Перейти к содержимому

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'литература'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Важные темы
    • Новости
    • Обратная связь
    • Новости разработки
  • Игровой раздел
    • Новичкам
    • Корабли в игре
    • Руководства
  • Сообщество
    • Обсуждение World of Warships
    • Общение на свободные темы
    • Творчество
    • Волонтёры
    • Встречи и мероприятия
  • Технические и финансовые вопросы
    • Технические вопросы
    • Финансовые вопросы
  • Моды и софт
    • Модификации клиента
  • Состязания
    • Конкурсы
    • Турниры
    • Ранговые бои
  • Клановый раздел
    • Вербовочный пункт
    • Клановые бои
  • История
    • Кораблестроение
    • Общая история
  • Супертест
    • Все о супертесте
  • Общий архив
    • Архивы разделов
  • Информация Wargaming.net
    • Правила
    • Вакансии Wargaming.net

Календари

  • Боевые задачи
  • Премиум магазин
  • Игровые события
  • Конкурсы
  • Общий тест
  • Скидки

Искать результаты в...

Искать результаты, которые содержат...


Дата создания

  • С

    По


Последнее обновление

  • С

    По


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • С

    По


Группа


AIM


MSN


Website URL


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Увлечения

Найдено 11 результатов

  1. Как человек, зависимый от чтения, иногда сталкиваюсь с вопросом - что же почитать. Посидев в поиске часик, не нашел такой темы у нас на форуме, за исключением небольшой темки в закрытом АТ разделе. Посему, давайте делиться хорошими книгами на любую тематику и без ограничений по жанрам. Если хотите немного рассказать и обсудить книгу, то прячьте сюжетные повороты (кто преступник и т.д.) под спойлер. Название - выделяем, пишем автора и вкратце о сюжете. Начну с классики. Золотой теленок Евгений Петров,Илья Ильф "Воскресший" великий комбинатор разрабатывает операцию по отъему денег у подпольного миллионера Корейко. Перечитываю каждый год, юмор не теряет своей искрометности. Шедевр!
  2. Доброго времени суток уважаемые форумчане! Вообще, эту тему стоило бы создавать несколько лет назад, когда в рандоме была такая замечательная вещь как форты. Впрочем она в операциях есть и сейчас, а по сему - пусть будет. Война на море как известно - это не только зрелищные поединки между кораблями. Это и часто поединки морских гигантов с сухопутными укреплениями. И о этой битве в том числе, повествует фильм который снят по книге, не раз уже упоминавшейся на нашем форуме. Фильм 1961 года, режиссёра Джея ли Томпсона, по книге Алистера Маклина к кораблям имеет прямое отношение, ведь съёмки проводились у города Розенбурга, на батарее в районе Хук-ван-Холланд на территории Голландии, где в одиночных установках LC/37 стояли 283мм орудия башни линкора "Гнейзенау", снятые с него после полученных в 1942 г. повреждений. А сей замечательный корабль в нашей игре имеет место быть. Ну и в целом кораблей в фильме хватает. Фильм этот посвящён сравнительно малоизвестной, но важной странице Второй Мировой войны. Шёл 1943 год... Год переломный в войне, во всяком случае на Европейском ТВД. В начале февраля капитулировала окружённая немецкая армия в Сталинграде. В июле-августе захлебнулось немецкое наступление на Курской дуге. В это же самое время состоялось открытие второго фронта в Европе - высадка на Сицилии и в Италии, в итоге которых Италия в начале сентября 1943 года капитулировала. Тогда же итальянские войска покинули архипелаг Додеканес, принадлежавший ей со времё Итало-Турецкой войны 1911-12 годов. Великобритания решила захватить острова, чтобы использовать их как базу для освобождения оккупированной Греции. Войскам союзников удалось захватить большую часть островов, и при том бескровно но на Родосе всё пошло не по плану. 9 сентября британская делегация во главе с Джорджем Джеллико была сброшена парашютом на Родосе, чтобы убедить итальянского командующего Кампиони присоединиться к союзникам. Не дожидаясь решения итальянцев, расположенная на Родосе штурмовая дивизия Ульриха Клеманна напала на итальянский гарнизон, и заставила их сдаться, 10 тысяч итальянских солдат перешли на сторону немцев и фашистских лоялистов не признававших капитуляцию. Десять дней спустя немцам удалось выбить британские войска с острова Кос, что стало поворотным моментом операции - лишившись авиационного прикрытия британские, греческие и итальянские войска сделались мишенью для массированных налётов Люфтваффе, и постепенно выдавливались с островов. Провал Додеканесской операции - стал последней крупной победой Оси во Второй Мировой. Одна из групп британских солдат была заблокирована на острове Керос, и этим событиям и посвящён разбираемый нами фильм. Группе британских «коммандос» приказано уничтожить немецкую береговую батарею с парой крупнокалиберных орудий, расположенную в труднодоступном и хорошо охраняемом каземате на острове Наварон в Эгейском море. Уничтожение батареи позволит провести мимо острова британский конвой, направленный для срочной эвакуации британских солдат. Попытки уничтожения орудий, скрытых в глубине скального массива острова и охраняемых с суши отборными войсками альпийского корпуса вермахта, а с воздуха зенитной артиллерией и истребительной авиацией люфтваффе, неоднократно проводились британскими войсками и ранее, однако потерпели сокрушительную неудачу. Мрачный утес оказывался неприступен и опасен. Пушки, расположенные на острове, с чудовищной меткостью поражали корабли британского флота. Эвакуация гарнизона Ксероса оказалась на грани срыва.В этих условиях командование союзных сил на Ближнем Востоке принимает решение направить на Наварон диверсионную группу, возглавляемую майором Роем Франклином и его старым товарищем Китом Меллори, известным в довоенное время альпинистом. В состав группы были отобраны опытные солдаты — капрал Миллер (подрывник, а в былые годы профессор), Кейси Браун по прозвищу "Мясник" (опытный моряк и механик), юный Спиро Паппадимос, некогда уехавший из Греции в Америку, а также грек Андреа, в прошлом полковник греческих вооруженных сил и непримиримый антифашист. Они должны сделать невозможное — взобраться на остров по отвесной скале, ранее считавшийся абсолютно неприступной, проникнуть вглубь Наварона, при поддержке местных подпольщиков пробраться в немецкий форт, где базируются опасные пушки, и взорвать эти орудия. Немного скринов из фильма: Возможно менее сонные люди даже смогут идентифицировать что-то помимо Каталины и Штуки Сам фильм (возможно будет заблокирован, хотя я знатно колдовал с файлом что-б этого не было): Скачать можно по ссылке вот тут. Фильм полностью на русском языке! Приятного просмотра! Ну и на всякий случай, ссылки на прочие исторические фильмы и не только, связанные с историей флота которые я тут выкладывал, вдруг кто чего пропустил: Следите за нашими темами, нас ждёт ещё много всего достойного и просто интересного!
  3. Доброго времени суток, уважаемые форумчане. Из-за долгих путешествий по России и всяческих кампаний - давненько нормально не появлялся на форуме и не радовал вас разнообразными фильмами про историю флота. И сегодня порадую вас пожалуй одним из самых необычных на эту тему. Начну издалека. Дон Кихот Ламанчский, нет человека в мире который бы не слышал это имя, и мало людей которые не читали знаменитого романа о нём. Но не многие знают о том как сей бессмертный герой литературы связан с морем - а связан он вот как - отец этого героя, Мигель де Сервантес - один из величайших писателей в истории был отнюдь не просто рыцарем пера и бумаги. Он ещё и ветеран, да чего - битвы при Лепанто - пожалуй самого кровавого, и самого судьбоносного морского сражения во всей европейской истории XVI века. И сегодня, хочу представить вам фильм посвящённый этой далеко не самой известной, но крайне интересной теме. Фильм "Сервантес", режисёра Винсента Шермана, вышел на экраны в 1967 году, и прошёл как-то незамеченным критиками и широким зрителем. Во многом, за исключением собственно эпизода битвы при Лепанто - из-за полувымышленного сюжета. Сюжет фильма таков: двадцатидвухлетний идальго Мигель де Сервантес приезжает в Рим. Он беден, талантлив, порывист и целеустремлен. В первый же день ввязывается в дуэль. Сходу устраивается секретарем папского легата кардинала Аквавивы. Между делом кружит голову знаменитой куртизанке Джулии. Выполняет поручение папы — оттягивает встречу посланника султана Селима с королем Филиппом II, чтобы успеть подготовить крестовый поход. Турки тем временем не теряя этого самого времени вырезают на Кипре 2000 христиан. Тогда Сервантес добивается встречи с Филиппом и требует объявить войну. Начинается война и он становится героем битвы при Лепанто, которую эпически выигрывают, но сам получает ранение и попадает в плен к врагу. В плену тем не менее он пользуется невиданным почетом и уважением, дружит с властителем Алжира - беем Хассаном. Позже он поднимает восстание рабов, которое будет жестоко подавлено. Его приговаривается к смертной казни, но в последний момент он ускользает из лап смерти, выкупленный, скинувшимися по такому случаю, рабами Алжира. И под фанфары отплывает в Испанию, где потом напишет "Дон Кихота". В роли самого Сервантеса - Хорст Буххольц, Джида Лоллобриджида в роли куртизанки Джулии, Фернандо Рей в роли короля Филиппа II, Хосе Феррер в роле Хассан-бея, и Луи Журден в роли кардинала Аквавивы. Ну и стоит думаю рассказать о собственно ключевом событии фильма - самой битве. Немного предыстории - давным давно, на закате Средневековья остров Кипр был независимым королевством. Последняя королева его — Катерина Корнаро — в 1489 году передала Кипрское королевство Венецианской республике, и с той поры остров управлялся как заморское владение Венеции. Султан Селим II, придя к власти, решил захватить Кипр (существует легенда, что причиной этому была любовь султана к хорошему кипрскому вину). С начала 1568 года в Венецию начали поступать тревожные известия: турецкие агенты начали разжигать недовольство среди населения Кипра, турецкие корабли разведывали кипрские гавани, султан заключил с императором Священной Римской Империи Максимилианом II восьмилетнее перемирие, высвободив тем самым свои войска… В январе 1570 года венецианский посланник в Стамбуле был вызван к великому визирю Сокколу Мехмет-паше, который объяснил, что султан считает Кипр исторически неотъемлемой частью Османской империи. Вскоре последовали массовые аресты венецианских купцов и захват их судов в гавани, а 28 марта посол отправил специальный ультиматум дожу: либо Венеция должна добровольно сдать Кипр, либо Османская империя отнимет у неё остров силой. Венецианцы попросили дать им время подумать, разослали просьбы о помощи, но остальная Европа мямлила им что-то невразумительное в ответ. Кто-то ссылался на то что отлучён от церкви, у кого-то перемирие с турками ещё на несколько лет, у кого-то еретики восстали... У кого-то вообще хата с краю, ему далеко. В итоге в 1570 году венецианцы и их единственные союзники - мальтийские рыцари были разбиты, Кипр взят, все кто сопротивлялся - вырезан. Турки начали набигать в Адриатику, грабить итальянское побережье и блокировать Корфу - главную крепость запиравшую вход в Адриатику. Создалась реальная угроза турецкого вторжения в Италию, и в ответ на это - в мае следующего 1571 года Христианский мир, реагируя на турецкую угрозу, заключил в Риме альянс известный как Священная Лига, в который вошли Венеция, Испания и Папская область (плюс Генуя, Парма, Савойя, Тоскана, Неаполь, Сицилия и Мальтийские рыцари). И выдвинулся наказывать турок. Под общим командование Хуана Австрийского, сводного брата короля Филиппа II Испанского, 7 октября 1571 года в Коринфском заливе, возле порта Лепанто, сошлись христианская и турецкая эскадры. Силы объединенной Священной лиги представляли собой самый сильный и многочисленный флот, который когда-либо видела Европа. Всего собрался флот численностью около 300 различных судов, из них 108 венецианских галер, 81 испанская галера, 32 галеры, выставленные за счёт папы римского и других итальянских государств, кроме того, в состав флота входили 6 огромных венецианских галеасов. Турецкий флот насчитывал примерно то же количество судов: около 210 галер и 66 галиотов. Общая численность экипажей считая абордажные команды доходила до 90 тысяч человек с обеих сторон. Берег, до времени скрывавший силы противников, низменный, и испанцы раньше увидели паруса турецкого флота. Туркам же обнаружить гребные суда союзников было гораздо труднее. Всё же турки заметили христиан и стали выстраиваться в боевой порядок. Оба флота двинулись вперёд. Согласно некоторым источникам, союзники намеренно выдвинули вперёд тяжёлые галеасы, а затем подтянули к ним основную часть галер, чтобы в момент столкновения встретить турок единым фронтом. Турки же двигались одной линией, и когда пришёл момент столкновения, их лёгкие галеры оказались впереди, а медленные галиоты отстали. После соприкосновения флотов одновременно возникли три очага борьбы. Левое крыло союзников из-за незнания местности и из опасения сесть на мель держалось поодаль от берега. Турки же воспользовались этим. Галеры из правого крыла обошли союзников вдоль берега и атаковали с тыла. Часть турецких галер вклинилась между центром противника и его левым крылом. В результате весь левый фланг христиан оказался в окружении. Барбариго был вынужден принять абордажный бой в окружении, но сразу же сказалось преимущество союзников в вооружении и в количестве абордажных команд. На каждой галере союзников было не менее 150 солдат, а турецкие суда на этом участке располагали лишь 30—40 абордажными солдатами на борту. После полудня турки, окружившие более сильного Барбариго, были разгромлены. Окружение противника ничего не дало. В центре, где столкнулись главные силы соперников, бой носил упорный характер. Главными целями атаки стали флагманские галеры дона Хуана Австрийского и командующего турецким флотом Али-паши. В конце концов Али-паша был убит в перестрелке. Его голову подняли на длинную пику, что вызвало панику среди турецких матросов. Центр турок стал поддаваться и отходить. Командующий левым крылом турецкого флота Улудж Али совершил следующий маневр — с большой частью своего крыла он повернул к центру и ударил сбоку по силам Хуана Австрийского. С флагманской галерой Али-паши было уже покончено, и Хуан, ломая общий порядок, стал поворачивать навстречу кораблям Улудж Али. Одновременно вступил в бой резерв союзников под командованием маркиза Санта-Крус. Командующий правым флангом союзников Дориа также повернул и стал приближаться к центру боевого порядка союзников, прямо на Улудж Али. Корабли Улудж Али могли оказаться в окружении, поэтому он стал выходить из боя. Тем не менее, до того как уйти с места сражения, он успел захватить флагманскую галеру мальтийцев. Поражение турок было полным. Турки потеряли 224 корабля, в том числе 117 было захвачено союзниками. На турецких кораблях было захвачено и освобождено 12 тыс. невольников. Около 30 тысяч турки потеряли убитыми во время абордажей и перестрелок, и около 10 тысяч гребцов ушло на дно вместе с галерами. Потери христиан составили около 8 тысяч. Ну и отличился там упоминаемый нами Мигель де Сервантес, который командовал взводом испанских солдат на галере "Маркиза". Сервантес был несколько раз ранен: в грудь и в левую руку, которая потом бездействовала у него всю жизнь. Битва при Лепанто стала крупнейшим морским сражением донаполеоновой эпохи, и что немаловажно показавшим - что непобедимых доселе турок можно побеждать. Битва произвела огромное впечатление на современников и нашла своё отражение во всей европейской культуре. Сервантес во введении к "Назидательным новеллам" писал о себе в третьем лице: "в морской битве при Лепанто выстрелом из аркебузы у него была искалечена рука, и хотя увечье это кажется иным безобразием, в его глазах оно прекрасно, ибо он получил его в одной из самых знаменитых битв, которые были известны в минувшие века и которые могут случиться в будущем…" Крупнейший испанский поэт того времени Фернандо де Эррера откликнулся на сражение восторженной "Песнью о победе при Лепанто"; множество других поэтов Испании и Италии прославляли победителей и прежде всего — дона Хуана Австрийского. Эта победа во многих странах Западной Европы рассматривалась не просто как какая-то там победа в каком-то морском сражении, нет - а как важнейшая победа всего Христианского мира. Тицианом по заказу Филиппа II были созданы картины-аллегории "Испания приходит на помощь религии" и "Филипп II после победы при Лепанто вручает Небу дона Фернандо". Венецианский художник Паоло Веронезе создаёт одну из первых в истории полномасштабных картин на тему морских битв. Даже шотландский король Яков, сын Марии Стюарт, воспитанный в протестантизме, в детстве написал и издал (1591) поэму в честь сражения, чем вызвал конфликт с шотландским духовенством, возмущённым тем, что король, "подобно наёмному поэту", пишет поэму "в честь иностранного папистского бастарда". В память битвы в 1572 году римским папой Пием V введён католический праздник, который с 1573 года (уже при папе Григории XIII) получает название праздник Девы Марии — Царицы Розария, ставший де-факто первым практически общеевропейским (по крайней мере для католиков) днём победы. Собственно эпизод с самой битвой из фильма: Весь фильм целиком: Скачать можно по ссылке вот тут. Фильм полностью на русском языке. Перевод закадровый, одноголосый. Маленькое дополнение: Несколько упомянутых картин на тему: Ну и на всякий случай, ссылки на прочие исторические фильмы и не только, связанные с историей флота которые я тут выкладывал, вдруг кто чего пропустил: Следите за нашими темами, нас ждёт ещё много всего достойного и просто интересного! Небольшое дополнение:
  4. Дважды ст. лейтенант запаса (первый раз звание ст. лейтенант присвоено приказом МО СССР, второй раз такое же звание присвоено приказом МО Украины). Конно-водолазные войска или военно-морской санаторий. История эта началась с вызова в Особый или, как он назывался официально, Первый отдел нашего НИИ. Дедушка-особист с ласковой улыбкой на губах и стальным блеском в глазах с порога ударил меня вопросом: - Значит, уклоняемся от выполнения долга? Полное недоумение, написанное у меня на лице, видимо удовлетворило его: - Немедленно убыть в Центральный военкомат. Директор института в курсе. Майор в военкомате взглянув на меня, нехотя произнес: - Направляетесь на военные сборы. На мои слабые отнекивания по поводу важной работы и предполагаемого отпуска, он улыбнулся: - Да это всего на 14 дней. - А куда и когда? Улыбка у майора стала еще шире: - В Измаил и сегодня же отбыть. Поезд через 4 часа. Да не огорчайся – это почти военно-морской санаторий. А вот если откажешься или попытаешься спрятаться, тогда пошлю на 90 суток в Кронштадт. А вот это уже было серьезное предупреждение. Видно майора очень поджимали сроки отправки очередной партии «партизан» если он так начал пугать. Ведь направление в кронштадскую учебку считалось одним из самых тяжелых наказаний для уклонистов от военкомата. Среди тех, кто был на «скачках» бродили страшные истории про учебные сборы в Кронштадте. Это пугающее мероприятие проводилось в одном из учебных отрядов Балтийского флота, расположенном на территории полузаброшенного старого форта в миле от берега. Единственная дорога с острова шла по наплавному мосту, вахту на котором стоял неподкупный наряд. Каждое утро начиналось с пробежки вокруг форта. Вы только представьте себе толпу из двух сотен мужиков в возрасте, с животами и лысинами, бегущую километровую дистанцию! А движение в столовую строем и с песнями! И это офицеры в возрасте от 25 до 45 лет со званиями от лейтенанта до капитана 3 ранга включительно…. Увольнительные на берег давались раз в неделю и только для отличников учебной подготовки. Никакой выпивки! Отбой и подъем по ревуну! Занятия проводились на полном серьезе, с ведением конспектов и сдачей зачетов с экзаменами. Экзамен не сдан – сборы не засчитаны и если уж очень насолил военкомату, то могли направить сразу и на второй круг. По закону на сборы можно было призывать максимум на 90 суток в году, но только если командование части засчитывало их, а вот если не засчитывало…. То ничто не мешало направить партизана еще раз туда же. Короче, я проникся последствиями уклонения от «скачек» и пошел оформлять проездные документы. Скорость, с какой мне их оформили, вызвала недоумение. Или я такой незаменимый, что без меня флот просто не может функционировать или начинается тихая мобилизация. И вообще, что делать лейтенанту с ВУСом по кабельным сетям связи во флоте? Радовало одно – форма, кораблики, волны и якоря. И вот я на вокзале в Измаиле. Сразу заметил еще двух человек с таким же, как у меня огорошенным видом. И спрашивали они у прохожих тот же адрес, что интересовал и меня. - А-ааа, так это Вам на бербазу! Прямо, направо и еще раз направо. Там уже Вас ждут. Да уж, санаторий для шпиона. Все знают, что находится по этому адресу и зачем мы здесь. Подошел, закурили. Первый вопрос: - С какого военкомата? - Та, с разных. Выдернули с работы як на усрачку и засунули сюда. Береговую базу №1200 нашли сразу. Невысокий каменный заборчик с колючкой в одну нитку, тополя, одноэтажные бараки санаторного вида и запах свинарника. Первое впечатление не очень, как-то все местечково и несерьезно по сравнению с Севастополем. Внешний вид такой же, как у дома отдыха средней руки. На КПП малогабаритный вахтенный матросик восточного вида, молча пропустил на территорию. Хотя бы для приличия документами поинтересовался! Куда идти и что делать непонятно. Пришлось обратиться к первому попавшемуся мичману. Даже не глянув на документы и предписания, он махнул головой: - Ваши все собираются в 3-м кубрике. Нашли и этот кубрик – одноэтажный барак коек на 30-40. В углу гора панцирных кроватных сеток и кроватных спинок. Народ в количестве 7 человек сидит на тумбочках и подоконниках, дымит и делится впечатлениями, где и какой в Измаиле кабак, как оно в «Голубом Дунае» и на «Морвокзале» и зачем мы вообще тут нужны. Перезнакомились, почти все с Одессы и Ильичевска, пара человек с Болграда и Кишинева. Местный абориген всего лишь один. И никто не знает, зачем мы здесь. Из старых «партизан» неоднократно «скакавших» только два человека успокаивали нас: - Тихо ша! Радуйтесь, что вы сюда попали… отдохнем по полной. Наконец появляется кто-то из начальства – какой-то капитан 3 ранга, как потом узнали – зам. начальника мобилизационной группы капитан 3 ранга Валентин Павлович Ш.. Он собирает у всех предписания и военные билеты. Пересчитав нас по головам, тяжело вздыхает: - Перестарались – прислали двоих лишних. Та-ааак, сейчас следуйте за мичманом на вещевой склад, получайте довольствие. Звания свои все помнят? Со звездочками не ошибитесь. Завтра в штабе узнаете остальное. Прибыть в штаб к 9.00. Тут с наших кто-то не выдерживает: - А закуску когда раздавать будут? - Вы бы лучше о насущном подумали. Оборудуйте спальные места сначала. Сегодня сухим пайком побалуетесь, а на довольствие уже завтра поставим. Сухой паек – это было громкое название для 5 пачек печенья «Шахматное» и чайника с чаем на всех. Собираем кровати, выбирая не очень продавленные сетки, делим места – кто у окна, кто у стенки. Кто-то открывает форточку и с ругательствами тут же ее захлопывает. Сильно завоняло свинарником, который, естественно, и находился сразу за переборкой. Появился матрос с ведром и «русалкой», молча поставил в угол и ушел. Народ начинает бухтеть: - Мы что, еще и приборку сами делать должны? Бредем на вещевой склад, мичман - начальник склада спрашивает размеры и выдает шинели, фуражки, кители, брюки и ботинки (настоящие скособоченные «гады»). И, конечно, по два вафельных полотенца. Все имущество даже не второго, а третьего срока. Рабочие кителя образца 50-х годов, брюки протерты настолько, что напоминают кисею. Со словами: «Сами разберетесь, кому и сколько цеплять», мичман выдает один на всех бумажный кулек со звездочками. Меряем форму, подшиваемся, цепляем звездочки. Да-ааа уж, выглядим карикатурно. Особенно Вася с Болграда – рост больше двух метров. Как ему мичман не подбирал шинель, все равно она на нем выглядит как бушлат выше колен. Те, кто помоложе, превращают фуражки в мицы – укорачивают внутренние пружины. Не положено, конечно, но так прикольней – да и что нам могут сделать? Ботинки вызывают неподдельный смех, а когда на враче из-за своей ветхости и бесконечного срока расползаются форменные брюки, решаем, что будем ходить в своем. Самые неугомонные уже достали бутылку и булькают на тумбочке, закусывая захваченными из дома продуктами. Скрипят кровати, тушим свет – отбой… С утра стук в дверь, входит вестовой и звучит незабываемая фраза: - Товарышши афицэры, стол накрытъ, прошу завтракать! Народ удивленно крутит головой. Вот это да! Это вам не армия, а таки Флот! Выдвигаемся бодрой голодной толпой в пищеблок. При попытке сесть за столы, дежурный по столовой кричит: «Вам в кают-компанию!» Стоим толпой, пытаясь понять, что мы не так делаем и куда же нам идти. Наконец, кто-то замечает дверцу в пристройку с гордой надписью «Кают-компания». Заходим, места, конечно, маловато, но кое-как поместилось 10 едоков. В меню – то же печенье, повидло, невнятная каша и море чая. После завтрака абориген из наших ведет всю толпу партизан в штаб, он даже без адреса знает, где тут в Измаиле что. Идем толпой (о каком-то строе никто и не думает) – вид самый живописный. Домашние брюки с клешем в 30 сантиметров самых разных оттенков, полурасстегнутые шинели с выглядывающими из-под кителей свитерами. Кому-то фуражка сползает на уши, у кого-то сидит на самом темечке. Вот и калитка штаба. Вахтенный со штык-ножом пытается нас остановить, но ему даже не дают задать вопрос. - Ты что не видишь? Командиры идут! Так и проходим всей толпой. Мичман в стеклянном скворечнике около главного входа – дежурный по штабу - лениво кивает: - Вам на второй этаж. Раздеваемся, на вешалке, стоящей на первом этаже у лестницы почти нет места, одежда висит друг на друге, фуражки навалены горкой. Только две шинели висят отдельно, на фуражках ручного шитья капуста. Самые опытные с наших поучают: - Это комбрига и начштаба – не вздумайте занимать их крючки. Поднимаемся на второй этаж, находим самое большое и пустое помещение со столами, заходим и рассаживаемся. На стенах карты Черноморского и Средиземноморского ТВД и лики Политбюро. Судя по обилию морских карт, здесь размещается флагманский штурман. На школьной доске, висящей на стене кабинета, какие-то хитрые обозначения в виде кривых ежиков. Наконец появляется капитан 3ранга и сообщает нам, что мы теперь не просто партизаны, а штаб 511-й кадрированной бригады ОВР формирующейся 5-й ВМБ Черноморского флота и начинает делить нас на «чистых» и «нечистых». Народ ухмыляется: «Вот и стали мы большим начальством!» Выясняется, что среди нас есть все спецаки и даже переизбыток флагманских штурманов. Особенно колоритен начальник ПДСС – одни мускулы, как он себя называет – «главный физкультурник». Но по нескольким оговоркам и поведению заметно, что он чего-то недоговаривает и знает куда больше, чем все остальные – кстати, он незаметно исчезает после того, как становится ясно, что начальства у него нет. Диверсант он и есть диверсант. Больше никто в штабе его никто не видел, появлялся он только к утреннему подъему и объяснял, что проводил агентурную работу среди женщин, и очень удачно – накормили, напоили и обогрели. Больше всего не повезло (или наоборот повезло) СПСовцу, флагманскому доктору и ЗЭМЧу, их сразу захватили соответствующие специалисты штаба и уволокли по своим заведованиям. Они хоть по своим специальностям что-то интересное увидят. Что делать с оставшимися флагманскими штурманами, химиком, артиллеристом и со мной – флагманским связистом, начальство еще не решило. Так досидели до обеда и вернулись на бербазу. Обедали в кают-компании. Бачковой занес бачки с пищей: ешь - не хочу, добавки сколько угодно. Еда вполне приличная, можно даже сказать вкусная. Кто-то начинает травить про сборы партизан в армейских частях с банкой просроченной сайры на троих и мучительной изжогой после принятия пищи. Первый же вопрос дежурному по камбузу: - А где компот? А масло офицерское где? Мичман, тяжело вздыхая (он, видать, уже примерял это масло к своему холодильнику), выдает требуемое. Опытные партизаны тщательно принюхиваются к компоту, пробуют и выносят вердикт: - Брома нет – можно пить. После обеда святое – «адмиральский час», который мы плавно увеличиваем до трех часов (куда нам спешить? Командиров от командования отвлекать?), а потом опять в штаб. Тут уже приняли решение, что с нами делать – выдали секретные тетрадки и назначили руководителя наших сборов – какого-то старлея. Чему-либо нас учить никто не собирается – не до нас. Флагманский штурман капитан 3 ранга М. вместе с Ш. попытались помучить штурманов, но ничего не получилось. Один штурман был с Черноморского пароходства, второй - с Дунайского, так что они сами могли научить кого угодно. Я с удовольствием захватил со стола стопку брошюр с грифом «Для служебного пользования» с описанием навигационных происшествий и аварийных ситуаций в ВМФ. Вот это было чтение! «…. Гв. ракетный крейсер ХХХХХХ при отходе коснулся краснознаменного крейсера УУУУУ и снес ему….., ПЛ ТОФ нарушила государственную границу Японии, вошла в ее территориальные воды и находилась в них 3 часа. Вина штурмана – неправильно вел прокладку…». Руки так и чесались переписать все это, но, помня о Тайне, не сделал этого, о чем сейчас и жалею. Дали для того, чтобы нас хоть чем-то занять оперативные сводки о перемещениях флотов вероятного противника. От скуки в секретной тетрадке разработал план захвата Вены наличным составом бригады. Попутно выяснились подробности по нашей кадрированной 511-й бригаде ОВР. Когда стало известно, что в ее составе есть подвижная артиллерийская батарея, а водолазы ПДСС вместо плавсредств передвигаются на автотранспорте, наш химик выдал перл: - Я знаю, в какие войска мы попали – КОННО-ВОДОЛАЗНЫЕ! Так прошло несколько дней. Мои попытки найти флагманского связиста капитана 3 ранга Р., чтобы чем-то заняться не удались. Попытка прорваться на узел связи под лестницей – тоже, лишний свидетель-собутыльник им был не нужен, тем более количество *** для протирки было ограниченным. Наконец напросился к дедушке, который в одном из сараев-ангаров в глубине штабного двора ковырялся в какой-то радиоаппаратуре. Тот дал мне покрутить радиоприемник Р-670 возраст которого превышал мой. На перекурах у обреза в беседке штабное офицерство учило нас правилам поведения: - Как только увидите офицера с дипломатом в руке и при кобуре на ремне и с матросом с автоматом за ним – немедленно прячьтесь. А то этот СПСник с перепугу по незнакомому офицеру и выстрелить может. Особенно если Вас пиратов увидит. После обеда на бербазе поинтересовались у мичманов: - А чего матросики у вас на базе такие мелкие и почти все нерусские? - Так присылают таких, а куда его направишь? По-русски не очень и с образованием... В плавсостав нельзя – еще, не дай бог, что-то не туда покрутит. Вот и держат их три года на берегу в пожарном расчете на должности “куда пошлют”. В один из дней – событие. Въехал на базу автобус и из него посыпались… матросы, не матросы, офицеры - не офицеры, форма вроде наша, только «крабы» странные. Все восточного обличья и ма-аааленького роста. Самый высокий из них (где-то метр шестьдесят, видно за такой рост назначенный главным) выдал нечто вроде – Рмяувр!-, после чего они построились в колонну и двинулись в один из кубриков. - А это еще чего? Наше неподдельное удивление позабавило мичманов: - А это с секретного военно-морского училища. Есть тут под Измаилом такое. Готовят для Азии и Африки офицеров на наши кораблики. Эти вроде с Кампучии… Скука продолжалась, после обеда в штаб уже ходят только наши СПСовец и химик, а ЭМЧ с утра на заводе ковыряется в кишочках какого-то катера. Сходили осмотреть место, где была Измаильская крепость, откушали вина во всех наливных точках. По вечерам преферанс и настоящий военно-морской «козел» – с вставанием и отдачей рапОрта. Продолжаем пробовать местное *** - в среднем по литру на человека в день. Радует цена - рубль литр. Наконец, в один из дней насели на штатного старлея прикомандированного к нам: - А нельзя ли нам на боевые корабли посмотреть? А то в случае чего даже знать не будем, за какой поручень хвататься. Он долго отнекивался, видимо не хотел лишний раз попадаться на глаза начальству, но, наконец, решился и исчез в глубинах штаба. Отсутствовал почти сутки… - Получено добро на вывод всех Вас на штабной корабль. И вот он этот торжественный момент! Мы на боевом корабле. Кто-то напоминает про отдание чести флагу, но сходни ведут на спардек, а флаг на корме. Ладно, отмахиваемся вахтенному, удивленному такому количеству незнакомых офицеров. Командир, в чине старшего мичмана разрешает осмотреться, но предупреждает: - К каютам комбрига и НШ не приближаться, в помещение штаба не заходить – только ремонт сделали. Разбредаемся по помещениям, кого что интересует. Спускаюсь в радиоцентр, да-ааа… и это судно связи ССВ-10? Армейский Р-250 неуставного цвета, шкаф передатчика, на переборке огромный ручной антенный коммутатор от киловаттного радиоцентра, какая-то засекреченная УКВ станция и, о радость!, приемник Р-399. Оборудование как в радиоклубе средней руки школы ДОСААФ. Спрашиваю у лениво протирающего что-то старшины 2статьи разрешения покрутить аппарат. Он кивает, включаю, настраиваю и тут заходит какой-то кап-лей. Смотрит на то, что я делаю и спрашивает: - В цифровой технике разбираетесь? - Конечно, в НИИ только этим и занимаюсь. Ну, вот и занятие появилось, вскрываем УКВ станцию – находим, что там не так с цифровой шкалой, и, через полчаса опп-ля! Запускаем. Иду дальше, где-то на механизме замечаю старинный шильдик с немецкой надписью – понял только одно слово «Vien» - «Вена». Дальше по коридору дверь с металлическим окошком, почти как в кассе. Раз приоткрыто – заглянем. Тем более никто не может понять, что это за офицеры странного вида бродят по кораблю, может быть, нас какой комиссией считают, хотя мы своим внешним видом ни на какую комиссию не похожи, но, во всяком случае, не тормозят. Да это же вотчина ЗАСовцев! Интересно же, вхожу… кроме стола, стула и двух сейфов в каюте ничего нет. Оказывается, один из сейфов и есть пресловутый ЗАС. Открывается крайне интересно – сначала ключом вскрывается верхний замок, потом еще один ключ для внутреннего замка, открыть дверцу и крутить штурвальчик. И из глубины сейфа поднимается… по внешнему виду стандартный телеграфный аппарат СТА-2М. Да-ааа, уж.. ЗАС, прости Господи. Пошли смотреть на артвооружение, ну, спарка еще ничего, а вот штурвальчики 45-мм пушки закрашены краской намертво. - Как же вы из нее стреляете? - А это для салютов, когда ходим по Дунаю. Раз в несколько лет используем. А тем временем на корме матрос рубит топором блок мороженного хека. Точно, время обеда. Пристаем к командиру с просьбой покормить. Он морщится, но не отказывает. Тем более, что запас «горючего» у нас с собой. Чем хороши кителя старого образца – в карман спокойно помещается бутылка. С трудом все размещаемся в кают-компании. И тут на столе появляется то, что Дунай послал. Оказывается, боцман на ночь ставит сеть между причалом и бортом – так что рыбный стол очень хорош. Выпили, закусили, потравили байки. Смех вызвала попытка нашего артиллериста воспользоваться гальюном на рядом стоящем катере. Он был мужчина немаленький и объемный. Дверь он открыл и попытался войти, полтела вошло, а задняя половина никак – дверь не закрывалась. Так что все проходившие суда могли лицезреть голый зад флагарта. Маловаты помещения на бронекатерах. В общем, прошедшим днем остались довольны – хоть один день с пользой провели. Наступила суббота, в обед на столах появилась дунайская селедка. В ответ на наши удивленные вопросы, кап-лей который забрел пообедать с нами, усмехаясь, ответил: - Усиленное офицерское питание! На наш с подковыркой вопрос: - А где же *** к усиленному питанию? , последовал на полном серьезе ответ: - За углом пивные автоматы! И точно! В конце бербазы была проложена кирпичная дорожка, упирающаяся в забор. Колючка аккуратно смотана и повешена на крючок. Верх забора отполирован, а с другой стороны сделана аккуратная приступочка. Все для удобства страждущих! В воскресенье уже после отбоя в кубрик ввалились оба наши штурмана с ЗЭМЧ, пьяные вусмерть. На погонах у них красовалось по 5 (!) звездочек. После расспросов удалось выяснить, что они решили от скуки пошутить и в таком виде пошли в «Голубой Дунай», там, естественно, набрались, а когда ресторан закрылся, пошли тешить душу песнями и криками на пустынных улицах. Навстречу, как и положено в таких случаях – патруль. Мичман, начальник патруля попытался их задержать и отвести в комендатуру. Что тут началось! Штурман кричал: - Как стоишь перед старшим капитан-лейтенантом? За приставания к старшему по званию я Вас сдам в комендатуру! Мичман не мог понять, что происходит. Вроде офицеры, но вид какой-то странный, патруля не боятся абсолютно и качают права, хватают за руки и тащат в комендатуру. Короче, оторвавшись от обалдевшего патруля наши «партизаны» с трудом вернулись на базу. Наступил понедельник – никаких занятий, даже не пустили в здание штаба. Начальник штаба капитан 2 ранга И. выстроил нас во дворе. В окна пялились все любопытные, даже продавщица военторговского ларька вышла посмотреть на спектакль. Вальяжно, словно адмирал на смотру, прибыл комбриг М. и окинул орлиным взором нашу шеренгу. Да-аа, там было на что посмотреть. Стояли не по росту, форма одежды… брюки черные, коричневые и просто в полосочку, кашне всех оттенков, ботинки и туфли всех расцветок. Морды лица усатые, бородатые или просто опухшие. Особенно колоритно выглядел стоящий на правом фланге СПСовец Вася - шинелька выше колен, ярчайший красный шарфик, на голове пышнейшая кучерявая прическа, на самом верху которой сидела мица с загнутыми полями. Вид самый пиратский, как у банды анархистов в гражданскую войну. Видно было, что комбриг с трудом сдерживается. Наконец, после долгого молчания он выдал: - По поводу вчерашнего! Своим внешним видом и поведением вы позорите флот! Чтобы с сегодняшнего дня я Вас в городе гуляющими не видел! Народ недовольно загудел. Комбриг подумал и добавил: - Чтобы я в форме Вас в городе не видел! Вечером поползли слухи, что нас выгоняют. И из-за нашего поведения и из-за какого-то ЧП с человеческими жертвами. Ждут комиссию, а показывать нас комиссии – кому оно надо? Один из местных «партизан», сосед кого-то из штабных офицеров начал собирать деньги на ящик коньяка. Объяснял он это просто: - Это начальнику мобилизационной группы, припишет нас всех навсегда к Дунайской флотилии. Будем скакать только в Измаиле, а не в Кронштадте или Севастополе. Санаторий же! Ящик не ящик, но купили 10 бутылок коньяка, за это по щедрости своей нам проставили 14 суток сборов, хоть и «отскакали» мы всего неделю. На следующий день пошли сдавать обмундирование. Когда сдавал выданную под видом формы ветошь, обратил внимание, за что же я расписываюсь. Ы-ыыыы! Оказывается, мне были «выданы»: китель рабочий, тужурка выходная, рубашка форменная, тельник – 2шт., ботинки рабочие, туфли выходные и т.д. и т.п. Мичман светлым взором смотрел на меня… ну что ж, понятно, все хотят кушать. Вечером на проводы пришел начальник мобилизационной группы подполковник Виктор Иванович П. с оформленными документами. Выпили и хорошо выпили. Короче, мы остались довольны и нами остались довольны (кроме комбрига возможно). Незабываемые воспоминания о пребывании в рядах славной 116-й Бригады остались на всю жизнь!
  5. Доброе утро, уважаемое сообщество! Смотрю с интересом на не утихающие обсуждения уменьшения-увеличения влияния фугасных снарядов на броненосцы, а также бронебойных на эсминцы. Сам по натуре линкоровод, но, в последнее время, чаще выкатываю на морские просторы крейсера. Так как в юности очень сильно увлекался историей, и, в частности русско-японской войной 1904-1905 гг, то перечитал, в своё время, очень много разных художественных, исследовательских и других произведений разных авторов. Сегодня ночью мне, почему-то, вспомнился Новиков-Прибой. Полез я искать отрывок, который мне пришёл на память и вот, что нашёл: "Японцы применяли против нас фугасные снаряды, начиненные чрезвычайно сильным взрывчатым веществом. Это были как бы летающие мины. Для них увеличение расстояния имело лишь то значение, что терялась меткость стрельбы. Но от этого нисколько не уменьшалось их разрушительное действие. Правда, попадая в корабль, они не пробивали броневого пояса, но зато уничтожали все верхние надстройки, ломали приборы, производили пожары, выводили из строя орудия и личный состав. Часто командоры не могли вести огонь из башенных орудий по причине сильной задымлённости внутренних помещений, вызванной разрывом такого снаряда снаружи башни. Также, такой дым затягивался во внутренние помещения корабля воздуховодами принудительно, затрудняя действия экипажа не попадающего под прямой огонь противника. А мы стреляли по неприятелю бронебойными снарядами с затяжными воспламенительными трубками. Такие снаряды были приспособлены специально для разрушения брони. Но, прежде чем разорваться, они должны были впиться в броню и пробить ее на какую-то глубину. Значит, мы могли бы поражать противника с более близких дистанций. Чем больше возрастало расстояние до него, тем меньше действия производили наши снаряды, — они либо отскакивали от брони, как орехи от стены, либо раскалывались на несколько частей. Судя по "Авроре", в которую во время "гулльского инцидента" мы сами закатили несколько снарядов, большинство из них совсем не разрывалось, даже и в тех случаях, когда они пробивали борт неприятельского корабля. Мало того, сравнивая орудийные вспышки той и другой стороны, можно было сразу заметить, что японцы стреляли интенсивнее нас по крайней мере раза в два. И было несомненно, что наша эскадра, страдая от ударов противника, сама причиняла ему мало вреда. " Понятно, что на более высоких уровнях в боях участвуют корабли более поздних годов спуска на воду, с другими пушками, начинками для снарядов и т.д. Но, если приглядеться к кораблям Российского Императорского флота, выжившим после Цусимского боя, то можно заметить, что на палубах творился тихий ужас от применения фугасных снарядов: Не думаю, что в дальнейшем, при сражениях более позднего периода, воздействие огня было мене внушительным на всё то, что не пряталось за бронёй: ЗА, открытая палуба надстройки, антенны и т.д. Опять же, у того же Новикова-Прибоя есть описание момента, когда у матросов вызывала изумление возможность горения металла. Понятно, что горела краска, но, горела. Металл раскалялся, что не добавляло ему ни прочности, ни любви от рядом работающих людей. При этом, орудия основного калибра, и ПМК (названные так в игре) выглядели вполне пристойно: Хотя сам корабль напоминал обгоревшую головешку. К чему я всё это написал? Я не призываю сообщество к очередной ругани на тему ЛК, выжигаемых фугасами. Понятно, что в реальности ни один здравомыслящий эсминец не полезет в одиночку, даже под прикрытием дымов, атаковать пушками ЛК, закидывая его пожарами. Но, это - другая тема. А вот вопрос о том, что ЛК может сильно пострадать от пожаров - почему бы и нет? Тем более, опять же, глядя на Цусимский бой, японские крейсера вполне успешно закидывали пожарами, вызывая дальнейшее затопление, броненосцы. Или я опять путаю тёплое с мягким и притягиваю за уши реалии к игровой логике? Ещё возник вопрос об интенсивности стрельбы японских кораблей... Это так автору показалось, потому что он видел стрельбу японцев со стороны, а стрельбу своей эскадры только по всплескам воды от падающих снарядов или скорострельность у японцев всё-таки была повыше? Благодарю!
  6. В одном из форумов была упомянута книга одного из самых замечательных писателей Валентина Пикуля. Мало сейчас кто читает эти книги, да они с определенным уклоном на советскую власть и ее популизм, но тогда было другое время, другие люди и ценности. Если есть среди читателей форума любители этого автора, откликнитесь! Эти люди заслуживают отдельного уважения!
  7. Хотелось бы услышать Ваши отзывы по книгам Бунича И.Л. (точнее по его циклу книг из военно-морской истории) 1)Трилогия о "Таллинском переходе" ( https://ru.wikipedia.org/wiki/Таллинский_переход ) -Таллинский переход -1941. Балтийская трагедия. Агония -Катастрофа. Балтийская трагедия 1941 года
  8. Telryddar

    В.С. Пикуль

    Валентин Саввич Пикуль Писатель, который написал много хороший книг о русском флоте, книг которые берут за душу и заставляют и восхищаться и переживать кучу эмоций. Вот отрывок из одного романа, потом добавлю еще. "Я этого никогда не видел, но мне об этом рассказывали… Над океаном вдруг растет большой «гриб», верхушка которого почти касается туч. Это значит, что далеко за горизонтом торпедирован транспорт, груженный взрывчаткой. Его разнесло буквально в атомы, но сила взрыва и гром его неслышно растворились под куполом неба. Проходит минута, вторая… вода вдруг на много миль покрывается неприятной рябью, и слышится тихий шелест, будто ты попал в парк, где опадают осенние листья. В этом шелесте невольно чудится шепот – ощущение такое, будто погибшие за горизонтом торопятся что-то договорить живым – свое последнее, очень важное. Так гибнут люди, везущие взрывчатку. И дьявол побери эту взрывчатку! – ведь даже взрыва не слыхать – только тихий шелест, только нежный шепот, только рябь на воде, тревожная и пугающая…" Реквием каравану PQ-17
  9. За мной, друзья! Еще не поздно Открыть совсем иные берега. Взмахните веслами, ударьте по волнам Громокипящим; ибо мой удел Пока я жив, плыть прямо на закат, Туда, где звезды плещут в океане. Быть может, нас поглотит бездна вод, На Остров Счастья выбросит, быть может, Где доблестный Ахилл вновь встретит нас… Не все утрачено, пускай утрат не счесть; Пусть мы не те, и не вернуть тех дней, Когда весь мир лежал у наших ног; Пускай померк под натиском судьбы Огонь сердец, все тот же наш завет: Бороться и искать, найти и не сдаваться! _____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________ Этими потрясающими, зовущими строками Теннисона открывается, наверное, один из лучших романов военно-морской тематики, принадлежащий перу замечательного английского писателя Алистера Маклина – «Крейсер его величества «Улисс» (HMS Ulysses, англ.). Роман повествует о судьбе англо-американского конвоя FR-77, совершающего во время второй мировой войны переход в Мурманск с грузом военной помощи СССР. Это не только книга о войне, о море, штормах и кораблях. Это книга о мужестве, о самоотверженности, о людях, достигших предела человеческих сил, на грани крайнего напряжения противостоящих силам природы и врагу. Роман не раз издавался в СССР, его отличает глубокое знание автором темы, о которой он пишет. (информация из Википедии)
  10. RenamedUser_23239384

    Корабль - Жизнь человека.

    Многие из вас слышали песни, читали стихи или произведения о том как корабль сравнивали с жизнью человека. Или же он становился для кого то родным домом. Например книга Уилбура Смита - Неукротимый как море. Или же песня Lumen - Кладбище кораблей. Зарой меня в песок из дней, Но небо - тысячи огней Прольют свой свет, и ты пролей хоть каплю слез на кладбище кораблей. Прогнили ржавые борта, И в трюмах только темнота, А толпы крыс и семьи змей Командуют на кладбище кораблей - Там где кончилась надежда, Там где не было любви. Если будет хоть возможность, То лови ее, лови. Лови..Лови… Разбитый маленький буксир Мне рассказал про дивный мир: Где грохот волн и блеск лучей, Где он не знал про кладбище кораблей. Я жду, когда придет волна И оторвет меня от дна, Порвутся цепи якорей, И я оставлю кладбище кораблей. Там где кончилась надежда, Там где не было любви. Если будет хоть возможность, То лови ее, лови. Лови..Лови… А какие еще примеры можете привести вы?
  11. Капитан КИД БОЙ НА ТРИДЦАТОЙ ПАРАЛЛЕЛИ. „БОЙ НА ТРИДЦАТОЙ ПАРАЛЛЕЛИ" — главы из фантастического романа. Автор его - офицер флота США, капитан Кид. Содержание романа — война между Японией и Америкой. Автор попытался представить себе вероятные события на Тихом океане в результате столкновения двух крупнейших империалистических хищников Для наших читателей публикуемый отрывок из романа представит интерес, поскольку в нем показана знакомая советской молодежи боевая техника и ее применение в условиях морского театра военных действий. Роман капитана Кида полемический. Он является ответом на книгу японского писателя Фукинаги, который по своему представляет себе тихоокеанские события и исход их. Половина отрывка является пересказом описания столкновения флотов так, как это есть у Фукинаги. Автор несогласен с течением боя и его исходом в изображении японского писателя, поэтому вторая часть отрывка выражает мнение уже самого Кида. Но если события, изложенные в романе, увлекательны и заинтересовывают читателя с точки зрения вероятного использования техники в будущей войне, то самая идея романа не может не вызвать законного Недоверия. То, что тихоокеанские противоречия вызвали военный взрыв,—в этом ничего фантастического нет. Здесь уместно процитировать писателя Анри Барбюса, который совсем недавно очень удачно сказал об империалистических противоречиях на Тихом океане. Вот что пишет Барбюс: "Господство военной касты в Японии ведет к военному перерождению ее экономики. Япония, превращается в чудовище. Она изо всех сил пыжится создать самую сильную армию, самый сильный флот а мире... Она хочет большего, она стремится создать восточную империю, т. е. стать неограниченной повелительницей Тихого океана. В погоне за этой мечтой, она на словах объявляет себя носительницей „священной миссии укрепления мира на Востоке (это Япония— палач Китая!), а на деле старается заручиться благожелательной поддержкой Англии против Советского союза, а также против США, которые будут заклятым врагом Японии, пока на земном шаре не появится второй Тихий океан." Ошибочность идеи романа явствует из того, что автор предполагает, если можно так выразиться, „изолированную войну", т. е. войну только между двумя странами, без участия третьих сторон и, в частности, тех которые имеют свои интересы как на Тихом океане, так и на тех побережьях, которые явились ареной военных действий. Нашему читателю хорошо известно, что Япония расширяет свою экспансию в глубь Китая, подготавливает войну против Советского союза. И этот существенный комплекс вопросов будущей воины на Востоке совершенно обойден автором. Отсюда и содержание романа, быть может, более фантастическое, чем это предполагает сам автор. В заключение мы отметим, что автор, критикуя патриота-японца Фукинаги, показал сам себя не меньшим патриотом. Наш читатель критически отнесется к тому, как Кид описывает "могущество" и "безукоризненность" своего флота. Так ли это есть на самом деле? Действительно ли американские моряки безропотно позволят себя толкнуть на кровопролитную войну? По вполне понятным причинам офицер флота США, капитан Кид не смог и не пытался дать ответ на эти существенные вопросы.
×