Перейти к содержимому

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'гибель'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Важные темы
    • Новости
    • Обратная связь
    • Новости разработки
  • Игровой раздел
    • Новичкам
    • Корабли в игре
    • Руководства
  • Сообщество
    • Обсуждение World of Warships
    • Общение на свободные темы
    • Творчество
    • Волонтёры
    • Встречи и мероприятия
  • Технические и финансовые вопросы
    • Технические вопросы
    • Финансовые вопросы
  • Моды и софт
    • Модификации клиента
  • Состязания
    • Конкурсы
    • Турниры
    • Ранговые бои
  • Клановый раздел
    • Вербовочный пункт
    • Клановые бои
  • История
    • Кораблестроение
    • Общая история
  • Внешнее тестирование
    • Клантест
    • Супертест
  • Общий архив
    • Архивы разделов
  • Информация Wargaming.net
    • Правила
    • Вакансии Wargaming.net

Календари

  • Боевые задачи
  • Премиум магазин
  • Игровые события
  • Конкурсы
  • Общий тест
  • Скидки

Искать результаты в...

Искать результаты, которые содержат...


Дата создания

  • С

    По


Последнее обновление

  • С

    По


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • С

    По


Группа


AIM


MSN


Website URL


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Увлечения

Найдено 6 результатов

  1. В сборнике "Панорама искусств 8" то 1985 года в статье П. В. Андреевского "Воспоминания о В.В. Верещягине" были опубликованы три этих снимка. Подпись под снимками. "Три моментальных снимка Н. Петрова, фиксирующие гибель "Петропавловска." Возможно именно в эти мгновения умирал и вице-адмирал Степан Осипович Макаров!
  2. Я хочу рассказать о гибели базового тральщика БТ-251 проекта 257ДМ которая произошла 19 августа 1989 года в порту города Очамчира. Но сначала немного о проекте данных кораблей. История корабля создания базовых тральщиков пр.257ДМ: ТТХ: Внешний вид БТЩ проекта 257ДМ: Тральщик БТ-251 в Очамчирском порту: Гибель тральщика:
  3. «Гойя» — грузовое судно, построенное на норвежской верфи Akers Mekanika Verksted в Осло. Спущено на воду 4 апреля 1940 года. После того, как нацистская Германия оккупировала Норвегию, судно использовали в качестве условной мишени для подготовки экипажей немецких подводных лодок. Позже корабль участвовал в эвакуации от наступающей Красной Армии. Совершенно необычная камуфлированная окраска делала его почти незаметным.​ Основные характеристики: Судно «Гойя» успело совершить четыре похода, в которых было эвакуировано 19 785 человек. В ночь на 16 апреля 1945 года совершавшее пятый поход судно было торпедировано советской подводной лодкой Л-3, после чего «Гойя» затонуло в Балтийском море; в катастрофе погибло более 6900 человек. День 16 апреля 1945 года начался для экипажа неудачно. В начале того страшного утра внезапно налетели вражеские бомбардировщики. Орудия противовоздушной обороны судна яростно отстреливались, но, несмотря на это, во время четвертого захода бомбардировщикам все-таки удалось поразить «Гойю». Теплоход получил прямое попадание в носовую часть. Авиабомба пробила палубу, ранив несколько матросов из орудийного расчета. Капитан Плюннеке так же получил осколочное ранение. Но, несмотря на пробоину в верхней палубе, судно оставалось на плаву. В 9 часов утра оно приняло на борт еще одну партию беженцев, раненных и солдат для отправки в Хелу. Целый день вокруг «Гойи» сновали(быстро двигались) паромы и шлюпки. Но и советская авиация тоже не дремала, сея панику среди экипажа корабля , его пассажиров и тех, кто только готовился взойти на борт. Среди них уже были ощутимые потери. До 19.00 шло оглашение судовых списков, но они оказались не полными, поскольку на теплоход постоянно пробирались новые люди. Всего на борту значилось 6100 человек, среди них 1800 солдат. Но эти цифры довольно условны, так как реально на «Гойе» находилось минимум 7000 человек. Грузовое судно было мало приспособленно для перевозки раненых. Носилки с ранеными поднимались на борт с помощью лебедок и потом таким же способом их размещали в трюмах, естественно не приспособленных для экстренной эвакуации. Спасательного снаряжения хватало лишь на некоторое количество людей. 7000 человек теснилось в грузовых отсеках, машинном отделении и вообще повсюду, где можно было найти свободное место. Каждую койку делили несколько человек, даже капитан был вынужден уступить свою каюту беженцам. Условия для людей были ужасными, а для раненых просто невыносимыми. Не хватало всего: перевязочных материалов, лекарств, питья и еды. С наступлением темноты – это было около 22.00 по летнему времени – корабль вышел в море. За ним выстроились другие суда, готовые к отплытию на запад. В состав конвоя вошли еще два маленьких теплохода – «Кроненфельс» (Kronenfels) и «Эгир» (Aegir). В качестве охраны их сопровождали два минных тральщика – «М-256» и «М-328». Теплоход «Гойя» следовал чуть севернее остальных. Когда конвой вошел в открытое море, напряжение людей на борту спало, страх перед налетами советской авиации постепенно исчез. Но ему на смену пришел страх перед подводными лодками и минами. Судно было перегружено и переполнено. (если вы действительно читаете эту статью, то, когда будете комментировать обязательно поставьте значок #) Даже переходы и лестницы были заполнены людьми. Воздух был тяжелым, и пройти на палубу можно было с трудом, да и то не всегда. Корабли конвоя плыли со скоростью около 9 морских миль в час, чтобы менее быстроходные теплоходы поспевали за ними. Около 22.30 наблюдатель сообщил о силуэте неизвестного корабля по правому борту. «М-328» выпустил несколько осветительных ракет, после чего тень исчезла. Срочно поступила команда: «Надеть спасательные жилеты!» Однако на корабле их было в наличии только 1500 штук. В 22.30 «Кроненфельс» замедлил ход и остановился на короткое время из-за поломки в машинном отделении. Другие суда конвоя легли в дрейф и стали ждать. Команда «Кроненфельса» лихорадочно пыталась устранить поломку подручными средствами, и, в конце концов, их усилия увенчались успехом. Корабли охраны все это время кружили рядом с неисправным судном. К 23.30 конвой, находившийся на широте Риксхёфта у основания косы Путцигер-Нерунг, двинулся дальше. Ни один человек не подозревал в тот момент, что советская подводная лодка «Л-3» под командованием капитан-лейтенанта В.К. Коновалова уже долгое время следовала за ними по пятам…В 23.45 «Гойя» содрогнулся от двух могучих взрывов. Теплоход сильно качнуло, рывком бросило вперед, а потом корма резко осела вниз. В тот же момент погасло освещение. Из темноты раздалась команда: «Спасайтесь, кто может!» Было слышно, как через пробоину внутрь корабля с шумом устремился поток воды. Люди метались по палубе, некоторые прыгали за борт.На борту вспыхнула неописуемая паника. Несколько сотен человек были тяжело ранены. Из трюмов и с нижней палубы люди пытались добраться до трапов, чтобы оказаться наверху. Многие, прежде всего дети, были сбиты с ног и смяты напиравшей сзади толпой. Судно все больше кренилось назад, корма уже частично была залита водой. Прежде чем были готовы спасательные шлюпки, «Гойя» разломился на две части и очень быстро начал погружаться на дно. В одно мгновенье люди, стоящие на палубе, оказались по пояс в воде. Однако прежде, чем мачты накренились, многие сами бросились в воду и поплыли к кораблям, спасая свою жизнь. Вспоминает Кристел Бальсам (одна из спавшихся. Ей было 14 лет):
  4. Seaadler

    "Спасите наши души!"

    Вслушайтесь, насколько точно Высоцкий смог передать всю боль и трагедию гибели подводников…
  5. История Второй мировой войны наполнена многими трагическими событиями. В ряду этих событий и, теперь полузабытая, гибель теплохода “Сванетия”, произошедшая 72 года назад. 17.04.1942 в Чёрном Море произошла страшная катастрофа. В результате бомбардировки и торпедирования авиацией ВВС Германии погиб пассажирский лайнер "Сванетия" Черноморского Пароходства. Вместе с ним морская пучина поглотила более 700 человеческих жизней. Пассажирский лайнер "Сванетия" был небольшим но очень красивым и элегантным, прогрессивным для своего времени судном. Это был один из трёх самых современных лайнеров в составе морского пассажирского флота СССР в предвоенное время. Технические и пассажирские данные судна: Пассажирский теплоход "Сванетия" был спущен со стапеля в 1936 году, полностью построен, передан заказчику – СССР и введен в эксплуатацию в 1937 году. Сразу же после ввода в эксплуатацию судно взяло курс из Дании на Чёрное Море в свой порт приписки – Одессу. Теплоход "Сванетия" был очень инновационным и прогрессивным судном для своего времени. Красивые и элегантные очертания форм, рациональные и современные обводы корпуса, отсутствие нагромождений архаичных конструкций оснастки на открытых палубах делали "Сванетию" необычным судном, к такому уровню мировое пассажирское судостроение снова пришло лишь к концу 50-х годов. Это было самым современным пассажирским судном СССР на Чёрном Море до Войны 1941-1945, и одним из трёх самых современных пассажирских судов в предвоенном СССР. Сначала судно стало совершать рейсы по Крымско-Кавказской линии Одесса – Батуми, а затем стало на Ближневосточную линию Одесса – Александрия. Теплоход "Сванетия" изначально и предназначался для работы на этой международной пассажирской линии, и стал основным пассажирским судном, обслуживавшим её в предвоенный период. Теплоход "Сванетия" был более комфортабельным судном, чем все остальные Советские пассажирские суда на Чёрном Море в то время. Об этом говорит также и большое количество площади пассажирских помещений, приходившихся на этом судне на каждого пассажира – такая низкая пассажировместимость была необычна для Советских пассажирских судов того времени, и по этому показателю теплоход "Сванетия" был уже больше приближён к послевоенным судам типа "Киргизстан" чем ко многим своим ровестникам. Дальнейшим развитием основных концепций и направлений этого проекта, вероятно, явились два однотипных между собой пассажирских лайнера "Иосиф Сталин" и "Вячеслав Молотов", построенные несколькими годами позднее для работы на другой Советской международной линии, Ленинград – Лондон. Наверное, многие Одесские мальчишки той предвоенной поры загорались мечтой о морской романтике, будучи воодушевлёнными этим загадочным судном, современный силуэт которого был обращён в будущее… В 1941 году, после начала войны, теплоход "Сванетия" был перепрофилирован а затем и переоборудован в санитарный транспорт. В августе 1941 года "Сванетия" перевезла из Стамбула в Батуми сотрудников Советского посольства в Германии в рамках проведённого тогда обмена на сотрудников посольства Германии в СССР. Сотрудники Советского посольства, генеральных консульств и торговых представительств СССР были доставлены из Германии в Стамбул сухопутным путём ( Турция сохраняла в войне нейтралитет ). После состоявшегося обмена большинство граждан СССР отправились на теплоходе "Сванетия" в Батуми ( лишь посол и несколько высокоранжированных сотрудников отбыли из Анкары в Москву специальным самолётом). Судно шло вдоль самого Турецкого берега ( по специальной договорённости с Турцией, не выходя в нейтральные воды, так как там уже оно могло быть атаковано Германской авиацией или флотом. Эта операция завершилась благополучно. Сначала, до середины октября 1941 года, судно принимало участие в потдержании сообщения осаждённой Одессы с Крымом и Кавказом, а затем в потдержании сообщения осаждённого Севастополя с Кавказом. При переходах из Севастополя в Новороссийск судно не могло идти вдоль Крымских берегов или на небольшом удалении от них, поскольку они были уже захвачены Германской армией, и оттуда мог произойти как обстрел из орудий или наводка для авиации, так и атака со стороны самих Германских ВВС. Поэтому из Севастополя судно сначала уходило как можно дальше в открытое море, и отойдя уже далеко от Крымских берегов, брало курс на Новороссийск. Это не исключало совсем встречу с авиацией или флотом Германии и её союзников, но, по краиней мере, сильно снижало её вероятность. Рано утром 17 апреля 1942 г. “Сванетия” стала под погрузку. Севастополь постоянно подвергался налётам вражеской авиации. Наступило некоторое затишье. Поэтому, опасаясь очередного налёта, портовики совместно с экипажем транспорта в быстром темпе провели выгрузку и погрузку.На борт приняли 240 тяжелораненых, которых разместили в приспособленных под палаты каютах, 354 кавалериста 154 кавалерийского полка, 50 человек эвакуированных.В числе пассажиров 65 военнослужащих, в том числе морские лётчики, которые отправлялись за получением новых самолётов. Всего вместе с экипажем более 1000 человек.Перед самым отходом поступил приказ принять дополнительно 150 раненых. Вспоминает штурман “Сванетии” Г.А.Кухаренко: [quote name=Г.А.Кухаренко:Когда мы прибыли на корабль, народу было так много повсюду, что вахтенной службе пришлось расчищать проход, чтобы дать возможность нам добраться до штурманской рубки: все помещения, коридоры трапы, частично даже верхние палубы были заняты тяжелоранеными бойцами и эвакуированными.Сколько их было на борту - тысяча, полторы тысячи или того больше, - никто не знал В этот раз командование Черноморского флота для сопровождения выделило только один эсминец “Бдительный”. Считалось, что усиленный конвой следует выделять при перевозке в Севастополь живой силы и техники. А тут раненые и эвакуированные! Комментарии излишни. 17 апреля 1942 г. в 21.00 вслед за эсминцем “Сванетия” вышла из Южной бухты Севастополя. За ночь ушли далеко в море. Капитан и его помощники надеялись на то, что вражеские самолёты-разведчики, занятые слежкой за прибрежными коммуникациями и передвижениями военных кораблей у Кавказского побережья и Крыма, не смогут их обнаружить.К сожалению, этой надежде не суждено было сбыться. Наступило светлое время суток. В 7 ч. 24 мин. вахтенные доложили капитану о появлении самолёта противника.Обнаружив сопровождение, разведчик опасался угодить под обстрел эсминца, держался далеко и вскоре скрылся за горизонтом. Воздушная тревога отменена, но капитан приказал усилить наблюдение.Напряжение спало. Капитан, соблюдая внешнее спокойствие, испытывал тревогу и предчувствовал беду.В 14.00 на высоте 3000 метров появился первый бомбардировщик. 14 самолётов со стороны солнца атаковали теплоход. За первую атаку было сброшено 48 бомб. Только умелое маневрирование спасло на этот раз корабль. И только одна бомба угодила прямо в трубу и разворотила её.В бой вступили зенитчики “Бдительного” и “Сванетии”: сбили один самолёт, второй был подбит, стал терять высоту и скрылся. Израсходовав весь боезапас, бомбардировщики ушли. Ненадолго. Следовало ожидать нового налёта.Капитану доложили о результатах первого налёта: от близких разрывов бомб на левом борту образовались пробоины, вышла из строя топливная магистраль, нарушена телефонная связь, взрывной волной сорван пожарный насос с фундамента...В 15 ч. 55 мин. появились самолёты. Девять торпедоносцев “Хейнкель-111” с высоты 30-40 метров сбросили на судно восемь торпед. Две из них достигли цели: последовало два мощных взрыва, появился крен на левый борт.Возникла страшная паника. Краснофлотцам Данченко и Воронову удалось спустить на воду только две шлюпки. Спуску остальных шлюпок помешали появившиеся на палубе кавалеристы. Они, естественно, не имели понятия о механике спуска шлюпок на воду, выхватили шашки и перерубили блоки, которые удерживали шлюпки.В результате эти спасательные плавсредства вместе с людьми полетели за борт, переворачивались и разбивались о воду. Быстро увеличивался крен. Зенитчики продолжали вести огонь. Один из атакующих торпедоносцев, видимо, не рассчитал, зацепил крылом воду и взорвался.Несмотря на трагизм положения, люди, находившиеся на палубе, с восторгом восприняли гибель на их глазах вражеского стервятника. Прозвучала команда капитана машинному отделению: “Задний ход!” Это были его последние слова. Прогремел новый взрыв. Свидетельствует штурман Г.Я.Кухаренко: Г.А.Кухаренко: Через десять минут после попадания торпед вода на судне поднялась почти до штурманской рубки. Из-за большого крена стало невозможным спустить на воду шлюпки по правому борту. Люди метались, хватаясь за что попало, отчаянно крича и взывая о помощи. Особенный ужас был написан на лицах тех, кто не умел плавать...С помощью старшего рулевого Куренкова мы чудом отыскали среди этого орущего хаоса капитана Беляева и кавторанга Андреуса, командира санитарных транспортов, и оттащили их на спасательный плот.Потом я кинулся в рубку за корабельными документами, сгрёб их и оказался на правом борту, ещё возвышавшемся над водой.Вокруг плавали люди на поясах, спасательных кругах с надписью и просто на различных плавающих предметах, судорожно вцепившись в них. Некоторые, продрогнув и закоченев в холодной воде, пытались взобраться обратно на тонущее судно. Дул четырёхбалльный северный ветер, и вода была очень холодной...Вместе с командиром БЧ-4 Чайкиным мы бросились в воду и попытались отплыть подальше в сторону. Слышно было, как стучали крупнокалиберные пулемёты - это не прекращали вести огонь наши матросы.Вдруг они разом смолкли. Мы обернулись. Корма “Сванетии” поднялась высоко над водой. С неё беспорядочно сыпались люди. Один из матросов у самой трубы держался за тросик гудка, как бы оповещая всех натруженным рёвом о страшной гибели.Так, под крики людей и рёв гудка “Сванетия” быстро стала уходить под воду, накрыв своим корпусом сразу три шлюпки.Образовалась большая воронка, и многих людей засосало, под воду... На воде остались две переполненные шлюпки, плоты, доски, матрасы, чемоданы, спасательные пояса и круги, за которые держались полуобессиленные люди... “Сванетия” продержалась на плаву только 18 минут и затонула в точке с координатами 43°00' северной широты и 36°48' восточной долготы. Судно не было поднято, оно лежит на глубине свыше двух километров в сероводородном слое, находящемся на глубине в Чёрном Море, и, скорее всего, уже никогда и никем не будет увидено. Так Чёрное море стало общей могилой более тысячи человек. Кто они? На протяжении десятилетий с грифом “Совершенно секретно” хранился в Центральном Военно-Морском Архиве документ “Донесение о безвозвратных потерях Черноморского флота за номер 2656” от 15 июня 1942 г., в котором имеются некоторые сведения о погибших членах команды “Сванетии”. Все оставшиеся в живых в своих воспоминаниях особо отмечали мужество и героизм медиков, которые до последнего гудка “Сванетии” оказывали помощь раненым, надевали на объятых страхом людей спасательные пояса, круги, выводили женщин и детей на палубу. Источники: [1] [2] [3] Документальный цикл "Великая война"
  6. Принц Генрих I стал королем Англии после смерти Вильгельма II Рыжего. Говорят, он был весьма образованным, за что получил свое прозвище Боклерк (хорошо образованный), умел читать, писать, немного знал греческий и латынь. Любил животных и держал зверинец в Вудстоке, в графстве Оксфордшир. Генрих I хотя и был жестоким и эгоистичным человеком, все же был намного лучше, чем "Рыжий король", и, в целом, правил своим народом неплохо. Женившись на Матильде Шотландской, он добился сближения нормандской аристократии и англосаксонского населения страны, приведшего к образованию английской нации. От брака с Матильдой Шотландской Генрих I имел двух детей: дочь Матильду и сына Вильгельма. Вильгельм был признан наследником Англии и Нормандии. Когда принцу исполнилось около восемнадцати лет, отец взял его с собой в поездку Нормандию для подавления восстания баронов и, в конце 1120 года, после завершения похода и отражения вторжения Людовика VI, английский король решил вернуться домой, в Англию. Генрих I уже было собирался подняться на борт своего корабля, когда капитан дальнего плавания по имени Фиц-Стефан попросил его остаться и переговорить с ним. Капитан, представ перед королем, сказал: "Мой отец был капитаном на корабле вашего отца, когда тот переплыл море, чтобы захватить английский престол. Позвольте оказать мне честь принять Вас на моем прекрасном "Белом корабле". На что король ему ответил: "Я уже выбрал себе корабль, но у меня есть сын, наследник, и его молодые друзья, которые могут пуститься в плавание с вами, если им захочется." Судно короля вышло раньше Белого корабля, ибо, как сказал его капитан, он был настолько стремительным, что с легкостью сможет обогнать других. Прежде, чем взойти на борт, принц Вильгельм отослал огромное количество вина для празднества отправления, в результате чего как пассажиры, так и команда были в изрядном подпитии. Отход корабля задержался до позднего вечера 25 ноября 1120 года, когда остальные суда английского короля уже находились в Ла-Манше. Около полуночи Белый корабль наконец отплыл. Был славный попутный ветер и пятьдесят гребцов гребли так усердно как могли. Вильгельм и его молодые друзья были изрядно навеселе и заставляли грести еще быстрее, чтобы догнать королевский флот. Корабль поэтому шел очень быстро, но, к сожалению, никто, не смотря на поздний час, не удосужился следить за правильным курсом. Внезапно на выходе из эстуария Сены, неподалёку от Барфлёра, Белый корабль в темноте наткнулся на полускрытую в воде скалу, послышался громкий треск и через большие бреши в трюм стала заливаться вода. Страшная паника и крики возникли на борту, которые, как утверждали, были слышны даже на корабле короля. Когда капитан увидел, что его корабль тонет, он сказал принцу и нескольким из его друзей сесть в единственную имевшуюся шлюпку и грести как можно быстрее и дальше от места крушения. Это можно было бы сделать довольно легко, поскольку море было спокойным, а ночь ясна. Однако прежде чем далеко отплыть, принц Вильгельм услышал голос сестры, зовущий на помощь. Похоже, что в суматохе про нее просто забыли. Принц быстро отдал приказ, чтобы шлюпка вернулась за ней. Но, достигнув борта корабля, шлюпка была потоплена обезумевшими от страха людьми, прыгающими сверху. Корабль же быстро затонул и из почти трехсот людей был спасен только один человек. Он оказался мясником из Руана по имени Берольд, которому, завернутому в тулуп, удалось продержаться рядом с плавающей мачтой до утра. Проплывающие рядом рыбаки заметили его и спасли. Им-то он и рассказал печальную историю потери Белого корабля. Когда новость, наконец, на следующий день достигла Англии, никто не осмелился рассказать бедному королю о потери своего единственного сына. И только посланный придворный маленький мальчик, упавший к ногам Генриха I, поведал тому печальную историю. В древних письменах говорится, что король был настолько опечален, что в течение всей своей жизни никогда не улыбался. Было ли это так или нет, узнать мы не сможем, но ясно одно, что он никогда не забывал этой трагической истории со своим молодым наследником, с которым было связано так много планов. Гибель принца Вильгельма породила затяжную гражданскую войну между наследниками престола Стефана Блуаского и дочери Генриха I Матильды. Останки кораблекрушения же так и не нашли. До сих пор они остаются предметом вожделения археологов, сопоставимые по значению со Св.Граалем и могилой Чингисхана. Источники: www.heritage-history.com ru.wikipedia.org
×