Перейти к содержимому

FANATER

Альфа-тестер
  • Публикации

    18
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Бои

    154

Оценка

0 Нейтральная

О FANATER

  • Звание
    Матрос
  • День рождения 16.07.1991
  • Знак

Дополнительно

  • Город
    Измаил
  • Увлечения
    Танки,корабли,лайф.
  1. Вы даже не читали мою статью. Там я указал кто автор. Жирный минус вам!
  2. Black_Hunter (27 Авг 2012 - 20:44) писал: Или мне кажется, или я уже такую тему читал... У меня же :rolleyes:. Я решил отдельно топик создать.
  3. После создания флота береговой обороны Морское министерство приступило к созданию мореходного броненосного и крейсерского флота. В 1869 г. А.А. Попов разработал проект океанского крейсера с броневым поясом по ватерлинии. В 1875 и 1877 гг. вступили в строй построенные по этому проекту крейсера "Генерал-адмирал" и "Александр Невский" (водоизмещение 4800 т, главный калибр - четыре 203-мм орудия). Дальнейшее строительство крейсеров и броненосцев проводилось по утвержденной в 1881 г. новой судостроительной программе, рассчитанной на 20 лет. Намечалось построить: для Балтийского флота 16 броненосцев, 13 крейсеров, 100 миноносцев; для Черноморского флота 8 броненосцев, 2 крейсера и 19 миноносцев; для Тихого океана (Сибирской флотилии) 8 канонерских лодок и 6 миноносцев. В связи с усилением флота Германии судостроительная программа в 1885 и 1890 гг. пересматривалась, но так и не была реализована. В 1895 г. принимается новая программа кораблестроения на 7 лет. Итак, по программе 1881 г. строятся корветы типа "Витязь", броненосные фрегаты типа "Владимир Мономах", бронированные крейсера типа "Адмирал Нахимов". Водоизмещение фрегатов и крейсеров составляло от 5700 до 8500 т, главный калибр фрегатов пять-шесть 152-мм орудий, крейсеров восемь-десять 203-мм орудий. А с 1895 г. вступают в строй броненосные крейсера типа "Рюрик" водоизмещением 12 000 т, вооруженные четырьмя 203-мм и шестнадцатью 152-мм орудиями. Кроме броненосных крейсеров, строились бронепалубные крейсеры ("Адмирал Корнилов", 1888 г.). В соответствии с судостроительной программой 1881 г., создаются эскадренные броненосцы ("Екатерина II", водоизмещение 10 000 т, главный калибр - шесть 305-мм орудий и семь торпедных аппаратов). Кроме крупных эскадренных броненосцев, в 90-х годах XIX в. строятся броненосцы береговой обороны типа "Адмирал Сенявин". В 1898 г. в связи с обострением политической обстановки на Дальнем Востоке утверждается программа кораблестроения "для нужд Дальнего Востока", которую подлежало завершить в 1905 г. По этой программе были заложены эскадренные броненосцы "Ретвизан", "Цесаревич", "Император Александр II", "Князь Суворов" и "Слава", которые вступили в строй в 1902-1905 гг. В большом количестве строились миноноски (водоизмещение 23 т, вооружение - торпеда). Недостаточная мореходность этихкораблей заставила увеличить их водоизмещение. Новые корабли получили название миноносцев (первый из этой серии "Взрыв": водоизмещение 160 т, вооружение - торпеда). Развитие парового броненосного флота вызвало естественную необходимость создания новой тактики, основоположником которой мы по праву считаем адмирала Г.И. Бутакова. Обобщив опыт плавания кораблей, он еще в 1861 г. издал книгу "Несколько отрывков из опыта начальных оснований азбуки пароходной тактики", а в 1863 г. - вторую книгу "Новые основания пароходной тактики", где изложил одинаковые для всех классов кораблей законы эволюции, обеспечивающие тактическое маневрирование кораблей соединения в бою. Книга удостоена Демидовской премии Академии наук. Подводя итоги строительства броненосного парового флота, необходимо заметить, что на кораблях,построенных в конце XIX - начале XX в., было применено ряд новшеств: мягкая сталь для корпусов, цементированная стальная броня. Вес 305-мм снаряда составлял 330 кг, а дальность стрельбы обычным (необлегченным) снарядом орудий главного калибра - 60 кб., скорострельность - 1 выстрел в 4 мин. В связи с возрастанием роли минно-торпедного оружия появился новый класс кораблей - эскадренных миноносцев (ЭМ), которые по праву считаются детищем российских кораблестроителей. Соперничающая с Россией Япония в 1895 г. захватила часть территории Китая, что обострило русско-японские отношения. В 1898 г. Россия арендовала у Китая Квантунский полуостров с Порт-Артуром с правом создания там военно-морской базы, а в 1900 г. ввела свои войска в Манчжурию. Заключив в 1902 г. союз с Англией, Япония начала энергичную подготовку к войне с Россией. Она стремилась захватить Корею, Маньчжурию, Сахалин и занять господствующее положение в Китае. Большую роль в будущей войне Япония отводила своему флоту. Наиболее крупные и сильные по вооружению японские корабли были построены на английских верфях. В 1902 г. Япония получила из Англии шесть новых броненосцев и четыре броненосных крейсера. Эскадренные броненосцы типа "Миказа" имели водоизмещение более 15 тыс.т. и скорость 18 уз. Главный калибр состоял из четырех 305-мм орудий. Корабль мог выпустить в одну минуту из орудий одного борта снаряды общим весом до 5 т. К началу войны главные силы японского флота состояли из 6 эскадренных броненосцев, 8 броненосных крейсеров, 12 легких крейсеров и 47 миноносцев. В Порт-Артуре базировалась 1-я Тихоокеанская эскадра Российского флота. В нее входили 7 эскадренных броненосцев, 9 крейсеров, 2 минных крейсера, 24 миноносца, 4 канонерские лодки, 2 минных транспорта и несколько вспомогательных судов. Эскадрой командовал адмирал Е.Н. Алексеев (с 24.02.1904 г. - вице-адмирал С.О. Макаров). Адмирал С.О. Макаров http://flot.com/images/adm-mak1-1.jpg Война началась в ночь на 27 января 1904 г. внезапным нападением 10 японских миноносцев на корабли, стоявшие на внешнем рейде Порт-Артура. Японцы выпустили 16 торпед. В результате атакой были выведены из строя броненосцы "Ретвизан" и "Цесаревич", крейсер "Паллада". На рейде Чемульпо (Инчхонь) в тот же день, после героического боя с японской эскадрой, из-за угрозы захвата врагом был затоплен своей командой крейсер "Варяг" и взорвана канонерская лодка "Кореец". 13 апреля стало трагическим днем для защитников Порт-Артура. Подорвавшись на мине, затонул броненосец "Петропавловск". Находившиеся на нем командующий эскадрой вице-адмирал С.О. Макаров, художник-баталист В.В. Верещагин и 700 человек экипажа погибли. Несмотря на потери, понесенные Российским флотом в первые месяцы войны, он продолжал представлять довольно серьезную силу. В связи с угрозой падения Порт-Артура командующий эскадрой контр-адмирал В.К. Витгефт (назначен после гибели С.О. Макарова) принял решение прорываться во Владивосток. 10 августа 1904 г. в Желтом море произошел бой между вышедшей из Порт-Артура русской эскадрой в составе 6 броненосцев, 4 крейсеров и 8 миноносцев и встретившими ее главными силами японского флота под командованием адмирала X. Того. Японцы имели 4 броненосца, 12 крейсеров и 50 миноносцев. В ходе шестичасового артиллерийского боя несколько российских кораблей получили повреждения, был убит командующий эскадрой В.К. Витгефт, выведен из строя его штаб, потеряно управление соединением. Оборона Порт-Артура продолжалась 204 дня (12 июня 1904 г. - 2 января 1905 г.). В результате обстрела тяжелыми осадными орудиями большинство кораблей порт-артурской эскадры было потоплено в гавани (броненосцы "Ретвизан", "Пересвет", "Победа", крейсера "Паллада" и "Баян"). Экипажи оставшихся кораблей уходили на берег, пополняя ряды защитников крепости.2 января 1905 г. начальник Квантунского укрепленного района и комендант крепости генерал-лейтенант А.М. Стессель, вопреки мнению Военного совета и решимости порт-артурцев продолжать сопротивление, подписал акт о сдаче крепости с гарнизоном в 25 тыс. человек. Были приведены в негодность орудия, сожжено много складов с запасами. Остававшиеся на плаву корабли затоплены. Миноносец "Статный" с полковыми знаменами и секретными документами прорвался в нейтральный китайский порт Чифу. Другие пять миноносцев ушли в разные порты Китая. Еще до падения Порт-Артура, но, к сожалению, только в октябре 1904 г., русское командование направило с Балтики на Дальний Восток 2-ю Тихоокеанскую эскадру под командованием вице-адмирала З.П. Рожественского. В Индийском океане к ней присоединились корабли 3-й Тихоокеанской эскадры (под флагом контр-адмирала Н.И. Небогатова). В объединенной русской эскадре насчитывалось 8 эскадренных броненосцев, броненосный крейсер, 3 броненосца береговой обороны, 8 крейсеров, вспомогательный крейсер, 9 миноносцев, 6 транспортов и 3 госпитальных судна. В таком составе эскадра под командованием З.П. Рожественского 14(27) мая 1905 г. подошла к Корейскому проливу, следуя курсом на Владивосток. Здесь у о-ва Цусима ее встретил японский флот. Под флагом командующего адмирала X. Того несколькими группами следовали 4 эскадренных броненосца, 8 броненосных крейсеров, 6 канонерских лодок, 24 вспомогательных крейсера и 63 миноносца. Произошло одно из самых крупных в военно-морской истории и трагическое для Российского флота Цусимское сражение. Русская эскадра располагала 228 орудиями, в том числе 50 орудиями калибром 203-305 мм, японская -910 орудиями, в том числе 60 орудиями калибром 203-305 мм. Корабли адмирала Того имели преимущество в бронировании, скорости (16-18 уз. против 12-13 уз.), мощности и скорострельности (360 против 134 выстрелов в минуту), а также в качестве боеприпасов. Следует иметь в виду и состояние русских кораблей и экипажей после 220-суточного изнурительного 18000-мильного пути. Уже сам столь длительный, не имевший равных в истории, успешный переход большой эскадры военных кораблей и судов различных классов являет собой пример исключительной выносливости и стойкости русских моряков, достаточно высокой эксплуатационной надежности техники кораблей и судов. И это при том, что Англия в угоду Японии стремилась всячески затруднить переход русской эскадры на всем ее пути. Под британским нажимом некоторые государства отказывались пополнять запасы кораблей и даже нередко запрещали заходить им в свои порты. В этих условиях маршрут и состав эскадры нельзя было сохранить в тайне. Такие важные факторы, как скрытность и внезапность, не работали: в мировой прессе широко публиковались сведения о подготовке русских экипажей, вооружении и оборудовании кораблей.В Цусимском сражении, несмотря на проявленные мужество и героизм личного состава большинства кораблей и судов, русский флот потерпел жестокое поражение.В войне 1904-1905 гг. выявились серьезные конструктивные и эксплуатационные недостатки отечественных кораблей и корабельного оружия. Принятые на вооружение в 1892 гг. новые облегченные снаряды крупнокалиберной артиллерии имели повышенную начальную скорость полета и, следовательно, большую пробивную способность и хорошую настильность траектории, улучшенную меткость. Однако эти характеристики приносили эффект при дальности стрельбы до 20 кб. В Цусимском же сражении бой велся на дистанциях 50-70 кб., что сводило на нет преимущества "легких" снарядов. Одновременно эти снаряды обладали малым фугасным действием за счет недостаточного содержания взрывчатого вещества (бездымного пороха) и его низкого качества по сравнению с японской шимозой (мелинитом). Так, если в 305-мм фугасном снаряде русского производства содержалось 3,5% взрывчатого вещества от массы снаряда, то в японском было 9,5%. Для бронебойных снарядов эти величины составляли соответственно 1,5 и 5%.Малая скорострельность русской артиллерии объяснялась большим временем, требуемым для открывания и закрывания замков орудий, и малой скоростью подачи снарядов. Не было на кораблях и совершенных прицельных приспособлений. Новые оптические дальномеры с увеличенной базой не были в достаточной мере освоены личным составом. Централизованное управление артогнем группы броненосцев и эскадры в целом было недостаточно отработано в процессе боевой подготовки на переходе морем. В ходе сражения обнаружилась низкая живучесть боевых рубок броненосцев. Разрушение их после первых попаданий приводило к нарушению управления кораблем и артиллерией. На многих кораблях отсутствовали специальный пост и оборудование для управления борьбой за живучесть корабля. Нахождение большого количества горючих материалов на судах способствовало возникновению интенсивных пожаров. На боеспособность и живучесть русских кораблей роковым образом повлияла их значительная вынужденная перегрузка. На переходе топливом (на 3000 миль плавания) заполнялись не только угольные ямы, но и жилые помещения, кочегарки, батарейные палубы. Осадка кораблей возрастала настолько, что надводные торпедные аппараты оказывались ниже ватерлинии, и из них невозможно было стрелять. Главные броневые пояса уходили под воду. Перегрузка броненосцев "Бородино", "Ослябя" и "Император Александр III" достигала 1900 т, чтоувеличивало осадку, уменьшало метацентрическую высоту. При быстром нарастании крена в бою от поступления больших масс воды через пробоины броненосцы опрокидывались. И это, несмотря на то, что еще перед выходом кораблей из Ревеля руководители Морского технического комитета вице-адмирал Ф.В. Дубасов и Н.Е. Кутейников добились у З.П. Рожественского циркулярного указания о недопустимости во время плавания принимать на броненосцы груз выше ватерлинии. Следует отметить, что опрокидыванию способствовала и потеря остойчивости из-за приема больших масс воды при борьбе с пожарами. В ходе сражения имели место серьезные просчеты и в управлении эскадрой, ее стрельбой и маневрированием, особенно на первой фазе боя. Своей основной задачей З.П. Рожественский считал прорыв эскадры во Владивосток, а не уничтожение японских кораблей, что отрицательно сказывалось на действиях русской эскадры. Инициатива заранее отдавалась японцам, хотя русские корабли первыми открыли огонь. Безусловно, на общий ход боевых действий на море в ходе этой войны мог бы положительно повлиять менее запоздалый выход с Балтики 2-й и 3-й Тихоокеанских эскадр. Гибель флота и ряд поражений сухопутной армии вынудили русское правительство принять предложение США о мирном посредничестве. 5 сентября 1905 г. в Портсмуте был заключен мир с Японией. По условиям мирного договора Порт-Артур (Люйшунь), г. Дальний (Далянь) и Квантунский полуостров отходили к Японии на тех же арендных правах, какими пользовалась до войны Россия. Южная половина Сахалина передавалась Японии. Корея подпала под протекторат Японии. Итоги Цусимского сражения вызвали шок не только среди российской общественности, но и в первую очередь в научно-технических кругах. Недоумение вызывал тот факт, что первыми в бою гибли не старые корабли, а новейшие броненосцы, при этом некоторые из них опрокидывались, не получив ни единого повреждения в подводной части. Казались необъяснимыми незначительные повреждения японских кораблей, полученных в бою. Уже упомянутые слабые стороны артиллерии отечественных кораблей позволяли предъявить обоснованные претензии ко всей нашей артиллерийской науке, центр которой находился в Михайловской академии (а не в Морской академии). Однако вина была и у Морского ведомства. Явно ошибочным явилось решение Морского технического комитета о принятии на вооружение облегченных снарядов. Такой снаряд оказался регрессом в развитии отечественной артиллерии. А.Н. Крылов По-иному представлялся вопрос с опрокидыванием кораблей. Этого можно было бы избежать, что показал опыт броненосца "Орел", на котором в ходе боя и получения повреждений смогли предпринять меры, рекомендованные еще до войны С.О. Макаровым и А.Н. Крыловым, - ученые флота разработали основы борьбы за непотопляемость корабля при получении им боевых повреждений. К сожалению, научно-практические рекомендации ученых не были реализованы на кораблях русской эскадры. За три года до Цусимы А.Н. Крылов представил в Морской технический комитет подробный доклад по этой проблеме, оставшийся без внимания, хотя работы А.Н. Крылова по теории корабля уже тогда получили всеобщее признание. Крылов с целью недопущения опасных кренов корабля в боевых условиях предлагал использовать таблицы непотопляемости. Он показывал, что при пробоине площадью 0,1 кв. м. на глубине 5 м вливается в час около 3200 т воды, т.е. значительно больше, чем производительность имеемых самых мощных водоотливных средств. Поэтому для спрямления корабля предлагалось затапливать соответствующие неповрежденные отсеки другого борта. В первой четверти XX в. А.Н. Крылов становится признанным лидером отечественной школы кораблестроения. Его участие в работе Петербургской академии наук началось в 1903 г. Тогда академик А.М. Ляпунов представил исследование А.Н. Крылова о планиметре, который использовался при проектировании кораблей. С тех пор более четырех десятилетий длилась работа А.Н. Крылова в Академии наук. В 1914 г. его избрали членом-корреспондентом Академии наук по разряду физики физико-математического отделения, а менее чем через полтора года - академиком по разряду математической физики того же отделения. Сам же Алексей Николаевич определил свою специальность как "приложение математики к разным вопросам морского дела". Он неоднократно читал курс приближенных вычислений в Морской академии и других учебных заведениях. По его проекту был изготовлен механический прибор, позволявший интегрировать дифференциальные уравнения до четвертого порядка включительно, что необходимо, в частности, при исследовании вибрации судов. Кроме того, морякам хорошо известно другое изобретение, которое до сих пор зовется "прибором Крылова", - устройство для тренировки артиллеристов при стрельбе на качке по подвижной цели.
  4. Зарождение парового флота в мире относится к началу XIX в. Отечественная наука и конструкторско-техническая мысль были подготовлены к строительству паровых судов на российских судостроительных заводах. Первое российское паровое судно - пассажирская барка "Елизавета" - открыла в 1815 г. и первую в стране пароходную линию Санкт-Петербург-Кронштадт. Установленная на барке паровая машина Уатта мощностью в 16 л.с. позволяла развивать судну скорость 5 уз.1848 г. На Черном море эру парового флота открыл пароходный бот "Везувий", совершивший 25 сентября 1820 г. свое первое плавание из Николаева в Херсон. В 30-х годах XIX в. в европейских странах и США начали строиться паровые корабли с лопастными гребными колесами и парусным вооружением, получившие название пароходофрегатов. С появлением гребных винтов стали создаваться винтовые корабли различных классов (парусно-паровые линейные корабли, фрегаты, корветы и др.). Поразительно, что Морское военное ведомство России не спешило начинать паровое военное кораблестроение в широком масштабе. К строительству паровых кораблей страна приступила только во второй четверти XIX в. Так, в 1838 г. на воду был спущен первый пароходофрегат "Богатырь", построенный на Ижорском заводе (мощность двигателя 240 л.с.). В 1836 - 1850 гг. на Петербургских верфях было построено 7 колесных пароходофрегатов и один винтовой. В Николаеве строились небольшие военные пароходы с мощностью машин, не превышавшей 80-120 л.с. К началу Крымской войны Россия намного отставала от Англии и Франции в развитии военного парового флота. Она не имела ни одного парового линейного корабля, в то время как английский флот насчитывал 21, а французский 20 кораблей этого класса. К планомерному строительству винтовых военных кораблей с паросиловыми энергетическими установками Россия приступила, по сути дела, только в 1851 г., когда Пароходным комитетом была разработана программа постройки винтовых кораблей для Балтийского флота. Эта программа предусматривала закладку трех фрегатов, корвета и пяти судов других классов. Поэтому к середине 50-х годов, т.е. к началу Крымской войны. Российский флот не имел ни одного винтового парового военного судна отечественной постройки, хотя в различной стадии строительства на отечественных верфях находились винтовые фрегаты: в Архангельске - "Полкан" и "Илья Муромец", в Санкт-Петербурге - "Аскольд". Имевшиеся в составе Балтийского флота девять, а в составе Черноморского флота семь пароходофрегатов были построены на зарубежных верфях. Поражение в Крымской войне всколыхнуло общественность России. Война обнаружила слабость обороны юга страны, и главным образом из-за опоздания перевооружения флота на паровые корабли. Мало того, по той же причине страна фактически оказалась не способной защищать с помощью Балтийского флота даже свою столицу, о чем свидетельствовало беспрепятственное вторжение английской эскадры в Финский залив. Крымская война со всей очевидностью показала необходимость замены деревянного парусного флота паровым броненосным. Однако тяжелое экономическое и финансовое положение государства после войны создали большие трудности для строительства паровых броневых судов. И все же, не считаясь с затратами, правительство приняло меры к расширению металлургической и металлообрабатывающей промышленности и переустройству отечественного кораблестроения для нужд железного судостроения (реорганизация и создание паровых адмиралтейств, верфей, морских заводов и доков). А пока, до начала 60-х годов, в России продолжали строить деревянные паровые винтовые корабли. С созданием материальной базы железного парового судостроения Морское ведомство справедливо посчитало первоочередной задачей строительство "малого флота", состоящего из небольших броненосных кораблей (мониторов, броненосных лодок и плавучих батарей). Продолжавшие пополнять флот не бронированные фрегаты, корветы, клиперы с достаточно большой дальностью плавания были пока еще способны вести боевые действия. http://flot.com/images/if9.jpgКорвет "Варяг" Вооружение 18 орудий 1861 г. По мере накопления опыта создания металлических судов и расширения возможностей судостроительной промышленности страна приступает к постройке больших броненосных кораблей. Так, в 1870 г. в состав Балтийского флота вступает самый мощный для своего времени мореходный брустверно-башенный броненосец "Петр Великий", явившийся предтечей больших серий отечественных броненосцев. Он имел водоизмещение 10400 т, две машины общей мощностью 8250 л.с., позволявшие кораблю развить скорость до 14 уз. Вооружение броненосца состояло из четырех 305-мм пушек, размещенных в двух башнях. Кроме того, на корме были установлены две девятидюймовые мортиры, а на мостике шесть четырехфунтовых пушек. С запасом угля в 1200 т "Петр Великий" мог пройти без дополнительной дозаправки до 3600 миль. Постройка этого броненосца, по сути, была проверкой уровня технического развития не только судостроительной промышленности, но и металлургической, машиностроения и оружейного производства России. Вступление в строй "Петра Великого" явилось сенсацией в военно-политических кругах многих морских стран. Корабль был высоко оценен главным строителем британского флота Э.Д. Ридом, который заметил, что это военное судно более сильное, чем всякий из собственных наших броненосцев. Броненосное судостроение на Черном море началось после отмены в 1871 г. ограничительных статей Парижского договора 1856 г. Из-за недостатка средств и здесь строились в первую очередь корабли береговой обороны. Первыми бронированными кораблями на Черноморском флоте стали плавучие броненосные батареи круглой формы "Новгород" и "Вице-адмирал Попов", построенные по оригинальной идее и проекту А.А. Попова и впоследствии названные "поповками". Батарея "Новгород" имела две 280-мм пушки, "Вице-адмирал Попов" - две 305-мм пушки, защищенные 356-мм железным барбетом. Вместе со строительством кораблей шло развитие и морского оружия. Так, в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. нашло широкое применение минное оружие. Минными заграждениями, выставленными в устье Дуная, удалось воспрепятствовать проникновению в реку вражеских кораблей с моря. Кроме того, с их помощью были разобщены и изолированы друг от друга силы турецкой флотилии. Минные заграждения ставились с минных паровых катеров. Всего для обороны баз, портов и побережья, а также для обеспечения переправы армии через Дунай было выставлено около 1900 гальванических и ударно-механических мин. В составе флотов были также и минные катера, оснащенные шестовыми минами, которые применялись в морском бою. Опыт применения шестовых мин навел С.О. Макарова на мысль о необходимости использования уже созданных самодвижущихся мин (впоследствии названных торпедами). Первая в военно-морской истории атака катеров, вооруженных торпедами, состоялась 16 декабря 1877 г. на Батумском рейде, где катера "Чесма" и "Синоп" атаковали турецкий корабль.
  5. С окончанием гражданской войны остро встал вопрос восстановления судостроительной и смежных с ней отраслей промышленности, пришедших за это время практически в упадок и лишившихся значительного числа квалифицированных рабочих и инженерно-технического персонала. Заводы были в таком состоянии, что не могли даже поддерживать на должном уровне корабли, находившиеся у них на хранении. Комиссия, осматривавшая их летом 1921 г., отмечала, что «общее положение недостроенных судов, а малым исключением, запущенное». Корпуса проржавели, особенно нижние помещения, частично были заполнены водой, из-за чего установленное оборудование подвергалось порче, деревянные навесы над вырезами в верхней палубе повреждены или разрушены. Поэтому для спасения наиболее ценных кораблей, годных для достройки при первой возможности, заводам поручалось провести необходимые работы по их сохранению «во что бы то ни стало». Среди прочих кораблей находились на долговременном хранении и четыре линейных крейсера: «Измаил» (головной), «Кинбурн», «Бородино» и «Наварин». Их постройка осуществлялась на Балтийском и Адмиралтейском судостроительных заводах морского ведомства в Петербурге в соответствии с законом «Об усиленном судостроении в ближайшее пятилетие 1912 — 1916 гг.», утвержденном 23 июля 1912 г., или с так называемой Малой судостроительной программой. Предъявление кораблей к испытаниям намечалось на вторую половину 1916 г. На время закладки, официальная церемония которой состоялась 6 декабря 1912 г., эти крейсеры являлись самыми мощными по вооружению в своем классе. Спуск «Измаила», «Бородино» и «Кинбурна» на воду состоялся соответственно 9 июня, 19 июля и 17 октября 1915 г.; «Наварина» — 27 октября 1916 г. Однако складывающаяся в стране тяжелая экономическая и политическая обстановка, задержки в поставках материалов и оборудования не позволили осуществить даже достройку головного крейсера. Не последнюю роль в этом сыграло и размещение заказов на предприятиях Германии и Австро-Венгрии, часть которых (например, шарикоподшипники и 203-мм стальные шары под основания вращающихся частей орудийных башен) в России не изготовлялись. Таким образом, башни для «Измаила» могли быть готовы только к концу 1919 г., а для остальных кораблей — в следующем году. Поэтому 11 октября Временное правительство приостановило постройку трех крейсеров. В отношении «Измаила» аналогичное решение приняла 1 декабря 1917 г. уже Верховная морская коллегия. Правда, изготовление механизмов, котлов и брони продолжалось. Степень готовности «Измаила», «Бородино», «Кинбурна» и «Наварина» на середину апреля соответственно составляла: по корпусу, системам и устройствам — 65, 57, 52 и 50%; бронированию—36, 13, 5, 2%; механизмам — 66, 40, 22, 26,5%; котлам — 66, 38,4, 7,2 и 12,55%. В 1918 г. их перевели на долговременное хранение, причем с «Наварина» даже не сняли спусковое устройство, хотя в первой половине этого года вопрос о достройке «Измаила» вновь стоял на повестке дня.Спустя три года о линейных крейсерах вспомнили снова. Но вначале следовало возродить судостроительную промышленность. Для решения этой задачи Центральная комиссия по восстановлению военной промышленности 20 октября 1921 г. образовала специальную Морскую подкомиссию под председательством командующего морскими силами Республики А. В. Немитца. В программе работ подкомиссии говорилось, что «вопрос о восстановлении и подъеме военно-морской промышленности на «западную» высоту и на основе ее — создание той морской силы, которое государство признает или признает нужным для себя иметь, — есть вопрос прежде всего о военно-морских заводах».По мнению члена подкомиссии начальника Морской академии М. А. Петрова, было необходимо включить в состав Балтийского флота два таких крейсера. Считалось, что один «Измаил» способен заменить два линейных корабля типа «Севастополь». Достройку головного корабля планировалось осуществить по первоначальному проекту, а «Бородино» вооружить восемью 406-мм орудиями и тем самым создать тип современного крейсера, почти не уступающего закладываемым в то время за границей. Так как «Измаил» имел большую степень готовности (кроме артиллерии), то работы на нем не могли представлять чрезвычайных затруднений для восстанавливаемой промышленности. Предполагалось ввести его в строй осенью 1917 г., поэтому работы велись весьма интенсивно. На корабль успели установить все четыре главные турбины, четыре главных и два вспомогательных холодильника, 17 из 23 уже изготовленных и двух находившихся в мастерской завода паровых котлов в пяти из семи котельных отделений, почти все вспомогательные механизмы энергетической установки (испарители, подогреватели, насосы и помпы). Но главным было то, что Металлический завод, также находившийся в то время на долгосрочном хранении, добился значительных успехов в изготовлении башенных установок для «Измаила», единственного из четырех кораблей. На момент приостановки работ готовность первой башни на заводе по железным конструкциям и трем станкам с кронштейнами и секторами составляла 100%, что позволило еще в середине 1914 г. собрать ее на «яме». У остальных она соответственно выражалась в следующих цифрах (в %): вторая башня — 90 и один станок — 75, два — по 30, третья — 75 и 30, четвертая — 65 и 30. По механизмам и электрооборудованию готовность была одинаковой — по 40 %. Вопросами, связанными с достройкой башен, занимались профессор Морской академии Е. А. Беркалов и инженеры Р. Н. Вульф и Н. Д. Лесенко, причем выяснилось, что для этого «непреодолимых препятствии не встречается». Для возобновления работ требовалось пустить в ход Металлический завод, на что понадобилось бы около трех месяцев, собрать на нем надлежащий контингент прежних рабочих и служащих, вернуть обратно все части установок, вывезенных в августе 1918 г. на Волгу, привлечь ряд предприятий. Так, на Обуховском заводе надлежало восстановить металлургическое и оптическое производства для изготовления недостающих крупных поковок и отливок станков орудий и перископов. Таким образом, при четко налаженной работе на достройку первой, второй, третьей и четвертой башен требовалось соответственно 10, 15, 20 и 24 мес. Что же касается упомянутых стальных шаров под основание вращающихся частей башен, то их имелось всего 297 шт. из 545, положенных на корабль. По данным, собранным еще в начале войны, на различных заводах имелись подобные шары, которых в совокупности хватало для сборки по крайней мере четырех башен. А шариковые подшипники в случае их нехватки могли заменять обыкновенные, хотя и с известным ущербом в легкости и скорости действия механизмов. Наибольшие трудности в сборке установок связывались с электрооборудованием, которое питалось как переменным трехфазным током — крупные электродвигатели, так и постоянным — остальные механизмы и электромагнитные муфты. Оказалось, что постройка этих муфт являлась почти невыполнимой. Однако сложность подобной электрической системы признавалась нецелесообразной для данных условий и требовала перехода на новую. А поскольку большинство заготовленных частей к использованию не годилось, то на создание новой системы ушло бы не менее 30 мес. К сказанному можно добавить, что существовало предложение о достройке башен с увеличенным до 30° углом возвышения орудий и увеличенной до 406 мм толщиной лобовых частей башен. Дальность стрельбы при этом увеличивалась на 14 кб, а масса каждой башни возрастала на 56,28 т. В случае затруднений с вооружением предполагалось (при самой крайней необходимости) обратиться на английский завод Виккерса, где находились изготовленные по заказу бывшего русского правительства в готовом виде 24 356- и одно 406-мм орудия. Пока решались задачи по достройке башенных установок «Измаила», Морская подкомиссия поручила 1 декабря 1921 г. профессору Морской академии Л. Г. Гончарову и инженеру П. Г. Гойнкису разработать в нескольких вариантах проект модернизации линейного крейсера «Кинбурн», с тем чтобы определить возможности и пути использования двух кораблей (второй «Наварин»), имевших небольшую готовность, как современных боевых единиц. Основные требования по переоборудованию заключались в следующем: замена 356-мм артиллерии более крупной, обязательное усиление горизонтального бронирования при сохранении прежней скорости корабля. К 3 февраля 1922 г. были намечены четыре возможных варианта модернизации крейсеров (см. табл.), причем следует отметить, что ни в одном из вариантов не произошло превышения нормального водоизмещения над проектными данными. При разработке проекта первостепенное значение уделялось улучшению системы бронирования, особенно горизонтального, являвшегося самым слабым элементом проекта линейных крейсеров типа «Измаил». Правда, первые изменения в ней проводились еще при постройке, по результатам стрельб на Черном море по «исключенному судну № 4» (бывший броненосец «Чесма»). Теперь же совершенствование броневой защиты происходило на основе опыта первой мировой войны. Ютландского боя и в сравнении с иностранными кораблями, которым наши крейсеры явно уступали в толщине главного броневого пояса. Как явствует из таблицы, наиболее полно отвечал предъявленным требованиям III вариант. Но и он имел свои недостатки, например, отсутствие 100-мм верхнего броневого пояса, который следовало довести до 38 — 50 мм. Варианты модернизации линейных крейсеров типа "Измаил" Оставались без изменений: наибольшая длина — 223,58 м (длина по ГВЛ223,05 м) и наибольшая ширина с броней — 30,8 м, противоминная артиллерия — 15 130-мм орудий, мощность главных механизмов — 68 000 л. с. Однако в случае реализации этого варианта пришлось бы провести большой объем работ по съемке уже установленных на всех крейсерах брони скосов и продольных переборок. Дополнительная масса брони, шедшая на усиление бронирования, бралась за счет использования и экономии массы при применении облегченных тонкотрубных котлов на нефтяном отоплении и уменьшения их числа.По артиллерийскому вооружению оптимальным являлась установка 8 406-мм орудий (по 80 выстрелов на ствол) в четырех двухорудийных башнях (бронирование лобовой части 400, боковых стенок 300, крыши 250 мм). При этом отсутствовала необходимость изменять размеры жестких барабанов и устанавливать дополнительные подкрепления, как это требовалось в варианте II для первой и четвертой башен. Причем боевая рубка сдвигалась к корме на две шпации, а для сохранения углов обстрела 2-й и 3-й пары 130-мм орудий их следовало сдвинуть и переделать казематы на средней и верхней палубах. Правда, двухорудийные башни обладали меньшей массой (5040 т) даже по сравнению с 356-мм трехорудийными (5560 т), но уступали в силе огня по носу и корме. Во внутренних помещениях изменялось расположение погребов боезапаса и минных аппаратов увеличенного калибра. Кроме этого рекомендовалась установка четырех 102-мм противоаэропланных пушек и восьми 110-см прожекторов. Стоимость достройки в довоенных рублях по вариантам I — IV составляла соответственно 26 500, 29 000, 33 000 и 29 500 тыс. рублей. По мнению авторов проекта, наибольшими тактическими достоинствами обладали варианты III и IV, однако и в модернизированном виде они все же считали эти корабли устаревшими, далеко не в полной мере соответствующими современным требованиям. Из основных недостатков отмечалось: непредставлявшаяся возможность усилить огонь носовой и кормовой башен путем сближения и поднятия над ними средних башен; не обеспечивавшее надежную защиту жизненных частей корабля бронирование; недостаточная для линейных крейсеров наибольшая скорость — 28 уз; отсутствие противоминных наделок (булей), которые, основываясь на данных о их применении на судах английского и американского флотов, признавались для кораблей типа «Измаил» не вполне достаточной защитой (вся работа свелась к устройству продольной противоминной переборки и делению корпуса на отсеки). Применение же турбозубчатой или электрической передачи не давало никакой выгоды, так как увеличить диаметр гребных винтов при пониженной частоте вращения при существующей линии валов и обводах кормы было невозможно. А использование перегретого пара, дававшее экономию в топливе, поглощалось бы массой усложнившегося трубопровода котельной установки, да и при готовности механизмов около 40 % замена машинной установки становилась совершенно недопустимой (готовность «Наварина», например на октябрь 1917 г., составляла: по корпусу установлено 76,9 %, по бронированию изготовлено 26,8 и установлено 1,8 %, по механизмам и котлам установлено 5,9 %, хотя их производство продолжалось для всех крейсеров и в 1918 г.). И все же, несмотря на столь пессимистическое отношение Л. Г. Гончарова и П. Г. Гойнкиса к своим проектам, остается сожалеть, что линейные крейсеры типа «Измаил» так и не вошли в строй. Ведь при том положении, в котором находился советский флот, желательность их достройки трудно переоценить. А поскольку состояние промышленности тогда не позволяло ее осуществить, то это можно было провести и позднее, надежно сохраняя и оберегая до той поры корпуса и оборудование. В качестве примера может служить введение в строй крейсера «Красный Кавказ» (бывший «Адмирал Лазарев») в 1932 г., да еще и в модернизированном виде, а ведь спуск его на воду состоялся еще в 1916 г. И думается, что не последнюю роль в судьбах кораблей сыграли Ликвидационная комиссия и Отдел фондового имущества, которые, пользуясь самыми широкими правами, развили чрезмерную бурную деятельность по распродаже на металл не только трех линейных крейсеров в 1923 г. («Измаил» в дальнейшем планировалось переоборудовать к 1928 г. в авианосец, но это осуществить не удалось, и его разобрали на металл в начале 30-х гг.), но и кораблей более ранней постройки, способных какое-то время служить, после проведения соответствующего ремонта, для учебных целей или береговой обороны (кстати, 356-мм орудия крейсеров служили в качестве железнодорожных артиллерийских установок ТМ-1-14). В заключение следует сказать, что проведенные исследования по сути дела стали первой попыткой воспользоваться опытом первой мировой войны на море.
  6. GJIE6bl4 (26 Авг 2012 - 19:45) писал: почему всё в ответах, а не в теме :) Я же не ТС ;) ЗЫ: Создал тему отдельно.
  7. FANATER

    Ямато

    Meandorko (17 Авг 2012 - 21:52) писал: Вот вам "настоящий" Ямато от Халинского (бумажная модель 1:200, 22 листа А3, два года работы): http://www.cardarmy....o/yamato-ph.htm З.Ы. У самого лежит купленный такой же журнал, но пока не чувствую что осилю :wacko: Капец сколько у человека было времени и терпения. Прекрасная работа.
  8. FANATER

    Смайлик в бескозырке

    DarkJIuSu4ka (23 Авг 2012 - 18:30) писал: прикольно но гифки сейчас пользуются большим спросом чем обычные смайлы) Как не крути, но ты прав.
  9. FANATER

    Подписи

    Не че так , сойдет.+
  10. FANATER

    Древнегреческие триремы

    Интересно, сколько узлов могли на таких судах развивать...?
  11. FANATER

    Уютная кают-компания

    P_Johann (15 Авг 2012 - 16:07) писал: p.s. персональные извинения перед Марокко за то, что глупо вылетел с СТ за неактивность и потратил время на запиливание. Не парься, доступ к корабликам не дадут раньше срока :happy:
  12. FANATER

    Уютная кают-компания

    Kangeshi (15 Авг 2012 - 15:45) писал: Отдать швартовые!11 Самолеты уже не прут?:)
  13. FANATER

    Уютная кают-компания

    Желаю 7 футов под килем и попутного ветра в паруса, даже если идёшь не под парусом!
×