабельного дела не скрывать». Строительство велосьна верфи в Нижнем Новгороде. Летом 1636 года судно было построено, названо в честь герцога Гольштейнского «Фредерик», и на нем поднят флаг герцогства. Корабль плоскодонный, трехмачтовый, парусный. Его длина 35 м, ширина 12 м, осадка 2 м. В тихую погоду судно могло передвигаться при помощи двенадцати пар больших галерных весел. Корабль был вооружен несколькими пушками. При выходе в плавание на нем находилось 15 офицеров, 27 матросов и 78 членов посольства. Появление на Волге и Каспии «Фредерика» вызвало огромную сенсацию. Однако при первом же рейсе корабль попал в шторм и был выброшен на берег в районе Дербента. Постройка остальных транспортных судов не состоялась.

 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
64 публикации
8 042 боя

Все бы хорошо да вот только с "заморской ладьей" неувязочка.Как верно замечено в статье если тип корабля был не местный то заимствовали его иностранное название (шнеккер - шняка), а на ладья - шнеккер например.Так вот читал давно книгу про кораблестроение,  в той книге было доказано, что заморская ладья это ладья для плавания за море(точнее для дальних  морских плаваний).Отличительными чертами ее были большие размеры и иная конструкция по сравнению с обычной ладьей.Иная конструкция (как впрочем и размерность) опредлялась вовсе не тем что ее скопировали с заморских образцов, а условиями эксплуатации!Так например все обычние лодьи - их конструкция и размеры обуславливались тем что они должны были быть приспособлены к перетаскиванию волоком по суше(это очень важный фактор) на значительные расстояния.Крупные же суда не приспособлены к перетаскиванию волоком в силу своих размеров и массы. Именно поэтому строились  преимущественно суда малой размерности, приспособленные к путешествиям по рекам и перехода из одной речной системы в другую посредством волочения(перетаскивания по суше).

Абсолютно согласен. Причем если у автора конструкция "заморской" лОдьи 15 века то видел реконструкцию времен Новгородской республики. Для севера- груманта- новой земли..  Да ничего подобного в европе тогда не было- это корпус приличного корабля минимум 18 века а не времен драккаров- кноров.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
64 публикации
8 042 боя

Корабли в допетровской Руси? Не смешите, там и лапти то плести еще не все умели. Максимально сложное сооружение - плот из трех бревен, связанных корой. :trollface::popcorn:

 И на этих плотах в византию!!! Причем неоднократно. Причем еще до массовых выползок варягов- викингов....Первая северо- европейская нация которая построила ФЛОТ. Что штормом разбило- неважно, важно то что это был действительно первый русский ФЛОТ.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×