Перейти к содержимому

Anderson97

Альфа-тестер
  • Публикации

    381
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Бои

    64

Оценка

1 Нейтральная

О Anderson97

  • Звание
    Главный старшина
  • День рождения 24.09.1997
  • Знак

Контактная информация

  • Skype
    andreson97

Дополнительно

  • Пол
    Мужской
  • Город
    Гродно
  1. Соцсети за неделю

    Зачем нужно было последнюю картинку добавили?!! Так можно психику людей "расшатать"!
  2. Dxdiag в подпись

    Вось глядзіце. DxDiag.txt 32,99К
  3. Неадекватный стих

    banango (03 Дек 2013 - 17:09) писал: Пошел сынишка рассказать Друзьям о той игре забавной, Где в море биться кораблям Приходится под час бесславно. Азарт в глазах, сердцебиенье Желанье парня показать О том, как сталь и кровь слилась В одном бою, в одно мгновенье Ваша очередь .. :) ...В одном бою, в одно мгновенье Мать с интересом подошла Смотря на парней в недоуменьи Что за схватка там так шла? Так с трепетом сынишка и его отец, Уж серьёзно уткнулись в монитор. С удивлением сказала: ну и наш кормилец! И на кухню ушла готовить для обжор.
  4. Неадекватный стих

    banango (03 Дек 2013 - 16:55) писал: Спасибо)) Мы в принципе можем в стихотворном варианте здесь любое продолжение и развитие событий придумать, основа можно сказать заложена :) Спасибо! Вы меня подтолкнули на продолжение стиха.
  5. Неадекватный стих

    Немножко дополню стих :eyesup: . "Сынишка после сна, отца увидел у монитора, Его работа возобновлена, Отец на альфе значит скоро! Пойду друзьям всем расскажу, Что я, буду WoWs наблюдать! Может папу попрошу, Хоть бой 1 сыграть."
  6. ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.3

    ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.3 http://s34-temporary...2/-88693455.jpg ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.2 ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.1 “Батум”— первый классический образец. “Сухум”, “Поти”, “Гагры”, “Геленджик”- веерная серия адмирала И.А. Шестакова.Источники:
  7. ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.2

    Capore_Zaratusta (26 Ноя 2013 - 16:37) писал: вот это дизайн!!!! Троллей не звали!
  8. ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.2

    <span style="font-size:24px;">ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.2</span><br /><span style="font-size:24px;"><span style="font-size:18px;"><a href="http://s31-temporary-files.radikal.ru/a5b87629d8c44300a4f04140fdcf0171/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/00c5b1fd763841509624c9db448dc1e6/-88693455.jpg</a></span></span><br /><span style="font-size:14px;"><a href="http://s31-temporary-files.radikal.ru/a5b87629d8c44300a4f04140fdcf0171/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.1</a></span><br /><span style="font-size:18px;">111 миноносок.</span><div class="bbc_spoiler"><span class="spoiler_title">Spoiler</span> <div class="bbc_spoiler_wrapper"><div class="bbc_spoiler_content"><br /> Явившаяся после Сан-Стефанского мира 1877 г. угроза английского вторжения в русские моря заставила прибегнуть к экстренной постройке миноносок. Думать опять было некогда, и разработка проектов оказалась даже более спешной и импровизированной, чем при сооружении мониторов или еще ранее — винтовых канонерских лодок. И, как тогда, массовую постройку, притом с несравненно большим размахом (всего за год в строй было введено 111 малых кораблей), пришлось разворачивать практически без создания головных образцов и предварительных опытно-конструкторских работ.<br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;">В начале 1878 г. состоялся заказ 90 “миноносных быстроходных шлюпок” или, как их также называли, миноносных лодок (срок готовности — июнь 1878 г.), а уже к осени воды пустынного до того для минных судов Финского залива заполнились русскими миноносками, недвусмысленно давая понять (по опыту войны в Черном море) английскому флоту, что ждет его в случае приближения к Кронштадту.</span></span><br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;">Работы еще раз подтвердили высокий, не находивший должного применения потенциал отечественной частной промышленности. Семь ее предприятий смогли взять на себя выполнение большей части заказа — 77 из 111 миноносок. Из них Балтийский завод построил 31 миноноску. Завод Берда — 24, Невский — 5, Завод Крейтона в Або — 6, верфь Бритнева в Кронштадте — 5, верфи РО- ПиТ и Беллино-Фендерих в Черном море по 3 миноноски. На долю иностранных заводов — Шихау, Вулкан (Германия) и Торникрофт (Англия) пришлось соответственно 11, 2 и 2 миноноски. Казенные Кронштадтские и Петербургские верфи построили 12 миноносок.</span></span><br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;">77 из общего числа миноносок принадлежали к проекту Балтийского завода (водоизмещение — 23 т, длина, ширина и осадка — 22,6; 2,7 и 1 м, скорость 13 узл.). Остальные соответствовали 17 разным типам водоизмещением от 11,3 до 33,45 т. У большинства скорость не превышала 13 уз., и только миноноски завода Шихау отличались скоростью до 16,6— 17,3 узл.</span></span><br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;"><a href="http://s34-temporary-files.radikal.ru/504b1b8ea6654203adc32e6037b2d477/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/9dbf6316133f49ab9cffaada6a774976/-88693455.jpg</a></span></span><br /> Относительная невысокая стоимость этих, по существу, увеличенных паровых катеров и неслыханная численность серии создавали благоприятные условия для экспериментов, на которые Морское министерство не находило средств в мирное время. Такие эксперименты были действительно проведены, но из-за отсутствия творческого задела, невысокого уровня проектной и технологической культуры они эффекта не дали. Не было найдено ни оптимального типа корабля, ни создано нескольких заметно отличавшихся друг от друга конструкций, обещавших перспективу выбора и плодотворное развитие в будущем. Все творчество участвовавших в работах видных энтузиастов минного дела К. П. Пилкина, М. И. Кази, И. В. Алымова свелось к мало в чем отличавшимся вариациям вокруг одного основного типа, которым стал случайно попавший в руки Морского министерства проект миноноски английского завода Ярроу.<br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;">Проект был получен в связи с предлагавшимся, но не состоявшимся из-за обострения отношений с Англией заказом. Заграничный проект передовой нации настолько, видимо, заворожил всех, что ни у кого не хватило сил перейти через него, подняться выше и перекинуть мостик между этими, прямо сказать, малообещавшими кораблями и фантасмагорической идеей рожденного ранее в недрах МТК 11000-тонного “миноносца”.</span></span><br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;">На общем уровне оказался и проект С. О. Макарова, над которым он в нескольких вариантах работал еще во время войны. В октябре и ноябре 1877 г. он обращался к Н. А. Аркасу за разрешением построить в Севастополе усовершенствованный вариант катера “Чесма”. Сохраняя все выдающиеся качества прототипа, С. О. Макаров рассчитывал увеличить скорость до 13 уз и существенно повысить мореходность. Но и в проекте, разработанном в январе 1878 г. для осуществления на Балтийском заводе, по-прежнему предусматривались лишь носовые и кормовые шесты.</span></span><br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;">Честь их разработки принадлежала адмиралу А. А. Попову, который, как приходится догадываться, к минам Уайтхеда доверия не испытывал. Уклониться от столь высоких рекомендаций своего учителя и наставника С. О. Макаров, видимо, не решился. Построенная в числе других и получившая название “Сирена”, миноноска по проекту С. О. Макарова обладала 13-уз. (вовсе уже не выдающейся к тому времени) скоростью, была вооружена аппаратом для мин Уайтхеда, но от других миноносок существенно не отличалась. Вот почему, несмотря на внешнее многообразие типов, прорыв в перспективу совершен не был.</span></span><br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;">Стабилизация политической обстановки после Берлинского Конгресса позволила отказаться от чрезмерной спешки начатых в мае 1878 г. испытаний и приема миноносок. Но это уже не могло помочь устранению многочисленных изъянов, предопределенных обстановкой и условиями заказа, низким качеством весьма непродуманных проектов и недостаточной культурой производства.</span></span><br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;">Корпуса кораблей ради уменьшения веса были до чрезвычайности переоблегчены, их конструкции далеки от оптимальной. Палуба под ногами с легкостью проседала, а борта кораблей при работе машины “то вгибались внутрь, то раздавались в стороны”. Заклепочные швы не выдерживали даже незначительного внешнего усилия и то и дело “заявляли о себе течью”. Особенно важны просчеты в весовых нагрузках кораблей, составленных в большинстве чрезвычайно легкомысленно. Множество не принятых в расчет, но естественно появившихся в условиях плавания предметов снабжения, устройств и оборудования дали знать о себе дополнительной (сверх строительной) перегрузкой.</span></span><br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;"><a href="http://s34-temporary-files.radikal.ru/ccaa7840656548cf8868b13dd67e8994/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/811a9ed87724465cafc5a18afefbadba/-88693455.jpg</a></span></span><br /> В некоторых проектах, несмотря на очевидно предстоящее торпедное вооружение, предусматривались только шестовые мины, а у некоторых и это вооружение в проектной нагрузке отсутствовало. Естественно, что большинство миноносок с установкой шестов и аппаратов для мин Уайтхеда глубоко садились носом и зарывались на ходу в воду, теряя до 2 узл. скорости. То же происходило и на миноносках, которые строились как торпедные, ибо вес поставленного вооружения, как правило, далеко превосходил тот, что предусматривался проектом. Не помогли и строительные переделки со смещением котлов в корму. В результате миноноски, построенные РОПиТом, могли плавать только с незаряженными аппаратами, а торпеду держать под бортом. Понятно, что доверие к таким кораблям у их экипажей было невелико.<br /><a href="http://s34-temporary-files.radikal.ru/9416a43446f646b28827f1a9a6450176/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/b6944f10f6344a8dbfb41317987fff68/-88693455.jpg</a><br /> В конечном счете из 90 балтийских миноносок 44 имели по 2—3 аппарата для метательных мин, 29 — по одному постоянному для мин Уайтхеда, 13— поворотный аппарат для мин Уайтхеда. Но для миноносцев этот опыт почему-то применить не решились. Черноморские и сибирские миноноски вооружались постоянными аппаратами для мин Уайтхеда. Главнейшим уроком этой эпопеи было осознание того факта, что миноносцы — это качественно новый уровень техники, где все изъяны и промахи проявляются особенно резко и почти не поддаются исправлению, и что импровизация и временные меры не могут обещать стабильных результатов. Все это в полной мере подтвердило участие в постройке уже ставшей явно специализированной германской фирмы Шихау, миноноски которой выгодно отличались от отечественных своей существенно повышенной (до 17,38 уз.) скоростью.<br /> Уже тогда напрашивался многократно подтвердившийся в дальнейшем вывод: постройка малого скоростного корабля требует значительно более высокой проектной и технологической (особенно в машиностроительной части) культуры, собственной элементной базы, особо тщательного подбора и сбережения инженерных и рабочих кадров, широких экспериментов, обязательной специализации предприятия в создании кораблей именно этого класса.<br /><a href="http://s34-temporary-files.radikal.ru/d63f8c873f2a414996c5341a24df80da/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/2d22c511121542b68e386e932743259d/-88693455.jpg</a><br /> Несмотря на все недостатки, миноноски в большинстве прослужили по 30 лет и составили эпоху в истории флота. Эти малые корабли оказались полезными при выполнении самых разнообразных задач и поручений. Они помогали отрабатывать тактику и технику миноносцев, испытывали аппараты для стрельбы сжатым воздухом и паром, проводили учебные атаки, несли разведочную и посыльную службу, применялись для научных экспериментов.<br /> Так, по инициативе капитана 1 ранга В. П. Верховского на миноносках “Судак” и “Карась” в 1881 и 1882 гг. лейтенанты И. Б. Шпиндлер и Пароменский провели широкие натурные испытания ходкости и маневренности. Впервые после испытаний, проводившихся в 1855 г. под руководством Н. А. Аркаса на винтовой канонерской лодке “Пострел”, были проверены эффективность серии из 16 гребных винтов и их взаимодействие с корпусом. Проводились и натурные буксировки миноносок со снятыми винтами в диапазоне скоростей от 4,2 до 9,3 уз. Обширные полученные результаты рассматривал известный отечественный ученый Д. К. Менделеев.<br /> Среди многих занимавших его проблем науки и промышленности он немало времени в 80—90-е годы уделял вопросам ходкости корабля. По заказу Морского министерства Д. И. Менделеев на основании командировки в Европу выпустил в 1880 г. фундаментальный труд “О сопротивлении жидкостей и о воздухоплавании”. В нем давался ретроспективный очерк развития гидродинамики, ее современного состояния, обобщался опыт проведенных теоретических и экспериментальных исследований, анализировалась их методика. Во второй части книги, средств на издание которой министерство уже не нашло, предполагалось дать практические рекомендации по комплексному (путем теоретических исследований, модельных и натурных экспериментов) решению проблемы.<br /> Нет сомнения, что авторитет и энергия великого ученого, уже тогда настаивавшего на сооружении в России опытового бассейна для модельных испытаний ходкости кораблей, мог бы значительно продвинуть вперед и теорию проектирования, а возможно, и практику постройки кораблей. Особое значение его участие могло сыграть для быстроходных кораблей — миноносцев. Привыкший к строгой постановке задачи и четкой систематизации, Д. И. Менделеев не мог примириться с тем, что “корабли строят и до сих пор ощупью, а не расчетом, основанным на теории и опытах сопротивления”.<br /> Высоко оценив результаты опытов на миноносках, ученый указал на ограниченный диапазон скоростей, уже не отвечающих современным требованиям, а также и на вспомогательный характер натурных испытаний, которые следовало бы сочетать с испытаниями в бассейне. Но в министерстве не вняли призыву Д. И. Менделеева к созданию научного центра отечественного судостроения, не сочли нужным воспользоваться могучим интеллектом великого ученого на благо флота и судостроения. Возможность ускоренного их прогресса (Дмитрий Иванович не оставил бы в стороне и вопросы подводного плавания, и типизации кораблей) снова не была использована.<br /> Неудержимо погружаясь в рутину, министерство предпочитало без особых забот заказывать и копировать западные образцы.<br /> Опытовый бассейн создали лишь к 1894 г. Затянувшийся организационно-наладочный период (освоение оборудования, формирование теоретической базы, отработка методики испытаний) не позволил бассейну к началу войны с Японией приобрести необходимый авторитет. Он не успел стать тем многосторонним научным центром судостроения, каким его видели Д. И. Менделеев и поддерживающий его адмирал И.<br /> Ф. Лихачев. Бассейн оставался лишь подручным техническим учреждением МТК, выполнял обширные модельные испытания, но в формировании программ судостроения и в обосновании типов кораблей участия не принимал.<br /><a href="http://s34-temporary-files.radikal.ru/3a414a66cf2148458c1916767bd61c53/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/94fd0abb54744f7a931fbe9018b57908/-88693455.jpg</a><br /> В отличие от стабильных названий больших кораблей, миноноски за время своей службы неоднократно переименовывались. В 1885 г. их названия заменили номерами, которые затем меняли от двух до четырех раз. Так миноноска завода Берда “Карась” числилась под номерами: № 60 с 1885 r., № 127 — с 1886 г., №47 — с 1889 г., №27 с 1895 г. Мысль о том, что название корабля составляет его самую главную историческую реликвию, тогдашним унылым министерским прагматикам в голову, очевидно, не приходила. Не задумывались они и о проблемах историков, которые таким обилием переименований обрекались на вечную путаницу. О простейшем решении — поставить впереди номера какую-нибудь одну или две одинаковые добавочные цифры (превратив, например, миноноску № 1 в 1 или 601), как, собственно, и было сделано с миноносцами, также почему-то не вспомнили.<br /><a href="http://s34-temporary-files.radikal.ru/203a3e4990bd4d688ad14f54fb0896c3/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/71ed4e5011944ac98cb9b8dd049c47b0/-88693455.jpg</a><br /> Непоследовательность в переименованиях проявилась и в том, что некоторые миноноски, которые переделывались в портовые катера и переходили под портовый флаг (так в 1885—1900 гг. продолжили службу исключенные из списков 6 миноносок в Петербургском военном порту, 2— в Либавском и одна — в Севастопольском) могли получить названия. В Петербурге миноноска № 116 (быв. “Стрела”) в 1895 г. стала портовым катером “Стрелка”, № 80 (быв. “Штык”) в 1897 г. стала катером “Пика”, № 76 (быв. “Лук”) стала катером “Шлем”, миноноске № 102, ставшей портовым катером, вернули название “Копье”. Их же сверстники, продолжавшие плавать под Андреевским флагом, были обречены носить номера. Получалось, что портовая служба в Петербурге была почетнее, чем в боевом флоте.<br /> Служили миноноски достаточно долго. До начала XX в. из списков были исключены немногие. Две миноноски в 1896 г. перебросили по железной дороге из Балтики в Черное море. На Балтике две миноноски в 1885 г. использовали для артиллерийских опытов. Одна погибла в 1887 г., другая (от взрыва котла) в 1900 г. Одна пережила взрыв в 1878 г. и служила, как и большинство, до 1908 г. С 1889 г. по 1900 годы вместе с переделанными в портовые катера исключили из списков еще 15 балтийских миноносок. В Черном море миноноски “Черепаха” и “Бычок” в мае 1884 г. передали в состав болгарского флота. В 1900 г. исключили из списков еще три (две—для переделки в катера для Севастопольского порта). Одна, затонувшая в 1878 г. от взрыва котла, в 1880 г. была восстановлена и служила до 1904 г. во Владивостоке. Одну миноноску, сняв с нее машины, в 1896 г. переоборудовали в пристрелочную минную станцию. Успели миноноски принять участие и в русско-японской войне.<br /> Из-за неготовности флота к войне пришлось, как это с завидным постоянством повторялось в истории России, предпринимать экстренные меры по ускорению достройки и заказу новых кораблей. На этот раз в числе признанных необходимыми мерами началась затяжная авантюра с приобретением вошедших в легенды “экзотических крейсеров” (их, несмотря на гарантированное противодействие Англии, пытались перекупить у Чили и Аргентины через подставных лиц). Велись переговоры о постройке и заказе новых подводных лодок и эскадренных миноносцев (и тоже с соблюдением никого не обманывавшей “секретности”), в США поспешно закупали партию моторных сторожевых катеров фирмы Никсона.<br /> Лихорадочно достраивались собственные подводные лодки, и затем предпринимались героические усилия по переброске лодок на столь же спешно проектировавшихся и сооружавшихся железнодорожных транспортерах. Через перекупщиков, платя бешеные “комиссионные”, приобретали базисные дальномеры Барра и Струда, оснащение которыми кораблей флота (несмотря на состоявшееся еще в 1901 г. решение МТК) ГУКиС почти откровенно саботировало.<br /> Сормовскому заводу выдали экстренный заказ на постройку серии речных канонерских (по образцу английских “нильских”) лодок для Амура и обсуждали вопрос о переброске с Волги на Амур для превращения в мощные плавучие батареи первых в мире дизельных судов “Вандал” и “Сармат”.<br /> Не пренебрегали даже “полуподводной” (не погружавшейся из-за отсутствия электродвигателя), переоборудованной из педальной лодки С. К. Джевецкого, лодкой лейтенанта С. А. Яновича.<br /> Оборону Амура решили усилить и миноносками 1878 года. Десять из них (№№ 3, 6, 7, 9, 18, 47, 48, 61, 64, “бывшие балтийские “Пескарь”, “Кречет”, “Крокодил”, “Зяблик”, “Чайка”, “Тетерев”, “Утка”, “***нка”, “Глухарь”, номер и название десятой не установлены), с 15 минами Уайтхеда в начале мая 1904 г. отправили в Николаевск в сопровождении ремонтной мастерской. Летом к ним присоединились доставленные из Владивостока еще четыре миноноски. Из этих 14 кораблей 9 имели аппараты для мин Уайтхеда и 5 — аппараты для метательных мин. Каждая имела на вооружении по 2 37-мм пушки.<br /> Как по возрасту, так и по конструкции корабли, конечно, мало годились для службы на реке. Мешали чрезмерная осадка, уязвимым был винторулевой комплекс, выступавший ниже киля на 0,76 м. Низкой из-за наличия одного гребного винта была маневренность. Но как малоподвижное корабли для засад в бухтах и заводях корабли при появлении противника могли сыграть свою роль. На их основе энергичными подготовительными действиями капитана 2ранга Н. Л. Кладо (в апреле 1905 г. он был назначен “для вооружения и заведования вооруженными судами для обороны бассейна р. Амур”) начала формироваться Амурская флотилия.<br /> Из оставшихся во Владивостоке миноносок три—№№ 94, 97, 98 (бывшие “Подорожник”, “Рябчик”, “Жаворонок”) вместе с транспортами “Сунгари” и “Селенга” образовали партию траления Эладивостокского порта под командованием лейтенанта Н. Г. Рейна. Миноноски № 97 и 98 вместо минных аппаратов имели по 4 47-мм пушки. Ими (экипажи из 11 и 9 человек) командовали лейтенанты Н. Н. Ромашов и П. П. Диков. Из уважения, видимо, к статусу кораблей их в списках числили миноносцами. В 1907 г. все прибывшие из Петербурга и те, что не состояли в партии траления исключили из списков. В 1908 г. закончили службу и остальные. В Черном море массовое списание миноносок началось в 1902 г. В 1904-1905 гг. исключили еще пять и в 1906 г. — последнюю № 87 (быв. “Скумбрия”). В 1908 г. исключили из списков все 60 оставшихся в строю на Балтике.<br /></div></div></div> <span style="font-size:18px;">“Взрыв”—первый мореходный миноносец.</span><div class="bbc_spoiler"><span class="spoiler_title">Spoiler</span> <div class="bbc_spoiler_wrapper"><div class="bbc_spoiler_content"><br /> Миноносец “Взрыв” стал первым мореход­ным кораблем, построенным специально для дей­ствия самодвижущимися минами Уайтхеда. Его по­стройкой Россия делала выдающийся шаг в судо­строении, начав продолжающуюся и до наших дней эру миноносцев. Немаловажно было и то, что ко­рабль создавался не в порядке вынужденной имп­ровизации, как это было с винтовыми канонерски­ми лодками в 1855 г. или мониторами в 1863 г., а на основе предварительно осознанной концепции и перспективных обоснованных заданий. Приобрете­ние в 1876 г. от фирмы Уайтхеда секрета конструк­ции производства торпеды и первой их партии в 100 единиц заставляло думать и об эффективном их применении с мореходных носителей.<br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;">Верным шагом в решении этой задачи и стал заказ первой в мире мореходной “миноносной лод­ки”, который по контракту от 17 декабря 1876 г. выдали петербургскому заводу Ф. Берда. Так спу­стя 40 лет Россия приближалась к созданию дей­ственного носителя активного минного оружия, на что когда-то положил свою жизнь великий пат­риот К. А. Шильдер. Но историческая забывчи­вость и здесь дала себя знать — о применении ра­кетного оружия, столь, казалось бы, гармонично­го для нового достаточно большого и скоростного корабля, и не вспоминали.</span></span><br /><span style="font-size:18px;"><span style="font-size:14px;"><a href="http://s31-temporary-files.radikal.ru/80f9f3d06dc64c8b852b69a75a490a60/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/da6a6c49f8ca4a3fa552a2b1bf46beba/-88693455.jpg</a></span></span><br /> Не удалось уйти и от импровизации. Корабль отличался никогда более не повторяющимися в ми­ноносцах сугубо яхтенными образованиями корпу­са. Возможно, считали, что гладкопалубная конст­рукция с большой седловатостью и подъемом носо­вой части обеспечит кораблю повышенную море­ходность. Необычным было и применение медной (со стальными шпангоутами и палубой) обшивки корпуса, гарантировавшей ее от обрастания. По­добное конструктивное решение завод применял на ранее построенных катерах и паровой яхте “Маб” (1874 г., длина 15,25 м, скорость более 19 уз­лов), Было ли это решение осознанным выбо­ром Морского министерства, или оно пошло навстречу заводу, позволив ему утилизовать корпус уже строившейся (а может быть, и по­строенной) яхты, в истории остается невыяс­ненным. Так или иначе, но трудности разме­щения машин и котлов в яхтенном корпусе не способствовали оптимальности проекта. По этим причинам или в силу тогдашних поня­тий об использовании торпедного оружия вооружение корабля ограничивалось един­ственным носовым неподвижным подвод­ным аппаратом.<br /><a href="http://s31-temporary-files.radikal.ru/3edb7754cf044853905875dff98acc82/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/9fccca339d4649e7ba435ebc4e01b411/-88693455.jpg</a><br /> Приходится предполагать, что инициа­тива проекта принадлежала заводу в значи­тельно большей степени, чем Морскому ми­нистерству. Нельзя было не видеть, что на­*** аппарата корпусом корабля будет сильно ограничивать возможности его бое­вого использования и затруднит отход после атаки. При спецификационном водоизмеще­нии 134,23 т и индикаторной мощности 800 л. с. ожидалась скорость 17 уз. Корабль снаб­жался двумя локомотивными котлами, с бор­тов их прикрывали угольные ямы. Водоот­ливные средства включали 3 эжектора Фрид­мана (подача по 25 ведер в минуту), центро­бежные циркуляционные помпы и 114-мм ручную помпу Даутона (30 ведер в минуту).<br /> Спуск в присутствии генерал-адмирала (не исключено, что инициатива заказа во многом исходила от него) 1 августа 1877 г. прошел неудачно. На половине спускового пути корабль лег на борт. Сильно углублен­ный ахтерштевень пробороздил грунт, и ко­рабль для осмотра пришлось поднять на эл­линг. На испытаниях в октябре 1877 г. ско­рость вместо 17 уз. составила лишь 13,3—13,5 уз. В дальнейшем скорость удалось довести до 14,5 уз.<br /> Нетрудно представить, какой эффект могли бы произвести такие, пусть далеко не­совершенные корабли, появись они в Черном море хотя бы за год до войны с Турцией. Но этого не произошло — наследники светлей­шего князя Меншикова не умели и не хотели смотреть вперед.<br /> Исправление получившегося далеко не совершенным корабля начали с повышения остойчивости. Пришлось уложить в трюм балласт, отчего осадка увеличилась на 0,45 м. Чтобы хоть как-то исправить этот изъян, ме­шавший действовать в прибрежной зоне, в 1883 г. по предложению заведующего минной частью на флоте железную палубу корабля заменили на деревянную.<br /> Кардинальное усовершенствование в 1886 г. предложил командир миноносца ка­питан 2 ранга Н. В. Чайковский. Он не мог смириться с тем ничтожным вооружением, которое со времени постройки продолжал носить его огромный по тем временам ко­рабль. Одна неподвижная подводная труба – это было вдвое меньше, чем на первых ма­лых миноносцах. Проведя ревизию нагрузки (ни МТК, ни ГМШ до этого почему-то дела не было), он установил, что корабль можно разгрузить на 242 пуда (3,47 т). В частности, пожертвовать можно было боевой рубкой и гидравлическим рулевым приводом, слиш­ком тяжеловесным, неудобным и медленно действующим. И тогда без опасений за остой­чивость можно было установить (общий вес 2,82 т) для самообороны (корабль располагал до этого лишь тремя винтовками!) 4 37-мм пушки Готчкисса (1,45 т), погреб с их патро­нами (0,4 т) и 2 аппарата с двумя укороченны­ми до 3 м мин Уайтхеда (0,97 т).<br /> МТК журналом № 10 по кораблестрое­нию 1886 г. предложение командира одоб­рил, но управляющий Морским министер­ством Н. М. Чихачев вместо поощрения офи­цера за инициативу и службу высказал сооб­ражения сугубо хозяйственные. Его беспоко­ил вопрос: а хватит ли на корабле помеще­ний для нового вооружения и на сколько оно потребует увеличить численность команды. Но че­тыре пушки и два аппарата для метательных мин все же установили.<br /><a href="http://s31-temporary-files.radikal.ru/15a329fc14ea4bfe99bc4c08b8d21966/-88693455.jpg" class="bbc_url" title="Ссылка">http://s34-temporary-files.radikal.ru/4ed74708d94d4591bfb495b3ce01f3c8/-88693455.jpg</a><br /> Оказавшийся, по существу, эксперименталь­ным кораблем, “Взрыв” многие годы прослужил в составе учебно-минного отряда и был исключен из списков в 1907 г. Его тип не был повторен и не сыг­рал той пионерской роли в развитии миноносцев, которую от него вправе был ожидать флот. Пример этой неудачи, дискредитировавшей идею минонос­ца, оказал дурное влияние на и без того не отличав­шуюся последовательностью (чего стоили одни “поповки”) кораблестроительную политику Морс­кого министерства.<br /></div></div></div> Источники:<div class="bbc_spoiler"><span class="spoiler_title">Spoiler</span> <div class="bbc_spoiler_wrapper"><div class="bbc_spoiler_content"><br /><a href="http://ru.wikipedia.org/" class="bbc_url" title="Ссылка">http://ru.wikipedia.org/</a><br /><a href="http://cmboat.ru/" class="bbc_url" title="Ссылка">http://cmboat.ru/</a><br /></div></div></div>
  9. ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.1

    ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ ч.1 http://s35-temporary...d/-88693455.jpg Пролог Америка показывает пример (1861—1865 гг.). Минное оружие в войне 1877-1878 гг.Источники:
  10. 69STALKER69 (24 Ноя 2013 - 15:04) писал: неважная тема, как открыл так в глазах помутнело от стены текста!очень много текста,надо было его под спойлер прятать да на темы разбивать! Согласен, будет свободная минута исправлю.
  11. Дунайская военная речная флотилия Советского Союза Для защиты советских границ на Дунае в 1940 г., сразу же после осво­бождения Бессарабии, началось формирование Дунайской военной фло­тилии. В ее состав вошла часть кораблей и судов Днепровской флотилии и Черноморского флота. Так 6 июля в Измаил прибыл 46-й зенитный дивизион (3 4-орудийные 76-мм зенитные батареи на механической тяге этого формировались отдельная рота связи, стрелковая и отдельная 17-я пулеметная рота, разворачивался военно-морской госпиталь на 50 коек. 22 июля 1940 года отряд глиссеров, в составе шести «НКЛ-5» отправил­ся из Москвы на Дунай. На 3 августа 1940 г дивизион мониторов («Мартынов», «Жемчужин», «Ростовцев» «Железняков» и «Ударный») а так же минная баржа «Кол­хозник» из состава Днепровской флотилии перебазировались в Измаил. Из шхерной флотилии КБФ на Дунай ушли: отряд из шести бронекатеров и звено из четырех катеров MO-IV. Кроме этого 4 речных тральщика дос­траивались на Костромском заводе. Черноморский флот выделил истребительную эскадрилью из соста­ва 8 авиаполка (базирование на Измаил), эскадрилью МБР-2 из состава 119 авиаполка (временное базирование на Гаджибей), эскадрилью ско­ростных бомбардировщиков из состава 40 авиаполка (базирование в Бесарабии).У Днестровского лимана, в районе Жебряны были установлены и опробованы стрельбой 2 3-орудийные 130-мм береговые батареи (Всего 3 3-орудийные 130-мм береговые батареи № 717, № 718 и № 719) В Килии у Цареградского гирла установили 2 4-орудийпые 45-мм ба­тареи (№ 65 и № 66) и в районе Вилково действовала 1 4-орудийная 75-мм батарея. Одна из двух 152-мм подвижных батарей прибыла в Измаил. 8 августа 1940 г. в Измаил пришла канонерская лодка «Красная Абха­зия» (3 130-мм пушки, 1 76-мм и 1 45-мм зенитное орудие). Кроме этого в штатный состав флотилии входили: отдельная 3-орудийная 122-мм подвижная батарея № 38, две 4-орудийные 152-мм батареи на механической тяге и отдельная 4-орудийная 45-мм противокатерная батарея. Однако вновь формируемая Дунайская флотилия по своему корабель­ному составу значительно уступала румынской дивизии, в состав кото­рой входили 7 мониторов с мощным артиллерийским вооружением и противоснарядным бронированием, а также 4 канонерские лодки, бронека­тер, три плавучие 152-мм батареи и батареи береговой обороны, имевшие стационарные орудия. Артиллерийское вооружение румынской дивизии более чем в два раза превышала артиллерию нашей Дунайской флотилии, кроме того, румынские корабли обладали большей скоростью хода. В августе 1940 г. Комитет обороны при Совнаркоме СССР принял решение передать Дунайской военной флотилии три монитора проекта СБ-57, строившиеся в Киеве, и предназначавшиеся для Амурской флоти­лии. Головной корабль планировалось сдать в конце 1941 г., а два других — в начале 1942 г. Для Амура предполагалось заложить в 1941 г. 3 таких же корабля, и сдать их в 1943— 1944 гг Таким образом, Дунайская речная военная флотилия Советского Со­юза имела в своем составе дивизион мониторов, дивизион бронекатеров, дивизион тральщиков, отряд глиссеров и группу вспомогательных судов. В ее составе также были истребительная эскадрилья, зенитный артилле­рийский дивизион, стрелковая рота (позднее батальон морской пехоты), пулеметная рота, подвижные и стационарные береговые артиллерийские батареи. С началом военных действий на Дунае в ее состав вошел и диви­зион катеров морской пограничной охраны. Командовал Дунайской во­енной флотилией капитан 1 ранга Н. И. Абрамов. Анализ тактико-тактических элементов корабельного состава гово­рит о том, что флотилия создавалась в спешном порядке. Так 6 речных мониторов типа «Активный», которые строились в противовес кораблям польской Пинской флотилии, имели довольно слабое артиллерийское во­оружение, а их бронирование было противопульным и, частично, противоосколочным. Эти корабли не могли бороться с румынскими монитора­ми, обладавшими значительно более мощным артиллерийским вооруже­нием и противоснарядным бронированием. Соотношение военно-речных сил на Дунае было явно не в нашу пользу. Неприятель имел значительное численное превосходство в мони­торах и береговой артиллерии. Вес залпа румынской флотилии в два раза превышал аналогичный показатель советских кораблей. Операционная зона Дунайской флотилии простиралась более чем на 120 километров вверх от устья реки — до порта Рени. При этом флотилия фактически не имела тыловых баз. Порты левого берега Дуная — Измаил, Рени, Килия, Вилков отделялись от румынского правого берега только Килийским гирлом, имевшим ширину в отдельных местах около 1000 мет­ров. Наиболее отдаленная от румынского побережья Кислицкая протока отстояла от него всего на 3-4 километра. Все базы флотилии просматрива­лись с противоположного берега реки. Поэтому Дунайская флотилия не могла обеспечить необходимой глубины обороны и лишалась возможно­сти скрытно производить перегруппировки своих сил. Боевые действия на Дунае начались утром 22 июня 1941 г Артиллерия противника внезапно произвела массированный огневой налет на порто­вые сооружения Измаила и стоявшие там корабли флотилии. В первые дни войны флотилия укрепляла свои позиции на Дунае и в Килийском гирле, пытаясь не допустить вторжения врага в Южную Бес­сарабию. В оборонительных боях Советской Армии на юге в 1941 г. Дунайская военная флотилия с честью выполнила возложенные на нее боевые зада­чи, оказывая постоянную помощь войскам на Дунае, Южном Буге, Днеп­ре, в районе Тендры, а затем и в Керченском проливе. Противник нес по­тери в живой силе и технике. Для борьбы с флотилией выделялись допол­нительные силы, что ослабляло группировки противника, действовавшие на главных направлениях. Все это имело большое значение в первый пе­риод войны и оказывало определенное влияние на ход боевых действий в приморских районах юга. После эвакуации Керчи, 14 ноября 1941 г., Дунайскую флотилию рас­формировали. Ее корабли включили в Азовскую флотилию, в составе ко­торой они продолжали действовать до 1944 г. В течение первой половины 1944 г. Советская Армия разгромила гер­манские группировки войск на правом берегу Днепра, освободила Крым и нанесла сокрушительное поражение гитлеровским армиям на юге Украи­ны. Эти успехи создали предпосылки для осуществления во второй полови­не 1944 г. еще более крупных стратегических наступательных операций. В августе 1944 г. на юге создалась благоприятная обстановка для раз­вития наступления Советской Армии при поддержке Черноморского фло­та. Цель этого наступления — изгнание немцев из пределов Западной Ук­раины, Молдавской ССР и перенесение боевых действий на территорию Румынии. Освобождение Крыма и Одессы дало возможность перебазировать туда силы Черноморского флота. Появились благоприятные условия для развертывания операций флота на прибрежных коммуникациях против­ника и против его баз в западной части Черного моря и для активного содействия войскам левого, причерноморского фланга 3-го Украинского фронта. В апреле 1944 г., в связи с переносом боевых действий в бассейн реки Дунай, решением Ставки Верховного ГлавнокомандованияДунайская флотилия была воссоздана. Местом формирования и первоначального ба­зирования кораблей флотилии стал Днепро-Бугский лиман, а затем город Одесса. К началу Ясско-Кишиневской операции обстановка на юге советско-германского фронта характеризовалась тем, что противник укреплял за­нимаемые им оборонительные рубежи и создавал новые, стремясь во что бы то ни стало не допустить выхода советских войск к Дунаю и на Балка­ны. Для обороны ясско-кишиневского плацдарма и румынского побере­жья Черного моря германское командование создало специальную груп­пу армий «Южная Украина» в составе 6-й и 8-й немецких и 3-й и 4-й ру­мынских армий. Всего в этом районе было сосредоточено около 50 диви­зий, из них более 20 немецких. Правый фланг и тыл вражеской группировки в районе низовьев Ду­ная обеспечивала румынская речная дивизия. В конце августа 1944 года в состав Дунайской военной флотилии вхо­дили Керченская бригада бронекатеров, 4-я бригада речных кораблей, сектор береговой обороны флотилии, плавучая батарея, 369-й Керченс­кий отдельный батальон морской пехоты, зенитный артиллерийский ди­визион, авиационный отряд связи и несколько вспомогательных частей. Разгром приморской группы войск врага и стремительное наступле­ние левого крыла 3-го Украинского фронта вглубь Румынии и вдоль побе­режья Черного моря (в направлении Измаил — Галац) создавали для Ду­найской флотилии возможность захвата баз и портов противника в ниж­нем течении Дуная. флотилии предстояло во взаимодействии с Черноморским флотом и войсками 3-го Украинского фронта, нанести ряд ударов по вражеским опорным пунктам и базам в дельте Дуная, уничтожить речные корабли противника и, нарушив переправы, воспрепятствовать его отходу на за­падный берег реки. 24 августа основные силы Дунайской флотилии при поддержке ко­раблей и авиации Черноморского флота с боем ворвались в Килийское гирло Дуная и вышли к Вилково. В этом бою наши корабли, совместно с авиацией, потопили два румынских монитора. Преодолевая огневое противодействие кораблей румынской речной дивизии и форсируя минные заграждения (поставленные незадолго до нашего наступления американо-английской авиацией), 24 и 25 августа Дунайская военная флотилия высадила десанты в порты Старая Килия и Новая Килия. 25 вгуста советские бронекатера прорвались к Измаилу и, не задер­живаясь там, направились в район Галаца. Несколько бронекатеров, вой­дя в Тульчинский канал, заблокировали Сулинское гирло. Захват Дунайской флотилией устья Дуная и портов в его нижнем те­чении и на берегу Черного моря позволил войскам фронта пресечь воз­можность отхода большей части германских войск и уничтожить их на северном берегу Дуная. Поражение немецко-румынской армии под Яссами и Кишиневом окончательно расшатало профашистский режим Антонеску в Румынии. Правительство Румынии 24 августа заявило о выходе из войны и приняло советские условия капитуляции. Немецкое командование, стараясь задержать продвижение Советской Армии во внутренние области Румынии, пыталось собрать разрозненные части, отступавшие под ударами советских войск и организовать оборону на рубеже Сулинского гирла. Командование Черноморским флотом ре­шило захватить Сулину. Для этой цели в районе города Вилково сосредо­точились части морской пехоты. Утром 26 августа 384-й отдельный Николаевский батальон морской пехоты на бронекатерах форсировал Килийское гирло. Бронекатера фло­тилии по мелководному каналу, соединяющему Килийский и Сулинс- кий каналы, в обход Тульчи подошли к Сулине. Преодолевая сопротив­ление, моряки при поддержке огня с бронекатеров ворвались на север­ную окраину города. К вечеру 27 августа порт был полностью занят. Гар­низон, насчитывавший 1400 человек, сложил оружие и сдался в плен. Развивая наступление, части морской пехоты, поддерживаемые огнем нашей флотилии, овладели также городом Тульча. Десант на остров Кис- лицкий высаженный с двух бронекатеров, обезоружил 300 немецких солдат и офицеров, готовившихся переправляться на левый берег реки Дунай. Вскоре корабли и части флотилии заняли важный порт Галац. Уцелевшим кораблям румынской Дунайской дивизии пришлось ка­питулировать. 26 августа советским морякам сдался монитор «Ион К. Братиану». На следующий день — «Бессарабия» и «Буковина». 28 августа — «Ардеал» и 29 — «Александр Лаховари». 29 августа моряки Дунайской флотиии дважды отмечались в прика­зах Ставки Верховного Главнокомандования. Овладение опорными пунктами и базами противника на нижнем те­чении Дуная значительно облегчило продвижение наших сухопутных войск и Черноморского флота к Констанце, Варне и Бургасу. Дунайская военная флотилия получила задачу: активно содействуя советским войс­кам, продолжать свое движение вверх по Дунаю. Форсирование устья Дуная и овладение портами в его нижнем тече­нии лишили разгромленные немецко-румынские войска путей отхода чероз Дунай. Действия флоти­лии помогли отсечь отступав­шие войска противника на ру­беже Дуная, а затем уничто­жить или пленить их на тер­ритории Румынии. Дунайс­кая флотилия обеспечила себе контроль над Дунаем вплоть до Будапешта. Развивая успешное на­ступление, Советская Армия продолжала неотступно пре­следовать разгромленные не­мецко-фашистские войска, отходившие с боями в Юго­славию и Венгрию. После капитуляции ру­мынской речной дивизии на Дунае оставались ещё немец­кие корабли, а также венгер­ская речная флотилия, состо­явшая из 47 кораблей различ­ных классов. Среди них име­лось 4 канонерские лодки (из состава германской флоти­лии Железных Ворот), 2 охотника за подводными лод­ками, 7 десантных барж, 3 минных заградителя (быв­ших югославских), 9 речных тральщиков, 4 бывших гол­ландских тральщика, 3 морс­ких охотника и 10 вспомога­тельных судов. Таким образом, существо­вала реальная угроза нападе­ния вражеских речных сил на нашу Дунайскую флотилию. Однако, несмотря на все трудности, моряки-дунайцы продолжали настойчиво про­двигаться вверх по реке. К концу сентября 1944 года наступление советских войск приоста­новилось на рубеже Тыргу-Муреш —Кымпылунг —Турну-Северин. Ар­мии трех Украинских фронтов приступили к подготовке новых опера­ций с целью освободить Закарпатскую Украину, вывести из войны Вен­грию, помочь народам Чехословакии и Югославии, боровшимся против фашистской оккупации. В связи с перегруппировкой войск для решения новых задач Дунайская флотилия получила задание — в короткие сроки перебросить большое количество войск и техники по Дунаю. В условиях большой минной опасности моряки Дунайской фло­тилии успешно выполнили важное задание. Корабли и вспомогатель­ные суда флотилии перевезли в разные пункты на Дунае сотни тысяч солдат и офицеров, много боевой техники, тысячи тонн военного иму­щества. Капитулировавшие румынские корабли сначала свели в бригаду мо­ниторов с сохранением их прежних национальных экипажей, но 2 сен­тября командира и начальника штаба бывшей румынской дивизии, а так же командиров и экипажи кораблей арестовали и отправили в конц­лагерь НКВД. Румынских моряков заменили советскими, и с 10 ноября 1944 года трофейные речные мониторы вошли в состав Дунайской воен­ной флотилии под наименованиями: «Азов» («Ион К. Братиану»), «Ма­риуполь» («АлександрЛаховари»), «Бердянск» («Ардеал»), «Измаил» («Бу­ковина») и «Керчь» («Бессарабия»). Источники:
  12. Очередной эпизод программы «WG Digest»

    lajok (23 Ноя 2013 - 14:47) писал: Интересно , но в самолёты сейчас попасть сложно , 1 сервер практически всегда переполнен ! Странно, но у меня таких проблем ни разу ни возникало, всегда без проблем захожу на сервер.
  13. Тип «Скорпионен»

    А чего такая тема маленькая? Больше информации не нашёл ?
  14. Бронепалубный крейсер "Паллада"!

    Ну дурно, не дурно. Только хочется немного больше инфы!
  15. Мульт всех времён и народов.

    Это точно! Всегда его в детстве любил смотреть и теперь не перестаёт.
×