Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
IronHandOf

"Богатыри" Черноморского флота

В этой теме 5 комментариев

Рекомендуемые комментарии

3 602
[NEO-C] IronHandOf
Коллекционер, Коллекционер-испытатель
6 259 публикаций

                               Крейсеры типа «Богатырь» считаются одними из самых удачных бронепалубных крейсеров начала ХХ века. Изначально они строились для проведения рейдерских операций на удаленных коммуникациях Британской империи (в союзе с германскими военно-морскими силами), но, по иронии судьбы, были вынуждены воевать на замкнутых пространствах Балтики и Чёрного моря против германского и турецкого флотов

 

Скрытый текст

К концу XIX века ведущие военно-морские державы пришли к выводу о необходимости наличия в составе флота крейсеров – кораблей, способных уничтожать вражеские транспортные суда, а также нести эскадренную службу. По мнению морских теоретиков, флот нуждался в крейсерах трёх типов:

  • больших крейсерах (в более поздних источниках фигурируют как «тяжёлые» или «броненосные»), предназначенных для действий на океанских коммуникациях;
  • средних крейсерах (в более поздних источниках фигурируют как «лёгкие» или «бронепалубные»), действующих недалеко от собственных военно-морских баз;
  • малых крейсерах (в более поздних источниках фигурируют как «вспомогательные» или «авизо») – быстроходных кораблях, предназначенных для разведки при эскадрах линейных сил.

Военно-морская доктрина Российской империи в целом соответствовала мировым тенденциям. Так, введённая в 1892 году классификация предусматривала наличие в составе флота крейсеров 1-го (разделялись на броненосные и бронепалубные крейсеры) и 2-го рангов. Кораблестроительные программы, принятые в России в 1896 и 1898–1904 годах, предусматривали строительство двадцати крейсеров всех типов для Балтийского флота и двух крейсеров для Черноморского флота. Основная часть крейсеров Балтийского флота предназначалась для создаваемой в его составе эскадры Тихого океана (c 12 мая 1904 года – 1-я эскадра флота Тихого океана). Морское министерство получило необходимые средства, но израсходовало их довольно нерационально, построив в итоге всего восемнадцать крейсеров. Срыву программы в немалой степени способствовал Морской технический комитет (МТК). В результате постоянного изменения его требований к тактико-техническим характеристикам новых кораблей флот в итоге получил шесть броненосных крейсеров полным водоизмещением 11 000–15 000 тонн четырёх различных типов, девять бронепалубных крейсеров полным водоизмещением 7000–8000 тонн четырёх различных типов и четыре бронепалубных крейсера полным водоизмещением 3000 тонн трёх различных типов.

Увеличение количества строившихся бронепалубных крейсеров за счёт уменьшения количества броненосных принято связывать с курсом Морского министерства на отказ от планировавшейся ранее крейсерской войны против Британской империи в пользу плана создания броненосной эскадры, которая превосходила бы по силам японский флот. Появление бронепалубных крейсеров водоизмещением 3000 тонн, оптимально приспособленных для действий на японских торговых путях, приближенных к российским военно-морским базам, вполне соответствует этому предположению. А вот появление более крупных (так называемых «7000-тонных») крейсеров в антияпонскую доктрину не вписывается – корабли, вооружённые 152-мм орудиями, были слишком мощными для борьбы с японскими крейсерами 2-го ранга и слишком слабыми для борьбы с башенными броненосными крейсерами, вооружёнными 203-мм орудиями. Появление 7000-тонных бронепалубных крейсеров явилось скорее следствием многочисленных компромиссов, направленных на создание универсального крейсера для борьбы с любым потенциальным противником, чем до конца осмысленным и просчитанным решением. Подобные попытки создать «идеальное оружие», как правило, завершаются напрасной тратой времени и ресурсов, но, к счастью, наибольшей серией среди 7000-тонных крейсеров были построены определённо самые совершенные крейсеры типа «Богатырь», в известной мере опередившие своё время и предвосхитившие появление в 30-х годах башенных крейсеров так называемого «вашингтонского» типа.

Тактико-технические характеристики

Подготовленная к 13 апреля 1898 года окончательная редакция «Программы для крейсера в 6000 тонн водоизмещения» сформулировала основные требования к кораблю:

  • водоизмещение – 6000 тонн;
  • дальность плавания – порядка 4000 миль при скорости в 10 узлов;
  • скорость хода – не менее 23 узлов;
  • использование в качестве основного артиллерийского вооружения 152-мм пушек Канэ с длиной ствола в 45 калибров (способ размещения орудий не регламентировался);
  • бронирование палубы и боевой рубки.

Интересно, что первые корабли нового типа были заложены ещё в мае 1897 года – почти за год до принятия окончательной редакции «Программы». По причине управленческой неразберихи (русские адмиралы так и не смогли окончательно согласовать требования к новому типу крейсеров) и сжатых сроков строительства, вынудивших обращаться к различным судостроительным компаниям, императорский флот, как упоминалось ранее, получил девять бронепалубных крейсеров четырёх различных типов.

Бронепалубные крейсеры, построенные по «Программе для крейсера в 6000 тонн водоизмещения»

Тип крейсера

«Паллада»

«Варяг»

«Аскольд»

«Богатырь»

Разработчик проекта

Балтийский завод (Россия)

William Cramp and Sons (Филадельфия, США)

Germaniawerft (Киль, Германия)

Vulcan A.G. (Штеттин, Германия)

Дата закладки головного корабля

23.05.1897

10.05.1899

8.06.1899

9.12.1899

Количество построенных кораблей

3

1

1

4

Полное водоизмещение, тонн

7271–7900

7220

7280

7790

Скорость хода, узлов

20

23,75

23,8–24,5

23-24

Дальность плавания

3700 миль при скорости 10 узлов

4280 миль при скорости 10 узлов

4100 миль при скорости 10 узлов

4900 миль при скорости 10 узлов

Размещение орудий главного калибра

Открытые палубные установки

Открытые палубные установки

Щитовые палубные установки

Башенные, казематные и щитовые палубные установки

001.jpg 

Схема крейсера «Память Меркурия» по состоянию на 1907 год

 

Строительство крейсеров типа «Богатырь» осуществлялось четырьмя различными верфями (одной германской и тремя российскими).

Бронепалубные крейсеры типа «Богатырь»

Корабль

Верфь

Дата закладки

Дата спуска на воду

Дата ввода в строй

«Богатырь»

Vulkan A.G.

(Штеттин, Германия)

9.12.1899

17.01.1901

7.08.1902

«Кагул»

Николаевское Адмиралтейство (Николаев, Россия)

23.08.1901

20.05.1902

1905

«Очаков»

Лазаревское Адмиралтейство (Севастополь, Россия)

13.08.1901

21.09.1902

10.06.1909

«Олег»

Новое Адмиралтейство (Санкт-Петербург, Россия)

6.07.1902

14.08.1903

12.10.1904

Корпус крейсера «Витязь», заложенного в 1900 году (дата торжественной закладки – 4 июня 1901 года) на верфи «Галерный остров» в Санкт-Петербурге, был уничтожен мощным пожаром 13 июня 1901 года, что привело к необходимости закладки вместо него крейсера «Олег». Крейсеры «Богатырь» и «Олег» строились для Балтийского флота, а «Кагул» и «Очаков» – для Черноморского флота.

Конструкция

Крейсеры типа «Богатырь» имели трёхтрубный силуэт с короткими полубаком и полуютом. Конструктивно корабли российской постройки несколько отличались от головного крейсера, что было вызвано причинами как объективного (в процессе строительства была изменена номенклатура вооружений), так и субъективного характера (как ни странно это звучит с точки зрения современных реалий, но в начале ХХ века отсутствовало такое понятие как внутренняя спецификация проекта, и детали, произведённые различными подрядчиками, существенно отличались друг от друга). Видимым отличием «черноморских» крейсеров от «балтийских» являлась плавная линия форштевня без утолщения в его средней части.

002.jpg Крейсер «Память Меркурия» (до 25.03.1907 – «Кагул»), 1917 год
 
003.jpg Крейсер «Очаков» у достроечной стенки. Севастополь, 1905 год
 
Тактико-технические характеристики бронепалубных крейсеров типа «Богатырь»

Корабль

«Богатырь»

«Кагул»

«Очаков»

«Олег»

Полное водоизмещение, т

7790

7790

7790

8250

Длина, м

134,1

134

134

134,1

Ширина, м

16,6

16,6

16,6

16,6

Осадка, м

6,29

6,3

6,3

6,8

Вооружение

Первоначально при строительстве бронепалубных крейсеров МТК предполагал установку:

  • артиллерии основного калибра (носового и кормового 203-мм и бортовых 152-мм орудий);
  • 47- и 75-мм «противоминных» орудий;
  • 37- и 47-мм шлюпочных орудий Гочкиса;
  • двух надводных (курсового и кормового) и двух подводных 381-мм торпедных аппаратов.

Однако генерал-адмирал Российского флота Великий князь Алексей Александрович приказал унифицировать орудия главного калибра, заменив 203-мм пушки на 152-мм. Идеологом этого решения являлся авторитетный флотский артиллерист Н. В. Пестич, полагавший, что «град снарядов из 152-мм пушек нанесёт врагу больший урон, чем меньшее число попаданий из 203-мм и других более крупных пушек». В итоге крейсеры типа «Богатырь» получили по двенадцать 152-мм пушек Канэ с длиной ствола в 45 калибров (четыре – в двухорудийных носовой и кормовой башнях, четыре – в казематах на верхней палубе (побортно от обеих мачт) и четыре – в спонсонах в центральной части корабля) с общим боекомплектом в «2160 раздельных патронов».

004.jpg  Кормовая 152-мм башня крейсера «Очаков»
 

Отказ от 203-мм орудий часто критикуется специалистами, ссылающимися на мнение командира крейсера «Кагул» капитана 1-го ранга С. С. Погуляева, который во время Первой мировой войны настаивал на замене двухорудийных 152-мм башен на одноорудийные 203-мм. По мнению Погуляева, после таких изменений «встреча крейсера даже с «Гебеном»(имеется в виду германский линейный крейсер Geben) не будет иметь того обидного, тяжёлого характера полной беззащитности, на какую обречён корабль, вооружённый только шестидюймовыми орудиями». В известной степени можно согласиться с обеими точками зрения. С одной стороны, Пестич был прав, поскольку опыт русско-японской войны показал, что корректировку огня можно вести только при залпе не менее чем из четырёх орудий, что делало два 203-мм орудия «Богатыря» пригодными для стрельбы лишь при преследовании или отрыве от противника и исключало их использование при бортовом залпе. С другой стороны, прав Погуляев, так как уже в ходе Первой мировой войны выяснилось, что вести залповую стрельбу совместно (централизованно) башенными и палубными орудиями невозможно по следующим причинам:

  • разная скорострельность башенных и казематных орудий вследствие различия способов их наводки;
  • более сложная корректировка стрельбы башен из-за вызванного их проворачиванием рассеивания снарядов;
  • различие поправок при управлении стрельбой из-за использования прицелов разных типов;
  • разная дальность стрельбы при огне на поражение из-за неприспособленности башенных элеваторов к подаче снарядов с баллистическими наконечниками.

Практически неосуществимым оказалось и чередование прицельных залпов башенных орудий с залпами палубных орудий – башни требовали проверочных залпов, и для них был необходим специальный управляющий стрельбой. В итоге носовая и кормовая башни использовались только при преследовании или отрыве от противника (в таких случаях предпочтительным было бы наличие более мощных 203-мм орудий). Таким образом, можно сказать, что теоретически верная идея Пестича была неверно реализована на практике. Не меньше нареканий вызвала и противоминная артиллерия, состоявшая из двенадцати 75-мм орудий Канэ с длиной ствола в 50 калибров (восемь – на уровне верхней палубы, четыре – над казематами) с общим боекомплектом в «3600 унитарных патронов» и шести 47-мм орудий Гочкиса. Ярким примером низкой эффективности 75-мм орудий является попытка расстрела русскими крейсерами турецких лайб у порта Ризэ во время Первой мировой войны. После двадцати восьми безрезультатных выстрелов (согласно отчёту, 75-мм снаряды, попадавшие в воду у ватерлинии, не разрывались, а рикошетировали и разрывались на берегу) лайбы были уничтожены из 152-мм орудий. Кроме вышеупомянутых орудий, крейсеры получили по два 37- и 47-мм шлюпочных орудия Гочкиса.

Попытки изменить артиллерийское вооружение новых крейсеров начались буквально сразу после утверждения проекта. Из множества предложенных проектов следует выделить несколько наиболее примечательных. Так, уже 20 сентября 1899 года Балтийский завод представил проект, предусматривавший башенное размещение всех двенадцати 152-мм орудий. Такое решение позволяло существенно увеличить эффективность артиллерии главного калибра за счёт использования центральной наводки. Однако этот, безусловно, прогрессивный проект был отвергнут из-за невозможности своевременного изготовления необходимого количества башен. После русско-японской войны командир крейсера «Олег» капитан 1-го ранга Л. Ф. Добротворский предложил демонтировать четыре бортовых 152-мм и все 75-мм орудия, заменив казематные 152-мм орудия на американские 178-мм. Проект Добротворского также предусматривал бронирование казематов и установку 89-мм броневого пояса, что, по сути, превращало корабль из бронепалубного крейсера в броненосный. Морское министерство признало этот проект слишком радикальным, ограничившись более консервативными изменениями. На определенном этапе в качестве основного рассматривался проект А. А. Баженова о замене восьми 75-мм орудий на шесть 120-мм, что должно было увеличить огневую мощь корабля на 15%, но и эта идея не была реализована. В соответствии с записью в журнале МТК по артиллерии №13 от 21 сентября 1907 года, было признано, что «установка 120-мм пушек, действительно, могла бы усилить огонь крейсеров, но к несчастью, в запасе сейчас нет ни станков, ни орудий этого калибра, а изготовление их займёт значительное время. Поэтому правильнее будет вопрос о перевооружении этих крейсеров отложить на будущее, приурочив ко времени их капитального ремонта». В итоге зимой 1913–14 годов на крейсере «Память Меркурия» (до 25.03.1907 – «Кагул») были демонтированы десять (по другим данным – восемь) 75-мм орудий, а количество 152-мм орудий увеличено до шестнадцати. В марте-апреле 1915 года подобную модернизацию прошёл и крейсер «Кагул» (до 25.03.1907 – «Очаков). В 1916 году было принято решение о замене всех 152-мм орудий на 130-мм с длиной ствола в 55 калибров. Фактически же до начала революции замену орудий успели произвести на всех крейсерах кроме «Памяти Меркурия». Помимо этого, в последние годы существования Российской империи развитие авиации породило вопрос о необходимости вооружения крейсеров зенитными орудиями, и в 1916 году «черноморские» крейсеры получили по два, а «балтийские» – по четыре 75-мм зенитных орудия Лендера.

005.jpg  Крейсер «Память Меркурия». Судя по наличию зенитного орудия, фото сделано не ранее 1916 года
 

Первоначальный проект предполагал вооружение каждого крейсера двумя надводными и двумя подводными 381-мм торпедными аппаратами, однако в ноябре 1901 года Великий князь Алексей Александрович принял решение об отказе от установки на корабли водоизмещением до 10 000 тонн надводных торпедных аппаратов по соображениям безопасности. В результате этого на крейсерах «Олег», «Очаков» и «Кагул» были установлены лишь по два подводных торпедных аппарата калибра 381 мм.

Бронирование

В отличие от многих своих «современников», бронепалубные крейсеры типа «Богатырь» получили весьма серьёзное бронирование (по проекту масса брони составляла 765 тонн или около 11% от водоизмещения корабля). Толщина броневой палубы достигала 35 мм в плоской части и 53 мм на скосах, а над машинным и котельным отделениями она была усилена до 70 мм. В ряде источников утверждается, что толщина скосов на «черноморских» крейсерах достигала 95 мм, но, вероятнее всего, речь идёт о броне в области машинного и котельного отделений. Над машинами располагался броневой купол толщиной 32–83 мм. Башни главного калибра имели толщину стенок 89–127 мм и крыши – 25 мм. Бронирование казематов составляло 20–80 мм, подачи – 63–76 мм, барбетов – 75 мм, орудийных щитов – 25 мм. Боевая рубка, связанная с подпалубными помещениями шахтой с 37-мм броней, имела 140-мм стены и 25-мм крышу. Вдоль ватерлинии были оборудованы коффердамы, заполненные целлюлозой, быстро разбухающей при проникновении воды. По замыслу инженеров, водонепроницаемые переборки и горизонтальные платформы должны были обеспечить кораблю плавучесть и остойчивость.

006.jpg  Крейсер «Кагул» (до 25.03.1907 – «Очаков»)
 

Показательными в плане оценки броневой защиты корабля и его живучести являются результаты обстрела крейсера «Очаков» 15 ноября 1905 года корабельной и береговой артиллерией во время подавления восстания, вспыхнувшего на его борту. Всего в корабле отмечено 63 пробоины, особенно много повреждений появилось на уровне средней и батарейной палуб – здесь разрывами снарядов крепостной артиллерии, бившей по ватерлинии, разворотило правый борт в четырнадцати местах. Во многих местах была сорвана промежуточная палуба, разбиты бортовые коффердамы, пробиты шахты подачи снарядов и трубы для погрузки угля, разрушено множество помещений. Так, 280-мм снаряд, взорвавшийся в запасной угольной яме на скосе броневой палубы, сорвал с заклёпок и разворотил находившуюся над ней промежуточную палубу на протяжении десяти шпаций. Однако значительная часть снарядов так и не пробила палубу, а в машинном отделении отмечено всего два повреждения:

  • 254-мм снаряд с броненосца «Ростислав» попал в левый борт между броневой и промежуточной палубами, пробив наружную обшивку, коффердам, наклонную броню и сам броневой настил палубы толщиной 70 мм;
  • 152-мм снаряд пробил наружную обшивку между броневой и промежуточной палубами и прошёл через бортовой коффердам и гласис машинного люка толщиной 85 мм.

Расстрел «Очакова» доказал высокую устойчивость крейсеров типа «Богатырь» к артиллерийскому огню. «Очаков», перенёсший взрывы 152-мм снарядов в кормовом артиллерийском погребе и выгоревший практически дотла, сохранил остойчивость и плавучесть. Менее надёжной оказалась подводная защита крейсеров: 17 июня 1919 года крейсер «Олег», обстреливавший восставшие форты «Красная Горка» и «Серая лошадь», затонул в течение двенадцати (по другим данным – пяти) минут после попадания единственной торпеды, выпущенной с английского торпедного катера СМВ-4.

Энергетическая установка

Создание энергетической установки сопровождалось серьёзным концептуальным спором: подрядчик (германская фирма Vulcan A.G.) предлагал оснастить крейсер котлами системы Никлосса, призванными обеспечить высокую скорость, а главный инспектор механической части Российского императорского флота генерал-лейтенант Николай Гаврилович Нозиков настаивал на использовании менее скоростных, но более надёжных котлов Бельвиля, допускавших использование даже забортной воды. Рассмотрев оба варианта, МТК приняла компромиссное решение – обязать использовать при проектировании энергетической установки крейсера «Богатырь» котлы Нормана. В окончательном варианте корабль получил критикуемую как за низкую надежность, так и за низкую скорость двухвальную энергетическую установку из двух вертикальных паровых машин тройного расширения и шестнадцати котлов Нормана суммарной мощностью 20 370 л. с. Критики надёжности этой установки ссылаются на неоднократные нарекания командиров крейсеров на работу котлов Нормана. Однако, не отрицая факт нареканий, к ним следует относиться критически. Так, в соответствии с рапортом старшего механика крейсера «Кагул» капитана 1-го ранга В. Г. Максименко от 28 января 1915 года, причиной снижения хода крейсера являлось:

«Во-первых, – использование угольных брикетов, которые не могут почитаться за хорошее для полных ходов топливо, во-вторых, – неблагополучное состояние котлов, значительная часть которых проработала без чистки вчетверо больший срок (до 1270 часов), чем положено, и, наконец, в-третьих, – падение мощности и повышенный расход пара из-за того, что в цилиндрах высокого давления лопнули (при 124 об/мин) поршневые кольца».

В целом, проблемы с надёжностью энергетической установкой крейсеров типа «Богатырь» были вызваны скорее ненадлежащим уходом и плохим качеством топлива и воды, чем типом паровых котлов. Голословными представляются и заявления о низкой скорости крейсера из-за установки котлов Нормана вместо котлов Никлосса. Энергетическая установка крейсеров позволяла им развивать скорость до 24 узлов, тогда как оснащённый котлами Никлосса крейсер «Варяг» из-за частых поломок котлов на практике развивал скорость не более 23,75 узла вместо заявленных 26 узлов. Интересно, что самыми экономичными оказались вовсе не построенный в Германии «Богатырь», дальность хода которого при запасе угля в 1220 тонн составляла 4900 миль (при скорости в 10 узлов), не построенный в Петербурге «Олег» (те же 4900 миль, но с запасом угля 1100 тонн), а «черноморские» крейсеры (5320 миль при скорости в 10 узлов и запасе угля 1155 тонн).

Численность экипажа каждого из крейсеров типа «Богатырь» по проекту составляла 550 человек (в том числе, 30 офицеров).

Корабли типа «Богатырь» большинство специалистов считает одними из самых удачных бронепалубных крейсеров начала ХХ века. Однако сама идея использования крупных бронепалубных крейсеров оказалось ошибочной, так как во время Первой мировой войны флот нуждался в малых бронепалубных крейсерах водоизмещением около 3000 тонн и крупных броненосных крейсерах с башенными установками 203-мм орудий.

Боевая служба

При расчётах немецкие конструкторы исходили из предельного срока службы крейсеров типа «Богатырь» в двадцать лет (в соответствии с проектным заданием), но фактически «Очаков» и «Кагул» прослужили значительно больше, благополучно пережив три русские революции, гражданскую и Первую мировую войны («Кагул» успел принять участие и во Второй мировой войне). Наиболее ярким событием в истории этих кораблей стало Севастопольское восстание 1905 года, начавшееся 11 ноября во флотской дивизии и охватившее около 2000 матросов и солдат. Официальная советская историография посвятила этому восстанию массу произведений скорее пропагандистского, нежели исторического содержания, оставив в памяти читателей нерешительность возглавившего его лейтенанта Шмидта и рассказ о беспримерном мужестве экипажа крейсера «Очаков». При ближайшем рассмотрении картина событий оказывается не столь однозначной. В разгар восстания под контролем «революционных матросов», действовавших при полном попустительстве деморализованных офицеров, кроме недостроенного крейсера «Очаков» находились броненосец «Святой Пантелеймон», минный крейсер «Гридень», канонерская лодка «Уралец», минный заградитель «Буг», эсминцы «Свирепый», «Зоркий» и «Заветный», а также миноносцы №265, №268, №270. Неизвестно, чем завершилось бы восстание, если бы не выдержка и личное мужество генерала Меллер-Закомельского, сумевшего удержать под контролем единственный боеспособный броненосец Черноморского флота «Ростислав» и береговые батареи.

Само подавление восстания прошло, вопреки легендам, почти молниеносно. Судя по бортовому журналу броненосца «Ростислав», огонь по «Очакову» и «Свирепому» был открыт в 16 часов, а уже в 16 часов 25 минут в журнале была сделана запись: «Начался пожар на «Очакове», он прекратил бой, спустил боевой флаг и поднял белый». Судя по тому же журналу, «Ростислав» выпустил четыре 254-мм (один залп) и восемь 152-мм снарядов (два залпа). По показаниям находившихся на «Очакове» плененных офицеров, крейсер сделал не более шести ответных выстрелов. На этом «мужественное» сопротивление «Очакова» завершилось. В ходе боя в корабль попало 63 снаряда, что привело к пожару, отсрочившему вступление крейсера в строй на три года. Вопреки мифу, крейсер «Кагул» не принимал участия в обстреле своего систершипа, а рождение этого мифа связано с переименованием крейсеров в 1907 году. В соответствии с указом императора Николая I, за особое мужество, проявленное бригом «Меркурий» в бою с турецкими кораблями в мае 1829 года, в составе Черноморского флота должен был постоянно находиться георгиевский (гвардейский) корабль «Память Меркурия». Формально текст указа гласил: «Когда бриг сей приходит в неспособность продолжать более служение на море, построить по одному с ним чертежу и совершенным с ним сходством во всем другое такое же судно, наименовав его «Меркурий», приписав к тому же экипажу, на который перенести и пожалованный флаг с вымпелом». Но к началу ХХ века постройка парусного брига выглядела столь явным анахронизмом, что соблюдали не букву, а дух указа. В обстреле «Очакова» принимал участие не его систершип, а крейсер «Память Меркурия», заложенный ещё в 1883 году. После исключения старого крейсера из состава флота (это произошло 7 апреля 1907 года) его имя и георгиевский флаг 25 марта 1907 года (вероятно, речь идёт о дате по старому стилю) были переданы боеспособному крейсеру «Кагул», и тогда же достраивавшийся крейсер «Очаков» был переименован в «Кагул». В советской историографии это обычно трактуют как своеобразную месть царизма, запоздавшую на полтора года, но, вероятно, переименование было связано с желанием оставить в составе флота корабль, названный в честь фрегата «Кагул», отличившегося в Синопском сражении.К началу Первой мировой войны оба этих корабля входили в состав полубригады крейсеров, подчинявшейся командиру минной дивизии Черноморского флота.

007.jpg Крейсер «Память Меркурия» в годы Первой мировой войны
 

В первый раз крейсеры открыли огонь по неприятелю 22 октября 1914 года – «Кагул» произвёл бомбардировку так называемого Угольного района у пролива Босфор (в результате тридцати залпов с расходом двухсот тридцати 152-мм снарядов был потоплен турецкий пароход). Во время этого же похода находившийся в дозоре крейсер «Память Меркурия» обнаружил три транспорта, позднее потопленных кораблями русской эскадры. В дальнейшем крейсеры неоднократно привлекались для бомбардировок Босфора и борьбы с судоходством противника. Так, крейсер «Память Меркурия» за 33 месяца войны (с 29 октября 1914 по 31 июля 1917 года) произвёл 82 боевых похода и находился в море 307 дней. Наибольшей его удачей, видимо, следует считать обстрел 3 ноября 1916 года занятого немецкими войсками румынского порта Констанца, в ходе которого крейсер, выпустив в течение получаса 231 152-мм снаряд, уничтожил 15 нефтехранилищ из 37, подавил одну 152-мм береговую батарею, отразил два нападения гидросамолётов, а также уклонился от атаки подводной лодки и избежал столкновения с плавающей миной. В мае 1916 года оба крейсера приняли участие в Трапезундской операции, обеспечивая прикрытие транспортов, перевозивших из Мариуполя 127-ю пехотную дивизию (16 840 человек, 4208 лошадей и голов скота, 36 орудий, 1385 повозок и до 1000 тонн груза). В начале 1917 года оба крейсера были направлены на ремонт. В ходе последовавших революционных событий и начавшейся гражданской войны эти корабли неоднократно меняли флаги и названия. Так, «Кагул», переименованный 31 марта 1917 года в «Очаков», в период с 1 мая по 24 ноября 1918 года входил в состав военно-морского флота Германии, а позднее был передан англо-французскими войсками в состав морского флота Вооружённых сил Юга России, где 18 июня (по другим данным – в сентябре) 1919 года был переименован в «Генерал Корнилов».

008.jpg  Крейсер «Генерал Корнилов»
 

В апреле-мае 1919 года этот корабль участвовал в обороне Ак-Монайских позиций в Крыму, а в августе – играл ведущую роль в десантной операции по занятию белыми Одессы. В ходе эвакуации армии генерала Врангеля из Крыма 14 ноября 1920 года крейсер покинул Севастополь и осуществил переход в Бизерту, где 29 декабря был интернирован французскими властями. После признания Францией Советского Союза существовали планы по возвращению «Очакова» на родину, но переговоры завершились безрезультатно, и в 1933 году крейсер был сдан на слом. Находившийся в неисправном состоянии «Память Меркурия» 12 ноября 1917 года перешёл в состав флота Украинской державы, однако уже 16 февраля следующего года поднял красный флаг. Ввиду плохого технического состояния 28 марта 1918 года крейсер был сдан на хранение в Севастопольский порт, что, впрочем, не помешало ему вновь поднять украинский флаг (29 апреля). 24 ноября крейсер, к тому времени переименованный в «Гетьман Иван Мазепа» был захвачен англо-французскими войсками и передан в состав Вооружённых сил Юга России. В отличие от «Очакова», этот корабль не принимал активного участия в гражданской войне: 19 февраля 1919 года он был разоружён, а в период с 22 по 26 апреля на нём по приказу английского командования были подорваны главные механизмы. Практически бесполезный корабль ещё несколько раз сменил хозяев: 29 апреля 1919 года он был захвачен частями Красной армии, однако уже 24 июня вновь перешёл под контроль Вооружённых сил Юга России. Окончательно крейсер был захвачен «красными» 22 ноября 1920 года. В связи с отсутствием на Чёрном море других крупных кораблей «Память Меркурия» решили восстановить и включить в состав Рабоче-крестьянского флота в качестве учебного крейсера. Капитан 1-го ранга П. И. Петрова писал:

«На кораблях были взорваны главные машины, котлы и водонепроницаемые переборки. Все вспомогательные механизмы полуразрушены и покрыты ржавчиной. Прежде чем восстановить крейсер, нужно было вынести сотни тонн взорванного металла и тысячи тонн застоявшейся вонючей жижи».

Но даже несмотря на столь плачевное состояние крейсера, в одном из его котлов удалось поднять пар. В ходе ремонта на корабле было установлено новое вооружение: шестнадцать бывших в употреблении 130-мм орудий (шесть орудий с разоружённых канонерских лодок Азовской флотилии, шесть – с затонувшего в Севастополе линкора «Императрица Мария» и четыре – с крейсера «Богатырь»), три 76-мм зенитных орудия Лендера, две 47-мм пушки и четыре пулемёта "Максим". Кроме того, удалось восстановить десять котлов, благодаря чему корабль мог развивать скорость до 17 узлов, а дальность плавания достигала 1050 миль на полном ходу и 3000 миль при скорости 12 узлов. 1 мая 1923 года корабль, в очередной раз получивший новое название («Коминтерн»), поднял флаг и был принят в состав Черноморского флота, флагманом которого он числился с весны 1921 года.

009.jpg Крейсер «Коминтерн» во время восстановительного ремонта в Севастополе, 1923 год
 

Являясь условно боевым кораблем, «Коминтерн» совершил официальный визит в Стамбул и принял участие в съёмках фильмов «Броненосец Потёмкин» и «Разлом». В 1930 году его переквалифицировали из учебного крейсера в учебный корабль (фактически статус был измёнен с учебно-боевого на учебный) и переоборудовали – были демонтированы орудийные башни (вместо них установили одиночные 130-мм орудия), шесть 130-мм орудий на шкафуте (заменены на четыре 76-мм орудия) и четыре носовых паровых котла (на их месте оборудовали учебные классы).

010.jpg  Схема учебного крейсера «Коминтерн», 1931 год
 

Накануне Великой Отечественной войны корабль вновь вернули в боевой состав флота, переоборудовав в минный заградитель, способный принимать на борт 120–160 мин.

011.jpg  Крейсер «Коминтерн» после капитального ремонта 1931 года. С корабля уже снята носовая труба
 

В июне 1941 года «Коминтерн» находился в Одессе, выполняя функции флагманского корабля Северо-западного отряда Черноморского флота. Крейсер принимал участие в артиллерийской поддержке войск, оборонявших Одессу, что привело к полному износу орудий главного калибра. «Коминтерн» дважды привлекался для эвакуации войск из Одессы в Севастополь: 7 сентября 1941 года он перевёз в Севастополь 544 раненых, а 7 октября – ещё полторы тысячи военнослужащих. В дальнейшем корабль выполнял задания по снабжению и переброске войск Крымского фронта. 2 июля, в ходе налёта немецкой авиации на Новороссийск, «Коминтерн» получил прямое бомбовое попадание, которое привело к тяжёлым повреждениям и вызвало пожар. При этом было убито и ранено 69 человек. Повреждённый корабль ушёл в Поти, где две недели спустя получил новое попадание – авиабомба прошла через котельное отделение и, пробив обшивку, ушла на дно. Вода начала заполнять отсек через пробоину, и чтобы избежать взрыва котлов, машины пришлось остановить. В дальнейшем команде удалось прекратить поступление забортной воды, подведя под отсек пластырь и осушив его, но отсутствие ремонтной базы не позволяло осуществить ремонт повреждённого корабля, и 10 октября 1942 года, он, вместе с тремя недостроенными транспортами, был затоплен в устье реки Хоби, создав таким образом брекватер. Спустя четыре месяца корабль был официально исключён из списков военно-морского флота СССР.

Изначально крейсеры типа «Богатырь» строились для проведения рейдерских операций на удалённых коммуникациях Британской империи (в союзе с германскими военно-морскими силами), но, по иронии судьбы, были вынуждены воевать на замкнутых пространствах Балтики и Чёрного моря против германского и турецкого флотов. И всё же, несмотря на полную смену специализации, крейсеры, благодаря грамотности русского морского командования, проявили себя как эффективные боевые единицы.

:Smile_honoring:

  • Плюс 11
  • Плохо 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
1 099
Dilandualb
6 362 публикации
4 776 боёв
Сегодня в 13:01:31 пользователь IronHandOf сказал:

ХХ века. Изначально они строились для проведения рейдерских операций на удаленных коммуникациях Британской империи (в союзе с германскими военно-морскими силами)

 

Чего-чего-чего?...

 

Какими на фиг германскими военно-морскими силами? На момент постройки "Богатырей", Германия была основным потенциальным противником.

 

Я уж не говорю о том, что функции "Богатырей" - это разведчики при эскадре. Какие из них рейдеры, с дальностью 4000 миль?!

Изменено пользователем Dilandualb
  • Плохо 2

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
16 565 публикаций
577 боёв
Сегодня в 14:32:07 пользователь Dilandualb сказал:

Я уж не говорю о том, что функции "Богатырей" - это разведчики при эскадре. Какие из них рейдеры, с дальностью 4000 миль?!

В общем-то 4900 на 10 узлах...

 

В ТТЗ 6000-ков закладывались рейдерские задачи, только с ограниченной дальностью.

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
3 843 публикации
В 20.01.2018 в 13:01:31 пользователь IronHandOf сказал:

Являясь условно боевым кораблем, «Коминтерн» совершил официальный визит в Стамбул и принял участие в съёмках фильмов «Броненосец Потёмкин» и «Разлом». В 1930 году его переквалифицировали из учебного крейсера в учебный корабль (фактически статус был измёнен с учебно-боевого на учебный)

Разве он в перворанговых некоторое время не походил? 

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах
833 публикации
1 550 боёв
В 20/01/2018 в 14:01:31 пользователь IronHandOf сказал:

                               Крейсеры типа «Богатырь» считаются одними из самых удачных бронепалубных крейсеров начала ХХ века. Изначально они строились для проведения рейдерских операций на удаленных коммуникациях Британской империи (в союзе с германскими военно-морскими силами), но, по иронии судьбы, были вынуждены воевать на замкнутых пространствах Балтики и Чёрного моря против германского и турецкого флотов

Спасибо- было интересно почитать

  • Плюс 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Эту страницу никто не просматривает.

×